• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

§ 2. Правовая природа безналичных денег. Особенности правового

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 

положения организаций, обеспечивающих проведение денежных расчетов

2.1. Природа денег в отечественной и зарубежной правовой доктрине

Как указывал Л.А. Лунц, "основным элементом юридического учения о деньгах является: разграничение двух понятий: 1) понятия денег общего, для права и экономической науки, и 2) понятия денег в специальном юридическом смысле"*(267).

При этом специальный юридический смысл раскрывает представление о деньгах "как о предметах, которым по закону (выделено автором. - Н.С.) присвоена способность служить средством погашения обязательств во всех случаях невозможности исполнения, не освобождающей должника"*(268).

Изложенное выше воззрение стало отражением возрастания роли государства в регулировании денежных отношений. На начальном этапе современного денежного обращения банки фактически определяли форму инструмента, выполняющего функции средства платежа. Так, в гл. 4 настоящей работы при рассмотрении проблемы зарождения и развития института банков было показано, что именно банки первыми начали выпускать бумажные деньги*(269). Впоследствии государство поддержало "инициативу" банков, поставив вопрос эмиссии бумажных денег под свой контроль, что привело в итоге к появлению центральных банков, главными функциями которых были осуществление и контроль за эмиссией бумажных денег.

Возрастающая роль государства при осуществлении бумажной эмиссии денег нашла отражение в так называемой номиналистической теории денег. Ее особенность состояла в том, что она носила "чисто юридический характер: она вовсе не касалась вопроса о ценности денег - этой чисто экономической проблемы, по самому существу не могущей быть предметом юридического исследования"*(270). Разработанная в дальнейшем теория Кнаппа вовсе отрицает существование проблемы ценности денег, рассматривая экономическую функцию денег в качестве "платежной силы, которая нормируется законом: деньги противостоят товарам в силу сообщенного им правом платежного свойства"*(271).

Весьма близки к подобным взглядам сторонники государственной теории денег (the State theory of money). Согласно указанной теории подразумевается, что "обращающиеся средства платежа являются деньгами лишь в силу факта признания их таковыми государством или иной высшей властью, которая временно или в силу сложившихся обстоятельств (de facto) осуществляет суверенную власть в государстве; такая власть придает средствам платежа номинальную стоимость, которая не зависит от стоимости материала, из которого эти средства изготовлены, их покупательной стоимости и курса"*(272).

Ценность теории А. Нуссбаума*(273), представляющей собой, "несомненно, самое ценное из современных исследований по вопросам денежного права"*(274), состоит в том, что Нуссбаум констатирует понятие денег, общее для права и экономики. Рассматривая деньги в качестве одного из видов вещей, наделяемых родовыми признаками, Нуссбаум указывает на их особенность, которая состоит в том, что "при передаче и принятии их принимается во внимание исключительно лишь отношение денег к определенной идеальной единице, вследствие чего материальный и ценностной субстрат денежного знака не является моментом, определяющим понятие денег"*(275). Такое понимание категории денег фактически стало теоретическим обоснованием перехода к новому этапу развития денежного обращения, связанного с отказом от привязки денег к металлическому (золотому) паритету, и переходу к системе привязки национальной валюты к плавающему курсу.

В отечественной практике блестящий анализ проблемы денег и денежного обращения содержится в работах Л.А. Лунца.

О ценности и актуальности работ Л.А. Лунца свидетельствует хотя бы тот факт, что его наиболее значительные труды в области проблем денежного обращения (речь идет о труде "Деньги и денежные обязательства", изданном в 1927 г., и работе "Денежное обязательство в гражданском и коллизионном праве капиталистических стран", изданной в 1948 г.) были переизданы вновь уже в 1999 г. В этой связи представляется уместным привести цитату из вступительной статьи к вновь опубликованным работам Л.А. Лунца: "Работы, посвященные проблеме денег и денежных обязательств, занимают особое место в творческом наследии Л.А. Лунца. Разработкой данной темы он занимался на протяжении значительного отрезка жизни и создал труды, которые с полным основанием можно назвать классическими. Практически до настоящего времени его книги остаются единственным капитальным исследованием данной проблемы в таком широком аспекте, не утратившим своей актуальности до настоящего момента"*(276).

Однако не следует забывать, что Л.А. Лунц описывал систему денежного обращения в период, когда бумажные деньги были привязаны к золотому стандарту. В этой связи представляется целесообразным привести цитату из работы Л.А. Лунца:

"Роль всеобщей меры стоимости в капиталистическом мире выполняет только золото. Меновая стоимость товаров, будучи выражена в различных количествах золота, превращается в товарные цены. Из необходимости соотносить эти цены к определенному количеству золота как единице измерения возникает масштаб цен". Касаясь вопросов денежного обращения, Л.А. Лунц указывал, что, выполняя функцию всеобщего средства обращения, "золото может выступать и не непосредственно, а через своих заместителей - так называемых знаков стоимости. Такими знаками стоимости ныне (1947 г.) повсеместно являются бумажные деньги, а не золотые монеты"*(277).

В конце 70-хгг. XX в. деньги утратили связь с драгоценными металлами (подробнее данный процесс был описан в гл. 4 настоящей работы). Отказ от привязки к золотому стандарту привел к тому, что стоимость денежных знаков стала определяться в привязке не к стоимости золота, а к платежному балансу страны эмитента денежных средств, т.е. утверждение, что бумажные деньги являются "заместителями золота", утратило актуальность и перестало соответствовать действительности (по крайней мере, для тех стран, которые отказались от золотого (серебряного) паритета и которые представляют подавляющее большинство государств). В этой связи наиболее характерным является высказывание известного экономиста, лауреата Нобелевской премии в области экономики Ф.А. Хаека.

Касаясь вопросов, связанных с определением денег, Ф.А. Хаек писал: "Деньги обычно определяются как единственное, принимаемое всеми средство обмена". При этом Ф.А. Хаек ссылался на К. Менгера, "работа которого избавила нас, наконец, от средневекового представления, согласно которому деньги или их ценность считались творением государства, сообщает, что в древности китайцы выражали свое представление о деньгах термином, означающим буквально "текущие товары". Выражение, широко принятое теперь, - "деньги есть наиболее ликвидный актив" означает, конечно, то же самое. Служить повсеместно средством обмена - единственная функция, которую объект должен выполнять, чтобы называться деньгами, хотя общепринятое средство обмена приобретает также дополнительные функции: счетной единицы, средства сохранения ценности, средства отсроченного платежа и др."*(278).

Такой подход ознаменовал переход к новой системе экономических взаимоотношений между государствами, характеризующейся глобализацией международных экономических связей и развитием экономической конкуренции, прежде всего, уже не столько на уровне частных лиц - участников имущественного оборота, сколько на уровне конкуренции национальных экономик различных государств, а применительно к исследуемой области - на уровне конкуренции правовых моделей организации национального рынка в том или ином государстве*(279).

В то же время окончательно оформленный во второй половине 70-х гг. XX в. отказ от привязки денег к драгоценным металлам, по существу, перерезал пуповину, соединявшую мир денег с материальным миром. Отказ от соотнесения денежной единицы с некоторой ценностью, которую представляла собой единица драгоценного металла, и превращение ее в бумажку, не имеющую реальной потребительной стоимости, кроме той, чтобы являться признаваемой единицей обмена, окончательно превратил деньги в абстрактную идею стоимости, символ ценности. Выше мы отмечали постоянное стремление предпринимателя минимизировать издержки производства. Аналогичным образом банкиры стремятся минимизировать свои расходы, связанные с денежными расчетами. Выражением этой тенденции является развитие системы безналичных расчетов*(280).

2.2. Безналичные деньги в отечественной правовой доктрине

Отечественную правовую доктрину (как, впрочем, и практику) характеризует достаточно сложное отношение к безналичным деньгам. Некоторые авторы, например, полагают, что "понятие "безналичные деньги" - категория экономическая, но никак не правовая"*(281). Такой подход к пониманию денег объясняется тем, что "безналичные расчеты не предполагают фактической передачи денег из банка плательщика в банк получателя, ограничиваясь лишь изменением записей по банковским счетам плательщика, получателя и обслуживающих их банков". Таким образом, "отличительными чертами безналичных расчетов, не позволяющими отождествлять их с исполнением обязательства с помощью передачи денег, являются: 1) отсутствие физической передачи (перемещения) денег; 2) вовлечение в правоотношения безналичных расчетов третьих лиц - банков, обслуживающих должника и кредитора денежного обязательства"*(282).

На самом деле при оплате по безналичной форме перемещение денежных средств все равно происходит. Денежные средства перемещаются со счета должника на счет кредитора, при этом последний при желании может их "обналичить", т.е. обратить в наличную форму бумажных денег. Присутствие же банка необходимо как при безналичной, так и при наличной форме (при этом стоит заметить, что и при передаче металлических денег нельзя было обойтись без менялы, если, конечно, речь шла о серьезных купеческих сделках, а не о розничной торговле, где качество монеты проверялось "на зуб"). Применительно к обращению наличных бумажных денег присутствие банка также обязательно. По крайней мере, чтобы передать наличные бумажные деньги, эмиссионный банк вначале должен осуществить эмиссию денежных купюр, далее именно банк пересчитывает, опечатывает отсчитанные и проверенные купюры. По существу, бумажные деньги являются таким же "плодом" творчества банков, взятым под контроль государства, как и безналичные деньги (включая безналичные расчеты).

Наконец, следует обратить внимание на то, что и при наличном обращении металлических денег, в силу присутствия в них драгоценных металлов, имеющих и потребительную стоимость, которая выражается в стоимости драгоценного металла, и при безналичном обращении присутствует элемент фикции. Нельзя не заметить и то, что и металлические деньги также несли в себе элемент фикции. При этом элемент фикции оказывался тем выше, чем больше была доля недрагоценных примесей в драгоценном металле, из которого чеканилась монета. В области правовой доктрины идея фикции была выражена доктриной valor impositus, согласно которой именно государство в лице государя вправе сообщать монете ту стоимость, которую он пожелает*(283).

Этот элемент фикции наиболее очевиден при безналичном обращении денег, поскольку именно в таком случае деньги полностью теряют материальную оболочку - своего рода "бумажную скорлупу". Но ведь и наличные деньги по существу являют собой фикцию. Бумажные деньги не несут никакой потребительной стоимости, кроме абстрактной способности обмениваться на любые товары. По существу, бумажные деньги ничего не стоят, если за ними не признается способность быть средством обращения*(284). Но эта способность признается как за бумажными, так и за безналичными денежными средствами. Используя денежные средства на банковском счете, лицо, открывшее такой счет, вправе обменивать безналичные деньги на любые реальные (в смысле материальности) товары, заключая гражданско-правовые сделки, например купли-продажи.

Учитывая изложенное, вряд ли можно согласиться с пониманием безналичных денежных средств как единицы бухгалтерского учета. Первоначально такая позиция была высказана Е.А. Сухановым: ""Обособление" денег на банковском счете в действительности есть лишь форма их учета, а сам банковский вклад или находящаяся на банковском счете сумма представляет собой обязательственное право требования, а не вещь"*(285).

В этой связи представляет интерес высказывание Л.Г. Ефимовой: "Банки издавна работают с различного рода материальными ценностями: деньгами, драгоценными металлами и ценными бумагами. Причем в основном они занимаются не хранением этих ценностей, а совершают с ними сделки, осуществляя бухгалтерский учет произведенных операций. Постепенно последний вид деятельности получил самостоятельное существование. Банки стали осуществлять записи по счетам, не передавая друг другу и клиентуре соответствующих материальных ценностей, договорившись, что при необходимости такая передача будет обязательно произведена. Но поскольку эта необходимость возникала сравнительно нечасто, сделки с материальными ценностями стали совершаться только путем совершения записей по счетам"*(286). Если принять такую логику, то следует признать, что безналичные расчеты путем совершения записи по счетам должны были бы хронологически опередить вексельное обращение и бумажные деньги. Ведь первый трактат о бухгалтерском учете появился еще в XVI в. и предусматривал специальный раздел, касающийся банковских операций.

Изложенная позиция не вполне корректна и с точки зрения понятия бухгалтерского учета, который, по существу, вторичен и лишь отражает те операции (сделки), которые уже состоялись. Так, из п. 1 ст. 1 Федерального закона от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" следует, что бухгалтерский учет представляет собой упорядоченную систему сбора, регистрации и обобщения информации об имуществе, обязательствах организаций и их движении путем учета всех хозяйственных операций. Согласно п. 2 этой же статьи объектами бухгалтерского учета являются имущество организаций, их обязательства и хозяйственные операции, т.е. бухгалтерский учет лишь отражает состояние или движение имущества, однако сам по себе не означает возникновения, изменения или прекращения имущественных прав. Бухгалтерская запись не является и не может являться основанием для возникновения, изменения и прекращения гражданских прав и обязанностей. Таким образом, денежные средства на счете организации не могут быть тождественны бухгалтерской записи о наличии таких средств в активе у той же организации. Организация имеет и денежные средства в качестве имущества, принадлежащего ей. Бухгалтерская запись лишь отражает наличие указанного имущества на балансе организации.

Единственное, что может вносить элемент путаницы, указывая на ложное сходство при рассмотрении вопросов осуществления операций по банковским счетам и вопросами бухгалтерского учета, это то, что бухгалтерский учет ведется в соответствии с планами счетов бухгалтерского учета. В этой связи следует подчеркнуть, что банковские счета, операции по которым ведутся в соответствии с заключенными договорами банковского счета между банком и клиентом, и счета бухгалтерского учета являются, по существу, омографами, т.е. словами, одинаковыми по написанию, но имеющими разный смысл.

Наиболее правильной представляется позиция, занятая Л.А. Новоселовой, которая указывает на то, что особенностью денежных средств на банковском счете "как самостоятельного объекта гражданского права является его двойственная природа, определяемая тем, что указанный вид имущества, с одной стороны, является обязательственным правом владельца счета в отношении банка, а с другой стороны, в отношении третьих лиц выступает в качестве средства платежа и, следовательно, выполняет денежные функции"*(287). Изложенная позиция фактически признает безналичные денежные средства в качестве особого рода бестелесного имущества. Особенность, а точнее уникальные свойства данного имущества, выражается в том, что назначение данного имущества - выступать в качестве средства платежа.

Выполняемая денежными средствами (в виде металлических, бумажных или безналичных денег) функция средства платежа характеризует деньги как экономическую категорию. Однако именно эта экономическая функция денег как платежного средства определяет юридические особенности денежных средств как особого имущества.

Такая позиция нашла отражение в рамках ГК РФ.

Пункт 1 ст. 140 ГК РФ предусматривает следующее:

"Рубль является законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории Российской Федерации. Платежи на территории Российской Федерации осуществляются путем наличных и безналичных расчетов".

Приведенные положения означают, во-первых, признание за рублем свойств законного платежного средств, что обеспечивает правомерность экономического определения денежных средств как "активов, обладающих наибольшей (максимальной) ликвидностью". Во-вторых, закон (ст. 140 ГК РФ) не проводит различий между рублем наличным и рублем безналичным.

В этой связи необходимо обратить внимание на то, что Закон о валютном регулировании 2003 г. к категории "валюта Российской Федерации" (п. 1 ст. 1 Закона) относит следующее:

"а) денежные знаки в виде банкнот и монеты Банка России, находящиеся в обращении в качестве законного средства наличного платежа на территории Российской Федерации, а также изымаемые либо изъятые из обращения, но подлежащие обмену указанные денежные знаки;

б) средства на банковских счетах и в банковских вкладах".

Аналогичные положения определяют категорию "иностранная валюта" (п. 3 ст. 1 Закона о валютном регулировании 2003 г.), к которой относятся как денежные знаки в виде банкнот, казначейских билетов и монеты, так и средства на счетах в банках в денежных единицах иностранных государств и международных денежных или расчетных единицах.

2.3. Особенности безналичных денег как объекта гражданских

правоотношений. Проблема индивидуализации безналичных денег

Безналичные деньги, будучи объектом гражданско-правовых отношений, обладают рядом особых, специфических свойств. Такие особенности денежных средств послужили причиной появления некоторых специфических норм в гражданском праве, ограничивающих в определенной степени оборотоспособность денежных средств. В качестве примера можно привести положения п. 2 ст. 1013, согласно которому деньги не могут быть самостоятельным объектом доверительного управления, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Ограничение оборотоспособности денежных средств носит относительный характер, поскольку по крайней мере два закона - Закон о банках и Закон об инвестиционных фондах - предусматривают возможность доверительного управления денежными средствами. Причина же таких ограничений состоит в том, что в современной правовой доктрине вопрос о денежных средствах как специфическом объекте гражданско-правовых отношений оказался исследованным не столь глубоко, как это было сделано в трудах Л.А. Лунца. Между тем, как уже отмечалось выше, деньги сегодняшнего дня утратили свою характеристику заменителей золота в гражданском обороте*(288). Специфика денежных средств как самостоятельного объекта имущественных прав состоит в способе и формах индивидуализации денежных средств (как наличных, так и безналичных).

Представление о деньгах как о родовом имуществе является наиболее распространенным. Что касается безналичных денег, возможность их индивидуализации, как правило, априори исключается, что, на наш взгляд, не вполне соответствует практике имущественного оборота. В качестве примера, не признающего возможности индивидуализации денежных средств, можно привести высказывание В.А. Белова: "Вопрос о праве собственности клиента на "находящиеся на счете денежные средства" вообще не должен возникать, ибо клиент не в состоянии индивидуализировать объект этого права (выделено автором). Можно быть собственником, например, десяти индивидуально определенных купюр: Индивидуализация может достигаться не только определением серии и номера каждой купюры, но и, например, их нахождением в чьем-то кошельке. Собственником же "одного миллиона рублей" быть невозможно, ибо право собственности в силу своего исключительного характера не должно допускать установления нескольких отношений собственности на одну и ту же вещь, чего нельзя исключить при отсутствии индивидуально определенного объекта права собственности. Но можно быть "кредитором", т.е. обладателем права требования одного миллиона рублей", безотносительно, индивидуализированы ли составляющие эту сумму денежные знаки или нет. Последняя ситуация и имеет место в договоре банковского счета и вклада"*(289).

Приведенная выше цитата затрагивает целый комплекс проблем, которые следовало бы рассмотреть более подробно. Первой среди них является проблема возможности и способов индивидуализации денежных средств. Прежде всего следует напомнить, что деление вещей на родовые и индивидуально определенные было известно еще римским юристам, которые разделяли вещи на species - вещи, ценные своей индивидуальностью, и genera- вещи, ценность которых определяется по их роду и количеству. При этом Д.В. Дождев отмечал, что "в римской правовой науке эта систематика выражена слабо и часто подменяется делением вещей на заменимые и незаменимые"*(290). Российская дореволюционная правовая доктрина, разделяя вещи на незаменимые и заменимые, относила к незаменимым вещи, "которые выступают в обороте с индивидуальными признаками, как предметы, отличные от целой массы однородных: Заменимые вещи определяются только общими родовыми признаками без индивидуальных указаний, например овцы, хлеб, овес, деньги"*(291). При этом Г.Ф. Шершеневич отмечал, что в ряде случаев вещам заменимым могут быть переданы свойства незаменимых (например, при указании номера кредитных билетов деньги приобретают индивидуализирующие признаки).

Возвращаясь к проблеме индивидуализации денежных средств, следует обратить внимание на то, что денежные знаки изначально имеют двойственную природу, которая объясняется тем, что деньги имеют двойную стоимость. Во-первых, они обладают самостоятельной стоимостью, а точнее, ценностью. С наибольшей очевидностью самоценность проявляется в "металлических деньгах", т.е. в деньгах из драгоценных металлов. Такие деньги, с одной стороны, имеют ценность как некоторое количество драгоценного металла, которое может быть использовано, например, для изготовление украшений и т.п. Во-вторых, будучи средством платежа, они имеют ценность, прежде всего как платежное средство - "наиболее ликвидный актив".

При этом сегодня "самоценность" денег не имеет практического значения. Деньги в виде бумажных купюр не могут иметь иного употребления, кроме как средства платежа. Монеты, а иногда и купюры гипотетически могут иметь нумизматическую ценность. Однако в этом случае, не являясь средством платежа, они теряют свойство "наиболее ликвидного актива". Следует заметить, что современные юбилейные (памятные) монеты могут и являться средством платежа, и иметь нумизматическую ценность. Последняя, однако, в ущерб ликвидности может превышать стоимость таких денег в качестве средства платежа.

При рассмотрении вопроса в связи с анализом проблем организации рынка финансовых услуг нумизматический аспект обращения денежных знаков не имеет значения. При этом индивидуализация денег посредством переписывания номеров купюр относится именно к области нумизматики, а не обращения денег как средства платежа. Дело в том, что свойства денег как "наиболее ликвидного актива", или, по-иному, средства платежа, не зависят, например, от номера купюры. Поместив свои деньги в размере 100 рублей (в виде одной купюры) в чужой кошелек, если речь идет именно о деньгах, я не очень огорчусь, если мне будет возвращена другая купюра (или даже две пятидесятирублевые или десять десятирублевых купюр). В случае индивидуализации денежных средств посредством номеров купюр речь идет уже не о деньгах, а о нумизматических знаках, которые не имеют отношения к деньгам, выполняющим функцию средства платежа.

Отличительное свойство денег - являться универсальным средством платежа - требует соответствующих выполнению этой функции способов индивидуализации. Применительно к безналичным расчетам индивидуализация денежных средств именно как средств платежа обеспечивается через идентификацию плательщика, его расчетного счета, указание суммы и назначения платежа, а также наименование получателя платежа и его расчетного счета. Без указания этих сведений ни один банк не выполнит поручения плательщика. Кредитная организация всегда должна располагать сведениями о происхождении безналичных средств, находящихся на счете клиента*(292). В этом случае появляется смысл говорить о практической возможности индивидуализировать безналичные денежные средства на счете участника оборота.

В качестве примера практической идентификации и, следовательно, индивидуализации денежных средств можно привести практику расчетов по сделкам с долларами США за российские рубли на ММВБ. Для проведения расчетов по сделкам. совершенным на торгах ММВБ, участник торгов обязан открыть корреспондентский счет в долларах США в кредитных организациях США, являющихся участниками систем клиринговых расчетов CHIPS или Fedwire. Однако не все банки - участники торгов имеют возможность открыть такие счета, поэтому у них есть право осуществлять расчеты через других участников торгов. В ситуации с таким участником при наступлении срока расчетов ММВБ на основании поступивших платежных документов от участника торгов отделяет денежные средства, поступившие непосредственно от участника торгов, а также от его клиента - участника торгов, не имеющего счета в кредитных организациях США, являющихся участниками систем клиринговых расчетов CHIPS или Fedwire, рассчитывая для каждого из участников самостоятельную денежную позицию.

Таким образом, нельзя не сделать вывод о том, что действующее гражданское законодательство уделяет недостаточно внимания практическим аспектам оборота безналичных денежных средств. Проблема, требующая урегулирования применительно к обороту безналичных денежных средств, - определение способов индивидуализации безналичных денежных средств. Признаками, позволяющими индивидуализировать безналичные денежные средства, являются следующие:

- размер денежной суммы (сумма денежных средств);

- реквизиты банковского счета, на котором находятся (на который поступают) денежные средства;

- источник поступления денежных средств и основания для перевода (поступления) денежных средств.

В то же время, в связи с вопросом об индивидуализации денежных средств, следует обратить внимание на то, что говорить о ней возможно, когда речь идет о денежных средствах, находящихся на счете на основании договора банковского счета. Когда банковский счет открывается в связи с договором банковского вклада, т.е. когда банк перестает выполнять функции инфраструктурной организации и превращается в реципиента инвестиций и получает право использовать денежные средства для последующего размещения, тогда денежные средства, находящиеся на счете, принадлежащие владельцу счета, превращаются в права требования кредитора - владельца счета к банку. Вот почему очень важно различие отношений, вытекающих исключительно из договора банковского счета, и отношений, в той или иной форме связанных с банковским вкладом - депозитом. И, возвращаясь к вопросу об особенностях в правовом положении небанковских кредитных организаций, следует отметить, что ограничение права таких организаций в части, касающейся их права размещать денежные средства, представляется не только оправданным, но и безусловно необходимым.

В структуре безналичных платежей значительную часть составляют платежи, проведенные платежной системой Банка России. При этом параллельно развиваются платежные системы, создаваемые кредитными организациями, которые позволяют как самим кредитным организациям, так и их клиентам осуществлять наиболее оптимальный выбор для проведения расчетов. При этом критериями оптимальности остаются оперативность (т.е. высокая скорость проведения расчетов) и незначительность издержек клиентов - участников расчетных систем. Таким образом, современная платежная система представляет собой прежде всего систему электронных платежей.

В России регулирование платежных отношений отличается фрагментарностью. Причем фрагментарность носит еще и разноуровневый характер. Отдельные вопросы регулируются на уровне акта законодательной власти, положения которого затем детализируются в весьма подробном ведомственном акте. Вопросы, связанные с осуществлением расчетов, регулируются как гл. 46 ГК РФ, так и достаточно пространным Положением Банка России от 8 сентября 2000 г. N 120-П "О безналичных расчетах в Российской Федерации". Осуществление расчетов с использованием электронных документов регламентируется Положением Банка России от 12 марта 1998 г. N 20-П "О правилах обмена электронными документами между Банком России, кредитными организациями (филиалами) и другими клиентами Банка России при осуществлении расчетов через расчетную сеть Банка России" (в редакции указания Банка России от 11 апреля 2000 г. N 774-У). Характерной чертой подхода отечественного законодателя и регулирующих органов является то, что их внимание сосредоточивается главным образом на детальной регламентации формы и порядке отдачи плательщиком указания банку об осуществлении платежа, а не на самой системе, обеспечивающей осуществление платежей и расчетов.

В качестве примера, отличного от подхода отечественного законодателя, можно привести положения раздела 4-А Единообразного торгового кодекса США (ЕТК) "Перевод средств" (Funds transfer), в соответствии с которыми платеж (перевод средств) рассматривается не сквозь призму сделки как "действие, направленное на погашение денежного обязательства, либо публично-правовой обязанности платежом, т.е. исполнением"*(293), а как комплекс правоотношений. Согласно ст. 4А-104: ""Перевод средств" означает серию сделок, начиная с платежного поручения*(294), инициатора, предпринятых с целью осуществления платежа бенефициару платежного поручения. Данный термин включает в себя любое платежное поручение, выданное банком-инициатором или связующим банком с целью исполнения платежного поручения инициатора. Перевод средств считается совершенным в момент принятия к исполнению банком бенефициара платежного поручения в пользу бенефициара, указанного в платежном поручении инициатора"*(295).

Подход, обеспечивающий рассмотрение платежа как единой операции, совершаемой посредством нескольких самостоятельных, но связанных между собой сделок, подчиненной одной цели - обеспечить перемещение средств от плательщика к бенефициару, нашел отражение и в рамках международных стандартов. В частности, именно такой системный подход содержится в Правовом руководстве ЮНСИТРАЛ по электронному переводу средств.

Регулирование механизмов проведения расчетов на рынке финансовых услуг в Российской Федерации является проблемой, настоятельно требующей решения. Отсутствие эффективных механизмов клиринга и расчетов становится серьезным препятствием успешному функционированию российского рынка. В то же время нельзя не подчеркнуть, что решение проблемы организации расчетов без соответствующих изменений гражданского законодательства (например, регламентация вопросов, связанных с индивидуализацией безналичных денежных средств) не представляется возможной. Иными словами, дальнейшее развитие законодательства о банках как организациях инфраструктуры рынка, связано с решением проблем совершенствования гражданского законодательства, а также разработки специальных правовых актов, касающихся порядка осуществления клиринга и расчетов.

положения организаций, обеспечивающих проведение денежных расчетов

2.1. Природа денег в отечественной и зарубежной правовой доктрине

Как указывал Л.А. Лунц, "основным элементом юридического учения о деньгах является: разграничение двух понятий: 1) понятия денег общего, для права и экономической науки, и 2) понятия денег в специальном юридическом смысле"*(267).

При этом специальный юридический смысл раскрывает представление о деньгах "как о предметах, которым по закону (выделено автором. - Н.С.) присвоена способность служить средством погашения обязательств во всех случаях невозможности исполнения, не освобождающей должника"*(268).

Изложенное выше воззрение стало отражением возрастания роли государства в регулировании денежных отношений. На начальном этапе современного денежного обращения банки фактически определяли форму инструмента, выполняющего функции средства платежа. Так, в гл. 4 настоящей работы при рассмотрении проблемы зарождения и развития института банков было показано, что именно банки первыми начали выпускать бумажные деньги*(269). Впоследствии государство поддержало "инициативу" банков, поставив вопрос эмиссии бумажных денег под свой контроль, что привело в итоге к появлению центральных банков, главными функциями которых были осуществление и контроль за эмиссией бумажных денег.

Возрастающая роль государства при осуществлении бумажной эмиссии денег нашла отражение в так называемой номиналистической теории денег. Ее особенность состояла в том, что она носила "чисто юридический характер: она вовсе не касалась вопроса о ценности денег - этой чисто экономической проблемы, по самому существу не могущей быть предметом юридического исследования"*(270). Разработанная в дальнейшем теория Кнаппа вовсе отрицает существование проблемы ценности денег, рассматривая экономическую функцию денег в качестве "платежной силы, которая нормируется законом: деньги противостоят товарам в силу сообщенного им правом платежного свойства"*(271).

Весьма близки к подобным взглядам сторонники государственной теории денег (the State theory of money). Согласно указанной теории подразумевается, что "обращающиеся средства платежа являются деньгами лишь в силу факта признания их таковыми государством или иной высшей властью, которая временно или в силу сложившихся обстоятельств (de facto) осуществляет суверенную власть в государстве; такая власть придает средствам платежа номинальную стоимость, которая не зависит от стоимости материала, из которого эти средства изготовлены, их покупательной стоимости и курса"*(272).

Ценность теории А. Нуссбаума*(273), представляющей собой, "несомненно, самое ценное из современных исследований по вопросам денежного права"*(274), состоит в том, что Нуссбаум констатирует понятие денег, общее для права и экономики. Рассматривая деньги в качестве одного из видов вещей, наделяемых родовыми признаками, Нуссбаум указывает на их особенность, которая состоит в том, что "при передаче и принятии их принимается во внимание исключительно лишь отношение денег к определенной идеальной единице, вследствие чего материальный и ценностной субстрат денежного знака не является моментом, определяющим понятие денег"*(275). Такое понимание категории денег фактически стало теоретическим обоснованием перехода к новому этапу развития денежного обращения, связанного с отказом от привязки денег к металлическому (золотому) паритету, и переходу к системе привязки национальной валюты к плавающему курсу.

В отечественной практике блестящий анализ проблемы денег и денежного обращения содержится в работах Л.А. Лунца.

О ценности и актуальности работ Л.А. Лунца свидетельствует хотя бы тот факт, что его наиболее значительные труды в области проблем денежного обращения (речь идет о труде "Деньги и денежные обязательства", изданном в 1927 г., и работе "Денежное обязательство в гражданском и коллизионном праве капиталистических стран", изданной в 1948 г.) были переизданы вновь уже в 1999 г. В этой связи представляется уместным привести цитату из вступительной статьи к вновь опубликованным работам Л.А. Лунца: "Работы, посвященные проблеме денег и денежных обязательств, занимают особое место в творческом наследии Л.А. Лунца. Разработкой данной темы он занимался на протяжении значительного отрезка жизни и создал труды, которые с полным основанием можно назвать классическими. Практически до настоящего времени его книги остаются единственным капитальным исследованием данной проблемы в таком широком аспекте, не утратившим своей актуальности до настоящего момента"*(276).

Однако не следует забывать, что Л.А. Лунц описывал систему денежного обращения в период, когда бумажные деньги были привязаны к золотому стандарту. В этой связи представляется целесообразным привести цитату из работы Л.А. Лунца:

"Роль всеобщей меры стоимости в капиталистическом мире выполняет только золото. Меновая стоимость товаров, будучи выражена в различных количествах золота, превращается в товарные цены. Из необходимости соотносить эти цены к определенному количеству золота как единице измерения возникает масштаб цен". Касаясь вопросов денежного обращения, Л.А. Лунц указывал, что, выполняя функцию всеобщего средства обращения, "золото может выступать и не непосредственно, а через своих заместителей - так называемых знаков стоимости. Такими знаками стоимости ныне (1947 г.) повсеместно являются бумажные деньги, а не золотые монеты"*(277).

В конце 70-хгг. XX в. деньги утратили связь с драгоценными металлами (подробнее данный процесс был описан в гл. 4 настоящей работы). Отказ от привязки к золотому стандарту привел к тому, что стоимость денежных знаков стала определяться в привязке не к стоимости золота, а к платежному балансу страны эмитента денежных средств, т.е. утверждение, что бумажные деньги являются "заместителями золота", утратило актуальность и перестало соответствовать действительности (по крайней мере, для тех стран, которые отказались от золотого (серебряного) паритета и которые представляют подавляющее большинство государств). В этой связи наиболее характерным является высказывание известного экономиста, лауреата Нобелевской премии в области экономики Ф.А. Хаека.

Касаясь вопросов, связанных с определением денег, Ф.А. Хаек писал: "Деньги обычно определяются как единственное, принимаемое всеми средство обмена". При этом Ф.А. Хаек ссылался на К. Менгера, "работа которого избавила нас, наконец, от средневекового представления, согласно которому деньги или их ценность считались творением государства, сообщает, что в древности китайцы выражали свое представление о деньгах термином, означающим буквально "текущие товары". Выражение, широко принятое теперь, - "деньги есть наиболее ликвидный актив" означает, конечно, то же самое. Служить повсеместно средством обмена - единственная функция, которую объект должен выполнять, чтобы называться деньгами, хотя общепринятое средство обмена приобретает также дополнительные функции: счетной единицы, средства сохранения ценности, средства отсроченного платежа и др."*(278).

Такой подход ознаменовал переход к новой системе экономических взаимоотношений между государствами, характеризующейся глобализацией международных экономических связей и развитием экономической конкуренции, прежде всего, уже не столько на уровне частных лиц - участников имущественного оборота, сколько на уровне конкуренции национальных экономик различных государств, а применительно к исследуемой области - на уровне конкуренции правовых моделей организации национального рынка в том или ином государстве*(279).

В то же время окончательно оформленный во второй половине 70-х гг. XX в. отказ от привязки денег к драгоценным металлам, по существу, перерезал пуповину, соединявшую мир денег с материальным миром. Отказ от соотнесения денежной единицы с некоторой ценностью, которую представляла собой единица драгоценного металла, и превращение ее в бумажку, не имеющую реальной потребительной стоимости, кроме той, чтобы являться признаваемой единицей обмена, окончательно превратил деньги в абстрактную идею стоимости, символ ценности. Выше мы отмечали постоянное стремление предпринимателя минимизировать издержки производства. Аналогичным образом банкиры стремятся минимизировать свои расходы, связанные с денежными расчетами. Выражением этой тенденции является развитие системы безналичных расчетов*(280).

2.2. Безналичные деньги в отечественной правовой доктрине

Отечественную правовую доктрину (как, впрочем, и практику) характеризует достаточно сложное отношение к безналичным деньгам. Некоторые авторы, например, полагают, что "понятие "безналичные деньги" - категория экономическая, но никак не правовая"*(281). Такой подход к пониманию денег объясняется тем, что "безналичные расчеты не предполагают фактической передачи денег из банка плательщика в банк получателя, ограничиваясь лишь изменением записей по банковским счетам плательщика, получателя и обслуживающих их банков". Таким образом, "отличительными чертами безналичных расчетов, не позволяющими отождествлять их с исполнением обязательства с помощью передачи денег, являются: 1) отсутствие физической передачи (перемещения) денег; 2) вовлечение в правоотношения безналичных расчетов третьих лиц - банков, обслуживающих должника и кредитора денежного обязательства"*(282).

На самом деле при оплате по безналичной форме перемещение денежных средств все равно происходит. Денежные средства перемещаются со счета должника на счет кредитора, при этом последний при желании может их "обналичить", т.е. обратить в наличную форму бумажных денег. Присутствие же банка необходимо как при безналичной, так и при наличной форме (при этом стоит заметить, что и при передаче металлических денег нельзя было обойтись без менялы, если, конечно, речь шла о серьезных купеческих сделках, а не о розничной торговле, где качество монеты проверялось "на зуб"). Применительно к обращению наличных бумажных денег присутствие банка также обязательно. По крайней мере, чтобы передать наличные бумажные деньги, эмиссионный банк вначале должен осуществить эмиссию денежных купюр, далее именно банк пересчитывает, опечатывает отсчитанные и проверенные купюры. По существу, бумажные деньги являются таким же "плодом" творчества банков, взятым под контроль государства, как и безналичные деньги (включая безналичные расчеты).

Наконец, следует обратить внимание на то, что и при наличном обращении металлических денег, в силу присутствия в них драгоценных металлов, имеющих и потребительную стоимость, которая выражается в стоимости драгоценного металла, и при безналичном обращении присутствует элемент фикции. Нельзя не заметить и то, что и металлические деньги также несли в себе элемент фикции. При этом элемент фикции оказывался тем выше, чем больше была доля недрагоценных примесей в драгоценном металле, из которого чеканилась монета. В области правовой доктрины идея фикции была выражена доктриной valor impositus, согласно которой именно государство в лице государя вправе сообщать монете ту стоимость, которую он пожелает*(283).

Этот элемент фикции наиболее очевиден при безналичном обращении денег, поскольку именно в таком случае деньги полностью теряют материальную оболочку - своего рода "бумажную скорлупу". Но ведь и наличные деньги по существу являют собой фикцию. Бумажные деньги не несут никакой потребительной стоимости, кроме абстрактной способности обмениваться на любые товары. По существу, бумажные деньги ничего не стоят, если за ними не признается способность быть средством обращения*(284). Но эта способность признается как за бумажными, так и за безналичными денежными средствами. Используя денежные средства на банковском счете, лицо, открывшее такой счет, вправе обменивать безналичные деньги на любые реальные (в смысле материальности) товары, заключая гражданско-правовые сделки, например купли-продажи.

Учитывая изложенное, вряд ли можно согласиться с пониманием безналичных денежных средств как единицы бухгалтерского учета. Первоначально такая позиция была высказана Е.А. Сухановым: ""Обособление" денег на банковском счете в действительности есть лишь форма их учета, а сам банковский вклад или находящаяся на банковском счете сумма представляет собой обязательственное право требования, а не вещь"*(285).

В этой связи представляет интерес высказывание Л.Г. Ефимовой: "Банки издавна работают с различного рода материальными ценностями: деньгами, драгоценными металлами и ценными бумагами. Причем в основном они занимаются не хранением этих ценностей, а совершают с ними сделки, осуществляя бухгалтерский учет произведенных операций. Постепенно последний вид деятельности получил самостоятельное существование. Банки стали осуществлять записи по счетам, не передавая друг другу и клиентуре соответствующих материальных ценностей, договорившись, что при необходимости такая передача будет обязательно произведена. Но поскольку эта необходимость возникала сравнительно нечасто, сделки с материальными ценностями стали совершаться только путем совершения записей по счетам"*(286). Если принять такую логику, то следует признать, что безналичные расчеты путем совершения записи по счетам должны были бы хронологически опередить вексельное обращение и бумажные деньги. Ведь первый трактат о бухгалтерском учете появился еще в XVI в. и предусматривал специальный раздел, касающийся банковских операций.

Изложенная позиция не вполне корректна и с точки зрения понятия бухгалтерского учета, который, по существу, вторичен и лишь отражает те операции (сделки), которые уже состоялись. Так, из п. 1 ст. 1 Федерального закона от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" следует, что бухгалтерский учет представляет собой упорядоченную систему сбора, регистрации и обобщения информации об имуществе, обязательствах организаций и их движении путем учета всех хозяйственных операций. Согласно п. 2 этой же статьи объектами бухгалтерского учета являются имущество организаций, их обязательства и хозяйственные операции, т.е. бухгалтерский учет лишь отражает состояние или движение имущества, однако сам по себе не означает возникновения, изменения или прекращения имущественных прав. Бухгалтерская запись не является и не может являться основанием для возникновения, изменения и прекращения гражданских прав и обязанностей. Таким образом, денежные средства на счете организации не могут быть тождественны бухгалтерской записи о наличии таких средств в активе у той же организации. Организация имеет и денежные средства в качестве имущества, принадлежащего ей. Бухгалтерская запись лишь отражает наличие указанного имущества на балансе организации.

Единственное, что может вносить элемент путаницы, указывая на ложное сходство при рассмотрении вопросов осуществления операций по банковским счетам и вопросами бухгалтерского учета, это то, что бухгалтерский учет ведется в соответствии с планами счетов бухгалтерского учета. В этой связи следует подчеркнуть, что банковские счета, операции по которым ведутся в соответствии с заключенными договорами банковского счета между банком и клиентом, и счета бухгалтерского учета являются, по существу, омографами, т.е. словами, одинаковыми по написанию, но имеющими разный смысл.

Наиболее правильной представляется позиция, занятая Л.А. Новоселовой, которая указывает на то, что особенностью денежных средств на банковском счете "как самостоятельного объекта гражданского права является его двойственная природа, определяемая тем, что указанный вид имущества, с одной стороны, является обязательственным правом владельца счета в отношении банка, а с другой стороны, в отношении третьих лиц выступает в качестве средства платежа и, следовательно, выполняет денежные функции"*(287). Изложенная позиция фактически признает безналичные денежные средства в качестве особого рода бестелесного имущества. Особенность, а точнее уникальные свойства данного имущества, выражается в том, что назначение данного имущества - выступать в качестве средства платежа.

Выполняемая денежными средствами (в виде металлических, бумажных или безналичных денег) функция средства платежа характеризует деньги как экономическую категорию. Однако именно эта экономическая функция денег как платежного средства определяет юридические особенности денежных средств как особого имущества.

Такая позиция нашла отражение в рамках ГК РФ.

Пункт 1 ст. 140 ГК РФ предусматривает следующее:

"Рубль является законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории Российской Федерации. Платежи на территории Российской Федерации осуществляются путем наличных и безналичных расчетов".

Приведенные положения означают, во-первых, признание за рублем свойств законного платежного средств, что обеспечивает правомерность экономического определения денежных средств как "активов, обладающих наибольшей (максимальной) ликвидностью". Во-вторых, закон (ст. 140 ГК РФ) не проводит различий между рублем наличным и рублем безналичным.

В этой связи необходимо обратить внимание на то, что Закон о валютном регулировании 2003 г. к категории "валюта Российской Федерации" (п. 1 ст. 1 Закона) относит следующее:

"а) денежные знаки в виде банкнот и монеты Банка России, находящиеся в обращении в качестве законного средства наличного платежа на территории Российской Федерации, а также изымаемые либо изъятые из обращения, но подлежащие обмену указанные денежные знаки;

б) средства на банковских счетах и в банковских вкладах".

Аналогичные положения определяют категорию "иностранная валюта" (п. 3 ст. 1 Закона о валютном регулировании 2003 г.), к которой относятся как денежные знаки в виде банкнот, казначейских билетов и монеты, так и средства на счетах в банках в денежных единицах иностранных государств и международных денежных или расчетных единицах.

2.3. Особенности безналичных денег как объекта гражданских

правоотношений. Проблема индивидуализации безналичных денег

Безналичные деньги, будучи объектом гражданско-правовых отношений, обладают рядом особых, специфических свойств. Такие особенности денежных средств послужили причиной появления некоторых специфических норм в гражданском праве, ограничивающих в определенной степени оборотоспособность денежных средств. В качестве примера можно привести положения п. 2 ст. 1013, согласно которому деньги не могут быть самостоятельным объектом доверительного управления, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Ограничение оборотоспособности денежных средств носит относительный характер, поскольку по крайней мере два закона - Закон о банках и Закон об инвестиционных фондах - предусматривают возможность доверительного управления денежными средствами. Причина же таких ограничений состоит в том, что в современной правовой доктрине вопрос о денежных средствах как специфическом объекте гражданско-правовых отношений оказался исследованным не столь глубоко, как это было сделано в трудах Л.А. Лунца. Между тем, как уже отмечалось выше, деньги сегодняшнего дня утратили свою характеристику заменителей золота в гражданском обороте*(288). Специфика денежных средств как самостоятельного объекта имущественных прав состоит в способе и формах индивидуализации денежных средств (как наличных, так и безналичных).

Представление о деньгах как о родовом имуществе является наиболее распространенным. Что касается безналичных денег, возможность их индивидуализации, как правило, априори исключается, что, на наш взгляд, не вполне соответствует практике имущественного оборота. В качестве примера, не признающего возможности индивидуализации денежных средств, можно привести высказывание В.А. Белова: "Вопрос о праве собственности клиента на "находящиеся на счете денежные средства" вообще не должен возникать, ибо клиент не в состоянии индивидуализировать объект этого права (выделено автором). Можно быть собственником, например, десяти индивидуально определенных купюр: Индивидуализация может достигаться не только определением серии и номера каждой купюры, но и, например, их нахождением в чьем-то кошельке. Собственником же "одного миллиона рублей" быть невозможно, ибо право собственности в силу своего исключительного характера не должно допускать установления нескольких отношений собственности на одну и ту же вещь, чего нельзя исключить при отсутствии индивидуально определенного объекта права собственности. Но можно быть "кредитором", т.е. обладателем права требования одного миллиона рублей", безотносительно, индивидуализированы ли составляющие эту сумму денежные знаки или нет. Последняя ситуация и имеет место в договоре банковского счета и вклада"*(289).

Приведенная выше цитата затрагивает целый комплекс проблем, которые следовало бы рассмотреть более подробно. Первой среди них является проблема возможности и способов индивидуализации денежных средств. Прежде всего следует напомнить, что деление вещей на родовые и индивидуально определенные было известно еще римским юристам, которые разделяли вещи на species - вещи, ценные своей индивидуальностью, и genera- вещи, ценность которых определяется по их роду и количеству. При этом Д.В. Дождев отмечал, что "в римской правовой науке эта систематика выражена слабо и часто подменяется делением вещей на заменимые и незаменимые"*(290). Российская дореволюционная правовая доктрина, разделяя вещи на незаменимые и заменимые, относила к незаменимым вещи, "которые выступают в обороте с индивидуальными признаками, как предметы, отличные от целой массы однородных: Заменимые вещи определяются только общими родовыми признаками без индивидуальных указаний, например овцы, хлеб, овес, деньги"*(291). При этом Г.Ф. Шершеневич отмечал, что в ряде случаев вещам заменимым могут быть переданы свойства незаменимых (например, при указании номера кредитных билетов деньги приобретают индивидуализирующие признаки).

Возвращаясь к проблеме индивидуализации денежных средств, следует обратить внимание на то, что денежные знаки изначально имеют двойственную природу, которая объясняется тем, что деньги имеют двойную стоимость. Во-первых, они обладают самостоятельной стоимостью, а точнее, ценностью. С наибольшей очевидностью самоценность проявляется в "металлических деньгах", т.е. в деньгах из драгоценных металлов. Такие деньги, с одной стороны, имеют ценность как некоторое количество драгоценного металла, которое может быть использовано, например, для изготовление украшений и т.п. Во-вторых, будучи средством платежа, они имеют ценность, прежде всего как платежное средство - "наиболее ликвидный актив".

При этом сегодня "самоценность" денег не имеет практического значения. Деньги в виде бумажных купюр не могут иметь иного употребления, кроме как средства платежа. Монеты, а иногда и купюры гипотетически могут иметь нумизматическую ценность. Однако в этом случае, не являясь средством платежа, они теряют свойство "наиболее ликвидного актива". Следует заметить, что современные юбилейные (памятные) монеты могут и являться средством платежа, и иметь нумизматическую ценность. Последняя, однако, в ущерб ликвидности может превышать стоимость таких денег в качестве средства платежа.

При рассмотрении вопроса в связи с анализом проблем организации рынка финансовых услуг нумизматический аспект обращения денежных знаков не имеет значения. При этом индивидуализация денег посредством переписывания номеров купюр относится именно к области нумизматики, а не обращения денег как средства платежа. Дело в том, что свойства денег как "наиболее ликвидного актива", или, по-иному, средства платежа, не зависят, например, от номера купюры. Поместив свои деньги в размере 100 рублей (в виде одной купюры) в чужой кошелек, если речь идет именно о деньгах, я не очень огорчусь, если мне будет возвращена другая купюра (или даже две пятидесятирублевые или десять десятирублевых купюр). В случае индивидуализации денежных средств посредством номеров купюр речь идет уже не о деньгах, а о нумизматических знаках, которые не имеют отношения к деньгам, выполняющим функцию средства платежа.

Отличительное свойство денег - являться универсальным средством платежа - требует соответствующих выполнению этой функции способов индивидуализации. Применительно к безналичным расчетам индивидуализация денежных средств именно как средств платежа обеспечивается через идентификацию плательщика, его расчетного счета, указание суммы и назначения платежа, а также наименование получателя платежа и его расчетного счета. Без указания этих сведений ни один банк не выполнит поручения плательщика. Кредитная организация всегда должна располагать сведениями о происхождении безналичных средств, находящихся на счете клиента*(292). В этом случае появляется смысл говорить о практической возможности индивидуализировать безналичные денежные средства на счете участника оборота.

В качестве примера практической идентификации и, следовательно, индивидуализации денежных средств можно привести практику расчетов по сделкам с долларами США за российские рубли на ММВБ. Для проведения расчетов по сделкам. совершенным на торгах ММВБ, участник торгов обязан открыть корреспондентский счет в долларах США в кредитных организациях США, являющихся участниками систем клиринговых расчетов CHIPS или Fedwire. Однако не все банки - участники торгов имеют возможность открыть такие счета, поэтому у них есть право осуществлять расчеты через других участников торгов. В ситуации с таким участником при наступлении срока расчетов ММВБ на основании поступивших платежных документов от участника торгов отделяет денежные средства, поступившие непосредственно от участника торгов, а также от его клиента - участника торгов, не имеющего счета в кредитных организациях США, являющихся участниками систем клиринговых расчетов CHIPS или Fedwire, рассчитывая для каждого из участников самостоятельную денежную позицию.

Таким образом, нельзя не сделать вывод о том, что действующее гражданское законодательство уделяет недостаточно внимания практическим аспектам оборота безналичных денежных средств. Проблема, требующая урегулирования применительно к обороту безналичных денежных средств, - определение способов индивидуализации безналичных денежных средств. Признаками, позволяющими индивидуализировать безналичные денежные средства, являются следующие:

- размер денежной суммы (сумма денежных средств);

- реквизиты банковского счета, на котором находятся (на который поступают) денежные средства;

- источник поступления денежных средств и основания для перевода (поступления) денежных средств.

В то же время, в связи с вопросом об индивидуализации денежных средств, следует обратить внимание на то, что говорить о ней возможно, когда речь идет о денежных средствах, находящихся на счете на основании договора банковского счета. Когда банковский счет открывается в связи с договором банковского вклада, т.е. когда банк перестает выполнять функции инфраструктурной организации и превращается в реципиента инвестиций и получает право использовать денежные средства для последующего размещения, тогда денежные средства, находящиеся на счете, принадлежащие владельцу счета, превращаются в права требования кредитора - владельца счета к банку. Вот почему очень важно различие отношений, вытекающих исключительно из договора банковского счета, и отношений, в той или иной форме связанных с банковским вкладом - депозитом. И, возвращаясь к вопросу об особенностях в правовом положении небанковских кредитных организаций, следует отметить, что ограничение права таких организаций в части, касающейся их права размещать денежные средства, представляется не только оправданным, но и безусловно необходимым.

В структуре безналичных платежей значительную часть составляют платежи, проведенные платежной системой Банка России. При этом параллельно развиваются платежные системы, создаваемые кредитными организациями, которые позволяют как самим кредитным организациям, так и их клиентам осуществлять наиболее оптимальный выбор для проведения расчетов. При этом критериями оптимальности остаются оперативность (т.е. высокая скорость проведения расчетов) и незначительность издержек клиентов - участников расчетных систем. Таким образом, современная платежная система представляет собой прежде всего систему электронных платежей.

В России регулирование платежных отношений отличается фрагментарностью. Причем фрагментарность носит еще и разноуровневый характер. Отдельные вопросы регулируются на уровне акта законодательной власти, положения которого затем детализируются в весьма подробном ведомственном акте. Вопросы, связанные с осуществлением расчетов, регулируются как гл. 46 ГК РФ, так и достаточно пространным Положением Банка России от 8 сентября 2000 г. N 120-П "О безналичных расчетах в Российской Федерации". Осуществление расчетов с использованием электронных документов регламентируется Положением Банка России от 12 марта 1998 г. N 20-П "О правилах обмена электронными документами между Банком России, кредитными организациями (филиалами) и другими клиентами Банка России при осуществлении расчетов через расчетную сеть Банка России" (в редакции указания Банка России от 11 апреля 2000 г. N 774-У). Характерной чертой подхода отечественного законодателя и регулирующих органов является то, что их внимание сосредоточивается главным образом на детальной регламентации формы и порядке отдачи плательщиком указания банку об осуществлении платежа, а не на самой системе, обеспечивающей осуществление платежей и расчетов.

В качестве примера, отличного от подхода отечественного законодателя, можно привести положения раздела 4-А Единообразного торгового кодекса США (ЕТК) "Перевод средств" (Funds transfer), в соответствии с которыми платеж (перевод средств) рассматривается не сквозь призму сделки как "действие, направленное на погашение денежного обязательства, либо публично-правовой обязанности платежом, т.е. исполнением"*(293), а как комплекс правоотношений. Согласно ст. 4А-104: ""Перевод средств" означает серию сделок, начиная с платежного поручения*(294), инициатора, предпринятых с целью осуществления платежа бенефициару платежного поручения. Данный термин включает в себя любое платежное поручение, выданное банком-инициатором или связующим банком с целью исполнения платежного поручения инициатора. Перевод средств считается совершенным в момент принятия к исполнению банком бенефициара платежного поручения в пользу бенефициара, указанного в платежном поручении инициатора"*(295).

Подход, обеспечивающий рассмотрение платежа как единой операции, совершаемой посредством нескольких самостоятельных, но связанных между собой сделок, подчиненной одной цели - обеспечить перемещение средств от плательщика к бенефициару, нашел отражение и в рамках международных стандартов. В частности, именно такой системный подход содержится в Правовом руководстве ЮНСИТРАЛ по электронному переводу средств.

Регулирование механизмов проведения расчетов на рынке финансовых услуг в Российской Федерации является проблемой, настоятельно требующей решения. Отсутствие эффективных механизмов клиринга и расчетов становится серьезным препятствием успешному функционированию российского рынка. В то же время нельзя не подчеркнуть, что решение проблемы организации расчетов без соответствующих изменений гражданского законодательства (например, регламентация вопросов, связанных с индивидуализацией безналичных денежных средств) не представляется возможной. Иными словами, дальнейшее развитие законодательства о банках как организациях инфраструктуры рынка, связано с решением проблем совершенствования гражданского законодательства, а также разработки специальных правовых актов, касающихся порядка осуществления клиринга и расчетов.