• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

Тема 7. Классическая немецкая философия

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 

Иммануил Кант (1724-1804) стал родоначальником классической немецкой философии. Одно из основных произведений – «Критика чистого разума». Здесь главным делом стала критическая оценка науки и других форм культуры. Творчество Канта делится на докритический и критический периоды. В первый он выдвинул гипотезу о возникновении и эволюции Солнечной системы из газопылевого облака при действии тяготения и других естественных тел, в дальнейшем Кант разработал оригинальное философское учение.

1. Основой новой философии должна стать критическая теория познания, ставящая на первое место активность человека.

Кант полагал, что вся старая философия догматична, ибо она начинается с онтологии и антропологии и заканчивается теорией познания. Порядок же философствования должен быть обратным. Как можно рассуждать о бытии и человеке, если предварительно не выяснен вопрос: «Как возможно человеческое познание?». На него уже дано несколько ответов и в них надо разобраться. Особо выделяется теория эмпирического опыта, где главную роль играет внешний объект (Бог, материальные вещи и т.п.). Объект воздействует на органы чувств человека и такое пассивное поведение дает знания в форме единичных ощущений и восприятий. Затем они развиваются разумом до общих понятий и абстрактных теорий. Главную слабость доктрины отражения Кант увидел в наивной вере в то, что знание может возникнуть в опыте, то есть прийти  в человека извне. Но опыт экспериментальной науки (Г. Галилей, И. Ньютон) говорит об обратном. Ведущей силой здесь является ученый, который планирует опыт заранее, используя ранее приобретенные знания. Соответственно, и философская теория познания должна из центра своего внимания удалить объект и поставить туда человека как субъекта. Это и будет коперниканской революцией в гносеологии.

2. Познавательные способности человека вооружены априорными формами.

Внешний объект или ноумен влияет на познание, но его вклад незначителен и неопределенен. Речь идет о хаотическом потоке впечатлений, который можно считать «материей» познания. Другое дело – человек, он играет решающую роль, которая сводится к активности упорядочивания или придания материи впечатлений определенных форм. У человека есть две коренные способности – чувственность и рассудок. Вот они и обладают соответствующими формами, которые априорны, то есть существуют в любом индивиде до всякого опыта. У априорных форм нет стадии возникновения, их единственный удел – использование и применение. Не завися от чувственного опыта, формы демонстрируют одинаковые для разных индивидов функции. За счет этой общезначимости они способны создавать всеобщие и необходимые знания.

2.1. Пространство и время – априорные формы чувственности. Обычно считается, что пространство и время существуют вне человека. Эту позицию закрепили многие философские направления. Данную традицию Кант оценил как наивную. В действительности пространство и время пребывают в нас и в этом плане они субъективны. Если посредством чувственности объекты нам даются, то способами данности объектов и выступают пространство и время. Как только рождается индивид, в нем сразу начинает действовать пространство – априорная форма внешнего чувства и время как априорный способ функционирования внутреннего чувства. Лишь в поле нашей чувственности возникают протяженные фигуры и длятся процессы. Если вне нас и независимо от нас существуют объекты – ноумены, то чувственность дает их нам как являющиеся феномены. Они суть те элементы опыта, которые становятся реальным предметом познания. В любом феномене материал впечатлений организован формами пространства и времени, что дает нам ощущения и восприятия.

2.2. Категории как априорные формы рассудка. Если чувства дают объект, то рассудок способен о нем думать и знать. То, что для чувственности было продуктом деятельности, для рассудка оно становится исходным предметом активности. Каждое ощущение и восприятие по отдельности организовано и упорядочено, но их совокупность хаотична. В это множественное содержание рассудок должен внести свой порядок, его источник – априорные категории или чистые понятия. В этом качестве выступает двенадцать категорий: единство, множество, реальность, причинность, необходимость и т.п. Данные категории позволяют синтезировать разнообразные восприятия в целостные понятия. Так, Галилей и Ньютон в своих опытах получили богатый набор ощущений и восприятий относительно механического перемещения. К этому калейдоскопу они применили категорию причинности («причина вызывает следствие») и сформировали эмпирическое понятие силы («сила есть та причина, которая вызывает ускорение тела»).

3. Своими образными схемами воображение соединяет работу чувственности и рассудка.

До Канта сложились два противоположных течения: сенсуализм (эмпиризм) и рационализм (теоретизм). Если первое акцентирует внимание на деятельности чувств, то второе подчеркивает активность разума. Кант стремился критически преодолеть эти крайности и столкнулся с реальной трудностью. Чувственность и рассудок суть противоположности и их простое объединение невозможно. И он нашел нужного посредника – воображение. В сути своей оно несамостоятельно и является видом интегративной работы чувственности и рассудка. Если чувства создают наглядный образ, то рассудок связывает с ним понятийную схему. Допустим, что мы чертим на бумаге окружность и представляет себе еще такую фигуру, как круг. Вспомнив школьную математику, мы можем ввести формулы вычисления длины окружности (С = 2πr) и площади круга (S = 2πr2). Двойственность научного воображения здесь очевидна: наглядные образы окружности и круга сочетаются с математическими формулами – схемами.

4. Если аналитические суждения тавтологичны, то синтетические суждения дают новые знания.

На стадии синтеза ощущений и восприятий в эмпирические понятия рассудок производит суждения. Каждое из них состоит из субъекта (S) или предмета и предиката (P) как свойства предмета. Эта логическая структура может быть двойственной: аналитической и синтетической. В первом случае понятие, исполняющее роль предиката, включено в понятие субъекта и может быть из него извлечено. «Всякое тело протяженно». Здесь субъект («тело») неявно предполагает пространственную определенность и предикат («протяженно») делает это явным. Налицо тавтология, то есть предикат ничего не добавляет к значению субъекта. Совсем другое дело – синтетическое суждение, тут предикат добавляет к субъекту новые сведения. «Материальное тело имеет вес». О наличии веса говорит опыт, что предполагает измерения. Но кроме таких суждений возможны синтетические априорные суждения («сила способна действовать на тело и вызывать ускорение»). Здесь соединяются категории (причинность) с понятийной схемой (F = ma) и наглядным образом (картина удара).

5. Возникновение антиномий есть показатель непознаваемости ноуменов.

Чувственные впечатления, а также ощущения, восприятия и эмпирические обобщения выступают единицами эмпирического опыта или явлениями (феноменами). Когда рассудок применяется к ним, то налицо нормальные предметы науки. Но у рассудка есть возможность выхода за пределы опыта, когда он начинает раздумывать о весьма отвлеченных предметах: о мире вообще, Боге и душе. Этот путь оборачивается появлением противоречивых пар суждений или антиномий. Каждое из утверждений можно обосновать с одинаковой логической силой, что в итоге даст абсурдную бессмыслицу. А. Мир во времени и в пространстве конечен. В. Мир во времени и в пространстве бесконечен (А и В – антиномия). Подобных пар можно сконструировать достаточно много. Все это говорит об одном, научный рассудок превратился в чистый разум, который пытается познать ноумены. Поскольку антиномии суть тупики абсурда, это означает принципиальную непознаваемость ноуменов. Для человека они всегда останутся таинственными «вещами-в-себе». Философы же обязаны предупреждать ученых о том, что предмет исследования следует выбирать только в поле возможного опыта.

6. Практический разум устанавливает человеку нравственные законы.

Человек не только занимается познанием, но и совершает нравственные поступки. Необходимо и то, и другое, но второе важнее первого. Из всех живых существ только люди способны на мораль, которая дает любовь, совесть, бескорыстие и т.п. Кант задает вопрос: «Как возможна мораль?». Ее источник он находит в практическом разуме. По своему действию он противоположен теоретическому рассудку. Если последнему важно остаться в рамках опыта, то практический разум стремится вырваться из сферы притяжения инстинктов, телесных влечений, повседневной суеты и рутины. И то, что ему это удастся, свидетельствует о радикальной двойственности человека. Если его тело подчинено природной необходимости, то разум обладает свободой создавать духовные нормы и предлагать их воле для реализации в качестве всеобщих и обязательных правил. Именно, так возникли принципы (идеалы) Бога, красоты, любви и веры. Особое место здесь занимает моральный закон как «категорический императив». Он формулируется так: «Поступай так, чтобы все люди были целью, но не средством». Это универсальная норма долженствования, которая не связана с конкретными условиями и целями. Если ты -_человек, то категорический императив ты должен принять без всяких оговорок и с ним соотносить любое решение и всякий поступок, имеющие отношение к общественной жизни. Где-то и когда-то твоя воля будет отступать от императива под влиянием жизненных обстоятельств. Но если ты будешь стремиться жить в сфере его действия, то он так или иначе укоренится в твоем разуме.

Георг Вильгельм Фридрих ГЕГЕЛЬ (1770-1831) создал уникальную систему объективного и диалектического идеализма. Он основывался не только на греческой традиции (Гераклит, Платон), но и творчески переработал учения ряда немецких предшественников. Основные сочинения – «Феноменология духа», «Энциклопедия философских наук», «Наука логики» и т.д.

1. Сущностью всего является абсолютная Идея. Она весьма родственна христианскому Богу и все же отличается от него. В этой Идее бытие тождественно мысли, то есть разумный дух не ограничивается головой человека и пребывает в самой действительности. Более того, Идея не существует там в виде инородного и ограниченного образования. Поскольку она абсолютна, то пределы реальности совпадают с «границами» разума, ведь только так может существовать абсолют как всеполнота. Оказывается, что «все действительное разумно и все разумное действительно».

2. Как бытийственный субъект Идея диалектически развивается. Абсолют не есть застывшая субстанция, это мировой субъект, жизнь которого состоит в самодвижении. Свое богатство он содержит в виде потенций и реализует их в ходе своего развития. Здесь уместно сравнение Идеи с семенем, которое таит в себе возможности стать определенным растением или более высоким организмом. Разница лишь в том, что если обычное семя (растения) содержит узкий набор будущих свойств (иметь в перспективе корень, стебель, листья), то Идея обладает бесконечным спектром свойств. Довод здесь один – абсолют есть всеполнота. Отсюда развитие сводится к процессу последовательной реализации возможностей, где каждая потенция Идеи превращается в действительное и реальное состояние. Непрерывная динамика жизни и есть бытие. Проявление внутренних возможностей мирового духа и их внешняя актуализация имеют характер диалектического развития. Диалектика представлена рядом законов, действующих обязательно и с неумолимой силой.

2.1. Закон единства и борьбы противоположностей. Данный закон играет определяющую роль в самодвижении Идеи. В каждом своем состоянии она разделяется на противоположности и своеобразие таких полярных пар неисчерпаемо: тождество и различие, конечное и бесконечное, идеальное и материальное и т.п. Отношение между противоположностями обладает напряженной динамикой борьбы, где каждый полюс стремится опрокинуть и преодолеть другой. Если силы уравниваются, то наступает временное единство. Рано или поздно оно нарушается таким взаимодействием, которое приводит к обновлению той и другой силы. Тогда одна из них побеждает и начинает доминировать, вобрав в себя все положительное у поверженной стороны. Однако безраздельное господство чего-то одного невозможно. Из бесконечного набора потенций духа находится такое состояние, которое становится в оппозицию победившей силе. И снова протекает динамика борьбы и единства. Так, осуществляется смена покоя и движения, определенного и неопределенного, субъективного и объективного и т.д.

2.2. Законы количественной непрерывности и качественного скачка, отрицания отрицания. Связь противоположностей универсальна и демонстрирует разнообразие своих форм. Одна из них представлена единством количественных и качественных изменений. Если первые меняются непрерывно, то вторые являются прерывами постепенности или скачками. Уменьшение или увеличение количества имеет границу или меру, выход за ее пределы ведет к скачкообразной смене качеств. (Иллюстрацией этого будут переходы воды как жидкости в лед (0ºС) и пар (100ºС)).

Исключительно важное место в развитии Идеи занимает диалектика отрицания. Она сводится к единству противоположных процессов – устранению отжившего старого и сохранению положительного содержания. Такая связь и обеспечивает обновление в форме восходящего прогресса или развития. Акты отрицаний формируют цикл триады: тезис – антитезис – синтез. В качестве тезиса выступает некое исходное состояние Идеи. Так, Гегель начинает ее развитие с состояния, где чистая мысль совпадает с бытием. С другой стороны, в этом «Логосе» богатство потенций еще не реализовалось и пребывает как некое ничто. Такое положение неустойчиво и с переходом возможностей в действительность начинается становление более богатого бытия. Оно реализуется в виде «малой» триады: качество – количество – мера. В целом же Логос, проходя более «крупную» триаду: бытие – сущность – понятие, исчерпывает себя как тезис большой триады. Происходит его отрицание и переход в антитезис. В этом качестве выступает Природа, где идеальное уступает место материальному. Для Гегеля физико-химические процессы, мир растений и животных есть инобытие и формы отчуждения Идеи. В свою очередь и Природа как антитезис подвергается отрицанию, приводящему к Духу. Как некий синтез он вбирает в себя все положительное из предшествующих стадий. Из Логоса (тезиса) он берет логическую поступь от субъективных форм к объективным понятиям. Зародышевую возможность познания Дух доводит до высот теоретической мысли. От природы он заимствует материальную форму, которая в человеческой культуре оборачивается чувственными знаками языка и материальными факторами труда, политики и т.п. Итак, Логос – Природа – Дух суть три основных этапа развития Идеи. Они выражают три глобальных витка расширяющейся спирали Абсолюта.

3. Через развитие человеческого разума Идея познает саму себя.

На этапе Духа возникает человек. Его предназначение сводится к тому, чтобы стать высшим средством возвышения Идеи. Если ее сквозной целью является самопознание, то развитие познания становится главным делом человеческой истории. Здесь также реализуется своя триада: 1) субъективный Дух; 2) объективный Дух; 3) абсолютный Дух.

3.1. Субъективный Дух познает себя в качестве чувствующей и разумной души. Уже древние люди пришли к представлению о душе как верховном начале всего. Хотя анимизм был наивным учением, он правильно подметил универсальную одухотворенность. Позднее возникли учения, где наметилось разделение чувствующей и разумной душ. Если первую стала изучать психология, то логика и риторика занялись разумом, ядром которого стал язык.

3.2. Право, мораль и нравственность – ступени объективного Духа. Христианство открыло человеку царство духовной свободы, где только и возможна любовь к Богу. Утверждение свободы в семье породило право в виде собственности и договоров. Из этих внешних форм свобода перешла в сознание индивидов, дав мораль как скреп общества. Становление нравственности как синтеза права и морали объединяет семьи и частные общества под эгидой государства.

3.3. Искусство, религия и философия возвышаются до абсолютного Духа. Реализация истории как свободы подготовила завершающий этап познания. Оно начинается чувственным созерцанием прекрасных форм искусства. Затем наступает время религиозных представлений, которые культивируют внутренние глубины души-сердца. И, наконец, эстафету Духа принимает философия как высшая наука. Она синтезирует объективность искусства и субъективность религии, продвигаясь от абстрактных (односторонних) учений к конкретным (богатым) концепциям. Абсолютное знание достигается в системе Гегеля, где объединяются все положительные элементы познания.

После смерти Гегеля его сторонники образовали два течения: правое и левое гегельянство. Если представители первого стремились к положительному развитию идей учителя, то вторые сделали упор на критической переоценке. Левые стали совершенствовать отрицательную сторону диалектики, критикуя религию, идеализм и капиталистический строй.

Самым гениальным левым гегельянцем стал Карл Маркс (1818-1883). На его критическое отношение к Гегелю повлиял Людвиг Фейербах (1804-1872) – основоположник антропологического материализма. Основные труды: «Экономическо-философские рукописи» (1844), «Тезисы о Фейербахе», «Капитал».

1. В философии Гегеля следует критиковать идеалистическую систему и развивать диалектический метод.

Другом и сотрудником Маркса был Фридрих Энгельс (1820-1895). Их объединяло многое, включая философские принципы и отношение к Гегелю. Его философию они разделили на две части – систему объективного идеализма и диалектическую концепцию. Избрав линию материализма, Маркс и Энгельс подвергли абсолютную идею жесткой критике. Мировой дух есть явный вымысел, такой же, как и образ Бога. Обнаружить в недрах природы некий Логос – на это способен только идеалист, везде усматривающий воплощения разума. Другое дело – диалектика, разрабатывая эту концепцию, Гегель угадал сложную динамику материального мира. Вот почему необходимо критически отделить положительный метод диалектики от идеалистических фантазий, то есть «поставить диалектику с головы на ноги».

2. Материя – это не только природа, но и общественное бытие.

У Маркса и Энгельса было своеобразное разделение труда, если первый разрабатывал материалистическое понимание истории, то второй осмысливал диалектику природу. Для Энгельса было важно показать, что естествознание своими открытиями обосновывает законы диалектики и снимает с них ореол идеалистической мистики. Так, закон сохранения энергии ведет к признанию диалектического взаимопревращения разных форм движения, достижения химии убеждают в правомерности связи количества и качества. Эволюционная теория Ч. Дарвина конкретизирует диалектический тезис о том, что случайность есть форма проявления необходимости. Итак, наука доказывает, что в материальной природе все совершается диалектически и без вмешательства объективного разума.

Главной целью Маркса было нахождение в истории социальной материи. Создать такую абстракцию – весьма трудное дело, ибо сами исторические факты прямо на нее не указывают. Марксу помогла разносторонняя критика теорий своих предшественников. Там, где Гегель подчеркивал в истории «хитрость разума», обнаружилась роль орудий труда. Если это продумать до конца, то получаем понятие способа материального производства, состоящего из производительных сил (работники и техника) и производственных отношений. Трудовую теорию стоимости А. Смита и Д. Рикардо можно осмыслить философски и дойти до универсальной значимости труда на разных этапах истории. Если извлечь общий вывод из всех форм марксистских критик, то он будет таков – решающая роль в истории принадлежит общественному бытию. Речь идет о системе материальных элементов жизни людей, где ключевое место занимает способ производства материальных благ.

3. Структуру общества образуют базис и надстройка. История есть прогресс общественно-экономических формаций.

Производственные отношения, включающие в себя отношения собственности, управления трудом и отношения распределения, Маркс оценил в качестве базиса, то есть основы всего общества. Эти связи определяют характер всех элементов надстройки: а) социальных отношений за исключением производственных (семейных, политических, юридических и т.п.); б) общественных институтов (семьи, государства, школы и т.п.); в) общественного сознания. Хотя между базисом и надстройкой реализуется взаимодействие, в нем есть безусловный вектор влияния – каков базис, такова и надстройка.

3.1. Смена формаций происходит в ходе классовой борьбы. Динамика общества вытекает из его структуры. Если производительные силы, базис и надстройка находятся на определенной ступени истории, то их единство составляет общественно-экономическую формацию (ОЭФ).

Собственность на средства производства является сердцевиной базиса, в ней по-разному заинтересованы классы и социальные группы. Те классы, которые владеют собственностью, стремятся сохранить ее как источник своего благополучия, и формируют надстройку для своего господства. Таково отношение буржуазии к частной собственности в капиталистической формации. Для неимущих же классов собственность выступает основой их эксплуатации. Буржуазная собственность для пролетариев – главное зло, которое поддерживается надстройкой (государством, идеологией). Смена собственности реальна, если она имеет экономические предпосылки. Тогда, когда производственные отношения устарели и не соответствуют характеру производительных сил, их можно заменить новым базисом. Поскольку с каждым базисом связаны определенные классы, протекает классовая борьба. Если побеждает прогрессивный класс, то он утверждает не только новый базис, но и новую надстройку. Эти изменения и составляют содержание социальной революции. Для XIX века Маркс считал прогрессивной силой пролетариат, который способен утвердить общественную собственность и с нею коммунистическое общество.

4. Отчуждение труда деформирует человека в виде системы общественных отношений.

Маркс полагал, что телесная природа есть лишь условие человека как социального существа. Сущностью человека являются общественные отношения и все зависит от их качества. В идеале индивиды способны всесторонне совершенствовать свои сущностные силы (разум, чувственность, культуру общения) в трудовом процессе, но многое зависит от характера производственных отношений. Если в экономике действует частная собственность, то она формирует такое отрицательное явление как отчуждение труда. Оно радикально ограничивает возможности развития человека, противопоставляет ему элементы труда. Маркс выделил типичные формы отчуждения: 1) отчуждение работника от результатов своего труда. Если рабочий произвел некий продукт, то он уже не имеет никаких прав на него. Результат стал для него чуждой силой. Чем большее богатство создает рабочий, тем беднее становится он сам. 2) отчуждение работника от собственного творческого потенциала. Хотя работник способен на многое, капиталист определяет характер его труда. И в нем чаще всего доминирует тяжелая и монотонная работа. В качестве невостребованного таланта творчество пребывает вне многих специалистов. 3) уход человека от развития своих сущностных сил. Если рабочий не может реализовывать свои задатки и способности в труде, значит, закрыт основной канал его роста. Маркс не только поставил диагноз такой опасной социальной болезни как отчуждение труда, но и предложил способ лечения. На смену частной собственности должна прийти собственность общественная.

5. Общественное сознание отражает общественное бытие.

Данный тезис вполне естественен для исторического материализма. Если материальные факторы играют ведущую роль в жизни людей и базис определяет надстройку, то обязательным следствием этих принципов будет положение о зависимости идеальных и духовных образований от социальной материи. Ее понятийным синонимом как раз и выступает общественное бытие. Принцип отражения является традиционным для материализма, он и выражает зависимость сознания от материи. Новаторство Маркса состояло в специфической разработке понятий общественного бытия и общественного сознания. Духовная культура имеет сложную структуру, где выделяется два основных уровня: обыденное и теоретическое сознание. Первое включает в себя все многообразие социальных чувств и богатство практических представлений (ныне это «менталитет»). Носителем обыденного сознания выступает весь народ, в силу своей укорененности в потоке жизни оно в значительной степени стихийно и неосознанно. Совсем другое дело – теоретическое сознание, состоящее из научных знаний и идеологии. Если первое ориентировано на получение объективных истин, то второе отражает бытие через призму классовых интересов. Но не всякий интерес искажает истину. Как превратное отражение идеология выражает интересы реакционных классов и групп. Если же мировоззренческая теория разрабатывается прогрессивным классом, интерес которого совпадает с объективным ходом истории, то она способна стать научной. Так, до XIX века буржуазия была прогрессивна и ее доктрины включали материализм, атеизм и критику феодализма. Но эти элементы науки ныне исчезли, уступив место буржуазной апологетике, то есть идеологии.

5.1. Религия как вздох угнетенной твари и как идеология. Маркс полагал, что многое в феномене религии объяснил Фейербах. Он исходил из того, что человек – это чувствующее и мыслящее существо. Древних людей окружали неизвестные и грозные силы природы и страх перед ним и породил духов и богов. Позднее стало развиваться мышление и оно внесло свою лепту. Первые мыслители создали абстрактные образы идеального человека (всезнание, вседоброта, безошибочная мудрость и т.п.) и приписали их небу. Уже оттуда бывшие продукты человека стали господствовать над ним, произошло отчуждение религии. Однако Фейербах не затронул социально-классовые корни мировых религий. Если взять христианство, то у своих истоков оно выразило бытие рабов. Их земная эксплуатация обернулась переживанием надежды на небесное спасение. Но позднее христианство выродилось в идеологию, которая стала защищать институты классового подавления. Отчуждение религии устраняется не столько критикой неба, сколько революционным устранением бездушных порядков.

5.2. Сущность человека есть совокупность общественных отношений. В человеке продолжают господствовать производственные связи как деятельная форма общественного бытия. Она сводится к активному преобразованию природы, человека и социума. Основными формами практики являются: материальное производство, социальная революция и научный эксперимент. Маркс переосмыслил и развил идейную традицию активности познающего человека, заложенную Кантом и Гегелем. Для него было важно подчеркнуть ту мысль, что знания возникают в широком контексте социальной материи, где индивиды объединены в разные коллективы и связаны богатыми коммуникациями. Особо сложный союз представлен социальной революцией и философией. Своих последователей Маркс призывал к участию в таком сложном эксперименте, как социалистическая революция. Здесь нужно не только объяснить буржуазное бытие и выработать проект нового общества, но и реализовать его в рабочем движении. Образец такой практики и пытались дать Маркс и Энгельс.

Притчи и истории

Английский врач Абернети (XIX в.) вернулся с ночного визита и улегся в постель. Раздался звонок и чей-то голос потребовал доктора. «Что случилось?» – крикнул рассерженный Абернети. «Доктор, мой сын проглотил мышь, помогите!» «Ну, так дайте ему проглотить кошку и оставьте меня в покое!»

Профессор юридического факультета Сорбоны Руайэ-Коллар был очень сильно обременен долгами. Однажды на экзамене он спросил у студента, что такое вексель. Нерадивый юноша долго мялся и, наконец, откровенно сказал: «Не знаю». «Экий счастливец!» - вздохнул профессор и поставил отлично.

Немецкого писателя Георга Лихтенберга попросили дать отзыв об одном произведении. Он написал рецензию из двух строк: «Я испытал огромную радость, закрыв книгу. Такого удовольствия во время чтения я не испытывал». 

Литература

Реале, Дж.,  Антисери, Д. Западная философия от истоков до наших дней. Т. 4. От романтизма до наших дней [Текст] / Дж. Реале, Д. Антисери. – СПб., 1997.

Скирбекк, Г., Гилье, Н. История философии. Учеб. пособие [Текст] / Г. Скирбекк, Н. Гилье. – М., 2000.

Иммануил Кант (1724-1804) стал родоначальником классической немецкой философии. Одно из основных произведений – «Критика чистого разума». Здесь главным делом стала критическая оценка науки и других форм культуры. Творчество Канта делится на докритический и критический периоды. В первый он выдвинул гипотезу о возникновении и эволюции Солнечной системы из газопылевого облака при действии тяготения и других естественных тел, в дальнейшем Кант разработал оригинальное философское учение.

1. Основой новой философии должна стать критическая теория познания, ставящая на первое место активность человека.

Кант полагал, что вся старая философия догматична, ибо она начинается с онтологии и антропологии и заканчивается теорией познания. Порядок же философствования должен быть обратным. Как можно рассуждать о бытии и человеке, если предварительно не выяснен вопрос: «Как возможно человеческое познание?». На него уже дано несколько ответов и в них надо разобраться. Особо выделяется теория эмпирического опыта, где главную роль играет внешний объект (Бог, материальные вещи и т.п.). Объект воздействует на органы чувств человека и такое пассивное поведение дает знания в форме единичных ощущений и восприятий. Затем они развиваются разумом до общих понятий и абстрактных теорий. Главную слабость доктрины отражения Кант увидел в наивной вере в то, что знание может возникнуть в опыте, то есть прийти  в человека извне. Но опыт экспериментальной науки (Г. Галилей, И. Ньютон) говорит об обратном. Ведущей силой здесь является ученый, который планирует опыт заранее, используя ранее приобретенные знания. Соответственно, и философская теория познания должна из центра своего внимания удалить объект и поставить туда человека как субъекта. Это и будет коперниканской революцией в гносеологии.

2. Познавательные способности человека вооружены априорными формами.

Внешний объект или ноумен влияет на познание, но его вклад незначителен и неопределенен. Речь идет о хаотическом потоке впечатлений, который можно считать «материей» познания. Другое дело – человек, он играет решающую роль, которая сводится к активности упорядочивания или придания материи впечатлений определенных форм. У человека есть две коренные способности – чувственность и рассудок. Вот они и обладают соответствующими формами, которые априорны, то есть существуют в любом индивиде до всякого опыта. У априорных форм нет стадии возникновения, их единственный удел – использование и применение. Не завися от чувственного опыта, формы демонстрируют одинаковые для разных индивидов функции. За счет этой общезначимости они способны создавать всеобщие и необходимые знания.

2.1. Пространство и время – априорные формы чувственности. Обычно считается, что пространство и время существуют вне человека. Эту позицию закрепили многие философские направления. Данную традицию Кант оценил как наивную. В действительности пространство и время пребывают в нас и в этом плане они субъективны. Если посредством чувственности объекты нам даются, то способами данности объектов и выступают пространство и время. Как только рождается индивид, в нем сразу начинает действовать пространство – априорная форма внешнего чувства и время как априорный способ функционирования внутреннего чувства. Лишь в поле нашей чувственности возникают протяженные фигуры и длятся процессы. Если вне нас и независимо от нас существуют объекты – ноумены, то чувственность дает их нам как являющиеся феномены. Они суть те элементы опыта, которые становятся реальным предметом познания. В любом феномене материал впечатлений организован формами пространства и времени, что дает нам ощущения и восприятия.

2.2. Категории как априорные формы рассудка. Если чувства дают объект, то рассудок способен о нем думать и знать. То, что для чувственности было продуктом деятельности, для рассудка оно становится исходным предметом активности. Каждое ощущение и восприятие по отдельности организовано и упорядочено, но их совокупность хаотична. В это множественное содержание рассудок должен внести свой порядок, его источник – априорные категории или чистые понятия. В этом качестве выступает двенадцать категорий: единство, множество, реальность, причинность, необходимость и т.п. Данные категории позволяют синтезировать разнообразные восприятия в целостные понятия. Так, Галилей и Ньютон в своих опытах получили богатый набор ощущений и восприятий относительно механического перемещения. К этому калейдоскопу они применили категорию причинности («причина вызывает следствие») и сформировали эмпирическое понятие силы («сила есть та причина, которая вызывает ускорение тела»).

3. Своими образными схемами воображение соединяет работу чувственности и рассудка.

До Канта сложились два противоположных течения: сенсуализм (эмпиризм) и рационализм (теоретизм). Если первое акцентирует внимание на деятельности чувств, то второе подчеркивает активность разума. Кант стремился критически преодолеть эти крайности и столкнулся с реальной трудностью. Чувственность и рассудок суть противоположности и их простое объединение невозможно. И он нашел нужного посредника – воображение. В сути своей оно несамостоятельно и является видом интегративной работы чувственности и рассудка. Если чувства создают наглядный образ, то рассудок связывает с ним понятийную схему. Допустим, что мы чертим на бумаге окружность и представляет себе еще такую фигуру, как круг. Вспомнив школьную математику, мы можем ввести формулы вычисления длины окружности (С = 2πr) и площади круга (S = 2πr2). Двойственность научного воображения здесь очевидна: наглядные образы окружности и круга сочетаются с математическими формулами – схемами.

4. Если аналитические суждения тавтологичны, то синтетические суждения дают новые знания.

На стадии синтеза ощущений и восприятий в эмпирические понятия рассудок производит суждения. Каждое из них состоит из субъекта (S) или предмета и предиката (P) как свойства предмета. Эта логическая структура может быть двойственной: аналитической и синтетической. В первом случае понятие, исполняющее роль предиката, включено в понятие субъекта и может быть из него извлечено. «Всякое тело протяженно». Здесь субъект («тело») неявно предполагает пространственную определенность и предикат («протяженно») делает это явным. Налицо тавтология, то есть предикат ничего не добавляет к значению субъекта. Совсем другое дело – синтетическое суждение, тут предикат добавляет к субъекту новые сведения. «Материальное тело имеет вес». О наличии веса говорит опыт, что предполагает измерения. Но кроме таких суждений возможны синтетические априорные суждения («сила способна действовать на тело и вызывать ускорение»). Здесь соединяются категории (причинность) с понятийной схемой (F = ma) и наглядным образом (картина удара).

5. Возникновение антиномий есть показатель непознаваемости ноуменов.

Чувственные впечатления, а также ощущения, восприятия и эмпирические обобщения выступают единицами эмпирического опыта или явлениями (феноменами). Когда рассудок применяется к ним, то налицо нормальные предметы науки. Но у рассудка есть возможность выхода за пределы опыта, когда он начинает раздумывать о весьма отвлеченных предметах: о мире вообще, Боге и душе. Этот путь оборачивается появлением противоречивых пар суждений или антиномий. Каждое из утверждений можно обосновать с одинаковой логической силой, что в итоге даст абсурдную бессмыслицу. А. Мир во времени и в пространстве конечен. В. Мир во времени и в пространстве бесконечен (А и В – антиномия). Подобных пар можно сконструировать достаточно много. Все это говорит об одном, научный рассудок превратился в чистый разум, который пытается познать ноумены. Поскольку антиномии суть тупики абсурда, это означает принципиальную непознаваемость ноуменов. Для человека они всегда останутся таинственными «вещами-в-себе». Философы же обязаны предупреждать ученых о том, что предмет исследования следует выбирать только в поле возможного опыта.

6. Практический разум устанавливает человеку нравственные законы.

Человек не только занимается познанием, но и совершает нравственные поступки. Необходимо и то, и другое, но второе важнее первого. Из всех живых существ только люди способны на мораль, которая дает любовь, совесть, бескорыстие и т.п. Кант задает вопрос: «Как возможна мораль?». Ее источник он находит в практическом разуме. По своему действию он противоположен теоретическому рассудку. Если последнему важно остаться в рамках опыта, то практический разум стремится вырваться из сферы притяжения инстинктов, телесных влечений, повседневной суеты и рутины. И то, что ему это удастся, свидетельствует о радикальной двойственности человека. Если его тело подчинено природной необходимости, то разум обладает свободой создавать духовные нормы и предлагать их воле для реализации в качестве всеобщих и обязательных правил. Именно, так возникли принципы (идеалы) Бога, красоты, любви и веры. Особое место здесь занимает моральный закон как «категорический императив». Он формулируется так: «Поступай так, чтобы все люди были целью, но не средством». Это универсальная норма долженствования, которая не связана с конкретными условиями и целями. Если ты -_человек, то категорический императив ты должен принять без всяких оговорок и с ним соотносить любое решение и всякий поступок, имеющие отношение к общественной жизни. Где-то и когда-то твоя воля будет отступать от императива под влиянием жизненных обстоятельств. Но если ты будешь стремиться жить в сфере его действия, то он так или иначе укоренится в твоем разуме.

Георг Вильгельм Фридрих ГЕГЕЛЬ (1770-1831) создал уникальную систему объективного и диалектического идеализма. Он основывался не только на греческой традиции (Гераклит, Платон), но и творчески переработал учения ряда немецких предшественников. Основные сочинения – «Феноменология духа», «Энциклопедия философских наук», «Наука логики» и т.д.

1. Сущностью всего является абсолютная Идея. Она весьма родственна христианскому Богу и все же отличается от него. В этой Идее бытие тождественно мысли, то есть разумный дух не ограничивается головой человека и пребывает в самой действительности. Более того, Идея не существует там в виде инородного и ограниченного образования. Поскольку она абсолютна, то пределы реальности совпадают с «границами» разума, ведь только так может существовать абсолют как всеполнота. Оказывается, что «все действительное разумно и все разумное действительно».

2. Как бытийственный субъект Идея диалектически развивается. Абсолют не есть застывшая субстанция, это мировой субъект, жизнь которого состоит в самодвижении. Свое богатство он содержит в виде потенций и реализует их в ходе своего развития. Здесь уместно сравнение Идеи с семенем, которое таит в себе возможности стать определенным растением или более высоким организмом. Разница лишь в том, что если обычное семя (растения) содержит узкий набор будущих свойств (иметь в перспективе корень, стебель, листья), то Идея обладает бесконечным спектром свойств. Довод здесь один – абсолют есть всеполнота. Отсюда развитие сводится к процессу последовательной реализации возможностей, где каждая потенция Идеи превращается в действительное и реальное состояние. Непрерывная динамика жизни и есть бытие. Проявление внутренних возможностей мирового духа и их внешняя актуализация имеют характер диалектического развития. Диалектика представлена рядом законов, действующих обязательно и с неумолимой силой.

2.1. Закон единства и борьбы противоположностей. Данный закон играет определяющую роль в самодвижении Идеи. В каждом своем состоянии она разделяется на противоположности и своеобразие таких полярных пар неисчерпаемо: тождество и различие, конечное и бесконечное, идеальное и материальное и т.п. Отношение между противоположностями обладает напряженной динамикой борьбы, где каждый полюс стремится опрокинуть и преодолеть другой. Если силы уравниваются, то наступает временное единство. Рано или поздно оно нарушается таким взаимодействием, которое приводит к обновлению той и другой силы. Тогда одна из них побеждает и начинает доминировать, вобрав в себя все положительное у поверженной стороны. Однако безраздельное господство чего-то одного невозможно. Из бесконечного набора потенций духа находится такое состояние, которое становится в оппозицию победившей силе. И снова протекает динамика борьбы и единства. Так, осуществляется смена покоя и движения, определенного и неопределенного, субъективного и объективного и т.д.

2.2. Законы количественной непрерывности и качественного скачка, отрицания отрицания. Связь противоположностей универсальна и демонстрирует разнообразие своих форм. Одна из них представлена единством количественных и качественных изменений. Если первые меняются непрерывно, то вторые являются прерывами постепенности или скачками. Уменьшение или увеличение количества имеет границу или меру, выход за ее пределы ведет к скачкообразной смене качеств. (Иллюстрацией этого будут переходы воды как жидкости в лед (0ºС) и пар (100ºС)).

Исключительно важное место в развитии Идеи занимает диалектика отрицания. Она сводится к единству противоположных процессов – устранению отжившего старого и сохранению положительного содержания. Такая связь и обеспечивает обновление в форме восходящего прогресса или развития. Акты отрицаний формируют цикл триады: тезис – антитезис – синтез. В качестве тезиса выступает некое исходное состояние Идеи. Так, Гегель начинает ее развитие с состояния, где чистая мысль совпадает с бытием. С другой стороны, в этом «Логосе» богатство потенций еще не реализовалось и пребывает как некое ничто. Такое положение неустойчиво и с переходом возможностей в действительность начинается становление более богатого бытия. Оно реализуется в виде «малой» триады: качество – количество – мера. В целом же Логос, проходя более «крупную» триаду: бытие – сущность – понятие, исчерпывает себя как тезис большой триады. Происходит его отрицание и переход в антитезис. В этом качестве выступает Природа, где идеальное уступает место материальному. Для Гегеля физико-химические процессы, мир растений и животных есть инобытие и формы отчуждения Идеи. В свою очередь и Природа как антитезис подвергается отрицанию, приводящему к Духу. Как некий синтез он вбирает в себя все положительное из предшествующих стадий. Из Логоса (тезиса) он берет логическую поступь от субъективных форм к объективным понятиям. Зародышевую возможность познания Дух доводит до высот теоретической мысли. От природы он заимствует материальную форму, которая в человеческой культуре оборачивается чувственными знаками языка и материальными факторами труда, политики и т.п. Итак, Логос – Природа – Дух суть три основных этапа развития Идеи. Они выражают три глобальных витка расширяющейся спирали Абсолюта.

3. Через развитие человеческого разума Идея познает саму себя.

На этапе Духа возникает человек. Его предназначение сводится к тому, чтобы стать высшим средством возвышения Идеи. Если ее сквозной целью является самопознание, то развитие познания становится главным делом человеческой истории. Здесь также реализуется своя триада: 1) субъективный Дух; 2) объективный Дух; 3) абсолютный Дух.

3.1. Субъективный Дух познает себя в качестве чувствующей и разумной души. Уже древние люди пришли к представлению о душе как верховном начале всего. Хотя анимизм был наивным учением, он правильно подметил универсальную одухотворенность. Позднее возникли учения, где наметилось разделение чувствующей и разумной душ. Если первую стала изучать психология, то логика и риторика занялись разумом, ядром которого стал язык.

3.2. Право, мораль и нравственность – ступени объективного Духа. Христианство открыло человеку царство духовной свободы, где только и возможна любовь к Богу. Утверждение свободы в семье породило право в виде собственности и договоров. Из этих внешних форм свобода перешла в сознание индивидов, дав мораль как скреп общества. Становление нравственности как синтеза права и морали объединяет семьи и частные общества под эгидой государства.

3.3. Искусство, религия и философия возвышаются до абсолютного Духа. Реализация истории как свободы подготовила завершающий этап познания. Оно начинается чувственным созерцанием прекрасных форм искусства. Затем наступает время религиозных представлений, которые культивируют внутренние глубины души-сердца. И, наконец, эстафету Духа принимает философия как высшая наука. Она синтезирует объективность искусства и субъективность религии, продвигаясь от абстрактных (односторонних) учений к конкретным (богатым) концепциям. Абсолютное знание достигается в системе Гегеля, где объединяются все положительные элементы познания.

После смерти Гегеля его сторонники образовали два течения: правое и левое гегельянство. Если представители первого стремились к положительному развитию идей учителя, то вторые сделали упор на критической переоценке. Левые стали совершенствовать отрицательную сторону диалектики, критикуя религию, идеализм и капиталистический строй.

Самым гениальным левым гегельянцем стал Карл Маркс (1818-1883). На его критическое отношение к Гегелю повлиял Людвиг Фейербах (1804-1872) – основоположник антропологического материализма. Основные труды: «Экономическо-философские рукописи» (1844), «Тезисы о Фейербахе», «Капитал».

1. В философии Гегеля следует критиковать идеалистическую систему и развивать диалектический метод.

Другом и сотрудником Маркса был Фридрих Энгельс (1820-1895). Их объединяло многое, включая философские принципы и отношение к Гегелю. Его философию они разделили на две части – систему объективного идеализма и диалектическую концепцию. Избрав линию материализма, Маркс и Энгельс подвергли абсолютную идею жесткой критике. Мировой дух есть явный вымысел, такой же, как и образ Бога. Обнаружить в недрах природы некий Логос – на это способен только идеалист, везде усматривающий воплощения разума. Другое дело – диалектика, разрабатывая эту концепцию, Гегель угадал сложную динамику материального мира. Вот почему необходимо критически отделить положительный метод диалектики от идеалистических фантазий, то есть «поставить диалектику с головы на ноги».

2. Материя – это не только природа, но и общественное бытие.

У Маркса и Энгельса было своеобразное разделение труда, если первый разрабатывал материалистическое понимание истории, то второй осмысливал диалектику природу. Для Энгельса было важно показать, что естествознание своими открытиями обосновывает законы диалектики и снимает с них ореол идеалистической мистики. Так, закон сохранения энергии ведет к признанию диалектического взаимопревращения разных форм движения, достижения химии убеждают в правомерности связи количества и качества. Эволюционная теория Ч. Дарвина конкретизирует диалектический тезис о том, что случайность есть форма проявления необходимости. Итак, наука доказывает, что в материальной природе все совершается диалектически и без вмешательства объективного разума.

Главной целью Маркса было нахождение в истории социальной материи. Создать такую абстракцию – весьма трудное дело, ибо сами исторические факты прямо на нее не указывают. Марксу помогла разносторонняя критика теорий своих предшественников. Там, где Гегель подчеркивал в истории «хитрость разума», обнаружилась роль орудий труда. Если это продумать до конца, то получаем понятие способа материального производства, состоящего из производительных сил (работники и техника) и производственных отношений. Трудовую теорию стоимости А. Смита и Д. Рикардо можно осмыслить философски и дойти до универсальной значимости труда на разных этапах истории. Если извлечь общий вывод из всех форм марксистских критик, то он будет таков – решающая роль в истории принадлежит общественному бытию. Речь идет о системе материальных элементов жизни людей, где ключевое место занимает способ производства материальных благ.

3. Структуру общества образуют базис и надстройка. История есть прогресс общественно-экономических формаций.

Производственные отношения, включающие в себя отношения собственности, управления трудом и отношения распределения, Маркс оценил в качестве базиса, то есть основы всего общества. Эти связи определяют характер всех элементов надстройки: а) социальных отношений за исключением производственных (семейных, политических, юридических и т.п.); б) общественных институтов (семьи, государства, школы и т.п.); в) общественного сознания. Хотя между базисом и надстройкой реализуется взаимодействие, в нем есть безусловный вектор влияния – каков базис, такова и надстройка.

3.1. Смена формаций происходит в ходе классовой борьбы. Динамика общества вытекает из его структуры. Если производительные силы, базис и надстройка находятся на определенной ступени истории, то их единство составляет общественно-экономическую формацию (ОЭФ).

Собственность на средства производства является сердцевиной базиса, в ней по-разному заинтересованы классы и социальные группы. Те классы, которые владеют собственностью, стремятся сохранить ее как источник своего благополучия, и формируют надстройку для своего господства. Таково отношение буржуазии к частной собственности в капиталистической формации. Для неимущих же классов собственность выступает основой их эксплуатации. Буржуазная собственность для пролетариев – главное зло, которое поддерживается надстройкой (государством, идеологией). Смена собственности реальна, если она имеет экономические предпосылки. Тогда, когда производственные отношения устарели и не соответствуют характеру производительных сил, их можно заменить новым базисом. Поскольку с каждым базисом связаны определенные классы, протекает классовая борьба. Если побеждает прогрессивный класс, то он утверждает не только новый базис, но и новую надстройку. Эти изменения и составляют содержание социальной революции. Для XIX века Маркс считал прогрессивной силой пролетариат, который способен утвердить общественную собственность и с нею коммунистическое общество.

4. Отчуждение труда деформирует человека в виде системы общественных отношений.

Маркс полагал, что телесная природа есть лишь условие человека как социального существа. Сущностью человека являются общественные отношения и все зависит от их качества. В идеале индивиды способны всесторонне совершенствовать свои сущностные силы (разум, чувственность, культуру общения) в трудовом процессе, но многое зависит от характера производственных отношений. Если в экономике действует частная собственность, то она формирует такое отрицательное явление как отчуждение труда. Оно радикально ограничивает возможности развития человека, противопоставляет ему элементы труда. Маркс выделил типичные формы отчуждения: 1) отчуждение работника от результатов своего труда. Если рабочий произвел некий продукт, то он уже не имеет никаких прав на него. Результат стал для него чуждой силой. Чем большее богатство создает рабочий, тем беднее становится он сам. 2) отчуждение работника от собственного творческого потенциала. Хотя работник способен на многое, капиталист определяет характер его труда. И в нем чаще всего доминирует тяжелая и монотонная работа. В качестве невостребованного таланта творчество пребывает вне многих специалистов. 3) уход человека от развития своих сущностных сил. Если рабочий не может реализовывать свои задатки и способности в труде, значит, закрыт основной канал его роста. Маркс не только поставил диагноз такой опасной социальной болезни как отчуждение труда, но и предложил способ лечения. На смену частной собственности должна прийти собственность общественная.

5. Общественное сознание отражает общественное бытие.

Данный тезис вполне естественен для исторического материализма. Если материальные факторы играют ведущую роль в жизни людей и базис определяет надстройку, то обязательным следствием этих принципов будет положение о зависимости идеальных и духовных образований от социальной материи. Ее понятийным синонимом как раз и выступает общественное бытие. Принцип отражения является традиционным для материализма, он и выражает зависимость сознания от материи. Новаторство Маркса состояло в специфической разработке понятий общественного бытия и общественного сознания. Духовная культура имеет сложную структуру, где выделяется два основных уровня: обыденное и теоретическое сознание. Первое включает в себя все многообразие социальных чувств и богатство практических представлений (ныне это «менталитет»). Носителем обыденного сознания выступает весь народ, в силу своей укорененности в потоке жизни оно в значительной степени стихийно и неосознанно. Совсем другое дело – теоретическое сознание, состоящее из научных знаний и идеологии. Если первое ориентировано на получение объективных истин, то второе отражает бытие через призму классовых интересов. Но не всякий интерес искажает истину. Как превратное отражение идеология выражает интересы реакционных классов и групп. Если же мировоззренческая теория разрабатывается прогрессивным классом, интерес которого совпадает с объективным ходом истории, то она способна стать научной. Так, до XIX века буржуазия была прогрессивна и ее доктрины включали материализм, атеизм и критику феодализма. Но эти элементы науки ныне исчезли, уступив место буржуазной апологетике, то есть идеологии.

5.1. Религия как вздох угнетенной твари и как идеология. Маркс полагал, что многое в феномене религии объяснил Фейербах. Он исходил из того, что человек – это чувствующее и мыслящее существо. Древних людей окружали неизвестные и грозные силы природы и страх перед ним и породил духов и богов. Позднее стало развиваться мышление и оно внесло свою лепту. Первые мыслители создали абстрактные образы идеального человека (всезнание, вседоброта, безошибочная мудрость и т.п.) и приписали их небу. Уже оттуда бывшие продукты человека стали господствовать над ним, произошло отчуждение религии. Однако Фейербах не затронул социально-классовые корни мировых религий. Если взять христианство, то у своих истоков оно выразило бытие рабов. Их земная эксплуатация обернулась переживанием надежды на небесное спасение. Но позднее христианство выродилось в идеологию, которая стала защищать институты классового подавления. Отчуждение религии устраняется не столько критикой неба, сколько революционным устранением бездушных порядков.

5.2. Сущность человека есть совокупность общественных отношений. В человеке продолжают господствовать производственные связи как деятельная форма общественного бытия. Она сводится к активному преобразованию природы, человека и социума. Основными формами практики являются: материальное производство, социальная революция и научный эксперимент. Маркс переосмыслил и развил идейную традицию активности познающего человека, заложенную Кантом и Гегелем. Для него было важно подчеркнуть ту мысль, что знания возникают в широком контексте социальной материи, где индивиды объединены в разные коллективы и связаны богатыми коммуникациями. Особо сложный союз представлен социальной революцией и философией. Своих последователей Маркс призывал к участию в таком сложном эксперименте, как социалистическая революция. Здесь нужно не только объяснить буржуазное бытие и выработать проект нового общества, но и реализовать его в рабочем движении. Образец такой практики и пытались дать Маркс и Энгельс.

Притчи и истории

Английский врач Абернети (XIX в.) вернулся с ночного визита и улегся в постель. Раздался звонок и чей-то голос потребовал доктора. «Что случилось?» – крикнул рассерженный Абернети. «Доктор, мой сын проглотил мышь, помогите!» «Ну, так дайте ему проглотить кошку и оставьте меня в покое!»

Профессор юридического факультета Сорбоны Руайэ-Коллар был очень сильно обременен долгами. Однажды на экзамене он спросил у студента, что такое вексель. Нерадивый юноша долго мялся и, наконец, откровенно сказал: «Не знаю». «Экий счастливец!» - вздохнул профессор и поставил отлично.

Немецкого писателя Георга Лихтенберга попросили дать отзыв об одном произведении. Он написал рецензию из двух строк: «Я испытал огромную радость, закрыв книгу. Такого удовольствия во время чтения я не испытывал». 

Литература

Реале, Дж.,  Антисери, Д. Западная философия от истоков до наших дней. Т. 4. От романтизма до наших дней [Текст] / Дж. Реале, Д. Антисери. – СПб., 1997.

Скирбекк, Г., Гилье, Н. История философии. Учеб. пособие [Текст] / Г. Скирбекк, Н. Гилье. – М., 2000.