• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

Тема 3. Практическое и мировоззренческое познание

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 

С практической деятельностью сопряжено познание и оно имеет своеобразные черты, представляющие интерес для такого раздела как праксеология (греч. praxis – действие, деятельная жизнь).

ПРОБЛЕМА:       Какие особенности присущи практическому познанию?

1. Практическое познание определяет способ жизни человека. Человеческая жизнь по преимуществу является практической. Ее сложную структуру схематически можно представить в виде взаимодействия материально-чувственных и идеально-сознательных элементов. Разнообразное участие сознания как знания отличает практику от поведения животных.

1.1. Творческое преобразование материи на основе знаний. Если животные лишь приспосабливаются к природной срезе, то человек преобразует ее в своих интересах. Эти активность, распространяющаяся на общество, основана на действиях сознания, предполагающих познание.

Целеполагание. Слепой инстинкт животных человек заменил разумным предвидением того, что ему необходимо для улучшения жизни. Речь идет о постановке целей как потребных будущих результатов («что»). Сознание здесь строит образ того, что нужно человеку и для чего требуется познание объективных возможностей, способов их реализации. К примеру, в природе каменный топор не существовал, но возможности его изготовления были (и есть), они и реализовались первобытными предками.

Разумный план действий. Для достижения цели необходим соответствующий план-программа. На основе знаний здесь вырабатывается перечень средств, которые способны дать искомый материальный продукт. Речь идет о технологических приемах («как»), призванных обеспечить получение результата. Реализация плана в практике требует оперативного внесения тех изменений, которые диктуются конкретной ситуацией (план охоты всегда уточняется в реальной охоте). Они производятся управляющим сознанием и определяют эффективность деятельности. В конце практического акта производится сознательная оценка продукта на соответствие его цели

1.2. Практическое познание развивает человека. Практика является универсальным способом человеческой жизни, охватывающим все возрастные периоды. От рождения до самой смерти индивид пребывает в определенной форме практического действия, благодаря чему он формирует и совершенствует свои природно-социальные качества.

Практика социализирует индивида. Чтобы стать полноценным членом общества человек проходит социализацию. Речь идет о процессе, в котором внешнюю культуру общества индивид делает своим достоянием. Одним из важных направлений социализации выступает освоение социальных отношений и ролей, практика здесь выступает единственным способом освоения. Уже в детском возрасте ребенок действенно включается в сложную сеть семейных отношений и формирует ряд важных ролей (сын – дочь – внук – внучка – брат – сестра и т.п.). В дальнейшем круг отношений и ролей расширяется, включая новых сверстников и старших. Детское учреждение, школа, производственный коллектив и другие общности выражают этапы развития практической социализации.

Основы культуры личности закладываются в практике. Необходимым направлением социализации является овладение индивидом интеллектуальной и духовной культурой общества. Она существует в различных языковых формах: предметные ценности, деятельность старших поколений, информация в средствах радио, телевидения и т.п. Перевод внешней культуры во внутренний мир личности психологи назвали интериоризацией (лат. interio – внутренний). Этот процесс имеет практический характер, ибо только действия с культурными предметами позволяют распредметить их значения, придав им форму образов. Оперируя игрушками, бытовыми и другими предметными ценностями, ребенок и позднее взрослый присваивает их интеллектуальное содержание.

2. Практика формирует сознание в виде жизненного опыта.

Для индивида существует два способа получения знаний: а) непрактическое познание, где информация предлагается речью, визуальными образами, текстами и все это без должных предметных действий; б) практическое познание через личную деятельность с усилиями ума, воли, тела. Если первый способ обречен на производство знаний с такими недостатками, как: формальная бессодержательность, неэффективность, шаблонная сухость, то второе дает подлинное и живое знание. Последнее и будет «жизненным опытом», являющимся ядром сознания личности.

2.1. Жизненный опыт удовлетворяет главные потребности человека. У любого индивида существуют базисные потребности, которые определяют самый элементарный, но и самый обязательный уровень жизни. Речь идет о потребностях в пище, жилище, безопасности, общении и т.п. Их удовлетворение зависит от соответствующих знаний, которые выступают необходимым методом жизненно важной деятельности. Такие образы формируются в самом раннем возрасте и совершенствуются всю жизнь.

2.2. Пробы и ошибки дают надежные и эффективные знания и умения. В формировании жизненного опыта слово играет свою роль в единстве с делом. Речь, или текст обслуживают практическое действие следующими функциями: сосредоточение внимания на предмете; разъяснение смысла некоторого приема; указание на последовательность операций и ошибки и т.п. Освоение какого-то вида практики включает в себя научение в форме овладения деятельным образом. Опытный человек («мастер») своими действиями демонстрирует должную практику, обучающийся воспринимает ее и пытается ее повторить. Такое воспроизведение на первых порах дает множество ошибок, но большая частота повторений с подсказками мастера в конце концов утверждает знание-умение. На его наличие указывает безошибочность деятельности. если в переходе внешних операций во внутренние операции мышления ошибка играет важную роль «индикатора» (что то не так), то отсюда понятно, почему в народе говорят: «По-настоящему учатся только на собственных ошибках». Каждый здесь может вспомнить то, как он учился чистить зубы; пользоваться вилкой, ложкой, ножом; овладевал ездой на велосипеде и т.п.

2.3. Умения – навыки – автоматизмы. Кроме проблемных новых событий, требующих высокой активности сознания, жизнь включает в себя многократно повторяющиеся действия. Они обусловлены типичными и постоянными условиями природы и общества. Такие обстоятельства определяют переходы умений в навыки и автоматизмы. В навыке умение доведено до высокой степени надежности при сохранении малого сознательного контроля. Автоматическое же действие уже лишено последнего и практическая эффективность достигается сферой бессознательного. Если водитель автомобиля отдаст операцию торможения в экстренной ситуации рассуждающему сознанию, то ему не удастся избежать аварии. Выработка бессознательных автоматизмов практикуется во многих видах деятельности (быт, производство, искусство, спорт и т.д.) для того, чтобы отдать сознанию самое сложное – творчество.

2.4. Жизненно-профессиональный опыт реализуется в рассудочном мышлении и практической интуиции. Жизненный опыт, полученный личностью в детстве и юности, становится необходимой основой для профессионально-трудовой деятельности. Эта практика производит общественные ценности, протекает в особых коллективах и имеет специализацию (сельскохозяйственный труд, виды ремесла, промышленные специальности и т.д.). В сознании работника формируется жизненно-профессиональный опыт, где эмпирические представления дополняются специализированными образами, включающими понятия и теории. Обогащенное знание встраивается в функциональные структуры сознания и становится содержанием профессионального практического мышления.

Профессиональное мышление предполагает стадию предварительного обдумывания основных практических этапов: выдвижение целей и задач, выработку плана и его реализацию. На стадии проектирования опыт действует в основном рассудочно, в стиле пошагового мышления, которое оценивает отдельные образы в плане их возможного применения, последовательно переходя от одного элемента знания к другому. Мало, что меняется при оценке конечного результата, рассудок легко справляется с такой задачей, сопоставляя задуманный продукт с полученным. Если деятельность укладывается в типичные и стандартные схемы, приемы, то рассудочного интеллекта для нее вполне достаточно.

Интуиция мобилизует жизненно-профессиональный опыт на решение творческих задач. Практика своеобразна тем, что она всегда открыта для нового. Уникальная ситуация (типа Чернобыльской катастрофы) выдвигает небывалую цель (обезопасить разрушенный реактор), для которой требуется творческое решение. Здесь на помощь рассудку приходит интуиция, из наличных ресурсов знания она угадывает нужную оригинальную идею, становящуюся ядром нового проекта-решения. Все остальное уже доделывает рассуждающее профессиональное мышление.

Преимущественно интуиция ориентируется на нахождение новаторских средств практического мышления. Здесь могут стоять обычные и рутинные цели, но для их достижения желателен какой-то творческий прием, делающий технологию радикально эффективной. Интуиция способна мобилизовать скрытые творческие возможности жизненно-профессионального опыта, действующие непосредственным, невыводным путем. Скорее всего, таким способом какому-то древнему каменщику пришла в голову идея укрепления раствора яичными желтками. В средневековье и Новое время европейские ремесленники стремились в своей системе обучения развивать интуицию подмастерьев. Яркой иллюстрацией могут быть мастера скрипичного дела, которые не разглашали основные секреты, что ставило учеников в ситуацию интуитивной догадки. Профессиональная интуиция также весьма важна в условиях быстро меняющихся ситуаций, когда нужно оперативно менять старые решения на новые. История военного дела полна фактов проявления полководческой интуиции: Александр Македонский, Суворов, Наполеон Бонапарт и другие.

2.5. Жизненный опыт представлен общим «здравым смыслом» и личностным знанием. Деление человечества на отдельные народы и различные социальные группы накладывает свой отпечаток на практическое знание. Русский и англичанин, чукча-охотник и вятский егерь, врач-хирург и целитель-травник в своем общении встретят ряд серьезных трудностей, связанных со своеобразием их труда. И все же, преодолевая языковый и другие барьеры, они смогут понять друг друга. Эта общая для подавляющего большинства людей когнитивная основа и будет «здравым смыслом».

Истины, очевидные для всех, образуют здравый смысл. Содержание здравого смысла складывается из эмпирических представлений, отражающих общие, единые и регулярно повторяющиеся условия практики. Самый элементарный уровень составляют очевидные истины, без которых не обходится любая деятельность: простейшая арифметика («дважды два – четыре…»), тривиальная геометрия («прямая – кратчайшее расстояние…»), элементарная физика («все тяжелое падает вниз…»). Особо можно выделить социально-трудовой опыт, представленный у каждого народа пословицами и поговорками. Вот хотя бы некоторые примеры: «прежде чем отрезать, надо семь раз подумать», «глаза боятся, а руки делают», «утро вечера мудренее» и т.п.

Интуиция порождает личностное знание. Если здравый смысл выражает знание, единое для многих людей, то личностное знание указывает на единичный опыт, присущий только данному индивиду. Редкостные и уникальные представления чаще всего являются продуктами интуиции, представляющей талантливый интеллект, который развит многолетними творческими усилиями. Мастер, сделавший некое открытие, может преднамеренно держать его в секрете, как это делали Амати, Гварнери, Страдивари и другие итальянские ремесленники, изобретавшие новые лаки для скрипок и державшие их в тайне.

Личностное знание «молчаливо». Сугубо индивидуальный когнитивный опыт чаще всего удален от публичного признания и по другой причине. Если  здравый смысл весьма хорошо поддается языковой фиксации, то этого нельзя сказать про личностное знание. Его характеристики тяготеют к единичности, а уже всякое слово обобщает. Вот почему слова и наглядные схемы не могут покрыть все содержание личностного опыта, которое преимущественно остается молчаливым достоянием творца. Если последний желает его передать другому, то он предпочитает не говорить, а «показывать» его в своих действиях. От «ученика» здесь требуется соответствующая интуиция, опирающаяся на  профессиональные знания.

2.6. Народная  практическая мудрость. Профессиональный труд не обязательно связан с формами государственного и научного обучения. С глубокой древности существует передача производственного опыта через участие в практической деятельности. Основные социальные формы такого обучения – семья, трудовое ученичество, через них поддерживалась традиция всех основных видов труда: охоты, рыболовства, земледелия, скотоводства, ремесла, строительства, торговли и т.д. Работники здесь могли не знать письменной грамотности, но это были умельцы своего дела: плотники, умевшие срубить Кижи; печники, складывавшие печи с отличной тягой и теплом; пчеловоды, знавшие все повадки пчел; столяры-краснодеревщики, изучившие все тонкости дерева. Такие мастера демонстрировали богатое, разнообразное и эффективное практическое знание. Оно было представлено эмпирическими представлениями, которые значительно опережали появление соответствующих научных теорий. До сих пор в некоторых областях практики наука еще не дошла до уровня народной мудрости.

Кроме практического познания существуют другие виды познания, объединенные признаком теоретичности. Вполне естественно поставить вопрос о их соотношении. Этот вопрос входит в более общую проблему взаимосвязи практики и теории. В нашем случае выделим центральный вопрос соотношения двух основных типов познания. В фокусированном виде он сводится к дилемме – практическое познание способствует развитию теории или препятствует ему?

ПРОБЛЕМА:       Положительно или отрицательно влияет практическое познание на развитие теории?

1. Практическое познание негативно воздействует на теоретическое мышление (праксеологический нигилизм).

Данную позицию занимают представители теоретического рационализма. Их объединяет онтологический принцип независимости сущности от явлений и гносеологическое положение о том, что практическим мнениям доступны только явления. Наиболее резкую форму праксеологический нигилизм приобрел в объективном идеализме, где были сконцентрированы критические аргументы против практики.

1.1. Как теоретическое умосозерцание познание противостоит практике. Таково убеждение многих, древних мыслителей, представлявших философскую культуру Китая, Индии и Греции. Они полагали, что практические представления порождают мировоззрение «наивного реализма», которое чрезмерно доверяет эмпирическим образам. Здесь здравый смысл ограничивается знанием явлений и отвергает рефлексию о потусторонних сущностях, что делает  невозможной  любую теорию.

Практика волнует сердце и мешает ему познавать Дао (принцип недеяния). Китайские даосы видели в обычной житейской практике источник страстей и волнений. Такие эмоции они считали барьером на пути познания, Дао может оставить образы только в спокойной душе – сердце. Поэтому даосы уединенную монастырскую и отшельническую жизнь предпочитали мирской суете дел.

Для высшего незнания требуется лишь практика йоги. Большинство индийских школ обычную практику оценивала в виде фактора, препятствующего познанию Абсолюта. Было выдвинуто учение о необходимости особой практики, помогающей устранить влияние вещей и человеческого тела на душу. Но и практика йоги считалась лишь подготовительным этапом для духовной медитации.

Если практика – это искусство обмана природы, то теоретическое умозрение – ее истинное познание. Многие древнегреческие мыслители относили бытовую и производственную деятельность не к познанию, а к искусству. Под последним понималось искусное действие («технэ»), умеющее обхитрить природу. В ней не существует рычагов, сохи, давильных прессов и других подобных устройств, все это человек придумал для своей жизни. Познание же не может быть основано на обмане (на том, чего нет, но может быть), его цель – истина сущего, природы. Поэтому не практическое мнение, а лишь теоретическое умозрение способно получить подлинное знание. Оно возникает только у астронома, геометра и философа, реализующих способность «умного зрения», и существует не для нужд практики, а ради чистого познания.

1.2. Житейские мнения мешают разуму возвышаться к эйдосам. Платон был убежден в том, что жизненные представления страдают радом принципиальных недостатков.

Практические взгляды нацелены на материальные вещи, текучи и ошибочны. Согласно Платону, повседневные мнения могут фиксировать только явления (вещи, конкретные события). Если сущность в виде эйдосов и геометрических фигур для них недоступна, то практические образы обречены на поверхностную видимость и заблуждения. Об одном и том же нефилософы и неученые судят по-разному и находятся в плену материальной множественности и текучести.

Практическое мышление лишено проблемности, логики н светлой перспективы. Платон полагал, что повседневные представления выражают бездумную веру, ибо ориентированы на традиционные авторитеты, что подтверждает религия. Крестьянин на винограднике, оружейник в кузнице, гончар в мастерской заняты такими мелкими делами, что им и в голову не приходит ставить вопросы о сущем, прекрасном и других общих понятиях. Поглощенные земной жизнью, они не стремятся мыслить о потустороннем мире и их души после смерти обречены страдать в низших существах.

1.3. Практический рассудок мыслит наивными абстракциями. Таково мнение Гегеля, который продолжил платоновскую линию критики практического познания.

Обыденное мышление страдает узостью и наивностью. В статье «Кто мыслит абстрактно?» Гегель указал на неустранимые, по его мнению, изъяны здравого повседневного смысла. Обычно считают, что абстрактность есть достоинство мысли, но это не так. Мыслить абстрактно, значит, мыслить односторонне. Если научная абстракция дает одноаспектную глубину и тем самым обретает некоторое оправдание, то обыденный рассудок философски необразованной публики ничем оправдать нельзя. Народ любит публичные зрелища, возьмем для примера публичную казнь. Вот здесь и проявляется абстрактная наивность народного мышления. Торговка зеленью видит в казненном только «убивцу», непойманный вор – «жертву правосудия», светская дама – «интересного мужчину». Оценка Гегеля весьма сурова: практическое мышление всегда узко, поверхностно, прямолинейно, лишено осознанности и самокритичности.

2. Теоретическое мышление может развиваться только в союзе с практическим знанием (праксеологический оптимизм).

Это решение поддерживают самые различные направления, отличные от теоретического рационализма.

2.1. Практическое знание имеет свою ценность. Аристотель стал одним из первых мыслителей, которые пересмотрели традицию пренебрежительного отношения к практике и практическому познанию. Хотя он много лет обучался в академия Платона, семейное воспитание (его отец был врачом на службе у македонского царя) оказало на него решающее влияние. Аристотель теоретически обосновал мнение греческих граждан, высоко оценивавших практическое творчество. Конечно, бездумный труд рабов как «говорящих инструментов» достоин презрения. Но если практика воплощает в себе разносторонние и глубокие знания, требует профессионального интеллекта, она становится вершиной человеческой жизни.

Искусный практик синтезирует знание общего с деланием единичностей. В своей онтологии Аристотель на первое место поставил единичную вещь, в которой общая форма сочетается с материальным содержанием. Умозрительная наука дает только знание общих форм, представленное в понятиях и категориях. Выше ее стоит практическое искусство, оно соединяет знание общих форм с умением воплощать его в единичные вещи. Если врач на основе разнообразных общих знаний и практического опыта ставит правильный диагноз конкретному больному и излечивает его, то такое искусство трудно переоценить

Латинское мышление выбрало умную практичность. Если древние греки восхищались спекулятивными учениями философов и логическими построениями математиков, то римляне предпочли путь, указанный Аристотелем. Усилия их мысли сосредоточились на практических видах деятельности, требовавших специализированных и конкретных знаний: военном деле, медицине, земледелии, архитектуре и т.п. Самым долговечным результатом латинского практического мышления стало римское право. Разработанные нормы закона охватили не только всех людей – свободных и рабов, римских граждан и варваров, но и зверей, птиц, рыб, растения, неживые предметы, вовлеченные в человеческие отношения. Римские юристы учитывали как общие нужды практической жизни, так и конкретность ее обстоятельств. Гражданский спор или уголовное преступление оценивались как отклонение от закономерного порядка вещей, отраженного кодексом правовых норм. На основе этих знаний участники: судебного процесса должны были восстановить естественный порядок в каждом конкретном случае.

2.2. Практический разум выше теоретического разума. В Средние века на первое место среди всех ценностей вышла религиозная вера. Но в рамках общего примата веры многие мыслители ставили волю к действию и морально-практический разум выше чисто теоретического ума. Так, Фома Аквинский считал, что моральный интеллект особенно богоугоден, так как объединяет теоретическую мудрость с производящим искусством практического рассудка.

Практическое познание направлено на то, какой должна быть жизнь с позиции разума. Для И. Канта первенство практического разума над теоретическим мышлением было очевидно. Если последнее лишь объясняет наличное бытие, то первый стремится переустроить жизнь с точки зрения должного. Практика – это не всякое действие воли, а идейно продуманная, в высшей степени целесообразная деятельность. Любую теорию можно считать практической, если она предполагает применение к какой-то области человеческой жизни.

2.3. Всякое познание включено в духовно-практическую жизнь людей. Этот тезис выражает позицию русских религиозных философов. Они не признавали какого-то разделения на чистую теорию и нетеоретическую практику, в разных формах проводилась идея единства бытия и познания. Жизнь, начало которой положил Бог, сложна и любое познание, включая веру и теоретические науки, выступает необходимым способом ее разумного обустройства.

Новой практикой человечество должно преобразовать мир и себя, чтобы вернуться к Богу. Эту идею разрабатывал В. Соловьев. Его не удовлетворял ни узкий эмпирический опыт, ни отвлеченные от жизни теория и религиозная вера. Если Бог стремится соединить природу и человека с собою, то долг человека – всей своей жизнью участвовать в этом процессе. Это означает, что все способности человека (чувственность, разум, мистическая вера) и все формы познания (эмпирия и теория науки, религия, философия и искусство) должны объединиться в «цельное познание». Оно уже не будет чистым познанием, отдаленным от жизни, «цельное познание» станет новой практикой, где на основе божественной истины будет преображаться человек и мир. Такая теургическая практика одухотворит всякую плоть, включая и человеческое тело, сделает материю святой. По мнению Соловьева, только такой синтез богатого, одухотворенного познания с практическим преобразованием мира и жизни приведет человека к Богу.

Практический разум народа и теоретический разум интеллигенции должны соединиться в общем деле достижения бессмертия. Н. Ф. Федоров (1828-1903) полагал, что у современного человечества сложилось неправильное разделение труда. Народ обречен на тяжелый физический труд, где требуется практическая сноровка, умелость и смекалка, интеллигенция же монополизировала высоты научного разума, богатства теоретического духа. Такое обособление раскололо общество, обессилило человека и лишило его перспективы. Нужно найти общее дело, и оно существует в виде высоконравственного проекта. Речь идет о практической бессмертной жизни, при достижении которой объединяются все слои общества, все народы, соединяются практический ум и теоретический разум. В такой объемной и сложной практике есть место всем и всему, ибо потребуется овладение секретами восстановления всех умерших предков, преображения праха в живую плоть, обладающую душой.

Любая теория должна служить революционной практике. К. Маркс и Ф. Энгельс считали практику главной формой человеческой жизнедеятельности, ибо она концентрирует в себе социально-природную материальность и активно-преобразующий характер. Древняя трудовая практика превратила обезьяну в человека и он развивается благодаря совершенствованию практики. Маркс критиковал предшествующий материализм, включая учение Л. Фейербаха, за игнорирование связи познания с практикой Познание вплетено в ткань практической жизни и образы «чистой» теории, «знания ради знания» являются вымыслом. Даже философия, которая кажется удаленной от суеты дел и жизненных забот, сохраняет сложную связь с практикой. Относительно своей философии Маркс прямо заявил, что она призвана стать орудием революционного преобразования буржуазного общества

2.5. Теория – это полезный метод практической жизни. Для прагматизма всякая теория безусловно подчинена практике как организованному и осознанному человеческому опыту. Ч. Пирс, У. Джемс и Д. Дьюи доказывали, что познание, включая и науку, порождено жизненными интересами и его результаты, прямо или косвенно, применяются в жизнедеятельности. Все виды теоретического знания – научная теория, философская доктрина, теология и т.п. – являются интеллектуальными инструментами разнообразных видов опыта, где важно эффективно владеть условиями жизни. Эти условия сложны, меняются и приспособлению к ним помогают знания, они практичны, ибо являются методами решения жизненных проблем.

Мир теории весьма разнообразен, сюда входят мировоззренческие учения и научные теории. Связь последней с практикой заслуживает особого рассмотрения.

ПРОБЛЕМА:       Каково соотношение практики и научного познания?

1. Своим возникновением наука обязана практическим потребностям.

Как специализированное познание наука родилась под влиянием практических потребностей. Об этом говорят факты истории науки. Потребности земледелия измерять плодородные участки земли обусловили появление геометрии. Так, египетская геометрия обслуживала разметку полей после периодических разливов Нила. Арифметика возникла для измерения количества произведенной продукции (об этом говорят вычислительные задачи, представленные древними папирусами). Астрономия родилась для измерения времени, ориентации в пространстве и для практики астрологических предсказаний. Все традиционные научные дисциплины, имеют практическое происхождение.

2. Общественная практика – конечная область применения научных знаний.

История науки свидетельствует о том, что со временем даже самые абстрактные теории находят практическое применение. Ученые, сделавшие то или иное открытие, как правило, не могут предсказать их практическую судьбу, ибо она вовсе не очевидна. Когда журналисты спросили английского физика М. Фарадея, открывшего закон электромагнитной индукции, что оно даст человеку, то ученый заявил, что в лучшем случае открытие позволит создать новые детские игрушки. Вскоре электромагнитной индукции нашли применение в электродвигателях, без которых нельзя представить современный быт и экономику. Если здесь дорога от науки к практике заняла несколько десятков лет, то теория функции комплексного переменного нашла приложение в электротехнике через сто лет после своего рождения.

Фундаментальная теория через прикладные исследования обновляет практику. Высокая абстрактная теория весьма удалена от уровня практической жизни, для их соединения требуется промежуточное звено в виде прикладных исследовании и разработок. Это научно-практическое познание придает теории должную конкретность и проектирует выход на полезные результаты. Так, молекулярная генетика является фундаментальной теорией, а генная инженерия выражает уровень прикладной науки. Здесь изобретаются приемы улучшения племенного скота и селекции культурных растений.

3. В науке действует своя практика.

Научное исследование невозможно без эмпирического познания, которое имеет практический характер. Здесь фиксируются факты, являющиеся основой всех других форм знания. До XVII в. научная эмпирия преимущественно была наблюдательной, затем возник естественнонаучный эксперимент. Исследовательская практика демонстрирует сложное взаимодействие эмпирии и теории, ее успехи определяют прогресс науки.

4. Научное мышление развивает практический здравый смысл.

Многие выдающиеся ученые-теоретики отмечали, что в своих исследованиях они с необходимостью используют обычный здравый смысл. Если не впадать в наивную некритичность, подчеркивал А. Эйнштейн, то представления повседневной жизни оказываются весьма эффективным методом. В качестве научного метода они теряют двусмысленность, связанную с житейским языком, и приобретают нужную строгость. По мнению физика М. Борна, «...естествознание есть не что иное, как применение обычного здравого человеческого разума при необычных обстоятельствах».

Кроме практического познания и науки существует познание мировоззренческое, обладающее специфическими чертами.

ПРОБЛЕМА:       В чем заключается своеобразие мировоззренческого познания?

1. Мировоззренческое познание имеет духовно-ценностный характер.

Эту разновидность познания легче описать, сравнивая ее с практическим и научным познанием.

1.1. Духовность связана с идеалами развития человека. Ценностное многообразие человеческой жизни можно разделить на две области: цели и идеалы. Если первые выражают потребные результаты конкретных актов деятельности и предполагают при их достижении утилитарное (греч. utilitas – польза, выгода) потребление, то вторые представляют собой перспективные цели, несущие какие-то образцы высокой жизни, важные как для индивида, так и для всего общества. Идеал характеризует должное состояние человека, которое невозможно достичь актуально. Назначение идеала состоит в том, чтобы до конца жизни устремлять человека к некоторому совершенству. Духовность предполагает некоторые этапы в продвижении личности к идеалу, но она всегда показывает остающуюся дистанцию в этом непрерывном пути. В этом заключается мобилизующая сила идеала как высокого проекта возможного человека в определенной области жизни: моральной, религиозной, художественной и т.п.

1.2. Духовность сопряжена с выбором идеалов. Практическое познание пронизано ценностным выбором, который регулируется повседневными жизненными потребностями и интересами. Но если здесь фигурирует комплекс материальных благ, то предметом духовного выбора выступают общие направления развития человека, обозначенные идеалами. Из множества возможных путей к «высокой» жизни личность выделяет (неосознанно и осознанно) определенную дорогу (к примеру, пробуждать в себе и в людях чувство прекрасного через музыкальное творчество). Ситуация сознательного выбора в развитом обществе осложняется не только многообразием идеалов, но и их альтернативностью: религия – безразличие – атеизм, альтруизм – эгоизм и т.п.

1.3. В мире духа пребывают значимые ценности и ценности мира в целом. Человек развивается в окружающем его мире и духовность охватывает различные объекты. Самым важным предметом оценивания через идеал выступает человек, его чувства, мысли, дела и жизнь в целом. Если поступок личности оценивается через призму «добро-зло», налицо ситуация моральной духовности. Когда поведение или предмет оценивается посредством идеала прекрасного, то мы имеем художественную духовность. Предметом духовной оценки могут быть весьма значительные в пространственном и бытийственном отношении объекты: культуры отдельных народов, общество, природа, универсум.

2. Множественность и неокончательность результатов мировоззренческого познания.

Духовные идеалы выводят человека в особый мир возможных возвышенных состояний. Но отрыв от определенных значений мира утилитарной практики оборачивается неопределенностью их смыслов.

2.1. Разнообразие социальных субъектов определяет плюрализм мировоззрений. Единое человечества включает в себя множество рас и народов, каждый этнос имеет внутреннюю дифференциацию на классы и другие социальные группы. Все это формирует различные типы мировоззренческих культур: восточная – западная, африканская – североамериканская, русская – китайская, народная – элитарная и т.п. Идеалы здесь существенно отличаются друг от друга, на что накладывает свой отпечаток и их историческое развитие. Специфические группы духовные ценностей образуют содержание разных типов и видов мировоззрения.

2.2. Многообразие духовных отношений к миру. Плюрализм идеалов задает неоднозначность ценностных отношений человека к миру. Тут один и тот же объект вызывает различные типы деятельности с ним. В качестве иллюстрации можно взять три мировоззренческие установки, которые представляют спектр отношений древних народов к окружающей природе и природе человека.

Приспособление к природе (китайский идеал). Наиболее рельефно эту позицию выразила школа даосизма. Земной мир определен небесным Дао и потому человеческое своеволие является нарушением установленного порядка. Недеяние и угадывание воли Неба – вот образ жизни мудреца.

Бегство от природы (индийский идеал). Такой тип духовности ярко проявили индуизм и буддизм. Если материальные вещи несут человеку страдания и душа томится в теле, то во главу угла жизни нужно поставить технику работы над собой. Праведное поведение, телесная и психическая техники помогут освободить душу от пут природы.

Покорение природы (идеал иудаизма и христианства). Этот идеал задан Библией, где человек создан по образу и подобию Бога и является царем природы. Овладение природой входит в творческое назначение человека, который не принимает наличный мир и преобразует его для встречи с Богом.

2.3. Содержание мировоззренческих истин многозначно. Практическое и научное познание ориентируются на получение определенных и исчерпывающих истин. Для этого у них есть основания в виде соответствующих практик, которые достаточно точно удостоверяют знание. У мировоззрения есть своя практика, но как критерий истины она весьма неопределенна и не производит выбраковку одного истинного идеала из множества других. Этим объясняется существование различных мифов, религий, этнических и других типов искусства, а также многообразие видов философии.

3. Структура мировоззренческого познания многослойна.

Освоение мира в духовных ценностях было и остается сложнейшей деятельностью, в которой сложились устойчивые структуры и функции.

3.1. Символы – язык духовности. Как таковые символы образуют одну из разновидностей социальных знаков. В отличие от простого знака, обладающего одним значением, символ несет скрытый духовный смысл, предполагающий неоднозначную интерпретацию, которая зависит от предварительного обучающего познания. В качестве символа могут выступать различные элементы человеческой культуры: социальные чувства и эмоции (слезы верующего и т.д.), жесты и другие телесно-духовные действия (зажигание огня на Олимпийский играх и т.п.), культурные предметы (крест и т.п.), воспринимаемые явления природы (природный пейзаж), устные и письменные слова («София» и т.д.), графическая символика (китайская гексаграмма), произведения искусства и т.п. Уже из этого перечня видно, что чувственно-языковая предметность символа весьма богата и не ограничивается словом.

3.2. Эмпирическая духовность как единство чувственного символа и рационального смысла-представления. Как особая языковая форма символ несет некоторое когнитивное содержание. Его относительно простым уровнем выступает эмпирический опыт, который существенно отличается от практического и научного. Главное своеобразие здесь вносит идеал, на его основе производится духовная оценка предмета (человека, природы, потусторонних сущностей) и он символизируется. В результате этого акта в сознании возникает некий символ, связанный с духовным смыслом. Здесь можно говорить о своего рода сплаве «духовной чувственности», где социальная чувственность представлена самим символом, который существует в поле восприятия, а содержательный смысл символа является рациональным образом. По своему уровню последний не имеет глубинного проникновения, как правило, он лишен осознанности (нет сознательного отчета его носителя). Поэтому с полным правом такой духовный образ можно отнести к мировоззренческой эмпирии (ценностное представление).

Подавляющее большинство архаичных мифов и современная обыденная религия подтверждают идею единства символа и простого смыслообраза. Если древний грек воспринимал гром и молнию, то для него это был символ бога Зевса. Увиденное и услышанное явление природы выступало здесь символической формой, а рационально-смысловым содержанием являлся образ божества, в котором в максимальной степени проявлялся идеал совершенства и всемогущества.

3.3. Теоретическое миросозерцание состоит из ценностных понятий. На уровне эмпирии духовное познание стремится «описать» свой предмет в весьма простых, но ценностных образах человеческого опыта. Из его материала строятся представления о духах, богах, красоте и т.п., используются метафоры и приемы житейского языка. Но для теоретического разума уже эти результаты становятся сырьем для конструирования мировоззренческих понятий.

Мировоззренческие понятия – продукты осознанной переработки эмпирических смыслообразов. История духовной культуры свидетельствует о том, что теории здесь возникали после длительного развития ценностной эмпирии. Без некоторого этапа созревания, предполагающего качественную линию совершенствования представлений, теория не возникает и здесь. Кроме должного предмета осознания в виде элементарных смыслов должны сформироваться и методы рефлексии, содержание которых сводится к теоретическим идеям и логическим операциям. Они могут заимствоваться из науки и других форм мировоззрения. Круг символических форм в понятии сокращается до словесных и графических символов, а смыслообраз приобретает абстрактно-обобщенные черты, родственные научным понятиям. Так, теологические понятия образовывались из религиозных представлений путем их философского осмысления и должной трансформации. Смыслы христианских понятий Бога как триединства, «сотворения из ничего» и т.п. закреплены после длительного обсуждения четкими формулировками и далеки от простых образов.

4. Мировоззренческое познание развивается ценностной интуицией и разумным мышлением.

В сфере духовного познания действуют те же познавательные способности человека, что и в практике, и в науке. Только здесь чувственность, мышление и интуиция приобретают свою специфику.

4.1. Духовные практики требуют особой интуиции. Кроме обычной практики (бытовой, производственной, профессиональной и т.п.) существует необычная практика, которую можно назвать «духовной». Речь идет о таких видах практики, которые реализуют в себе мировоззренческие формы ценностей: магия, гадательные практики, мистический опыт и т.п. Здесь функционируют ценностные представления о духах, душах, божестве и т.п., и они выражены в символах особых жестов, ритуальных действий, слов-заклинаний и т.п. Существуют древние техники устранения влияния обычной, эмпирической реальности (монотонная, ритмичная музыка и песнопения, многократные повторения словесных формул). У участников таких практик смыслообразы функционируют интуитивно, ибо у них нет времени на обдумывание и построение какой-то логики. Качество символических действий и их последовательность предполагают догадку в виде непосредственной и нужной реакции, которая в дальнейшем закрепляется ритуалом. Если это коллективное действо, то его руководитель (шаман, гадатель) способен демонстрировать творческие формы интуиции.

4.2. Мировоззренческая теория – продукт философской мысли. Все основные виды мировоззренческой теории – теология, этика, эстетика – возникли при определяющем влиянии философии или появились в ее недрах. Сам же философский разум становился в виде продукта обобщающего осмысления наличного интеллектуального опыта: обычных практических представлений, духовных практик, мифов, религиозных картин, образов искусства. Ценностная концентрация различных знаний дала философские идеи, понятия и философский стиль мышления в виде рефлексии над знанием. Такая культура принесла во все мировоззренческие теории высокий рациональный стиль мышления над продуктами мышления.

Рациональность ценностно-теоретического мышления. На уровне понятий мировоззрение ставит четко сформулированные проблемы (теологические, эстетические, философские), формирует соответствующие методы и получает определенные теоретические результаты. Операции мышления здесь приобретают четкие логические формы: определения, доказательства, аргументированная критика и т.д. В отличие от научно-теоретического мышления, которое весьма определенно связано со своей эмпирией, спекулятивно-теоретическое мышление менее жестко взаимодействует с духовными практиками. Последние могут существовать вполне самостоятельно.

5. Мировоззренческое познание стремится избежать раздвоения на субъект и объект.

Характерной чертой практического познания является отношение между человеком и окружающим миром. Здесь человек отличает себя от того, что ему нужно преобразовать для улучшения, жизни. Свой вклад в это дистанцирование вносят орудия труда, их искусственная природа подчеркивает границу, отделяющую человека от внешней среды. Экспериментальная наука Нового времени довела практическое отношение до противопоставления субъекта и объекта познания, и такое понимание четко сформулировал Р. Декарт.

Схему отношения субъекта и объекта можно исследовать для характеристики специфики мировоззренческого познания. Хотя здесь и фигурирует отношение «человек-мир», в целом оно лишено характера противопоставления. Духовное освоение реальности сводится к поиску каких-то форм единства и здесь возможны самые различные варианты.

Единство на основе внешней сущности. Стремление человека укоренить себя в окружающей реальности, опираясь на ее силы, оформляется в поздних религиях многобожия. С появлением мировых религий такое желание становится неотъемлемым элементом веры, отпадение от Бога расценивается как грех. В восточной и западной мистических трактовках человек стремится слить свою душу с божественным абсолютом. Объективно-идеалистическая философия дает осознанную картину тенденции укоренения человека в мировом духе. Линия материализма отличается лишь тем, что основой объединения становится материя как бездуховная сущность.

Единство на основе человека. Уже первобытный человек в форме мифа пытался «привязать» окружающую его природу к собственному образу жизни. Очеловечивание шло по разным каналам, но главным средством объединения стал анимизм. Наделив все душой, древние предки создали картину мира по своему образу и подобию, и тем самым породнились с ним как в широком смысле, так и в узком значении (тотемизм). Использование этих образов на практике сформировало технику магии, через которую человек пытался контролировать внешние силы в своих целях.

Подобная субъективизация была восстановлена мировоззрением Нового времени. Опираясь на экспериментальную науку, человек выстроил стратегию покорения природы, которая из храма превратилась в мастерскую. Отражением этой экспансии стало возрожденческое искусство и эстетика, а также философия субъективизма. XX в. стал ареной причудливых сочетаний «объективизма» и «субъективизма», одним из выражений такого союза стало экологическое мировоззрение.

Итак, «мировоззренческое познание» является обобщающей абстракцией, реально и самостоятельно существуют такие виды, как: миф, религия, искусство, мистика и философия.

Притчи и задания

Редакция одного американского журнала разослала многим видным писателям анкету, где был такой вопрос: «Если бы Вы оказались на необитаемом острове, то какую бы одну книгу вы предпочли иметь?». Ответы были разные: библия, произведения Гомера, В. Шекспира, Ф.М. Достоевского и т.д. На этом фоне выделялась позиция английского писателя Г. Честертона: "Я бы предпочел книгу на тему «Как сделать плот или лодку"». Дайте оценку.

Английский писатель Г. Уэллс считался знатоком технических изобретений. И однажды на встрече с читателями его попросили рассказать о новинке – телеграфе. Уэллс: «Представьте гигантскую кошку, ее хвост в Ливерпуле, а голова в Лондоне. Когда кошке наступают на хвост, раздается мяуканье. Точно так же работает телеграф». Читатели: «А что такое беспроволочный телеграф?». Уэллс: «то же самое, только без кошки».

На лекции датского астронома О. Ремера (1644-1710) один слушатель спросил: «Профессор, куда я попаду, если из этого зала просверлю дыру через весь диаметр нашей планеты?». Ремер: «Вы, молодой человек, в этом случае непременно попадете в психиатрическую больницу».

Два монаха идут по дороге и видят у обочины молодую женщину. Только что прошел дождь, дорогу развезло и она не решается перейти дорогу по грязи. К ней подошел один монах, взял на руки, перенес и монахи пошли дальше. Другой монах принялся критиковать своего приятеля за этот поступок и получил такой ответ: «Я ее перенес и забыл, а ты хотя и не брал ее на руки, но до сих пор несешь ее в своей душе». Чем отличаются мировоззрения этих монахов?

В сказке К.С. Аксакова «Аленький цветок» купец, любуясь цветком, сорвал его. Японец, воспитанный в классических традициях, рвать цветы в естественных условиях не будет. Какие мировоззренческие взгляды стоят за этими двумя линиями поведения?

Встретились два приятеля. Один говорит: «Получаю зарплату, откладываю и прячу заначку, прихожу домой и жена сразу находит заначку». Другой глубокомысленно замечает: «А чего же ты хочешь! Интуиция!».

Литература

Гудинг, Д., Леннокс, Дж. Мировоззрение: Для чего мы живем и каково наше место в мире [Текст] / Д. Гудинг, Дж. Леннокс. – Ярославль, 2000.

Дильтей, В. Типы мировоззрения и обнаружение их в метафизических системах [Текст] / В. Дильтей // Культурология. XX век. – М., 1995.

Котарбинский, Т. Трактат о хорошей работе [Текст] / Т. Котарбинский. – М., 1975.

Щавелев, С.П. Практическое познание: Философско-методологические очерки [Текст] / С.П. Щавелев. – Воронеж, 1994.

С практической деятельностью сопряжено познание и оно имеет своеобразные черты, представляющие интерес для такого раздела как праксеология (греч. praxis – действие, деятельная жизнь).

ПРОБЛЕМА:       Какие особенности присущи практическому познанию?

1. Практическое познание определяет способ жизни человека. Человеческая жизнь по преимуществу является практической. Ее сложную структуру схематически можно представить в виде взаимодействия материально-чувственных и идеально-сознательных элементов. Разнообразное участие сознания как знания отличает практику от поведения животных.

1.1. Творческое преобразование материи на основе знаний. Если животные лишь приспосабливаются к природной срезе, то человек преобразует ее в своих интересах. Эти активность, распространяющаяся на общество, основана на действиях сознания, предполагающих познание.

Целеполагание. Слепой инстинкт животных человек заменил разумным предвидением того, что ему необходимо для улучшения жизни. Речь идет о постановке целей как потребных будущих результатов («что»). Сознание здесь строит образ того, что нужно человеку и для чего требуется познание объективных возможностей, способов их реализации. К примеру, в природе каменный топор не существовал, но возможности его изготовления были (и есть), они и реализовались первобытными предками.

Разумный план действий. Для достижения цели необходим соответствующий план-программа. На основе знаний здесь вырабатывается перечень средств, которые способны дать искомый материальный продукт. Речь идет о технологических приемах («как»), призванных обеспечить получение результата. Реализация плана в практике требует оперативного внесения тех изменений, которые диктуются конкретной ситуацией (план охоты всегда уточняется в реальной охоте). Они производятся управляющим сознанием и определяют эффективность деятельности. В конце практического акта производится сознательная оценка продукта на соответствие его цели

1.2. Практическое познание развивает человека. Практика является универсальным способом человеческой жизни, охватывающим все возрастные периоды. От рождения до самой смерти индивид пребывает в определенной форме практического действия, благодаря чему он формирует и совершенствует свои природно-социальные качества.

Практика социализирует индивида. Чтобы стать полноценным членом общества человек проходит социализацию. Речь идет о процессе, в котором внешнюю культуру общества индивид делает своим достоянием. Одним из важных направлений социализации выступает освоение социальных отношений и ролей, практика здесь выступает единственным способом освоения. Уже в детском возрасте ребенок действенно включается в сложную сеть семейных отношений и формирует ряд важных ролей (сын – дочь – внук – внучка – брат – сестра и т.п.). В дальнейшем круг отношений и ролей расширяется, включая новых сверстников и старших. Детское учреждение, школа, производственный коллектив и другие общности выражают этапы развития практической социализации.

Основы культуры личности закладываются в практике. Необходимым направлением социализации является овладение индивидом интеллектуальной и духовной культурой общества. Она существует в различных языковых формах: предметные ценности, деятельность старших поколений, информация в средствах радио, телевидения и т.п. Перевод внешней культуры во внутренний мир личности психологи назвали интериоризацией (лат. interio – внутренний). Этот процесс имеет практический характер, ибо только действия с культурными предметами позволяют распредметить их значения, придав им форму образов. Оперируя игрушками, бытовыми и другими предметными ценностями, ребенок и позднее взрослый присваивает их интеллектуальное содержание.

2. Практика формирует сознание в виде жизненного опыта.

Для индивида существует два способа получения знаний: а) непрактическое познание, где информация предлагается речью, визуальными образами, текстами и все это без должных предметных действий; б) практическое познание через личную деятельность с усилиями ума, воли, тела. Если первый способ обречен на производство знаний с такими недостатками, как: формальная бессодержательность, неэффективность, шаблонная сухость, то второе дает подлинное и живое знание. Последнее и будет «жизненным опытом», являющимся ядром сознания личности.

2.1. Жизненный опыт удовлетворяет главные потребности человека. У любого индивида существуют базисные потребности, которые определяют самый элементарный, но и самый обязательный уровень жизни. Речь идет о потребностях в пище, жилище, безопасности, общении и т.п. Их удовлетворение зависит от соответствующих знаний, которые выступают необходимым методом жизненно важной деятельности. Такие образы формируются в самом раннем возрасте и совершенствуются всю жизнь.

2.2. Пробы и ошибки дают надежные и эффективные знания и умения. В формировании жизненного опыта слово играет свою роль в единстве с делом. Речь, или текст обслуживают практическое действие следующими функциями: сосредоточение внимания на предмете; разъяснение смысла некоторого приема; указание на последовательность операций и ошибки и т.п. Освоение какого-то вида практики включает в себя научение в форме овладения деятельным образом. Опытный человек («мастер») своими действиями демонстрирует должную практику, обучающийся воспринимает ее и пытается ее повторить. Такое воспроизведение на первых порах дает множество ошибок, но большая частота повторений с подсказками мастера в конце концов утверждает знание-умение. На его наличие указывает безошибочность деятельности. если в переходе внешних операций во внутренние операции мышления ошибка играет важную роль «индикатора» (что то не так), то отсюда понятно, почему в народе говорят: «По-настоящему учатся только на собственных ошибках». Каждый здесь может вспомнить то, как он учился чистить зубы; пользоваться вилкой, ложкой, ножом; овладевал ездой на велосипеде и т.п.

2.3. Умения – навыки – автоматизмы. Кроме проблемных новых событий, требующих высокой активности сознания, жизнь включает в себя многократно повторяющиеся действия. Они обусловлены типичными и постоянными условиями природы и общества. Такие обстоятельства определяют переходы умений в навыки и автоматизмы. В навыке умение доведено до высокой степени надежности при сохранении малого сознательного контроля. Автоматическое же действие уже лишено последнего и практическая эффективность достигается сферой бессознательного. Если водитель автомобиля отдаст операцию торможения в экстренной ситуации рассуждающему сознанию, то ему не удастся избежать аварии. Выработка бессознательных автоматизмов практикуется во многих видах деятельности (быт, производство, искусство, спорт и т.д.) для того, чтобы отдать сознанию самое сложное – творчество.

2.4. Жизненно-профессиональный опыт реализуется в рассудочном мышлении и практической интуиции. Жизненный опыт, полученный личностью в детстве и юности, становится необходимой основой для профессионально-трудовой деятельности. Эта практика производит общественные ценности, протекает в особых коллективах и имеет специализацию (сельскохозяйственный труд, виды ремесла, промышленные специальности и т.д.). В сознании работника формируется жизненно-профессиональный опыт, где эмпирические представления дополняются специализированными образами, включающими понятия и теории. Обогащенное знание встраивается в функциональные структуры сознания и становится содержанием профессионального практического мышления.

Профессиональное мышление предполагает стадию предварительного обдумывания основных практических этапов: выдвижение целей и задач, выработку плана и его реализацию. На стадии проектирования опыт действует в основном рассудочно, в стиле пошагового мышления, которое оценивает отдельные образы в плане их возможного применения, последовательно переходя от одного элемента знания к другому. Мало, что меняется при оценке конечного результата, рассудок легко справляется с такой задачей, сопоставляя задуманный продукт с полученным. Если деятельность укладывается в типичные и стандартные схемы, приемы, то рассудочного интеллекта для нее вполне достаточно.

Интуиция мобилизует жизненно-профессиональный опыт на решение творческих задач. Практика своеобразна тем, что она всегда открыта для нового. Уникальная ситуация (типа Чернобыльской катастрофы) выдвигает небывалую цель (обезопасить разрушенный реактор), для которой требуется творческое решение. Здесь на помощь рассудку приходит интуиция, из наличных ресурсов знания она угадывает нужную оригинальную идею, становящуюся ядром нового проекта-решения. Все остальное уже доделывает рассуждающее профессиональное мышление.

Преимущественно интуиция ориентируется на нахождение новаторских средств практического мышления. Здесь могут стоять обычные и рутинные цели, но для их достижения желателен какой-то творческий прием, делающий технологию радикально эффективной. Интуиция способна мобилизовать скрытые творческие возможности жизненно-профессионального опыта, действующие непосредственным, невыводным путем. Скорее всего, таким способом какому-то древнему каменщику пришла в голову идея укрепления раствора яичными желтками. В средневековье и Новое время европейские ремесленники стремились в своей системе обучения развивать интуицию подмастерьев. Яркой иллюстрацией могут быть мастера скрипичного дела, которые не разглашали основные секреты, что ставило учеников в ситуацию интуитивной догадки. Профессиональная интуиция также весьма важна в условиях быстро меняющихся ситуаций, когда нужно оперативно менять старые решения на новые. История военного дела полна фактов проявления полководческой интуиции: Александр Македонский, Суворов, Наполеон Бонапарт и другие.

2.5. Жизненный опыт представлен общим «здравым смыслом» и личностным знанием. Деление человечества на отдельные народы и различные социальные группы накладывает свой отпечаток на практическое знание. Русский и англичанин, чукча-охотник и вятский егерь, врач-хирург и целитель-травник в своем общении встретят ряд серьезных трудностей, связанных со своеобразием их труда. И все же, преодолевая языковый и другие барьеры, они смогут понять друг друга. Эта общая для подавляющего большинства людей когнитивная основа и будет «здравым смыслом».

Истины, очевидные для всех, образуют здравый смысл. Содержание здравого смысла складывается из эмпирических представлений, отражающих общие, единые и регулярно повторяющиеся условия практики. Самый элементарный уровень составляют очевидные истины, без которых не обходится любая деятельность: простейшая арифметика («дважды два – четыре…»), тривиальная геометрия («прямая – кратчайшее расстояние…»), элементарная физика («все тяжелое падает вниз…»). Особо можно выделить социально-трудовой опыт, представленный у каждого народа пословицами и поговорками. Вот хотя бы некоторые примеры: «прежде чем отрезать, надо семь раз подумать», «глаза боятся, а руки делают», «утро вечера мудренее» и т.п.

Интуиция порождает личностное знание. Если здравый смысл выражает знание, единое для многих людей, то личностное знание указывает на единичный опыт, присущий только данному индивиду. Редкостные и уникальные представления чаще всего являются продуктами интуиции, представляющей талантливый интеллект, который развит многолетними творческими усилиями. Мастер, сделавший некое открытие, может преднамеренно держать его в секрете, как это делали Амати, Гварнери, Страдивари и другие итальянские ремесленники, изобретавшие новые лаки для скрипок и державшие их в тайне.

Личностное знание «молчаливо». Сугубо индивидуальный когнитивный опыт чаще всего удален от публичного признания и по другой причине. Если  здравый смысл весьма хорошо поддается языковой фиксации, то этого нельзя сказать про личностное знание. Его характеристики тяготеют к единичности, а уже всякое слово обобщает. Вот почему слова и наглядные схемы не могут покрыть все содержание личностного опыта, которое преимущественно остается молчаливым достоянием творца. Если последний желает его передать другому, то он предпочитает не говорить, а «показывать» его в своих действиях. От «ученика» здесь требуется соответствующая интуиция, опирающаяся на  профессиональные знания.

2.6. Народная  практическая мудрость. Профессиональный труд не обязательно связан с формами государственного и научного обучения. С глубокой древности существует передача производственного опыта через участие в практической деятельности. Основные социальные формы такого обучения – семья, трудовое ученичество, через них поддерживалась традиция всех основных видов труда: охоты, рыболовства, земледелия, скотоводства, ремесла, строительства, торговли и т.д. Работники здесь могли не знать письменной грамотности, но это были умельцы своего дела: плотники, умевшие срубить Кижи; печники, складывавшие печи с отличной тягой и теплом; пчеловоды, знавшие все повадки пчел; столяры-краснодеревщики, изучившие все тонкости дерева. Такие мастера демонстрировали богатое, разнообразное и эффективное практическое знание. Оно было представлено эмпирическими представлениями, которые значительно опережали появление соответствующих научных теорий. До сих пор в некоторых областях практики наука еще не дошла до уровня народной мудрости.

Кроме практического познания существуют другие виды познания, объединенные признаком теоретичности. Вполне естественно поставить вопрос о их соотношении. Этот вопрос входит в более общую проблему взаимосвязи практики и теории. В нашем случае выделим центральный вопрос соотношения двух основных типов познания. В фокусированном виде он сводится к дилемме – практическое познание способствует развитию теории или препятствует ему?

ПРОБЛЕМА:       Положительно или отрицательно влияет практическое познание на развитие теории?

1. Практическое познание негативно воздействует на теоретическое мышление (праксеологический нигилизм).

Данную позицию занимают представители теоретического рационализма. Их объединяет онтологический принцип независимости сущности от явлений и гносеологическое положение о том, что практическим мнениям доступны только явления. Наиболее резкую форму праксеологический нигилизм приобрел в объективном идеализме, где были сконцентрированы критические аргументы против практики.

1.1. Как теоретическое умосозерцание познание противостоит практике. Таково убеждение многих, древних мыслителей, представлявших философскую культуру Китая, Индии и Греции. Они полагали, что практические представления порождают мировоззрение «наивного реализма», которое чрезмерно доверяет эмпирическим образам. Здесь здравый смысл ограничивается знанием явлений и отвергает рефлексию о потусторонних сущностях, что делает  невозможной  любую теорию.

Практика волнует сердце и мешает ему познавать Дао (принцип недеяния). Китайские даосы видели в обычной житейской практике источник страстей и волнений. Такие эмоции они считали барьером на пути познания, Дао может оставить образы только в спокойной душе – сердце. Поэтому даосы уединенную монастырскую и отшельническую жизнь предпочитали мирской суете дел.

Для высшего незнания требуется лишь практика йоги. Большинство индийских школ обычную практику оценивала в виде фактора, препятствующего познанию Абсолюта. Было выдвинуто учение о необходимости особой практики, помогающей устранить влияние вещей и человеческого тела на душу. Но и практика йоги считалась лишь подготовительным этапом для духовной медитации.

Если практика – это искусство обмана природы, то теоретическое умозрение – ее истинное познание. Многие древнегреческие мыслители относили бытовую и производственную деятельность не к познанию, а к искусству. Под последним понималось искусное действие («технэ»), умеющее обхитрить природу. В ней не существует рычагов, сохи, давильных прессов и других подобных устройств, все это человек придумал для своей жизни. Познание же не может быть основано на обмане (на том, чего нет, но может быть), его цель – истина сущего, природы. Поэтому не практическое мнение, а лишь теоретическое умозрение способно получить подлинное знание. Оно возникает только у астронома, геометра и философа, реализующих способность «умного зрения», и существует не для нужд практики, а ради чистого познания.

1.2. Житейские мнения мешают разуму возвышаться к эйдосам. Платон был убежден в том, что жизненные представления страдают радом принципиальных недостатков.

Практические взгляды нацелены на материальные вещи, текучи и ошибочны. Согласно Платону, повседневные мнения могут фиксировать только явления (вещи, конкретные события). Если сущность в виде эйдосов и геометрических фигур для них недоступна, то практические образы обречены на поверхностную видимость и заблуждения. Об одном и том же нефилософы и неученые судят по-разному и находятся в плену материальной множественности и текучести.

Практическое мышление лишено проблемности, логики н светлой перспективы. Платон полагал, что повседневные представления выражают бездумную веру, ибо ориентированы на традиционные авторитеты, что подтверждает религия. Крестьянин на винограднике, оружейник в кузнице, гончар в мастерской заняты такими мелкими делами, что им и в голову не приходит ставить вопросы о сущем, прекрасном и других общих понятиях. Поглощенные земной жизнью, они не стремятся мыслить о потустороннем мире и их души после смерти обречены страдать в низших существах.

1.3. Практический рассудок мыслит наивными абстракциями. Таково мнение Гегеля, который продолжил платоновскую линию критики практического познания.

Обыденное мышление страдает узостью и наивностью. В статье «Кто мыслит абстрактно?» Гегель указал на неустранимые, по его мнению, изъяны здравого повседневного смысла. Обычно считают, что абстрактность есть достоинство мысли, но это не так. Мыслить абстрактно, значит, мыслить односторонне. Если научная абстракция дает одноаспектную глубину и тем самым обретает некоторое оправдание, то обыденный рассудок философски необразованной публики ничем оправдать нельзя. Народ любит публичные зрелища, возьмем для примера публичную казнь. Вот здесь и проявляется абстрактная наивность народного мышления. Торговка зеленью видит в казненном только «убивцу», непойманный вор – «жертву правосудия», светская дама – «интересного мужчину». Оценка Гегеля весьма сурова: практическое мышление всегда узко, поверхностно, прямолинейно, лишено осознанности и самокритичности.

2. Теоретическое мышление может развиваться только в союзе с практическим знанием (праксеологический оптимизм).

Это решение поддерживают самые различные направления, отличные от теоретического рационализма.

2.1. Практическое знание имеет свою ценность. Аристотель стал одним из первых мыслителей, которые пересмотрели традицию пренебрежительного отношения к практике и практическому познанию. Хотя он много лет обучался в академия Платона, семейное воспитание (его отец был врачом на службе у македонского царя) оказало на него решающее влияние. Аристотель теоретически обосновал мнение греческих граждан, высоко оценивавших практическое творчество. Конечно, бездумный труд рабов как «говорящих инструментов» достоин презрения. Но если практика воплощает в себе разносторонние и глубокие знания, требует профессионального интеллекта, она становится вершиной человеческой жизни.

Искусный практик синтезирует знание общего с деланием единичностей. В своей онтологии Аристотель на первое место поставил единичную вещь, в которой общая форма сочетается с материальным содержанием. Умозрительная наука дает только знание общих форм, представленное в понятиях и категориях. Выше ее стоит практическое искусство, оно соединяет знание общих форм с умением воплощать его в единичные вещи. Если врач на основе разнообразных общих знаний и практического опыта ставит правильный диагноз конкретному больному и излечивает его, то такое искусство трудно переоценить

Латинское мышление выбрало умную практичность. Если древние греки восхищались спекулятивными учениями философов и логическими построениями математиков, то римляне предпочли путь, указанный Аристотелем. Усилия их мысли сосредоточились на практических видах деятельности, требовавших специализированных и конкретных знаний: военном деле, медицине, земледелии, архитектуре и т.п. Самым долговечным результатом латинского практического мышления стало римское право. Разработанные нормы закона охватили не только всех людей – свободных и рабов, римских граждан и варваров, но и зверей, птиц, рыб, растения, неживые предметы, вовлеченные в человеческие отношения. Римские юристы учитывали как общие нужды практической жизни, так и конкретность ее обстоятельств. Гражданский спор или уголовное преступление оценивались как отклонение от закономерного порядка вещей, отраженного кодексом правовых норм. На основе этих знаний участники: судебного процесса должны были восстановить естественный порядок в каждом конкретном случае.

2.2. Практический разум выше теоретического разума. В Средние века на первое место среди всех ценностей вышла религиозная вера. Но в рамках общего примата веры многие мыслители ставили волю к действию и морально-практический разум выше чисто теоретического ума. Так, Фома Аквинский считал, что моральный интеллект особенно богоугоден, так как объединяет теоретическую мудрость с производящим искусством практического рассудка.

Практическое познание направлено на то, какой должна быть жизнь с позиции разума. Для И. Канта первенство практического разума над теоретическим мышлением было очевидно. Если последнее лишь объясняет наличное бытие, то первый стремится переустроить жизнь с точки зрения должного. Практика – это не всякое действие воли, а идейно продуманная, в высшей степени целесообразная деятельность. Любую теорию можно считать практической, если она предполагает применение к какой-то области человеческой жизни.

2.3. Всякое познание включено в духовно-практическую жизнь людей. Этот тезис выражает позицию русских религиозных философов. Они не признавали какого-то разделения на чистую теорию и нетеоретическую практику, в разных формах проводилась идея единства бытия и познания. Жизнь, начало которой положил Бог, сложна и любое познание, включая веру и теоретические науки, выступает необходимым способом ее разумного обустройства.

Новой практикой человечество должно преобразовать мир и себя, чтобы вернуться к Богу. Эту идею разрабатывал В. Соловьев. Его не удовлетворял ни узкий эмпирический опыт, ни отвлеченные от жизни теория и религиозная вера. Если Бог стремится соединить природу и человека с собою, то долг человека – всей своей жизнью участвовать в этом процессе. Это означает, что все способности человека (чувственность, разум, мистическая вера) и все формы познания (эмпирия и теория науки, религия, философия и искусство) должны объединиться в «цельное познание». Оно уже не будет чистым познанием, отдаленным от жизни, «цельное познание» станет новой практикой, где на основе божественной истины будет преображаться человек и мир. Такая теургическая практика одухотворит всякую плоть, включая и человеческое тело, сделает материю святой. По мнению Соловьева, только такой синтез богатого, одухотворенного познания с практическим преобразованием мира и жизни приведет человека к Богу.

Практический разум народа и теоретический разум интеллигенции должны соединиться в общем деле достижения бессмертия. Н. Ф. Федоров (1828-1903) полагал, что у современного человечества сложилось неправильное разделение труда. Народ обречен на тяжелый физический труд, где требуется практическая сноровка, умелость и смекалка, интеллигенция же монополизировала высоты научного разума, богатства теоретического духа. Такое обособление раскололо общество, обессилило человека и лишило его перспективы. Нужно найти общее дело, и оно существует в виде высоконравственного проекта. Речь идет о практической бессмертной жизни, при достижении которой объединяются все слои общества, все народы, соединяются практический ум и теоретический разум. В такой объемной и сложной практике есть место всем и всему, ибо потребуется овладение секретами восстановления всех умерших предков, преображения праха в живую плоть, обладающую душой.

Любая теория должна служить революционной практике. К. Маркс и Ф. Энгельс считали практику главной формой человеческой жизнедеятельности, ибо она концентрирует в себе социально-природную материальность и активно-преобразующий характер. Древняя трудовая практика превратила обезьяну в человека и он развивается благодаря совершенствованию практики. Маркс критиковал предшествующий материализм, включая учение Л. Фейербаха, за игнорирование связи познания с практикой Познание вплетено в ткань практической жизни и образы «чистой» теории, «знания ради знания» являются вымыслом. Даже философия, которая кажется удаленной от суеты дел и жизненных забот, сохраняет сложную связь с практикой. Относительно своей философии Маркс прямо заявил, что она призвана стать орудием революционного преобразования буржуазного общества

2.5. Теория – это полезный метод практической жизни. Для прагматизма всякая теория безусловно подчинена практике как организованному и осознанному человеческому опыту. Ч. Пирс, У. Джемс и Д. Дьюи доказывали, что познание, включая и науку, порождено жизненными интересами и его результаты, прямо или косвенно, применяются в жизнедеятельности. Все виды теоретического знания – научная теория, философская доктрина, теология и т.п. – являются интеллектуальными инструментами разнообразных видов опыта, где важно эффективно владеть условиями жизни. Эти условия сложны, меняются и приспособлению к ним помогают знания, они практичны, ибо являются методами решения жизненных проблем.

Мир теории весьма разнообразен, сюда входят мировоззренческие учения и научные теории. Связь последней с практикой заслуживает особого рассмотрения.

ПРОБЛЕМА:       Каково соотношение практики и научного познания?

1. Своим возникновением наука обязана практическим потребностям.

Как специализированное познание наука родилась под влиянием практических потребностей. Об этом говорят факты истории науки. Потребности земледелия измерять плодородные участки земли обусловили появление геометрии. Так, египетская геометрия обслуживала разметку полей после периодических разливов Нила. Арифметика возникла для измерения количества произведенной продукции (об этом говорят вычислительные задачи, представленные древними папирусами). Астрономия родилась для измерения времени, ориентации в пространстве и для практики астрологических предсказаний. Все традиционные научные дисциплины, имеют практическое происхождение.

2. Общественная практика – конечная область применения научных знаний.

История науки свидетельствует о том, что со временем даже самые абстрактные теории находят практическое применение. Ученые, сделавшие то или иное открытие, как правило, не могут предсказать их практическую судьбу, ибо она вовсе не очевидна. Когда журналисты спросили английского физика М. Фарадея, открывшего закон электромагнитной индукции, что оно даст человеку, то ученый заявил, что в лучшем случае открытие позволит создать новые детские игрушки. Вскоре электромагнитной индукции нашли применение в электродвигателях, без которых нельзя представить современный быт и экономику. Если здесь дорога от науки к практике заняла несколько десятков лет, то теория функции комплексного переменного нашла приложение в электротехнике через сто лет после своего рождения.

Фундаментальная теория через прикладные исследования обновляет практику. Высокая абстрактная теория весьма удалена от уровня практической жизни, для их соединения требуется промежуточное звено в виде прикладных исследовании и разработок. Это научно-практическое познание придает теории должную конкретность и проектирует выход на полезные результаты. Так, молекулярная генетика является фундаментальной теорией, а генная инженерия выражает уровень прикладной науки. Здесь изобретаются приемы улучшения племенного скота и селекции культурных растений.

3. В науке действует своя практика.

Научное исследование невозможно без эмпирического познания, которое имеет практический характер. Здесь фиксируются факты, являющиеся основой всех других форм знания. До XVII в. научная эмпирия преимущественно была наблюдательной, затем возник естественнонаучный эксперимент. Исследовательская практика демонстрирует сложное взаимодействие эмпирии и теории, ее успехи определяют прогресс науки.

4. Научное мышление развивает практический здравый смысл.

Многие выдающиеся ученые-теоретики отмечали, что в своих исследованиях они с необходимостью используют обычный здравый смысл. Если не впадать в наивную некритичность, подчеркивал А. Эйнштейн, то представления повседневной жизни оказываются весьма эффективным методом. В качестве научного метода они теряют двусмысленность, связанную с житейским языком, и приобретают нужную строгость. По мнению физика М. Борна, «...естествознание есть не что иное, как применение обычного здравого человеческого разума при необычных обстоятельствах».

Кроме практического познания и науки существует познание мировоззренческое, обладающее специфическими чертами.

ПРОБЛЕМА:       В чем заключается своеобразие мировоззренческого познания?

1. Мировоззренческое познание имеет духовно-ценностный характер.

Эту разновидность познания легче описать, сравнивая ее с практическим и научным познанием.

1.1. Духовность связана с идеалами развития человека. Ценностное многообразие человеческой жизни можно разделить на две области: цели и идеалы. Если первые выражают потребные результаты конкретных актов деятельности и предполагают при их достижении утилитарное (греч. utilitas – польза, выгода) потребление, то вторые представляют собой перспективные цели, несущие какие-то образцы высокой жизни, важные как для индивида, так и для всего общества. Идеал характеризует должное состояние человека, которое невозможно достичь актуально. Назначение идеала состоит в том, чтобы до конца жизни устремлять человека к некоторому совершенству. Духовность предполагает некоторые этапы в продвижении личности к идеалу, но она всегда показывает остающуюся дистанцию в этом непрерывном пути. В этом заключается мобилизующая сила идеала как высокого проекта возможного человека в определенной области жизни: моральной, религиозной, художественной и т.п.

1.2. Духовность сопряжена с выбором идеалов. Практическое познание пронизано ценностным выбором, который регулируется повседневными жизненными потребностями и интересами. Но если здесь фигурирует комплекс материальных благ, то предметом духовного выбора выступают общие направления развития человека, обозначенные идеалами. Из множества возможных путей к «высокой» жизни личность выделяет (неосознанно и осознанно) определенную дорогу (к примеру, пробуждать в себе и в людях чувство прекрасного через музыкальное творчество). Ситуация сознательного выбора в развитом обществе осложняется не только многообразием идеалов, но и их альтернативностью: религия – безразличие – атеизм, альтруизм – эгоизм и т.п.

1.3. В мире духа пребывают значимые ценности и ценности мира в целом. Человек развивается в окружающем его мире и духовность охватывает различные объекты. Самым важным предметом оценивания через идеал выступает человек, его чувства, мысли, дела и жизнь в целом. Если поступок личности оценивается через призму «добро-зло», налицо ситуация моральной духовности. Когда поведение или предмет оценивается посредством идеала прекрасного, то мы имеем художественную духовность. Предметом духовной оценки могут быть весьма значительные в пространственном и бытийственном отношении объекты: культуры отдельных народов, общество, природа, универсум.

2. Множественность и неокончательность результатов мировоззренческого познания.

Духовные идеалы выводят человека в особый мир возможных возвышенных состояний. Но отрыв от определенных значений мира утилитарной практики оборачивается неопределенностью их смыслов.

2.1. Разнообразие социальных субъектов определяет плюрализм мировоззрений. Единое человечества включает в себя множество рас и народов, каждый этнос имеет внутреннюю дифференциацию на классы и другие социальные группы. Все это формирует различные типы мировоззренческих культур: восточная – западная, африканская – североамериканская, русская – китайская, народная – элитарная и т.п. Идеалы здесь существенно отличаются друг от друга, на что накладывает свой отпечаток и их историческое развитие. Специфические группы духовные ценностей образуют содержание разных типов и видов мировоззрения.

2.2. Многообразие духовных отношений к миру. Плюрализм идеалов задает неоднозначность ценностных отношений человека к миру. Тут один и тот же объект вызывает различные типы деятельности с ним. В качестве иллюстрации можно взять три мировоззренческие установки, которые представляют спектр отношений древних народов к окружающей природе и природе человека.

Приспособление к природе (китайский идеал). Наиболее рельефно эту позицию выразила школа даосизма. Земной мир определен небесным Дао и потому человеческое своеволие является нарушением установленного порядка. Недеяние и угадывание воли Неба – вот образ жизни мудреца.

Бегство от природы (индийский идеал). Такой тип духовности ярко проявили индуизм и буддизм. Если материальные вещи несут человеку страдания и душа томится в теле, то во главу угла жизни нужно поставить технику работы над собой. Праведное поведение, телесная и психическая техники помогут освободить душу от пут природы.

Покорение природы (идеал иудаизма и христианства). Этот идеал задан Библией, где человек создан по образу и подобию Бога и является царем природы. Овладение природой входит в творческое назначение человека, который не принимает наличный мир и преобразует его для встречи с Богом.

2.3. Содержание мировоззренческих истин многозначно. Практическое и научное познание ориентируются на получение определенных и исчерпывающих истин. Для этого у них есть основания в виде соответствующих практик, которые достаточно точно удостоверяют знание. У мировоззрения есть своя практика, но как критерий истины она весьма неопределенна и не производит выбраковку одного истинного идеала из множества других. Этим объясняется существование различных мифов, религий, этнических и других типов искусства, а также многообразие видов философии.

3. Структура мировоззренческого познания многослойна.

Освоение мира в духовных ценностях было и остается сложнейшей деятельностью, в которой сложились устойчивые структуры и функции.

3.1. Символы – язык духовности. Как таковые символы образуют одну из разновидностей социальных знаков. В отличие от простого знака, обладающего одним значением, символ несет скрытый духовный смысл, предполагающий неоднозначную интерпретацию, которая зависит от предварительного обучающего познания. В качестве символа могут выступать различные элементы человеческой культуры: социальные чувства и эмоции (слезы верующего и т.д.), жесты и другие телесно-духовные действия (зажигание огня на Олимпийский играх и т.п.), культурные предметы (крест и т.п.), воспринимаемые явления природы (природный пейзаж), устные и письменные слова («София» и т.д.), графическая символика (китайская гексаграмма), произведения искусства и т.п. Уже из этого перечня видно, что чувственно-языковая предметность символа весьма богата и не ограничивается словом.

3.2. Эмпирическая духовность как единство чувственного символа и рационального смысла-представления. Как особая языковая форма символ несет некоторое когнитивное содержание. Его относительно простым уровнем выступает эмпирический опыт, который существенно отличается от практического и научного. Главное своеобразие здесь вносит идеал, на его основе производится духовная оценка предмета (человека, природы, потусторонних сущностей) и он символизируется. В результате этого акта в сознании возникает некий символ, связанный с духовным смыслом. Здесь можно говорить о своего рода сплаве «духовной чувственности», где социальная чувственность представлена самим символом, который существует в поле восприятия, а содержательный смысл символа является рациональным образом. По своему уровню последний не имеет глубинного проникновения, как правило, он лишен осознанности (нет сознательного отчета его носителя). Поэтому с полным правом такой духовный образ можно отнести к мировоззренческой эмпирии (ценностное представление).

Подавляющее большинство архаичных мифов и современная обыденная религия подтверждают идею единства символа и простого смыслообраза. Если древний грек воспринимал гром и молнию, то для него это был символ бога Зевса. Увиденное и услышанное явление природы выступало здесь символической формой, а рационально-смысловым содержанием являлся образ божества, в котором в максимальной степени проявлялся идеал совершенства и всемогущества.

3.3. Теоретическое миросозерцание состоит из ценностных понятий. На уровне эмпирии духовное познание стремится «описать» свой предмет в весьма простых, но ценностных образах человеческого опыта. Из его материала строятся представления о духах, богах, красоте и т.п., используются метафоры и приемы житейского языка. Но для теоретического разума уже эти результаты становятся сырьем для конструирования мировоззренческих понятий.

Мировоззренческие понятия – продукты осознанной переработки эмпирических смыслообразов. История духовной культуры свидетельствует о том, что теории здесь возникали после длительного развития ценностной эмпирии. Без некоторого этапа созревания, предполагающего качественную линию совершенствования представлений, теория не возникает и здесь. Кроме должного предмета осознания в виде элементарных смыслов должны сформироваться и методы рефлексии, содержание которых сводится к теоретическим идеям и логическим операциям. Они могут заимствоваться из науки и других форм мировоззрения. Круг символических форм в понятии сокращается до словесных и графических символов, а смыслообраз приобретает абстрактно-обобщенные черты, родственные научным понятиям. Так, теологические понятия образовывались из религиозных представлений путем их философского осмысления и должной трансформации. Смыслы христианских понятий Бога как триединства, «сотворения из ничего» и т.п. закреплены после длительного обсуждения четкими формулировками и далеки от простых образов.

4. Мировоззренческое познание развивается ценностной интуицией и разумным мышлением.

В сфере духовного познания действуют те же познавательные способности человека, что и в практике, и в науке. Только здесь чувственность, мышление и интуиция приобретают свою специфику.

4.1. Духовные практики требуют особой интуиции. Кроме обычной практики (бытовой, производственной, профессиональной и т.п.) существует необычная практика, которую можно назвать «духовной». Речь идет о таких видах практики, которые реализуют в себе мировоззренческие формы ценностей: магия, гадательные практики, мистический опыт и т.п. Здесь функционируют ценностные представления о духах, душах, божестве и т.п., и они выражены в символах особых жестов, ритуальных действий, слов-заклинаний и т.п. Существуют древние техники устранения влияния обычной, эмпирической реальности (монотонная, ритмичная музыка и песнопения, многократные повторения словесных формул). У участников таких практик смыслообразы функционируют интуитивно, ибо у них нет времени на обдумывание и построение какой-то логики. Качество символических действий и их последовательность предполагают догадку в виде непосредственной и нужной реакции, которая в дальнейшем закрепляется ритуалом. Если это коллективное действо, то его руководитель (шаман, гадатель) способен демонстрировать творческие формы интуиции.

4.2. Мировоззренческая теория – продукт философской мысли. Все основные виды мировоззренческой теории – теология, этика, эстетика – возникли при определяющем влиянии философии или появились в ее недрах. Сам же философский разум становился в виде продукта обобщающего осмысления наличного интеллектуального опыта: обычных практических представлений, духовных практик, мифов, религиозных картин, образов искусства. Ценностная концентрация различных знаний дала философские идеи, понятия и философский стиль мышления в виде рефлексии над знанием. Такая культура принесла во все мировоззренческие теории высокий рациональный стиль мышления над продуктами мышления.

Рациональность ценностно-теоретического мышления. На уровне понятий мировоззрение ставит четко сформулированные проблемы (теологические, эстетические, философские), формирует соответствующие методы и получает определенные теоретические результаты. Операции мышления здесь приобретают четкие логические формы: определения, доказательства, аргументированная критика и т.д. В отличие от научно-теоретического мышления, которое весьма определенно связано со своей эмпирией, спекулятивно-теоретическое мышление менее жестко взаимодействует с духовными практиками. Последние могут существовать вполне самостоятельно.

5. Мировоззренческое познание стремится избежать раздвоения на субъект и объект.

Характерной чертой практического познания является отношение между человеком и окружающим миром. Здесь человек отличает себя от того, что ему нужно преобразовать для улучшения, жизни. Свой вклад в это дистанцирование вносят орудия труда, их искусственная природа подчеркивает границу, отделяющую человека от внешней среды. Экспериментальная наука Нового времени довела практическое отношение до противопоставления субъекта и объекта познания, и такое понимание четко сформулировал Р. Декарт.

Схему отношения субъекта и объекта можно исследовать для характеристики специфики мировоззренческого познания. Хотя здесь и фигурирует отношение «человек-мир», в целом оно лишено характера противопоставления. Духовное освоение реальности сводится к поиску каких-то форм единства и здесь возможны самые различные варианты.

Единство на основе внешней сущности. Стремление человека укоренить себя в окружающей реальности, опираясь на ее силы, оформляется в поздних религиях многобожия. С появлением мировых религий такое желание становится неотъемлемым элементом веры, отпадение от Бога расценивается как грех. В восточной и западной мистических трактовках человек стремится слить свою душу с божественным абсолютом. Объективно-идеалистическая философия дает осознанную картину тенденции укоренения человека в мировом духе. Линия материализма отличается лишь тем, что основой объединения становится материя как бездуховная сущность.

Единство на основе человека. Уже первобытный человек в форме мифа пытался «привязать» окружающую его природу к собственному образу жизни. Очеловечивание шло по разным каналам, но главным средством объединения стал анимизм. Наделив все душой, древние предки создали картину мира по своему образу и подобию, и тем самым породнились с ним как в широком смысле, так и в узком значении (тотемизм). Использование этих образов на практике сформировало технику магии, через которую человек пытался контролировать внешние силы в своих целях.

Подобная субъективизация была восстановлена мировоззрением Нового времени. Опираясь на экспериментальную науку, человек выстроил стратегию покорения природы, которая из храма превратилась в мастерскую. Отражением этой экспансии стало возрожденческое искусство и эстетика, а также философия субъективизма. XX в. стал ареной причудливых сочетаний «объективизма» и «субъективизма», одним из выражений такого союза стало экологическое мировоззрение.

Итак, «мировоззренческое познание» является обобщающей абстракцией, реально и самостоятельно существуют такие виды, как: миф, религия, искусство, мистика и философия.

Притчи и задания

Редакция одного американского журнала разослала многим видным писателям анкету, где был такой вопрос: «Если бы Вы оказались на необитаемом острове, то какую бы одну книгу вы предпочли иметь?». Ответы были разные: библия, произведения Гомера, В. Шекспира, Ф.М. Достоевского и т.д. На этом фоне выделялась позиция английского писателя Г. Честертона: "Я бы предпочел книгу на тему «Как сделать плот или лодку"». Дайте оценку.

Английский писатель Г. Уэллс считался знатоком технических изобретений. И однажды на встрече с читателями его попросили рассказать о новинке – телеграфе. Уэллс: «Представьте гигантскую кошку, ее хвост в Ливерпуле, а голова в Лондоне. Когда кошке наступают на хвост, раздается мяуканье. Точно так же работает телеграф». Читатели: «А что такое беспроволочный телеграф?». Уэллс: «то же самое, только без кошки».

На лекции датского астронома О. Ремера (1644-1710) один слушатель спросил: «Профессор, куда я попаду, если из этого зала просверлю дыру через весь диаметр нашей планеты?». Ремер: «Вы, молодой человек, в этом случае непременно попадете в психиатрическую больницу».

Два монаха идут по дороге и видят у обочины молодую женщину. Только что прошел дождь, дорогу развезло и она не решается перейти дорогу по грязи. К ней подошел один монах, взял на руки, перенес и монахи пошли дальше. Другой монах принялся критиковать своего приятеля за этот поступок и получил такой ответ: «Я ее перенес и забыл, а ты хотя и не брал ее на руки, но до сих пор несешь ее в своей душе». Чем отличаются мировоззрения этих монахов?

В сказке К.С. Аксакова «Аленький цветок» купец, любуясь цветком, сорвал его. Японец, воспитанный в классических традициях, рвать цветы в естественных условиях не будет. Какие мировоззренческие взгляды стоят за этими двумя линиями поведения?

Встретились два приятеля. Один говорит: «Получаю зарплату, откладываю и прячу заначку, прихожу домой и жена сразу находит заначку». Другой глубокомысленно замечает: «А чего же ты хочешь! Интуиция!».

Литература

Гудинг, Д., Леннокс, Дж. Мировоззрение: Для чего мы живем и каково наше место в мире [Текст] / Д. Гудинг, Дж. Леннокс. – Ярославль, 2000.

Дильтей, В. Типы мировоззрения и обнаружение их в метафизических системах [Текст] / В. Дильтей // Культурология. XX век. – М., 1995.

Котарбинский, Т. Трактат о хорошей работе [Текст] / Т. Котарбинский. – М., 1975.

Щавелев, С.П. Практическое познание: Философско-методологические очерки [Текст] / С.П. Щавелев. – Воронеж, 1994.