• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

Тема 2. Чувственность, эмпирический опыт и

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 

мышление в познании

Истина существует как конечный результат познания, который нужно получить некоторыми средствами. В этом качестве выступают  познавательные способности человека, где выделяются чувственность и интеллект. Здесь вполне правомерен вопрос о том, какая способность вносит главный вклад в познание.

ПРОБЛЕМА:       Чувственность или мышление играет ведущую роль в познании?

I. Главное место в познании принадлежит чувственности – в разуме нет ничего такого, что ранее не было в чувстве (сенсуализм).

1. Впечатления как познавательные результаты чувственности.

В самом широком виде чувственность представлена эмоциями и впечатлениями. Если первые выражают переживания чисто субъективных состояний (радость, горе и т.п.), то вторые имеют познавательную направленность на объект. Впечатления производятся органами чувств при воздействии на них объектов, что и составляет основное содержание чувственной познавательной способности.

Традиционно выделяют пять систем, направленных на внешние объекты. Осязание или тактильное (лат tactilis – осязательный) чувство через прикосновения чего-то к нашему телу информирует о признаках твердости, гладкости, теплоты и т.п.; Зрение дает разнообразные впечатления света-цвета, разные формы световой насыщенности и т.п.; Слух производит впечатление звука – ритм, тон, интонацию и т.п.; Вкус несет впечатления сладкого, соленого, горького; Обоняние выражено впечатлениями различных запахов. Существует также чувственная система, получающая впечатления о процессах внутри организма. Безусловным лидером среди всех чувств выступает зрение, по его каналам поступает до 80% всей чувственной информации. Это объясняется высокой скоростью света как объекта зрения.

Органы чувств связаны с мозгом и интеллектом. Органы чувств встроены в сложную систему человеческого тела. В нем расположены органы в роли рецепторов (лат. recipere – получать), то есть таких устройств, которые воспринимают внешние физические воздействия, преобразуя их в электрофизиологические импульсы. Далее по нервным волокнам они передаются в центральную нервную систему (ЦНС) и поступают в головной мозг. Там интеллект переводит чувственную информацию в ранг знания.

Человеческая чувственность – продукт развития природы и социальной культуры. Действие наших чувств отличается от чувственности животных. Многие животные обладают высокими чувственными способностями, недоступными человеку. Термиты тонко чувствуют изменения магнитного поля, летучие мыши воспринимают ультразвук, змеи – инфракрасное излучение, собак отличает развитое обоняние и т.д. Все это объясняется тем, что такое развитие определила природа путем эволюции и естественного отбора. Природа сформировала и основы человеческой явственности, но развитие последней стало определяться другим фактором – общественной культурой.

Встав на стезю труда и науки, человек создал техническую цивилизацию. Действие органов чувств он стал усиливать разнообразными приборами, в основном, это оптическая и слуховая техника. Она обеспечила восприятие такого множества явлений природы, которое уже недоступно животным. Кроме того, трудовая деятельность чрезвычайно совершенствует тонкость и широту впечатлений. Опытная ткачиха способна различать в несколько раз больше оттенков какого-либо цвета, чем неспециалист. В целом же человек способен различать до 20 тыс. оттенков цвета.

2. Чувственность играет определяющую роль в отражении материи (материалистический сенсуализм).

Для материалистической гносеологии чувственность имеет ряд явных и безусловных достоинств. Прежде всего, эта способность представляет познавательную силу материального человеческого тела. Кроме того, чувственность осуществляет непосредственную связь тела с внешним материальным объектом. Такая связь была истолкована как отражение и не случайно истоки концепции отражения исходят из представлений о функционировании органов чувств.

2.1. Ум есть совокупное действие чувств, воспринимающих внешние тела (сенсуализм локаятиков). Древнеиндийские материалисты сущностью всего считали естественно-природные элементы (земля, вода и т.п.). Если все содержание человека исчерпывается его телом, то полномочным представителем всех познавательных сил выступают телесные органы чувств. Ум есть высшее проявление совокупного действия разных чувств. Мышление же, основанное на логическом выводе, не имеет должного предмета и телесного основания в человеке, стало быть, оно бесполезно и иллюзорно. Если чувственный опыт не свидетельствует в пользу существования богов, душ, сансары и кармы, то это чисто мыслительные конструкции, за которыми нет ничего реального.

2.2. Чувственность есть не только источник званий, но и основа развития познания материи (сенсуализм материалистов Нового времени). Европейские материалисты ХVII и XVIII вв. были убеждены в том, что чувственность возникла в качестве высшего продукта совершенствования природной материи, и в человеке она естественно стала главным поставщиком исходного материма познания. Но кроме этого у них родилась идея развития сложных форм познания из такой элементарной чувственной «клеточки», как ощущение.

Все познавательные способности и формы суть видоизменения ощущения (сенсуализм Э. Кондильяка). Французский материалист XVIII в. свою идею иллюстрировал моделью человека как статуи. Вначале у нее не действует ни один орган чувств и соответственно отсутствуют какие-либо способности и знания. Затем статуе поочередно даются органы чувств и внешние вещи начинают порождать в ней ощущения, то есть чисто чувственные впечатления вещей. Если ничто извне не действует, а статуя сохранила прошлые впечатления, то, значит, появилась память. В случае яркости и живости ощущений налицо действие внимания. Когда статуя сопоставляет и сравнивает впечатления, она судит их, то есть размышляет. Кондильяк пришел к конечному выводу – все, что имеет отношение к познанию, развилось из чувственного впечатления. 

3. Познавательное содержание чувственности зависит от человека (субъективистский сенсуализм).

Умаление значимости материального объекта выдвигает на первый план фигуру субъекта.

3.1. Специфическая энергия органов чувств, а не объект определяет содержание ощущений (физиологический сенсуализм). С данным утверждением выступил немецкий физиолог И. Мюллер (1807-1858). Он провел серию опытов, в которых электрический раздражитель вызывал вкусовые, зрительные, осязательные впечатления. Получалось, что один и тот же внешний объект порождал разные чувственные состояния, которые определялись спецификой рецептора (органа чувств). В других опытах разные объекты-раздражители (свет и механическое воздействие) создавали на сетчатке глаза одно зрительное впечатление. Осмысливая эти результаты, Мюллер сформулировал выводы. У каждого органа чувств есть своя врожденная энергия, внешний объект играет роль вспомогательного повода, который лишь включает энергию органа в чувственное действие, вызывающее то или иное впечатление. Стало быть, нельзя говорить о том, что через органы чувств осуществляется познание объектов, ибо явной содержательной связи между ними нет. Чувственность способна лишь своеобразно выражать энергетические состояния человеческого тела по поводу внешних воздействий.

3.2. Ощущения – произвольные символы внешних объектов, но не их образы (символический сенсуализм). Эта идея стала основой теории символов, разработанной немецким ученым Г. Гельмгольцем (1821-1894). Он уточнил и конкретизировал выводы Мюллера о специфической энергии органов чувств. Им была выдвинута гипотеза о существовании в каждой чувственной системе комплекса разнородных энергий. Также Гельмгольц усилил гносеологическое содержание своей теории. По его мнению, чувственность не может обеспечить похожесть ощущений объекту. Опыты показывают, что между объектом и органом чувств устанавливается отношение крайнего различия. Если здесь нет однозначного соответствия, значит, ощущение является для человека не образом объекта, а его символом. Для последнего характерна высокая произвольность в отношении к объекту. Это подобно тому, как некий предмет мы обозначаем звуком или письменным словом.

II. Эмпирический опыт играет определяющую роль в познании (эмпиризм).

Для понимания данного тезиса, важно выяснить соотношение чувственности и эмпирического опыта.

1. Союз чувственности и интеллекта дает познание в виде эмпирического опыта.

Одна чувственность производит лишь языковые знаки объекта. Чувственная способность состоит из ряда органов, которые при воздействии объектов на рецепторы производят впечатления. Последние как некие результаты и образуют содержание самой чувственности. Опыты Мюллера, Гельмгольца и других ученых показали, что чувственные впечатления зависят от объектов с большой степенью неопределенности. То, как они соответствуют объекту в широком диапазоне его свойств, можно оценить понятием знака. Впечатление есть чувственный знак и, как любой знак, оно имеет некоторую произвольность, не мешающую функции обозначения объекта. Если язык трактовать широко, как всякую знаковую систему, то человеческие впечатления будут исходной и простейшей формой языка.

Ощущение и восприятие суть единства чувственного знака и рационального значения. Но прав ли тогда Гельмгольц, утверждавший, что ощущения суть символы объектов? Истина в его словах была, но это только часть ее. Исследования показали сложный состав ощущения, кроме чувственного впечатления как символа-знака в нем присутствует некоторое знание. Необходимость последнего подтверждается языковой трактовкой чувственности. Если впечатление выполняет функцию знака, то с ним должно быть сопряжено и значение. Его роль как раз и играет идеальный образ, имеющий уже определенное и однозначное соответствие объекту. Отсюда понятно, почему рецепторы связаны с корой головного мозга. Здесь впечатление – знак приобретает от интеллекта рациональное, или когнитивное значение  и только такое единство становится подлинным познанием в виде эмпирического опыта.

«Чувственное познание» есть не что иное, как эмпирический опыт. Несомненно то, что одна чувственность не может быть полноценным познанием. Им является лишь единство чувственного знака в форме впечатления с рациональным знанием. Такая двойственность на ранних этапах истории философии и науки часто выпадала из поля осознания, и подменялась одномерными абстракциями «чувственное познание» и «рациональное мышление». Во многих классических текстах выражение «чувственное познание» неявно подразумевает смысл эмпирического познания и, стало быть, явный сенсуализм автора означает в действительности его неявный эмпиризм. Ныне понятие эмпирического  опыта, предполагающего двойную структуру, стало нормативным.

1.1. Эмпирический опыт отражает материальные явления (материалистический эмпиризм). Данный вид эмпиризма признает ведущую роль материи как объекта. Познание понимается в виде двойного отражения.

 «Понимающее представление» – продукт согласия разумной души с чувствованием объекта (эмпиризм стоиков). Античный стоицизм относят к особой разновидности материализма, где признается, что сущее сочетает в себе телесность с разумом-логосом. Такая двойственность реальности нашла свое выражение и в теории познания. Когда объект воздействует на органы чувств и вызывает впечатление, то разум должен выразить к нему свое отношение – дать согласие или отказать в одобрении. Если такая ответная активность одобряет явленный объект, устанавливается «понимающее представление». Познание объединяет чувственность с умной душой.

 Путь пчелы сочетает работу чувственности с интеллектуальным обобщением (эмпиризм Бэкона). Здесь отвергнут «путь муравья», где чувства лишь регистрируют факты. Раскритикован и «путь паука», состоящий в теоретическом измышлении доктрин без фактов. Бэкон отдал предпочтение «пути пчелы», где ученый чувственно фиксирует факты и индуктивным рассудком обобщает их в теорию. Познание, которое сравнивает, классифицирует и обобщает факты, составляет главное содержание «светоносных опытов».

2. Эмпирический опыт выражает познавательную активность человека (субъективистский эмпиризм).

В центре внимания здесь оказываются познавательные способности, их деятельность и все это в ущерб роли объекта.

2.1. В эмпирическом опыте психика связывает чувственные впечатления и мыслительные идеи (эмпиризм Д. Юма). Здесь содержание эмпирии целиком сводится к миру человеческой психики. Если для нее впечатления цвета, вкуса и т.п. первичны и сильны, то в уме им соответствуют идеи как слабые копии впечатлений. Вот почему всякое восприятие как элемент опыта двойственно: оно живо чувствуется как впечатление и слабо мыслится как идея. Между идеями существует своеобразное притяжение и они соединяются путем ассоциации сходства, смежности во времени и пространстве, причинности. При повторении эти связи становятся привычками и каждый предмет предстает в виде устойчивого пучка впечатлений и идей. Роль интеллекта в опыте здесь во многом сводится к психическим операциям.

3. Чувственность без рассудка слепа, рассудок без чувств пуст (диалектический эмпиризм И. Канта).

В этом учении соединяется идея объекта познания, независимого от человека, с принципом субъективной активности. Ноумен воздействует на чувственность и в результате образуются впечатления как содержание опыта. Оно хаотично и запутано, необходимую и всеобщую связь в чувственные данные вносит рассудок. Делает это он посредством априорных форм – пространства, времени и понятий.

Кант обосновал идею союза чувственности и рассудка, только дополняя друг друга, они создают полноценное познание. Если чувства созерцают и дают содержание познания, то форму предлагает рассудок, который судит, анализирует, синтезирует и тем самым упорядочивает впечатления, делая их структурным целым. Чистое думание, игнорирующее чувственные данные, вырождается в беспредметное умствование, а пребывание только в мире чувственных фактов делает невозможной теорию. Итак, подлинное познание сочетает созерцающие чувства с рассудочным умом.

Идеи Канта оказали определяющее влияние на последующее развитие теории познания. Доминировать стала идея поиска гармонического единства познавательных сил.

Эмпирический опыт своими элементами имеет ощущения, восприятия и представления. При всем единстве каждая форма чем-то своеобразна.

Вопрос 1. Какими отличительными признаками обладают ощущение, восприятие и представление?

1. В ощущении впечатления осязания, вкуса и обоняния несут знание биологически и социально ценных свойств мира.

Ощущение для индивида является «первой» формой познания. Уже внутриутробное бытие и первые часы после рождения обслуживаются исключительно этой формой. Впечатления здесь ориентированы на те объекты, которые удовлетворяют жизненно необходимые потребности. Чувственность сопряжена с образами, отражающими общие свойства объектов. Если бы ощущения не давали обобщенную информацию, их ценность была бы сомнительна. Также ощущения по-своему абстрактны и несут знание лишь некоторых свойств. Степень полноты (конкретности) знания выражает меру деятельности человека с объектами. Когнитивный опыт, заключенный в ощущении, позволяет этой форме предвидеть последствия и планировать деятельность. Многообразие ощущений можно классифицировать.

1.1. Жизненные ощущения. Они обслуживают повседневную жизнь: уход за телом и принятие пищи, бытовые действия и т.п. Так, все, что связано с пищей предполагает выбор только тех предметов, которые обладают пищевыми свойствами. Для современного общества здесь нет серьезных проблем, но на заре истории определение съедобных объектов (грибы, ягоды, корни и т.п.) было серьезной задачей. Но и ныне, когда мы хвалим определенный кулинарный продукт, то тем самым, мы словами выставляем оценку своему ощущению и мастерству повара, то есть знанию в форме ощущения.

1.2. Производственные ощущения. Они представлены трудовой деятельностью, где впечатления сопряжены с рациональными образами преобразуемых предметов. Длительная работа ведет к формированию профессионального опыта, который имеет тонкую градацию чувств и богатое специализированное знание. В разных видах производства существует отбор будущих работников с учетом задатков и их специальная подготовка. Благодаря такой селекции отбираются, в частности, дегустаторы духов, вин и других продуктов.

1.3. Научные ощущения. Они очень важны в экспериментальных исследованиях. Здесь тоже на стадии подготовки будущего ученого происходит отбор способных студентов и аспирантов. В ходе обучения, где на первом месте стоит показ и деятельная интуиция, формируется сложное «чувство прибора». У таких гениальных экспериментаторов как: М. Фарадей и П.Л. Капица – оно безусловно было.

2. В восприятии зрительные и слуховые впечатления связаны со знанием пространственно-временных явлений.

Здесь чувственные знаки формируются световыми и звуковыми сигналами, что позволяет получить рациональные значения весьма удаленных объектов. «Дистантный» характер восприятия и обеспечивает ему большую информативность. Вся наша жизнь протекает в пространственно-временных условиях и их знание необходимо человеку. Вместе с жизнью развивается опыт восприятия: одно дело – ребенок, другое – взрослый. Все, что отмечалось в связи с обобщенностью и абстрактностью-конкретностью ощущения, в полной мере относится и к восприятию.

2.1. Жизненные восприятия. Они начинают формироваться в самом раннем возрасте: лицо матери и место интересной игрушки и т.п. – таковы важные объекты ребенка. В дальнейшем их спектр расширяется, ребенок осваивает домашнюю среду, опыт различных касаний и падений сопровождается зрительными и слуховыми оценками. Его восприятие будет развиваться всю жизнь.

2.2. Производственные восприятия. Любой труд предполагает у работника ориентацию в пространственно-временной среде. Она существенно отличается от бытовых условий и требует специализированного научения. Уже в первобытной общине юноши длительное время обучались искусству охоты на местности и лишь после успешных испытаний становились охотниками. Современный труд имеет свою специфику, однако этап предварительного обучения, формирующего должные восприятия, не только сохранился, но стал длительным и сложным. К примеру, для выработки эффективных восприятий космонавта для работы в космосе уходят годы напряженных тренировок.

2.3. Эстетические восприятия. Весьма своеобразно восприятие произведений искусства. Если речь идет о восприятии художественного полотна, то уже на уровне самой простой оценки со зрительным впечатлением нужно связать знание перспективы, фона, живописного жанра, классических образцов и т. п. Восприятие же творца картины еще более сложное, ибо предполагает большой набор способностей, начиная с некоторой даровитости и кончая умением претворять замысел в картину. Все это справедливо и в отношении восприятия музыки, где природный дар слуха и голоса оттачивается специальными упражнениями тела и сочетается с эстетическими знаниями.

2.4. Научные восприятия. Также как и научные ощущения эти формы развиваются, главным образом, через интеллектуальное содержание. При своем становлении ученый обучается научному истолкованию зрительно-слуховых впечатлений. Если это специалист по физике элементарных частиц, он приобретает опыт восприятия многих специфических экспериментальных ситуаций. Так, рассматривая фотопластинку, зафиксировавшую взаимодействие двух микрообъектов, он должен по характеру изменившихся траекторий определить их энергетические признаки (массу, заряд и т.п.).

3. В представлении чувственным знаком становится слово.

Если в ощущениях и восприятиях язык впечатлений роднит человека с животными, то представление выражено сугубо человеческим языком, чувственным знаком здесь выступает слово. Истоки представления тянутся в первобытную практику, где орудия труда и производственные отношения потребовали социальных знаков.

3.1. Воображение как способность представить предмет при его отсутствии. Ощущения и восприятия всегда привязывают человека к конкретной ситуации, ибо их впечатления вызываются реальными предметами. Слово же, замещая предмет, сохраняет свое значение и при отсутствии самого предмета. Такая особенность социального языка, закрепленная памятью, породила воображение или фантазию. Новоприобретенная способность позволяет оперировать словесными образами независимо от наличной ситуации, проигрывая в уме возможные практические действия. Этой свободе способствовало и содержание знаний в представлении.

3.2. Представить предмет, значит, знать его практические функции. Трудовая деятельность задавала знаниям функциональную направленность. Чтобы использовать предметы в роли орудий труда, нужно было знать их действенные свойства. Кроме того, практические соображения требовали определенной экономии, самое лучшее орудие то, которое одно выполняет множество различных действий. Природное многообразие возможностей подводило под это желание объективную основу. Древние представления рождались в виде сложных образов, отражавших предметы как комплексы практически важных функций. Соответственно у интеллекта главной операцией стал выбор оптимальной операции при разработке плана деятельности. К примеру, вождь племени из гнезда значений, представленного словом «топор», выбирал нужное для будущего действа свойство: средство обработки дерева и земли, инструмент войны, орудие охоты и т.п. Подобным комплексом функций выступал в древнем представлении и сам человек.

3.3. Представление как основа опытной интуиции. Есть множество свидетельств в пользу существования интуиции. Ее обычно противопоставляют логическому мышлению и здесь есть свой резон. Если в теоретическом рассуждении ясно осознаются исходные предпосылки и прослеживаются отдельные ходы мысли, то интуиция характеризуется неосознанным применением знаний и свернуто-разовым действием. Как раз эти признаки и обеспечивает представление. Когда в проблемной ситуации начинается мобилизация нужных знаний в качестве метода, то этот процесс поиска и нахождения протекает в области накопленных опытных представлений бессознательно. Сознание фиксирует только полученный результат и его появление творец переживает как внезапное озарение («инсайт»).

3.4. Научные представления и научная интуиция. С появлением науки представление освоило и эту область. За специально выделенными словами стали закрепляться эмпирические образы исследуемых явлений. Когда зоолог называет бабочку двумя латинскими словами, то тем самым он добивается значительной точности в описании данного объекта. Научное представление играет роль предварительного этапа в формировании исследовательского понятия. Так, при открытии закона гидростатики Архимед сначала вышел на представление о тяжести-легкости и уже затем сформулировал понятие веса тела. Кроме того, научное представление положило начало исследовательскому воображению, когда объект можно изучать в его отсутствие, имея в наличии только наглядную схему. (К примеру, подобной моделью является географическая карта, ее первый вариант с меридианами и параллелями создал в III в. греческий ученый Эратосфен).

Без научных представлений невозможна интуиция ученого. Подтверждением этого может быть открытие структуры бензола. В 1865 г. немецкий  химик Ф. Кекуле задумался над проблемой структурной формулы бензола (С6Н6). Ученый оставил воспоминания о том, как она разрешилась. Как-то вечером, перебрав множество вариантов линейных цепей, Кекуле признал их неудовлетворительными и в таком состоянии задремал у камина. Перед умственным взором побежали причудливые картинки, изображающие сочетания атомов в молекулах. И вдруг линейные связи уступили место змее, которая ухватила свой собственный хвост. Это видение сразу же наложилось на проблему бензола. Ученый проснулся и стал доводить образ замкнутого кольца до структурной формулы. Данный случай интуиции показателен тем, что в жизненном опыте Кекуле отложился факт, имеющий отношение к змеям. В 1847 г. он проходил свидетелем одного судебного дела, где фигурировало кольцо с двумя переплетенными змеями. Сохранившись в памяти, это представление в бессознательном состоянии сна актуализировалось и интуиция превратила его в нужный метод.

III. Основой познания является логическое мышление (рационализм).

Обычно понятие «рационализм» истолковывают путем перевода термина с греческого или латинского языков. Получается следующее значение – утверждение приоритета интеллекта или разума. Но здесь возникает трудность в различении эмпирического опыта и мышления. Если и то, и другое является «интеллектом в действии», то тогда в чем состоит разница? Выход здесь один – нужно отказаться от буквальной и наивной трактовки рационализма, и вместо ее предложить проблемное и современное понимание. Напрашивается вполне очевидное решение: ввести новую противоположность «эмпиризм – рационализм». Их объединяет формула «интеллект  в действии», но у них разные формы действия. Эмпиризм не только утверждает первенство эмпирического опыта, но и указывает на непроблемное применение интеллекта. Предмет задается внешней реальностью и опыт протекает одномоментно, автоматически реализуя старые методы. Рационализм же признает приоритет мышления, предметом которого выступает проблема, сформированная интеллектом «изнутри», и мышление складывается из ряда актов (длительный процесс), где особо выделяется этап поиска нового метода.

1. Существует не только эмпирический опыт, но и эмпирическое мышление.

Эмпирический опыт своеобразен тем, что интеллект в нем действует в виде методов, представленных устойчивыми установками. С последними всегда сопряжены определенные ожидания индивида. Когда внешняя среда задает актуальный стимул, установка на него срабатывает и ощущение / восприятие подтверждают ожидаемое. Когнитивное содержание опыта в основном сводится к привычным стереотипам.

Но вот в нашей жизни возникло что-то неожиданное. Мы ждали одно, а получили совсем другое. Былой автоматизм действия метода уступает место ситуации затруднения. Прошлая бездумность (зачем думать, если все ожидаемо и успешно) меняется на положение размышления («что же случилось?»). И первое, что делает наш интеллект, это оценивание данной ситуации как проблемной. Если речь идет о простом поведении, то содержанием проблемы становится расхождение между наличной целью и отсутствующим средством.

2. Теоретическое мышление есть самостоятельная способность научного познания, преодолевающая все недостатки опыта (научный теоретизм).

Теоретизм – крайняя форма рационализма. Возвышение теоретической мысли здесь происходит за счет умаления познавательных возможностей опыта. Один из приемов состоит в том, что опыт сводится к голой чувственности, лишенной интеллектуального содержания. Впечатления смешиваются чувствами-страстями, которые мешают делу установления истины. Акцентируется внимание на искажающих действиях чувственности (кажимости, иллюзии, фантомы и т.п.). Обязательным условием признания познавательной роли опыта становится контроль со стороны теоретической мысли.

2.1. Опыт лишь завершает то, что подготовило теоретическое мышление ученого. Р. Декарт дал низкую оценку роли чувств в познании. Поскольку чувства часто нас обманывают, то в целом на чувственный опыт как на начало познания положиться нельзя. Сущность человека, заключаются в том, что он есть «мыслящая вещь». Ее основу образуют фундаментальные истины, заложенные Богом в человеческую душу, обнаруженные интеллектуальной интуицией они становятся несомненными началом строго дедуктивного мышления. Его результаты в виде частных выводов двойственны: в математике они как теоремы истинны, в физике же полученные следствия играют роль гипотез, направляющих эксперименты. Ощущения здесь не хаотичны и находятся под контролем мысли. Стало быть, эмпирический опыт может лишь завершать дело теоретического разума.

3. Только теоретическое мышление может познать мировую сущность (философский теоретизм).

Философский теоретизм утверждает теоретическое мышление в качестве способности, не зависящей от эмпирического опыта. Такое положение обосновывается онтологическим различием сущности и явления. Если ощущения и представления фиксируют лишь явления, то теоретическая мысль способна проникнуть в самостоятельную сущность, игнорируя эмпирию.

3.1. Математический и философский разум способны мыслить эйдосы (идеалистический теоретизм). Платон был убежден в том, чувственность и житейский опыт обречены на обладание шатких и обманчивых мнений, ибо они ограничены материальными вещами. Эйдосам причастна только разумная душа, она может открыть в себе их созерцание, если будет мыслить геометрические положения и универсальные философские идеи. Лишь теоретическая мысль достигает вечных эйдосов.

3.2. Глубины материи отражаются теоретическим мышлением (материалистический теоретизм). Материализм многообразен и кроме сенсуализма и эмпиризма предполагает и формы теоретизма.

Атомы и пустота постигаются мыслящим разумом. Античные атомисты полагали, что чувственные «мнения» (вкусы, запахи и т.п.) обусловлены воздействием вещей как хаотичных комплексов, этим объясняется путанная субъективность ощущений. Истинное знание об атомах как малых геометрических телах, их формах движения в пустоте может дать только глубокое размышление философа.

Законы существования материи отражаются научными теориями. Эта форма материализма выражает мировоззрение ряда современных ученых. Линию эмпиризма они отвергают, полагая, что магистральная тенденция развития науки указывает на опережающую активность теоретического разума. Сначала выдвигаются фундаментальные гипотезы, угадывающие глубинные законы природы, и уже на их следствиях строятся эксперименты, обнаруживаются факты. Это весьма близко позиции Р. Декарта, если отвлечься от его идеи Бога.

Основными элементами теоретического мышления выступают понятия и теории. Важно выделить их отличительные черты.

Вопрос 1. В чем заключается своеобразие понятий и теорий?

I. В понятии специальные слова своим значением имеют глубокое знание объекта.

В качестве чувственных знаков здесь выступают слова-термины, их рациональное значение содержит образы глубинных и закономерных свойств объекта. Степень общности понятийного знания выше общности представления, отражающего лишь проявления (явления) сущности. Понятие определяется в форме суждения, которое развертывает его значение. Хотя содержательно понятие и суждение совпадают, в функциональном плане суждение шире понятия, ибо как форма мысли оно способно выражать как понятия, так и представления. «Материя есть сущность объективной реальности» и «материя есть ткань, из которой изготовляют одежду». В первом случае суждение выражает философское понятие, в другом – обыденное и житейское представление, слово же в обоих случаях – одно.

Понятия являются основными элементами теоретической науки и мировоззренческих теорий.

1. Научное понятие.

Его знаковая сторона представлена терминами и искусственной символикой, когнитивное же содержание отражает законы объекта. Когда биолог употребляет термин «ген», то это означает, что он перешел на язык биологических понятий, раскрывающих законы наследственности.

1.1. Понятие науки как обобщение эмпирических абстракций. Для своего возникновения понятия требуют исходное сырье, в этом качестве выступают результаты научно-эмпирического опыта. Речь идет о тех представлениях, которые стали первичными обобщениями чувственных фактов. Продуктами их дальнейшего обобщения становятся абстрактные, то есть узко-глубокие понятия, отражающие сущностные элементы внутренней закономерности. Помощь в этой сложной процедуре нередко оказывают философские понятия. Так, при формировании понятия массы И. Ньютон использовал натурфилософский образ материи как множества атомов. Массу он определил в виде количества атомов, находящихся в объеме тела.

1.2. Научно-теоретический закон как связь понятий и представлений. Предметом теоретической науки выступает глубокая и объективная закономерность. Имея в своем распоряжении несколько эмпирических законов и понятий, ученые пытаются их объединить путем обнаружения скрытой в них общей и необходимой зависимости. Открытие приходит в процессе конструирования гипотез, их критических оценок и непрямой эмпирической проверки. В формулировку теоретического закона входят понятия и научно-эмпирические представления. Если последние выражают чувственные факты (включая количественные величины), то предмет понятий – ненаблюдаемые сущностные «объекты». Так, в современной микрофизике большинство понятий имеет ненаблюдаемые прообразы (квант энергии, спин и т.п.). Но такая черта понятий проявилась уже в классической физике. К примеру, второй закон механики Ньютона связал понятия механической силы и инерционной массы, а также физическое представление об ускорении.

1.3. Научная теория. Наличие отдельных теоретических законов далеко от идеала науки. Ученые стремятся построить системное единство, то есть научную теорию. Законы здесь оцениваются как ведущие и зависимые, что в результате дает иерархическое целое. Примером теории может служить механика Галилея-Ньютона, которая начинается с закона (принципа) инерции, и заканчивается законом всемирного тяготения.

2. Мировоззренческие понятия и теории.

Речь идет о понятиях, выражающих элементы теоретического мировоззрения. Эти мыслительные формы представлены специальными словами и символами, несущими глубокие духовно-ценностные образы, связанные, как правило, со сверхэмпирическими сущностями. Оперирование такими понятиями дает мировоззренческое мышление, процедуры которого (трансцендирование, спекулятивное абстрагирование, мистическая медитация и т.п.) разительно отличаются от приемов научного мышления. У мировоззренческих понятий в отличие от научных теорий связь с эмпирическим опытом является непрямой, нежесткой и необязательной. Мировоззренческие понятия не требуют систематической и регулярной проверки практикой, С каждым видом теоретического мировоззрения сопряжены свои понятия.

2.1. Теологические понятия и доктрины. Они являются элементами теоретической религии. Их языковыми формами выступают слова, взятые из «священного писания» данной религии: «Бог», «сотворение», «грех», «спасение» и т.п. Смысловым образы теологических понятия отличаются от обыденных религиозных представлений глубинной и рационально-логической разработанностью. Так, в христианской и мусульманской теологиях выделен ряд атрибутов Бога: всеведущая мудрость, всемогущество, вечность, абсолютность, личностное начало и т.п. На этом уровне привлекаются и философские категории. Каждое теологическое учение (о Боге, человеке, природном мире и т.д.) строится как логически связное целое с элементами теоретического обоснования. Все доктрины образуют некую систему понятий.

2.2. Философские категории и концепции. Господствовавшие в ранней философии философемы стали уступать место категориям. Если первые сохраняли связь с эмпирическим опытом и его наглядными представлениями («Вода» и т.п.), то высокая абстрактность вторых сделала их понятийным знанием, лишенным наглядных прообразов. Допустим, демокритовские атомы не только не фиксируются чувствами, но и являются решением чисто умопостигаемой проблемы («Может ли сущность делиться бесконечно?»). Категория атома спекулятивна, то есть является продуктом чисто философской мысли, создающей внеэмпирический опыт осмысления трансцендентных сущностей. Из нескольких категорий, взятых в смысловых связях, складывается цельное учение, или философская концепция (атомизм, учение об эйдосах и т.п.). Своим системным единством она аналогична научной теории.

IV. Познание есть единство чувственности, эмпирического и теоретического мышления (идея гармонического союза способностей).

Данное решение сложилось в философии XX в. Оно учитывает опыт односторонних преувеличений сенсуализма, эмпиризма, рационализма и теоретизма. В ряде влиятельных направлений современной гносеологии реализуется программа осмысления единства всех познавательных сил человека.

1. Наука как непрерывный диалог эмпирии и теории.

Философское осознание науки показало, что данный феномен является одной из высших форм творчества, где требуется весь спектр человеческих сил.

1.1. От живого созерцания к абстрактному мышлению и затем к практике – таков диалектический путь познания (гносеология диалектического материализма). При некоторой наивности эта ленинская формула угадала перспективное направление развития современной эпистемологии. В рамках диалектического материализма «живое созерцание» было истолковано в виде эмпирической отражательной ступени, которая в сути своей совпадает с практическим познанием. «Абстрактное мышление» было понято в качестве теоретического уровня познания. В целом утверждена модель попеременных циклических переходов от эмпирии к теории и обратно. Налицо диалектическая связь двух ступеней.

1.2. Эмпирия всегда «нагружена» теорией, теория проверяется эмпирией (постпозитивизм). Радикальный «логический эмпиризм» неопозитивизма со временем под влиянием внешней критики рухнул. На его обломках вырос постпозитивизм, представители которого уже признали взаимодействие эмпирического опыта и теоретических форм познания. Чистая эмпирия в науке невозможна, ибо все процедуры с фактуальными утверждениями и эмпирическими обобщениями пронизаны теоретическими соображениями. С другой стороны, производство теоретических гипотез контролируется эмпирическим опытом, который подтверждает и фальсифицирует теории, способствуя их развитию.

1.3. Концептуальная интуиция превращает старую эмпирию в теоретическую гипотезу, дедуктивная логика проверяет гипотезу новой эмпирией (методология А. Эйнштейна). Выдающиеся ученые-теоретики XX в. продолжали традицию переосмысления теории познания в свете новых тенденций развития науки. Одним из них был А. Эйнштейн. Размышляя над опытом научного творчества, он пришел к важным и интересным выводам. Нужно признать, что не существует никакого логического пути (включая индукцию), ведущего от эмпирических представлений к теоретическим гипотезам, что является самым сложным. Здесь ученому помогает только концептуальная интуиция, позволяющая выдвинуть фундаментальную догадку, которая лишь «навевается» эмпирией. Сам Эйнштейн владел такой интуицией. Она помогла ему в ряде ситуаций, в том числе тогда, когда он вместо традиционных попыток объяснения факта равенства значений инертной и гравитационной масс превратил его в исходный постулат. Это позволило заложить основы общей теории относительности. Что же касается дальнейшей судьбы гипотезы, то Эйнштейн тут согласен с Р. Декартом и постпозитивистами. Она превращается в достоверную теорию дедуктивной логикой.

Итак, как наука, так и мировоззрение стремятся наладить динамическую взаимосвязь эмпирического опыта и теоретической мысли.

Задания и притчи

В древней Индии трех слепых попросили дотронутся до слона и определить, что это за предмет. Один ощупал ногу и признал в ней дерево, другой ощупал хобот и оценил его как змею, третий наощупь представил ухо опахалом. Какую гносеологическую позицию характеризует эта притча?

Однажды Ж.Ж. Руссо и Д. Дидро прогуливались по берегу озера. И вот Руссо сказал: «С этого места я раз десять собирался броситься в воду, чтобы покончить с собой». Дидро спросил: «Что же Вас удержало?». Руссо: «Каждый раз я пробовал воду рукой и мне казалось, что она слишком холодна». Какое гносеологическое учение «спасло» Руссо?

На экзамене студент-медик вытянул билет с вопросом: «Какими средствами можно вызвать у больного испарину?». Студент назвал профессору основные потогонные средства, но тот требует продолжить список. Студент из глубин памяти вызвал еще пару. Профессор говорит, что все названное еще не подействовало на больного. Что еще? Тут студента самого ударило в пот и он заявил: «Этого больного я доставлю на экзамен и он наверняка вспотеет».

Дерсу Узала: «Глаза есть, а гляди – нету» (В.К. Арсеньев. По Уссурийскому краю). Г. Гейне, немецкий поэт XIX века: «Каждый век, приобретая новые теории, приобретает и новые глаза». Какой философский смысл может объединить эти два суждения?

К.А. Гельвеций (XVIII в.): «Судить – значит, ощущать». Г.В. Лейбниц: «В эксперименте и доказательстве правит разум». Какие противоположные принципы исповедовали эти авторы?

Литература

Гайденко, П.П. Проблема рациональности на исходе XX века [Текст] / П.П. Гайденко // Вопросы философии. – 1997. – № 6.

Дьюи, Дж. Психология и педагогика мышления [Текст] / Дж. Дьюи. – М., 1997.

Лекторский, В.А. Эпистемология классическая и неклассическая [Текст] / В.А. Лекторский. – М., 2001.

Юлов, В.Ф. Мышление в контексте сознания [Текст] /В.Ф. Юлов. – М., 2005.

мышление в познании

Истина существует как конечный результат познания, который нужно получить некоторыми средствами. В этом качестве выступают  познавательные способности человека, где выделяются чувственность и интеллект. Здесь вполне правомерен вопрос о том, какая способность вносит главный вклад в познание.

ПРОБЛЕМА:       Чувственность или мышление играет ведущую роль в познании?

I. Главное место в познании принадлежит чувственности – в разуме нет ничего такого, что ранее не было в чувстве (сенсуализм).

1. Впечатления как познавательные результаты чувственности.

В самом широком виде чувственность представлена эмоциями и впечатлениями. Если первые выражают переживания чисто субъективных состояний (радость, горе и т.п.), то вторые имеют познавательную направленность на объект. Впечатления производятся органами чувств при воздействии на них объектов, что и составляет основное содержание чувственной познавательной способности.

Традиционно выделяют пять систем, направленных на внешние объекты. Осязание или тактильное (лат tactilis – осязательный) чувство через прикосновения чего-то к нашему телу информирует о признаках твердости, гладкости, теплоты и т.п.; Зрение дает разнообразные впечатления света-цвета, разные формы световой насыщенности и т.п.; Слух производит впечатление звука – ритм, тон, интонацию и т.п.; Вкус несет впечатления сладкого, соленого, горького; Обоняние выражено впечатлениями различных запахов. Существует также чувственная система, получающая впечатления о процессах внутри организма. Безусловным лидером среди всех чувств выступает зрение, по его каналам поступает до 80% всей чувственной информации. Это объясняется высокой скоростью света как объекта зрения.

Органы чувств связаны с мозгом и интеллектом. Органы чувств встроены в сложную систему человеческого тела. В нем расположены органы в роли рецепторов (лат. recipere – получать), то есть таких устройств, которые воспринимают внешние физические воздействия, преобразуя их в электрофизиологические импульсы. Далее по нервным волокнам они передаются в центральную нервную систему (ЦНС) и поступают в головной мозг. Там интеллект переводит чувственную информацию в ранг знания.

Человеческая чувственность – продукт развития природы и социальной культуры. Действие наших чувств отличается от чувственности животных. Многие животные обладают высокими чувственными способностями, недоступными человеку. Термиты тонко чувствуют изменения магнитного поля, летучие мыши воспринимают ультразвук, змеи – инфракрасное излучение, собак отличает развитое обоняние и т.д. Все это объясняется тем, что такое развитие определила природа путем эволюции и естественного отбора. Природа сформировала и основы человеческой явственности, но развитие последней стало определяться другим фактором – общественной культурой.

Встав на стезю труда и науки, человек создал техническую цивилизацию. Действие органов чувств он стал усиливать разнообразными приборами, в основном, это оптическая и слуховая техника. Она обеспечила восприятие такого множества явлений природы, которое уже недоступно животным. Кроме того, трудовая деятельность чрезвычайно совершенствует тонкость и широту впечатлений. Опытная ткачиха способна различать в несколько раз больше оттенков какого-либо цвета, чем неспециалист. В целом же человек способен различать до 20 тыс. оттенков цвета.

2. Чувственность играет определяющую роль в отражении материи (материалистический сенсуализм).

Для материалистической гносеологии чувственность имеет ряд явных и безусловных достоинств. Прежде всего, эта способность представляет познавательную силу материального человеческого тела. Кроме того, чувственность осуществляет непосредственную связь тела с внешним материальным объектом. Такая связь была истолкована как отражение и не случайно истоки концепции отражения исходят из представлений о функционировании органов чувств.

2.1. Ум есть совокупное действие чувств, воспринимающих внешние тела (сенсуализм локаятиков). Древнеиндийские материалисты сущностью всего считали естественно-природные элементы (земля, вода и т.п.). Если все содержание человека исчерпывается его телом, то полномочным представителем всех познавательных сил выступают телесные органы чувств. Ум есть высшее проявление совокупного действия разных чувств. Мышление же, основанное на логическом выводе, не имеет должного предмета и телесного основания в человеке, стало быть, оно бесполезно и иллюзорно. Если чувственный опыт не свидетельствует в пользу существования богов, душ, сансары и кармы, то это чисто мыслительные конструкции, за которыми нет ничего реального.

2.2. Чувственность есть не только источник званий, но и основа развития познания материи (сенсуализм материалистов Нового времени). Европейские материалисты ХVII и XVIII вв. были убеждены в том, что чувственность возникла в качестве высшего продукта совершенствования природной материи, и в человеке она естественно стала главным поставщиком исходного материма познания. Но кроме этого у них родилась идея развития сложных форм познания из такой элементарной чувственной «клеточки», как ощущение.

Все познавательные способности и формы суть видоизменения ощущения (сенсуализм Э. Кондильяка). Французский материалист XVIII в. свою идею иллюстрировал моделью человека как статуи. Вначале у нее не действует ни один орган чувств и соответственно отсутствуют какие-либо способности и знания. Затем статуе поочередно даются органы чувств и внешние вещи начинают порождать в ней ощущения, то есть чисто чувственные впечатления вещей. Если ничто извне не действует, а статуя сохранила прошлые впечатления, то, значит, появилась память. В случае яркости и живости ощущений налицо действие внимания. Когда статуя сопоставляет и сравнивает впечатления, она судит их, то есть размышляет. Кондильяк пришел к конечному выводу – все, что имеет отношение к познанию, развилось из чувственного впечатления. 

3. Познавательное содержание чувственности зависит от человека (субъективистский сенсуализм).

Умаление значимости материального объекта выдвигает на первый план фигуру субъекта.

3.1. Специфическая энергия органов чувств, а не объект определяет содержание ощущений (физиологический сенсуализм). С данным утверждением выступил немецкий физиолог И. Мюллер (1807-1858). Он провел серию опытов, в которых электрический раздражитель вызывал вкусовые, зрительные, осязательные впечатления. Получалось, что один и тот же внешний объект порождал разные чувственные состояния, которые определялись спецификой рецептора (органа чувств). В других опытах разные объекты-раздражители (свет и механическое воздействие) создавали на сетчатке глаза одно зрительное впечатление. Осмысливая эти результаты, Мюллер сформулировал выводы. У каждого органа чувств есть своя врожденная энергия, внешний объект играет роль вспомогательного повода, который лишь включает энергию органа в чувственное действие, вызывающее то или иное впечатление. Стало быть, нельзя говорить о том, что через органы чувств осуществляется познание объектов, ибо явной содержательной связи между ними нет. Чувственность способна лишь своеобразно выражать энергетические состояния человеческого тела по поводу внешних воздействий.

3.2. Ощущения – произвольные символы внешних объектов, но не их образы (символический сенсуализм). Эта идея стала основой теории символов, разработанной немецким ученым Г. Гельмгольцем (1821-1894). Он уточнил и конкретизировал выводы Мюллера о специфической энергии органов чувств. Им была выдвинута гипотеза о существовании в каждой чувственной системе комплекса разнородных энергий. Также Гельмгольц усилил гносеологическое содержание своей теории. По его мнению, чувственность не может обеспечить похожесть ощущений объекту. Опыты показывают, что между объектом и органом чувств устанавливается отношение крайнего различия. Если здесь нет однозначного соответствия, значит, ощущение является для человека не образом объекта, а его символом. Для последнего характерна высокая произвольность в отношении к объекту. Это подобно тому, как некий предмет мы обозначаем звуком или письменным словом.

II. Эмпирический опыт играет определяющую роль в познании (эмпиризм).

Для понимания данного тезиса, важно выяснить соотношение чувственности и эмпирического опыта.

1. Союз чувственности и интеллекта дает познание в виде эмпирического опыта.

Одна чувственность производит лишь языковые знаки объекта. Чувственная способность состоит из ряда органов, которые при воздействии объектов на рецепторы производят впечатления. Последние как некие результаты и образуют содержание самой чувственности. Опыты Мюллера, Гельмгольца и других ученых показали, что чувственные впечатления зависят от объектов с большой степенью неопределенности. То, как они соответствуют объекту в широком диапазоне его свойств, можно оценить понятием знака. Впечатление есть чувственный знак и, как любой знак, оно имеет некоторую произвольность, не мешающую функции обозначения объекта. Если язык трактовать широко, как всякую знаковую систему, то человеческие впечатления будут исходной и простейшей формой языка.

Ощущение и восприятие суть единства чувственного знака и рационального значения. Но прав ли тогда Гельмгольц, утверждавший, что ощущения суть символы объектов? Истина в его словах была, но это только часть ее. Исследования показали сложный состав ощущения, кроме чувственного впечатления как символа-знака в нем присутствует некоторое знание. Необходимость последнего подтверждается языковой трактовкой чувственности. Если впечатление выполняет функцию знака, то с ним должно быть сопряжено и значение. Его роль как раз и играет идеальный образ, имеющий уже определенное и однозначное соответствие объекту. Отсюда понятно, почему рецепторы связаны с корой головного мозга. Здесь впечатление – знак приобретает от интеллекта рациональное, или когнитивное значение  и только такое единство становится подлинным познанием в виде эмпирического опыта.

«Чувственное познание» есть не что иное, как эмпирический опыт. Несомненно то, что одна чувственность не может быть полноценным познанием. Им является лишь единство чувственного знака в форме впечатления с рациональным знанием. Такая двойственность на ранних этапах истории философии и науки часто выпадала из поля осознания, и подменялась одномерными абстракциями «чувственное познание» и «рациональное мышление». Во многих классических текстах выражение «чувственное познание» неявно подразумевает смысл эмпирического познания и, стало быть, явный сенсуализм автора означает в действительности его неявный эмпиризм. Ныне понятие эмпирического  опыта, предполагающего двойную структуру, стало нормативным.

1.1. Эмпирический опыт отражает материальные явления (материалистический эмпиризм). Данный вид эмпиризма признает ведущую роль материи как объекта. Познание понимается в виде двойного отражения.

 «Понимающее представление» – продукт согласия разумной души с чувствованием объекта (эмпиризм стоиков). Античный стоицизм относят к особой разновидности материализма, где признается, что сущее сочетает в себе телесность с разумом-логосом. Такая двойственность реальности нашла свое выражение и в теории познания. Когда объект воздействует на органы чувств и вызывает впечатление, то разум должен выразить к нему свое отношение – дать согласие или отказать в одобрении. Если такая ответная активность одобряет явленный объект, устанавливается «понимающее представление». Познание объединяет чувственность с умной душой.

 Путь пчелы сочетает работу чувственности с интеллектуальным обобщением (эмпиризм Бэкона). Здесь отвергнут «путь муравья», где чувства лишь регистрируют факты. Раскритикован и «путь паука», состоящий в теоретическом измышлении доктрин без фактов. Бэкон отдал предпочтение «пути пчелы», где ученый чувственно фиксирует факты и индуктивным рассудком обобщает их в теорию. Познание, которое сравнивает, классифицирует и обобщает факты, составляет главное содержание «светоносных опытов».

2. Эмпирический опыт выражает познавательную активность человека (субъективистский эмпиризм).

В центре внимания здесь оказываются познавательные способности, их деятельность и все это в ущерб роли объекта.

2.1. В эмпирическом опыте психика связывает чувственные впечатления и мыслительные идеи (эмпиризм Д. Юма). Здесь содержание эмпирии целиком сводится к миру человеческой психики. Если для нее впечатления цвета, вкуса и т.п. первичны и сильны, то в уме им соответствуют идеи как слабые копии впечатлений. Вот почему всякое восприятие как элемент опыта двойственно: оно живо чувствуется как впечатление и слабо мыслится как идея. Между идеями существует своеобразное притяжение и они соединяются путем ассоциации сходства, смежности во времени и пространстве, причинности. При повторении эти связи становятся привычками и каждый предмет предстает в виде устойчивого пучка впечатлений и идей. Роль интеллекта в опыте здесь во многом сводится к психическим операциям.

3. Чувственность без рассудка слепа, рассудок без чувств пуст (диалектический эмпиризм И. Канта).

В этом учении соединяется идея объекта познания, независимого от человека, с принципом субъективной активности. Ноумен воздействует на чувственность и в результате образуются впечатления как содержание опыта. Оно хаотично и запутано, необходимую и всеобщую связь в чувственные данные вносит рассудок. Делает это он посредством априорных форм – пространства, времени и понятий.

Кант обосновал идею союза чувственности и рассудка, только дополняя друг друга, они создают полноценное познание. Если чувства созерцают и дают содержание познания, то форму предлагает рассудок, который судит, анализирует, синтезирует и тем самым упорядочивает впечатления, делая их структурным целым. Чистое думание, игнорирующее чувственные данные, вырождается в беспредметное умствование, а пребывание только в мире чувственных фактов делает невозможной теорию. Итак, подлинное познание сочетает созерцающие чувства с рассудочным умом.

Идеи Канта оказали определяющее влияние на последующее развитие теории познания. Доминировать стала идея поиска гармонического единства познавательных сил.

Эмпирический опыт своими элементами имеет ощущения, восприятия и представления. При всем единстве каждая форма чем-то своеобразна.

Вопрос 1. Какими отличительными признаками обладают ощущение, восприятие и представление?

1. В ощущении впечатления осязания, вкуса и обоняния несут знание биологически и социально ценных свойств мира.

Ощущение для индивида является «первой» формой познания. Уже внутриутробное бытие и первые часы после рождения обслуживаются исключительно этой формой. Впечатления здесь ориентированы на те объекты, которые удовлетворяют жизненно необходимые потребности. Чувственность сопряжена с образами, отражающими общие свойства объектов. Если бы ощущения не давали обобщенную информацию, их ценность была бы сомнительна. Также ощущения по-своему абстрактны и несут знание лишь некоторых свойств. Степень полноты (конкретности) знания выражает меру деятельности человека с объектами. Когнитивный опыт, заключенный в ощущении, позволяет этой форме предвидеть последствия и планировать деятельность. Многообразие ощущений можно классифицировать.

1.1. Жизненные ощущения. Они обслуживают повседневную жизнь: уход за телом и принятие пищи, бытовые действия и т.п. Так, все, что связано с пищей предполагает выбор только тех предметов, которые обладают пищевыми свойствами. Для современного общества здесь нет серьезных проблем, но на заре истории определение съедобных объектов (грибы, ягоды, корни и т.п.) было серьезной задачей. Но и ныне, когда мы хвалим определенный кулинарный продукт, то тем самым, мы словами выставляем оценку своему ощущению и мастерству повара, то есть знанию в форме ощущения.

1.2. Производственные ощущения. Они представлены трудовой деятельностью, где впечатления сопряжены с рациональными образами преобразуемых предметов. Длительная работа ведет к формированию профессионального опыта, который имеет тонкую градацию чувств и богатое специализированное знание. В разных видах производства существует отбор будущих работников с учетом задатков и их специальная подготовка. Благодаря такой селекции отбираются, в частности, дегустаторы духов, вин и других продуктов.

1.3. Научные ощущения. Они очень важны в экспериментальных исследованиях. Здесь тоже на стадии подготовки будущего ученого происходит отбор способных студентов и аспирантов. В ходе обучения, где на первом месте стоит показ и деятельная интуиция, формируется сложное «чувство прибора». У таких гениальных экспериментаторов как: М. Фарадей и П.Л. Капица – оно безусловно было.

2. В восприятии зрительные и слуховые впечатления связаны со знанием пространственно-временных явлений.

Здесь чувственные знаки формируются световыми и звуковыми сигналами, что позволяет получить рациональные значения весьма удаленных объектов. «Дистантный» характер восприятия и обеспечивает ему большую информативность. Вся наша жизнь протекает в пространственно-временных условиях и их знание необходимо человеку. Вместе с жизнью развивается опыт восприятия: одно дело – ребенок, другое – взрослый. Все, что отмечалось в связи с обобщенностью и абстрактностью-конкретностью ощущения, в полной мере относится и к восприятию.

2.1. Жизненные восприятия. Они начинают формироваться в самом раннем возрасте: лицо матери и место интересной игрушки и т.п. – таковы важные объекты ребенка. В дальнейшем их спектр расширяется, ребенок осваивает домашнюю среду, опыт различных касаний и падений сопровождается зрительными и слуховыми оценками. Его восприятие будет развиваться всю жизнь.

2.2. Производственные восприятия. Любой труд предполагает у работника ориентацию в пространственно-временной среде. Она существенно отличается от бытовых условий и требует специализированного научения. Уже в первобытной общине юноши длительное время обучались искусству охоты на местности и лишь после успешных испытаний становились охотниками. Современный труд имеет свою специфику, однако этап предварительного обучения, формирующего должные восприятия, не только сохранился, но стал длительным и сложным. К примеру, для выработки эффективных восприятий космонавта для работы в космосе уходят годы напряженных тренировок.

2.3. Эстетические восприятия. Весьма своеобразно восприятие произведений искусства. Если речь идет о восприятии художественного полотна, то уже на уровне самой простой оценки со зрительным впечатлением нужно связать знание перспективы, фона, живописного жанра, классических образцов и т. п. Восприятие же творца картины еще более сложное, ибо предполагает большой набор способностей, начиная с некоторой даровитости и кончая умением претворять замысел в картину. Все это справедливо и в отношении восприятия музыки, где природный дар слуха и голоса оттачивается специальными упражнениями тела и сочетается с эстетическими знаниями.

2.4. Научные восприятия. Также как и научные ощущения эти формы развиваются, главным образом, через интеллектуальное содержание. При своем становлении ученый обучается научному истолкованию зрительно-слуховых впечатлений. Если это специалист по физике элементарных частиц, он приобретает опыт восприятия многих специфических экспериментальных ситуаций. Так, рассматривая фотопластинку, зафиксировавшую взаимодействие двух микрообъектов, он должен по характеру изменившихся траекторий определить их энергетические признаки (массу, заряд и т.п.).

3. В представлении чувственным знаком становится слово.

Если в ощущениях и восприятиях язык впечатлений роднит человека с животными, то представление выражено сугубо человеческим языком, чувственным знаком здесь выступает слово. Истоки представления тянутся в первобытную практику, где орудия труда и производственные отношения потребовали социальных знаков.

3.1. Воображение как способность представить предмет при его отсутствии. Ощущения и восприятия всегда привязывают человека к конкретной ситуации, ибо их впечатления вызываются реальными предметами. Слово же, замещая предмет, сохраняет свое значение и при отсутствии самого предмета. Такая особенность социального языка, закрепленная памятью, породила воображение или фантазию. Новоприобретенная способность позволяет оперировать словесными образами независимо от наличной ситуации, проигрывая в уме возможные практические действия. Этой свободе способствовало и содержание знаний в представлении.

3.2. Представить предмет, значит, знать его практические функции. Трудовая деятельность задавала знаниям функциональную направленность. Чтобы использовать предметы в роли орудий труда, нужно было знать их действенные свойства. Кроме того, практические соображения требовали определенной экономии, самое лучшее орудие то, которое одно выполняет множество различных действий. Природное многообразие возможностей подводило под это желание объективную основу. Древние представления рождались в виде сложных образов, отражавших предметы как комплексы практически важных функций. Соответственно у интеллекта главной операцией стал выбор оптимальной операции при разработке плана деятельности. К примеру, вождь племени из гнезда значений, представленного словом «топор», выбирал нужное для будущего действа свойство: средство обработки дерева и земли, инструмент войны, орудие охоты и т.п. Подобным комплексом функций выступал в древнем представлении и сам человек.

3.3. Представление как основа опытной интуиции. Есть множество свидетельств в пользу существования интуиции. Ее обычно противопоставляют логическому мышлению и здесь есть свой резон. Если в теоретическом рассуждении ясно осознаются исходные предпосылки и прослеживаются отдельные ходы мысли, то интуиция характеризуется неосознанным применением знаний и свернуто-разовым действием. Как раз эти признаки и обеспечивает представление. Когда в проблемной ситуации начинается мобилизация нужных знаний в качестве метода, то этот процесс поиска и нахождения протекает в области накопленных опытных представлений бессознательно. Сознание фиксирует только полученный результат и его появление творец переживает как внезапное озарение («инсайт»).

3.4. Научные представления и научная интуиция. С появлением науки представление освоило и эту область. За специально выделенными словами стали закрепляться эмпирические образы исследуемых явлений. Когда зоолог называет бабочку двумя латинскими словами, то тем самым он добивается значительной точности в описании данного объекта. Научное представление играет роль предварительного этапа в формировании исследовательского понятия. Так, при открытии закона гидростатики Архимед сначала вышел на представление о тяжести-легкости и уже затем сформулировал понятие веса тела. Кроме того, научное представление положило начало исследовательскому воображению, когда объект можно изучать в его отсутствие, имея в наличии только наглядную схему. (К примеру, подобной моделью является географическая карта, ее первый вариант с меридианами и параллелями создал в III в. греческий ученый Эратосфен).

Без научных представлений невозможна интуиция ученого. Подтверждением этого может быть открытие структуры бензола. В 1865 г. немецкий  химик Ф. Кекуле задумался над проблемой структурной формулы бензола (С6Н6). Ученый оставил воспоминания о том, как она разрешилась. Как-то вечером, перебрав множество вариантов линейных цепей, Кекуле признал их неудовлетворительными и в таком состоянии задремал у камина. Перед умственным взором побежали причудливые картинки, изображающие сочетания атомов в молекулах. И вдруг линейные связи уступили место змее, которая ухватила свой собственный хвост. Это видение сразу же наложилось на проблему бензола. Ученый проснулся и стал доводить образ замкнутого кольца до структурной формулы. Данный случай интуиции показателен тем, что в жизненном опыте Кекуле отложился факт, имеющий отношение к змеям. В 1847 г. он проходил свидетелем одного судебного дела, где фигурировало кольцо с двумя переплетенными змеями. Сохранившись в памяти, это представление в бессознательном состоянии сна актуализировалось и интуиция превратила его в нужный метод.

III. Основой познания является логическое мышление (рационализм).

Обычно понятие «рационализм» истолковывают путем перевода термина с греческого или латинского языков. Получается следующее значение – утверждение приоритета интеллекта или разума. Но здесь возникает трудность в различении эмпирического опыта и мышления. Если и то, и другое является «интеллектом в действии», то тогда в чем состоит разница? Выход здесь один – нужно отказаться от буквальной и наивной трактовки рационализма, и вместо ее предложить проблемное и современное понимание. Напрашивается вполне очевидное решение: ввести новую противоположность «эмпиризм – рационализм». Их объединяет формула «интеллект  в действии», но у них разные формы действия. Эмпиризм не только утверждает первенство эмпирического опыта, но и указывает на непроблемное применение интеллекта. Предмет задается внешней реальностью и опыт протекает одномоментно, автоматически реализуя старые методы. Рационализм же признает приоритет мышления, предметом которого выступает проблема, сформированная интеллектом «изнутри», и мышление складывается из ряда актов (длительный процесс), где особо выделяется этап поиска нового метода.

1. Существует не только эмпирический опыт, но и эмпирическое мышление.

Эмпирический опыт своеобразен тем, что интеллект в нем действует в виде методов, представленных устойчивыми установками. С последними всегда сопряжены определенные ожидания индивида. Когда внешняя среда задает актуальный стимул, установка на него срабатывает и ощущение / восприятие подтверждают ожидаемое. Когнитивное содержание опыта в основном сводится к привычным стереотипам.

Но вот в нашей жизни возникло что-то неожиданное. Мы ждали одно, а получили совсем другое. Былой автоматизм действия метода уступает место ситуации затруднения. Прошлая бездумность (зачем думать, если все ожидаемо и успешно) меняется на положение размышления («что же случилось?»). И первое, что делает наш интеллект, это оценивание данной ситуации как проблемной. Если речь идет о простом поведении, то содержанием проблемы становится расхождение между наличной целью и отсутствующим средством.

2. Теоретическое мышление есть самостоятельная способность научного познания, преодолевающая все недостатки опыта (научный теоретизм).

Теоретизм – крайняя форма рационализма. Возвышение теоретической мысли здесь происходит за счет умаления познавательных возможностей опыта. Один из приемов состоит в том, что опыт сводится к голой чувственности, лишенной интеллектуального содержания. Впечатления смешиваются чувствами-страстями, которые мешают делу установления истины. Акцентируется внимание на искажающих действиях чувственности (кажимости, иллюзии, фантомы и т.п.). Обязательным условием признания познавательной роли опыта становится контроль со стороны теоретической мысли.

2.1. Опыт лишь завершает то, что подготовило теоретическое мышление ученого. Р. Декарт дал низкую оценку роли чувств в познании. Поскольку чувства часто нас обманывают, то в целом на чувственный опыт как на начало познания положиться нельзя. Сущность человека, заключаются в том, что он есть «мыслящая вещь». Ее основу образуют фундаментальные истины, заложенные Богом в человеческую душу, обнаруженные интеллектуальной интуицией они становятся несомненными началом строго дедуктивного мышления. Его результаты в виде частных выводов двойственны: в математике они как теоремы истинны, в физике же полученные следствия играют роль гипотез, направляющих эксперименты. Ощущения здесь не хаотичны и находятся под контролем мысли. Стало быть, эмпирический опыт может лишь завершать дело теоретического разума.

3. Только теоретическое мышление может познать мировую сущность (философский теоретизм).

Философский теоретизм утверждает теоретическое мышление в качестве способности, не зависящей от эмпирического опыта. Такое положение обосновывается онтологическим различием сущности и явления. Если ощущения и представления фиксируют лишь явления, то теоретическая мысль способна проникнуть в самостоятельную сущность, игнорируя эмпирию.

3.1. Математический и философский разум способны мыслить эйдосы (идеалистический теоретизм). Платон был убежден в том, чувственность и житейский опыт обречены на обладание шатких и обманчивых мнений, ибо они ограничены материальными вещами. Эйдосам причастна только разумная душа, она может открыть в себе их созерцание, если будет мыслить геометрические положения и универсальные философские идеи. Лишь теоретическая мысль достигает вечных эйдосов.

3.2. Глубины материи отражаются теоретическим мышлением (материалистический теоретизм). Материализм многообразен и кроме сенсуализма и эмпиризма предполагает и формы теоретизма.

Атомы и пустота постигаются мыслящим разумом. Античные атомисты полагали, что чувственные «мнения» (вкусы, запахи и т.п.) обусловлены воздействием вещей как хаотичных комплексов, этим объясняется путанная субъективность ощущений. Истинное знание об атомах как малых геометрических телах, их формах движения в пустоте может дать только глубокое размышление философа.

Законы существования материи отражаются научными теориями. Эта форма материализма выражает мировоззрение ряда современных ученых. Линию эмпиризма они отвергают, полагая, что магистральная тенденция развития науки указывает на опережающую активность теоретического разума. Сначала выдвигаются фундаментальные гипотезы, угадывающие глубинные законы природы, и уже на их следствиях строятся эксперименты, обнаруживаются факты. Это весьма близко позиции Р. Декарта, если отвлечься от его идеи Бога.

Основными элементами теоретического мышления выступают понятия и теории. Важно выделить их отличительные черты.

Вопрос 1. В чем заключается своеобразие понятий и теорий?

I. В понятии специальные слова своим значением имеют глубокое знание объекта.

В качестве чувственных знаков здесь выступают слова-термины, их рациональное значение содержит образы глубинных и закономерных свойств объекта. Степень общности понятийного знания выше общности представления, отражающего лишь проявления (явления) сущности. Понятие определяется в форме суждения, которое развертывает его значение. Хотя содержательно понятие и суждение совпадают, в функциональном плане суждение шире понятия, ибо как форма мысли оно способно выражать как понятия, так и представления. «Материя есть сущность объективной реальности» и «материя есть ткань, из которой изготовляют одежду». В первом случае суждение выражает философское понятие, в другом – обыденное и житейское представление, слово же в обоих случаях – одно.

Понятия являются основными элементами теоретической науки и мировоззренческих теорий.

1. Научное понятие.

Его знаковая сторона представлена терминами и искусственной символикой, когнитивное же содержание отражает законы объекта. Когда биолог употребляет термин «ген», то это означает, что он перешел на язык биологических понятий, раскрывающих законы наследственности.

1.1. Понятие науки как обобщение эмпирических абстракций. Для своего возникновения понятия требуют исходное сырье, в этом качестве выступают результаты научно-эмпирического опыта. Речь идет о тех представлениях, которые стали первичными обобщениями чувственных фактов. Продуктами их дальнейшего обобщения становятся абстрактные, то есть узко-глубокие понятия, отражающие сущностные элементы внутренней закономерности. Помощь в этой сложной процедуре нередко оказывают философские понятия. Так, при формировании понятия массы И. Ньютон использовал натурфилософский образ материи как множества атомов. Массу он определил в виде количества атомов, находящихся в объеме тела.

1.2. Научно-теоретический закон как связь понятий и представлений. Предметом теоретической науки выступает глубокая и объективная закономерность. Имея в своем распоряжении несколько эмпирических законов и понятий, ученые пытаются их объединить путем обнаружения скрытой в них общей и необходимой зависимости. Открытие приходит в процессе конструирования гипотез, их критических оценок и непрямой эмпирической проверки. В формулировку теоретического закона входят понятия и научно-эмпирические представления. Если последние выражают чувственные факты (включая количественные величины), то предмет понятий – ненаблюдаемые сущностные «объекты». Так, в современной микрофизике большинство понятий имеет ненаблюдаемые прообразы (квант энергии, спин и т.п.). Но такая черта понятий проявилась уже в классической физике. К примеру, второй закон механики Ньютона связал понятия механической силы и инерционной массы, а также физическое представление об ускорении.

1.3. Научная теория. Наличие отдельных теоретических законов далеко от идеала науки. Ученые стремятся построить системное единство, то есть научную теорию. Законы здесь оцениваются как ведущие и зависимые, что в результате дает иерархическое целое. Примером теории может служить механика Галилея-Ньютона, которая начинается с закона (принципа) инерции, и заканчивается законом всемирного тяготения.

2. Мировоззренческие понятия и теории.

Речь идет о понятиях, выражающих элементы теоретического мировоззрения. Эти мыслительные формы представлены специальными словами и символами, несущими глубокие духовно-ценностные образы, связанные, как правило, со сверхэмпирическими сущностями. Оперирование такими понятиями дает мировоззренческое мышление, процедуры которого (трансцендирование, спекулятивное абстрагирование, мистическая медитация и т.п.) разительно отличаются от приемов научного мышления. У мировоззренческих понятий в отличие от научных теорий связь с эмпирическим опытом является непрямой, нежесткой и необязательной. Мировоззренческие понятия не требуют систематической и регулярной проверки практикой, С каждым видом теоретического мировоззрения сопряжены свои понятия.

2.1. Теологические понятия и доктрины. Они являются элементами теоретической религии. Их языковыми формами выступают слова, взятые из «священного писания» данной религии: «Бог», «сотворение», «грех», «спасение» и т.п. Смысловым образы теологических понятия отличаются от обыденных религиозных представлений глубинной и рационально-логической разработанностью. Так, в христианской и мусульманской теологиях выделен ряд атрибутов Бога: всеведущая мудрость, всемогущество, вечность, абсолютность, личностное начало и т.п. На этом уровне привлекаются и философские категории. Каждое теологическое учение (о Боге, человеке, природном мире и т.д.) строится как логически связное целое с элементами теоретического обоснования. Все доктрины образуют некую систему понятий.

2.2. Философские категории и концепции. Господствовавшие в ранней философии философемы стали уступать место категориям. Если первые сохраняли связь с эмпирическим опытом и его наглядными представлениями («Вода» и т.п.), то высокая абстрактность вторых сделала их понятийным знанием, лишенным наглядных прообразов. Допустим, демокритовские атомы не только не фиксируются чувствами, но и являются решением чисто умопостигаемой проблемы («Может ли сущность делиться бесконечно?»). Категория атома спекулятивна, то есть является продуктом чисто философской мысли, создающей внеэмпирический опыт осмысления трансцендентных сущностей. Из нескольких категорий, взятых в смысловых связях, складывается цельное учение, или философская концепция (атомизм, учение об эйдосах и т.п.). Своим системным единством она аналогична научной теории.

IV. Познание есть единство чувственности, эмпирического и теоретического мышления (идея гармонического союза способностей).

Данное решение сложилось в философии XX в. Оно учитывает опыт односторонних преувеличений сенсуализма, эмпиризма, рационализма и теоретизма. В ряде влиятельных направлений современной гносеологии реализуется программа осмысления единства всех познавательных сил человека.

1. Наука как непрерывный диалог эмпирии и теории.

Философское осознание науки показало, что данный феномен является одной из высших форм творчества, где требуется весь спектр человеческих сил.

1.1. От живого созерцания к абстрактному мышлению и затем к практике – таков диалектический путь познания (гносеология диалектического материализма). При некоторой наивности эта ленинская формула угадала перспективное направление развития современной эпистемологии. В рамках диалектического материализма «живое созерцание» было истолковано в виде эмпирической отражательной ступени, которая в сути своей совпадает с практическим познанием. «Абстрактное мышление» было понято в качестве теоретического уровня познания. В целом утверждена модель попеременных циклических переходов от эмпирии к теории и обратно. Налицо диалектическая связь двух ступеней.

1.2. Эмпирия всегда «нагружена» теорией, теория проверяется эмпирией (постпозитивизм). Радикальный «логический эмпиризм» неопозитивизма со временем под влиянием внешней критики рухнул. На его обломках вырос постпозитивизм, представители которого уже признали взаимодействие эмпирического опыта и теоретических форм познания. Чистая эмпирия в науке невозможна, ибо все процедуры с фактуальными утверждениями и эмпирическими обобщениями пронизаны теоретическими соображениями. С другой стороны, производство теоретических гипотез контролируется эмпирическим опытом, который подтверждает и фальсифицирует теории, способствуя их развитию.

1.3. Концептуальная интуиция превращает старую эмпирию в теоретическую гипотезу, дедуктивная логика проверяет гипотезу новой эмпирией (методология А. Эйнштейна). Выдающиеся ученые-теоретики XX в. продолжали традицию переосмысления теории познания в свете новых тенденций развития науки. Одним из них был А. Эйнштейн. Размышляя над опытом научного творчества, он пришел к важным и интересным выводам. Нужно признать, что не существует никакого логического пути (включая индукцию), ведущего от эмпирических представлений к теоретическим гипотезам, что является самым сложным. Здесь ученому помогает только концептуальная интуиция, позволяющая выдвинуть фундаментальную догадку, которая лишь «навевается» эмпирией. Сам Эйнштейн владел такой интуицией. Она помогла ему в ряде ситуаций, в том числе тогда, когда он вместо традиционных попыток объяснения факта равенства значений инертной и гравитационной масс превратил его в исходный постулат. Это позволило заложить основы общей теории относительности. Что же касается дальнейшей судьбы гипотезы, то Эйнштейн тут согласен с Р. Декартом и постпозитивистами. Она превращается в достоверную теорию дедуктивной логикой.

Итак, как наука, так и мировоззрение стремятся наладить динамическую взаимосвязь эмпирического опыта и теоретической мысли.

Задания и притчи

В древней Индии трех слепых попросили дотронутся до слона и определить, что это за предмет. Один ощупал ногу и признал в ней дерево, другой ощупал хобот и оценил его как змею, третий наощупь представил ухо опахалом. Какую гносеологическую позицию характеризует эта притча?

Однажды Ж.Ж. Руссо и Д. Дидро прогуливались по берегу озера. И вот Руссо сказал: «С этого места я раз десять собирался броситься в воду, чтобы покончить с собой». Дидро спросил: «Что же Вас удержало?». Руссо: «Каждый раз я пробовал воду рукой и мне казалось, что она слишком холодна». Какое гносеологическое учение «спасло» Руссо?

На экзамене студент-медик вытянул билет с вопросом: «Какими средствами можно вызвать у больного испарину?». Студент назвал профессору основные потогонные средства, но тот требует продолжить список. Студент из глубин памяти вызвал еще пару. Профессор говорит, что все названное еще не подействовало на больного. Что еще? Тут студента самого ударило в пот и он заявил: «Этого больного я доставлю на экзамен и он наверняка вспотеет».

Дерсу Узала: «Глаза есть, а гляди – нету» (В.К. Арсеньев. По Уссурийскому краю). Г. Гейне, немецкий поэт XIX века: «Каждый век, приобретая новые теории, приобретает и новые глаза». Какой философский смысл может объединить эти два суждения?

К.А. Гельвеций (XVIII в.): «Судить – значит, ощущать». Г.В. Лейбниц: «В эксперименте и доказательстве правит разум». Какие противоположные принципы исповедовали эти авторы?

Литература

Гайденко, П.П. Проблема рациональности на исходе XX века [Текст] / П.П. Гайденко // Вопросы философии. – 1997. – № 6.

Дьюи, Дж. Психология и педагогика мышления [Текст] / Дж. Дьюи. – М., 1997.

Лекторский, В.А. Эпистемология классическая и неклассическая [Текст] / В.А. Лекторский. – М., 2001.

Юлов, В.Ф. Мышление в контексте сознания [Текст] /В.Ф. Юлов. – М., 2005.