• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

Тема 1. Общество

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 

Уже древние философы заложили идейные основы исследования общества. Ведущие подходы оказались множественными, что соответствовало сути философской мысли. С возникновением научного естествознания и его поразительных успехов появилась возможность «примерить» методы изучения природы к социальным явлениям. В новейшее время значительных результатов достигли гуманитарные науки, что выдвинуло на повестку дня вопрос обновления методов социальной философии.

ПРОБЛЕМА:       Какие методы может использовать философ в познании социальной реальности?

I. Исследование общества следует вести традиционными философскими методами.

Эта позиция обосновывается следующими доводами. Социальная реальность является элементом всей реальности, или универсума. И если к последнему как целому приложимы определенные принципы, то они действенны и в отношении части. Другой аргумент строится на различии философии и науки. Если ученые применяют свои, специальные подходы, то философ должен сохранить своеобразие своей методологии.

1. Основные элементы общества и общая история зависят от Бога (религиозная философия).

Образы Богов использовались уже в мифологической и политеистической картинах общественной жизни (Веды, Гесиод и т.п.). Но переход к систематическому применению религиозных образов состоялся с утверждением мировых религий. К настоящему времени сложились традиции католического, православного, протестантского, иудаистского, исламского понимания социальной жизни.

Основы христианской философии истории заложил Августин. Он исходил из того, что земная жизнь человека потекла после грехопадения, с которого и начался отсчет социального времени. Ряд поколений людей образовал человечество, но и оно не смогло приступить к снятию печати греха, поэтому потребовалась искупительная жертва Христа. Появление избранных к спасению означало рождение Града Божьего (церкви) и главным содержанием социальной жизни становится его борьба с Градом земным (государством). В этом противостоянии проявляется противоборство людей, ориентированных на любовь к богу, и тех, кто живет грехом и тьмой. Победа сообщества верующих будет означать начало суда Божьего или конец истории. Такой финал предопределен провидением.

2. Общество как следствие развития мирового разума (объективный идеализм). Гегель представил классический вариант данного подхода. Мировое сознание у него выступает в форме абсолютной идеи. Ее развитие началось со ступени объективной логики, где идея бытийствовала как чистая мысль. Данный этап затем диалектически перешел в ступень природы с ее телесным существованием. И уже его отрицание дало этап духа. Здесь индивид, сущность которого есть душа, включается в жизнь общества. Личное сливается с общественным, проходя стадии семьи, гражданского общества и государства. Соответственно общественное сознание развивается последовательно, реализуя формы искусства, религии и философии. Все это этапы достижения наивысшей свободы – самопознания идеи.

3. Люди объединяются в общество на основе своего разума (субъективный идеализм). Данный принцип стал активно утверждаться мыслителями Нового времени. Наиболее рельефно он проявился в договорной концепции, которую разделяли многие философы разных направлений (Т. Гоббс, Ж.-Ж. Руссо и т.д.). Если в естественном состоянии люди как эгоисты враждуют, то требуется выйти из этого опасного состояния. Выход предложил человеческий разум, который разработал нравственные и политические законы, ограничивающие своеволие индивидов. Тот же разум, руководствуясь здравым смыслом, рекомендовал людям договориться исполнять законы и избрать власть (монарха или ассамблею) для их соблюдения. Таким способом родилось общество в форме государства.

В XX в. субъективистская методология стала самым влиятельным направлением социальной философии. Один из ее ведущих представителей – русско-американский мыслитель П.А. Сорокин (1889-1968).

Все социальные явления детерминированы активностью человеческого сознания. Общество Сорокин определил в виде совокупности людей, находящихся в процессе общения. Его жизнь складывается из многообразия социальных явлений, каждое из них имеет две стороны: внутренне-психическую и внешне-символическую. Эти аспекты неравноценны, первое определяет второе. Психика человека, включающая в себя переживания и знания, реализуется в деятельности в форме цели, замысла (идеи), плана-программы. И эта внутренняя активность воплощается во внешнем и материальном содержании как некотором языке. Так образуются не только вещи (храмы, машины и т.д.), но и действия (трудовой акт, танец и т.д.), организации (церковь, фирма и т.п.). Стало быть, социальная реальность зависит от активности сознания. Таков типичный современный вариант субъективного идеализма.

4. Виды материи определяют общественную жизнь (материализм). Здесь на первое место выдвигаются материальные факторы. Они раздваиваются на природные и общественные причины, соответственно этому сформировались две основные разновидности материалистической стратегии.

4.1. Природа господствует в обществе (социологический натурализм). Его ведущая идея сводится к тому, что основу социального бытия составляют некие природные образования. Их конкретизация дала особые формы натурализма, где признается применение методов естествознания.

Географический натурализм. В качестве главной причины, определяющей лицо общества, здесь берется такой элемент неживой природы, как географическая среда (климат, ландшафт местности проживания и т.д.). Эта линия зародилась у античных мыслителей, возродилась в XVIII в. и ее отголоски чувствовались в XX в.

Наивный биологизм древних натурфилософов. Уже ранние мыслители начали сопоставлять природные сообщества с объединениями людей. Не поняв социальной специфики, они увидели только единство жизни, которая группируется в союзы для лучшего выживания. Так, древнекитайские натурфилософы даосистских школ семью и государство ставили в один ряд с семействами пчел и табунами лошадей.

Демографический натурализм (мальтузианство). В жизни общества важное место занимают процессы изменения народонаселения. Данный предмет попытался в конце XVIII в. осмыслить английский исследователь Т. Мальтус. Исходной идеей он сделал положение о человечестве как одной из многих форм живой природы. Если все живые существа размножаются быстрее, чем это допускается наличным количеством пищи, то такое расхождение присуще и человеческим поколениям. Единый и вечный закон народонаселения господствует над насекомыми, рыбами, высшими животными и человеком. Мальтус явно игнорировал социальный характер динамики народонаселения.

Социальный дарвинизм. В середине XIX в. английский биолог Ч. Дарвин построил эволюционную теорию жизни. Он переосмыслил идею Мальтуса о том, что жизнь расточительно размножается, но ограниченность пищевых ресурсов доводит количество особей до некоторого минимума. Концепция естественного отбора включила и новую идею конкурентной борьбы организмов за условия жизни. Некоторые мыслители распространили теорию Дарвина на общество и получили «социал-дарвинизм». Здесь идея борьбы за существование оправдывает не только экономическую конкуренцию, но и расовое превосходство, войны между нациями, классовую борьбу.

4.2. Социальная материя – главный фактор общества (исторический материализм). Выход за рамки социологического натурализма осуществили К. Маркс и Ф. Энгельс. Своей целью они поставили расширение материализма и формирование качественно новой социологии. Для этого нужно было внутри общественной реальности найти социальную материю. Основоположники марксизма полагали, что они ее нашли, обозначив понятием «общественное бытие». Общественное бытие в виде материальных элементов играет ведущую роль в жизни людей. Таков главный принцип исторического материализма, предполагающий понимание специфики социальной материальности. Ее сущностное свойство – независимость от человеческого сознания.

Базисные потребности людей материальны. Как таковая потребность есть свойство человеческих индивидов нуждаться в необходимых условиях жизни. Таковы элементарные потребности в пище, одежде, жилище, безопасности и т.п. Далее над ними вырастают более сложные потребности общения (привязанность, дружба, любовь), деятельности (труд, политика, познание, спорт и т.д.), духовной культуры. Все потребности человека социальны, потому что они возникают и удовлетворяются в различных коллективах. Основные потребности, сочетающие биотическое содержание и общественную форму объективны в том смысле, что они не зависят от проявлений сознания.

Способ материального производства как единство производительных сил и производственных отношений. Хотя человек и является главной производительной силой, его представительство здесь ограничено, ибо он – носитель сознания. Вот почему Маркс подчеркивал особую роль пролетариата, условия труда которого требуют минимального участия сознания.

Материальная техника как производительная сила. Определяющее значение орудий труда вытекает из того, что они являются средствами той активности, которая преобразует сырьевой материал в потребные результаты. Совершенствование технических орудий детерминирует развитие человеческих связей. Хотя техника является материализацией силы знания, Маркс относил ее к структурам, по-своему утверждающим свою независимость от сознания. Прежде всего, орудийная техника вызвана к жизни определенными материальными потребностями. Кроме того, если техника обусловлена сознанием ее разработчиков и изготовителей, то в дальнейшем она становится объективным фактором для ее потребителей.

Производственные отношения. Они включают в себя отношения собственности (обладание – необладание средствами производства), отношения управления производством (руководство - исполнение) и отношения распределения дохода. Все эти связи и, прежде всего, отношения собственности складываются стихийно, т.е. независимо от воли и желания людей. Объективный характер и дает основание включать их в состав социальной материи. Производственные отношения образуют экономический базис, который определяет социальную надстройку (политику, семейную жизнь, духовное производство и т.п.).

Общественное сознание отражает общественное бытие. Маркс и Энгельс не могли не признать многообразную активность сознания людей (целеполагание, действие знаний в форме планов, проектов, методов и т.п.) и все же такое действие они считали несамостоятельным. Прежде чем пользоваться идеальными силами, их предварительно нужно сформировать и этот способ приобретения – процесс отражения (в самых высоких формах). Свое содержание сознание получает, отражая общественное бытие – материальные потребности и другие наличные социальные условия. И в дальнейшем оно не живет самостоятельной жизнью, а обслуживает развивающееся бытие. Итак, «не сознание определяет жизнь, а жизнь определяет сознание».

II. Общество нужно изучать современными специализированными методами.

Такое мнение присуще тем философам, которые признают специфичность общества, его сущностное отличие от природы. Многое здесь заимствуется из арсенала гуманитарных наук и общего мировоззрения.

1. Методы естествознания не пригодны для познания общества.

Такую позицию заняли немецкие философы на рубеже XIX-XX вв. Они развивали идею И. Канта о том, что наука (естествознание) должна ограничиться изучением природы, а человек и общество – предмет критической философии. Но взгляды на методы философии оказались различными.

Естествознание и исторические науки отличаются только методологией. Эту точку зрения защищали представители Баденской школы – В. Виндельбанд и Г. Риккерт. Существует единая реальность, ее разделение на природу и историю определяется выбором методологии. Если ученый ориентируется на поиск общих и единообразных законов (номотетизм), реальность становится природой, изучаемой естествознанием. В случае установки на выявление частных фактов и единичных ценностей, та же реальность оборачивается историей, культурой, а ученый превращается в историка и социального философа, владеющего идиографическим методом.

Науки о духе отличаются от наук о природе как предметом, так и способом познания. С позицией Баденской школы не согласился В. Дильтей. Он ввел двойное разграничение: науки о природе и науки о духе. Предмет первых – внешние явления, предмет вторых – внутренние человеческие отношения. У них различны и способы познания. Природа описывается как внешний объект, социальные же факты мы понимаем изнутри.

Науки о духе основаны на понимании: исследователь открывает исторический смысл посредством сочувствия и переживания. По мнению Дильтея, социальность человека исторична, она живет на стыке прошлого и настоящего. Жизнь прошлых поколений объективировалась в языке и традициях социальных институтов, здесь скрыты духовные смыслы. Открыть их можно тогда, когда «я» ученого войдет в застывшие формы и оживит их своим сочувствием и сопереживанием.

2. История и общество познаются на основе теории ценностей.

Одним из первых эту позицию обосновал Г. Риккерт. Анализируя работу историка, он отметил ножницы между безграничным многообразием исторических фактов и ограниченными возможностями ученого. По мнению философа, историк предпочитает выбирать те факты, которые обладают ценностью. Стало быть, предметом исторического познания выступает культура как комплекс общих ценностей. Под влиянием Риккерта Виндельбанд пришел к универсальному выводу. Все социально-исторические науки ориентируются на исследование ценностных фактов. В этом смысле обществознание предстает расширенной культурологией или аксиологией. Данной идеей руководствуются многие современные социальные философы.

3. Синергетика как социальная методология. Явлением последних двадцати лет стало становление социально-исторической синергетики.

Синергетические методы обещают новую эру в социальном познании. Ее разработчики утверждают о правомерности применения идей синергетики к социальным проблемам. Большинство общественных систем относится к открытым образованиям, где происходит обмен веществом, энергией и информацией. Для развития открытых социальных систем характерна нелинейная сложность, то есть малые по своим масштабам события способны породить глобальные последствия. В них настоящее неоднозначно определяет будущее, последнее наступает в ходе игры альтернативных путей. Такое происходит в системах, попадающих в состояния динамической неустойчивости, где определяющую роль играет хаос. Такие точки бифуркации хорошо моделируют социальные ситуации, в которых выбор нового пути совершается случайными факторами, что дает самые неожиданные события: восстания, революции, появление харизматических лидеров и т.п. Так, в конце XVI в. у России были два возможных сценария: а) держаться независимо от Западной Европы; б) установить с нею связи. Выбор был сделан Петром I, появление которого было обусловлено рядом случайностей.

Синергетика способна работать и в более крупном масштабе. Она может объяснить переход от собирающей экономики к экономике производящей, доминирование тех или иных отраслей труда в разных регионах.

Все познается в сравнении. Природа представляет собой естественную и весьма удобную систему, с которой можно сравнить социум.

ПРОБЛЕМА: Какова связь общества и природы?

1. Общество возникло как высшая форма природы и природные факторы определяют жизнь людей (социологический натурализм).

Если прежде натурализм рассматривался преимущественно как методология, то здесь важно оценить ее результаты. Суть социологического натурализма сводится к представлению о том, что природа – это сущностное целое, от которого зависит такая часть, как общество. Вариации данной идеи связаны с выбором природного фактора, детерминирующего социальную реальность.

1.1. Ритмы ближнего космоса вызывают циклические общественные явления. Данную концепцию разрабатывал русский космист А.Л. Чижевский (1897-1964). На большом материале статистических фактов он установил регулярные зависимости между повышением солнечной активности и некоторыми социальными процессами, имеющими характер повторяющихся циклов (войны, эпидемии, переселения народов и т.п.). На основе этого он сделал вывод о том, что космос существенно влияет на человеческое бытие.

1.2. Связь космической радиации с земным климатом и ландшафтом формирует пассионариев и через их творчество определяет историю народа. Такую теорию выдвинул Л.Н. Гумилев (1912-1992) Руководствуясь учением В.И. Вернадского о биосфере, он переосмыслил влияние космической радиации на человека. Существуют периодические волны радиации, которые по-разному действуют на человеческих индивидов. В качестве «преломляющей призмы» здесь выступает комплекс земных факторов: своеобразие определенной зоны биосферы, климатический пояс, ландшафтная ниша, генетическая специфика человеческой общности (род, племя) и многое другое. Взаимодействие космических и земных факторов у разных людей вызывает мутации различного характера. Среди разноплановых сдвигов встречаются редкие мутации, которые наделяют некоторых индивидов особо выдающимися способностями и они становятся пассионариями (лат. passio – страсть). Вбирая в себя значительное количество энергии и информации, пассионарии берут на себя роль лидера и основоположника народа-этноса. Сначала они образуют творческую элиту, вокруг которой объединяются «обыкновенные» люди. Примером такого зачинания стал Мухаммад, который в VII в. заложил основы арабского этноса.

1.3. Географическая среда формирует специфику того или иного общества. Этот вид натурализма оперирует сравнительно узким кругом земных факторов. Рабство XVIII в. Ш. Монтескье объяснял различиями образа жизни в холодном климате (европейские народы) и теплом поясе (народы Африки). Русский мыслитель Л.И. Мечников (1838-1888) доказывал, что реки и побережья морей сыграли ведущую роль в формировании как древних, так и последующих цивилизаций. Английский историк Г. Бокль (1821-1862) в качестве причин изменения цивилизации в Англии использовал комплекс геоприродных условий (бедность природных ископаемых, морское окружение и т.п.). Географический натурализм сочетается с геополитической идеологией, которая оправдывает военные экспансии.

1.4. Избыток человеческого населения и его устранение соответствуют универсальному закону природы. По мнению Мальтуса, любая группа жизни воспроизводит огромное число зародышей в ограниченных условиях существования (пища и т.п.). Эту диспропорцию он оценил в виде вечного и всеобщего закона природы. В человеческом обществе этот закон проявляется в следующей форме: численность населения из поколения в поколение растет в геометрической прогрессии (1, 2, 4, 8, 16...), а объем средств жизни увеличивается в арифметической прогрессии (1, 2, 3, 4, 5...). В итоге количество людей удваивается каждые 25 лет на фоне растущего дефицита жизненных средств (пища, одежда, жилье и т.д.). Мальтус полагал, что нормальная жизнь общества предполагает наличие богатых и бедных, а также приведение народонаселения в соответствие с наличными условиями жизни. Устранение «лишних» людей путем смерти от голода, болезней и войн вполне естественно. Такие регуляторы оправданы неумолимым законом природы.

1.5. Поведение человеческих коллективов в сути не отличается от поведения биосообществ. Таково убеждение представителей современной социобиологии – М. Рьюза, Э. Уилсона и др. Все живое подчиняется законам групповой организации и нормам коллективного общения, муравьев нельзя представить вне муравейника, пчел – вне роя, слонов – вне стада и т.п. Различия между этими общностями и человеческими объединениями носят не сущностный, а поверхностный характер. Морж-самец ведет себя в гареме, так же как и ревнивый муж на вечеринке. Брачные танцы некоторых птиц так же прекрасны, как и балетные па знаменитых танцоров. Итак, человеческое общество – это одна из групп жизни.

2. Общество сверхприродно и может преобразовывать природу так, как ему угодно (социоактивизм).

Данное решение противоположно натурализму. Здесь признается сущностное различие двух видов бытия: природное как низшее, социальное как высшее. Из такой иерархии вытекает приоритет общества над природой. Последняя не имеет сил сопротивляться активизму человека, она становится сырьевым материалом, которому как глине можно придавать любую социальную форму.

2.1. Природа – это мастерская, где труд человека выражает божественную благодать. До середины XVI в. христианство относилось к природе как к храму, сотворенному Богом, на верхнем этаже которого проживал человек. Это созерцательное отношение протестанты заменили активизмом: благодать и избранность человека определяются успехами его труда. Чем больше и интенсивнее верующий преобразует природу, тем ближе он к Творцу. Образ храма уступил место производственной мастерской, где стимулом труда является религиозная вера.

2.2. Природа – это бездушный пространственный механизм. Протестантские идеи повлияли на Р. Декарта. Если у Аристотеля и схоластов природа населена растительными и животными душами, то он изгнал из нее всякое живое начало. Все тела Бог сотворил бездушными механизмами, подобными часам. Такая стратегия открыла дорогу не только естественнонаучному эксперименту, но и машинному производству. Мертвую протяженность можно смело разбирать на элементы и собирать их в нужные агрегаты.

2.3. Природа как источник сырья для материального производства. Марксизм признал влияние природных факторов на возникновение человека и общества. Здесь проявился свой натурализм, но в целом он вписан в стратегию социоактивизма. Главной причиной формирования и развития общества выступает труд, материальное производство. В качестве высшей формы материи оно господствует над природой как предметом целенаправленного преобразования. Перспектива природной среды – стать «второй природой», т.е. техникой и другой материальной культурой.

3. От насилия общества над природой к их гармоническому союзу и коэволюции (идея ноосферы).

XX в. принес должное отрезвление от крайностей натурализма и социоактивизма. Современный экологический кризис подорвал силы всей биосферы Земли и это заставило пересмотреть отношение общества к природе. Уже в 20-х гг. возникли дальновидные проекты их оптимальной связи.

3.1. Ноосфера должна оптимизировать влияние общества на биосферу. Термин «ноосфера» (греч. nous – разум, sphaipa – сфера) ввели французские мыслители П. Тейяр де Шарден и Э. Леруа. Российский ученый и мыслитель В.И Вернадский разработал оригинальную концепцию ноосферы.

С появлением человека стала расти энергия человеческой культуры, к XX в. она приобрела всепланетный характер. Ее своеобразие состоит в том, что преобразование природы основано на человеческом разуме. В последние столетия разум стал научным и его возможности стремительно расширяются. Активность ноосферы стала не только сравниваться с биогеохимической энергией биосферы, но и скоро превзойдет ее масштабы. При жизни Вернадского экологический кризис еще не достиг своего апогея, поэтому ученый осмысливал лишь положительное влияние научно-технического прогресса на природную среду. Однако его учение о ноосфере несет широкий смысл, позволяющий разработать программу решения экологической проблемы. Главная идея Вернадского заключается в том, что две линии биосферы и ноосфры должны слиться в единый гармоничный поток с определяющей ролью ноосферы.

3.2. Союз с природой требует от человека новых качеств, которые возможны в новом обществе. К такому выводу пришел итальянский ученый, один из основателей «Римского клуба» (общественной организации по изучению глобальных проблем) А. Печчеи (1908-1984). Он полагал, что человечество лишь в последнее время осознало природу как такую реальность, законы существования которой игнорировать нельзя. Кичась своей разумностью, человек встал на дорогу технической цивилизации и стал безмерно нарушать природный порядок. В результате наступило истощение природных ресурсов, загрязнение всей биосферы и возникла угроза вырождения человечества.

Что нужно делать, чтобы свернуть с гибельного пути? Главное, необходимо изменить направление культурной эволюции человека, благодаря которому можно сформировать новые социальные качества.

Развить чувство глобальной ответственности. По мнению Печчеи, современное человечество расколото на отдельные государства и блоки. У таких элементов развит национальный и групповой эгоизм, в русле которого идут войны и борьба за сферы экономического влияния. Но если вся земная природа переживает острый кризис, то его нужно преодолеть единому человечеству. Каждый индивид, все слои общества, все народы должны проникнуться чувством ответственности за будущее планеты и человечества.

Нужен новый гуманизм. Его новизна заключается в невиданной доселе широте. Гуманизм должен быть, прежде всего, всечеловеческим без исключения. Ему нужна практическая реальность, устраняющая различия военно-политических блоков, богатого «Севера» и бедного «Юга». Все это означает, что человечество ждут впереди революционные преобразования. И только изменившись к лучшему, общество сможет объединиться с природой на пути коэволюции (лат. со – вместе).

На смену глобальному капитализму должен утвердиться глобальный экодизайн. Современный капитализм практикует следующие ценности: максимизация доходов, ставка на конкуренцию, рост материального потребления. Такой образ жизни дает соответствующие следствия: новые формы бедности человечества и разрушение биосферы. У этого гибельного пути есть реальная альтернатива – глобальный экодизайн. Его ценностные идеалы: гуманное развитие человека, сотрудничество человека с человеком, оптимальный диалог с природой, приоритет духовных потребностей над материальными. Главное следствие такой стратегии – гармонизация отношений человека с природой.

Новое производство по образцу безотходных технологий жизни. Современное общество все более проникается идеей устойчивого развития – передать будущим поколениям неухудшающийся мир природы. Но как это сделать? До сих пор производственные технологии проектировались по принципу грубого использования природы, что предполагает нарушение экосистем и рост отходов. Не является здесь исключением и генная инженерия, которая вносит в жизнь опасную «грязь». Выход из тупика предлагает новая инженерно-конструкторская наука «биомимикрия» – надо научиться у живой природы производить без отходов. Для этого нужно любые производственные отходы делать необходимым ресурсом, что и происходит в экологически замкнутых кластерах. Так и действуют экосистемы, где отходы одного виды являются пищей для другого вида. В биосфере все пищевые цепи циклически замкнуты. Нечто подобное происходит и в технологиях биомимикрии.

Технологии биомимикрии отвечают идеалам экодизайна и они имеют стремительную динамику роста. В 1990-е годы Г. Паули оргаизовал фирму ZERJ, которая объединила 3 тысячи ученых из разных стран и разместила 25 проектных центров на пяти континентах. Девиз фирмы – «не должно быть потребления новых природных ресурсов». Одной из многих ее разработок стал экологический кластер колумбийской кофейной плантации. Здесь нет никаких отходов и загрязнения, все в этой сети идет в дело.

От экономики продажи товаров к экономике оказания услуг. Для глобального капитализма важно продать больше разных продуктов и эта ориентация оборачивается обилием ненужных отходов и погоней за новым сырьем. Совсем другое дело – глобальный экодизайн. Для потребителя здесь на первом месте оказывается не владение товаром, а получение нужных функций (услуг). Новые компании забирают отработанные блага и заменяют их другими. Фирма «Интерфейс» (США) производит ковровые покрытия и не продает их, а берет деньги за услуги. За счет этого поддерживается ускоренный цикл оборачивания продукции в сырье (и обратно), что резко сокращает объем отходов и потребность в новом сырье.

Человеческие индивиды являются исходными и первичными элементами общества. Соотношение последнего с наличным множеством людей несет свою проблематичность.

ПРОБЛЕМА:       Какова связь индивидов в обществе?

1. Общество есть совокупность наличных индивидов (социологический суммативизм).

Подход к обществу как к суммативному многообразию был достаточно типичен для старой философии. Еще в XVIII в. французский философ К.А. Гельвеции определял общество как «собрание отдельных лиц». Такой социальный атомизм и суммативизм как метод следует оценить проявлениями недостаточного развития социального познания.

2. Общество представляет собой систему со сложными взаимосвязями (системная социология).

В XIX в. взгляды на социальные явления начинают меняться и утверждается идея системности. Французский социолог Э. Дюркгейм (1858-1917) предложил для нее историческое объяснение. Древние общества существовали в виде агрегатов типа орды и им была присуща диффузная и рыхлая сплоченность. В дальнейшем общество стало развиваться, в нем утверждается тонкая дифференциация социальных элементов, которая вызвала к жизни органическую солидарность. Таким образом, системность общества есть  продукт его исторического развития. Этот вывод стал общезначимым и расхождения обозначились лишь в отношении способа объединения.

2.1. Разделение труда образует из индивидов единый социальный организм общества. Если К. Сен-Симон выдвинул идею о важной роли разделения труда, то его ученик О. Конт разработал соответствующее учение. Развитие труда приводит к выделению различных его разновидностей: земледелие, ремесло, торговля, физический и умственный труд и т.п. Соответственно индивиды распределяются по особым социальным группам: крестьяне, ремесленники, купцы, чиновники и т.п. Взаимодействие таких групп и дает связное общество.

Э. Дюркгейм осмыслил тему разделения труда через призму организационных отношений. Он обратил внимание на то, что в развитом обществе устанавливается система устойчивых и анонимных социальных ролей, в которую встраиваются индивиды новых поколений. Индивиды, пройдя соответствующее обучение, начинают исполнять профессиональные функции исполнителей и руководителей и т.п. Тем самым они обретают общественные статусы, взаимосвязь которых формирует систему социальных институтов: семью, фирму, биржу, министерство и т.д.

2.2. Обобществление индивидов производит общество. Одна из ключевых статей немецкого социолога Г. Зиммеля (1858-1918) называется «Как возможно общество?» В ней он дает свою версию того, как индивиды образуют общество-систему. Процессы взаимодействия индивидов, ведущие к общественному единству, ученый назвал «обобществлением». Оно захватывает не все содержание человека, вне его остается все природное и то, в чем индивид «замкнут в себе». Индивиды обобществляются в той мере, в какой они выступают носителями социальных ролей. Как универсальная форма социального взаимодействия обобществление осуществляется при помощи процессов сознания (схематическое восприятие других людей, комплекс ожиданий и т.п.). Все это формирует внутреннюю структуру общества. Его внешняя сетка определяется причинной связью, которая вплетает социальные элементы в общее бытие.

2.3. Психическая жизнь объединяет людей в общество. В рамках субъективистской методологии сложилось психологическое направление. Его представители роль объединителя отдали социальным чувствам. Типичной здесь является концепция французского социолога Г. Тарда (1843-1904), основу которой образует идея социально-психического подражания. Среди множества людей рождаются уникальные индивиды с редкими способностями. Став взрослыми людьми, они проявляют инициативу, выдвигают оригинальные идеи и разрабатывают перспективные проекты. Эти нововведения в дальнейшем усваиваются другими членами общества и на основе чувства подражания устанавливается сеть традиций. Последнее становится основой общественного бытия. В дальнейшем появляется очередное поколение новаторов, которым приходится преодолевать сопротивление традиции новым идеям. Психологический конфликт инициативных одиночек-талантов с косной массой населения, живущей традиционным мнением, является сердцевиной жизни общества.

2.4. Индивиды и коллективы объединяются в общество социальным действием. Эту идею выдвинул и обосновал американский социолог и социальный философ Т. Парсонс (1902-1979). Он полагал, что его исследование обобщило и интегрировало теории Э. Дюркгейма, итальянца В. Парето (1848-1923) и немца М. Вебера (1864-1920). Итогом этой работы стала концептуальная схема деятельности со следующими компонентами: 1) акторы, то есть индивиды и коллективы как субъекты действия; 2) условия наличной ситуации, которые не удовлетворяют актора; 3) цель, то есть потребная для актора ситуация; 4) средства достижения цели, включающие разнообразие материальных, познавательных и ценностных орудий. Вся эта цепь элементов является сквозной для трех основных областей: системы акторов, культурной системы и социальной системы. Содержание первой очевидно, ибо речь идет об индивидах и различных коллективах, составленных из первых акторов. Социальная система представляет акторов в многообразии ролевых статусов (семейных, производственных, политических и т.п.), дающих богатую сеть отношений. Ключевая роль принадлежит культурной системе, содержащей ценностные стандарты. Здесь учитываются основные ориентационные переменные: эффективность – нейтральность, эгоизм – коллективизм, универсализм – партикуляризм, качество – результативность; специфичность – диффузность. Выбор определенных переменных позволяет актору реализовать социальное действие, связывая тем самым все три системы в органическое целое.

2.5. Если общество как историческая система интегрирует экономику, политику и культуру, то множество обществ образует «миры-системы». Такова идейная позиция современного американского социального философа И. Валлерстайна. Он полагает, что до начала нашей эры человеческие общности были крайне разнородны и диффузны. Лишь, начиная с античных полисов, Римской империи и цивилизации майя, можно говорить о формировании общества как «исторической системы». Для нее характерна взаимосвязь трех основных сфер человеческой деятельности: экономики, политики и культуры. Если экономика представлена разделением труда и рынком, политика – государством и гражданским обществом, состоящим из социальных групп и классов, то культура существует в виде производства знаний и духовных ценностей. Так, историческая система феодализма в Западной Европе существовала в виде разделения сельского хозяйства и городского ремесла (и торговли), церкви, феодального государства, феодалов, крестьян и третьего сословия как субъектов христианской культуры.

По мнению Валлерстайна, кроме общества как исторической системы можно ввести более крупную единицу истории – «мир-систему». В качестве своих элементов она включает множество исторических систем. Между ними необязательно полное единство: если доминирует только общность политики, налицо «мир-империя» (Древний Рим). В случае экономического единства можно говорить о «мир-экономике». Его рельефным примером выступает капитализм, начавший свою жизнь в Западной Европе на рубеже XV-XVI веков. Современный капитализм являет собой общий рынок и единое разделение труда, а также демонстрирует развитую структуру «мира-системы». Здесь есть «ядро» из США, Западной Европы, Японии и Канады; «полупериферия» – Китай, Россия, Индия и «периферия» – страны Африки и Латинской Америки. Между этими областями и внутри их идет непрерывная борьба. Элементы ядра борются за гегемонию в нем, единицы полупериферии – за вхождение в ядро, периферия – за переход в полупериферию. И. Валлерстайн подчеркивает, что экономические ресурсы капиталистической миро-системы исчерпываются и она переживает кризис.

Если природа живет по явным объективным законам, то общество в этом отношении проблематично в силу фактора сознания, господства единичных фактов и исторических уникальных случайностей.

ПРОБЛЕМА:       Существуют ли в обществе объективные законы?

1. Объективные социальные законы отсутствуют.

В европейской философии данное решение было явно сформулировано в Новое время. Его основанием стало существенное отличие общества от природы. Если последняя лишена сознательных существ, то в социальной реальности действует феномен человека как сознательного субъекта. Природные явления демонстрируют явную повторяемость и необходимую регулярность, в истории же таких очевидных признаков закономерности не встречается. Отсюда следовали три различных вывода, объединенных отрицанием самостоятельных и объективных законов общества: а) история направляется волей Бога; б) общественные явления подчинены законам природы; в) социальные законы вводит человеческое сознание.

1.1. Божественное провидение делает историю спасением человечества. Августин полагал, что с момента грехопадения люди уже не могут самостоятельно творить добрые дела, подвигающие их в «царство Божие». Помощь Творца человеку приходит в форме Провидения. Чудотворная благодать нисходит на души избранных к спасению и данное меньшинство образует «царство небесное». Эти подвижники становятся сердцем и движущей силой «града божьего», т.е. церкви, которая объединяет всех христиан в борьбе с «градом земным» (государством).

1.2. Обществу законы диктует природа или человеческий разум. Домарксистские материалисты отрицали объективные законы социума двумя путями: а) посредством натурализма и б) путем социологического субъективизма.

Если человек живет по законам природы, то и общество подчиняется им. К такому выводу пришел П. Гольбах. Как и большинство французских материалистов XVIII в. он не видел различия между телесным человеком и человеком социальным. Человек во всем подчиняется вечным природным законам, действие которых на органы чувств формирует богатый эмпирический опыт. Вот почему все гражданские законы должны быть и являются «естественными законами, приспособленными к потребностям, обстоятельствам, мнению какого-либо общества или нации».

Законы государства есть общие правила совместной жизни, разработанные сознанием. Гоббс признавал договорное происхождение общества в лице государства. Субъективизм такой позиции очевиден, ибо договор по поводу образования государства обусловлен решением людей. Гражданская жизнь должна регулироваться общими нормами, их изобретают основатели государства, мудрые мужи, обладающие развитым разумом. Хотя данные правила Гоббс называет «естественными законами», они являются продуктами человеческой активности. Этот субъективизм несет материалистический отпечаток, так как разум людей отражает потребность преодоления природного эгоизма индивидов.

1.3. Социальные законы имеют субъективистский характер. Эта позиция отрицает существование объективных законов истории путем признания законов, зависящих исключительно от активности человеческого сознания. Основоположником данной линии социологического субъективизма стал И. Кант.

В общество индивидов объединяет универсальный моральный закон, как принцип практического разума. Кант признавался, что благоговейное удивление у него вызывали два предмета: звездное небо над человеком и моральный закон в человеке. На языке метафоры «небо» означает природу с законами (априорными), а моральный закон представляет человека, живущего в обществе. Моральный закон существенно отличается от множества правил и предписаний, ориентирующих волю в частных ситуациях. Если последние представляют собой субъективные советы для лиц и группы, то моральный закон общезначим для всех людей. Как основа всеобщего законодательства он выражает единую свободную волю, направляемую практическим разумом.

Жизнь общества складывается из единичных событий. Налицо точка зрения представителей немецкого историзма на рубеже XIX-XX вв. По своим идейным предпосылкам все они были неокантианцами и критиковали философию Гегеля, где «исторический разум» сопряжен с объективной закономерностью. Философы-историцисты ввели в активный оборот противопоставление природы как закономерной реальности и истории как сферы единичного. Если В. Дильтей еще писал о том, что науки о духе призваны изучать как законы единообразия, так и уникальные события, то В. Виндельбанд и Г. Риккерт содержание общественной жизни свели к индивидуальным фактам, которые бывают только раз. Место законов заняли ценности общей и всеобщей значимости.

2. Жизнь общества подчиняется объективным социальным законам.

Данное решение признает объективный характер общественных законов и предполагает специфику, отличающую их от природных закономерностей. Трактовки своеобразия объективности законов социума определяются принципами того или иного направления.

2.1. В обществе люди формируют себя по законам справедливости и красоты, ибо этот идеальный порядок задан им Творцом. Эта точка зрения характерна для итальянского мыслителя Дж. Вико (1668-1744). Как христианский мыслитель он не сомневался в решающей роли Бога в общественной жизни, с другой стороны, очевидные факты говорили в пользу человека как свободного и активного существа. Включаясь в социальные связи, люди ставят цели и разумным путем достигают результатов. Стало быть, Бог не может руководить людьми посредством чудодейственного Провидения, исключающего их свободную волю. Творец направляет общественную жизнь, дав людям проект «идеальной истории» в виде идеалов святости, доброты, справедливости. Руководствуясь таким закономерным порядком, люди возвышают свою жизнь от примитивных форм общества к более совершенным видам общежития.

2.2. Мировое сознание дает обществу объективную закономерность. Такое решение типично для объективного идеализма и для Гегеля, в частности. По его мнению, абсолютная идея изначально таит в себе потенцию закономерного порядка, которая по мере развития реализуется в определенные законы. Если на этапе природы они оказались «мертвыми», то на стадии общества законы соединились с разумом и свободой человека. И все же историческая закономерность не зависит от воли людей. «Хитрость» мирового разума как раз и состоит в том, что он пользуется обществом как средством для исполнения своего диалектического движения.

2.3. В общественном бытии действует объективная закономерность. В историческом материализме принцип закономерности занимает ключевое место. К. Маркс и Ф. Энгельс исходили из того, что история – это деятельность людей и законы формируются в их практических действиях. Но если в деятельности всегда участвует человеческое сознание, каким же способом законы приобретают объективный характер? Существуют особые условия объективности.

Законы общественной жизни формируются на основе объективного фактора истории. Народные массы делают свою историю не так, как им вздумается, а при обстоятельствах, которые перешли к ним от прошлого. Каждое поколение людей оставляет после себя разнообразные результаты труда – технику, сложившиеся общественные отношения, социальные институты, знания и многое другое. Если материальные элементы уже имеют объективную форму бытия, то идеальные элементы (знания, духовные ценности и т.п.) объективируются в языке и также становятся компонентами объективного фактора. Последний, представляя собой застывший, кристаллизовавшийся труд всех про­шлых поколений, становится той традицией, которую получает в наследство каждое новое, современное поколение как субъективный фактор истории. Это наследство отвергнуть невозможно и оно становится объективным фактором жизни, определяющим характер складывающихся законов. Таким образом, социальная закономерность возникает и существует на стыке взаимодействия объективного и субъективного факторов.

Способ производства задает работникам определенную «логику» труда. Универсальным законом истории Маркс полагал закон соответствия производственных отношений уровню и характеру производительных сил. На нем хорошо иллюстрируется роль объективного фактора.

Допустим, что в самостоятельную жизнь вступает молодое поколение, желающее сразу, с самого начала трудиться совсем по-иному. Осуществиться такому субъективному произволу не даст объективный фактор, новым работникам он навяжет определенный порядок деятельности. Наличная техника задаст присущую ей технологию производства, ранее сложившиеся производственные отношения детерминируют характер собственности, стиль управления и формы распределения дохода. И только тогда, когда радикально обновятся производительные силы (техника, квалификация работников), субъект производства сможет изменить трудовые отношения. Но и в этой перемене решающим определителем нововведений останется объективный фактор в виде новых производительных сил и тех возможностей, которые возникли в их структуре.

Законы истории действуют как общие и единые статистические тенденции, не зависящие от сознания индивидов. Субъективный фактор истории включает в себя всех индивидов ныне живущих поколений людей. В совокупной деятельности людей и происходит оживление мертвого труда предков. В связи с этим возникает другой аспект объективности социальных законов, отличный от роли объективного фактора.

Действия отдельной личности во многом субъективны, ибо они включают в себя акты сознания: постановка цели, выбор метода и материальных средств, оценка полученного результата и т.п. Но в совокупной и итоговой деятельности многих людей активность сознания нивелируется формированием единых тенденций в виде законов. Здесь проявляется социальная статистичность, когда взаимодействие «социальных атомов» рождает общую равнодействующую линию. Она уже от сознания людей не зависит, объективность закона тут совпадает со статистичностью.

Примером статистического социального закона может быть любой экономический закон. Так, каждый покупатель и продавец на некотором рынке исходят из своих ожиданий на цену товара. Но несмотря на эти отдельные субъективности устанавливается средняя рыночная цена, сглаживающая индивидуальные отклонения спроса и предложения. Такой механизм усреднения и характеризует статистический характер экономического закона и, стало быть, его объективность.

Свой вклад в объективность законов общества вносят стихийные результаты человеческой деятельности. Человек многое делает, но далеко не все осознает. В область сознательного входит следующее: а) ближайшие цели деятельности; б) средства достижения; в) непосредственные результаты. Сферу бессознательной стихии образуют дальние и побочные следствия активности людей, которые не попадают в поле их сознания. Такие результаты оказываются для общества непредвиденными и, стало быть, неожиданными. Так, древние жители Сахары, сжигая большие массивы лесов, в качестве следствия получали ожидаемые богатые результаты злаковых культур. Но они никак не могли представить, что своими действиями они создают для будущих поколений самую большую пустыню в мире. Сознание древних людей оказалось бессильным перед стихией деятельности, породившей незапланированную реальность.

Пороки индивидов оборачиваются благом для общества, а частные добродетели ведут общество к гибели. Задолго до Маркса некоторые философы размышляли над явлением несовпадения поведения частных лиц и общественных последствий. К их числу относится французский мыслитель Б. Мандевиль (1670-1733). Свои рассуждения он опубликовал в книге «Басня о пчелах».

Иносказательным образом общества сделан большой рой пчел. Кроме пчел-тружениц, в улье живут неработающие пчелы: богатые, мошенники, воры, нищие и т.п. Парадокс заключается в том, что пороки мно­гих сословий способствуют процветанию улья. Против собственной воли члены общества помогают друг другу – роскошь и тщеславие дали работу беднякам, зависть и самолюбие способствовали процветанию торговли и искусства и т.п. Порок порождал хитрость, а она меняла законы так, что предупреждала ошибки, которые не смог бы предусмотреть никакой разум. Но вот нашлась группа пчел, обратившаяся к богам с просьбой сделать всех пчел честными. Боги пошли навстречу этому желанию и все пороки стали исчезать. Но такая перемена вызвала упадок экономики, уменьшение потребностей обернулось нищетой. Вывод Мандевиля – в обществе, построенном на эгоизме интересов, порок позитивен, а добродетель негативна. Для нашей же темы важно то, что осознаваемые «порочные» действия порождают незапланированные добродетельные результаты.

2.4. Социальные законы возникают и существуют как спонтанные тенденции. Это утверждение принадлежит современному австрийскому социальному философу Ф. фон Хайеку. Он продолжил линию оправдания социальной стихии (спонтанности) как положительного фактора. Для этого австрийский мыслитель предложил различать законы и законодательство. Последнее складывается из «субъективных» распоряжений административного характера, ориентированных на удовлетворение частных интересов и спроектированных разумом. Законы же являются всеобщими нормами деятельности, не имеющими конкретных целей и обращенными ко всем людям без исключения. Их объективно-принудительное действие обусловлено исторически положительным спонтанно-стихийным способом возникновения, подобным тем, которые произвели язык, деньги, семью и т.п. В качестве примера можно привести три закона, выделенных Д. Юмом: стабильность собственности, передача прав по взаимному согласию и неукоснительное исполнение договора.

Законы как формы социальной стихии опасно подменять рационально-проектируемой деятельностью. Хайек дал убедительную критику конструктивизма как направления, претендующего на утверждение всецело рационального способа деятельности. Конструктивизм недооценивает сложный характер человеческих действий, где всегда имеет место стихия обстоятельств и непредвиденных результатов. Социалистическая идея централизованного планирования заражена конструктивизмом, таков диагноз Хайека. Но учесть огромное множество факторов практической деятельности миллионов людей, включая конкретные обстоятельства места и будущего времени, путем сбора информации в единый центр невозможно. В рыночной экономике процесс принятия решения децентрализован и распределен по множеству людей, имеющих конкретные знания. Такой способ основан на стихийных механизмах, не подчиняющихся разуму.

Задания и притчи

Греческому мудрецу Бианту принадлежит изречение: «Большинство – зло». Предложите свою интерпретацию.

«Чем примитивнее общество, тем более сходства между его индивидами». Какой смысл здесь предполагал Э. Дюркгейм?

Голландский философ Б. Спиноза (1632-1677) регулярно играл в шахматы со своим домохозяином. И однажды последний спросил мыслителя: «Когда я проигрываю, я так расстраиваюсь. Вы же всегда довольны. Как так?». Спиноза: «При любом исходе король получает мат и это всегда радует мое республиканское сердце».

На одном поле жила ядовитая змея и все ее боялись. Однажды мимо проходил мудрец и змея попыталась его укусить. Мудрец так подействовал на нее своей святостью, что та потеряла способность жалить. И вот для змеи наступили тяжелые времена: дети и взрослые дергали ее за хвост и гоняли по полю. Когда змея снова встретила мудреца, она пожаловалась на свою судьбу. Мудрец восстановил ее способность жалить, сказав: «В жизни всегда будут враги, которым надо показывать зубы».

Ш. Холмс и доктор Ватсон стоят перед Эйфелевой башней. Холмс: «Когда я 20 лет назад был здесь, эта буровая вышка уже стояла. Похоже, что они еще не добрались до нефти».

Правоверный пришел к пророку с вопросом о различии Рая и Ада. Тот привел его в большой зал, где был громадный котел с супом, от которого исходил замечательный аромат. Вокруг стояло много народа и каждый держал громадную ложку в человеческий рост. Ложки были из металла и только самый край ручки был из дерева. Присутствующие опускали ложки в котел, пытались дотянуться до супа, ошпаривались, ругались и дрались. Пророк: «Это Ад». Далее он повел в другой зал. Там было все то же: котел и люди с ложками. Но все они были разбиты на пары и попеременно кормили друг друга. Кругом царило довольство. Пророк: «Это Рай».

Ш. Холмс расследует дело об афере со страхованием имущества. Подозрения падают на кого-то из двенадцати крупных английских финансистов. Поскольку решающих улик нет, сыщик в качестве уловки для выбора послал всем финансистам телеграмму: «Все открылось. Срочно уезжайте». На следующий день сбежали все финансисты.

На экзамене в летном училище Австралии курсантам предложили задачу: «На борту открытого двухместного самолета вы везете королеву Великобритании. На крутом вираже королева из самолета выпала. Ваши действия?». Курсанты испробовали все варианты, включая самые экзотические, но никто не додумался до правильного решения – «надо выровнять самолет после потери части груза».

Стремясь обратить чукчей в христианство, миссионер расписывает красоты и удовольствия в раю: «В раю много фруктовых деревьев, бесплатных яств и напитков». Чукчи курят трубки и молчат. Миссионер спрашивает их: «Ну, хорошо в раю?». Один чукча отвечает: «Ну, какой это рай, бледнолицый, если там нет тюленей?!».

Литература

Дюркгейм, Э. О разделении общественного труда. Метод социологии [Текст] / Э. Дюркгейм. – М., 1991.

Зиммель, Г. Как возможно общество? [Текст] / Г. Зиммель // Г. Зиммель. Избранное: В 2-х томах. Т. 2. – М., 1996.

Парсонс, Т. О структуре социального действия [Текст] / Т. Парсонс. – М., 2000.

Социальная философия. Хрестоматия. Ч. 1-3. / Сост. Г.С. Арефьева и др. [Текст]. – М., 1994.

Уже древние философы заложили идейные основы исследования общества. Ведущие подходы оказались множественными, что соответствовало сути философской мысли. С возникновением научного естествознания и его поразительных успехов появилась возможность «примерить» методы изучения природы к социальным явлениям. В новейшее время значительных результатов достигли гуманитарные науки, что выдвинуло на повестку дня вопрос обновления методов социальной философии.

ПРОБЛЕМА:       Какие методы может использовать философ в познании социальной реальности?

I. Исследование общества следует вести традиционными философскими методами.

Эта позиция обосновывается следующими доводами. Социальная реальность является элементом всей реальности, или универсума. И если к последнему как целому приложимы определенные принципы, то они действенны и в отношении части. Другой аргумент строится на различии философии и науки. Если ученые применяют свои, специальные подходы, то философ должен сохранить своеобразие своей методологии.

1. Основные элементы общества и общая история зависят от Бога (религиозная философия).

Образы Богов использовались уже в мифологической и политеистической картинах общественной жизни (Веды, Гесиод и т.п.). Но переход к систематическому применению религиозных образов состоялся с утверждением мировых религий. К настоящему времени сложились традиции католического, православного, протестантского, иудаистского, исламского понимания социальной жизни.

Основы христианской философии истории заложил Августин. Он исходил из того, что земная жизнь человека потекла после грехопадения, с которого и начался отсчет социального времени. Ряд поколений людей образовал человечество, но и оно не смогло приступить к снятию печати греха, поэтому потребовалась искупительная жертва Христа. Появление избранных к спасению означало рождение Града Божьего (церкви) и главным содержанием социальной жизни становится его борьба с Градом земным (государством). В этом противостоянии проявляется противоборство людей, ориентированных на любовь к богу, и тех, кто живет грехом и тьмой. Победа сообщества верующих будет означать начало суда Божьего или конец истории. Такой финал предопределен провидением.

2. Общество как следствие развития мирового разума (объективный идеализм). Гегель представил классический вариант данного подхода. Мировое сознание у него выступает в форме абсолютной идеи. Ее развитие началось со ступени объективной логики, где идея бытийствовала как чистая мысль. Данный этап затем диалектически перешел в ступень природы с ее телесным существованием. И уже его отрицание дало этап духа. Здесь индивид, сущность которого есть душа, включается в жизнь общества. Личное сливается с общественным, проходя стадии семьи, гражданского общества и государства. Соответственно общественное сознание развивается последовательно, реализуя формы искусства, религии и философии. Все это этапы достижения наивысшей свободы – самопознания идеи.

3. Люди объединяются в общество на основе своего разума (субъективный идеализм). Данный принцип стал активно утверждаться мыслителями Нового времени. Наиболее рельефно он проявился в договорной концепции, которую разделяли многие философы разных направлений (Т. Гоббс, Ж.-Ж. Руссо и т.д.). Если в естественном состоянии люди как эгоисты враждуют, то требуется выйти из этого опасного состояния. Выход предложил человеческий разум, который разработал нравственные и политические законы, ограничивающие своеволие индивидов. Тот же разум, руководствуясь здравым смыслом, рекомендовал людям договориться исполнять законы и избрать власть (монарха или ассамблею) для их соблюдения. Таким способом родилось общество в форме государства.

В XX в. субъективистская методология стала самым влиятельным направлением социальной философии. Один из ее ведущих представителей – русско-американский мыслитель П.А. Сорокин (1889-1968).

Все социальные явления детерминированы активностью человеческого сознания. Общество Сорокин определил в виде совокупности людей, находящихся в процессе общения. Его жизнь складывается из многообразия социальных явлений, каждое из них имеет две стороны: внутренне-психическую и внешне-символическую. Эти аспекты неравноценны, первое определяет второе. Психика человека, включающая в себя переживания и знания, реализуется в деятельности в форме цели, замысла (идеи), плана-программы. И эта внутренняя активность воплощается во внешнем и материальном содержании как некотором языке. Так образуются не только вещи (храмы, машины и т.д.), но и действия (трудовой акт, танец и т.д.), организации (церковь, фирма и т.п.). Стало быть, социальная реальность зависит от активности сознания. Таков типичный современный вариант субъективного идеализма.

4. Виды материи определяют общественную жизнь (материализм). Здесь на первое место выдвигаются материальные факторы. Они раздваиваются на природные и общественные причины, соответственно этому сформировались две основные разновидности материалистической стратегии.

4.1. Природа господствует в обществе (социологический натурализм). Его ведущая идея сводится к тому, что основу социального бытия составляют некие природные образования. Их конкретизация дала особые формы натурализма, где признается применение методов естествознания.

Географический натурализм. В качестве главной причины, определяющей лицо общества, здесь берется такой элемент неживой природы, как географическая среда (климат, ландшафт местности проживания и т.д.). Эта линия зародилась у античных мыслителей, возродилась в XVIII в. и ее отголоски чувствовались в XX в.

Наивный биологизм древних натурфилософов. Уже ранние мыслители начали сопоставлять природные сообщества с объединениями людей. Не поняв социальной специфики, они увидели только единство жизни, которая группируется в союзы для лучшего выживания. Так, древнекитайские натурфилософы даосистских школ семью и государство ставили в один ряд с семействами пчел и табунами лошадей.

Демографический натурализм (мальтузианство). В жизни общества важное место занимают процессы изменения народонаселения. Данный предмет попытался в конце XVIII в. осмыслить английский исследователь Т. Мальтус. Исходной идеей он сделал положение о человечестве как одной из многих форм живой природы. Если все живые существа размножаются быстрее, чем это допускается наличным количеством пищи, то такое расхождение присуще и человеческим поколениям. Единый и вечный закон народонаселения господствует над насекомыми, рыбами, высшими животными и человеком. Мальтус явно игнорировал социальный характер динамики народонаселения.

Социальный дарвинизм. В середине XIX в. английский биолог Ч. Дарвин построил эволюционную теорию жизни. Он переосмыслил идею Мальтуса о том, что жизнь расточительно размножается, но ограниченность пищевых ресурсов доводит количество особей до некоторого минимума. Концепция естественного отбора включила и новую идею конкурентной борьбы организмов за условия жизни. Некоторые мыслители распространили теорию Дарвина на общество и получили «социал-дарвинизм». Здесь идея борьбы за существование оправдывает не только экономическую конкуренцию, но и расовое превосходство, войны между нациями, классовую борьбу.

4.2. Социальная материя – главный фактор общества (исторический материализм). Выход за рамки социологического натурализма осуществили К. Маркс и Ф. Энгельс. Своей целью они поставили расширение материализма и формирование качественно новой социологии. Для этого нужно было внутри общественной реальности найти социальную материю. Основоположники марксизма полагали, что они ее нашли, обозначив понятием «общественное бытие». Общественное бытие в виде материальных элементов играет ведущую роль в жизни людей. Таков главный принцип исторического материализма, предполагающий понимание специфики социальной материальности. Ее сущностное свойство – независимость от человеческого сознания.

Базисные потребности людей материальны. Как таковая потребность есть свойство человеческих индивидов нуждаться в необходимых условиях жизни. Таковы элементарные потребности в пище, одежде, жилище, безопасности и т.п. Далее над ними вырастают более сложные потребности общения (привязанность, дружба, любовь), деятельности (труд, политика, познание, спорт и т.д.), духовной культуры. Все потребности человека социальны, потому что они возникают и удовлетворяются в различных коллективах. Основные потребности, сочетающие биотическое содержание и общественную форму объективны в том смысле, что они не зависят от проявлений сознания.

Способ материального производства как единство производительных сил и производственных отношений. Хотя человек и является главной производительной силой, его представительство здесь ограничено, ибо он – носитель сознания. Вот почему Маркс подчеркивал особую роль пролетариата, условия труда которого требуют минимального участия сознания.

Материальная техника как производительная сила. Определяющее значение орудий труда вытекает из того, что они являются средствами той активности, которая преобразует сырьевой материал в потребные результаты. Совершенствование технических орудий детерминирует развитие человеческих связей. Хотя техника является материализацией силы знания, Маркс относил ее к структурам, по-своему утверждающим свою независимость от сознания. Прежде всего, орудийная техника вызвана к жизни определенными материальными потребностями. Кроме того, если техника обусловлена сознанием ее разработчиков и изготовителей, то в дальнейшем она становится объективным фактором для ее потребителей.

Производственные отношения. Они включают в себя отношения собственности (обладание – необладание средствами производства), отношения управления производством (руководство - исполнение) и отношения распределения дохода. Все эти связи и, прежде всего, отношения собственности складываются стихийно, т.е. независимо от воли и желания людей. Объективный характер и дает основание включать их в состав социальной материи. Производственные отношения образуют экономический базис, который определяет социальную надстройку (политику, семейную жизнь, духовное производство и т.п.).

Общественное сознание отражает общественное бытие. Маркс и Энгельс не могли не признать многообразную активность сознания людей (целеполагание, действие знаний в форме планов, проектов, методов и т.п.) и все же такое действие они считали несамостоятельным. Прежде чем пользоваться идеальными силами, их предварительно нужно сформировать и этот способ приобретения – процесс отражения (в самых высоких формах). Свое содержание сознание получает, отражая общественное бытие – материальные потребности и другие наличные социальные условия. И в дальнейшем оно не живет самостоятельной жизнью, а обслуживает развивающееся бытие. Итак, «не сознание определяет жизнь, а жизнь определяет сознание».

II. Общество нужно изучать современными специализированными методами.

Такое мнение присуще тем философам, которые признают специфичность общества, его сущностное отличие от природы. Многое здесь заимствуется из арсенала гуманитарных наук и общего мировоззрения.

1. Методы естествознания не пригодны для познания общества.

Такую позицию заняли немецкие философы на рубеже XIX-XX вв. Они развивали идею И. Канта о том, что наука (естествознание) должна ограничиться изучением природы, а человек и общество – предмет критической философии. Но взгляды на методы философии оказались различными.

Естествознание и исторические науки отличаются только методологией. Эту точку зрения защищали представители Баденской школы – В. Виндельбанд и Г. Риккерт. Существует единая реальность, ее разделение на природу и историю определяется выбором методологии. Если ученый ориентируется на поиск общих и единообразных законов (номотетизм), реальность становится природой, изучаемой естествознанием. В случае установки на выявление частных фактов и единичных ценностей, та же реальность оборачивается историей, культурой, а ученый превращается в историка и социального философа, владеющего идиографическим методом.

Науки о духе отличаются от наук о природе как предметом, так и способом познания. С позицией Баденской школы не согласился В. Дильтей. Он ввел двойное разграничение: науки о природе и науки о духе. Предмет первых – внешние явления, предмет вторых – внутренние человеческие отношения. У них различны и способы познания. Природа описывается как внешний объект, социальные же факты мы понимаем изнутри.

Науки о духе основаны на понимании: исследователь открывает исторический смысл посредством сочувствия и переживания. По мнению Дильтея, социальность человека исторична, она живет на стыке прошлого и настоящего. Жизнь прошлых поколений объективировалась в языке и традициях социальных институтов, здесь скрыты духовные смыслы. Открыть их можно тогда, когда «я» ученого войдет в застывшие формы и оживит их своим сочувствием и сопереживанием.

2. История и общество познаются на основе теории ценностей.

Одним из первых эту позицию обосновал Г. Риккерт. Анализируя работу историка, он отметил ножницы между безграничным многообразием исторических фактов и ограниченными возможностями ученого. По мнению философа, историк предпочитает выбирать те факты, которые обладают ценностью. Стало быть, предметом исторического познания выступает культура как комплекс общих ценностей. Под влиянием Риккерта Виндельбанд пришел к универсальному выводу. Все социально-исторические науки ориентируются на исследование ценностных фактов. В этом смысле обществознание предстает расширенной культурологией или аксиологией. Данной идеей руководствуются многие современные социальные философы.

3. Синергетика как социальная методология. Явлением последних двадцати лет стало становление социально-исторической синергетики.

Синергетические методы обещают новую эру в социальном познании. Ее разработчики утверждают о правомерности применения идей синергетики к социальным проблемам. Большинство общественных систем относится к открытым образованиям, где происходит обмен веществом, энергией и информацией. Для развития открытых социальных систем характерна нелинейная сложность, то есть малые по своим масштабам события способны породить глобальные последствия. В них настоящее неоднозначно определяет будущее, последнее наступает в ходе игры альтернативных путей. Такое происходит в системах, попадающих в состояния динамической неустойчивости, где определяющую роль играет хаос. Такие точки бифуркации хорошо моделируют социальные ситуации, в которых выбор нового пути совершается случайными факторами, что дает самые неожиданные события: восстания, революции, появление харизматических лидеров и т.п. Так, в конце XVI в. у России были два возможных сценария: а) держаться независимо от Западной Европы; б) установить с нею связи. Выбор был сделан Петром I, появление которого было обусловлено рядом случайностей.

Синергетика способна работать и в более крупном масштабе. Она может объяснить переход от собирающей экономики к экономике производящей, доминирование тех или иных отраслей труда в разных регионах.

Все познается в сравнении. Природа представляет собой естественную и весьма удобную систему, с которой можно сравнить социум.

ПРОБЛЕМА: Какова связь общества и природы?

1. Общество возникло как высшая форма природы и природные факторы определяют жизнь людей (социологический натурализм).

Если прежде натурализм рассматривался преимущественно как методология, то здесь важно оценить ее результаты. Суть социологического натурализма сводится к представлению о том, что природа – это сущностное целое, от которого зависит такая часть, как общество. Вариации данной идеи связаны с выбором природного фактора, детерминирующего социальную реальность.

1.1. Ритмы ближнего космоса вызывают циклические общественные явления. Данную концепцию разрабатывал русский космист А.Л. Чижевский (1897-1964). На большом материале статистических фактов он установил регулярные зависимости между повышением солнечной активности и некоторыми социальными процессами, имеющими характер повторяющихся циклов (войны, эпидемии, переселения народов и т.п.). На основе этого он сделал вывод о том, что космос существенно влияет на человеческое бытие.

1.2. Связь космической радиации с земным климатом и ландшафтом формирует пассионариев и через их творчество определяет историю народа. Такую теорию выдвинул Л.Н. Гумилев (1912-1992) Руководствуясь учением В.И. Вернадского о биосфере, он переосмыслил влияние космической радиации на человека. Существуют периодические волны радиации, которые по-разному действуют на человеческих индивидов. В качестве «преломляющей призмы» здесь выступает комплекс земных факторов: своеобразие определенной зоны биосферы, климатический пояс, ландшафтная ниша, генетическая специфика человеческой общности (род, племя) и многое другое. Взаимодействие космических и земных факторов у разных людей вызывает мутации различного характера. Среди разноплановых сдвигов встречаются редкие мутации, которые наделяют некоторых индивидов особо выдающимися способностями и они становятся пассионариями (лат. passio – страсть). Вбирая в себя значительное количество энергии и информации, пассионарии берут на себя роль лидера и основоположника народа-этноса. Сначала они образуют творческую элиту, вокруг которой объединяются «обыкновенные» люди. Примером такого зачинания стал Мухаммад, который в VII в. заложил основы арабского этноса.

1.3. Географическая среда формирует специфику того или иного общества. Этот вид натурализма оперирует сравнительно узким кругом земных факторов. Рабство XVIII в. Ш. Монтескье объяснял различиями образа жизни в холодном климате (европейские народы) и теплом поясе (народы Африки). Русский мыслитель Л.И. Мечников (1838-1888) доказывал, что реки и побережья морей сыграли ведущую роль в формировании как древних, так и последующих цивилизаций. Английский историк Г. Бокль (1821-1862) в качестве причин изменения цивилизации в Англии использовал комплекс геоприродных условий (бедность природных ископаемых, морское окружение и т.п.). Географический натурализм сочетается с геополитической идеологией, которая оправдывает военные экспансии.

1.4. Избыток человеческого населения и его устранение соответствуют универсальному закону природы. По мнению Мальтуса, любая группа жизни воспроизводит огромное число зародышей в ограниченных условиях существования (пища и т.п.). Эту диспропорцию он оценил в виде вечного и всеобщего закона природы. В человеческом обществе этот закон проявляется в следующей форме: численность населения из поколения в поколение растет в геометрической прогрессии (1, 2, 4, 8, 16...), а объем средств жизни увеличивается в арифметической прогрессии (1, 2, 3, 4, 5...). В итоге количество людей удваивается каждые 25 лет на фоне растущего дефицита жизненных средств (пища, одежда, жилье и т.д.). Мальтус полагал, что нормальная жизнь общества предполагает наличие богатых и бедных, а также приведение народонаселения в соответствие с наличными условиями жизни. Устранение «лишних» людей путем смерти от голода, болезней и войн вполне естественно. Такие регуляторы оправданы неумолимым законом природы.

1.5. Поведение человеческих коллективов в сути не отличается от поведения биосообществ. Таково убеждение представителей современной социобиологии – М. Рьюза, Э. Уилсона и др. Все живое подчиняется законам групповой организации и нормам коллективного общения, муравьев нельзя представить вне муравейника, пчел – вне роя, слонов – вне стада и т.п. Различия между этими общностями и человеческими объединениями носят не сущностный, а поверхностный характер. Морж-самец ведет себя в гареме, так же как и ревнивый муж на вечеринке. Брачные танцы некоторых птиц так же прекрасны, как и балетные па знаменитых танцоров. Итак, человеческое общество – это одна из групп жизни.

2. Общество сверхприродно и может преобразовывать природу так, как ему угодно (социоактивизм).

Данное решение противоположно натурализму. Здесь признается сущностное различие двух видов бытия: природное как низшее, социальное как высшее. Из такой иерархии вытекает приоритет общества над природой. Последняя не имеет сил сопротивляться активизму человека, она становится сырьевым материалом, которому как глине можно придавать любую социальную форму.

2.1. Природа – это мастерская, где труд человека выражает божественную благодать. До середины XVI в. христианство относилось к природе как к храму, сотворенному Богом, на верхнем этаже которого проживал человек. Это созерцательное отношение протестанты заменили активизмом: благодать и избранность человека определяются успехами его труда. Чем больше и интенсивнее верующий преобразует природу, тем ближе он к Творцу. Образ храма уступил место производственной мастерской, где стимулом труда является религиозная вера.

2.2. Природа – это бездушный пространственный механизм. Протестантские идеи повлияли на Р. Декарта. Если у Аристотеля и схоластов природа населена растительными и животными душами, то он изгнал из нее всякое живое начало. Все тела Бог сотворил бездушными механизмами, подобными часам. Такая стратегия открыла дорогу не только естественнонаучному эксперименту, но и машинному производству. Мертвую протяженность можно смело разбирать на элементы и собирать их в нужные агрегаты.

2.3. Природа как источник сырья для материального производства. Марксизм признал влияние природных факторов на возникновение человека и общества. Здесь проявился свой натурализм, но в целом он вписан в стратегию социоактивизма. Главной причиной формирования и развития общества выступает труд, материальное производство. В качестве высшей формы материи оно господствует над природой как предметом целенаправленного преобразования. Перспектива природной среды – стать «второй природой», т.е. техникой и другой материальной культурой.

3. От насилия общества над природой к их гармоническому союзу и коэволюции (идея ноосферы).

XX в. принес должное отрезвление от крайностей натурализма и социоактивизма. Современный экологический кризис подорвал силы всей биосферы Земли и это заставило пересмотреть отношение общества к природе. Уже в 20-х гг. возникли дальновидные проекты их оптимальной связи.

3.1. Ноосфера должна оптимизировать влияние общества на биосферу. Термин «ноосфера» (греч. nous – разум, sphaipa – сфера) ввели французские мыслители П. Тейяр де Шарден и Э. Леруа. Российский ученый и мыслитель В.И Вернадский разработал оригинальную концепцию ноосферы.

С появлением человека стала расти энергия человеческой культуры, к XX в. она приобрела всепланетный характер. Ее своеобразие состоит в том, что преобразование природы основано на человеческом разуме. В последние столетия разум стал научным и его возможности стремительно расширяются. Активность ноосферы стала не только сравниваться с биогеохимической энергией биосферы, но и скоро превзойдет ее масштабы. При жизни Вернадского экологический кризис еще не достиг своего апогея, поэтому ученый осмысливал лишь положительное влияние научно-технического прогресса на природную среду. Однако его учение о ноосфере несет широкий смысл, позволяющий разработать программу решения экологической проблемы. Главная идея Вернадского заключается в том, что две линии биосферы и ноосфры должны слиться в единый гармоничный поток с определяющей ролью ноосферы.

3.2. Союз с природой требует от человека новых качеств, которые возможны в новом обществе. К такому выводу пришел итальянский ученый, один из основателей «Римского клуба» (общественной организации по изучению глобальных проблем) А. Печчеи (1908-1984). Он полагал, что человечество лишь в последнее время осознало природу как такую реальность, законы существования которой игнорировать нельзя. Кичась своей разумностью, человек встал на дорогу технической цивилизации и стал безмерно нарушать природный порядок. В результате наступило истощение природных ресурсов, загрязнение всей биосферы и возникла угроза вырождения человечества.

Что нужно делать, чтобы свернуть с гибельного пути? Главное, необходимо изменить направление культурной эволюции человека, благодаря которому можно сформировать новые социальные качества.

Развить чувство глобальной ответственности. По мнению Печчеи, современное человечество расколото на отдельные государства и блоки. У таких элементов развит национальный и групповой эгоизм, в русле которого идут войны и борьба за сферы экономического влияния. Но если вся земная природа переживает острый кризис, то его нужно преодолеть единому человечеству. Каждый индивид, все слои общества, все народы должны проникнуться чувством ответственности за будущее планеты и человечества.

Нужен новый гуманизм. Его новизна заключается в невиданной доселе широте. Гуманизм должен быть, прежде всего, всечеловеческим без исключения. Ему нужна практическая реальность, устраняющая различия военно-политических блоков, богатого «Севера» и бедного «Юга». Все это означает, что человечество ждут впереди революционные преобразования. И только изменившись к лучшему, общество сможет объединиться с природой на пути коэволюции (лат. со – вместе).

На смену глобальному капитализму должен утвердиться глобальный экодизайн. Современный капитализм практикует следующие ценности: максимизация доходов, ставка на конкуренцию, рост материального потребления. Такой образ жизни дает соответствующие следствия: новые формы бедности человечества и разрушение биосферы. У этого гибельного пути есть реальная альтернатива – глобальный экодизайн. Его ценностные идеалы: гуманное развитие человека, сотрудничество человека с человеком, оптимальный диалог с природой, приоритет духовных потребностей над материальными. Главное следствие такой стратегии – гармонизация отношений человека с природой.

Новое производство по образцу безотходных технологий жизни. Современное общество все более проникается идеей устойчивого развития – передать будущим поколениям неухудшающийся мир природы. Но как это сделать? До сих пор производственные технологии проектировались по принципу грубого использования природы, что предполагает нарушение экосистем и рост отходов. Не является здесь исключением и генная инженерия, которая вносит в жизнь опасную «грязь». Выход из тупика предлагает новая инженерно-конструкторская наука «биомимикрия» – надо научиться у живой природы производить без отходов. Для этого нужно любые производственные отходы делать необходимым ресурсом, что и происходит в экологически замкнутых кластерах. Так и действуют экосистемы, где отходы одного виды являются пищей для другого вида. В биосфере все пищевые цепи циклически замкнуты. Нечто подобное происходит и в технологиях биомимикрии.

Технологии биомимикрии отвечают идеалам экодизайна и они имеют стремительную динамику роста. В 1990-е годы Г. Паули оргаизовал фирму ZERJ, которая объединила 3 тысячи ученых из разных стран и разместила 25 проектных центров на пяти континентах. Девиз фирмы – «не должно быть потребления новых природных ресурсов». Одной из многих ее разработок стал экологический кластер колумбийской кофейной плантации. Здесь нет никаких отходов и загрязнения, все в этой сети идет в дело.

От экономики продажи товаров к экономике оказания услуг. Для глобального капитализма важно продать больше разных продуктов и эта ориентация оборачивается обилием ненужных отходов и погоней за новым сырьем. Совсем другое дело – глобальный экодизайн. Для потребителя здесь на первом месте оказывается не владение товаром, а получение нужных функций (услуг). Новые компании забирают отработанные блага и заменяют их другими. Фирма «Интерфейс» (США) производит ковровые покрытия и не продает их, а берет деньги за услуги. За счет этого поддерживается ускоренный цикл оборачивания продукции в сырье (и обратно), что резко сокращает объем отходов и потребность в новом сырье.

Человеческие индивиды являются исходными и первичными элементами общества. Соотношение последнего с наличным множеством людей несет свою проблематичность.

ПРОБЛЕМА:       Какова связь индивидов в обществе?

1. Общество есть совокупность наличных индивидов (социологический суммативизм).

Подход к обществу как к суммативному многообразию был достаточно типичен для старой философии. Еще в XVIII в. французский философ К.А. Гельвеции определял общество как «собрание отдельных лиц». Такой социальный атомизм и суммативизм как метод следует оценить проявлениями недостаточного развития социального познания.

2. Общество представляет собой систему со сложными взаимосвязями (системная социология).

В XIX в. взгляды на социальные явления начинают меняться и утверждается идея системности. Французский социолог Э. Дюркгейм (1858-1917) предложил для нее историческое объяснение. Древние общества существовали в виде агрегатов типа орды и им была присуща диффузная и рыхлая сплоченность. В дальнейшем общество стало развиваться, в нем утверждается тонкая дифференциация социальных элементов, которая вызвала к жизни органическую солидарность. Таким образом, системность общества есть  продукт его исторического развития. Этот вывод стал общезначимым и расхождения обозначились лишь в отношении способа объединения.

2.1. Разделение труда образует из индивидов единый социальный организм общества. Если К. Сен-Симон выдвинул идею о важной роли разделения труда, то его ученик О. Конт разработал соответствующее учение. Развитие труда приводит к выделению различных его разновидностей: земледелие, ремесло, торговля, физический и умственный труд и т.п. Соответственно индивиды распределяются по особым социальным группам: крестьяне, ремесленники, купцы, чиновники и т.п. Взаимодействие таких групп и дает связное общество.

Э. Дюркгейм осмыслил тему разделения труда через призму организационных отношений. Он обратил внимание на то, что в развитом обществе устанавливается система устойчивых и анонимных социальных ролей, в которую встраиваются индивиды новых поколений. Индивиды, пройдя соответствующее обучение, начинают исполнять профессиональные функции исполнителей и руководителей и т.п. Тем самым они обретают общественные статусы, взаимосвязь которых формирует систему социальных институтов: семью, фирму, биржу, министерство и т.д.

2.2. Обобществление индивидов производит общество. Одна из ключевых статей немецкого социолога Г. Зиммеля (1858-1918) называется «Как возможно общество?» В ней он дает свою версию того, как индивиды образуют общество-систему. Процессы взаимодействия индивидов, ведущие к общественному единству, ученый назвал «обобществлением». Оно захватывает не все содержание человека, вне его остается все природное и то, в чем индивид «замкнут в себе». Индивиды обобществляются в той мере, в какой они выступают носителями социальных ролей. Как универсальная форма социального взаимодействия обобществление осуществляется при помощи процессов сознания (схематическое восприятие других людей, комплекс ожиданий и т.п.). Все это формирует внутреннюю структуру общества. Его внешняя сетка определяется причинной связью, которая вплетает социальные элементы в общее бытие.

2.3. Психическая жизнь объединяет людей в общество. В рамках субъективистской методологии сложилось психологическое направление. Его представители роль объединителя отдали социальным чувствам. Типичной здесь является концепция французского социолога Г. Тарда (1843-1904), основу которой образует идея социально-психического подражания. Среди множества людей рождаются уникальные индивиды с редкими способностями. Став взрослыми людьми, они проявляют инициативу, выдвигают оригинальные идеи и разрабатывают перспективные проекты. Эти нововведения в дальнейшем усваиваются другими членами общества и на основе чувства подражания устанавливается сеть традиций. Последнее становится основой общественного бытия. В дальнейшем появляется очередное поколение новаторов, которым приходится преодолевать сопротивление традиции новым идеям. Психологический конфликт инициативных одиночек-талантов с косной массой населения, живущей традиционным мнением, является сердцевиной жизни общества.

2.4. Индивиды и коллективы объединяются в общество социальным действием. Эту идею выдвинул и обосновал американский социолог и социальный философ Т. Парсонс (1902-1979). Он полагал, что его исследование обобщило и интегрировало теории Э. Дюркгейма, итальянца В. Парето (1848-1923) и немца М. Вебера (1864-1920). Итогом этой работы стала концептуальная схема деятельности со следующими компонентами: 1) акторы, то есть индивиды и коллективы как субъекты действия; 2) условия наличной ситуации, которые не удовлетворяют актора; 3) цель, то есть потребная для актора ситуация; 4) средства достижения цели, включающие разнообразие материальных, познавательных и ценностных орудий. Вся эта цепь элементов является сквозной для трех основных областей: системы акторов, культурной системы и социальной системы. Содержание первой очевидно, ибо речь идет об индивидах и различных коллективах, составленных из первых акторов. Социальная система представляет акторов в многообразии ролевых статусов (семейных, производственных, политических и т.п.), дающих богатую сеть отношений. Ключевая роль принадлежит культурной системе, содержащей ценностные стандарты. Здесь учитываются основные ориентационные переменные: эффективность – нейтральность, эгоизм – коллективизм, универсализм – партикуляризм, качество – результативность; специфичность – диффузность. Выбор определенных переменных позволяет актору реализовать социальное действие, связывая тем самым все три системы в органическое целое.

2.5. Если общество как историческая система интегрирует экономику, политику и культуру, то множество обществ образует «миры-системы». Такова идейная позиция современного американского социального философа И. Валлерстайна. Он полагает, что до начала нашей эры человеческие общности были крайне разнородны и диффузны. Лишь, начиная с античных полисов, Римской империи и цивилизации майя, можно говорить о формировании общества как «исторической системы». Для нее характерна взаимосвязь трех основных сфер человеческой деятельности: экономики, политики и культуры. Если экономика представлена разделением труда и рынком, политика – государством и гражданским обществом, состоящим из социальных групп и классов, то культура существует в виде производства знаний и духовных ценностей. Так, историческая система феодализма в Западной Европе существовала в виде разделения сельского хозяйства и городского ремесла (и торговли), церкви, феодального государства, феодалов, крестьян и третьего сословия как субъектов христианской культуры.

По мнению Валлерстайна, кроме общества как исторической системы можно ввести более крупную единицу истории – «мир-систему». В качестве своих элементов она включает множество исторических систем. Между ними необязательно полное единство: если доминирует только общность политики, налицо «мир-империя» (Древний Рим). В случае экономического единства можно говорить о «мир-экономике». Его рельефным примером выступает капитализм, начавший свою жизнь в Западной Европе на рубеже XV-XVI веков. Современный капитализм являет собой общий рынок и единое разделение труда, а также демонстрирует развитую структуру «мира-системы». Здесь есть «ядро» из США, Западной Европы, Японии и Канады; «полупериферия» – Китай, Россия, Индия и «периферия» – страны Африки и Латинской Америки. Между этими областями и внутри их идет непрерывная борьба. Элементы ядра борются за гегемонию в нем, единицы полупериферии – за вхождение в ядро, периферия – за переход в полупериферию. И. Валлерстайн подчеркивает, что экономические ресурсы капиталистической миро-системы исчерпываются и она переживает кризис.

Если природа живет по явным объективным законам, то общество в этом отношении проблематично в силу фактора сознания, господства единичных фактов и исторических уникальных случайностей.

ПРОБЛЕМА:       Существуют ли в обществе объективные законы?

1. Объективные социальные законы отсутствуют.

В европейской философии данное решение было явно сформулировано в Новое время. Его основанием стало существенное отличие общества от природы. Если последняя лишена сознательных существ, то в социальной реальности действует феномен человека как сознательного субъекта. Природные явления демонстрируют явную повторяемость и необходимую регулярность, в истории же таких очевидных признаков закономерности не встречается. Отсюда следовали три различных вывода, объединенных отрицанием самостоятельных и объективных законов общества: а) история направляется волей Бога; б) общественные явления подчинены законам природы; в) социальные законы вводит человеческое сознание.

1.1. Божественное провидение делает историю спасением человечества. Августин полагал, что с момента грехопадения люди уже не могут самостоятельно творить добрые дела, подвигающие их в «царство Божие». Помощь Творца человеку приходит в форме Провидения. Чудотворная благодать нисходит на души избранных к спасению и данное меньшинство образует «царство небесное». Эти подвижники становятся сердцем и движущей силой «града божьего», т.е. церкви, которая объединяет всех христиан в борьбе с «градом земным» (государством).

1.2. Обществу законы диктует природа или человеческий разум. Домарксистские материалисты отрицали объективные законы социума двумя путями: а) посредством натурализма и б) путем социологического субъективизма.

Если человек живет по законам природы, то и общество подчиняется им. К такому выводу пришел П. Гольбах. Как и большинство французских материалистов XVIII в. он не видел различия между телесным человеком и человеком социальным. Человек во всем подчиняется вечным природным законам, действие которых на органы чувств формирует богатый эмпирический опыт. Вот почему все гражданские законы должны быть и являются «естественными законами, приспособленными к потребностям, обстоятельствам, мнению какого-либо общества или нации».

Законы государства есть общие правила совместной жизни, разработанные сознанием. Гоббс признавал договорное происхождение общества в лице государства. Субъективизм такой позиции очевиден, ибо договор по поводу образования государства обусловлен решением людей. Гражданская жизнь должна регулироваться общими нормами, их изобретают основатели государства, мудрые мужи, обладающие развитым разумом. Хотя данные правила Гоббс называет «естественными законами», они являются продуктами человеческой активности. Этот субъективизм несет материалистический отпечаток, так как разум людей отражает потребность преодоления природного эгоизма индивидов.

1.3. Социальные законы имеют субъективистский характер. Эта позиция отрицает существование объективных законов истории путем признания законов, зависящих исключительно от активности человеческого сознания. Основоположником данной линии социологического субъективизма стал И. Кант.

В общество индивидов объединяет универсальный моральный закон, как принцип практического разума. Кант признавался, что благоговейное удивление у него вызывали два предмета: звездное небо над человеком и моральный закон в человеке. На языке метафоры «небо» означает природу с законами (априорными), а моральный закон представляет человека, живущего в обществе. Моральный закон существенно отличается от множества правил и предписаний, ориентирующих волю в частных ситуациях. Если последние представляют собой субъективные советы для лиц и группы, то моральный закон общезначим для всех людей. Как основа всеобщего законодательства он выражает единую свободную волю, направляемую практическим разумом.

Жизнь общества складывается из единичных событий. Налицо точка зрения представителей немецкого историзма на рубеже XIX-XX вв. По своим идейным предпосылкам все они были неокантианцами и критиковали философию Гегеля, где «исторический разум» сопряжен с объективной закономерностью. Философы-историцисты ввели в активный оборот противопоставление природы как закономерной реальности и истории как сферы единичного. Если В. Дильтей еще писал о том, что науки о духе призваны изучать как законы единообразия, так и уникальные события, то В. Виндельбанд и Г. Риккерт содержание общественной жизни свели к индивидуальным фактам, которые бывают только раз. Место законов заняли ценности общей и всеобщей значимости.

2. Жизнь общества подчиняется объективным социальным законам.

Данное решение признает объективный характер общественных законов и предполагает специфику, отличающую их от природных закономерностей. Трактовки своеобразия объективности законов социума определяются принципами того или иного направления.

2.1. В обществе люди формируют себя по законам справедливости и красоты, ибо этот идеальный порядок задан им Творцом. Эта точка зрения характерна для итальянского мыслителя Дж. Вико (1668-1744). Как христианский мыслитель он не сомневался в решающей роли Бога в общественной жизни, с другой стороны, очевидные факты говорили в пользу человека как свободного и активного существа. Включаясь в социальные связи, люди ставят цели и разумным путем достигают результатов. Стало быть, Бог не может руководить людьми посредством чудодейственного Провидения, исключающего их свободную волю. Творец направляет общественную жизнь, дав людям проект «идеальной истории» в виде идеалов святости, доброты, справедливости. Руководствуясь таким закономерным порядком, люди возвышают свою жизнь от примитивных форм общества к более совершенным видам общежития.

2.2. Мировое сознание дает обществу объективную закономерность. Такое решение типично для объективного идеализма и для Гегеля, в частности. По его мнению, абсолютная идея изначально таит в себе потенцию закономерного порядка, которая по мере развития реализуется в определенные законы. Если на этапе природы они оказались «мертвыми», то на стадии общества законы соединились с разумом и свободой человека. И все же историческая закономерность не зависит от воли людей. «Хитрость» мирового разума как раз и состоит в том, что он пользуется обществом как средством для исполнения своего диалектического движения.

2.3. В общественном бытии действует объективная закономерность. В историческом материализме принцип закономерности занимает ключевое место. К. Маркс и Ф. Энгельс исходили из того, что история – это деятельность людей и законы формируются в их практических действиях. Но если в деятельности всегда участвует человеческое сознание, каким же способом законы приобретают объективный характер? Существуют особые условия объективности.

Законы общественной жизни формируются на основе объективного фактора истории. Народные массы делают свою историю не так, как им вздумается, а при обстоятельствах, которые перешли к ним от прошлого. Каждое поколение людей оставляет после себя разнообразные результаты труда – технику, сложившиеся общественные отношения, социальные институты, знания и многое другое. Если материальные элементы уже имеют объективную форму бытия, то идеальные элементы (знания, духовные ценности и т.п.) объективируются в языке и также становятся компонентами объективного фактора. Последний, представляя собой застывший, кристаллизовавшийся труд всех про­шлых поколений, становится той традицией, которую получает в наследство каждое новое, современное поколение как субъективный фактор истории. Это наследство отвергнуть невозможно и оно становится объективным фактором жизни, определяющим характер складывающихся законов. Таким образом, социальная закономерность возникает и существует на стыке взаимодействия объективного и субъективного факторов.

Способ производства задает работникам определенную «логику» труда. Универсальным законом истории Маркс полагал закон соответствия производственных отношений уровню и характеру производительных сил. На нем хорошо иллюстрируется роль объективного фактора.

Допустим, что в самостоятельную жизнь вступает молодое поколение, желающее сразу, с самого начала трудиться совсем по-иному. Осуществиться такому субъективному произволу не даст объективный фактор, новым работникам он навяжет определенный порядок деятельности. Наличная техника задаст присущую ей технологию производства, ранее сложившиеся производственные отношения детерминируют характер собственности, стиль управления и формы распределения дохода. И только тогда, когда радикально обновятся производительные силы (техника, квалификация работников), субъект производства сможет изменить трудовые отношения. Но и в этой перемене решающим определителем нововведений останется объективный фактор в виде новых производительных сил и тех возможностей, которые возникли в их структуре.

Законы истории действуют как общие и единые статистические тенденции, не зависящие от сознания индивидов. Субъективный фактор истории включает в себя всех индивидов ныне живущих поколений людей. В совокупной деятельности людей и происходит оживление мертвого труда предков. В связи с этим возникает другой аспект объективности социальных законов, отличный от роли объективного фактора.

Действия отдельной личности во многом субъективны, ибо они включают в себя акты сознания: постановка цели, выбор метода и материальных средств, оценка полученного результата и т.п. Но в совокупной и итоговой деятельности многих людей активность сознания нивелируется формированием единых тенденций в виде законов. Здесь проявляется социальная статистичность, когда взаимодействие «социальных атомов» рождает общую равнодействующую линию. Она уже от сознания людей не зависит, объективность закона тут совпадает со статистичностью.

Примером статистического социального закона может быть любой экономический закон. Так, каждый покупатель и продавец на некотором рынке исходят из своих ожиданий на цену товара. Но несмотря на эти отдельные субъективности устанавливается средняя рыночная цена, сглаживающая индивидуальные отклонения спроса и предложения. Такой механизм усреднения и характеризует статистический характер экономического закона и, стало быть, его объективность.

Свой вклад в объективность законов общества вносят стихийные результаты человеческой деятельности. Человек многое делает, но далеко не все осознает. В область сознательного входит следующее: а) ближайшие цели деятельности; б) средства достижения; в) непосредственные результаты. Сферу бессознательной стихии образуют дальние и побочные следствия активности людей, которые не попадают в поле их сознания. Такие результаты оказываются для общества непредвиденными и, стало быть, неожиданными. Так, древние жители Сахары, сжигая большие массивы лесов, в качестве следствия получали ожидаемые богатые результаты злаковых культур. Но они никак не могли представить, что своими действиями они создают для будущих поколений самую большую пустыню в мире. Сознание древних людей оказалось бессильным перед стихией деятельности, породившей незапланированную реальность.

Пороки индивидов оборачиваются благом для общества, а частные добродетели ведут общество к гибели. Задолго до Маркса некоторые философы размышляли над явлением несовпадения поведения частных лиц и общественных последствий. К их числу относится французский мыслитель Б. Мандевиль (1670-1733). Свои рассуждения он опубликовал в книге «Басня о пчелах».

Иносказательным образом общества сделан большой рой пчел. Кроме пчел-тружениц, в улье живут неработающие пчелы: богатые, мошенники, воры, нищие и т.п. Парадокс заключается в том, что пороки мно­гих сословий способствуют процветанию улья. Против собственной воли члены общества помогают друг другу – роскошь и тщеславие дали работу беднякам, зависть и самолюбие способствовали процветанию торговли и искусства и т.п. Порок порождал хитрость, а она меняла законы так, что предупреждала ошибки, которые не смог бы предусмотреть никакой разум. Но вот нашлась группа пчел, обратившаяся к богам с просьбой сделать всех пчел честными. Боги пошли навстречу этому желанию и все пороки стали исчезать. Но такая перемена вызвала упадок экономики, уменьшение потребностей обернулось нищетой. Вывод Мандевиля – в обществе, построенном на эгоизме интересов, порок позитивен, а добродетель негативна. Для нашей же темы важно то, что осознаваемые «порочные» действия порождают незапланированные добродетельные результаты.

2.4. Социальные законы возникают и существуют как спонтанные тенденции. Это утверждение принадлежит современному австрийскому социальному философу Ф. фон Хайеку. Он продолжил линию оправдания социальной стихии (спонтанности) как положительного фактора. Для этого австрийский мыслитель предложил различать законы и законодательство. Последнее складывается из «субъективных» распоряжений административного характера, ориентированных на удовлетворение частных интересов и спроектированных разумом. Законы же являются всеобщими нормами деятельности, не имеющими конкретных целей и обращенными ко всем людям без исключения. Их объективно-принудительное действие обусловлено исторически положительным спонтанно-стихийным способом возникновения, подобным тем, которые произвели язык, деньги, семью и т.п. В качестве примера можно привести три закона, выделенных Д. Юмом: стабильность собственности, передача прав по взаимному согласию и неукоснительное исполнение договора.

Законы как формы социальной стихии опасно подменять рационально-проектируемой деятельностью. Хайек дал убедительную критику конструктивизма как направления, претендующего на утверждение всецело рационального способа деятельности. Конструктивизм недооценивает сложный характер человеческих действий, где всегда имеет место стихия обстоятельств и непредвиденных результатов. Социалистическая идея централизованного планирования заражена конструктивизмом, таков диагноз Хайека. Но учесть огромное множество факторов практической деятельности миллионов людей, включая конкретные обстоятельства места и будущего времени, путем сбора информации в единый центр невозможно. В рыночной экономике процесс принятия решения децентрализован и распределен по множеству людей, имеющих конкретные знания. Такой способ основан на стихийных механизмах, не подчиняющихся разуму.

Задания и притчи

Греческому мудрецу Бианту принадлежит изречение: «Большинство – зло». Предложите свою интерпретацию.

«Чем примитивнее общество, тем более сходства между его индивидами». Какой смысл здесь предполагал Э. Дюркгейм?

Голландский философ Б. Спиноза (1632-1677) регулярно играл в шахматы со своим домохозяином. И однажды последний спросил мыслителя: «Когда я проигрываю, я так расстраиваюсь. Вы же всегда довольны. Как так?». Спиноза: «При любом исходе король получает мат и это всегда радует мое республиканское сердце».

На одном поле жила ядовитая змея и все ее боялись. Однажды мимо проходил мудрец и змея попыталась его укусить. Мудрец так подействовал на нее своей святостью, что та потеряла способность жалить. И вот для змеи наступили тяжелые времена: дети и взрослые дергали ее за хвост и гоняли по полю. Когда змея снова встретила мудреца, она пожаловалась на свою судьбу. Мудрец восстановил ее способность жалить, сказав: «В жизни всегда будут враги, которым надо показывать зубы».

Ш. Холмс и доктор Ватсон стоят перед Эйфелевой башней. Холмс: «Когда я 20 лет назад был здесь, эта буровая вышка уже стояла. Похоже, что они еще не добрались до нефти».

Правоверный пришел к пророку с вопросом о различии Рая и Ада. Тот привел его в большой зал, где был громадный котел с супом, от которого исходил замечательный аромат. Вокруг стояло много народа и каждый держал громадную ложку в человеческий рост. Ложки были из металла и только самый край ручки был из дерева. Присутствующие опускали ложки в котел, пытались дотянуться до супа, ошпаривались, ругались и дрались. Пророк: «Это Ад». Далее он повел в другой зал. Там было все то же: котел и люди с ложками. Но все они были разбиты на пары и попеременно кормили друг друга. Кругом царило довольство. Пророк: «Это Рай».

Ш. Холмс расследует дело об афере со страхованием имущества. Подозрения падают на кого-то из двенадцати крупных английских финансистов. Поскольку решающих улик нет, сыщик в качестве уловки для выбора послал всем финансистам телеграмму: «Все открылось. Срочно уезжайте». На следующий день сбежали все финансисты.

На экзамене в летном училище Австралии курсантам предложили задачу: «На борту открытого двухместного самолета вы везете королеву Великобритании. На крутом вираже королева из самолета выпала. Ваши действия?». Курсанты испробовали все варианты, включая самые экзотические, но никто не додумался до правильного решения – «надо выровнять самолет после потери части груза».

Стремясь обратить чукчей в христианство, миссионер расписывает красоты и удовольствия в раю: «В раю много фруктовых деревьев, бесплатных яств и напитков». Чукчи курят трубки и молчат. Миссионер спрашивает их: «Ну, хорошо в раю?». Один чукча отвечает: «Ну, какой это рай, бледнолицый, если там нет тюленей?!».

Литература

Дюркгейм, Э. О разделении общественного труда. Метод социологии [Текст] / Э. Дюркгейм. – М., 1991.

Зиммель, Г. Как возможно общество? [Текст] / Г. Зиммель // Г. Зиммель. Избранное: В 2-х томах. Т. 2. – М., 1996.

Парсонс, Т. О структуре социального действия [Текст] / Т. Парсонс. – М., 2000.

Социальная философия. Хрестоматия. Ч. 1-3. / Сост. Г.С. Арефьева и др. [Текст]. – М., 1994.