• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

Тема 5. Элементы и система

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 

В прошлом мыслители говорили о частях, ныне предпочтительней термин «элементы», но значение здесь одно. Части или элементы суть относительно простые стороны (аспекты), из которых состоит сложное образование – целое или система (греч. systema – целое). Если лес есть целое, то составляющие его деревья и кусты будут частями. Но этот здравый смысл в философии ставится под вопрос в отношении сущности. Множественность же явлений сомнений не вызывает.

ПРОБЛЕМА: Существует ли множественность сущности?

1. Сущность частей не имеет (простой монизм).

Отрицание множественности аргументируется по-разному, в зависи­мости от принятия той или иной сущности.

1.1. Бог частей не имеет. В наиболее чистом виде эта мысль связана с мировыми религиями, где признается единый или единственный Бог. В соответствующих религиозных философиях фигурирует несколько аргументов. Один из них сводится к подчеркиванию уникальности Бога как сущности, которая лишена всякой множественности, являющейся свойством сотворенного мира. Другой довод обращает внимание на то, что если бы в Боге были элементы, то они обязательно дали бы изменчивость. Но такая черта не может быть присуща Богу согласно догматике. В христианской теологии и философии также присутствует тезис об отсутствии частей в Боге, что связано с догматом триединства.

1.2. Мировое сознание лишено элементов. Здесь речь идет об объ­ективном идеализме в форме монизма. Его типичный представитель - ве­данта Шанкары. Но тут требуются пояснения. Состояние отсутствия мно­жественности присуще Брахману лишь на этапе непроявления бытия. Здесь эта сущность единственна, проста и пребывает в себе. В состоянии же проявления Брахман из себя порождает многообразие промежуточных сущностей (Бог Ишвара, души и т.п.).

2. Сущность пребывает в виде множества элементов (плюрализм).

Плюралистические учения весьма многообразны и важно выделить типичные решения. При этом нужно учитывать соотношение делимости и неделимости.

2.1. Мировое сознание состоит из элементов. В данном случае объективный идеализм представлен формами плюрализма.

Множество эйдосов. При построении своей системы Платон вдохновлялся предшествующими учениями, где царило какое-то многообразие: боги, души, числа и т.п. Мыслитель осознал то, что объяснить наличие очевидного множества вещей лучше всего при том условии, если признать разнообразие идеальных сущностей. Ими и стали эйдосы.

2.2. Материя как множество атомов. Атомизм является классической формой плюрализма сущности. Атомов бесконечно много и они демонстрируют богатое разнообразие геометрических фигур, порядка и расположения. Из них составляются вещи и из вещей – миры.

ПРОБЛЕМА: Возможны ли элементы без частей?

Вопрос об абсолютно простых элементах обсуждался на протяжении всей истории философии.

1. Существуют простейшие элементы.

Обязательный признак многих сущностных элементов – абсолютная простота или элементарность. На этом строится объяснительная схема: «начало и конец сложного в простом».

1.1. Первоэлементы и атомы. Ранние натурфилософы в качестве первосущности брали некоторые природные элементы: Вода, Огонь, Воздух и т. п. Предполагалось, что эти начала не состоят из чего-то иного, сами они предельно просты, в силу чего вечны и лишь обладают способностью порождать и определять многообразие. Не были исключением из такого правила и атомы, представлявшие собой пределы физического деления природы.

1.2. Эйдосы и формы. В объективном идеализме обоснование абсолютной простоты сущностей несколько иное. По мнению Платона, все, что состоит из чего-то, несовершенно и изменчиво. Как идеальные начала эйдосы демонстрируют отсутствие частей, поэтому они совершенны в наивысшей степени и вечны.

Аристотель противопоставлял формы материи. Если материальный субстрат бесконечно делится, то каждая форма едина и неделима. Благодаря этому формы проявляют свою активность в отношении материального содержания.

1.3. Впечатления и «идеи». Для субъективного идеализма единственным источником простоты выступает человеческое сознание. Если взять учение Д. Юма, то все содержимое сознания сводится к восприятиям, которые подразделяются на впечатления и «идеи». Первые возникают раньше вторых и отличаются максимальной силой чувствования. Существуют предельно простые впечатления: однотонный цвет (синий, желтый и т.п.), ощущение тепла и т.п. Эти восприятия порождают соответствующие несложные идеи, в которых впечатления обдумываются. На такой основе возникают все сложные формы разума.

2. Все элементы предельно просты и сложны.

Данное решение отличается взаимосвязью простого и сложного и если речь идет о противоположностях, то налицо диалектический принцип.

2.1. Любая монада неделима и несет в себе неисчерпаемое содержание. Такое сочетание Лейбниц доказывал несколькими аналогиями. Если монада представляет собой духовно-деятельную единицу, то ее можно уподобить точке. Но даже в простой геометрической точке может находиться бесчисленное множество углов, образованных пересекающимися линиями. Монаду можно сравнить и с человеческой душой, которая, с одной стороны, является единичным непротяженным центром, с другой – она порождает богатство впечатлений, представлений и идей. Итак, все монады просты и сложны одновременно.

2.2. Все элементы обладают структурой и функцией. Критическое отношение к идее абсолютно простых материальных элементов (атом) породило развитие научного естествознания. С открытием электрона и других микрочастиц рухнуло представление о неделимости атома. Но и они оказались отнюдь неэлементарными (кварки, физические поля и т.п.). Так, протон состоит из трех кварков, а нейтрон – из кварка и антикварка. В свою очередь каждый кварк включает в себя еще меньшие образования, являя собой своеобразную матрешку. Исследование жизни также привело к установлению весьма малых и сложных элементов (клетки, органеллы, биомолекулы). Возник весьма обоснованный вывод о том, что элемент является простым в одном отношении и сложным в других отношениях.

Идея единства простоты и сложности предстала в виде понятий «структура» и «функция». Под структурой (лат. struktura – строение) стали подразумевать внутреннее многообразие некоторого целого. Оно выражено элементами и устойчивыми связями между ними. В состоянии упорядоченной связи элемент осуществляет ролевое действие, или функцию (лат. functio – исполнение). Можно ввести относительное различие: если структура преимущественно устойчива, то функция склонна к изменчивости, хотя и не лишена способности к сохранению своих качеств. Если взять протон, то его структуру образуют три кварка и силовые взаимодействия между ними. Хотя масса каждого кварка больше массы целого протона, парадокса здесь нет, ибо значительная часть энергии кварков уходит на поддержание сильной взаимной связи (факт невыхода кварков из нуклона). Здесь функция в виде энергетического взаимодействия определяет структуру в форме кварковых отношений.

ПРОБЛЕМА. Что важнее: элементы или целое?

Данный вопрос требует оценки существенности частей и целого, и указания на приоритет чего-то одного.

1. Части важнее целого, целое тождественно сумме частей (элементаризм или суммативизм).

Такое решение основано на высокой оценке роли отдельных элемен­тов, части здесь важнее целого. Последнее сводится к набору, или сумме качеств элементов и не несет какого-то своего значения.

1.1. Вещи складываются из атомов. Древний атомизм стал одним из первых проявлений суммативного подхода. Атомы с идеально ровной поверхностью образуют души людей, у всех же остальных атомов поверхность неровная: выступы, крючки и т.п. Участвуя в вихревом и хаотическом движениях, атомы сталкиваются и сцепляются друг с другом. В результате образуются большие комплексы, т.е. вещи и миры.

1.2. Мир есть совокупность машин. Этот тезис принадлежит Декарту. Наделив материю универсальной протяженностью, он вынужден был признать всеобщность механического движения и, прежде всего, различных вихрей. Последние сцепляют все тела в гигантскую машину, подобную часам. Сложными машинами выступают растения, животные и человеческое тело.

Декарт выразил суть механицизма и связанной с ним идеи суммативности. Элементы здесь играют решающую роль, ибо любой механизм последовательно и аддитивно (лат. additio – прибавление) складывается из таких элементов как детали и узлы. Агрегатные смеси (куча песка и т.п.) и механические машины являются наипростейшими видами целого. Скрупулезный анализ и в них найдет не сумму элементов, а нечто большее. Но механицизм как сильное упрощение настаивает на том, что все, включая и живые организмы, является машиной как набором механических частей.

1.3. Эклектика и редукционизм как принципы мышления. На преувеличении роли элементов основаны два вида превратного мышления. Один из них эклектика (греч. eklegein – выбирать). Этот способ мышления отличается произвольным заимствованием идей из разных учений. Полученный набор выражает бессвязность своих элементов, отсутствие внутренней логики.

Если эклектика стремится охватить некоторое множество элементов, то редукционизм (лат. reductio – возвращение, отодвигание назад) направлен на сведение сложного многообразия к отдельным простым элементам и уровням. Такой способ мышления представлен различными формами. К ним относится механицизм, сводящий все богатство форм движения к механическому перемещению. Разновидностью редукционизма является физикализм, трактующий живое и социальное в понятиях физики. Суть всякого редукционизма – игнорирование полновесной целостности и выпячивание роли частей.

2. Целое – все, части – ничто (холизм).

В холизме (греч. holon – целое) действует другая крайность, где уже целое подминает составные элементы и лишает их всякой значимости.

2.1. Мир есть абсолютно целостная пустота. В рамках буддистской философии махаяны данный принцип выдвинул Нагарджуна. Он был убежден в том, что подлинной реальностью может быть только абсолют, существующий независимо от чего-либо другого. В этом отношении дхармы (нематериальные атомы) и вещи, составленные из них, не могут быть абсо­лютами. Значит, мир есть абсолют, целостность которого лишена всякого множества элементов, в этом смысле мировое целое совпадает с пустотой.

2.2. Все живое существует благодаря особой целостности (биологический холизм). Основателем концепции холизма стал английский ученый Дж. Холдейн, который в 1931 г. выпустил в свет книгу «Философские основы биологии». В ней он предложил осмысление ряда фактов, включая опыты немецкого биолога Г. Дриша, где из разделенной яйцеклетки всегда получались целые организмы морских ежей. В мире существует высшая целостность, которая в живых организмах объединяет физико-химические элементы в органическое единство. Активным ядром целостности выступает нематериальное начало – жизненная сила или энтелехия (греч. entelecheia – завершение, осуществлённость). Понятие энтелехии ввел Аристотель, подразумевая форму, приводящую возможность к актуальному завершению – реализации. Итак, согласно холизму, некоторое целое предшествует элементам и определяет единство любого организма.

3. Целое «больше» суммы частей, части и целое едины (диалектика).

Диалектичность состоит в том, что здесь не абсолютизируется какой-то один фактор. Части и целое по-своему необходимы, одного без другого нет, без частей не существует целое, но и целое имеет собственное содержание.

3.1. Система как единство взаимодействующих элементов. Идея системы заложена уже в тезисе Аристотеля «целое больше суммы частей». Все мыслители, внесшие вклад в разработку диалектической философии, так или иначе причастны теории системности. И все же можно выделить позицию А.А. Богданова-А.М. Малиновского (1873-1928). Она интересна тем, что построена на осмыслении опыта организационной деятельности людей. Свою теорию он назвал тектологией или организационной наукой.

Не используя термин «система», Богданов ввел понятие «тектологический комплекс», подразумевая под ним некоторое единство активностей – сопротивлений. Все сочетания этих элементов сводятся в трем видам: а) элементы не связаны в целое («нейтральный комплекс» – куча песка и т.п.); б) части связаны в целое («организованный комплекс» - в конструкции арки свод поддерживается всеми блоками и ни одним из них в отдельности); в) элементы больше целого («дезорганизованный комплекс» – обрушение арки).

У организации как социальной системы есть свои этапы становления и развития: а) «комплексия» – здесь господствует чисто механическое объединение, когда при создании организации идет набор кадров, закупается техника, производится наем помещений; б) «связывание» – взаимодействие всех элементов приводит к сотрудничеству и функциональной гармонии; в) «склеивание» – повышение качества сотрудничества формирует сплоченный коллектив, где каждый понимает каждого, организация показывает высокую слаженность; распад – организация теряет внутреннюю согласованность и разрушается.

Богданов выделил три типичных отношения между двумя организационными системами: а) одна система подавляет и включает другую, последняя теряет свою целостность; б) другая система подавляет и включает в себя первую; в) компромисс систем, где каждая частично сопротивляется и частично входит в общее организационное пространство.

В своей «Тектологии» Богданов предложил классификацию организационных структур: 1) централистские – у них есть центр, к которому тяготеют остальные элементы и он концентрирует активность всей периферии; 2) скелетные – они сохраняют устойчивость централистских структур и обладают гибкой пластичностью, дающей многообразие комбинационных связей периферии.

Становление общей теории систем. Идеи Богданова развил австрийский исследователь Л. фон Берталанфи (1901-1972), предметом осмысления которого стали биосистемы и технические структуры. Такое расширение анализа позволило ему заложить основы будущей теории систем. Ее основной принцип – системность есть взаимодействие элементов.

Многообразие объектов реальности сформировало множество уровней системности. Внутри определенной системы ее элементы выступают системами по отношению к составляющим их компонентам. Такие целостные комплексы с относительно самостоятельным положением и функцией называются «подсистемами». Выделенная система имеет внешнее окружение, среду, которая также имеет системный характер. Для этой «надсистемы» наша система является элементом – подсистемой. К примеру, ядро есть элемент атома, но для нуклонов (протонов, нейтронов) оно выступает системой. Стало быть, в атоме ядро пребывает как подсистема. Надсистемой здесь будет молекулярный комплекс. В самоорганизующихся структурах эффект системных уровней выражен весьма ярко. Так, для человеческого организма как системы подсистемами выступают кровеносная система, нервная система и т.п. Надсистемой в данном случае можно считать окружающую индивида природную и социальную среду.

Разнообразие систем. Реальность демонстрирует чрезвычайное богатство систем. Чтобы как-то ориентироваться в нем, строятся классификации, чаще всего на бинарных оппозициях.

С точки зрения принадлежности-непринадлежности свойств системе Ю.А. Урманцев предложил четыре типа: 1) целостные системы – одни свойства принадлежат системе, но они отсутствуют у ее элементов (сферическая поверхность шара отсутствует у его компонентов); 2) нецелостные системы – другие свойства принадлежат элементам и отсутствуют у системы (ДНК присущи организмам, но их нет у популяции); 3) целостно-нецелостные системы – третья свойства принадлежат элементам и системе (таковы временные характеристики, изменчивость и т.п.); 4) небытийные системы – четвертые свойства не принадлежат ни системе, ни элементам (безвкусность звезды и т.п.).

Синергетика предлагает различать системы под углом «открытость-закрытость»: 1) закрытые системы не имеют входа и выхода (камень, кирпич и т.п.); 2) открытые системы обладают входом и выходом (биоорганизмы, человек и т.п.); 3) системы с выходом, но без входа (нейтронная звезда типа «черной дыры»); 4) системы без входа, но с выходом (космический объект «белая дыра»). Самыми сложными и интересными являются открытые системы, действующие в биоорганизмах и общественных структурах. Здесь на входе имеется приток вещества, качественной энергии и информации (меры порядка). Все это открытая система преобразует в свои внутренние ресурсы, позволяющие ей сохраняться и совершенствоваться. На выходе же у нее накапливаются энтропийные отходы: ненужные вещественные шлаки и рассеянная энергия. Такова «плата» открытой системы универсальному закону возрастания энтропии, что вместе с долей потенциала, оставшегося у системы, покрывается понятием диссипации.

Мягкие системы в контексте социальных систем. При характеристике социальной системы подчеркивается ее относительное отличие от внешней среды, так как в качестве последней выступают также общественные факторы. Допустим, мы выделяем определенную национальную юридическую систему. Элементами ее внешней среды будут: другие государственные структуры, преступные сообщества, экономика, семья и т.п. Грань внутреннего и внешнего весьма подвижна. Если социолог изучает мафиозную структуру, то юридические образования перейдут в разряд окружающей среды. Отличительная черта социальных систем – самовоспроизводство. Так, сложившаяся система права обладает способностью воспроизводить особые коммуникативные акты с нормативными последствиями (правонарушитель – полиция, адвокат – правонарушитель – суд и т.п.)

Американец П. Акофф и англичанин П. Чекленд ввели оппозицию жестких и мягких систем. Первые обладают малоподвижной («сильной») структурой, что показательно для технических объектов. Мягкие системы имеют «слабую» структуру, элементы которой характеризуются высокой пластичностью. Большинство социальных систем, где главным агентом является человек, являются мягкими. Разработана методология исследования мягких систем: 1) фиксация проблемной ситуации; 2) анализ проблемной ситуации; 3) формирование ключевых определений; 4) разработка концептуальной модели; 5) сравнение модели с образом проблемной ситуации; 6) выбор желаемых изменений; 7) действия по улучшению ситуации.

Универсальность системного подхода. Методологию мягких систем можно считать частным вариантом системного подхода. Если она делает акцент на операциях проблемного мышления, то системная стратегия концентрируется на объективных и универсальных свойствах систем. Их можно сформулировать в виде правил и рекомендаций. 1) свойства системы образуются благодаря взаимодействию ее элементов и они несводимы к свойствам элементов (эмерджентность); 2) между системой и элементами существуют закономерные взаимозависимости; 3) элементы и их взаимосвязи неравноценны (главные – подчиненные), что дает иерархическую структуру системы; 4) каждый элемент данной системы может быть рассмотрен в качестве подсистемы; 5) хотя любая система имеет свои границы, она может быть представлена подсистемой и надсистемой; 6) любая форма редукционизма (упрощения сложности систем) должна оцениваться как временная и относительная.

Задания

Какой философский смысл можно связать с метафорой «за деревьями не видеть леса»?

Какие аргументы использовали элеаты (Парменид, Зенон), отрицая наличие частей в бытии?

«Весь мир в бокале вина» (Омар Хайям). Почему с этим положением согласился американский физик Р. Фейнман, получивший нобелевскую премию за исследование элементарных частиц?

После смерти некоторого организма перестает ли он быть открытой системой?

Литература

Аристотель. Метафизика [Текст] / Аристотель // Аристотель. Соч.: В 4 т. – Т. 1. – М., 1976.

Берталанфи, Л. История и статус общей теории систем [Текст] / Л. Берталанфи // Системные исследования. – М., 1973.

Богданов, А.А. Тектология. Всеобщая организационная наука. Кн. 1, 2. [Текст] / А.А. Богданов. – М., 1989.

Ортега-и-Гассет, Х. История как система [Текст] / Х. Ортега-и-Гассет // Вопросы философии. – 1996. – № 6.

Урманцев, Ю.А. и др. Система. Симметрия. Гармония [Текст] / Ю.А. Урманцев. – М., 1988.

В прошлом мыслители говорили о частях, ныне предпочтительней термин «элементы», но значение здесь одно. Части или элементы суть относительно простые стороны (аспекты), из которых состоит сложное образование – целое или система (греч. systema – целое). Если лес есть целое, то составляющие его деревья и кусты будут частями. Но этот здравый смысл в философии ставится под вопрос в отношении сущности. Множественность же явлений сомнений не вызывает.

ПРОБЛЕМА: Существует ли множественность сущности?

1. Сущность частей не имеет (простой монизм).

Отрицание множественности аргументируется по-разному, в зависи­мости от принятия той или иной сущности.

1.1. Бог частей не имеет. В наиболее чистом виде эта мысль связана с мировыми религиями, где признается единый или единственный Бог. В соответствующих религиозных философиях фигурирует несколько аргументов. Один из них сводится к подчеркиванию уникальности Бога как сущности, которая лишена всякой множественности, являющейся свойством сотворенного мира. Другой довод обращает внимание на то, что если бы в Боге были элементы, то они обязательно дали бы изменчивость. Но такая черта не может быть присуща Богу согласно догматике. В христианской теологии и философии также присутствует тезис об отсутствии частей в Боге, что связано с догматом триединства.

1.2. Мировое сознание лишено элементов. Здесь речь идет об объ­ективном идеализме в форме монизма. Его типичный представитель - ве­данта Шанкары. Но тут требуются пояснения. Состояние отсутствия мно­жественности присуще Брахману лишь на этапе непроявления бытия. Здесь эта сущность единственна, проста и пребывает в себе. В состоянии же проявления Брахман из себя порождает многообразие промежуточных сущностей (Бог Ишвара, души и т.п.).

2. Сущность пребывает в виде множества элементов (плюрализм).

Плюралистические учения весьма многообразны и важно выделить типичные решения. При этом нужно учитывать соотношение делимости и неделимости.

2.1. Мировое сознание состоит из элементов. В данном случае объективный идеализм представлен формами плюрализма.

Множество эйдосов. При построении своей системы Платон вдохновлялся предшествующими учениями, где царило какое-то многообразие: боги, души, числа и т.п. Мыслитель осознал то, что объяснить наличие очевидного множества вещей лучше всего при том условии, если признать разнообразие идеальных сущностей. Ими и стали эйдосы.

2.2. Материя как множество атомов. Атомизм является классической формой плюрализма сущности. Атомов бесконечно много и они демонстрируют богатое разнообразие геометрических фигур, порядка и расположения. Из них составляются вещи и из вещей – миры.

ПРОБЛЕМА: Возможны ли элементы без частей?

Вопрос об абсолютно простых элементах обсуждался на протяжении всей истории философии.

1. Существуют простейшие элементы.

Обязательный признак многих сущностных элементов – абсолютная простота или элементарность. На этом строится объяснительная схема: «начало и конец сложного в простом».

1.1. Первоэлементы и атомы. Ранние натурфилософы в качестве первосущности брали некоторые природные элементы: Вода, Огонь, Воздух и т. п. Предполагалось, что эти начала не состоят из чего-то иного, сами они предельно просты, в силу чего вечны и лишь обладают способностью порождать и определять многообразие. Не были исключением из такого правила и атомы, представлявшие собой пределы физического деления природы.

1.2. Эйдосы и формы. В объективном идеализме обоснование абсолютной простоты сущностей несколько иное. По мнению Платона, все, что состоит из чего-то, несовершенно и изменчиво. Как идеальные начала эйдосы демонстрируют отсутствие частей, поэтому они совершенны в наивысшей степени и вечны.

Аристотель противопоставлял формы материи. Если материальный субстрат бесконечно делится, то каждая форма едина и неделима. Благодаря этому формы проявляют свою активность в отношении материального содержания.

1.3. Впечатления и «идеи». Для субъективного идеализма единственным источником простоты выступает человеческое сознание. Если взять учение Д. Юма, то все содержимое сознания сводится к восприятиям, которые подразделяются на впечатления и «идеи». Первые возникают раньше вторых и отличаются максимальной силой чувствования. Существуют предельно простые впечатления: однотонный цвет (синий, желтый и т.п.), ощущение тепла и т.п. Эти восприятия порождают соответствующие несложные идеи, в которых впечатления обдумываются. На такой основе возникают все сложные формы разума.

2. Все элементы предельно просты и сложны.

Данное решение отличается взаимосвязью простого и сложного и если речь идет о противоположностях, то налицо диалектический принцип.

2.1. Любая монада неделима и несет в себе неисчерпаемое содержание. Такое сочетание Лейбниц доказывал несколькими аналогиями. Если монада представляет собой духовно-деятельную единицу, то ее можно уподобить точке. Но даже в простой геометрической точке может находиться бесчисленное множество углов, образованных пересекающимися линиями. Монаду можно сравнить и с человеческой душой, которая, с одной стороны, является единичным непротяженным центром, с другой – она порождает богатство впечатлений, представлений и идей. Итак, все монады просты и сложны одновременно.

2.2. Все элементы обладают структурой и функцией. Критическое отношение к идее абсолютно простых материальных элементов (атом) породило развитие научного естествознания. С открытием электрона и других микрочастиц рухнуло представление о неделимости атома. Но и они оказались отнюдь неэлементарными (кварки, физические поля и т.п.). Так, протон состоит из трех кварков, а нейтрон – из кварка и антикварка. В свою очередь каждый кварк включает в себя еще меньшие образования, являя собой своеобразную матрешку. Исследование жизни также привело к установлению весьма малых и сложных элементов (клетки, органеллы, биомолекулы). Возник весьма обоснованный вывод о том, что элемент является простым в одном отношении и сложным в других отношениях.

Идея единства простоты и сложности предстала в виде понятий «структура» и «функция». Под структурой (лат. struktura – строение) стали подразумевать внутреннее многообразие некоторого целого. Оно выражено элементами и устойчивыми связями между ними. В состоянии упорядоченной связи элемент осуществляет ролевое действие, или функцию (лат. functio – исполнение). Можно ввести относительное различие: если структура преимущественно устойчива, то функция склонна к изменчивости, хотя и не лишена способности к сохранению своих качеств. Если взять протон, то его структуру образуют три кварка и силовые взаимодействия между ними. Хотя масса каждого кварка больше массы целого протона, парадокса здесь нет, ибо значительная часть энергии кварков уходит на поддержание сильной взаимной связи (факт невыхода кварков из нуклона). Здесь функция в виде энергетического взаимодействия определяет структуру в форме кварковых отношений.

ПРОБЛЕМА. Что важнее: элементы или целое?

Данный вопрос требует оценки существенности частей и целого, и указания на приоритет чего-то одного.

1. Части важнее целого, целое тождественно сумме частей (элементаризм или суммативизм).

Такое решение основано на высокой оценке роли отдельных элемен­тов, части здесь важнее целого. Последнее сводится к набору, или сумме качеств элементов и не несет какого-то своего значения.

1.1. Вещи складываются из атомов. Древний атомизм стал одним из первых проявлений суммативного подхода. Атомы с идеально ровной поверхностью образуют души людей, у всех же остальных атомов поверхность неровная: выступы, крючки и т.п. Участвуя в вихревом и хаотическом движениях, атомы сталкиваются и сцепляются друг с другом. В результате образуются большие комплексы, т.е. вещи и миры.

1.2. Мир есть совокупность машин. Этот тезис принадлежит Декарту. Наделив материю универсальной протяженностью, он вынужден был признать всеобщность механического движения и, прежде всего, различных вихрей. Последние сцепляют все тела в гигантскую машину, подобную часам. Сложными машинами выступают растения, животные и человеческое тело.

Декарт выразил суть механицизма и связанной с ним идеи суммативности. Элементы здесь играют решающую роль, ибо любой механизм последовательно и аддитивно (лат. additio – прибавление) складывается из таких элементов как детали и узлы. Агрегатные смеси (куча песка и т.п.) и механические машины являются наипростейшими видами целого. Скрупулезный анализ и в них найдет не сумму элементов, а нечто большее. Но механицизм как сильное упрощение настаивает на том, что все, включая и живые организмы, является машиной как набором механических частей.

1.3. Эклектика и редукционизм как принципы мышления. На преувеличении роли элементов основаны два вида превратного мышления. Один из них эклектика (греч. eklegein – выбирать). Этот способ мышления отличается произвольным заимствованием идей из разных учений. Полученный набор выражает бессвязность своих элементов, отсутствие внутренней логики.

Если эклектика стремится охватить некоторое множество элементов, то редукционизм (лат. reductio – возвращение, отодвигание назад) направлен на сведение сложного многообразия к отдельным простым элементам и уровням. Такой способ мышления представлен различными формами. К ним относится механицизм, сводящий все богатство форм движения к механическому перемещению. Разновидностью редукционизма является физикализм, трактующий живое и социальное в понятиях физики. Суть всякого редукционизма – игнорирование полновесной целостности и выпячивание роли частей.

2. Целое – все, части – ничто (холизм).

В холизме (греч. holon – целое) действует другая крайность, где уже целое подминает составные элементы и лишает их всякой значимости.

2.1. Мир есть абсолютно целостная пустота. В рамках буддистской философии махаяны данный принцип выдвинул Нагарджуна. Он был убежден в том, что подлинной реальностью может быть только абсолют, существующий независимо от чего-либо другого. В этом отношении дхармы (нематериальные атомы) и вещи, составленные из них, не могут быть абсо­лютами. Значит, мир есть абсолют, целостность которого лишена всякого множества элементов, в этом смысле мировое целое совпадает с пустотой.

2.2. Все живое существует благодаря особой целостности (биологический холизм). Основателем концепции холизма стал английский ученый Дж. Холдейн, который в 1931 г. выпустил в свет книгу «Философские основы биологии». В ней он предложил осмысление ряда фактов, включая опыты немецкого биолога Г. Дриша, где из разделенной яйцеклетки всегда получались целые организмы морских ежей. В мире существует высшая целостность, которая в живых организмах объединяет физико-химические элементы в органическое единство. Активным ядром целостности выступает нематериальное начало – жизненная сила или энтелехия (греч. entelecheia – завершение, осуществлённость). Понятие энтелехии ввел Аристотель, подразумевая форму, приводящую возможность к актуальному завершению – реализации. Итак, согласно холизму, некоторое целое предшествует элементам и определяет единство любого организма.

3. Целое «больше» суммы частей, части и целое едины (диалектика).

Диалектичность состоит в том, что здесь не абсолютизируется какой-то один фактор. Части и целое по-своему необходимы, одного без другого нет, без частей не существует целое, но и целое имеет собственное содержание.

3.1. Система как единство взаимодействующих элементов. Идея системы заложена уже в тезисе Аристотеля «целое больше суммы частей». Все мыслители, внесшие вклад в разработку диалектической философии, так или иначе причастны теории системности. И все же можно выделить позицию А.А. Богданова-А.М. Малиновского (1873-1928). Она интересна тем, что построена на осмыслении опыта организационной деятельности людей. Свою теорию он назвал тектологией или организационной наукой.

Не используя термин «система», Богданов ввел понятие «тектологический комплекс», подразумевая под ним некоторое единство активностей – сопротивлений. Все сочетания этих элементов сводятся в трем видам: а) элементы не связаны в целое («нейтральный комплекс» – куча песка и т.п.); б) части связаны в целое («организованный комплекс» - в конструкции арки свод поддерживается всеми блоками и ни одним из них в отдельности); в) элементы больше целого («дезорганизованный комплекс» – обрушение арки).

У организации как социальной системы есть свои этапы становления и развития: а) «комплексия» – здесь господствует чисто механическое объединение, когда при создании организации идет набор кадров, закупается техника, производится наем помещений; б) «связывание» – взаимодействие всех элементов приводит к сотрудничеству и функциональной гармонии; в) «склеивание» – повышение качества сотрудничества формирует сплоченный коллектив, где каждый понимает каждого, организация показывает высокую слаженность; распад – организация теряет внутреннюю согласованность и разрушается.

Богданов выделил три типичных отношения между двумя организационными системами: а) одна система подавляет и включает другую, последняя теряет свою целостность; б) другая система подавляет и включает в себя первую; в) компромисс систем, где каждая частично сопротивляется и частично входит в общее организационное пространство.

В своей «Тектологии» Богданов предложил классификацию организационных структур: 1) централистские – у них есть центр, к которому тяготеют остальные элементы и он концентрирует активность всей периферии; 2) скелетные – они сохраняют устойчивость централистских структур и обладают гибкой пластичностью, дающей многообразие комбинационных связей периферии.

Становление общей теории систем. Идеи Богданова развил австрийский исследователь Л. фон Берталанфи (1901-1972), предметом осмысления которого стали биосистемы и технические структуры. Такое расширение анализа позволило ему заложить основы будущей теории систем. Ее основной принцип – системность есть взаимодействие элементов.

Многообразие объектов реальности сформировало множество уровней системности. Внутри определенной системы ее элементы выступают системами по отношению к составляющим их компонентам. Такие целостные комплексы с относительно самостоятельным положением и функцией называются «подсистемами». Выделенная система имеет внешнее окружение, среду, которая также имеет системный характер. Для этой «надсистемы» наша система является элементом – подсистемой. К примеру, ядро есть элемент атома, но для нуклонов (протонов, нейтронов) оно выступает системой. Стало быть, в атоме ядро пребывает как подсистема. Надсистемой здесь будет молекулярный комплекс. В самоорганизующихся структурах эффект системных уровней выражен весьма ярко. Так, для человеческого организма как системы подсистемами выступают кровеносная система, нервная система и т.п. Надсистемой в данном случае можно считать окружающую индивида природную и социальную среду.

Разнообразие систем. Реальность демонстрирует чрезвычайное богатство систем. Чтобы как-то ориентироваться в нем, строятся классификации, чаще всего на бинарных оппозициях.

С точки зрения принадлежности-непринадлежности свойств системе Ю.А. Урманцев предложил четыре типа: 1) целостные системы – одни свойства принадлежат системе, но они отсутствуют у ее элементов (сферическая поверхность шара отсутствует у его компонентов); 2) нецелостные системы – другие свойства принадлежат элементам и отсутствуют у системы (ДНК присущи организмам, но их нет у популяции); 3) целостно-нецелостные системы – третья свойства принадлежат элементам и системе (таковы временные характеристики, изменчивость и т.п.); 4) небытийные системы – четвертые свойства не принадлежат ни системе, ни элементам (безвкусность звезды и т.п.).

Синергетика предлагает различать системы под углом «открытость-закрытость»: 1) закрытые системы не имеют входа и выхода (камень, кирпич и т.п.); 2) открытые системы обладают входом и выходом (биоорганизмы, человек и т.п.); 3) системы с выходом, но без входа (нейтронная звезда типа «черной дыры»); 4) системы без входа, но с выходом (космический объект «белая дыра»). Самыми сложными и интересными являются открытые системы, действующие в биоорганизмах и общественных структурах. Здесь на входе имеется приток вещества, качественной энергии и информации (меры порядка). Все это открытая система преобразует в свои внутренние ресурсы, позволяющие ей сохраняться и совершенствоваться. На выходе же у нее накапливаются энтропийные отходы: ненужные вещественные шлаки и рассеянная энергия. Такова «плата» открытой системы универсальному закону возрастания энтропии, что вместе с долей потенциала, оставшегося у системы, покрывается понятием диссипации.

Мягкие системы в контексте социальных систем. При характеристике социальной системы подчеркивается ее относительное отличие от внешней среды, так как в качестве последней выступают также общественные факторы. Допустим, мы выделяем определенную национальную юридическую систему. Элементами ее внешней среды будут: другие государственные структуры, преступные сообщества, экономика, семья и т.п. Грань внутреннего и внешнего весьма подвижна. Если социолог изучает мафиозную структуру, то юридические образования перейдут в разряд окружающей среды. Отличительная черта социальных систем – самовоспроизводство. Так, сложившаяся система права обладает способностью воспроизводить особые коммуникативные акты с нормативными последствиями (правонарушитель – полиция, адвокат – правонарушитель – суд и т.п.)

Американец П. Акофф и англичанин П. Чекленд ввели оппозицию жестких и мягких систем. Первые обладают малоподвижной («сильной») структурой, что показательно для технических объектов. Мягкие системы имеют «слабую» структуру, элементы которой характеризуются высокой пластичностью. Большинство социальных систем, где главным агентом является человек, являются мягкими. Разработана методология исследования мягких систем: 1) фиксация проблемной ситуации; 2) анализ проблемной ситуации; 3) формирование ключевых определений; 4) разработка концептуальной модели; 5) сравнение модели с образом проблемной ситуации; 6) выбор желаемых изменений; 7) действия по улучшению ситуации.

Универсальность системного подхода. Методологию мягких систем можно считать частным вариантом системного подхода. Если она делает акцент на операциях проблемного мышления, то системная стратегия концентрируется на объективных и универсальных свойствах систем. Их можно сформулировать в виде правил и рекомендаций. 1) свойства системы образуются благодаря взаимодействию ее элементов и они несводимы к свойствам элементов (эмерджентность); 2) между системой и элементами существуют закономерные взаимозависимости; 3) элементы и их взаимосвязи неравноценны (главные – подчиненные), что дает иерархическую структуру системы; 4) каждый элемент данной системы может быть рассмотрен в качестве подсистемы; 5) хотя любая система имеет свои границы, она может быть представлена подсистемой и надсистемой; 6) любая форма редукционизма (упрощения сложности систем) должна оцениваться как временная и относительная.

Задания

Какой философский смысл можно связать с метафорой «за деревьями не видеть леса»?

Какие аргументы использовали элеаты (Парменид, Зенон), отрицая наличие частей в бытии?

«Весь мир в бокале вина» (Омар Хайям). Почему с этим положением согласился американский физик Р. Фейнман, получивший нобелевскую премию за исследование элементарных частиц?

После смерти некоторого организма перестает ли он быть открытой системой?

Литература

Аристотель. Метафизика [Текст] / Аристотель // Аристотель. Соч.: В 4 т. – Т. 1. – М., 1976.

Берталанфи, Л. История и статус общей теории систем [Текст] / Л. Берталанфи // Системные исследования. – М., 1973.

Богданов, А.А. Тектология. Всеобщая организационная наука. Кн. 1, 2. [Текст] / А.А. Богданов. – М., 1989.

Ортега-и-Гассет, Х. История как система [Текст] / Х. Ортега-и-Гассет // Вопросы философии. – 1996. – № 6.

Урманцев, Ю.А. и др. Система. Симметрия. Гармония [Текст] / Ю.А. Урманцев. – М., 1988.