• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

Тема 3. Направленность истории и ее смысл

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 

История - это движение общества от прошлого через настоящее в будущее. Такое представление о направленности малосодержательно, если не привлечь понятия прогресса (поступательное восхождение от низшего к высшему) и регресса (нисхождение от высшего к низшему). Эти смыслы моделируются разными однонаправленными линиями и предполагают определенные трактовки низших и высших состояний об­щества. К данной теме имеют отношение и теории циклического движе­ния. Все это требует проблемного анализа и классификации решений.

ПРОБЛЕМА: Какая направленность присуща истории?

1. История имеет круговой характер.

Тема кругово­го движения событий была задана уже древним Екклесиастом. Вместе с повторяющимися природными явлениями он указал на периодическую смену форм человеческой деятельности (сеять - убирать урожай и т.п.). В силу сво­ей кратковременности и незрелости история еще не выделена из круго­ворота природных сил.

1.1. Круговорот природных элементов определяет круговую цик­личность выдвижения правящих династий. Такое учение разработал древнекитайский натурфилософ Цзоу Янь (III в. до н.э.). У него фигури­руют пять элементов - вода, земля, дерево, металл и огонь. Под действи­ем некоторой силы они преодолевают сопротивление друг друга и пос­ледовательно утверждают свое господство. Данной сменяемости соответствует смена династий в обществе - каждая из них правит под знаком определенного элемента.

1.2. История начинается с кочевого образа жизни и к нему возвращается. Такой идеи придерживался средневековый арабский мыслитель Ибн-Халдун (1332-1406). Он исходил из реалий своей родины и фактов военных походов монголов и татар. Жизнь кочевника изначальна в силу своей простоты. Собирательство и охота ненадежны и древние люди для стабильного пропитания решились приручить других животных (верблюдов, лошадей). На некоторых территориях вблизи рек кочевники обнаруживали плодородные земли и здесь естественно возникало земледелие. В условиях оседлости росло население и рождалось ремесло. Обмен агропродуктами и ремесленными изделиями вызвал к жизни сословие купцов. Соответственно оформились такие большие поселения как города, обнесенные стенами, имеющие центр и периферию. Но города были редкими оазисами среди многообразия воинственных кочевников, которых привлекала богатая добыча. Военные набеги и разграбление разрушали городские цивилизации и снова воцарялось абсолютное существование кочевого образа жизни.

2. История реализуется как регресс.

Данный принцип представляет историю в виде линии, идущей от высоких состояний общества к низшим. В качестве состояний выбира­ется элемент социума, представляющий его сущность. Ясно, что такой выбор обусловлен плюрализмом философских подходов. Но при всех различиях древнее общество оценивалось как более совершенное по сравнению с современным социумом. Глубокий пессимизм данного ре­шения очевиден.

2.1. Традиция, заложенная мудрыми предками, ухудшается от по­коления к поколению. Такое мнение высказал Конфуций. Он полагал, что в глубокой древности первопредки непосредственно общались с Не­бом-Дао. В результате этого они установили мудрые правила жизни, т.е. ритуал. Последний пребывал в сердцах всех людей и общество (Подне­бесная) было единой и дружной семьей. Но последующие поколения рас­теряли верность древнему ритуалу, отцовская любовь и сыновняя почти­тельность сменились злобой и борьбой. Теперь перед благородными мужа­ми стоит трудная задача восстановления традиции.

Конфуцианец Хань Фей (280-233 гг. до н.э.) объяснял регресс  обще­ства понижением в жизни людей роли нравственных ценностей. Если в древности все общество следовало Дао и было добродетельным, то по­зднее люди во взаимных отношениях перешли на умную хитрость, а со­временные поколения все проблемы стремятся решить грубой силой.

3. История есть непрерывный прогресс.

Представление о совершенствовании человеческой жизни возникло на заре истории и вначале оно было весьма узким, распространялось на какую-то одну область (техника, искусство, познание и т.п.). В дальней­шем картина роста достижений расширяется и доходит до прогресса все­го общества. Однако его основания трактуются по-разному, в зависимо­сти от понимания сущности социума.

3.1. Летящая стрела истории устремлена к спасению и воскрешению. Идея истории как прогресса родилась в христианстве. В библии заданы основные исторические этапы: грехопадение Адама и Евы, цепь грешных событий, начавшихся убийством Авеля Каином, первое пришествие Христа, возникновение церкви. Начало философскому осмыслению истории положил Аврелий Августин. Он подчеркнул про­грессивную направленность истории, которая подобна летящей стреле, а не собаке, кусающей свой хвост. Христианство отбросило языческую картину вечного и бесцельно-слепого круговорота. Внутренним содер­жанием истории стала борьба «града Божьего» с «градом земным». Вера в Христа-спасителя в конце концов победит в сердцах и делах людей и человек воссоединится с Богом.

3.2. История как прогресс мировой идеи, познающей себя через че­ловеческий разум. У Гегеля история предстала последним этапом раз­вития абсолютной идеи. Как подлинный субъект истории мировой дух действует посредством человечества и через поколения людей развер­тывает свой потенциал разума. Восхождение протекает по трем ступе­ням: а) субъективный дух - идея познает себя в качестве индивидуаль­ной души; б) объективный дух - идея становится общественным созна­нием в форме социальной морали и государственного права; в) абсолют­ный дух - через стадии искусства, религии и философии открывается абсолютная истина.           

                   3.3. Сущность исторического прогресса - это развитие человечес­кого разума. Таковым было убеждение европейских философов-просве­тителей XVIII в. Как идеологи крепнущей буржуазии они с оптимизмом смотрели в будущее и активно осмысливали идею исторического про­гресса. Его основой просветители признали разум людей, который явля­ется средством получения истины и в силу этого он выступает движу­щей силой познания, а также орудием преобразования социальной жиз­ни. Только разум способен критически устранить тормозящие традиции (религию, социальное неравенство) и рационально устроить справедли­вое общество. Вот почему нужно всемерно заниматься просвещением умов и особенно уровнем образования монархов.

Основой человеческого прогресса является восхождение разума от анимизма через философскую спекуляцию к науке. Эту идею проводил французский мыслитель А.Р. Тюрго (1727-1781). По его мнению, явления природы заключены в круге одинаковости, человеческие же события, беспрестанно порождаемые разумом и свободой, оказались открыты новому. Древние люди много воевали, но со временем их нравы смягчились и важную роль в этой гуманизации сыграл анимизм. Верования в духов; в то, что души умерших людей продолжают жить в ином мире, стали первой формой духовности, которая ослабила инстинктивную жестокость. Данное направление стали развивать последующие религии, призывая любить ближнего. Важную лепту в прогресс внес язык. Устные, а затем письменные знаки стали средством не только хранения, но и умножения знаний. Обобщение разнородных образов породило философию, где спекулятивная мысль стала создавать крайне отвлеченные от реальности учения. Заслуга философии состояла в том, что она стала той школой, где вызрел теоретический разум науки. Последняя потребовалась для обслуживания промышленности, торговли и политики. Итак, анимизм, философская спекуляция и наука – это три главных этапа прогрессирующего разума человечества.

Признав схему Тюрго, внес в нее изменения О. Конт. По его мнению, человеческий интеллект развивается через три стадии: теологическую, метафизическую и позитивную. На первой фантазия древних людей сильнее логики и поэтому создаются фиктивные образы духов и богов. Хотя это заблуждения, но они помогли построить управление обществом. Затем разум обрел крылья чрезмерной абстракции и родилась метафизика, идеи которой далеки от почвы действительности и годны только для критики умозрительных доктрин. Уроки, извлеченные из ошибок философов, стали основой формирования науки. Сила мысли здесь обратилась на факты реальности и такое положительное знание позволяет развивать экономику и рационально управлять обществом.

3.4. Исторический прогресс как последовательная смена обще­ственно-экономических формаций. По определению К. Маркса, обще­ственно-экономическая формация (ОЭФ) представляет собой конкрет­ное общество, находящееся на определенной исторической ступени. Признаки этой ступени обусловливаются особенностями господствую­щего в данное время способа материального производства. Радикальные сдвиги в структуре производительных сил и производственных отношений обновляют всю соци­альную и духовную надстройку. Таким способом происходит прогрес­сивный переход от одной формации к другой. Маркс признал реально осуществившимися четыре формации: первобытную, рабовладельчес­кую, феодальную, буржуазную  и с будущим свя­зал коммунизм.

3.5. Человечество движется от доиндустриалъного через индуст­риальное к постиндустриальному обществу. Такое направление ис­тории определено представителями технологического направления. Ос­новой прогресса всего общества здесь выступает развитие техники, за­висящее от знаний о природе. Первая ступень характеризуется как до-индустриальная, техника тут строилась на донаучных представлениях и представляла собой простые ручные орудия, которые позднее стали до­полняться устройствами, использовавшими энергию ветра, воды и до­машних животных. Примитивные орудия труда и жизни породили соот­ветствующее разделение труда, а оно определило специфические груп­пы и классы. Если охота и рыбная ловля несовместимы с рабским тру­дом, то поливное земледелие и ремесла в нем нуждаются. Наличие ра­бов и зависимых крестьян вызвало к жизни государственную машину с армией и чиновниками.

Ньютоновская механика породила машинную технику, ставшую основой индустриального общества. Индустриальное общество воз­никло и стало развиваться на машинной технике. Ее когнитивной осно­вой стало научное естествознание экспериментального характера. Хотя первые паровые машины были сконструированы талантливыми самоуч­ками, массовое применение машин потребовало разработки теоретичес­кой механики. Эту потребность удовлетворила ньютоновская теория. Широкая механизация сформировала рабочий класс и связанную с ним буржуазию.

Информационная технология, построенная на базе неклассической науки, составляет ядро становящегося постиндустриального обще­ства. В начале XX в. появилась квантовая физика, которая ознаменова­ла рождение неклассической науки. Ее своеобразие заключалось в том, что она утверждала принципиальную немеханистичность новой карти­ны мира (отказ от наглядности, полевые виды материи и т.п.). Начиная с конца 40-х годов, формируется широкий комплекс дисциплин об инфор­мации, что означало становление информационной техники и техноло­гии. Они определили суть формирующегося постиндустриального (лат. post - после) общества. Здесь резко возрастает роль научных центров (исследовательские институты, университеты), происходит перелив за­нятости из сферы производства в сферу услуг, расширяется индустрия досуга, образование становится непрерывным. Контуры постиндустри­ального общества ныне лишь складываются и можно говорить только о тенденциях, которые полностью проявятся в будущем.

        

4. История развивается в форме циклической волны.

Цикличность (греч. kyklos – круг) здесь означает последовательную смену прогресса и регресса, что дает ритм волны и фигуру полукруга. Здесь возможны два варианта: а) между волнами (прогресс – регресс) нет связи преемственности; б) предшествующая волна передает эстафету последующей.

4.1. Прогресс и регресс в истории уравновешивают друг друга. В этом варианте маятниковой цикличности прогресс и регресс так дополняют друг друга, что одно нейтрализует другое. Нет разницы между одной волной и серией волн.

Нисхождение человечества от золотого поколения к железно­му и восхождение обратно образуют ритм волны (полукруга). Древ­ние мудрецы выдвинули модель полукруга, образованного ветвями нисхождения и восхождения. Так, греческий мыслитель Гесиод (VIII— VII вв. до н.э.) в своих трудах представил пять следующих друг за другом поколений людей: золотое - серебряное - медное - бронзовое - желез­ное. Как понижается здесь «благородство» металлов, подобно тому ухудшалось отношение человеческих родов к богам. Соответственно менялось и отношение олимпийцев к людям: от покровительства до кар за непочитание. Отсюда вытекало понижение качества общества, которое, дойдя до самой низшей фазы, переходило в обратное прогрессивное вос­хождение. Психический строй переживаний здесь колеблется от уныния и апатии до надежды на лучшую жизнь.

История складывается из множества волновых циклов: про­гресс — регресс. Жизнь каждой культуры начинается с прогресса и заканчивается регрессом. Это решение возникло в рамках концепции локальных культур. По мнению Н.Я. Данилевского, О. Шпенглера и А. Тойнби, каж­дая отдельная культура из некоторой совокупности проходит этапы рождения, расцвета, зрелости, упадка - кризиса и гибели. Эти стадии можно свести к двум большим и объединяющим этапам: прогрессу (рож­дение - расцвет - зрелость) и регрессу (упадок - гибель). Совокупное движение дает картину волнового цикла, переживаемого сменой опти­мизма пессимизмом.

         Рыночная экономика демонстрирует многообразие волн. В XIX веке европейские экономисты подметили волнообразные колебания экономической активности с периодом 7-11 лет («торгово-промышленные циклы» Жугара). Затем был выявлен политико-деловой цикл (4-5 лет) – в первые годы своей деятельности любое правительство стремится накопить финансовые ресурсы, чтобы перед выборами пустить их в ход, увеличивая темпы экономического роста или снижая уровень налогов. С. Кузнец открыл строительный цикл (15-25 лет), где минимальная активность сменяется массовым обновлением жилых и производственных комплексов. Основные причины – смена поколений, внешняя и внутренняя миграция населения.

Волновая смена властвующих элит. В. Парето выдвинул оригинальную теорию смены элит. Новая элита возникает из честолюбивых выходцев из нижних слоев общества. В ходе борьбы со старой элитой она поднимается в высшие слои и укореняется там. Обретение власти и богатства понижает динамику аристократической элиты, ее честолюбивый потенциал вырождается и она уступает место новому поколению аристократов. Если в стабильной политической системе преобладает элита «львов» (сила, консерватизм), то в неустойчивом режиме процветает элита «лис» (хитрость и динамичный прагматизм). В случае нарушения волновой смены элит к власти приходят массовые движения.

Волны войны и мира. На значительном материале фактов современный американский политолог К. Райт установил цикл мира с периодом 50-60 лет. Истечение этого времени меняет мир на войну. Первое объяснение дал А. Тойнби. Люди, пережившие войну (1-ое поколение) передают своим детям (2-ое поколение) ужасы войны. Но внуки (3-е поколение), уже не имея в своей социальной памяти следов войны и страха перед нею, вполне способны начать новую войну. Эту психологическую мотивацию американский политолог Дж. Гольдстайн дополнил экономическими соображениями. Войны разрушают производство благ и мир наступает для оздоровления экономики. Но как только уровень производства восстанавливается, начинается борьба за передел ресурсов и рынков, что ведет к масштабным войнам.

4.2. Между социальными волнами осуществляется эстафета, что дает прогрессу доминирующую роль. Содержание колебательных процессов здесь может быть самым разным (мы – они, мир – война, традиция – инновация и т.п.), но главным остается эффект накопления положительных ценностей и их влияние на последующие фазы цикличности.

«Длинные волны Кондратьева». Российский экономист Н.Д. Кондратьев (1892-1938) с помощью методов математической статистики открыл в мировой капиталистической экономике волны конъюнктуры. (Та мысль, что у капитализма возможны подъемы, вызвала критику Л.Д. Троцкого, арест в 1930 г., расстрел в 1938 г.). В период подъема предприниматели не рискуют и ограничиваются усовершенствованием старой технологии. Повышательная волна нарастает с увеличением инвестирований в основные фонды. Но растущий спрос на каптал вызывает рано или поздно его дефицит, он дорожает и вызывает обратную тенденцию – уменьшение инвестиций и спад хозяйственной активности. Депрессия вынуждает капиталистов искать пути удешевления производства за счет разработки и внедрения инновационных технологий. На основе последних формируется новый экономический уклад, который не отменяет способ производства, а лишь отодвигает его на периферию экономики. То, что передовая технология развивается на основе старой, создает эффект кумуляции, соответственно смена волн (с периодом 48-55 лет) образует экономическую эволюцию, где действует тенденция возвышения.

Духовная культура развивается волнообразно. Одним из первых стал анализировать волны социокультурной динамики П. Сорокин. Он ввел понятие социокультурной системы, которая имеет свою экономику, политику, особый тип личности и своеобразное мировоззрение. Последнее в виде менталитета может служить критерием для выделения двух основных систем – «чувственной» и «умозрительной». Если для первой присущи материализм, утилитаризм и гедонизм, то для второй – духовный рационализм, вера в идеальные ценности, романтизм. Промежуточным звеном выступает идеалистическая система. История человечества демонстрирует циклические переходы от чувственности через идеализм к умозрению и обратно. Однако каждый последующий цикл возвышается над предыдущими за счет кумуляции благ, знаний и духовного опыта.

Если волны Сорокина крупномасштабны (века и тысячелетия), то существуют и менее крупные циклы. А.С. Дриккер и С.Ю. Маслов выявили культурные изменения, протекающие синхронно с кондратьевскими волнами. Повышательная динамика культуры («ренессансоподобный стиль») основана на открытости к влияниям внешних культур, ставке на инновации, высоком престиже знаний. Процесс понижения культуры («бароккоподобный стиль») инициируется тягой к замкнутости, культом традиции и низким престижем знаний. Кризис культуры выражен эклектикой стилей и потерей энтузиазма культурной элитой. И все же регресс не сводит творчество к исходной позиции и очередной подъем начинается с относительно высокого уровня.

         В любой модели прогресса предполагается, что его субъектом явля­ются люди. В человечестве можно выделять какие-то приоритетные эле­менты (великая личность, элита, класс и т.п.), но никто не сомневается в том, что прогресс общества достигается деятельностью людей. Под оп­ределенным ракурсом последняя может протекать в двух формах: как революция и как реформа. В сути своей они отличаются друг от друга сле­дующими признаками. Социальная революция (лат. revolutio - поворот, переворот) - это относительно резкое (взрывное) качественное обновле­ние общества, переход его на иной уровень бытия в главных сферах жизни. Такая ломка достигается усилиями больших масс людей и чаще всего имеет насильственный характер. Что же касается реформы, то она не так глобальна, как революция, имеет локальные границы и качественные преобразования здесь не посягают на основы общества. Реформа разви­вает и совершенствует социум ненасильственными средствами.

ПРОБЛЕМА: Какая форма оптимальна для общественного прогресса: революция или реформа?

1. Социальные революции - локомотивы общественного про­гресса.

Эта идея заняла центральное место в марксизме. Учение о револю­ции строится на диалектических принципах, согласно которым револю­ция является всеобщей формой развития материи. Она представляет собой качественный скачок, в ходе которого происходит диалектичес­кое отрицание - уничтожение старого и утверждение нового. Эти черты приобретают особый характер в социальной революции.

1.1. Революция как прогрессивный переход от одной общественно-экономической формации к другой. Формация является исторически определенным типом общества. В недрах существующей формации эволюционным путем формируются предпосылки револю­ции, они имеют объективный и субъективный характер. К объективным предпосылкам относятся: несоответствие старых производственных от­ношений уровню обновленных производительных сил и революционная ситуация в классовых отношениях («верхи не могут управлять по-ново­му, а низы не хотят жить по-старому»). Субъективной предпосылкой выступает борьба старой и новой идеологий. Когда предпосылки дости­гают уровня критической зрелости, наступает период социальной рево­люции. Она выражает скачкообразный, целостный переход от одной формации к другой.

                   1.2. Революция радикально ломает всю общественную традицию. Эта функция революции вытекает из механистического представления об обществе как некотором строении (базис-надстройка). Примеча­тельна ленинская характеристика буржуазного и пролетарского государ­ства как машины классовой власти. Если общество есть нечто построен­ное, или собранное, то форма его обновления одна - слом старого («весь мир до основания мы разрушим...») и построение нового. Социальная революция ломает три основных качества: старый базис, прежнюю сис­тему власти (государство и т.п.), «отжившую» духовную культуру, где ядро-идеология.

                                                       

         1.3. Революционное насилие как «повивальная бабка» прогресса. Общественный прогресс К. Маркс уподоблял языческо­му идолу, который пьет нектар только из черепов убитых. Если суще­ствуют классы с различными и противоположными интересами, то клас­совая борьба с обязательным насилием неизбежна. В.И. Ленин мораль­но оправдывал карательные действия диктатуры пролетариата прекрас­ным будущим («нравственно все то, что служит делу коммунизма»). Не­нависть к врагам революции есть высокое чувство и если обычный чело­век не понимает хода истории, то его можно «тащить» по пути прогрес­са. Революционер стоит вне всяких юридических законов и отвечает только перед своей революционной «совестью».

2. Прогресс общества может протекать только путем реформ.

В марксистской философии эволюция в виде реформ только подго­тавливает революционный взрыв. С такой точкой зрения не согласны многие философские направления. Их представители занимают проти­воположную позицию и, критически отрицая революцию, все разумные социальные преобразования считают реформами.

2.1. Социальные революции ничего не создают, а только разруша­ют. Это мнение было убеждением Н.А. Бердяева. Опираясь на принципы религиозной философии, он представлял историю как борьбу боже­ственных сил добра против дьявольской иррациональной свободы. Са­мой опасной ее формой выступает революция, которая двигает общество в состояние крайнего хаоса. Перед революцией усиливаются процессы распада, падает вера, люди теряют духовные ориентиры. Революционе­ры оценивают себя творцами нового будущего, но на самом деле они - рабы прошлого, ибо относятся к нему с завистью и злобой. С таким от­ношением нельзя построить положительные ценности. Творение новых форм жизни происходит только в эволюционные периоды, когда к тра­диции относятся с уважением и любовью.

2.2. Если революции служат регрессу, то реформы - орудие про­гресса. С мнением Бердяева согласился П.А. Сорокин, выдвинув ряд новых аргументов в пользу реформы. Если революция подавляет базо­вые потребности (пища, безопасность, собственность, свобода и т.п.), то реформа ориентирована на их нормальное удовлетворение. Цель рево­люции заключается в том, чтобы довести опасный беспорядок в обще­стве до состояния критического максимума. Реформа же стремится по­высить уровень оптимального порядка. Революция насаждает антигу­манные моральные чувства: злобу, ненависть, мстительность и т.п., ре­форма же развивает гуманные чувства общечеловеческой солидарности, терпимости, сострадания, любви. Если революция есть социальная бо­лезнь с возможным летальным исходом, то реформа - нормальный путь развития общества по пути прогресса.

2.3. Реформа играет прогрессивную роль в совершенствовании об­щества. Задача данного пункта - выделить основные функции рефор­мы. Это можно сделать путем синтеза положений из концепций Бердяе­ва и Сорокина.

                   Реформа устраняет отжившее в обществе и развивает его по­ложительные традиции. Исходным пунктом здесь выступает пред­ставление об обществе как сложном, целостном и живом организме. Ос­новой его роста и развития является традиция, т. е. то, что передано со­временникам прошлыми поколениями людей. Современное поколение должно поддержать ее жизнь двойственным отношением   - сохранить непреходящие ценности и изменить то, что уже не отвечает новым тре­бованиям. Такое органическое развитие и обеспечивает реформа.

В отличие от революции реформа нацелена на строго определенную область общественной жизни (сельское хозяйство, образование и т.п.). Поэтому различные реформы не совпадают друг с другом по времени и могут образовывать некую последовательность. Субъектом реформ вы­ступают официальные власти и та часть населения, которая имеет к это­му непосредственное отношение.

                   Реформа предполагает оптимальный союз разума и чувств, организованности и социальной стихии. Реформирование общества ориентируется на ближнее будущее и ставит реальные цели. Здесь тре­буется нормальная работа практического разума и научного мышления без составления утопических проектов. Должна быть разработана программа изменений. В то же время реформаторы дол­жны учитывать сложность социального эксперимента, который нельзя полностью рассчитать и вычислить. Без некоторой стихии проб и оши­бок обойтись нельзя, и этому лучше соответствует чувственная интуи­ция, опыт жизни. Вот почему реформирование идет от малого к большо­му, поэтапно увеличивая масштаб преобразований. Современный немецкий философ Р. Дарендорф полагает, что оптимальный срок политической реформы – 6 месяцев, экономической реформы – 6 лет, а менталитет меняется за 60 лет.

                   Средства реформы гуманны и подчинены правовым законам. Сам по себе прогресс не есть самоцель, он необходим постольку, по­скольку в нем заинтересованы люди. Главное требование любой рефор­мы - человек, а он есть всегда цель, а не средство. Вот почему методы преобразований должны подвергаться широкому и всестороннему об­суждению на стадии разработки и при своей реализации должны конт­ролироваться общественностью через официальные органы и по нефор­мальным каналам. В демократическом обществе реформаторы несут правовую ответственность за свои действия.

Итак, сопоставление доводов за революцию и за реформу делает предпочтительней реформу как оптимальный и гуманный способ прогрессивного развития общества.

В деятельности индивидов и социальных групп существуют цели, указывающие на их желаемое будущее. Есть ли у человечества общие и единые целевые ценности? Существует ли у истории своя цель, выражаю­щая идеальное состояние человеческого рода? От какого субъекта она за­висит? Эти вопросы составляют содержание проблемы смысла истории.

ПРОБЛЕМА: Существует ли смысл истории?

1. История смысла не имеет.

Данное решение связано с теми учениями, которые не признают гос­подство какого-то единого и однонаправленного движения истории. Стало быть, речь идет о циклических моделях (круговорот, волна-полу­круг)

 Жизнь людей не имеет смысла, так как она вписана в кругово­рот бытия. Представители архаических мифов и политеистических ре­лигий еще не могли поставить вопрос о смысле истории. Но если бы он был выдвинут, то их решение свелось бы к отрицанию такого смысла. Основанием для этого выступает картина природного круговорота, предполагающая отсутствие явного социального начала и определенно­го исторического конца. В условиях круговой цикличности какая-то оп­ределенная и единая целевая заданность невозможна, ибо поступатель­ного движения к общим ценностям не происходит. Вот почему Екклеси­аст и историк Геродот пишут о бренности всего земного.

 Исторический смысл отсутствует, ибо каждая культура рас­цветает и умирает. Такое решение является логическим выводом из те­орий циклического развития локальных культур. Предпосылки, кото­рые выдвигают Данилевский и Шпенглер, отрицают существование еди­ной истории. Начальный прогресс культуры сводится на нет последую­щей регрессивной ветвью. Всякий смысл теряется в условиях гибели всех культурных ценностей.

1.3. Действия человеческих индивидов и социальных групп осмыс­ленны, но единый и общий смысл отсутствует. Такое решение типично для субъективистских направлений. Исходным пунктом рассуждений здесь выступает индивид. Его жизнь строится на определенных целевых установках, своим поступкам и жизни в целом он способен   придать смысл. Но цели-идеалы разных личностей расходятся и не совпадают друг с другом, эта неустранимая множественность и отсутствие единой закономерности общества делают смысл истории невозможным.

2. Смысл истории реален.

Эта позиция представлена теми направлениями, которые признают идею прогресса. Взаимные отличия определяются различными толкова­ниями источников (движущих сил) прогресса и, стало быть, смысла ис­тории как идеального состояния человечества.

2.1. Смысл истории задан Богом. Данная позиция естественна для религиозной философии. Если взять христианство, то начало истории здесь положено грехопадением Адама и Евы. Основным содержанием истории стало искупление первородного греха и спасение человека. Пришествие Иисуса Христа означало божественную помощь человече­ству, которое самостоятельно не способно осуществить спасение. С яв­лением Спасителя смысл истории приобрел ясную определенность-возвышение человечества в духе Христа.

В противостоянии с «градом земным» должен победить «град Божий». Библейский смысл истории по-своему осмыслил Августин. Главным содержанием общественной жизни, по его мнению, является противоборство двух градов. Люди, живущие верой и любовью к Богу, образуют «град небесный», «град земной» составляют люди, любящие себя. Если первые являются потомками Авеля, то вторые ведут свой род от Каина. Смыслом истории становится конечное торжество «града Божьего».

2.2. История устремлена к тому, чтобы все действительное в обще­ственной жизни стало разумным и свободным. Объективные идеалисты предлагают свой вариант внешнего источника смысла. В этом качестве у них высту­пает мировое сознание. Так, по мнению Гегеля, всемирная история игра­ет роль арены для самопознания абсолютной идеи. Важным компонентом этого процесса является рост правовой свободы от минимального уровня (деспотические режимы Древнего Востока) через частичную свободу (Древняя Греция и Рим) к христианским государствам «Германского мира», добившихся свободы для всех граждан. Такое развитие свободы и составляет смысл истории.

2.3. Смысл истории заключается в движении к коммунизму как об­ществу всесторонне развитых личностей. Представление о коммуниз­ме как идеальном обществе и конечном состоянии истории фигурирова­ло в учениях многих утопистов прошлого (Т. Мор, Т. Кампанелла и др.). В качестве целевого смысла К. Маркс сохранил коммунизм, но вписал его в другую сеть понятий. Все бытие человеческого рода распалось на два этапа: предысторию и собственно историю. В предыстории человек зависит от стихийно действующих законов, что выражается отчуждени­ем. Частная собственность как его экономическая основа противопос­тавляет социальные группы и классы, придает общественным отноше­ниям вещный характер, подчиняет индивида обществу. Подлинная ис­тория начинается с коммунистической формации, где отчуждение пре­одолевается уничтожением частной собственности, осознанием истори­ческой необходимости и утверждением контроля над силами природы и общества. Смысл истории состоит в утверждении человеческой свободы для всех, что даст всесторон­нее развитие всех способностей.

Вот уже более полутора веков идет дискуссия о судьбе России. Это обсуждение затрагивает такие понятия, как: «Запад» и «Восток». Ясно, что речь здесь идет не о географических сторонах света. Запад и Восток несут смысл обществ, которые имеют разную культурно-ценностную  направлен­ность развития.

ПРОБЛЕМА: Чем отличаются друг от друга Запад и Восток, какова перспектива их развития?

1. Для понимания истории нужна схема из двух социальных полюсов: «Запад – Восток».

К. Ясперс отмечал, что древняя культура нашла удобный прием противопоставления: «свои – чужие». В дальнейшем на этой основе возникли особые культурные варианты: «китайцы – варвары», «эллины – варвары», «римляне – варвары». К XIX веку оформилась оппозиция «Запад – Восток», где уже шла речь не в плоскости «культура – бескультурие», а в измерении культурных различий. А.С. Панарин полагает что анализ современной истории невозможен без универсальной схемы двух полюсов. Если брать дихотомию «Север – Юг», то она ограничена тем, что отсталый Юг нуждается в экономической опеке богатого Севера. Всю необходимую гамму социальных смыслов несет только схема «Запад – Восток».

1.1. У единой реки социальной жизни есть два цивилизационных берега: «индоарийский» и «китайский». Арабский исследователь А. Абдель-Малек («Социальная диалектика», 1981) признал две универсальные  цивилизации: индоарийскую и китайскую. Они существуют на всем протяжении человеческой истории. В состав индоарийской входят: Древний Египет, греко-римская античность, Европа, Северная Америка, арабо-исламский мир, Латинская Америка. Смысловое ядро этой цивилизации – «Запад». Китайский мегамир состоит из Китая, Японии, Индии, Центральной и Юго-восточной Азии, Океании, азиатско-исламской зоны. Эту цивилизацию можно считать «Востоком». Оба социомира отличаются разным отношением к времени. Если «Запад» считает время слугой человека, то на Востоке время – господин всего и человека, в частности.

При всей своей оригинальности данная концепция явно узка. Отношение общества к времени не может заменить всех других важных аспектов социальной жизни.

1.2. Западоцентризм и Востокоцентризм отличаются духовными ценностями. По мнению А.С. Панарина, Запад и Восток будут нормальными единицами истории, если они включат в себя все многообразие социальных факторов: экономических, технических, политических, коммуникативных, психических, когнитивных и т.п. Однако центрами этих единиц должны быть признаны духовные ценности (мораль, религия – атеизм, искусство, и т.п.). Именно, они определяют характер деятельности во всех сферах жизни. Каково состояние духовности (расцвет – порча), таким и будет качество сверхцивилизации (подъем – кризис).

Главные черты Западоцентризма: 1) человек есть центр бытия (антропоцентризм); 2) человеку надо преобразовывать внешний мир, но не самого себя; 3) искусственное лучше естественного; 4) новации и инициативы важнее традиций; 5) наука и техника как воплощения новизны и как орудия активности; 6) рациональный разум и сомнение важнее чувств и веры; 7) индивид выше группы и социума (свобода личности ценнее общественного успеха); 8) открытое общество в форме вестернизации незападного мира; 9) экономический императив: максимальная прибыль при минимальных издержках; 10) культ потребления товаров.

Сущностные особенности Востокоцентризма: 1) человек подчинен миру (космоцентризм); 2) человек обязан преобразовывать себя, а не мир; 3) естественное выше искусственного; 4) старое ценнее нового; 5) познание многообразно и наука – одна из форм познания; 6) разум полезен в союзе с другими способностями; 7) социум важнее индивида; 8) идеал закрытого общества; 9) приоритет духовности над прибылью; 10) идеал аскетизма.

1.3. Западоцентризм и Востокоцентризм как две фазы исторического мегацикла. Как полагает А.С. Панарин, Западу и Востоку присущ глобальный динамизм. Они являются такими полюсами социальной жизни, где один доминирует, а другой пребывает в низшем и зависимом состоянии. Фаза апогея означает, что духовность данного социомира (допустим, Запада) цветет и развивается, действует много пассионариев, составляющих духовную элиту. Выдвигаются амбициозные проекты и многие инициативы удаются. Социализация реализуется с воодушевлением и энтузиазмом. Но вот проходит большой интервал исторического времени и духовное ядро начинает переживать кризис. Вера элиты в себя подтачивается сомнениями, инициативы терпят крах. Это означает, что Запад входит в фазу спада и регресса, а Восток берет на себя роль прогрессирующего лидера. Такая циклическая смена господствующего полюса (Восточно-западный мегацикл) и составляет суть истории.

1.4. В разные периоды истории одни и те же народы (культуры) могут попадать то в Запад, то в Восток. Зарождение Востока как особой цивилизации падает на первые государства шумеров, ассировавилонян и египтян. Жизнь индивидов здесь полностью определялась государственной деспотией. Китайские даосы выдвинули принцип недеяния, означавший пассивное приспособление к природе. Индийские йоги ввели экспериментальные практики над собой и утвердили аскетизм.

Запад как таковой возник у античных греков, утверждавших культурную экспансию и заимствование достижений других народов (открытость). В греческих полисах родились демократия и частная собственность, был открыт индивидуальный принцип, давший авторскую форму творчества. Вместе с тем греки выявили духовные болезни Запада. Софисты дискредитировали нормативный дух логики и закона, киники и эпикурейцы показали анархический эгоизм и гедонизм как серьезные угрозы социализации. В этом плане Европа средних веков стала реваншем Востока, ценности которого исправляли духовную порчу поздней античности и римской империи. Так, монастыри стали подлинными школами аскезы и социально-духовного братства.

Для Европы фаза Запада началась с XV века: формируется индивидный принцип (личность превыше любой общности), природа у протестантов теряет былую сакральность и становится мастерской. Юный капитализм утвердил идеал экономической деятельности – максимальная прибыль. Европейское Просвещение создало культ научного разума и запустило ход технологического империализма. Рыночная стихия вызвала к жизни неуемный стиль потребительства. Истощение потенциала Западоцентризма выявили экологический кризис и появление спекулятивно-финансовой экономики. Оказалось, что земная биосфера не может быть неисчерпаемым источником ресурсов и мотив прибыли нужно срочно ограничить экозапретами. К тому же фиктивный капитал виртуальной экономики стал давать прибыль более 1000%, что в принципе подрывает производительную экономику. Здесь мотив неограниченной прибыли также нуждается в радикальном ценностном пересмотре.

Многие авторы признают эру заката капитализма. Как полагает И. Валлерстайн, после кризиса и конца модерна социальное бытие станет похоже на реальность XIV века. В терминах А.С. Панарина это означает смену фазы Запада на фазу Востока. Соответственно человек уступит часть своего статуса природному миру, от активизма перейдет к стратегии коэволюции. Мотив экономической прибыли будет гармонизирован рядом духовных идеалов, расточительство сменится моделью разумно-сдержанного потребления.

ПРОБЛЕМА:       Какой путь развития избрать России: Запад или Восток?

Россия шла по пути Запада.

         В своей истории Россия испытала несколько радикальных форм вестернизации. Первое влияние Запада совпало с христианизацией Руси, когда новая религия была навязана народу сверху. Вторую прививку западных ценностей совершил Петр I, который во главу угла поставил заимствование научно-технической культуры. Третья форма связана с деятельностью таких западников как российские марксисты. В учении К. Маркса и буржуазном либерализме нашлось общее ядро – идеи Просвещения (культ научного разума, активное преобразование природы и т.п.). Большевизм и советский строй стали особой реализацией духовного наследия Запада. Индустриализация и коллективизация были пронизаны научным активизмом и социальной инженерией по переделке человеческой природы. Поэтому крах системы социализма и СССР – это одно из поражений Западоцентризма.

2. Россия способна органично войти в Востокоцентризм.

Русские славянофилы XIX века пытались осознать самобытность России и критиковали проекты западного пути. А.С. Хомяков свои надежды связывал с образом действия сельской общины, принимавшей решения сообща, «миром». Если крестьянам дать социальную свободу, то их нравственный коллективизм способен на многое. И.В. Киреевский выделял православную соборность, где индивидуальные интересы подчиняются церковным и государственным коллективам. Если западный образ жизни основан на рациональном расчете, то русские люди бытуют «живознанием», сочетающим здравый смысл с верой, добротой и совестью.

Мировые войны, социальные революции и советская перековка душ существенно изменили народ России. На рубеже XX и XXI веков происходит радикальная смена ценностей – советская идеология рухнула и менталитет народа открыт новым изменениям. Растет престиж традиционных форм религии, утверждается плюрализм идеалов и свобода их выбора. И все же Россия снова оказалась в ситуации выбора одного из двух альтернативных путей: Запад или Восток? Какая-то часть граждан находится в неопределенности. Есть люди, ориентированные на западные ценности. Те, кто предпочел идеалы Востока, выдвигают следующие доводы. Крах социализма дискредитировал определенные ценности Запада. Историческое время капитализма истекло. Экологический кризис и спекулятивная финансономика для своего решения требует идеалов Востока – уважения к природе, труда, основанного на духовности, коллективизма и установки на социальный диалог. Такой путь лучше всего соответствует возрождению России.

Задания и притчи

Екклесиаст: «Время разбрасывать камни и время их собирать». К какой концепции истории близко это высказывание?

К. Поппер назвал учение о коммунизме гибельной утопией, а религиозное учение о спасении – мечтой. Согласны ли вы с такими оценками?

Русский философ И.Ф. Щербина написал в 1867 г. следующее стихотворение: «Все в небе стройностью полно, а нам и смысл отмерен скупо. Планеты движутся умно, а люди движутся так глупо». Если отвлечься от иронии мыслителя, то как можно оценить его позицию?

В средневековой Европе возникла притча о воробье, который в зимнюю стужу залетел в открытую дверь жилого дома и вылетел в окно. Если воробья уподобить обществу, то на какую концепцию истории похожа эта притча?

М.К. Мамардашвили полагал, что доброта русского народа есть следствие многолетнего рабства. Согласны вы с этим мнением? Если придерживаться другого мнения, то каковы его аргументы?

«Русский человек хорошо сеет, но плохо убирает урожай». Какой смысл здесь предполагал русский ученый К. Бэр?

История - это движение общества от прошлого через настоящее в будущее. Такое представление о направленности малосодержательно, если не привлечь понятия прогресса (поступательное восхождение от низшего к высшему) и регресса (нисхождение от высшего к низшему). Эти смыслы моделируются разными однонаправленными линиями и предполагают определенные трактовки низших и высших состояний об­щества. К данной теме имеют отношение и теории циклического движе­ния. Все это требует проблемного анализа и классификации решений.

ПРОБЛЕМА: Какая направленность присуща истории?

1. История имеет круговой характер.

Тема кругово­го движения событий была задана уже древним Екклесиастом. Вместе с повторяющимися природными явлениями он указал на периодическую смену форм человеческой деятельности (сеять - убирать урожай и т.п.). В силу сво­ей кратковременности и незрелости история еще не выделена из круго­ворота природных сил.

1.1. Круговорот природных элементов определяет круговую цик­личность выдвижения правящих династий. Такое учение разработал древнекитайский натурфилософ Цзоу Янь (III в. до н.э.). У него фигури­руют пять элементов - вода, земля, дерево, металл и огонь. Под действи­ем некоторой силы они преодолевают сопротивление друг друга и пос­ледовательно утверждают свое господство. Данной сменяемости соответствует смена династий в обществе - каждая из них правит под знаком определенного элемента.

1.2. История начинается с кочевого образа жизни и к нему возвращается. Такой идеи придерживался средневековый арабский мыслитель Ибн-Халдун (1332-1406). Он исходил из реалий своей родины и фактов военных походов монголов и татар. Жизнь кочевника изначальна в силу своей простоты. Собирательство и охота ненадежны и древние люди для стабильного пропитания решились приручить других животных (верблюдов, лошадей). На некоторых территориях вблизи рек кочевники обнаруживали плодородные земли и здесь естественно возникало земледелие. В условиях оседлости росло население и рождалось ремесло. Обмен агропродуктами и ремесленными изделиями вызвал к жизни сословие купцов. Соответственно оформились такие большие поселения как города, обнесенные стенами, имеющие центр и периферию. Но города были редкими оазисами среди многообразия воинственных кочевников, которых привлекала богатая добыча. Военные набеги и разграбление разрушали городские цивилизации и снова воцарялось абсолютное существование кочевого образа жизни.

2. История реализуется как регресс.

Данный принцип представляет историю в виде линии, идущей от высоких состояний общества к низшим. В качестве состояний выбира­ется элемент социума, представляющий его сущность. Ясно, что такой выбор обусловлен плюрализмом философских подходов. Но при всех различиях древнее общество оценивалось как более совершенное по сравнению с современным социумом. Глубокий пессимизм данного ре­шения очевиден.

2.1. Традиция, заложенная мудрыми предками, ухудшается от по­коления к поколению. Такое мнение высказал Конфуций. Он полагал, что в глубокой древности первопредки непосредственно общались с Не­бом-Дао. В результате этого они установили мудрые правила жизни, т.е. ритуал. Последний пребывал в сердцах всех людей и общество (Подне­бесная) было единой и дружной семьей. Но последующие поколения рас­теряли верность древнему ритуалу, отцовская любовь и сыновняя почти­тельность сменились злобой и борьбой. Теперь перед благородными мужа­ми стоит трудная задача восстановления традиции.

Конфуцианец Хань Фей (280-233 гг. до н.э.) объяснял регресс  обще­ства понижением в жизни людей роли нравственных ценностей. Если в древности все общество следовало Дао и было добродетельным, то по­зднее люди во взаимных отношениях перешли на умную хитрость, а со­временные поколения все проблемы стремятся решить грубой силой.

3. История есть непрерывный прогресс.

Представление о совершенствовании человеческой жизни возникло на заре истории и вначале оно было весьма узким, распространялось на какую-то одну область (техника, искусство, познание и т.п.). В дальней­шем картина роста достижений расширяется и доходит до прогресса все­го общества. Однако его основания трактуются по-разному, в зависимо­сти от понимания сущности социума.

3.1. Летящая стрела истории устремлена к спасению и воскрешению. Идея истории как прогресса родилась в христианстве. В библии заданы основные исторические этапы: грехопадение Адама и Евы, цепь грешных событий, начавшихся убийством Авеля Каином, первое пришествие Христа, возникновение церкви. Начало философскому осмыслению истории положил Аврелий Августин. Он подчеркнул про­грессивную направленность истории, которая подобна летящей стреле, а не собаке, кусающей свой хвост. Христианство отбросило языческую картину вечного и бесцельно-слепого круговорота. Внутренним содер­жанием истории стала борьба «града Божьего» с «градом земным». Вера в Христа-спасителя в конце концов победит в сердцах и делах людей и человек воссоединится с Богом.

3.2. История как прогресс мировой идеи, познающей себя через че­ловеческий разум. У Гегеля история предстала последним этапом раз­вития абсолютной идеи. Как подлинный субъект истории мировой дух действует посредством человечества и через поколения людей развер­тывает свой потенциал разума. Восхождение протекает по трем ступе­ням: а) субъективный дух - идея познает себя в качестве индивидуаль­ной души; б) объективный дух - идея становится общественным созна­нием в форме социальной морали и государственного права; в) абсолют­ный дух - через стадии искусства, религии и философии открывается абсолютная истина.           

                   3.3. Сущность исторического прогресса - это развитие человечес­кого разума. Таковым было убеждение европейских философов-просве­тителей XVIII в. Как идеологи крепнущей буржуазии они с оптимизмом смотрели в будущее и активно осмысливали идею исторического про­гресса. Его основой просветители признали разум людей, который явля­ется средством получения истины и в силу этого он выступает движу­щей силой познания, а также орудием преобразования социальной жиз­ни. Только разум способен критически устранить тормозящие традиции (религию, социальное неравенство) и рационально устроить справедли­вое общество. Вот почему нужно всемерно заниматься просвещением умов и особенно уровнем образования монархов.

Основой человеческого прогресса является восхождение разума от анимизма через философскую спекуляцию к науке. Эту идею проводил французский мыслитель А.Р. Тюрго (1727-1781). По его мнению, явления природы заключены в круге одинаковости, человеческие же события, беспрестанно порождаемые разумом и свободой, оказались открыты новому. Древние люди много воевали, но со временем их нравы смягчились и важную роль в этой гуманизации сыграл анимизм. Верования в духов; в то, что души умерших людей продолжают жить в ином мире, стали первой формой духовности, которая ослабила инстинктивную жестокость. Данное направление стали развивать последующие религии, призывая любить ближнего. Важную лепту в прогресс внес язык. Устные, а затем письменные знаки стали средством не только хранения, но и умножения знаний. Обобщение разнородных образов породило философию, где спекулятивная мысль стала создавать крайне отвлеченные от реальности учения. Заслуга философии состояла в том, что она стала той школой, где вызрел теоретический разум науки. Последняя потребовалась для обслуживания промышленности, торговли и политики. Итак, анимизм, философская спекуляция и наука – это три главных этапа прогрессирующего разума человечества.

Признав схему Тюрго, внес в нее изменения О. Конт. По его мнению, человеческий интеллект развивается через три стадии: теологическую, метафизическую и позитивную. На первой фантазия древних людей сильнее логики и поэтому создаются фиктивные образы духов и богов. Хотя это заблуждения, но они помогли построить управление обществом. Затем разум обрел крылья чрезмерной абстракции и родилась метафизика, идеи которой далеки от почвы действительности и годны только для критики умозрительных доктрин. Уроки, извлеченные из ошибок философов, стали основой формирования науки. Сила мысли здесь обратилась на факты реальности и такое положительное знание позволяет развивать экономику и рационально управлять обществом.

3.4. Исторический прогресс как последовательная смена обще­ственно-экономических формаций. По определению К. Маркса, обще­ственно-экономическая формация (ОЭФ) представляет собой конкрет­ное общество, находящееся на определенной исторической ступени. Признаки этой ступени обусловливаются особенностями господствую­щего в данное время способа материального производства. Радикальные сдвиги в структуре производительных сил и производственных отношений обновляют всю соци­альную и духовную надстройку. Таким способом происходит прогрес­сивный переход от одной формации к другой. Маркс признал реально осуществившимися четыре формации: первобытную, рабовладельчес­кую, феодальную, буржуазную  и с будущим свя­зал коммунизм.

3.5. Человечество движется от доиндустриалъного через индуст­риальное к постиндустриальному обществу. Такое направление ис­тории определено представителями технологического направления. Ос­новой прогресса всего общества здесь выступает развитие техники, за­висящее от знаний о природе. Первая ступень характеризуется как до-индустриальная, техника тут строилась на донаучных представлениях и представляла собой простые ручные орудия, которые позднее стали до­полняться устройствами, использовавшими энергию ветра, воды и до­машних животных. Примитивные орудия труда и жизни породили соот­ветствующее разделение труда, а оно определило специфические груп­пы и классы. Если охота и рыбная ловля несовместимы с рабским тру­дом, то поливное земледелие и ремесла в нем нуждаются. Наличие ра­бов и зависимых крестьян вызвало к жизни государственную машину с армией и чиновниками.

Ньютоновская механика породила машинную технику, ставшую основой индустриального общества. Индустриальное общество воз­никло и стало развиваться на машинной технике. Ее когнитивной осно­вой стало научное естествознание экспериментального характера. Хотя первые паровые машины были сконструированы талантливыми самоуч­ками, массовое применение машин потребовало разработки теоретичес­кой механики. Эту потребность удовлетворила ньютоновская теория. Широкая механизация сформировала рабочий класс и связанную с ним буржуазию.

Информационная технология, построенная на базе неклассической науки, составляет ядро становящегося постиндустриального обще­ства. В начале XX в. появилась квантовая физика, которая ознаменова­ла рождение неклассической науки. Ее своеобразие заключалось в том, что она утверждала принципиальную немеханистичность новой карти­ны мира (отказ от наглядности, полевые виды материи и т.п.). Начиная с конца 40-х годов, формируется широкий комплекс дисциплин об инфор­мации, что означало становление информационной техники и техноло­гии. Они определили суть формирующегося постиндустриального (лат. post - после) общества. Здесь резко возрастает роль научных центров (исследовательские институты, университеты), происходит перелив за­нятости из сферы производства в сферу услуг, расширяется индустрия досуга, образование становится непрерывным. Контуры постиндустри­ального общества ныне лишь складываются и можно говорить только о тенденциях, которые полностью проявятся в будущем.

        

4. История развивается в форме циклической волны.

Цикличность (греч. kyklos – круг) здесь означает последовательную смену прогресса и регресса, что дает ритм волны и фигуру полукруга. Здесь возможны два варианта: а) между волнами (прогресс – регресс) нет связи преемственности; б) предшествующая волна передает эстафету последующей.

4.1. Прогресс и регресс в истории уравновешивают друг друга. В этом варианте маятниковой цикличности прогресс и регресс так дополняют друг друга, что одно нейтрализует другое. Нет разницы между одной волной и серией волн.

Нисхождение человечества от золотого поколения к железно­му и восхождение обратно образуют ритм волны (полукруга). Древ­ние мудрецы выдвинули модель полукруга, образованного ветвями нисхождения и восхождения. Так, греческий мыслитель Гесиод (VIII— VII вв. до н.э.) в своих трудах представил пять следующих друг за другом поколений людей: золотое - серебряное - медное - бронзовое - желез­ное. Как понижается здесь «благородство» металлов, подобно тому ухудшалось отношение человеческих родов к богам. Соответственно менялось и отношение олимпийцев к людям: от покровительства до кар за непочитание. Отсюда вытекало понижение качества общества, которое, дойдя до самой низшей фазы, переходило в обратное прогрессивное вос­хождение. Психический строй переживаний здесь колеблется от уныния и апатии до надежды на лучшую жизнь.

История складывается из множества волновых циклов: про­гресс — регресс. Жизнь каждой культуры начинается с прогресса и заканчивается регрессом. Это решение возникло в рамках концепции локальных культур. По мнению Н.Я. Данилевского, О. Шпенглера и А. Тойнби, каж­дая отдельная культура из некоторой совокупности проходит этапы рождения, расцвета, зрелости, упадка - кризиса и гибели. Эти стадии можно свести к двум большим и объединяющим этапам: прогрессу (рож­дение - расцвет - зрелость) и регрессу (упадок - гибель). Совокупное движение дает картину волнового цикла, переживаемого сменой опти­мизма пессимизмом.

         Рыночная экономика демонстрирует многообразие волн. В XIX веке европейские экономисты подметили волнообразные колебания экономической активности с периодом 7-11 лет («торгово-промышленные циклы» Жугара). Затем был выявлен политико-деловой цикл (4-5 лет) – в первые годы своей деятельности любое правительство стремится накопить финансовые ресурсы, чтобы перед выборами пустить их в ход, увеличивая темпы экономического роста или снижая уровень налогов. С. Кузнец открыл строительный цикл (15-25 лет), где минимальная активность сменяется массовым обновлением жилых и производственных комплексов. Основные причины – смена поколений, внешняя и внутренняя миграция населения.

Волновая смена властвующих элит. В. Парето выдвинул оригинальную теорию смены элит. Новая элита возникает из честолюбивых выходцев из нижних слоев общества. В ходе борьбы со старой элитой она поднимается в высшие слои и укореняется там. Обретение власти и богатства понижает динамику аристократической элиты, ее честолюбивый потенциал вырождается и она уступает место новому поколению аристократов. Если в стабильной политической системе преобладает элита «львов» (сила, консерватизм), то в неустойчивом режиме процветает элита «лис» (хитрость и динамичный прагматизм). В случае нарушения волновой смены элит к власти приходят массовые движения.

Волны войны и мира. На значительном материале фактов современный американский политолог К. Райт установил цикл мира с периодом 50-60 лет. Истечение этого времени меняет мир на войну. Первое объяснение дал А. Тойнби. Люди, пережившие войну (1-ое поколение) передают своим детям (2-ое поколение) ужасы войны. Но внуки (3-е поколение), уже не имея в своей социальной памяти следов войны и страха перед нею, вполне способны начать новую войну. Эту психологическую мотивацию американский политолог Дж. Гольдстайн дополнил экономическими соображениями. Войны разрушают производство благ и мир наступает для оздоровления экономики. Но как только уровень производства восстанавливается, начинается борьба за передел ресурсов и рынков, что ведет к масштабным войнам.

4.2. Между социальными волнами осуществляется эстафета, что дает прогрессу доминирующую роль. Содержание колебательных процессов здесь может быть самым разным (мы – они, мир – война, традиция – инновация и т.п.), но главным остается эффект накопления положительных ценностей и их влияние на последующие фазы цикличности.

«Длинные волны Кондратьева». Российский экономист Н.Д. Кондратьев (1892-1938) с помощью методов математической статистики открыл в мировой капиталистической экономике волны конъюнктуры. (Та мысль, что у капитализма возможны подъемы, вызвала критику Л.Д. Троцкого, арест в 1930 г., расстрел в 1938 г.). В период подъема предприниматели не рискуют и ограничиваются усовершенствованием старой технологии. Повышательная волна нарастает с увеличением инвестирований в основные фонды. Но растущий спрос на каптал вызывает рано или поздно его дефицит, он дорожает и вызывает обратную тенденцию – уменьшение инвестиций и спад хозяйственной активности. Депрессия вынуждает капиталистов искать пути удешевления производства за счет разработки и внедрения инновационных технологий. На основе последних формируется новый экономический уклад, который не отменяет способ производства, а лишь отодвигает его на периферию экономики. То, что передовая технология развивается на основе старой, создает эффект кумуляции, соответственно смена волн (с периодом 48-55 лет) образует экономическую эволюцию, где действует тенденция возвышения.

Духовная культура развивается волнообразно. Одним из первых стал анализировать волны социокультурной динамики П. Сорокин. Он ввел понятие социокультурной системы, которая имеет свою экономику, политику, особый тип личности и своеобразное мировоззрение. Последнее в виде менталитета может служить критерием для выделения двух основных систем – «чувственной» и «умозрительной». Если для первой присущи материализм, утилитаризм и гедонизм, то для второй – духовный рационализм, вера в идеальные ценности, романтизм. Промежуточным звеном выступает идеалистическая система. История человечества демонстрирует циклические переходы от чувственности через идеализм к умозрению и обратно. Однако каждый последующий цикл возвышается над предыдущими за счет кумуляции благ, знаний и духовного опыта.

Если волны Сорокина крупномасштабны (века и тысячелетия), то существуют и менее крупные циклы. А.С. Дриккер и С.Ю. Маслов выявили культурные изменения, протекающие синхронно с кондратьевскими волнами. Повышательная динамика культуры («ренессансоподобный стиль») основана на открытости к влияниям внешних культур, ставке на инновации, высоком престиже знаний. Процесс понижения культуры («бароккоподобный стиль») инициируется тягой к замкнутости, культом традиции и низким престижем знаний. Кризис культуры выражен эклектикой стилей и потерей энтузиазма культурной элитой. И все же регресс не сводит творчество к исходной позиции и очередной подъем начинается с относительно высокого уровня.

         В любой модели прогресса предполагается, что его субъектом явля­ются люди. В человечестве можно выделять какие-то приоритетные эле­менты (великая личность, элита, класс и т.п.), но никто не сомневается в том, что прогресс общества достигается деятельностью людей. Под оп­ределенным ракурсом последняя может протекать в двух формах: как революция и как реформа. В сути своей они отличаются друг от друга сле­дующими признаками. Социальная революция (лат. revolutio - поворот, переворот) - это относительно резкое (взрывное) качественное обновле­ние общества, переход его на иной уровень бытия в главных сферах жизни. Такая ломка достигается усилиями больших масс людей и чаще всего имеет насильственный характер. Что же касается реформы, то она не так глобальна, как революция, имеет локальные границы и качественные преобразования здесь не посягают на основы общества. Реформа разви­вает и совершенствует социум ненасильственными средствами.

ПРОБЛЕМА: Какая форма оптимальна для общественного прогресса: революция или реформа?

1. Социальные революции - локомотивы общественного про­гресса.

Эта идея заняла центральное место в марксизме. Учение о револю­ции строится на диалектических принципах, согласно которым револю­ция является всеобщей формой развития материи. Она представляет собой качественный скачок, в ходе которого происходит диалектичес­кое отрицание - уничтожение старого и утверждение нового. Эти черты приобретают особый характер в социальной революции.

1.1. Революция как прогрессивный переход от одной общественно-экономической формации к другой. Формация является исторически определенным типом общества. В недрах существующей формации эволюционным путем формируются предпосылки револю­ции, они имеют объективный и субъективный характер. К объективным предпосылкам относятся: несоответствие старых производственных от­ношений уровню обновленных производительных сил и революционная ситуация в классовых отношениях («верхи не могут управлять по-ново­му, а низы не хотят жить по-старому»). Субъективной предпосылкой выступает борьба старой и новой идеологий. Когда предпосылки дости­гают уровня критической зрелости, наступает период социальной рево­люции. Она выражает скачкообразный, целостный переход от одной формации к другой.

                   1.2. Революция радикально ломает всю общественную традицию. Эта функция революции вытекает из механистического представления об обществе как некотором строении (базис-надстройка). Примеча­тельна ленинская характеристика буржуазного и пролетарского государ­ства как машины классовой власти. Если общество есть нечто построен­ное, или собранное, то форма его обновления одна - слом старого («весь мир до основания мы разрушим...») и построение нового. Социальная революция ломает три основных качества: старый базис, прежнюю сис­тему власти (государство и т.п.), «отжившую» духовную культуру, где ядро-идеология.

                                                       

         1.3. Революционное насилие как «повивальная бабка» прогресса. Общественный прогресс К. Маркс уподоблял языческо­му идолу, который пьет нектар только из черепов убитых. Если суще­ствуют классы с различными и противоположными интересами, то клас­совая борьба с обязательным насилием неизбежна. В.И. Ленин мораль­но оправдывал карательные действия диктатуры пролетариата прекрас­ным будущим («нравственно все то, что служит делу коммунизма»). Не­нависть к врагам революции есть высокое чувство и если обычный чело­век не понимает хода истории, то его можно «тащить» по пути прогрес­са. Революционер стоит вне всяких юридических законов и отвечает только перед своей революционной «совестью».

2. Прогресс общества может протекать только путем реформ.

В марксистской философии эволюция в виде реформ только подго­тавливает революционный взрыв. С такой точкой зрения не согласны многие философские направления. Их представители занимают проти­воположную позицию и, критически отрицая революцию, все разумные социальные преобразования считают реформами.

2.1. Социальные революции ничего не создают, а только разруша­ют. Это мнение было убеждением Н.А. Бердяева. Опираясь на принципы религиозной философии, он представлял историю как борьбу боже­ственных сил добра против дьявольской иррациональной свободы. Са­мой опасной ее формой выступает революция, которая двигает общество в состояние крайнего хаоса. Перед революцией усиливаются процессы распада, падает вера, люди теряют духовные ориентиры. Революционе­ры оценивают себя творцами нового будущего, но на самом деле они - рабы прошлого, ибо относятся к нему с завистью и злобой. С таким от­ношением нельзя построить положительные ценности. Творение новых форм жизни происходит только в эволюционные периоды, когда к тра­диции относятся с уважением и любовью.

2.2. Если революции служат регрессу, то реформы - орудие про­гресса. С мнением Бердяева согласился П.А. Сорокин, выдвинув ряд новых аргументов в пользу реформы. Если революция подавляет базо­вые потребности (пища, безопасность, собственность, свобода и т.п.), то реформа ориентирована на их нормальное удовлетворение. Цель рево­люции заключается в том, чтобы довести опасный беспорядок в обще­стве до состояния критического максимума. Реформа же стремится по­высить уровень оптимального порядка. Революция насаждает антигу­манные моральные чувства: злобу, ненависть, мстительность и т.п., ре­форма же развивает гуманные чувства общечеловеческой солидарности, терпимости, сострадания, любви. Если революция есть социальная бо­лезнь с возможным летальным исходом, то реформа - нормальный путь развития общества по пути прогресса.

2.3. Реформа играет прогрессивную роль в совершенствовании об­щества. Задача данного пункта - выделить основные функции рефор­мы. Это можно сделать путем синтеза положений из концепций Бердяе­ва и Сорокина.

                   Реформа устраняет отжившее в обществе и развивает его по­ложительные традиции. Исходным пунктом здесь выступает пред­ставление об обществе как сложном, целостном и живом организме. Ос­новой его роста и развития является традиция, т. е. то, что передано со­временникам прошлыми поколениями людей. Современное поколение должно поддержать ее жизнь двойственным отношением   - сохранить непреходящие ценности и изменить то, что уже не отвечает новым тре­бованиям. Такое органическое развитие и обеспечивает реформа.

В отличие от революции реформа нацелена на строго определенную область общественной жизни (сельское хозяйство, образование и т.п.). Поэтому различные реформы не совпадают друг с другом по времени и могут образовывать некую последовательность. Субъектом реформ вы­ступают официальные власти и та часть населения, которая имеет к это­му непосредственное отношение.

                   Реформа предполагает оптимальный союз разума и чувств, организованности и социальной стихии. Реформирование общества ориентируется на ближнее будущее и ставит реальные цели. Здесь тре­буется нормальная работа практического разума и научного мышления без составления утопических проектов. Должна быть разработана программа изменений. В то же время реформаторы дол­жны учитывать сложность социального эксперимента, который нельзя полностью рассчитать и вычислить. Без некоторой стихии проб и оши­бок обойтись нельзя, и этому лучше соответствует чувственная интуи­ция, опыт жизни. Вот почему реформирование идет от малого к большо­му, поэтапно увеличивая масштаб преобразований. Современный немецкий философ Р. Дарендорф полагает, что оптимальный срок политической реформы – 6 месяцев, экономической реформы – 6 лет, а менталитет меняется за 60 лет.

                   Средства реформы гуманны и подчинены правовым законам. Сам по себе прогресс не есть самоцель, он необходим постольку, по­скольку в нем заинтересованы люди. Главное требование любой рефор­мы - человек, а он есть всегда цель, а не средство. Вот почему методы преобразований должны подвергаться широкому и всестороннему об­суждению на стадии разработки и при своей реализации должны конт­ролироваться общественностью через официальные органы и по нефор­мальным каналам. В демократическом обществе реформаторы несут правовую ответственность за свои действия.

Итак, сопоставление доводов за революцию и за реформу делает предпочтительней реформу как оптимальный и гуманный способ прогрессивного развития общества.

В деятельности индивидов и социальных групп существуют цели, указывающие на их желаемое будущее. Есть ли у человечества общие и единые целевые ценности? Существует ли у истории своя цель, выражаю­щая идеальное состояние человеческого рода? От какого субъекта она за­висит? Эти вопросы составляют содержание проблемы смысла истории.

ПРОБЛЕМА: Существует ли смысл истории?

1. История смысла не имеет.

Данное решение связано с теми учениями, которые не признают гос­подство какого-то единого и однонаправленного движения истории. Стало быть, речь идет о циклических моделях (круговорот, волна-полу­круг)

 Жизнь людей не имеет смысла, так как она вписана в кругово­рот бытия. Представители архаических мифов и политеистических ре­лигий еще не могли поставить вопрос о смысле истории. Но если бы он был выдвинут, то их решение свелось бы к отрицанию такого смысла. Основанием для этого выступает картина природного круговорота, предполагающая отсутствие явного социального начала и определенно­го исторического конца. В условиях круговой цикличности какая-то оп­ределенная и единая целевая заданность невозможна, ибо поступатель­ного движения к общим ценностям не происходит. Вот почему Екклеси­аст и историк Геродот пишут о бренности всего земного.

 Исторический смысл отсутствует, ибо каждая культура рас­цветает и умирает. Такое решение является логическим выводом из те­орий циклического развития локальных культур. Предпосылки, кото­рые выдвигают Данилевский и Шпенглер, отрицают существование еди­ной истории. Начальный прогресс культуры сводится на нет последую­щей регрессивной ветвью. Всякий смысл теряется в условиях гибели всех культурных ценностей.

1.3. Действия человеческих индивидов и социальных групп осмыс­ленны, но единый и общий смысл отсутствует. Такое решение типично для субъективистских направлений. Исходным пунктом рассуждений здесь выступает индивид. Его жизнь строится на определенных целевых установках, своим поступкам и жизни в целом он способен   придать смысл. Но цели-идеалы разных личностей расходятся и не совпадают друг с другом, эта неустранимая множественность и отсутствие единой закономерности общества делают смысл истории невозможным.

2. Смысл истории реален.

Эта позиция представлена теми направлениями, которые признают идею прогресса. Взаимные отличия определяются различными толкова­ниями источников (движущих сил) прогресса и, стало быть, смысла ис­тории как идеального состояния человечества.

2.1. Смысл истории задан Богом. Данная позиция естественна для религиозной философии. Если взять христианство, то начало истории здесь положено грехопадением Адама и Евы. Основным содержанием истории стало искупление первородного греха и спасение человека. Пришествие Иисуса Христа означало божественную помощь человече­ству, которое самостоятельно не способно осуществить спасение. С яв­лением Спасителя смысл истории приобрел ясную определенность-возвышение человечества в духе Христа.

В противостоянии с «градом земным» должен победить «град Божий». Библейский смысл истории по-своему осмыслил Августин. Главным содержанием общественной жизни, по его мнению, является противоборство двух градов. Люди, живущие верой и любовью к Богу, образуют «град небесный», «град земной» составляют люди, любящие себя. Если первые являются потомками Авеля, то вторые ведут свой род от Каина. Смыслом истории становится конечное торжество «града Божьего».

2.2. История устремлена к тому, чтобы все действительное в обще­ственной жизни стало разумным и свободным. Объективные идеалисты предлагают свой вариант внешнего источника смысла. В этом качестве у них высту­пает мировое сознание. Так, по мнению Гегеля, всемирная история игра­ет роль арены для самопознания абсолютной идеи. Важным компонентом этого процесса является рост правовой свободы от минимального уровня (деспотические режимы Древнего Востока) через частичную свободу (Древняя Греция и Рим) к христианским государствам «Германского мира», добившихся свободы для всех граждан. Такое развитие свободы и составляет смысл истории.

2.3. Смысл истории заключается в движении к коммунизму как об­ществу всесторонне развитых личностей. Представление о коммуниз­ме как идеальном обществе и конечном состоянии истории фигурирова­ло в учениях многих утопистов прошлого (Т. Мор, Т. Кампанелла и др.). В качестве целевого смысла К. Маркс сохранил коммунизм, но вписал его в другую сеть понятий. Все бытие человеческого рода распалось на два этапа: предысторию и собственно историю. В предыстории человек зависит от стихийно действующих законов, что выражается отчуждени­ем. Частная собственность как его экономическая основа противопос­тавляет социальные группы и классы, придает общественным отноше­ниям вещный характер, подчиняет индивида обществу. Подлинная ис­тория начинается с коммунистической формации, где отчуждение пре­одолевается уничтожением частной собственности, осознанием истори­ческой необходимости и утверждением контроля над силами природы и общества. Смысл истории состоит в утверждении человеческой свободы для всех, что даст всесторон­нее развитие всех способностей.

Вот уже более полутора веков идет дискуссия о судьбе России. Это обсуждение затрагивает такие понятия, как: «Запад» и «Восток». Ясно, что речь здесь идет не о географических сторонах света. Запад и Восток несут смысл обществ, которые имеют разную культурно-ценностную  направлен­ность развития.

ПРОБЛЕМА: Чем отличаются друг от друга Запад и Восток, какова перспектива их развития?

1. Для понимания истории нужна схема из двух социальных полюсов: «Запад – Восток».

К. Ясперс отмечал, что древняя культура нашла удобный прием противопоставления: «свои – чужие». В дальнейшем на этой основе возникли особые культурные варианты: «китайцы – варвары», «эллины – варвары», «римляне – варвары». К XIX веку оформилась оппозиция «Запад – Восток», где уже шла речь не в плоскости «культура – бескультурие», а в измерении культурных различий. А.С. Панарин полагает что анализ современной истории невозможен без универсальной схемы двух полюсов. Если брать дихотомию «Север – Юг», то она ограничена тем, что отсталый Юг нуждается в экономической опеке богатого Севера. Всю необходимую гамму социальных смыслов несет только схема «Запад – Восток».

1.1. У единой реки социальной жизни есть два цивилизационных берега: «индоарийский» и «китайский». Арабский исследователь А. Абдель-Малек («Социальная диалектика», 1981) признал две универсальные  цивилизации: индоарийскую и китайскую. Они существуют на всем протяжении человеческой истории. В состав индоарийской входят: Древний Египет, греко-римская античность, Европа, Северная Америка, арабо-исламский мир, Латинская Америка. Смысловое ядро этой цивилизации – «Запад». Китайский мегамир состоит из Китая, Японии, Индии, Центральной и Юго-восточной Азии, Океании, азиатско-исламской зоны. Эту цивилизацию можно считать «Востоком». Оба социомира отличаются разным отношением к времени. Если «Запад» считает время слугой человека, то на Востоке время – господин всего и человека, в частности.

При всей своей оригинальности данная концепция явно узка. Отношение общества к времени не может заменить всех других важных аспектов социальной жизни.

1.2. Западоцентризм и Востокоцентризм отличаются духовными ценностями. По мнению А.С. Панарина, Запад и Восток будут нормальными единицами истории, если они включат в себя все многообразие социальных факторов: экономических, технических, политических, коммуникативных, психических, когнитивных и т.п. Однако центрами этих единиц должны быть признаны духовные ценности (мораль, религия – атеизм, искусство, и т.п.). Именно, они определяют характер деятельности во всех сферах жизни. Каково состояние духовности (расцвет – порча), таким и будет качество сверхцивилизации (подъем – кризис).

Главные черты Западоцентризма: 1) человек есть центр бытия (антропоцентризм); 2) человеку надо преобразовывать внешний мир, но не самого себя; 3) искусственное лучше естественного; 4) новации и инициативы важнее традиций; 5) наука и техника как воплощения новизны и как орудия активности; 6) рациональный разум и сомнение важнее чувств и веры; 7) индивид выше группы и социума (свобода личности ценнее общественного успеха); 8) открытое общество в форме вестернизации незападного мира; 9) экономический императив: максимальная прибыль при минимальных издержках; 10) культ потребления товаров.

Сущностные особенности Востокоцентризма: 1) человек подчинен миру (космоцентризм); 2) человек обязан преобразовывать себя, а не мир; 3) естественное выше искусственного; 4) старое ценнее нового; 5) познание многообразно и наука – одна из форм познания; 6) разум полезен в союзе с другими способностями; 7) социум важнее индивида; 8) идеал закрытого общества; 9) приоритет духовности над прибылью; 10) идеал аскетизма.

1.3. Западоцентризм и Востокоцентризм как две фазы исторического мегацикла. Как полагает А.С. Панарин, Западу и Востоку присущ глобальный динамизм. Они являются такими полюсами социальной жизни, где один доминирует, а другой пребывает в низшем и зависимом состоянии. Фаза апогея означает, что духовность данного социомира (допустим, Запада) цветет и развивается, действует много пассионариев, составляющих духовную элиту. Выдвигаются амбициозные проекты и многие инициативы удаются. Социализация реализуется с воодушевлением и энтузиазмом. Но вот проходит большой интервал исторического времени и духовное ядро начинает переживать кризис. Вера элиты в себя подтачивается сомнениями, инициативы терпят крах. Это означает, что Запад входит в фазу спада и регресса, а Восток берет на себя роль прогрессирующего лидера. Такая циклическая смена господствующего полюса (Восточно-западный мегацикл) и составляет суть истории.

1.4. В разные периоды истории одни и те же народы (культуры) могут попадать то в Запад, то в Восток. Зарождение Востока как особой цивилизации падает на первые государства шумеров, ассировавилонян и египтян. Жизнь индивидов здесь полностью определялась государственной деспотией. Китайские даосы выдвинули принцип недеяния, означавший пассивное приспособление к природе. Индийские йоги ввели экспериментальные практики над собой и утвердили аскетизм.

Запад как таковой возник у античных греков, утверждавших культурную экспансию и заимствование достижений других народов (открытость). В греческих полисах родились демократия и частная собственность, был открыт индивидуальный принцип, давший авторскую форму творчества. Вместе с тем греки выявили духовные болезни Запада. Софисты дискредитировали нормативный дух логики и закона, киники и эпикурейцы показали анархический эгоизм и гедонизм как серьезные угрозы социализации. В этом плане Европа средних веков стала реваншем Востока, ценности которого исправляли духовную порчу поздней античности и римской империи. Так, монастыри стали подлинными школами аскезы и социально-духовного братства.

Для Европы фаза Запада началась с XV века: формируется индивидный принцип (личность превыше любой общности), природа у протестантов теряет былую сакральность и становится мастерской. Юный капитализм утвердил идеал экономической деятельности – максимальная прибыль. Европейское Просвещение создало культ научного разума и запустило ход технологического империализма. Рыночная стихия вызвала к жизни неуемный стиль потребительства. Истощение потенциала Западоцентризма выявили экологический кризис и появление спекулятивно-финансовой экономики. Оказалось, что земная биосфера не может быть неисчерпаемым источником ресурсов и мотив прибыли нужно срочно ограничить экозапретами. К тому же фиктивный капитал виртуальной экономики стал давать прибыль более 1000%, что в принципе подрывает производительную экономику. Здесь мотив неограниченной прибыли также нуждается в радикальном ценностном пересмотре.

Многие авторы признают эру заката капитализма. Как полагает И. Валлерстайн, после кризиса и конца модерна социальное бытие станет похоже на реальность XIV века. В терминах А.С. Панарина это означает смену фазы Запада на фазу Востока. Соответственно человек уступит часть своего статуса природному миру, от активизма перейдет к стратегии коэволюции. Мотив экономической прибыли будет гармонизирован рядом духовных идеалов, расточительство сменится моделью разумно-сдержанного потребления.

ПРОБЛЕМА:       Какой путь развития избрать России: Запад или Восток?

Россия шла по пути Запада.

         В своей истории Россия испытала несколько радикальных форм вестернизации. Первое влияние Запада совпало с христианизацией Руси, когда новая религия была навязана народу сверху. Вторую прививку западных ценностей совершил Петр I, который во главу угла поставил заимствование научно-технической культуры. Третья форма связана с деятельностью таких западников как российские марксисты. В учении К. Маркса и буржуазном либерализме нашлось общее ядро – идеи Просвещения (культ научного разума, активное преобразование природы и т.п.). Большевизм и советский строй стали особой реализацией духовного наследия Запада. Индустриализация и коллективизация были пронизаны научным активизмом и социальной инженерией по переделке человеческой природы. Поэтому крах системы социализма и СССР – это одно из поражений Западоцентризма.

2. Россия способна органично войти в Востокоцентризм.

Русские славянофилы XIX века пытались осознать самобытность России и критиковали проекты западного пути. А.С. Хомяков свои надежды связывал с образом действия сельской общины, принимавшей решения сообща, «миром». Если крестьянам дать социальную свободу, то их нравственный коллективизм способен на многое. И.В. Киреевский выделял православную соборность, где индивидуальные интересы подчиняются церковным и государственным коллективам. Если западный образ жизни основан на рациональном расчете, то русские люди бытуют «живознанием», сочетающим здравый смысл с верой, добротой и совестью.

Мировые войны, социальные революции и советская перековка душ существенно изменили народ России. На рубеже XX и XXI веков происходит радикальная смена ценностей – советская идеология рухнула и менталитет народа открыт новым изменениям. Растет престиж традиционных форм религии, утверждается плюрализм идеалов и свобода их выбора. И все же Россия снова оказалась в ситуации выбора одного из двух альтернативных путей: Запад или Восток? Какая-то часть граждан находится в неопределенности. Есть люди, ориентированные на западные ценности. Те, кто предпочел идеалы Востока, выдвигают следующие доводы. Крах социализма дискредитировал определенные ценности Запада. Историческое время капитализма истекло. Экологический кризис и спекулятивная финансономика для своего решения требует идеалов Востока – уважения к природе, труда, основанного на духовности, коллективизма и установки на социальный диалог. Такой путь лучше всего соответствует возрождению России.

Задания и притчи

Екклесиаст: «Время разбрасывать камни и время их собирать». К какой концепции истории близко это высказывание?

К. Поппер назвал учение о коммунизме гибельной утопией, а религиозное учение о спасении – мечтой. Согласны ли вы с такими оценками?

Русский философ И.Ф. Щербина написал в 1867 г. следующее стихотворение: «Все в небе стройностью полно, а нам и смысл отмерен скупо. Планеты движутся умно, а люди движутся так глупо». Если отвлечься от иронии мыслителя, то как можно оценить его позицию?

В средневековой Европе возникла притча о воробье, который в зимнюю стужу залетел в открытую дверь жилого дома и вылетел в окно. Если воробья уподобить обществу, то на какую концепцию истории похожа эта притча?

М.К. Мамардашвили полагал, что доброта русского народа есть следствие многолетнего рабства. Согласны вы с этим мнением? Если придерживаться другого мнения, то каковы его аргументы?

«Русский человек хорошо сеет, но плохо убирает урожай». Какой смысл здесь предполагал русский ученый К. Бэр?