• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

1. ГЛАВНОЕ - БЫТЬ ЖИВЫМ И ЗДОРОВЫМ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

     В последнее время с газетных страниц,  с экранов телевизоров,  по

радио   все  чаще  можно  услышать  об  убийствах  предпринимателей  и

финансистов,  о налетах на их офисы и  квартиры.  Эта  кровавая  волна

докатилась  уже  и до спокойной,  относительно благополучной Беларуси.

Назову только два  наиболее  громких  случая.  В  мае  93  года  пулей

снайпера  был  сражен  владелец  и  руководитель крупной минский фирмы

"Коминвест" Александр Лисничук.  В сентябре 94 года пятью выстрелами в

упор   был   убит  в  Бобруйске  Василий  Лиходиевский,  совладелец  и

коммерческий директор фирмы "Вицына".

     Однако то,  что  потрясает  жителей нашей республики,  в соседней

России давно стало обыденной  реальностью.  Немного  цифр:  более  300

убийств  банкиров  и  фирмачей  за  1993-й год!  Более 40 в одной лишь

Москве  за  первое  полугодие  94  года!  Зарегистрированы  и   другие

преступления:  вымогательства (8014 в первой половине 94 года,  из них

более тысячи с применением пыток), похищения людей с целью выкупа (118

случаев   только  за  первый  квартал  94  года),  угоны  автомобилей,

ограбления дач и офисов, "моральный террор" по телефону и т.п.

     Сразу вспоминаешь  Станислава  Говорухина  и  его  книгу "Великая

криминальная революция",  ставшую бестселлером на книжном рынке России

в  позапрошлом  году.  Там  он  убедительно  доказывал,  что  огромным

государством фактически  управляют  10  тысяч  преступных  группировок

разной численности и масштаба,  разделивших Федерацию на зоны промысла

и приступивших после раздела к войне между собой, за подчинение мелких

рыбешек крупным хищникам.

     Видно невооруженным  глазом,  что   в   условиях   несовершенного

законодательства,  коррупции,  экономического развала и упадка нравов,

демократия в странах СНГ развивается более,  чем своеобразно. Опираясь

на свои визуальные впечатления,  один юморист сказал,  что "степень ее

присутствия в том или ином регионе  легко  определить  на  глаз  -  по

количеству решеток на окнах квартир и офисов.  Чем больше их, тем выше

здесь  уровень  демократии!"  Шутка  довольно  грустная,  только  ведь

родилась она не на пустом месте.

     Ни в  Беларуси,  ни  в  России  органы  милиции   и   прокуратуры

преступления  в  отношении  бизнесменов не выделяют в своей статистике

"отдельной строкой".  Но всем гражданам и так уже ясно,  что охота  на

богатых  людей  (заодно и на тех,  кто лишь кажется таковыми) открыта.

Судя по всему,  этот вид спорта будет  собирать  под  свои  знамена  с

каждым годом все больше людей.  Так что обладателям денег, движимого и

недвижимого имущества придется нелегко.

     Попытаемся кратко   проанализировать   источники   опасности  для

новоявленных Морганов и Рокфеллеров отечественного образца. Во-первых,

в  условиях нашего полудикого (и просто дикого) рынка,  силовые методы

воздействия   (особенно   убийства)   являются   способом   устранения

конкурентов.

     Во-вторых, так расправляются с ненадежными партнерами и  с  теми,

кто упорно не платит крупные долги.  Или наоборот, убирают кредиторов,

чтобы не возвращать им деньги,  особенно в тех случаях,  когда  услуги

наемного убийцы стоят значительно дешевле.  Иными словами, выстрел или

взрыв  лишь  венчают  накопившиеся  экономические  противоречия  между

отдельными людьми и организациями.

     Третья группа причин - "наезды" уголовников.  В  этой  связи  еще

одна  цифра:  за  первое  полугодие  94  года  в России была пресечена

деятельность 634 организованных преступных формирований,  занимавшихся

рэкетом,  т.е.  вымогательством  Сколько  таких  формирований осталось

невыявленными и продолжают заниматься этим прибыльным делом,  остается

только  догадываться.  Особенно  опасно то,  что рэкет все чаще и чаще

начинают    практиковать    так    называемые    "беспредельщики"    -

неорганизованные, зато наиболее жестокие и наглые молодые преступники.

В отличие от устойчивых  преступных  групп,  заинтересованных  в  том,

чтобы "доить клиентов" как можно дольше,  а потому не требующих от них

чрезмерных   выплат   и   даже   обеспечивающих   кое-какую    защиту,

"беспредельщики"  стараются  обирать до нитки,  а к пыткам и убийствам

прибегают без всяких раздумий.

     Наконец, к  четвертой  группе  причин  относятся  попытки  вполне

добропорядочных граждан (по крайней мере,  кажущихся таковыми до  поры

до времени) решать свои экономические проблемы за счет богатых друзей,

знакомых, а то и родственников. Типичный пример: в октябре 94 года под

Минском   были  убиты  двое  представителей  латвийской  фирмы  "Ригас

текстиле".  Их застрелил "лучший друг", заманивший эту пару (мужчину и

женщину)  в нашу столицу якобы для того,  чтобы устроить им по дешевке

(всего каких-то шесть тысяч долларов) покупку  "джипа".  Как  показало

следствие,   именно   столько  "баксов"  срочно  требовалось  ему  для

устройства собственных дел.

Полюса противостояния в России

     По данным МВД России,  оперативную обстановку в стране определяют

7,3  тыс.  выявленных  организованных преступных группировок,  которые

объединяют 40 тыс.  человек.  275  группировок  имеют  межрегиональные

связи,  170 - международные.  Средняя численность группы - 15 человек.

Идет активный процесс их  консолидации  -  вхождение  мелких  групп  в

крупные сообщества.  Таковых зарегистрировано 150. В каждом сообществе

в среднем более 100 человек. Эксперты отмечают консолидацию преступных

группировок   как   в   рамках   отдельных   территорий,   так   и  на

межрегиональном  уровне  путем  налаживания  связей   между   крупными

криминальными формирования.   150   упомянутых   сообществ  фактически

поделили страну на сферы влияния и успешно конкурируют  с  властями  в

экономической и даже политической областях.  Насилие и шантаж остается

главным методом их действий.  Угрозами и  преступлениями  криминальные

сообщества  установили  контроль над 35 тыс.  хозяйствующих субъектов,

среди которых 400 банков,  47 бирж,  1,5 тыс.  предприятий госсектора.

Бандиты ничего не производят - они берут дань, обращая ее на эскалацию

преступной деятельности. И начинают соперничать с самим государством.

     В 1993 г. жертвами "заказных" убийств стали 289 человек, в 1994-м

наемник выполнял заказ практически  каждый  день.  Убивали  не  только

предпринимателей.  Выявились случаи, когда должностные лица заказывали

покушения на борцов с коррупцией,  пытающихся вскрыть злоупотребления.

Ни одно из этих преступлений не раскрыто.

     Заказные убийства грозят не только крупным бизнесменам. В Москве,

например,  возросло  число  убийств  одиноких,  психических  больных и

социально запущенных людей,  продавших или обменявших  свои  квартиры.

Убивают  водителей  автомашин и лавочников-коммерсантов,  как правило,

имеющих при себе не очень-то и крупные суммы денег; нападают на людей,

выехавших   в   другие  регионы  для  заключения  сделок,  расчетов  с

должниками,  поставщиками или покупателями товара.  Растет  количество

заказных  убийств,  которые совершаются способами,  опасными для жизни

многих  совершенно  непричастных   людей.   Все   чаще   стреляют   из

автоматического  оружия  в  общественных  местах,  устраивают взрывы в

жилых домах и т.д.

     До начала  90-х  годов нанимали убийц по мотивам мести,  корысти,

ревности,  устранения  свидетеля.  После  1992  г.  пошли  заказы   на

устранение    "несговорчивых"    чиновников,    видных   коммерсантов,

предпринимателей, банкиров с целью проникновения в их бизнес.

     Тарифы на   заказные  убийства  имеют  очень  подвижную  шкалу  в

зависимости от обстоятельств,  личностей заказчика и жертвы - от 2.000

долларов  до  100.000  и  больше:  квалифицированные устранения видных

людей стоят миллионы.

     Старый стереотип:  в России плохо,  а в Америке еще хуже,  теперь

устарел:  в 1992 г.  в России совершено убийств -  15,5  на  100  тыс.

человек  населения,  что почти в два раза превышает число преступлений

такого рода в США (в  Германии  -  4  на  100  тыс.  человек).  Данные

статистики  взятия  заложников  особенно зловещи:  в январе-марте 1994

года  зарегистрировано  118  случаев  похищения  людей,   в   основном

российских  граждан  (в  1993  году - 16 случаев).  Нет статистических

данных и никогда не будет о таком виде "деятельности",  как требование

"крыши" (криминальный жаргон, означающий деньги для защиты).

     В последнее время с газетных страниц,  с экранов телевизоров,  по

радио   все  чаще  можно  услышать  об  убийствах  предпринимателей  и

финансистов,  о налетах на их офисы и  квартиры.  Эта  кровавая  волна

докатилась  уже  и до спокойной,  относительно благополучной Беларуси.

Назову только два  наиболее  громких  случая.  В  мае  93  года  пулей

снайпера  был  сражен  владелец  и  руководитель крупной минский фирмы

"Коминвест" Александр Лисничук.  В сентябре 94 года пятью выстрелами в

упор   был   убит  в  Бобруйске  Василий  Лиходиевский,  совладелец  и

коммерческий директор фирмы "Вицына".

     Однако то,  что  потрясает  жителей нашей республики,  в соседней

России давно стало обыденной  реальностью.  Немного  цифр:  более  300

убийств  банкиров  и  фирмачей  за  1993-й год!  Более 40 в одной лишь

Москве  за  первое  полугодие  94  года!  Зарегистрированы  и   другие

преступления:  вымогательства (8014 в первой половине 94 года,  из них

более тысячи с применением пыток), похищения людей с целью выкупа (118

случаев   только  за  первый  квартал  94  года),  угоны  автомобилей,

ограбления дач и офисов, "моральный террор" по телефону и т.п.

     Сразу вспоминаешь  Станислава  Говорухина  и  его  книгу "Великая

криминальная революция",  ставшую бестселлером на книжном рынке России

в  позапрошлом  году.  Там  он  убедительно  доказывал,  что  огромным

государством фактически  управляют  10  тысяч  преступных  группировок

разной численности и масштаба,  разделивших Федерацию на зоны промысла

и приступивших после раздела к войне между собой, за подчинение мелких

рыбешек крупным хищникам.

     Видно невооруженным  глазом,  что   в   условиях   несовершенного

законодательства,  коррупции,  экономического развала и упадка нравов,

демократия в странах СНГ развивается более,  чем своеобразно. Опираясь

на свои визуальные впечатления,  один юморист сказал,  что "степень ее

присутствия в том или ином регионе  легко  определить  на  глаз  -  по

количеству решеток на окнах квартир и офисов.  Чем больше их, тем выше

здесь  уровень  демократии!"  Шутка  довольно  грустная,  только  ведь

родилась она не на пустом месте.

     Ни в  Беларуси,  ни  в  России  органы  милиции   и   прокуратуры

преступления  в  отношении  бизнесменов не выделяют в своей статистике

"отдельной строкой".  Но всем гражданам и так уже ясно,  что охота  на

богатых  людей  (заодно и на тех,  кто лишь кажется таковыми) открыта.

Судя по всему,  этот вид спорта будет  собирать  под  свои  знамена  с

каждым годом все больше людей.  Так что обладателям денег, движимого и

недвижимого имущества придется нелегко.

     Попытаемся кратко   проанализировать   источники   опасности  для

новоявленных Морганов и Рокфеллеров отечественного образца. Во-первых,

в  условиях нашего полудикого (и просто дикого) рынка,  силовые методы

воздействия   (особенно   убийства)   являются   способом   устранения

конкурентов.

     Во-вторых, так расправляются с ненадежными партнерами и  с  теми,

кто упорно не платит крупные долги.  Или наоборот, убирают кредиторов,

чтобы не возвращать им деньги,  особенно в тех случаях,  когда  услуги

наемного убийцы стоят значительно дешевле.  Иными словами, выстрел или

взрыв  лишь  венчают  накопившиеся  экономические  противоречия  между

отдельными людьми и организациями.

     Третья группа причин - "наезды" уголовников.  В  этой  связи  еще

одна  цифра:  за  первое  полугодие  94  года  в России была пресечена

деятельность 634 организованных преступных формирований,  занимавшихся

рэкетом,  т.е.  вымогательством  Сколько  таких  формирований осталось

невыявленными и продолжают заниматься этим прибыльным делом,  остается

только  догадываться.  Особенно  опасно то,  что рэкет все чаще и чаще

начинают    практиковать    так    называемые    "беспредельщики"    -

неорганизованные, зато наиболее жестокие и наглые молодые преступники.

В отличие от устойчивых  преступных  групп,  заинтересованных  в  том,

чтобы "доить клиентов" как можно дольше,  а потому не требующих от них

чрезмерных   выплат   и   даже   обеспечивающих   кое-какую    защиту,

"беспредельщики"  стараются  обирать до нитки,  а к пыткам и убийствам

прибегают без всяких раздумий.

     Наконец, к  четвертой  группе  причин  относятся  попытки  вполне

добропорядочных граждан (по крайней мере,  кажущихся таковыми до  поры

до времени) решать свои экономические проблемы за счет богатых друзей,

знакомых, а то и родственников. Типичный пример: в октябре 94 года под

Минском   были  убиты  двое  представителей  латвийской  фирмы  "Ригас

текстиле".  Их застрелил "лучший друг", заманивший эту пару (мужчину и

женщину)  в нашу столицу якобы для того,  чтобы устроить им по дешевке

(всего каких-то шесть тысяч долларов) покупку  "джипа".  Как  показало

следствие,   именно   столько  "баксов"  срочно  требовалось  ему  для

устройства собственных дел.

Полюса противостояния в России

     По данным МВД России,  оперативную обстановку в стране определяют

7,3  тыс.  выявленных  организованных преступных группировок,  которые

объединяют 40 тыс.  человек.  275  группировок  имеют  межрегиональные

связи,  170 - международные.  Средняя численность группы - 15 человек.

Идет активный процесс их  консолидации  -  вхождение  мелких  групп  в

крупные сообщества.  Таковых зарегистрировано 150. В каждом сообществе

в среднем более 100 человек. Эксперты отмечают консолидацию преступных

группировок   как   в   рамках   отдельных   территорий,   так   и  на

межрегиональном  уровне  путем  налаживания  связей   между   крупными

криминальными формирования.   150   упомянутых   сообществ  фактически

поделили страну на сферы влияния и успешно конкурируют  с  властями  в

экономической и даже политической областях.  Насилие и шантаж остается

главным методом их действий.  Угрозами и  преступлениями  криминальные

сообщества  установили  контроль над 35 тыс.  хозяйствующих субъектов,

среди которых 400 банков,  47 бирж,  1,5 тыс.  предприятий госсектора.

Бандиты ничего не производят - они берут дань, обращая ее на эскалацию

преступной деятельности. И начинают соперничать с самим государством.

     В 1993 г. жертвами "заказных" убийств стали 289 человек, в 1994-м

наемник выполнял заказ практически  каждый  день.  Убивали  не  только

предпринимателей.  Выявились случаи, когда должностные лица заказывали

покушения на борцов с коррупцией,  пытающихся вскрыть злоупотребления.

Ни одно из этих преступлений не раскрыто.

     Заказные убийства грозят не только крупным бизнесменам. В Москве,

например,  возросло  число  убийств  одиноких,  психических  больных и

социально запущенных людей,  продавших или обменявших  свои  квартиры.

Убивают  водителей  автомашин и лавочников-коммерсантов,  как правило,

имеющих при себе не очень-то и крупные суммы денег; нападают на людей,

выехавших   в   другие  регионы  для  заключения  сделок,  расчетов  с

должниками,  поставщиками или покупателями товара.  Растет  количество

заказных  убийств,  которые совершаются способами,  опасными для жизни

многих  совершенно  непричастных   людей.   Все   чаще   стреляют   из

автоматического  оружия  в  общественных  местах,  устраивают взрывы в

жилых домах и т.д.

     До начала  90-х  годов нанимали убийц по мотивам мести,  корысти,

ревности,  устранения  свидетеля.  После  1992  г.  пошли  заказы   на

устранение    "несговорчивых"    чиновников,    видных   коммерсантов,

предпринимателей, банкиров с целью проникновения в их бизнес.

     Тарифы на   заказные  убийства  имеют  очень  подвижную  шкалу  в

зависимости от обстоятельств,  личностей заказчика и жертвы - от 2.000

долларов  до  100.000  и  больше:  квалифицированные устранения видных

людей стоят миллионы.

     Старый стереотип:  в России плохо,  а в Америке еще хуже,  теперь

устарел:  в 1992 г.  в России совершено убийств -  15,5  на  100  тыс.

человек  населения,  что почти в два раза превышает число преступлений

такого рода в США (в  Германии  -  4  на  100  тыс.  человек).  Данные

статистики  взятия  заложников  особенно зловещи:  в январе-марте 1994

года  зарегистрировано  118  случаев  похищения  людей,   в   основном

российских  граждан  (в  1993  году - 16 случаев).  Нет статистических

данных и никогда не будет о таком виде "деятельности",  как требование

"крыши" (криминальный жаргон, означающий деньги для защиты).