• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

 6

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 

Структура диссертации. Поставленная проблема, объект, предмет и цели исследования предопределили логику и структуру данной работы. Диссертация состоит из введения, шести глав, включающих двадцать три параграфа, заключения и библиографии.

Во введении обосновывается актуальность и выбор темы исследования, определяется степень ее разработанности, ставятся цели и задачи, излагаются методы исследования, научная новизна и основные положения, выносимые на защиту, дается оценка теоретического и практического значения диссертации, приводятся сведения об апробации ее результатов.

Первая глава «Понятие правового мышления в классической парадигме» посвящена методологии исследования правового мышления, анализу основных подходов к его теоретическому рассмотрению, определению понятия и выявлению признаков с позиций классической теории познания, характеризующейся субъект-объектной оппозицией.

В первом параграфе «Правовое мышление и правопонимание как познавательная деятельность» автор показывает, что с точки зрения классической теории познания содержание правового мышления определяется субъект-объектным отношением, где адекватное отражение субъектом познания сущностных характеристик и признаков объекта - социально-правовой действительности - служит главной методологической проблемой, а исследование правового мышления целесообразно проводить либо в контексте методологии юридической науки, либо с позиции логики норм. Неклассическая теория познания, основывающаяся на современных философских концепциях науки, фиксирующая активную творческую роль субъекта в познавательном процессе с одновременным признанием социокультурных и научно-прикладных факторов в качестве его детерминант и формирующая представление о правовом мышлении как процессе смыслообразования, или понимания права, который протекает в единстве различных видов познания - чувственного, интуитивного и рационального, по мнению автора, более адекватна природе интеллектуальной деятельности в сфере права, имеющей ярю выраженную практическую компоненту.

Далее отмечается, что неклассический подход позволяет рассматривать правовое мышление в рамках общей методологии не только как познавательный процесс, но и как практическую деятельность, что для юриспруденции является актуальнейшей задачей. Автор отмечает, что в юридической науке скопилось большое количество проблем, имеющих практическую значимость и связанных с исследованием правового мышления не только с точки зрения метатеории, но и с позиций юридической практики, общей теории правового регулирования и реализации права, и дает характеристику правовому мышлению в контексте основных теоретико-правовых конструкций, понятий и категорий.

В ходе рассмотрения основных подходов к правовому мышлению, точек зрения на природу последнего, а также анализа взаимосвязи и соотношения правопонимания и правового мышления показано, что теория правового мышления не должна сводиться к методологии правопознания или метатеории права. Неокантианские, феноменологические и герменевтические методологические направления и теоретико-правовые школы демонстрируют самоотрицающую ограниченность традиционной гносеологической трактовки правопонимания и рационально-рефлексивной методологии исследования правового мышления, так как в ее рамках возникает логически порочный замкнутый круг: то, что является предметом исследования, выступает и его методом. Интуиция права неизбежна в исследовании правового мышления и лежит в основании любого правопонимания, что предполагает выход за рамки классического идеала научной рациональности и привлечение иррационалистических концепций познания, в которых интуитивное, неявное знание не отвергается с позиций гносеологического объективизма.

Во втором параграфе «Парадигмальный подход к правовому мышлению: смена методологических ориентиров» автор обосновывает позицию, согласно которой анализ правового мышления приобретает различные парадигмальные основания в зависимости от представлений о природе познавательной деятельности вообще. Автор предлагает различать «парадигму правового мышления», под которой понимает систему методологических установок, требуемых для исследования правового мышления, задающих систему представлений о природе правовой реальности и познавательной деятельности по отношению к ней, и «юридическую парадигму», представляющую собой совокупность теоретико-методологических схем, оценок и моделей решения специально-научных юридических задач, аксиологических констант в деятельности правового мышления, которая определяет развитие юридической науки и практики на основе определенного понимания права, смысла права, доминирующего на соответствующем историко-культурном этапе развития правового мышления.

Автор показывает, что классическая парадигма правового мышления, в которой правовое мышление рассматривается как строго рациональная научно-теоретическая деятельность по отношению к правовой системе, является результатом философских и культурно-исторических представлений и концепций Нового времени, специфика которых состоит в доминирующем развитии логико-рациональной стороны познания, и указывает ее основные признаки.

Автор показывает, что в современных методологических, науковедческих и эпистемологических концепциях признается неустранимость априорных по отношению к науке оснований, представляющих собой социокультурный контекст, совокупность социокультурных предпосылок научного опыта, а также невозможность сведения человеческого мышления к теоретическому расчленению мира и анализу структурно-логических форм его выражения в плане идеала познавательной деятельности, свободной от идеологических и культурно-исторических предпосылок. Одновременно обосновывается точка зрения, согласно которой новый, неклассический взгляд на природу научного правового мышления представлен социокультурной парадигмой правового мышления, характеризующейся признанием социокультурного фактора (прежде всего, "заданных" культурой внерациональных структур языка, идеологии, бессознательного) в качестве одного из основных в деятельности правового мышления и в стандартах научной, теоретико-правовой рациональности. В рамках такой неклассической парадигмы правовое мышление рассматривается не только как познавательная деятельность отдельного индивида, но и как выражение особого склада или характера ума, мировоззренческо-правовых основ той или иной эпохи, культуры, цивилизации.

Автор отмечает, что с появлением постпозитивистских концепций науки, феноменологических, герменевтических методологических направлений набирает силу плюрализация научного мышления, выражающаяся в признании: гетерогенности юридического мировоззрения, относительности истины в области права, значимости этнокультурных факторов как ключевых в развитии государства и права, что прослеживается в большинстве новейших отечественных государственно-правовых исследований[i].

Автор показывает зависимость юридической парадигмы от доминирующих в юридической науке и мировоззрении представлений о процессе правопознания, то есть от парадигмы правового мышления, а также общественно-политических идеалов, что позволяет расположить правовое мышление в предметном поле отрицания позитивистского понимания юридической науки как поиска объективных истин. При этом делается вывод о том, что аргументированный выбор, построенный целиком на рационально-логическом анализе, между двумя конкурирующими научными парадигмами невозможен, основан большей частью на интуитивной предрасположенности ученого к тому или иному правопониманию и зависит от целого ряда историко-культурных и психологических факторов. В то же время поиск современными правоведами интегративного понимания права, которое смогло бы объединить достижения различных научных школ, свидетельствует о допустимости совмещения и перекрывания парадигм в юриспруденции.

Третий параграф «Рационально-натуралистический стиль правового мышления как результат классической парадигмы» посвящен рассмотрению научного правового мышления в контексте основных признаков классической парадигмы с целью выявления ее деструктивных для правопонимания последствий. В ходе эпистемологического анализа базовых идей и основных установок теории и философии права XIX - XX вв. выяснилось, что результатом классических представлений о природе правопознания является рационально-натуралистический стиль научного правового мышления, негативными характеристиками которого, как показывает автор, выступают: логоцентризм, сциентизм, эволюционизм, механицизм, позитивизм, технократизм, приводящие к феномену «отчуждения права». Основные концепции правопонимания или юридические парадигмы (юридический позитивизм, социологическая и естественно-правовая школы) продуцированы им.

Отмечается, что в рамках классической парадигмы совершенно ускользает из виду сам предмет мышления - право, которому приписываются самые разнообразные свойства, качества, законы существования, игнорируется тот факт, что право было и остается продуктом культурно-исторической жизни общества и, следовательно, иррационально в своих основаниях, не признаваемых изначальной методологической установкой на исключение всего жизненного, субъективного, «переживаемого» как мешающего объективному познанию. Исчезает из поля зрения и то, что правовое мышление обязательно содержит в себе нормативно-практический и когнитивный элементы в их единстве. Творческий, иррациональный момент в правовом мышлении не замечается и отвергается как помеха на пути к истинному (достоверному) знанию права.

Структура диссертации. Поставленная проблема, объект, предмет и цели исследования предопределили логику и структуру данной работы. Диссертация состоит из введения, шести глав, включающих двадцать три параграфа, заключения и библиографии.

Во введении обосновывается актуальность и выбор темы исследования, определяется степень ее разработанности, ставятся цели и задачи, излагаются методы исследования, научная новизна и основные положения, выносимые на защиту, дается оценка теоретического и практического значения диссертации, приводятся сведения об апробации ее результатов.

Первая глава «Понятие правового мышления в классической парадигме» посвящена методологии исследования правового мышления, анализу основных подходов к его теоретическому рассмотрению, определению понятия и выявлению признаков с позиций классической теории познания, характеризующейся субъект-объектной оппозицией.

В первом параграфе «Правовое мышление и правопонимание как познавательная деятельность» автор показывает, что с точки зрения классической теории познания содержание правового мышления определяется субъект-объектным отношением, где адекватное отражение субъектом познания сущностных характеристик и признаков объекта - социально-правовой действительности - служит главной методологической проблемой, а исследование правового мышления целесообразно проводить либо в контексте методологии юридической науки, либо с позиции логики норм. Неклассическая теория познания, основывающаяся на современных философских концепциях науки, фиксирующая активную творческую роль субъекта в познавательном процессе с одновременным признанием социокультурных и научно-прикладных факторов в качестве его детерминант и формирующая представление о правовом мышлении как процессе смыслообразования, или понимания права, который протекает в единстве различных видов познания - чувственного, интуитивного и рационального, по мнению автора, более адекватна природе интеллектуальной деятельности в сфере права, имеющей ярю выраженную практическую компоненту.

Далее отмечается, что неклассический подход позволяет рассматривать правовое мышление в рамках общей методологии не только как познавательный процесс, но и как практическую деятельность, что для юриспруденции является актуальнейшей задачей. Автор отмечает, что в юридической науке скопилось большое количество проблем, имеющих практическую значимость и связанных с исследованием правового мышления не только с точки зрения метатеории, но и с позиций юридической практики, общей теории правового регулирования и реализации права, и дает характеристику правовому мышлению в контексте основных теоретико-правовых конструкций, понятий и категорий.

В ходе рассмотрения основных подходов к правовому мышлению, точек зрения на природу последнего, а также анализа взаимосвязи и соотношения правопонимания и правового мышления показано, что теория правового мышления не должна сводиться к методологии правопознания или метатеории права. Неокантианские, феноменологические и герменевтические методологические направления и теоретико-правовые школы демонстрируют самоотрицающую ограниченность традиционной гносеологической трактовки правопонимания и рационально-рефлексивной методологии исследования правового мышления, так как в ее рамках возникает логически порочный замкнутый круг: то, что является предметом исследования, выступает и его методом. Интуиция права неизбежна в исследовании правового мышления и лежит в основании любого правопонимания, что предполагает выход за рамки классического идеала научной рациональности и привлечение иррационалистических концепций познания, в которых интуитивное, неявное знание не отвергается с позиций гносеологического объективизма.

Во втором параграфе «Парадигмальный подход к правовому мышлению: смена методологических ориентиров» автор обосновывает позицию, согласно которой анализ правового мышления приобретает различные парадигмальные основания в зависимости от представлений о природе познавательной деятельности вообще. Автор предлагает различать «парадигму правового мышления», под которой понимает систему методологических установок, требуемых для исследования правового мышления, задающих систему представлений о природе правовой реальности и познавательной деятельности по отношению к ней, и «юридическую парадигму», представляющую собой совокупность теоретико-методологических схем, оценок и моделей решения специально-научных юридических задач, аксиологических констант в деятельности правового мышления, которая определяет развитие юридической науки и практики на основе определенного понимания права, смысла права, доминирующего на соответствующем историко-культурном этапе развития правового мышления.

Автор показывает, что классическая парадигма правового мышления, в которой правовое мышление рассматривается как строго рациональная научно-теоретическая деятельность по отношению к правовой системе, является результатом философских и культурно-исторических представлений и концепций Нового времени, специфика которых состоит в доминирующем развитии логико-рациональной стороны познания, и указывает ее основные признаки.

Автор показывает, что в современных методологических, науковедческих и эпистемологических концепциях признается неустранимость априорных по отношению к науке оснований, представляющих собой социокультурный контекст, совокупность социокультурных предпосылок научного опыта, а также невозможность сведения человеческого мышления к теоретическому расчленению мира и анализу структурно-логических форм его выражения в плане идеала познавательной деятельности, свободной от идеологических и культурно-исторических предпосылок. Одновременно обосновывается точка зрения, согласно которой новый, неклассический взгляд на природу научного правового мышления представлен социокультурной парадигмой правового мышления, характеризующейся признанием социокультурного фактора (прежде всего, "заданных" культурой внерациональных структур языка, идеологии, бессознательного) в качестве одного из основных в деятельности правового мышления и в стандартах научной, теоретико-правовой рациональности. В рамках такой неклассической парадигмы правовое мышление рассматривается не только как познавательная деятельность отдельного индивида, но и как выражение особого склада или характера ума, мировоззренческо-правовых основ той или иной эпохи, культуры, цивилизации.

Автор отмечает, что с появлением постпозитивистских концепций науки, феноменологических, герменевтических методологических направлений набирает силу плюрализация научного мышления, выражающаяся в признании: гетерогенности юридического мировоззрения, относительности истины в области права, значимости этнокультурных факторов как ключевых в развитии государства и права, что прослеживается в большинстве новейших отечественных государственно-правовых исследований[i].

Автор показывает зависимость юридической парадигмы от доминирующих в юридической науке и мировоззрении представлений о процессе правопознания, то есть от парадигмы правового мышления, а также общественно-политических идеалов, что позволяет расположить правовое мышление в предметном поле отрицания позитивистского понимания юридической науки как поиска объективных истин. При этом делается вывод о том, что аргументированный выбор, построенный целиком на рационально-логическом анализе, между двумя конкурирующими научными парадигмами невозможен, основан большей частью на интуитивной предрасположенности ученого к тому или иному правопониманию и зависит от целого ряда историко-культурных и психологических факторов. В то же время поиск современными правоведами интегративного понимания права, которое смогло бы объединить достижения различных научных школ, свидетельствует о допустимости совмещения и перекрывания парадигм в юриспруденции.

Третий параграф «Рационально-натуралистический стиль правового мышления как результат классической парадигмы» посвящен рассмотрению научного правового мышления в контексте основных признаков классической парадигмы с целью выявления ее деструктивных для правопонимания последствий. В ходе эпистемологического анализа базовых идей и основных установок теории и философии права XIX - XX вв. выяснилось, что результатом классических представлений о природе правопознания является рационально-натуралистический стиль научного правового мышления, негативными характеристиками которого, как показывает автор, выступают: логоцентризм, сциентизм, эволюционизм, механицизм, позитивизм, технократизм, приводящие к феномену «отчуждения права». Основные концепции правопонимания или юридические парадигмы (юридический позитивизм, социологическая и естественно-правовая школы) продуцированы им.

Отмечается, что в рамках классической парадигмы совершенно ускользает из виду сам предмет мышления - право, которому приписываются самые разнообразные свойства, качества, законы существования, игнорируется тот факт, что право было и остается продуктом культурно-исторической жизни общества и, следовательно, иррационально в своих основаниях, не признаваемых изначальной методологической установкой на исключение всего жизненного, субъективного, «переживаемого» как мешающего объективному познанию. Исчезает из поля зрения и то, что правовое мышление обязательно содержит в себе нормативно-практический и когнитивный элементы в их единстве. Творческий, иррациональный момент в правовом мышлении не замечается и отвергается как помеха на пути к истинному (достоверному) знанию права.