• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

Тема 1. Познаваемость мира и истина

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 

Для соотнесения знания с объектом как предметом познания используются понятия «истина» и «заблуждение». Еще Аристотель предложил: если содержание некоего образа соответствует объекту, то он является истинным, или истиной. Случай несоответствия можно оценить как заблуждение. Конечно, кроме теории корреспонденции (соответствия) есть и другие, о них разговор пойдет дальше, но она лучше всего подходит для исходного и рабочего варианта в силу своей простоты и очевидности.

В качестве объекта познания явления и сущности неравноценны. Если первое относительно легко доступно субъекту в силу своего внешнего бытия («истины фактов»), то второе для познания, выступает трудным и сложным объектом. Это различие породило классическую проблему гносеологии.

ПРОБЛЕМА:       Познаваема ли сущность мира? Способен ли человек получить истинное знание сущности?

1. Мировая сущность познаваема, человек может приобретать фундаментальные истины (гносеологический оптимизм).

Данное положительное решение объединяет разные направления на основе идеи некоторой общности субъекта с сущностью.

1.1. Человеческая душа познает Бога (религиозно-философский оптимизм). Если Бог сотворил человека по своему образу и подобию, то у субъекта нет принципиальных преград для познания. Тварный мир для него безусловно «прозрачен», богопознание же при всей своей трудности возможно в силу глубокого родства божественного духа и души. Как представитель греческой патристики Григорий Нисский подчеркивал: «Мера того, насколько вы способны познать Бога, в вас самих». Только верующая душа может привести часть к Целому. Вот почему верующий в Бога не может не быть оптимистом, его душа стремится уподобиться Богу как наивысшей Истине. Так заявляли Августин и Фома Аквинский (теология, признающая полноценное богопознание, называется катафатической, греч. kataphatos – утвердительный).

1.2. Разум человека способен постичь мировое сознание (объективно-идеалистический оптимизм). Здесь главный субъект – человеческий разум, который существует как проявление универсального разума. Единая основа для познания тут налицо.

Разум припоминает былые созерцания эйдосов. Согласно Платону, разумная душа и эйдосы имеют много общего. Они существуют вечно, в определенные периоды своего бытия душа непосредственно созерцает эйдосы в Гиперурании. На стадии земной жизни разум способен по чувственным образам припоминать эйдосы и через математику, философию восстанавливать рациональные истины.

Абсолютная идея познает себя через разум человечества. Такой вариант предложен Гегелем. Человеческое мышление есть одна из конечных форм развития мировой идеи как абсолютного субъекта. Вот почему не существует препятствий для поэтапного отождествления субъективной и частичной мысли с объективным и богатым мышлением. Гегель здесь указывает на принцип тождества мышления и бытия.

1.3. Познание есть истинное отражение материи (материалистический оптимизм). Такая убежденность материалистов зиждется на том представлении, что человек является продуктом развития материи. Его сознание выступает высшей формой отражения, поэтому радикальных барьеров на пути становления истины не существует. Субъект отражает не только факты-явления, но и законы бытия материальной действительности. В знаниях пребывает истина как точное соответствие идеальных образов природным и социальным объектам.

2. Сущность универсума непознаваема, фундаментальные истины об объекте невозможны (познавательным пессимизм – агностицизм).

Налицо четкий отрицательный ответ. Агностики выдвигают на первый план сложности установления связи между субъектом и объектом. Из этих трудностей они делают вывод о недоступности последнего.

2.1. Человек не способен познать Бога (апофатическое богословие). Основы апофатики (греч. apophatikos – отрицательный) разработал Дионисий Ареопагит (V в.). Его аргументация сводилась к показу несоразмерности Бога и познавательных возможностей человека. Любые свойства, которые субъект берет из земного мира и приписывает Богу,  не покрывают его сущность, ибо Он превосходит все и вся. Познать Бога, значит, познать то, что выше всякого понимания. Слово и свет разума здесь бессильны, лучше всего подходит молчание и таинственный мрак. В дальнейшем некоторые религиозные мыслители включали в свои доктрины элементы апофатики (Николай Кузанский и другие).

2.2. Дао ускользает от познающего мудреца (мистический агностицизм). В даосизме также признается непреодолимая противоположность Дао и человека. Если последний всегда отличается определенностью и конечностью, то Дао неопределенно и всеобъемлюще, оно изменчиво и постоянно. Такой абсолют не поддается мысли и слову, его нельзя разложить по полочкам таблиц-гексаграмм. Мудрый может лишь в тишине безмолвия признать свое бессилие перед тайной мирового Пути.

2.3. Объективные ноумены непознаваемы, они – «вещь в себе» (кантианский агностицизм). В Европе Нового времени агностицизм предстал в форме философии И. Канта. Он полагал, что независимо от человека и его способностей существует объективный мир в виде множества ноуменов. Мы о нем можем знать лишь то, что он пребывает самостоятельно, «сам по себе» и в этом признании объективной реальности Кант един с религиозными философами, объективными идеалистами и материалистами. Однако в онтологическом плане его нельзя отнести ни к одному направлению, так как мыслитель не уточняет характера объективности. По мнению Канта, эта неопределенность обусловлена принципиальной непознаваемостью ноумена, он всегда закрыт для исследователя как «вещь в себе». Ноумен «мыслится» в виде объективного нечто, но не познается, ибо здесь требуется связь чувственности с рассудком, а она в случае ноумена невозможна. Человек познает лишь феномены как проявления ноумена в отношении к субъекту. Проекция сущности на чувственность дает чувственное содержание рассудка. Такая структурная связь для ноумена невозможна, за границы чувственности субъект ступить не способен.

2.4. Человеку доступна лишь «искусственная реальность», естественный же мир непознаваем. Эту идею выдвинул лидер «нового рационализма», французский философ Г. Башляр (1884-1962). Отличие человека от других существ заключается в созидании новой реальности – техники и общественной культуры. Все это творится путем опредмечивания рациональных замыслов-проектов. Такую искусственную и упорядоченную среду человек способен познать. Первозданная же природа в своей неисчерпаемой сложно­сти и хитросплетениях случаев остается непонятной. В сути Башляр солида­рен с Кантом, согласно которому, человек познает лишь то (явления), куда сам внес априорный порядок. Ноумен же, или объективная естественность непознаваемы.

3. Познание мира сомнительно, истину трудно отличить от заблуждения (гносеологический скептицизм).

Если на вопрос о познании оптимизм отвечает однозначным «да» и агностицизм – четким «нет», то скептицизм уходит от определенного ответа: ни – да, ни – нет.

3.1. Состояние ищущего сомнения предпочтительнее иллюзии окончательных ответов. Такова позиция античных скептиков. Пиррон и его последователи (Энезидем, Секст Эмпирик) выдвинули 15 тропов (греч. trope –поворот, направление), то есть аргументов в пользу познавательного сомнения. Их можно разделить на две группы.

Тропы, указывающие на сложность объекта: 1) все вещи непостоянны и смешиваются друг с другом; 2) одни и те же предметы кажутся различными в зависимости от положения и расстояния до наблюдателя; 3) все вещи взаимосвязаны и влияют друг на друга (тело в воде и в воздухе); 4) одни явления встречаются часто, другие редко; 5) одни и те же предметы кажутся различными в зависимости от величины и структуры (куча песка податлива, песчинки жесткие). Тропы, объединенные сложностью отношения субъекта к объекту. Недостатки чувственного познания: 1) Живые существа имеют разное устройство чувств. 2) У людей тела и души различные. 3) В индивиде действуют различные органы чувств. 4) Телесные и душевные состояния человека изменчивы (здоровье – болезнь). 5) Представители разных народов одно и то же воспринимают по-своему. Ущербность мышления: 1) Всякое суждение ограничивает мысль. 2) Каждому обоснованному утверждению можно найти противоположное с должными доводами. 3) Любое доказательство удаляется в бесконечность. 4) Все доказательства, строятся на недоказанных началах. 5) Многие доказательства вращаются по кругу.

Учитывая эти доводы, древние скептики призывали воздержаться определенных (истинных или ложных) суждений об объекте. Познавательная ситуация всегда запутанна, истина и заблуждение неразличимы, стало быть, необходимо пребывать в процессе непрерывного сомнения.

3.2. Все сомнительно, кроме чувственного опыта. Такова позиция Д. Юма. Он провел субъективистскую ревизию всех видов человеческого познания. Если причинность зиждется на привычке человека, то надо сохранить регистрацию чувственных фактов и отбросить конструирование сомнительных «научных законов». Математика как царство чистой мысли правомерна, ибо устанавливает отношения между «идеями» вне опыта, на основе принципа непротиворечия. Другим несомненным является лишь то, что зиждется на чувствах: нравственность – на моральных чувствах, эстетика – на вкусах, религия – на чувстве веры. Все остальное здание абстракций о боге, субстанциях и т.п. подлежит критическому сомнению, ибо чувственный опыт не может дать им строгой всеобщности и необходимости как обязательных признаков истины.

Если существуют внешние источники истины, то правомерен вопрос о способе ее получения. По большому счету здесь возможны лишь два противоположных способа: а) открытие без преобразовании и б) изобретение в форме трансформации внешнего во внутреннее достояние человека.

ПРОБЛЕМА:       Каким способом человек получает истину: она открывается или изобретается?

I. Суть истины состоит в ее открытости

Данное решение поддерживает ряд философских школ.

1. Внешняя истина-сущность открывается познающему человеку.

Здесь признается объективное бытие некоей Истины, совпадающей с сущностью. Мыслители по-разному трактуют условия, которые способствуют открытию такой истины человеку.

1.1. Бог – Истина открывается верующему человеку. Это положе­ние объединяет мировые религии и соответствующие религиозно-философские учения. Мыслители лишь своеобразно понимают познавательный характер веры.

Любовь Бога открывает человеку свет Истины. Согласно Августину, человеческое познание происходит на основе любви. Главной является божественная любовь, но и человек должен любить Бога, стремиться к нему и наслаждаться его творениями. Если такое встречное объединение есть. Истина и Свет озаряют душу человека: «Любовь есть то, что тебе открыто».

Живая и разумная Истина переходит в человека. Такова позиция П. Флоренского (1882-1937). Он также исходит из идеи  познания – любви, но придает ей оригинальные оттенки. Как Истина Бог есть вечно живое начало, отрицающее статическую изоляцию. Вот почему Истина входит в разум верующего человека, однако это вхождение не одномоментно. Тварность и греховность обусловливает у нас наличие множества истин, «осколков Истины», достижение цельной божественной истины требует духовных усилий.

2. Познающий человек должен быть открыт объективной сущности.

На такой открытости настаивали древние философы. В качестве главного условия открытости выдвигалось освобождение человеческой души (сознания) от материальных зависимостей.

2.1. Познающий стремится открыть себя мировому сознанию. Для объективного идеалиста открытость сводится к устранению препятствий на пути вхождения абсолютного разума в ум человека.

Совершенная душа йога отождествляется с чистым Брахманом-Атманом. Брахманистская философия ориентируется на освобождение человека от сансары. Для этого нужно добиться отрешенности от телесных потребностей в вещах посредством недеяния и психофизиологических упражнений. Медитация завершает устранение всех привязанностей к «нечистому», мудрец-праведник освобождается от всего материального, подобно тому как олень сбрасывает рога. Только в этой ситуации Брахман начинает обитать в душе и она, лишенная всех чувств и образов, растворяется в великом океане Духа. Нирвана выражает состояние высшего познания, где душа совпадает с Абсолютом. 

3. Материя открывается человеку посредством отражения.

Принцип отражения сложился не только в недрах древнего материализма. Достаточно указать на Аристотеля, который предложил теорию корреспонденции, где соответствие истины предмету родственно отражению. Однако основные идейные метафоры – «отпечатки на воске», «письмена на бумаге», «зеркало» – разработали материалисты. Отражение здесь представлено естественным способом познавательного открытия любого материального объекта. Но чтобы отражение было истинным, субъект должен обрести некое состояние пассивности, нужное для проявления активности материи. Таково главное требование всего домарксистского материализма.

II. Человек творит истины.

Такое решение выводит на первый план субъекта с его активностью. Познание здесь предстает в виде процесса, включающего разнообразные действия человека.

1. Истинное знание объекта формируется человеческими способностями. Данный вариант предполагает существование внешнего объекта. Познание как получение знания об объекте трактуется в виде сложного процесса различных преобразований субъекта.

1.1. Объект преобразуется в ощущения, а они – в истинные понятия. Идея двойной трансформации объединяет многие философские течения и школы. Первое преобразование выражает переход объекта в первичное познавательное состояние субъекта, второе объединяет все изменения внутри сознания.

Вещи порождают ощущения, их преобразование в понятия дает истинное познание форм. Аристотель полагал, что объектом познания выступают вещи как единства форм и материального содержания. Воздействие вещи на чувственную душу вызывает ощущения, в этих образах форма содержится потенциально, ибо она смешана с чувственной материей. Мышление стягивает формы из многих ощущений, отвлекаясь от их конкретного и частного содержания и выделяет (актуализирует) чистую форму в виде понятия.

1.2. Истинное знание возникает в ходе решения проблем. Здесь в начале предполагается формирование проблемы как такового знания, которое содержит в себе некие дефекты, представляя тем самым объект. Истинный ответ формируется путем устранения когнитивного изъяна. Если это была логическая несвязность, то решение устанавливает должную связь.

Истина рождается в диалектике вопросов и ответов. Свою позицию Сократ разъяснял: следующим образом: «Я знаю, что я ничего не знаю». Кроме игровой иронии это означало, что изначально и в готовом виде истина существовать не может, как и все живое, она должна родиться в процессе особого, диалогического мышления. Ставя собеседнику нацеленные вопросы, Сократ создавал нужную проблемную ситуацию. Если собеседник высказывал свое мнение по заданной теме, то последовательностью вопросов и ответов Сократ показывал его неполноту, противоречивость и тем самым опровергал мнение как ложное. В конце концов вопросно-ответный метод приводил к трудному рождению истины.

Постановка проблемы, выдвижение гипотез и их опровержение приближают ученых к истине. Это суждение выражает точку зрения К. Поппера. По его мнению, все виды познания своим началом имеют проблемы, особенно это видно в науке. Проблема заключается в противоречии между теорией и фактом, или между одним теоретическим положением и другим. На основе некоторых знаний выдвигаются теоретические гипотезы, из них выводятся следствия как предсказания фактов, которые проверяются в эмпирическом опыте. И через это идет критическое опровержение гипотез. Полученная теория сравнивается со старой теорией того же тематического круга. Если она более информативна и лучше соотносится с фактами, то эта теория как более правдоподобная, чем старая теория, стала новым приближением к истине.

2. Истины изобретаются человеком. Такой вариант исключает объект и ограничивается исключительно сферой субъекта. Субъективизм здесь очевиден.

2.1. Истина формируется свободной активностью Я. Основания своей философии И.Г. Фихте вывел из построений И. Канта. Устранение ноумена дало радикальный субъективный активизм. За основу была взята Я как свободная человеческая активность, которая в форме интеллектуального созерцания полагает себя, а затем внутри себя полагает не-Я. Сила воображения Я бессознательно творит объекты как некий материал, требующий осознания. Познание возникает в виде процесса осознания объектов, где следуют этапы чувственного созерцания и рассудочной мысли. Истина выступает мерой соответствия знаний объектам и все это внутри бесконечной деятельности субъекта (Я).

2.2. Истина выражает приспособление теорий к ощущениям и является продуктом экономного мышления. У познания Э. Мах выделял биологическую функцию приспособления человека к окружающей среде. Если ее содержанием выступают различные ощущения, то знание ценно лишь в том отношении, что оно дает успешную ориентацию в мире чувственных форм. Когда речь идет о науке, то ее цель – всемерное расширение чувственного опыта путем создания теорий. Все многообразие фактов-опущений ученые описать не могут и поэтому они стремятся к своеобразной экономии мышления, создавая гипотезы и теории. Последние возникают в виде общих и универсальных утверждений, концентрирующих открытые и неоткрытые (возможные) факты. У теоретических гипотез такого объективного прообраза как законы природы нет, они субъективны в том плане, что экономят усилия ученых иметь дело с неисчерпаемой областью ощущений и ускоряют научные опыты. Истинность теории состоит в ее максимальной экономии мыслительной энергии в отношении чувственных фактов.

2.3. Истина – продукт соглашения людей (конвенционализм). Как таковой конвенционализм (лат. conventio – договор, соглашение) является одной из форм субъективизма, потому что конвенция не зависит от объективной реальности и определяется совокупной деятельностью людей, которые вырабатывают единое мнение. Одна из форм конвенционализма представлена в гносеологии.

Все научные теории конвенциональны. Такое радикальное утверждение выдвинул французский философ Э. Леруа (1870-1954). Он исходил из принципа произвольной активности познающего человека. Ученые конструируют факты посредством теоретических понятий, поэтому сами теории не могут испытывать объективной детерминации со стороны фактов. Теоретические законы формируются в сообществе ученых в виде произвольных положений, которые признаются в качестве общих договоренностей и с этого времени они становятся обязательными правилами. Это подобно тому, как люди некогда изобрели правила некоторых карточных игр и следуют им до сих пор.

Лишь некоторые утверждения науки конвенциональны. Таков умеренный конвенционализм французского ученого и философа А. Пуанкаре (1854-1912). Критикуя широкий субъективизм Леруа, он указал на объективную основу науки в виде фактов природы. Если эти факты задаются реальностью, то научные факты создаются учеными в связи с первыми. В опыте возникают конвенции ученых по поводу выбора оптимальных единиц измерения и языка описания, но в целом и в содержательном плане произвол ученых здесь исключен. Другое дело – теоретическая математика, где отсутствует давление опытных фактов. Аксиомы и постулаты арифметики, геометрии являются продуктом научной интуиции и тут элемент конвенции весьма значителен. Выбор исходных позиций и, стало быть, теорий (геометрия Евклида или не-евклидовские геометрии) определяется не характером их истинности, а условными соображениями логики и целевой ориентации.

Характеризуя знание в отношении объекта, истина обретает какие-то собственные черты. Их обсуждение и осмысление дало свою тематику.

ПРОБЛЕМА:       Какие типичные признаки выражают бытие истины?

Поскольку свойств истины несколько, то имеет смысл распределить их в некоторые последовательности. На первое место можно выдвинуть соотношение объективного и субъективного.

Вопрос 1. Как сочетаются в истине объективность и субъективность?

1. Истина объективна, ибо зависит от объективного источника. Большинство философских направлений с развитой онтологией разделяет данное решение, различие позиций определяется трактовкой объекта-сущности.

1.1. Бог-Истина передает отпечаток своей высшей объективности религиозным истинам человека. Точка зрения религиозных философов достаточно прозрачна. Если Бог существует как объективная истина, то этот бытийственный характер не может не проявиться в душе человека. Истины религиозной веры пришли в душу свыше и если брать христианство, то они внушены Богом-Логосом и Святым Духом. Человек здесь выступает как носитель бесценного дара и не в его воле как-то изменить дарованное. Об этом писали отцы церкви и убедительные истолкования дали русские православные мыслители.

1.2. Человеческие истины определяются объективным разумом. Этот вывод принадлежит объективным идеалистам, их мнения отличаются лишь пониманием способа определения. Согласно Платону, знания, которые припоминает разумная дупла, являются продуктами непосредственного созерцания эйдосов и в силу этого они несут объективное содержание. У Гегеля абсолютная идея выступает на ступени появления человека субъектом познания и ее самопознание не может быть отличным от объективного. Истины человеческого разума суть результаты его отождествления с объективной логикой идеи.

1.3. Истины как адекватные образы материи. В материализме гарантом объективности истины является процесс познавательного отражения. Как объективная реальность материя воспроизводится в сознании человека в виде идеальных образов. Одни из них деформированы, это – заблуждения, другие дают адекватные (лат. adaequatus – приравненный), то есть неискаженные копии объекта. В последнем случае речь идет об истине, содержание которой объективно, ибо оно определено не человеком, а материальным объектом.

2. Истина субъективна, так как ее содержание определяется человеком.

Налицо позиция субъективизма, где активность познающего человека выступает источником истины. Там, где обсуждался тезис «истины изобретаются человеком», речь шла о субъективистских трактовках. Фихте, Мах, Леруа являются их авторами, варианты отличаются лишь способом творчества.

3. Истина субъективна по форме и объективна по содержанию. Данная формула уточняет принцип объективности: содержание истины объективно, оно точно воспроизводит внешний мир и его сущность. Но к чему сводится субъективная форма истины? Здесь открывается поле для разных трактовок.

3.1. Необходимы субъективные условия для получения объективной истины. Здесь предполагается определенное состояние человека, делающее возможным появление истины, содержание которой не зависит ни от индивида, ни от человечества.

От человека требуется вера и любовь к Богу. Эти субъективные условия обязательны для того, чтобы в душу пришла божественная истина. Она освещает далеко не все души, исключением являются те, где поселился атеистический скепсис и неверие. Дорогу к Богу может осилить только идущий к нему.

Истина Дао предполагает в человеке «естественность». Даос Сюнь-цзы дал характеристику трех основных условий естественности: а) «сосредоточенность», то есть глубокое внимание, необходимое для появления: истины, б) «пустота», то есть накопленные знания не должны мешать образованию новой истины; в) «покой» – исключение практических забот и интересов в данное время. Эти три условия делают познающее сердце естественным, в таком состоянии оно подобно воде в миске, где все видно, и Дао как истина обязательно здесь появится.

Практическая активность как условие обретения истины. Основоположники марксизма критиковали пассивизм, считая, что лишь преобразование природы и общества ведет к объективной истине. Даже философская истина требует от мыслителя участия в революционной деятельности. Принцип единства философии и практики подтверждается образом жизни К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина.

3.2. Объективная истина имеет субъективный способ существования. Если не учитывать знания животных, где есть свои истины, то истины тесно связаны с человеком. Включенные в ткань жизни они рождаются, развиваются и отмирают. Если истину объективировать в знаках социального языка, то вне человека она становится мертвой информацией. Существует множество состояний, в которых представлены различные эмоционально-ценностные отношения субъекта к истине: «любовь к истине», «правда и справедливость истины» и т.п. Все это говорит о глубокой укорененности истины в жизни человека.

Участвует ли истина во всеобщем потоке изменений. Осмысление этого вопроса выводит на такие свойства как: устойчивость и развитие, относительность и абсолютность. Последние признаки требуют рабочих определений. Под относительным будем понимать нечто частичное и непотное, абсолютное как его противоположность станет выражением полноты.

Вопрос 2. Каким образом в истине соотносится устойчивое и изменчивое, относительное и абсолютное?

1. Человек способен обладать только относительными истинами (релятивизм).

Гносеологический релятивизм (лат. relativus – относительный) является одной из форм субъективизма. Преувеличение относительности вытекает из признания определяющей роли познающего субъекта и такой его способности как сомнение. В поле осознания релятивиста попадают, прежде всего, непрерывная изменчивость состояний, интересов и целей человека. Эта динамика переносится на результаты познания, в отношении которых начинает господствовать всеобщий пересмотр истин. Релятивизм может привлекать и объективные аргументы, но он всегда утверждает изменчивость истины. Его крайние разновидности способны смешивать истину с заблуждением.

1.1. Мировой поток перемен и человек делают истины частичными, множественными и изменчивыми (античный релятивизм). Попытки обоснования релятивизма на объективных доводах сделал Кратил (ученик Гераклита). Подчеркивая всеобщую изменчивость мира без состояний покоя, ом выводил отсюда непрерывную текучесть знаний, выразить которую невозможно словами.

Другой способ осмысления релятивизма предложил софист Протагор. Главной мерой оценки знаний и истины у него стал человек. Подвергнув критике свод традиционных истин, он подчеркнул наличие индивидуальных и групповых различий людей. Отсюда вытекала невозможность общих и единых для всех истин. Каждое мнение любого человека оказывается по-своему истинным, тем более, если его можно обосновывать противоположными аргументами.

1.2. Все научные истины относительны, они рождаются и умирают (научный релятивизм). Во второй половине ХIХ в. возник релятивизм, связанный с наукой. Его типичным выразителем стал Э. Мах. Через призму своего субъективизма он оценил научные революции в естествознании. В древней науке господствовала философия, давшая ряд натурфилософских идей, в Средние века ее сменила религия. В Новое время наука стала освобождаться от засилья мировоззрения, но внутри ее развернулась смена картин: механистические теории начали уступать немеханистическим концепциям. Вывод Маха: наука напоминает собой кладбище, где рождение новой истины означает смерть старых теоретических истин. Между знаниями нет преемственной связи, ибо господствуют радикальные ломки, определяемые сменой фактов, ученых и научных школ.

2. В человеческом познании существует абсолютная истина (догматизм).

Гносеологический догматизм предполагает следующие значения: а) существуют истины, которые со временем не меняются; б) есть истины, вечность которых утверждаются верой в высшие ценности. Эти два смысла и составляют содержание абсолютной истины, являющейся противоположностью относительной истины.

2.1. Вечные истины. В природе существует множество фактов и законов, которые демонстрируют удивительную устойчивость и однообразие. Когда человек фиксирует такие регулярности, то это знание становится «вечными истинами». К ним можно отнести физические мировые постоянные (коэффициенты гравитации, скорость света в вакууме и т.п.), закон сохранения энергии и т.д.

Другим видом вечных истин можно считать констатации фактов человеческой истории. Если произошло какое-то единичное событие, то фактуальное знание о нем приобретает характер незыблемой вечности. К примеру, «В 399 г. до н.э. в Афинах был казнен Сократ». Подобные истины малоинформативны, но на них лежит печать вечности и в этом смысле  – абсолютности.

2.2. Истины веры абсолютны и догматичны (религиозный догматизм). Абсолютной истиной в смысле всеполноты знания здесь выступает Бог. В человеческой душе абсолютное может быть только в значении причастности к божественной мудрости и неизменной вечности полученных истин. Их источник – священное писание, истолкование которого обернулось религиозными догматами.

3. Развитие относительных истин дает абсолютную истину как процесс (диалектика).

Диалектические мыслители признали, что в качестве завершенного результата абсолютная истина невозможна. Она может существовать только в динамике обогащения относительных истин.

3.1. Абсолютная истина достигается движением относительных истин от абстрактного к конкретному. Гегель полагал, что самопознание абсолютной идеи через человека развертывается от абстракции, то есть простых и бедных содержанием знаний к конкретному, то есть к сложным и богатым образованиям. Роль абстрактных ступеней и взяли на себя относительные истины, начало которым положило искусство с чувственными образами. К нему добавилась религия с неглубокими представлениями веры. Затем пришел черед науки с ее теоретическими истинами. И все это многообразие синтезировала философия, объединив все свои учения в широчайшую систему категорий. Образцом такой системы Гегель считал свою философию как достойную звания абсолютной истины. Здесь он отступил от диалектики в сторону догматизма.

3.2. Абсолютная истина складывается из суммы относительных истин. Эта формула принадлежит В. И. Ленину. Критикуя философию Маха, он должен был что-то противопоставить его релятивизму и догматизм в любом варианте здесь не подходил. Выход из ситуации был найден в виде идеи, указывающей на диалектическую связь двух противоположностей – относительного и абсолютного. Правда, эта диалектика представлена в весьма грубой форме: из относительного «складывается» абсолютное. Но важно другое, абсолютная истина здесь фигурирует не в виде результата, а в форме процесса развития.

3.3. Новая научная теория включает в себя старую теорию в качестве своего частного случая (принцип соответствия). Для современной науки его выдвинул датский физик Н. Бор (1885-1962). Он установил преемственную связь между новой квантовой механикой и старой классической физикой. Если первая является, более общей и более точной теорией, где учитываются кванты (очень малые и неделимые порции энергии, эквивалентные постоянной Планка – h), то вторая теория имеет частный и не совсем точный характер (кванты игнорируются). Квантовая физика как новая и более широкая истина включила в свой состав старые и относительные истины классической физики (механика Галилея-Ньютона, термодинамика, электродинамика Фарадея-Максвелла и т.п.). Бор сформулировал принцип соответствия для науки в целом. Наука развивается так, что новая фундаментальная теория включает в себя старые теории в качестве своих элементов. Это положение совпадает со смыслом ленинской формулы об абсолютной истине, ибо значения слов «включает» и «складывается» близки друг другу.

Для успешной деятельности человеку нужна только истина. Она же всегда связана с заблуждением. Отсюда вытекает проблема критерия (греч. kriterion – средство для суждения) истины, то есть средства, которое способно выделить ее из единого массива знания.

ПРОБЛЕМА:       Какой критерий истины является самым эффективным и универсальным?

1. Чувственность не обманывает человека (сенсуализм – эмпиризм).

1.1. Ощущения истинны своей непосредственной связью с материальными вещами. Таков материалистический сенсуализм Эпикура. Он полагал, что чувства являются критерием истины, ибо дают непосредственные копии вещей. Источником заблуждений выступает мышление, которое теряет связь с предметами и произвольно конструирует вымыслы. В Новое время многие материалисты поддержали позицию Эпикура (Гоббс, Локк, Фейербах и др.).

2. Оценить истину способен лишь рациональный разум (рационализм).

Ставка на силу мысли как критерий истины дала ряд позиций.

2.1. Истинно то, что мыслится непротиворечиво. Уже древние философы в лице элеатов, софистов и других мыслителей широко пользовались принципом непротиворечивости. Если мышление доказывает отсутствие логических противоречий в содержании знания, значит, оно является истиной. Такой подход сохранил свое решающее значение в современной логике, математике и теоретических разделах науки, где добиваются логической взаимосогласованности всех элементов знания.

2.2. Истины ясны и самоочевидны для мыслящего разума. Декарт полагал, что необходимо сомневаться в чувственности, склонной к обману и иллюзиям, и в знаниях, основанных на человеческих авторитетах. Область истины связана только с мышлением. Творя душу, Бог закладывает туда фундаментальные истины и интеллектуальную интуицию, для которой истинно то, что мыслится ясно и отчетливо. Имея всеобщий и необходимый характер, врожденное знание становится принципами дедуктивного мышления. Оно строится по четким правилам метода и дает надежное многообразие выводов, то есть частные истины.

3. Мировоззренческие ценности в качестве критерия истины.

3.1. Высшие истины даны религиозной вере (фидеизм). Для теологии и религиозной философии такая позиция естественна. Чувство и разум могут указать лишь на истины тварного бытия и тем самым способны подвести человека к миру божественному. И здесь единственным критерием становится вера в Творца.

3.2. Истинно то, что красиво (эстетизм). Такой критерий возник в современном естествознании в связи с оценкой гипотез, выраженных в математической форме. Реальный опыт исследования показал, что с большой вероятностью теоретическими истинами становятся те гипотезы, математическая «архитектура» которых отличается гармоническим порядком и другими эстетическими достоинствами. Эстетический критерий обычно применяют на стадии предварительной оценки догадок, главным здесь остается эмпирический опыт.

4. Практика как критерий истины.

В этой стратегии речь идет уже не об отдельных способностях человека, а о деятельности, где сочетаются его разные силы. Практика соединяет материальные усилия и идеальные образы, телесные операции и мышление. Включенность знаний в такую деятельность и позволяет представить ее в качестве критерия, т.е. средства, отличающего истину от заблуждения.  Однако углубленная трактовка строения и роли практики в отношении знания приводит к разным концепциям.

4.1. Истинны те знания, которые полезны для человеческой жизни (прагматизм). Основоположники прагматизма, американские философы – Ч. Пирс, У. Джемс, Д. Дьюи – подчеркивали, что познание и, стало быть, истина несомненны, они обслуживают жизнь людей. Последняя по преимуществу является практической деятельностью, где успешный результат означает наилучшее приспособление к меняющейся среде. Поставив некую цель-проблему, человек ищет средства ее решения и знание становится важным инструментом. Если руководящая идея обеспечивает нужный результат, который всегда очевиден и нагляден, то она – истина, если такого не происходит, мы руководствуемся заблуждением и ошибаемся в практической деятельности. Итак, истина – это полезная мысль, ведущая к успеху.

Прагматизм не занимается анализом соотношения знания и объекта, все ограничено рамками деятельности индивида. Вот почему это направление относят к формам субъективизма.

4.2. Общественная практика устанавливает истины-отражения (марксистская гносеология). Если в прагматизме на первом месте стоит индивидуальная деятельность, то здесь речь идет о широкой социальной деятельности людей. Основные виды такой практики – материальное производство, социальная революция и общественная реформа. В структуру практики входит знание, отражающее не только объекты природы и общества, но и материальные орудия преобразования. Сама теория рассматривается в виде особого инструмента социального действия. Когда проверяемая теория-метод закладывается в идеальный план практики, то производится предсказание ожидаемого результата. Если такой результат появляется, то проверяемое знание истинно, расхождение действительного с ожидаемым указывает на заблуждение.

Как критерий истины практика относительна и абсолютна. Ее относительность состоит в том, что на каждом историческом этапе проверочные возможности социальной практики ограничены. Но поскольку она исторически развивается, эта динамика преодолевает недостаточность и тем самым проявляется абсолютный характер.

5. Научную истину, в конечном счете, удостоверяет эмпирический опыт (научный эмпиризм).

Обнаружение истины в научных знаниях является весьма сложным делом. Если истинность научных фактов более или менее очевидна, то весьма трудно установить адекватность теоретических гипотез. Было предложено следующее: если устанавливается связь теоретической гипотезы с новыми фактами и последние обнаруживаются, то гипотезу можно считать истинной теорией. Такой критерий потребовал ввести понятие научно-эмпирического опыта. Его общим смысловым ядром стало следующее определение: научный опыт есть деятельность ученых по фиксации, объяснению и предсказанию фактов (последнее есть самое важное). Опыт делится на наблюдение и эксперимент, но везде действия ученых с фактами предполагают применение гипотез как вероятных кандидатов на звание истинной теории.

5.1. Истинны те теоретические гипотезы, которые подтверждаются фактами (принцип верификации). Данный принцип разработан неопозитивистами, которые обнаружили феномен связи теоретических понятий с языком наблюдения. Смысл верификации состоит в том, что теорию можно считать истинной, если чувственные факты хотя бы косвенно подтверждают ее. Способ непрямой проверки заключается в поэтапном выведении из общей теоретической гипотезы все более частных следствий вплоть до единичных фактов-ощущений. Если такие факты не только объясняются, но и предсказываются, то это наилучшая верификация абстрактной теории.

5.2. Эмпирический опыт должен не подтверждать гипотезы, а опровергать их (принцип фальсификации). Такую стратегию выдвинул К. Поппер. По его мнению, сила эмпирического опыта заключается не в том, чтобы удостоверять истину, ибо у любой теории найдется тысяча подтверждений, а в том, чтобы обнаруживать редкие отрицательные случаи. Одного контрфакта достаточно, чтобы похоронить гипотезу. Значит надо переориентироваться на поиск ошибочных теорий, ведь и жизненный опыт учит нас не успехами, а неудачами. Чем быстрее ученый найдет факты, опровергающие старую теорию, тем скорее он возьмется за разработку новой гипотезы. Кроме того, фальсификация указывает на границу между научными гипотезами и мировоззренческими догадками, где последние всегда подтверждаются фактами, но не опровергаются ими.

Притчи и задания

Древнегреческая школа киренаиков признавала агностицизм. Их основным доводом было то, что душа не может выйти наружу к познаваемым вещам. Она всегда остается замкнутой в себе, подобно вечно осажденному врагами городу. Какие здесь можно найти контрдоводы?

Согласно древнегреческому мифу, боги покарали царя Мидаса за жадность тем, что к чему бы он ни прикасался, все это становилось золотом. Можно ли интерпретировать этот миф в духе кантовского агностицизма?

Однажды американского писателя М. Твена спросили, какое различие он видит между ошибкой и заблуждением. Ответ был таким: «Если вы возьмете с вешалки чужой шелковый зонт вместо своего бумажного, то это, конечно, ошибка. Но если вместо собственного шелкового вы возьмете чужой бумажный, то это будет заблуждением».

Можно ли Робинзона, проживающего на необитаемом острове, считать примером типичного познающего субъекта?

Способна ли ошибочная теория давать иногда полезный результат? Если вы даете положительный ответ, найдите аргументы и факты.

Литература

Богуславский, В.М. Скептицизм в философии [Текст] / В.М. Богуславский. – М., 1990.

Ильин, В.В. Теория познания. Введения. Общие проблемы [Текст] / В.В. Ильин. – М., 1994.

Лекторский, В.А. Эпистемология классическая и неклассическая [Текст] / В.А. Лекторский. – М., 2001.

Микешина, Л.А. Философия познания. Полемические главы [Текст] / Л.А. Микешина.- М., 2002.

Современные теории познания  [Текст]. – М., 1992.

Хинтикка, Я. Проблема истины в современной философии [Текст] / Я. Хинтикка // Вопросы философии. – 1996. – № 9.

Для соотнесения знания с объектом как предметом познания используются понятия «истина» и «заблуждение». Еще Аристотель предложил: если содержание некоего образа соответствует объекту, то он является истинным, или истиной. Случай несоответствия можно оценить как заблуждение. Конечно, кроме теории корреспонденции (соответствия) есть и другие, о них разговор пойдет дальше, но она лучше всего подходит для исходного и рабочего варианта в силу своей простоты и очевидности.

В качестве объекта познания явления и сущности неравноценны. Если первое относительно легко доступно субъекту в силу своего внешнего бытия («истины фактов»), то второе для познания, выступает трудным и сложным объектом. Это различие породило классическую проблему гносеологии.

ПРОБЛЕМА:       Познаваема ли сущность мира? Способен ли человек получить истинное знание сущности?

1. Мировая сущность познаваема, человек может приобретать фундаментальные истины (гносеологический оптимизм).

Данное положительное решение объединяет разные направления на основе идеи некоторой общности субъекта с сущностью.

1.1. Человеческая душа познает Бога (религиозно-философский оптимизм). Если Бог сотворил человека по своему образу и подобию, то у субъекта нет принципиальных преград для познания. Тварный мир для него безусловно «прозрачен», богопознание же при всей своей трудности возможно в силу глубокого родства божественного духа и души. Как представитель греческой патристики Григорий Нисский подчеркивал: «Мера того, насколько вы способны познать Бога, в вас самих». Только верующая душа может привести часть к Целому. Вот почему верующий в Бога не может не быть оптимистом, его душа стремится уподобиться Богу как наивысшей Истине. Так заявляли Августин и Фома Аквинский (теология, признающая полноценное богопознание, называется катафатической, греч. kataphatos – утвердительный).

1.2. Разум человека способен постичь мировое сознание (объективно-идеалистический оптимизм). Здесь главный субъект – человеческий разум, который существует как проявление универсального разума. Единая основа для познания тут налицо.

Разум припоминает былые созерцания эйдосов. Согласно Платону, разумная душа и эйдосы имеют много общего. Они существуют вечно, в определенные периоды своего бытия душа непосредственно созерцает эйдосы в Гиперурании. На стадии земной жизни разум способен по чувственным образам припоминать эйдосы и через математику, философию восстанавливать рациональные истины.

Абсолютная идея познает себя через разум человечества. Такой вариант предложен Гегелем. Человеческое мышление есть одна из конечных форм развития мировой идеи как абсолютного субъекта. Вот почему не существует препятствий для поэтапного отождествления субъективной и частичной мысли с объективным и богатым мышлением. Гегель здесь указывает на принцип тождества мышления и бытия.

1.3. Познание есть истинное отражение материи (материалистический оптимизм). Такая убежденность материалистов зиждется на том представлении, что человек является продуктом развития материи. Его сознание выступает высшей формой отражения, поэтому радикальных барьеров на пути становления истины не существует. Субъект отражает не только факты-явления, но и законы бытия материальной действительности. В знаниях пребывает истина как точное соответствие идеальных образов природным и социальным объектам.

2. Сущность универсума непознаваема, фундаментальные истины об объекте невозможны (познавательным пессимизм – агностицизм).

Налицо четкий отрицательный ответ. Агностики выдвигают на первый план сложности установления связи между субъектом и объектом. Из этих трудностей они делают вывод о недоступности последнего.

2.1. Человек не способен познать Бога (апофатическое богословие). Основы апофатики (греч. apophatikos – отрицательный) разработал Дионисий Ареопагит (V в.). Его аргументация сводилась к показу несоразмерности Бога и познавательных возможностей человека. Любые свойства, которые субъект берет из земного мира и приписывает Богу,  не покрывают его сущность, ибо Он превосходит все и вся. Познать Бога, значит, познать то, что выше всякого понимания. Слово и свет разума здесь бессильны, лучше всего подходит молчание и таинственный мрак. В дальнейшем некоторые религиозные мыслители включали в свои доктрины элементы апофатики (Николай Кузанский и другие).

2.2. Дао ускользает от познающего мудреца (мистический агностицизм). В даосизме также признается непреодолимая противоположность Дао и человека. Если последний всегда отличается определенностью и конечностью, то Дао неопределенно и всеобъемлюще, оно изменчиво и постоянно. Такой абсолют не поддается мысли и слову, его нельзя разложить по полочкам таблиц-гексаграмм. Мудрый может лишь в тишине безмолвия признать свое бессилие перед тайной мирового Пути.

2.3. Объективные ноумены непознаваемы, они – «вещь в себе» (кантианский агностицизм). В Европе Нового времени агностицизм предстал в форме философии И. Канта. Он полагал, что независимо от человека и его способностей существует объективный мир в виде множества ноуменов. Мы о нем можем знать лишь то, что он пребывает самостоятельно, «сам по себе» и в этом признании объективной реальности Кант един с религиозными философами, объективными идеалистами и материалистами. Однако в онтологическом плане его нельзя отнести ни к одному направлению, так как мыслитель не уточняет характера объективности. По мнению Канта, эта неопределенность обусловлена принципиальной непознаваемостью ноумена, он всегда закрыт для исследователя как «вещь в себе». Ноумен «мыслится» в виде объективного нечто, но не познается, ибо здесь требуется связь чувственности с рассудком, а она в случае ноумена невозможна. Человек познает лишь феномены как проявления ноумена в отношении к субъекту. Проекция сущности на чувственность дает чувственное содержание рассудка. Такая структурная связь для ноумена невозможна, за границы чувственности субъект ступить не способен.

2.4. Человеку доступна лишь «искусственная реальность», естественный же мир непознаваем. Эту идею выдвинул лидер «нового рационализма», французский философ Г. Башляр (1884-1962). Отличие человека от других существ заключается в созидании новой реальности – техники и общественной культуры. Все это творится путем опредмечивания рациональных замыслов-проектов. Такую искусственную и упорядоченную среду человек способен познать. Первозданная же природа в своей неисчерпаемой сложно­сти и хитросплетениях случаев остается непонятной. В сути Башляр солида­рен с Кантом, согласно которому, человек познает лишь то (явления), куда сам внес априорный порядок. Ноумен же, или объективная естественность непознаваемы.

3. Познание мира сомнительно, истину трудно отличить от заблуждения (гносеологический скептицизм).

Если на вопрос о познании оптимизм отвечает однозначным «да» и агностицизм – четким «нет», то скептицизм уходит от определенного ответа: ни – да, ни – нет.

3.1. Состояние ищущего сомнения предпочтительнее иллюзии окончательных ответов. Такова позиция античных скептиков. Пиррон и его последователи (Энезидем, Секст Эмпирик) выдвинули 15 тропов (греч. trope –поворот, направление), то есть аргументов в пользу познавательного сомнения. Их можно разделить на две группы.

Тропы, указывающие на сложность объекта: 1) все вещи непостоянны и смешиваются друг с другом; 2) одни и те же предметы кажутся различными в зависимости от положения и расстояния до наблюдателя; 3) все вещи взаимосвязаны и влияют друг на друга (тело в воде и в воздухе); 4) одни явления встречаются часто, другие редко; 5) одни и те же предметы кажутся различными в зависимости от величины и структуры (куча песка податлива, песчинки жесткие). Тропы, объединенные сложностью отношения субъекта к объекту. Недостатки чувственного познания: 1) Живые существа имеют разное устройство чувств. 2) У людей тела и души различные. 3) В индивиде действуют различные органы чувств. 4) Телесные и душевные состояния человека изменчивы (здоровье – болезнь). 5) Представители разных народов одно и то же воспринимают по-своему. Ущербность мышления: 1) Всякое суждение ограничивает мысль. 2) Каждому обоснованному утверждению можно найти противоположное с должными доводами. 3) Любое доказательство удаляется в бесконечность. 4) Все доказательства, строятся на недоказанных началах. 5) Многие доказательства вращаются по кругу.

Учитывая эти доводы, древние скептики призывали воздержаться определенных (истинных или ложных) суждений об объекте. Познавательная ситуация всегда запутанна, истина и заблуждение неразличимы, стало быть, необходимо пребывать в процессе непрерывного сомнения.

3.2. Все сомнительно, кроме чувственного опыта. Такова позиция Д. Юма. Он провел субъективистскую ревизию всех видов человеческого познания. Если причинность зиждется на привычке человека, то надо сохранить регистрацию чувственных фактов и отбросить конструирование сомнительных «научных законов». Математика как царство чистой мысли правомерна, ибо устанавливает отношения между «идеями» вне опыта, на основе принципа непротиворечия. Другим несомненным является лишь то, что зиждется на чувствах: нравственность – на моральных чувствах, эстетика – на вкусах, религия – на чувстве веры. Все остальное здание абстракций о боге, субстанциях и т.п. подлежит критическому сомнению, ибо чувственный опыт не может дать им строгой всеобщности и необходимости как обязательных признаков истины.

Если существуют внешние источники истины, то правомерен вопрос о способе ее получения. По большому счету здесь возможны лишь два противоположных способа: а) открытие без преобразовании и б) изобретение в форме трансформации внешнего во внутреннее достояние человека.

ПРОБЛЕМА:       Каким способом человек получает истину: она открывается или изобретается?

I. Суть истины состоит в ее открытости

Данное решение поддерживает ряд философских школ.

1. Внешняя истина-сущность открывается познающему человеку.

Здесь признается объективное бытие некоей Истины, совпадающей с сущностью. Мыслители по-разному трактуют условия, которые способствуют открытию такой истины человеку.

1.1. Бог – Истина открывается верующему человеку. Это положе­ние объединяет мировые религии и соответствующие религиозно-философские учения. Мыслители лишь своеобразно понимают познавательный характер веры.

Любовь Бога открывает человеку свет Истины. Согласно Августину, человеческое познание происходит на основе любви. Главной является божественная любовь, но и человек должен любить Бога, стремиться к нему и наслаждаться его творениями. Если такое встречное объединение есть. Истина и Свет озаряют душу человека: «Любовь есть то, что тебе открыто».

Живая и разумная Истина переходит в человека. Такова позиция П. Флоренского (1882-1937). Он также исходит из идеи  познания – любви, но придает ей оригинальные оттенки. Как Истина Бог есть вечно живое начало, отрицающее статическую изоляцию. Вот почему Истина входит в разум верующего человека, однако это вхождение не одномоментно. Тварность и греховность обусловливает у нас наличие множества истин, «осколков Истины», достижение цельной божественной истины требует духовных усилий.

2. Познающий человек должен быть открыт объективной сущности.

На такой открытости настаивали древние философы. В качестве главного условия открытости выдвигалось освобождение человеческой души (сознания) от материальных зависимостей.

2.1. Познающий стремится открыть себя мировому сознанию. Для объективного идеалиста открытость сводится к устранению препятствий на пути вхождения абсолютного разума в ум человека.

Совершенная душа йога отождествляется с чистым Брахманом-Атманом. Брахманистская философия ориентируется на освобождение человека от сансары. Для этого нужно добиться отрешенности от телесных потребностей в вещах посредством недеяния и психофизиологических упражнений. Медитация завершает устранение всех привязанностей к «нечистому», мудрец-праведник освобождается от всего материального, подобно тому как олень сбрасывает рога. Только в этой ситуации Брахман начинает обитать в душе и она, лишенная всех чувств и образов, растворяется в великом океане Духа. Нирвана выражает состояние высшего познания, где душа совпадает с Абсолютом. 

3. Материя открывается человеку посредством отражения.

Принцип отражения сложился не только в недрах древнего материализма. Достаточно указать на Аристотеля, который предложил теорию корреспонденции, где соответствие истины предмету родственно отражению. Однако основные идейные метафоры – «отпечатки на воске», «письмена на бумаге», «зеркало» – разработали материалисты. Отражение здесь представлено естественным способом познавательного открытия любого материального объекта. Но чтобы отражение было истинным, субъект должен обрести некое состояние пассивности, нужное для проявления активности материи. Таково главное требование всего домарксистского материализма.

II. Человек творит истины.

Такое решение выводит на первый план субъекта с его активностью. Познание здесь предстает в виде процесса, включающего разнообразные действия человека.

1. Истинное знание объекта формируется человеческими способностями. Данный вариант предполагает существование внешнего объекта. Познание как получение знания об объекте трактуется в виде сложного процесса различных преобразований субъекта.

1.1. Объект преобразуется в ощущения, а они – в истинные понятия. Идея двойной трансформации объединяет многие философские течения и школы. Первое преобразование выражает переход объекта в первичное познавательное состояние субъекта, второе объединяет все изменения внутри сознания.

Вещи порождают ощущения, их преобразование в понятия дает истинное познание форм. Аристотель полагал, что объектом познания выступают вещи как единства форм и материального содержания. Воздействие вещи на чувственную душу вызывает ощущения, в этих образах форма содержится потенциально, ибо она смешана с чувственной материей. Мышление стягивает формы из многих ощущений, отвлекаясь от их конкретного и частного содержания и выделяет (актуализирует) чистую форму в виде понятия.

1.2. Истинное знание возникает в ходе решения проблем. Здесь в начале предполагается формирование проблемы как такового знания, которое содержит в себе некие дефекты, представляя тем самым объект. Истинный ответ формируется путем устранения когнитивного изъяна. Если это была логическая несвязность, то решение устанавливает должную связь.

Истина рождается в диалектике вопросов и ответов. Свою позицию Сократ разъяснял: следующим образом: «Я знаю, что я ничего не знаю». Кроме игровой иронии это означало, что изначально и в готовом виде истина существовать не может, как и все живое, она должна родиться в процессе особого, диалогического мышления. Ставя собеседнику нацеленные вопросы, Сократ создавал нужную проблемную ситуацию. Если собеседник высказывал свое мнение по заданной теме, то последовательностью вопросов и ответов Сократ показывал его неполноту, противоречивость и тем самым опровергал мнение как ложное. В конце концов вопросно-ответный метод приводил к трудному рождению истины.

Постановка проблемы, выдвижение гипотез и их опровержение приближают ученых к истине. Это суждение выражает точку зрения К. Поппера. По его мнению, все виды познания своим началом имеют проблемы, особенно это видно в науке. Проблема заключается в противоречии между теорией и фактом, или между одним теоретическим положением и другим. На основе некоторых знаний выдвигаются теоретические гипотезы, из них выводятся следствия как предсказания фактов, которые проверяются в эмпирическом опыте. И через это идет критическое опровержение гипотез. Полученная теория сравнивается со старой теорией того же тематического круга. Если она более информативна и лучше соотносится с фактами, то эта теория как более правдоподобная, чем старая теория, стала новым приближением к истине.

2. Истины изобретаются человеком. Такой вариант исключает объект и ограничивается исключительно сферой субъекта. Субъективизм здесь очевиден.

2.1. Истина формируется свободной активностью Я. Основания своей философии И.Г. Фихте вывел из построений И. Канта. Устранение ноумена дало радикальный субъективный активизм. За основу была взята Я как свободная человеческая активность, которая в форме интеллектуального созерцания полагает себя, а затем внутри себя полагает не-Я. Сила воображения Я бессознательно творит объекты как некий материал, требующий осознания. Познание возникает в виде процесса осознания объектов, где следуют этапы чувственного созерцания и рассудочной мысли. Истина выступает мерой соответствия знаний объектам и все это внутри бесконечной деятельности субъекта (Я).

2.2. Истина выражает приспособление теорий к ощущениям и является продуктом экономного мышления. У познания Э. Мах выделял биологическую функцию приспособления человека к окружающей среде. Если ее содержанием выступают различные ощущения, то знание ценно лишь в том отношении, что оно дает успешную ориентацию в мире чувственных форм. Когда речь идет о науке, то ее цель – всемерное расширение чувственного опыта путем создания теорий. Все многообразие фактов-опущений ученые описать не могут и поэтому они стремятся к своеобразной экономии мышления, создавая гипотезы и теории. Последние возникают в виде общих и универсальных утверждений, концентрирующих открытые и неоткрытые (возможные) факты. У теоретических гипотез такого объективного прообраза как законы природы нет, они субъективны в том плане, что экономят усилия ученых иметь дело с неисчерпаемой областью ощущений и ускоряют научные опыты. Истинность теории состоит в ее максимальной экономии мыслительной энергии в отношении чувственных фактов.

2.3. Истина – продукт соглашения людей (конвенционализм). Как таковой конвенционализм (лат. conventio – договор, соглашение) является одной из форм субъективизма, потому что конвенция не зависит от объективной реальности и определяется совокупной деятельностью людей, которые вырабатывают единое мнение. Одна из форм конвенционализма представлена в гносеологии.

Все научные теории конвенциональны. Такое радикальное утверждение выдвинул французский философ Э. Леруа (1870-1954). Он исходил из принципа произвольной активности познающего человека. Ученые конструируют факты посредством теоретических понятий, поэтому сами теории не могут испытывать объективной детерминации со стороны фактов. Теоретические законы формируются в сообществе ученых в виде произвольных положений, которые признаются в качестве общих договоренностей и с этого времени они становятся обязательными правилами. Это подобно тому, как люди некогда изобрели правила некоторых карточных игр и следуют им до сих пор.

Лишь некоторые утверждения науки конвенциональны. Таков умеренный конвенционализм французского ученого и философа А. Пуанкаре (1854-1912). Критикуя широкий субъективизм Леруа, он указал на объективную основу науки в виде фактов природы. Если эти факты задаются реальностью, то научные факты создаются учеными в связи с первыми. В опыте возникают конвенции ученых по поводу выбора оптимальных единиц измерения и языка описания, но в целом и в содержательном плане произвол ученых здесь исключен. Другое дело – теоретическая математика, где отсутствует давление опытных фактов. Аксиомы и постулаты арифметики, геометрии являются продуктом научной интуиции и тут элемент конвенции весьма значителен. Выбор исходных позиций и, стало быть, теорий (геометрия Евклида или не-евклидовские геометрии) определяется не характером их истинности, а условными соображениями логики и целевой ориентации.

Характеризуя знание в отношении объекта, истина обретает какие-то собственные черты. Их обсуждение и осмысление дало свою тематику.

ПРОБЛЕМА:       Какие типичные признаки выражают бытие истины?

Поскольку свойств истины несколько, то имеет смысл распределить их в некоторые последовательности. На первое место можно выдвинуть соотношение объективного и субъективного.

Вопрос 1. Как сочетаются в истине объективность и субъективность?

1. Истина объективна, ибо зависит от объективного источника. Большинство философских направлений с развитой онтологией разделяет данное решение, различие позиций определяется трактовкой объекта-сущности.

1.1. Бог-Истина передает отпечаток своей высшей объективности религиозным истинам человека. Точка зрения религиозных философов достаточно прозрачна. Если Бог существует как объективная истина, то этот бытийственный характер не может не проявиться в душе человека. Истины религиозной веры пришли в душу свыше и если брать христианство, то они внушены Богом-Логосом и Святым Духом. Человек здесь выступает как носитель бесценного дара и не в его воле как-то изменить дарованное. Об этом писали отцы церкви и убедительные истолкования дали русские православные мыслители.

1.2. Человеческие истины определяются объективным разумом. Этот вывод принадлежит объективным идеалистам, их мнения отличаются лишь пониманием способа определения. Согласно Платону, знания, которые припоминает разумная дупла, являются продуктами непосредственного созерцания эйдосов и в силу этого они несут объективное содержание. У Гегеля абсолютная идея выступает на ступени появления человека субъектом познания и ее самопознание не может быть отличным от объективного. Истины человеческого разума суть результаты его отождествления с объективной логикой идеи.

1.3. Истины как адекватные образы материи. В материализме гарантом объективности истины является процесс познавательного отражения. Как объективная реальность материя воспроизводится в сознании человека в виде идеальных образов. Одни из них деформированы, это – заблуждения, другие дают адекватные (лат. adaequatus – приравненный), то есть неискаженные копии объекта. В последнем случае речь идет об истине, содержание которой объективно, ибо оно определено не человеком, а материальным объектом.

2. Истина субъективна, так как ее содержание определяется человеком.

Налицо позиция субъективизма, где активность познающего человека выступает источником истины. Там, где обсуждался тезис «истины изобретаются человеком», речь шла о субъективистских трактовках. Фихте, Мах, Леруа являются их авторами, варианты отличаются лишь способом творчества.

3. Истина субъективна по форме и объективна по содержанию. Данная формула уточняет принцип объективности: содержание истины объективно, оно точно воспроизводит внешний мир и его сущность. Но к чему сводится субъективная форма истины? Здесь открывается поле для разных трактовок.

3.1. Необходимы субъективные условия для получения объективной истины. Здесь предполагается определенное состояние человека, делающее возможным появление истины, содержание которой не зависит ни от индивида, ни от человечества.

От человека требуется вера и любовь к Богу. Эти субъективные условия обязательны для того, чтобы в душу пришла божественная истина. Она освещает далеко не все души, исключением являются те, где поселился атеистический скепсис и неверие. Дорогу к Богу может осилить только идущий к нему.

Истина Дао предполагает в человеке «естественность». Даос Сюнь-цзы дал характеристику трех основных условий естественности: а) «сосредоточенность», то есть глубокое внимание, необходимое для появления: истины, б) «пустота», то есть накопленные знания не должны мешать образованию новой истины; в) «покой» – исключение практических забот и интересов в данное время. Эти три условия делают познающее сердце естественным, в таком состоянии оно подобно воде в миске, где все видно, и Дао как истина обязательно здесь появится.

Практическая активность как условие обретения истины. Основоположники марксизма критиковали пассивизм, считая, что лишь преобразование природы и общества ведет к объективной истине. Даже философская истина требует от мыслителя участия в революционной деятельности. Принцип единства философии и практики подтверждается образом жизни К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина.

3.2. Объективная истина имеет субъективный способ существования. Если не учитывать знания животных, где есть свои истины, то истины тесно связаны с человеком. Включенные в ткань жизни они рождаются, развиваются и отмирают. Если истину объективировать в знаках социального языка, то вне человека она становится мертвой информацией. Существует множество состояний, в которых представлены различные эмоционально-ценностные отношения субъекта к истине: «любовь к истине», «правда и справедливость истины» и т.п. Все это говорит о глубокой укорененности истины в жизни человека.

Участвует ли истина во всеобщем потоке изменений. Осмысление этого вопроса выводит на такие свойства как: устойчивость и развитие, относительность и абсолютность. Последние признаки требуют рабочих определений. Под относительным будем понимать нечто частичное и непотное, абсолютное как его противоположность станет выражением полноты.

Вопрос 2. Каким образом в истине соотносится устойчивое и изменчивое, относительное и абсолютное?

1. Человек способен обладать только относительными истинами (релятивизм).

Гносеологический релятивизм (лат. relativus – относительный) является одной из форм субъективизма. Преувеличение относительности вытекает из признания определяющей роли познающего субъекта и такой его способности как сомнение. В поле осознания релятивиста попадают, прежде всего, непрерывная изменчивость состояний, интересов и целей человека. Эта динамика переносится на результаты познания, в отношении которых начинает господствовать всеобщий пересмотр истин. Релятивизм может привлекать и объективные аргументы, но он всегда утверждает изменчивость истины. Его крайние разновидности способны смешивать истину с заблуждением.

1.1. Мировой поток перемен и человек делают истины частичными, множественными и изменчивыми (античный релятивизм). Попытки обоснования релятивизма на объективных доводах сделал Кратил (ученик Гераклита). Подчеркивая всеобщую изменчивость мира без состояний покоя, ом выводил отсюда непрерывную текучесть знаний, выразить которую невозможно словами.

Другой способ осмысления релятивизма предложил софист Протагор. Главной мерой оценки знаний и истины у него стал человек. Подвергнув критике свод традиционных истин, он подчеркнул наличие индивидуальных и групповых различий людей. Отсюда вытекала невозможность общих и единых для всех истин. Каждое мнение любого человека оказывается по-своему истинным, тем более, если его можно обосновывать противоположными аргументами.

1.2. Все научные истины относительны, они рождаются и умирают (научный релятивизм). Во второй половине ХIХ в. возник релятивизм, связанный с наукой. Его типичным выразителем стал Э. Мах. Через призму своего субъективизма он оценил научные революции в естествознании. В древней науке господствовала философия, давшая ряд натурфилософских идей, в Средние века ее сменила религия. В Новое время наука стала освобождаться от засилья мировоззрения, но внутри ее развернулась смена картин: механистические теории начали уступать немеханистическим концепциям. Вывод Маха: наука напоминает собой кладбище, где рождение новой истины означает смерть старых теоретических истин. Между знаниями нет преемственной связи, ибо господствуют радикальные ломки, определяемые сменой фактов, ученых и научных школ.

2. В человеческом познании существует абсолютная истина (догматизм).

Гносеологический догматизм предполагает следующие значения: а) существуют истины, которые со временем не меняются; б) есть истины, вечность которых утверждаются верой в высшие ценности. Эти два смысла и составляют содержание абсолютной истины, являющейся противоположностью относительной истины.

2.1. Вечные истины. В природе существует множество фактов и законов, которые демонстрируют удивительную устойчивость и однообразие. Когда человек фиксирует такие регулярности, то это знание становится «вечными истинами». К ним можно отнести физические мировые постоянные (коэффициенты гравитации, скорость света в вакууме и т.п.), закон сохранения энергии и т.д.

Другим видом вечных истин можно считать констатации фактов человеческой истории. Если произошло какое-то единичное событие, то фактуальное знание о нем приобретает характер незыблемой вечности. К примеру, «В 399 г. до н.э. в Афинах был казнен Сократ». Подобные истины малоинформативны, но на них лежит печать вечности и в этом смысле  – абсолютности.

2.2. Истины веры абсолютны и догматичны (религиозный догматизм). Абсолютной истиной в смысле всеполноты знания здесь выступает Бог. В человеческой душе абсолютное может быть только в значении причастности к божественной мудрости и неизменной вечности полученных истин. Их источник – священное писание, истолкование которого обернулось религиозными догматами.

3. Развитие относительных истин дает абсолютную истину как процесс (диалектика).

Диалектические мыслители признали, что в качестве завершенного результата абсолютная истина невозможна. Она может существовать только в динамике обогащения относительных истин.

3.1. Абсолютная истина достигается движением относительных истин от абстрактного к конкретному. Гегель полагал, что самопознание абсолютной идеи через человека развертывается от абстракции, то есть простых и бедных содержанием знаний к конкретному, то есть к сложным и богатым образованиям. Роль абстрактных ступеней и взяли на себя относительные истины, начало которым положило искусство с чувственными образами. К нему добавилась религия с неглубокими представлениями веры. Затем пришел черед науки с ее теоретическими истинами. И все это многообразие синтезировала философия, объединив все свои учения в широчайшую систему категорий. Образцом такой системы Гегель считал свою философию как достойную звания абсолютной истины. Здесь он отступил от диалектики в сторону догматизма.

3.2. Абсолютная истина складывается из суммы относительных истин. Эта формула принадлежит В. И. Ленину. Критикуя философию Маха, он должен был что-то противопоставить его релятивизму и догматизм в любом варианте здесь не подходил. Выход из ситуации был найден в виде идеи, указывающей на диалектическую связь двух противоположностей – относительного и абсолютного. Правда, эта диалектика представлена в весьма грубой форме: из относительного «складывается» абсолютное. Но важно другое, абсолютная истина здесь фигурирует не в виде результата, а в форме процесса развития.

3.3. Новая научная теория включает в себя старую теорию в качестве своего частного случая (принцип соответствия). Для современной науки его выдвинул датский физик Н. Бор (1885-1962). Он установил преемственную связь между новой квантовой механикой и старой классической физикой. Если первая является, более общей и более точной теорией, где учитываются кванты (очень малые и неделимые порции энергии, эквивалентные постоянной Планка – h), то вторая теория имеет частный и не совсем точный характер (кванты игнорируются). Квантовая физика как новая и более широкая истина включила в свой состав старые и относительные истины классической физики (механика Галилея-Ньютона, термодинамика, электродинамика Фарадея-Максвелла и т.п.). Бор сформулировал принцип соответствия для науки в целом. Наука развивается так, что новая фундаментальная теория включает в себя старые теории в качестве своих элементов. Это положение совпадает со смыслом ленинской формулы об абсолютной истине, ибо значения слов «включает» и «складывается» близки друг другу.

Для успешной деятельности человеку нужна только истина. Она же всегда связана с заблуждением. Отсюда вытекает проблема критерия (греч. kriterion – средство для суждения) истины, то есть средства, которое способно выделить ее из единого массива знания.

ПРОБЛЕМА:       Какой критерий истины является самым эффективным и универсальным?

1. Чувственность не обманывает человека (сенсуализм – эмпиризм).

1.1. Ощущения истинны своей непосредственной связью с материальными вещами. Таков материалистический сенсуализм Эпикура. Он полагал, что чувства являются критерием истины, ибо дают непосредственные копии вещей. Источником заблуждений выступает мышление, которое теряет связь с предметами и произвольно конструирует вымыслы. В Новое время многие материалисты поддержали позицию Эпикура (Гоббс, Локк, Фейербах и др.).

2. Оценить истину способен лишь рациональный разум (рационализм).

Ставка на силу мысли как критерий истины дала ряд позиций.

2.1. Истинно то, что мыслится непротиворечиво. Уже древние философы в лице элеатов, софистов и других мыслителей широко пользовались принципом непротиворечивости. Если мышление доказывает отсутствие логических противоречий в содержании знания, значит, оно является истиной. Такой подход сохранил свое решающее значение в современной логике, математике и теоретических разделах науки, где добиваются логической взаимосогласованности всех элементов знания.

2.2. Истины ясны и самоочевидны для мыслящего разума. Декарт полагал, что необходимо сомневаться в чувственности, склонной к обману и иллюзиям, и в знаниях, основанных на человеческих авторитетах. Область истины связана только с мышлением. Творя душу, Бог закладывает туда фундаментальные истины и интеллектуальную интуицию, для которой истинно то, что мыслится ясно и отчетливо. Имея всеобщий и необходимый характер, врожденное знание становится принципами дедуктивного мышления. Оно строится по четким правилам метода и дает надежное многообразие выводов, то есть частные истины.

3. Мировоззренческие ценности в качестве критерия истины.

3.1. Высшие истины даны религиозной вере (фидеизм). Для теологии и религиозной философии такая позиция естественна. Чувство и разум могут указать лишь на истины тварного бытия и тем самым способны подвести человека к миру божественному. И здесь единственным критерием становится вера в Творца.

3.2. Истинно то, что красиво (эстетизм). Такой критерий возник в современном естествознании в связи с оценкой гипотез, выраженных в математической форме. Реальный опыт исследования показал, что с большой вероятностью теоретическими истинами становятся те гипотезы, математическая «архитектура» которых отличается гармоническим порядком и другими эстетическими достоинствами. Эстетический критерий обычно применяют на стадии предварительной оценки догадок, главным здесь остается эмпирический опыт.

4. Практика как критерий истины.

В этой стратегии речь идет уже не об отдельных способностях человека, а о деятельности, где сочетаются его разные силы. Практика соединяет материальные усилия и идеальные образы, телесные операции и мышление. Включенность знаний в такую деятельность и позволяет представить ее в качестве критерия, т.е. средства, отличающего истину от заблуждения.  Однако углубленная трактовка строения и роли практики в отношении знания приводит к разным концепциям.

4.1. Истинны те знания, которые полезны для человеческой жизни (прагматизм). Основоположники прагматизма, американские философы – Ч. Пирс, У. Джемс, Д. Дьюи – подчеркивали, что познание и, стало быть, истина несомненны, они обслуживают жизнь людей. Последняя по преимуществу является практической деятельностью, где успешный результат означает наилучшее приспособление к меняющейся среде. Поставив некую цель-проблему, человек ищет средства ее решения и знание становится важным инструментом. Если руководящая идея обеспечивает нужный результат, который всегда очевиден и нагляден, то она – истина, если такого не происходит, мы руководствуемся заблуждением и ошибаемся в практической деятельности. Итак, истина – это полезная мысль, ведущая к успеху.

Прагматизм не занимается анализом соотношения знания и объекта, все ограничено рамками деятельности индивида. Вот почему это направление относят к формам субъективизма.

4.2. Общественная практика устанавливает истины-отражения (марксистская гносеология). Если в прагматизме на первом месте стоит индивидуальная деятельность, то здесь речь идет о широкой социальной деятельности людей. Основные виды такой практики – материальное производство, социальная революция и общественная реформа. В структуру практики входит знание, отражающее не только объекты природы и общества, но и материальные орудия преобразования. Сама теория рассматривается в виде особого инструмента социального действия. Когда проверяемая теория-метод закладывается в идеальный план практики, то производится предсказание ожидаемого результата. Если такой результат появляется, то проверяемое знание истинно, расхождение действительного с ожидаемым указывает на заблуждение.

Как критерий истины практика относительна и абсолютна. Ее относительность состоит в том, что на каждом историческом этапе проверочные возможности социальной практики ограничены. Но поскольку она исторически развивается, эта динамика преодолевает недостаточность и тем самым проявляется абсолютный характер.

5. Научную истину, в конечном счете, удостоверяет эмпирический опыт (научный эмпиризм).

Обнаружение истины в научных знаниях является весьма сложным делом. Если истинность научных фактов более или менее очевидна, то весьма трудно установить адекватность теоретических гипотез. Было предложено следующее: если устанавливается связь теоретической гипотезы с новыми фактами и последние обнаруживаются, то гипотезу можно считать истинной теорией. Такой критерий потребовал ввести понятие научно-эмпирического опыта. Его общим смысловым ядром стало следующее определение: научный опыт есть деятельность ученых по фиксации, объяснению и предсказанию фактов (последнее есть самое важное). Опыт делится на наблюдение и эксперимент, но везде действия ученых с фактами предполагают применение гипотез как вероятных кандидатов на звание истинной теории.

5.1. Истинны те теоретические гипотезы, которые подтверждаются фактами (принцип верификации). Данный принцип разработан неопозитивистами, которые обнаружили феномен связи теоретических понятий с языком наблюдения. Смысл верификации состоит в том, что теорию можно считать истинной, если чувственные факты хотя бы косвенно подтверждают ее. Способ непрямой проверки заключается в поэтапном выведении из общей теоретической гипотезы все более частных следствий вплоть до единичных фактов-ощущений. Если такие факты не только объясняются, но и предсказываются, то это наилучшая верификация абстрактной теории.

5.2. Эмпирический опыт должен не подтверждать гипотезы, а опровергать их (принцип фальсификации). Такую стратегию выдвинул К. Поппер. По его мнению, сила эмпирического опыта заключается не в том, чтобы удостоверять истину, ибо у любой теории найдется тысяча подтверждений, а в том, чтобы обнаруживать редкие отрицательные случаи. Одного контрфакта достаточно, чтобы похоронить гипотезу. Значит надо переориентироваться на поиск ошибочных теорий, ведь и жизненный опыт учит нас не успехами, а неудачами. Чем быстрее ученый найдет факты, опровергающие старую теорию, тем скорее он возьмется за разработку новой гипотезы. Кроме того, фальсификация указывает на границу между научными гипотезами и мировоззренческими догадками, где последние всегда подтверждаются фактами, но не опровергаются ими.

Притчи и задания

Древнегреческая школа киренаиков признавала агностицизм. Их основным доводом было то, что душа не может выйти наружу к познаваемым вещам. Она всегда остается замкнутой в себе, подобно вечно осажденному врагами городу. Какие здесь можно найти контрдоводы?

Согласно древнегреческому мифу, боги покарали царя Мидаса за жадность тем, что к чему бы он ни прикасался, все это становилось золотом. Можно ли интерпретировать этот миф в духе кантовского агностицизма?

Однажды американского писателя М. Твена спросили, какое различие он видит между ошибкой и заблуждением. Ответ был таким: «Если вы возьмете с вешалки чужой шелковый зонт вместо своего бумажного, то это, конечно, ошибка. Но если вместо собственного шелкового вы возьмете чужой бумажный, то это будет заблуждением».

Можно ли Робинзона, проживающего на необитаемом острове, считать примером типичного познающего субъекта?

Способна ли ошибочная теория давать иногда полезный результат? Если вы даете положительный ответ, найдите аргументы и факты.

Литература

Богуславский, В.М. Скептицизм в философии [Текст] / В.М. Богуславский. – М., 1990.

Ильин, В.В. Теория познания. Введения. Общие проблемы [Текст] / В.В. Ильин. – М., 1994.

Лекторский, В.А. Эпистемология классическая и неклассическая [Текст] / В.А. Лекторский. – М., 2001.

Микешина, Л.А. Философия познания. Полемические главы [Текст] / Л.А. Микешина.- М., 2002.

Современные теории познания  [Текст]. – М., 1992.

Хинтикка, Я. Проблема истины в современной философии [Текст] / Я. Хинтикка // Вопросы философии. – 1996. – № 9.