• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

ВВЕДЕНИЕ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

Актуальность исследования. В настоящее время вопрос о знании и способах его репрезентации становится одним из ведущих не только в философии, но и в области когнитивных наук, ориентированных на изучение познавательных способностей человека. Знание оказалось предметом изучения психологии, лингвистики, семиотики, логики, информатики и многих других специальных дисциплин. В когнитивных науках знание исследуется по самым разным направлениям и в разных аспектах его существования и функционирования. Интерес, проявленный специалистами к данному феномену неслучаен, поскольку знание выступает абсолютным ресурсом становящегося информационного общества. В любом знании можно выделить его содержание и форму выражения или репрезентации. Последняя может стать специальным предметом исследования.

Необходимость выражения (фиксации) знания в языке диктуется потребностью его сохранения в социальной и индивидуальной памяти человека и его оптимального извлечения, а также использования. Исследование репрезентации знания предполагает рассмотрение того, в каких формах и в каких структурах знание представлено человеческому разуму, какие репрезентативные системы существуют и как они взаимодействуют между собой. Вплоть до ХХ века вопрос о репрезентации знания не был особо актуальным предметом научных споров, а потому и не вызывал такого количества мнений и даже целых теорий, что так характерно для современного положения дел. Более того, само понятие «репрезентация» возникло только в XX веке, о чем свидетельствует соответствующая литература по различным научным дисциплинам. Современные исследования феномена репрезентации стали причиной сближения различных наук (психологии, лингвистики, нейронаук, искусственного интеллекта и др.) в рамках единой когнитивной парадигмы знания. Вплоть до последнего времени идея репрезентации не получала системного развития и анализу подвергались лишь изолированные аспекты этого явления (символические модели мозга, коннекционистские модели, рассмотренные по отдельности и т.д.). В рамках современной эпистемологии могут быть пересмотрены взгляды на то, что представляют собой формы репрезентации и каковы структурные модели их организации.

Знание как результат когнитивного опыта человека существует в двух формах языка – вербальной и невербальной. Нам представляется, что оптимальным процесс репрезентации становится тогда, когда вербальный и невербальный языки дополняют друг друга и взаимодействуют в контексте целостной познавательной культуры. Именно эта идея стала основой настоящего исследования. Существует относительно большой массив работ российских и зарубежных исследователей, посвященных теме репрезентации знания. В задачи исследования входила выработка авторского отношения к различным концепциям, что предполагало их критическую оценку, выявление положительных и проблемных аспектов.

Степень разработанности проблемы. В современных исследованиях по философии и целому ряду когнитивных наук тема репрезентации представлена относительно большим количеством работ российских и зарубежных специалистов. Однако при обилии точек зрения в них отсутствует целостное и обобщенное единство. Следует отметить, что нет монографических работ, уделяющих внимание исключительно теме репрезентации. Как правило, изучению подвергаются отдельные аспекты этого феномена в рамках конкретных научных дисциплин. Эти обстоятельства и определили выбор тематики исследования.

Субъективные характеристики феномена знания выявлены на основе сопоставления понятий «знание» и «информация». Это стало возможным благодаря работам следующих отечественных и зарубежных специалистов: И.Т. Касавина, Л.А. Микешиной, К. Нельсон, И. Нонаки, Н.Ф.  Овчинникова,   М.Ю. Опенкова, Р. Солсо, Р. Стернберга, Х. Такойчи, Я. Хинтикки и др. Основные формы знания представлены посредством классификации форм познания, предложенной В.Ф. Юловым.

Исторический экскурс в тему репрезентации свидетельствует о том, что первый интерес к способам представления знания зародился уже в эпоху античности в творчестве софистов и Аристотеля. В средние века функция представления (выражения) становится ведущим аспектом лингвистических изысканий. Так, схоласты формируют идеи «номинализма» и «реализма». В теории познания И. Канта было разработано понятие «трансцендентальная схема», предполагающее связь чувственного и рационального компонентов рассудка.  В дальнейшем, вплоть до XX века, тема репрезентации выпала из активного поля исследования. Ситуация начала меняться в XX веке. Особым успехом стала пользоваться вербальная форма научного языка,  попавшая в зону внимания логического позитивизма (Р. Карнап, М. Шлик) и аналитической философии (Л. Витгенштейн, Дж. Остин, Б. Рассел, Г. Райл, А. Уайтхед). Н. Хомский исследовал глубинные структуры обыденного вербального языка, а Ю. Хабермас создал теорию языка как гуманитарного дискурса. И вот на фоне экспансии вербальной парадигмы появились симптомы иной стратегии. Моделируя работу человеческого сознания, специалисты в области когнитивных наук вынуждены были обратить внимание на структуры эмпирического опыта, где тон задают невербальные способы репрезентации.

Когнитивисты выяснили, что репрезентация реализуется посредством разнообразных структурных форм (понятий, ментальных моделей, схем, фреймов, сценариев и т.д.). Каждая единица предполагает как вербальную, так и невербальную репрезентацию. Все структуры достаточно подробно представлены в работах зарубежных авторов. Так, природу понятий исследовали Дж. Брунер, Х. Гейвин, Л. Зихельшмидт, К. Кесслер, Д. Медин, П. Моррис, Г. Рикхайт, Э. Рош, М. Смит, М.А. Халиди, А. Эллис. Трактовка ментальной модели представлена в работах П. Джонсон-Лэрда, А. Коллинза, Г. МакКуна, Р. Ратклиффа и др. Описание схемы как особой формы репрезентации отражено в исследованиях Дж. Андерсона, В. Бруэра,            Дж. Галлини, А. Ортони, Д. Румельхарта и др. Концепция «фрейма» представлена ее основоположником М. Минским, а также Г. Бейтсоном,         Э. Гоффманом. Сущность «сценария» раскрыта Р. Абельсоном,                         Е. Ван дер Меером и Р. Шенком. Модели «системных» репрезентаций разработаны представителями современных философских школ: американской (Дж. Таунер), греческой (А. Деметриу и А. Эфклидес), австрийской (М. Пешль, Э. Оезер), российской (В.М. Розин и др.).

Вербальный язык признан ведущим средством репрезентации, что доказывают коммуникативная и репрезентативная функции, способные к интенсивному развитию. Первая выявлена и проанализирована через связь языка с культурой и обществом в работах В.Н. Агеева, К. Леви-Стросса, Б. Рассела, С.Г. Тер-Минасовой, О. Холмса. Вторая исследована в ходе становления семиотических концепций Э. Кассирера, Н.И. Конрада, Ч. Осгуда, М. Пенкина, Ч.С. Пирса, В. Руднева, Г. Фреге, В. Хлебникова, Н. Хомского и др. Связь языка с познанием и мышлением представлена в работах Э. Бенвениста, Р. Джекендоффа, В. фон Гумбольдта, Б. Уорфа и др. Сущность метаязыка как особой внутренней разновидности вербального языка раскрыта в исследованиях Л. Стассена, Дж. Фодора и др. 

Эпистемологическая трактовка феномена вербального языка дана рядом отечественных и зарубежных исследователей: К. Бюлер, Ф.М. Вукетич, Д. Кэмпбелл, С. Лангер, В.А. Лекторский, К. Лоренц, И.П. Меркулов, К. Поппер, Р. Ридль, В.Ф. Юлов. Семиотический аспект            с позиции эволюционной эпистемологии прослеживается в работах Г. Бейтсона, И.А. Бесковой, А. Дестюта де Траси и других авторов.

Основой для рассмотрения конституирующих этапов мыслительного процесса (проблема – метод – результат) послужила концепция В.Ф. Юлова. В прослеживании репрезентации актов мышления учитывались также концепции Дж. Бэрона, Дж. Дьюи, Я.А. Пономарева, С.Л. Рубинштейна. Разработке различных способов постановки проблемы уделяют внимание     Э. де Боно, В.П. Зинченко, С. Клейнер, А.М. Матюшкин, А. Ньюэлл, Х. Саймон, Р. Стернберг, О.К. Тихомиров и др. Некоторые варианты репрезентации проблемы представлены в работах Л. Барсалу, Л.М. Веккера, М. Вертгеймера, К. Галлини, М. Дени, Р.Ш. Таненбаума и др. Важным моментом в процессе решения проблемных задач является выбор адекватного метода и его применение к проблеме. Инструментальное мышление образует ядро деятельности интеллекта («интеллект в действии»). Об активности последнего рассуждали Дж. Адлер, К. Блэйр, Г. Гарднер, Р. Грегори, М. Пресли, К. Рами, К. Фопель, Дж. Эванс и др. Способы репрезентации метода представлены в работах Ф. Бартлетта, М. Бунге, М. Гарсиа, Р. Грегори, В. Келера, У. Куайна, У. Найссера, М. Робертса,  К. Юнга и др. Что касается вариантов репрезентации результата, то, хотя исследований на эту тему вполне достаточно, автор все же предложил собственную версию.

Сущность невербального языка раскрыта сквозь призму основных способов невербальной коммуникации, относящихся к духовно-практической и научной сфер деятельности человека. Мифологическая коммуникация осмыслена в работах И.А. Герасимовой, Г.Н. Оботуровой, П. Рикера, Р. Шехнера, Э. Элиаде и др. Визуальная коммуникация получила развернутую интерпретацию в исследованиях Р. Бердвистела, Г.В. Бороздиной, М. Кроута, В.М. Липской, Ф. Ницше, М. Пеи, Дж. Розенбаума, М. Спиллейн, Б.А. Успенского, П. Флоренского, Б. Яворского. Особенности художественной коммуникации отражены в работах В.Н. Агеева, В. Ван Гога, Н. Гудмена и др. Невербальный язык характерен также и для языка науки, о чем свидетельствуют исследования У. Куайна, Л.А. Микешиной, М.Ю. Опенкова, М. Полани, М.А. Розова, В.С. Степина, Г.П. Щедровицкого. Особенности субъективного восприятия процесса невербальной коммуникации раскрыты с учетом позиций Н. Гудмена и Ю.М. Шилкова.

В структуре знания существуют вербально-невербальные трансформации, что доказано в работах А. Бэделлея, Р. Ковардани, К. Ксапо, А. Пайвио, М. Роллинса, Р. Финке и др. Примечательным образцом сочетания вербального и невербального (образного) компонентов выступает ментальная модель, изучением которой много занимались Т. Альбрехт, Е. О’Брайен, П. Джонсон-Лэрд, В. Шнотц и др. Взаимодействие вербальных и невербальных форм языка играет важную роль в образовательном процессе. Это подтверждают работы В.Н. Агеева, Р. Арнхейма, Э. де Боно, М. Дени, В.П. Зинченко, Л. Зихельшмидта, Т. Натсуласа, Г. Рикхайта, М. Роллинса, В.Ф. Юлова  и др.

Феномен метафоры издавна привлекал внимание многих философов: Аристотеля, Т. Гоббса, Э. Кассирера, Дж. Локка, Ф. Ницше,                              Х. Ортеги-и-Гассета, П. Рикера и др. Рассмотрение метафоры как универсального явления прослеживается в работах Г.С. Баранова,                   Ф. Вегенера, В.Г. Гака, С.Ю. Деменского, Э. Джордана, Г.Г. Кулиева,            А.А. Потебни, В.С. Ротенберга и др. Важную роль метафоры в познании выявили М. Джонсон и Б. Индрукхья. Дополнительность вербального и невербального компонентов установлена в структурах особых видов метафор: обыденно-практических, научных и философских. Это освещено в работах Дж. Боно, П. Вейнгарта, С. Маасен, С. Ойлвин, Г.Г. Почепцова,       В.Ф. Юлова и др. «Схема концептуальной интеграции», объясняющая механизм образования метафоры, предложена американскими исследователями Дж. Фоконье и         М. Тернером. Основные способы формирования метафоры изучены в работах М. Блэка, Дж. Миллера,               М. Минского, А. Ричардса. Психологический аспект функционирования метафоры осмыслен в исследованиях М. Бунге, С. Левина, П. Рикера и др. Интересные варианты метафорической интерпретации имеются в работах       Н. Гудмена, С.С. Гусева, Д. Дэвидсона, Ю.М. Романенко, Дж. Серля,            Г.Л. Тульчинского, О.А. Чулкова и др.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является системная характеристика процесса репрезентации знания в контексте философии и ряда когнитивных наук, анализ основных форм репрезентации, а также установление взаимосвязи между ними. Отсюда вытекает ряд соответствующих задач:

рассмотреть знание как особое субъективное образование и представить его основные виды;

дать аналитическую оценку современным концепциям репрезентации и проследить развитие ведущих моделей репрезентации;

выявить многообразие структурных форм вербальной и невербальной репрезентации, а также оценить современные концепции системной репрезентации;

исследовать формы вербального языка на основе современных  эпистемологических подходов;

установить основные этапы процесса мышления и соотнести с ними специфические формы репрезентации;

представить феномен невербального языка, его основные формы и выявить их оптимальные связи с формами вербального языка;

рассмотреть метафору как вербально-невербальную форму репрезентации знания.

Методология исследования. Для достижения цели и решения задач использовалась комплексная стратегия. Ее основными элементами стали следующие философские, общенаучные принципы и концепции: современный системный подход, эволюционная эпистемология,  инструментально-технологическая концепция сознания, семиотические принципы и идея единства форм языка.

Теоретическая новизна исследования.

Дана аналитическая оценка всех основных форм репрезентации знания и выявлены специфические достоинства «системной репрезентации» на основе изучения отечественных и современных зарубежных концепций.

Представлена модель полноактного мыслительного процесса (проблема – метод – результат), где каждый этап предполагает определенный способ репрезентации.

Проведен теоретико-познавательный анализ взаимодействия вербальной и невербальной форм языка в процессе репрезентации знания.

Разработана интерпретация метафоры как такой структуры, где находят взаимосвязь специфические процессы психики и интеллекта, получающие вербальное и невербальное оформление.

Научно-практическая значимость исследования. Основные положения и выводы проведенного исследования могут быть использованы в самых различных областях современной деятельности. Особую важность они имеют для практики преподавания во всех видах школы. Если взять высшую школу, то можно разработать особую методику создания наглядных схем по любой учебной дисциплине, независимо от уровня её теоретической абстрактности. Здесь можно выделить философские дисциплины, включая курсы онтологии и теории познания, философии искусства, а также когнитивную психологию, лингвистику, семиотику и т.д.

Апробация диссертационного исследования. Основные положения и результаты исследования докладывались автором на Российско-Белорусской научно-теоретической конференции «Становление сознания специалиста: междисциплинарный диалог» (г. Киров, 2-4 апреля 2003 года) и на международной конференции «Рациональность и вымысел»                        (г. Санкт-Петербург, 12-14 ноября 2003 года).

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Культурная ориентация языка и ее роль в процессе пополнения словарного запаса современного английского языка // Идеи, гипотезы, поиск…: Сб. науч. статей студентов. – Киров: Изд-во ВятГГУ, 2002. –             С. 134-135.

Семиотический аспект формирования интеллектуальной культуры специалиста // Профессиональное сознание специалиста: методологические, идеологические, психолого-педагогические факторы формирования: М-лы Российско-Белорусской науч.-практ. конф. (Киров, 2-4 апреля 2003г.). – Киров: Изд-во ВятГГУ, 2003. – С. 99-104.

Воображение в контексте научного мышления // Рациональность и вымысел. Тезисы науч. конф. (Санкт-Петербург, 12-14 ноября 2003 г.). – СПб., 2003. – С. 138-140.

Стратегия визуализации в образовании // Профессиональное сознание специалиста: методологические, идеологические, психолого-педагогические факторы формирования: М-лы Российско-Белорусской науч.-практ. конф. (Минск, 21-23 апреля 2004 г.). – Мн.: РИВШ БГУ, 2004. –           С. 153-158.

Метафора в контексте культуры познания // Вестник культурологии: Сб. науч. м-лов студентов и аспирантов. – Киров: Изд-во ВятГГУ, 2004. – С. 65-71.

Эпистемологический подход в изучении вербального языка // Сознание – мировоззрение – мышление: Сб. науч. статей. – Вып.9. – Киров, 2004 (в печати).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих 10 параграфов, заключения и библиографического списка. Объем диссертации ___ страниц, список литературы включает 245 источников.

 

Актуальность исследования. В настоящее время вопрос о знании и способах его репрезентации становится одним из ведущих не только в философии, но и в области когнитивных наук, ориентированных на изучение познавательных способностей человека. Знание оказалось предметом изучения психологии, лингвистики, семиотики, логики, информатики и многих других специальных дисциплин. В когнитивных науках знание исследуется по самым разным направлениям и в разных аспектах его существования и функционирования. Интерес, проявленный специалистами к данному феномену неслучаен, поскольку знание выступает абсолютным ресурсом становящегося информационного общества. В любом знании можно выделить его содержание и форму выражения или репрезентации. Последняя может стать специальным предметом исследования.

Необходимость выражения (фиксации) знания в языке диктуется потребностью его сохранения в социальной и индивидуальной памяти человека и его оптимального извлечения, а также использования. Исследование репрезентации знания предполагает рассмотрение того, в каких формах и в каких структурах знание представлено человеческому разуму, какие репрезентативные системы существуют и как они взаимодействуют между собой. Вплоть до ХХ века вопрос о репрезентации знания не был особо актуальным предметом научных споров, а потому и не вызывал такого количества мнений и даже целых теорий, что так характерно для современного положения дел. Более того, само понятие «репрезентация» возникло только в XX веке, о чем свидетельствует соответствующая литература по различным научным дисциплинам. Современные исследования феномена репрезентации стали причиной сближения различных наук (психологии, лингвистики, нейронаук, искусственного интеллекта и др.) в рамках единой когнитивной парадигмы знания. Вплоть до последнего времени идея репрезентации не получала системного развития и анализу подвергались лишь изолированные аспекты этого явления (символические модели мозга, коннекционистские модели, рассмотренные по отдельности и т.д.). В рамках современной эпистемологии могут быть пересмотрены взгляды на то, что представляют собой формы репрезентации и каковы структурные модели их организации.

Знание как результат когнитивного опыта человека существует в двух формах языка – вербальной и невербальной. Нам представляется, что оптимальным процесс репрезентации становится тогда, когда вербальный и невербальный языки дополняют друг друга и взаимодействуют в контексте целостной познавательной культуры. Именно эта идея стала основой настоящего исследования. Существует относительно большой массив работ российских и зарубежных исследователей, посвященных теме репрезентации знания. В задачи исследования входила выработка авторского отношения к различным концепциям, что предполагало их критическую оценку, выявление положительных и проблемных аспектов.

Степень разработанности проблемы. В современных исследованиях по философии и целому ряду когнитивных наук тема репрезентации представлена относительно большим количеством работ российских и зарубежных специалистов. Однако при обилии точек зрения в них отсутствует целостное и обобщенное единство. Следует отметить, что нет монографических работ, уделяющих внимание исключительно теме репрезентации. Как правило, изучению подвергаются отдельные аспекты этого феномена в рамках конкретных научных дисциплин. Эти обстоятельства и определили выбор тематики исследования.

Субъективные характеристики феномена знания выявлены на основе сопоставления понятий «знание» и «информация». Это стало возможным благодаря работам следующих отечественных и зарубежных специалистов: И.Т. Касавина, Л.А. Микешиной, К. Нельсон, И. Нонаки, Н.Ф.  Овчинникова,   М.Ю. Опенкова, Р. Солсо, Р. Стернберга, Х. Такойчи, Я. Хинтикки и др. Основные формы знания представлены посредством классификации форм познания, предложенной В.Ф. Юловым.

Исторический экскурс в тему репрезентации свидетельствует о том, что первый интерес к способам представления знания зародился уже в эпоху античности в творчестве софистов и Аристотеля. В средние века функция представления (выражения) становится ведущим аспектом лингвистических изысканий. Так, схоласты формируют идеи «номинализма» и «реализма». В теории познания И. Канта было разработано понятие «трансцендентальная схема», предполагающее связь чувственного и рационального компонентов рассудка.  В дальнейшем, вплоть до XX века, тема репрезентации выпала из активного поля исследования. Ситуация начала меняться в XX веке. Особым успехом стала пользоваться вербальная форма научного языка,  попавшая в зону внимания логического позитивизма (Р. Карнап, М. Шлик) и аналитической философии (Л. Витгенштейн, Дж. Остин, Б. Рассел, Г. Райл, А. Уайтхед). Н. Хомский исследовал глубинные структуры обыденного вербального языка, а Ю. Хабермас создал теорию языка как гуманитарного дискурса. И вот на фоне экспансии вербальной парадигмы появились симптомы иной стратегии. Моделируя работу человеческого сознания, специалисты в области когнитивных наук вынуждены были обратить внимание на структуры эмпирического опыта, где тон задают невербальные способы репрезентации.

Когнитивисты выяснили, что репрезентация реализуется посредством разнообразных структурных форм (понятий, ментальных моделей, схем, фреймов, сценариев и т.д.). Каждая единица предполагает как вербальную, так и невербальную репрезентацию. Все структуры достаточно подробно представлены в работах зарубежных авторов. Так, природу понятий исследовали Дж. Брунер, Х. Гейвин, Л. Зихельшмидт, К. Кесслер, Д. Медин, П. Моррис, Г. Рикхайт, Э. Рош, М. Смит, М.А. Халиди, А. Эллис. Трактовка ментальной модели представлена в работах П. Джонсон-Лэрда, А. Коллинза, Г. МакКуна, Р. Ратклиффа и др. Описание схемы как особой формы репрезентации отражено в исследованиях Дж. Андерсона, В. Бруэра,            Дж. Галлини, А. Ортони, Д. Румельхарта и др. Концепция «фрейма» представлена ее основоположником М. Минским, а также Г. Бейтсоном,         Э. Гоффманом. Сущность «сценария» раскрыта Р. Абельсоном,                         Е. Ван дер Меером и Р. Шенком. Модели «системных» репрезентаций разработаны представителями современных философских школ: американской (Дж. Таунер), греческой (А. Деметриу и А. Эфклидес), австрийской (М. Пешль, Э. Оезер), российской (В.М. Розин и др.).

Вербальный язык признан ведущим средством репрезентации, что доказывают коммуникативная и репрезентативная функции, способные к интенсивному развитию. Первая выявлена и проанализирована через связь языка с культурой и обществом в работах В.Н. Агеева, К. Леви-Стросса, Б. Рассела, С.Г. Тер-Минасовой, О. Холмса. Вторая исследована в ходе становления семиотических концепций Э. Кассирера, Н.И. Конрада, Ч. Осгуда, М. Пенкина, Ч.С. Пирса, В. Руднева, Г. Фреге, В. Хлебникова, Н. Хомского и др. Связь языка с познанием и мышлением представлена в работах Э. Бенвениста, Р. Джекендоффа, В. фон Гумбольдта, Б. Уорфа и др. Сущность метаязыка как особой внутренней разновидности вербального языка раскрыта в исследованиях Л. Стассена, Дж. Фодора и др. 

Эпистемологическая трактовка феномена вербального языка дана рядом отечественных и зарубежных исследователей: К. Бюлер, Ф.М. Вукетич, Д. Кэмпбелл, С. Лангер, В.А. Лекторский, К. Лоренц, И.П. Меркулов, К. Поппер, Р. Ридль, В.Ф. Юлов. Семиотический аспект            с позиции эволюционной эпистемологии прослеживается в работах Г. Бейтсона, И.А. Бесковой, А. Дестюта де Траси и других авторов.

Основой для рассмотрения конституирующих этапов мыслительного процесса (проблема – метод – результат) послужила концепция В.Ф. Юлова. В прослеживании репрезентации актов мышления учитывались также концепции Дж. Бэрона, Дж. Дьюи, Я.А. Пономарева, С.Л. Рубинштейна. Разработке различных способов постановки проблемы уделяют внимание     Э. де Боно, В.П. Зинченко, С. Клейнер, А.М. Матюшкин, А. Ньюэлл, Х. Саймон, Р. Стернберг, О.К. Тихомиров и др. Некоторые варианты репрезентации проблемы представлены в работах Л. Барсалу, Л.М. Веккера, М. Вертгеймера, К. Галлини, М. Дени, Р.Ш. Таненбаума и др. Важным моментом в процессе решения проблемных задач является выбор адекватного метода и его применение к проблеме. Инструментальное мышление образует ядро деятельности интеллекта («интеллект в действии»). Об активности последнего рассуждали Дж. Адлер, К. Блэйр, Г. Гарднер, Р. Грегори, М. Пресли, К. Рами, К. Фопель, Дж. Эванс и др. Способы репрезентации метода представлены в работах Ф. Бартлетта, М. Бунге, М. Гарсиа, Р. Грегори, В. Келера, У. Куайна, У. Найссера, М. Робертса,  К. Юнга и др. Что касается вариантов репрезентации результата, то, хотя исследований на эту тему вполне достаточно, автор все же предложил собственную версию.

Сущность невербального языка раскрыта сквозь призму основных способов невербальной коммуникации, относящихся к духовно-практической и научной сфер деятельности человека. Мифологическая коммуникация осмыслена в работах И.А. Герасимовой, Г.Н. Оботуровой, П. Рикера, Р. Шехнера, Э. Элиаде и др. Визуальная коммуникация получила развернутую интерпретацию в исследованиях Р. Бердвистела, Г.В. Бороздиной, М. Кроута, В.М. Липской, Ф. Ницше, М. Пеи, Дж. Розенбаума, М. Спиллейн, Б.А. Успенского, П. Флоренского, Б. Яворского. Особенности художественной коммуникации отражены в работах В.Н. Агеева, В. Ван Гога, Н. Гудмена и др. Невербальный язык характерен также и для языка науки, о чем свидетельствуют исследования У. Куайна, Л.А. Микешиной, М.Ю. Опенкова, М. Полани, М.А. Розова, В.С. Степина, Г.П. Щедровицкого. Особенности субъективного восприятия процесса невербальной коммуникации раскрыты с учетом позиций Н. Гудмена и Ю.М. Шилкова.

В структуре знания существуют вербально-невербальные трансформации, что доказано в работах А. Бэделлея, Р. Ковардани, К. Ксапо, А. Пайвио, М. Роллинса, Р. Финке и др. Примечательным образцом сочетания вербального и невербального (образного) компонентов выступает ментальная модель, изучением которой много занимались Т. Альбрехт, Е. О’Брайен, П. Джонсон-Лэрд, В. Шнотц и др. Взаимодействие вербальных и невербальных форм языка играет важную роль в образовательном процессе. Это подтверждают работы В.Н. Агеева, Р. Арнхейма, Э. де Боно, М. Дени, В.П. Зинченко, Л. Зихельшмидта, Т. Натсуласа, Г. Рикхайта, М. Роллинса, В.Ф. Юлова  и др.

Феномен метафоры издавна привлекал внимание многих философов: Аристотеля, Т. Гоббса, Э. Кассирера, Дж. Локка, Ф. Ницше,                              Х. Ортеги-и-Гассета, П. Рикера и др. Рассмотрение метафоры как универсального явления прослеживается в работах Г.С. Баранова,                   Ф. Вегенера, В.Г. Гака, С.Ю. Деменского, Э. Джордана, Г.Г. Кулиева,            А.А. Потебни, В.С. Ротенберга и др. Важную роль метафоры в познании выявили М. Джонсон и Б. Индрукхья. Дополнительность вербального и невербального компонентов установлена в структурах особых видов метафор: обыденно-практических, научных и философских. Это освещено в работах Дж. Боно, П. Вейнгарта, С. Маасен, С. Ойлвин, Г.Г. Почепцова,       В.Ф. Юлова и др. «Схема концептуальной интеграции», объясняющая механизм образования метафоры, предложена американскими исследователями Дж. Фоконье и         М. Тернером. Основные способы формирования метафоры изучены в работах М. Блэка, Дж. Миллера,               М. Минского, А. Ричардса. Психологический аспект функционирования метафоры осмыслен в исследованиях М. Бунге, С. Левина, П. Рикера и др. Интересные варианты метафорической интерпретации имеются в работах       Н. Гудмена, С.С. Гусева, Д. Дэвидсона, Ю.М. Романенко, Дж. Серля,            Г.Л. Тульчинского, О.А. Чулкова и др.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является системная характеристика процесса репрезентации знания в контексте философии и ряда когнитивных наук, анализ основных форм репрезентации, а также установление взаимосвязи между ними. Отсюда вытекает ряд соответствующих задач:

рассмотреть знание как особое субъективное образование и представить его основные виды;

дать аналитическую оценку современным концепциям репрезентации и проследить развитие ведущих моделей репрезентации;

выявить многообразие структурных форм вербальной и невербальной репрезентации, а также оценить современные концепции системной репрезентации;

исследовать формы вербального языка на основе современных  эпистемологических подходов;

установить основные этапы процесса мышления и соотнести с ними специфические формы репрезентации;

представить феномен невербального языка, его основные формы и выявить их оптимальные связи с формами вербального языка;

рассмотреть метафору как вербально-невербальную форму репрезентации знания.

Методология исследования. Для достижения цели и решения задач использовалась комплексная стратегия. Ее основными элементами стали следующие философские, общенаучные принципы и концепции: современный системный подход, эволюционная эпистемология,  инструментально-технологическая концепция сознания, семиотические принципы и идея единства форм языка.

Теоретическая новизна исследования.

Дана аналитическая оценка всех основных форм репрезентации знания и выявлены специфические достоинства «системной репрезентации» на основе изучения отечественных и современных зарубежных концепций.

Представлена модель полноактного мыслительного процесса (проблема – метод – результат), где каждый этап предполагает определенный способ репрезентации.

Проведен теоретико-познавательный анализ взаимодействия вербальной и невербальной форм языка в процессе репрезентации знания.

Разработана интерпретация метафоры как такой структуры, где находят взаимосвязь специфические процессы психики и интеллекта, получающие вербальное и невербальное оформление.

Научно-практическая значимость исследования. Основные положения и выводы проведенного исследования могут быть использованы в самых различных областях современной деятельности. Особую важность они имеют для практики преподавания во всех видах школы. Если взять высшую школу, то можно разработать особую методику создания наглядных схем по любой учебной дисциплине, независимо от уровня её теоретической абстрактности. Здесь можно выделить философские дисциплины, включая курсы онтологии и теории познания, философии искусства, а также когнитивную психологию, лингвистику, семиотику и т.д.

Апробация диссертационного исследования. Основные положения и результаты исследования докладывались автором на Российско-Белорусской научно-теоретической конференции «Становление сознания специалиста: междисциплинарный диалог» (г. Киров, 2-4 апреля 2003 года) и на международной конференции «Рациональность и вымысел»                        (г. Санкт-Петербург, 12-14 ноября 2003 года).

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Культурная ориентация языка и ее роль в процессе пополнения словарного запаса современного английского языка // Идеи, гипотезы, поиск…: Сб. науч. статей студентов. – Киров: Изд-во ВятГГУ, 2002. –             С. 134-135.

Семиотический аспект формирования интеллектуальной культуры специалиста // Профессиональное сознание специалиста: методологические, идеологические, психолого-педагогические факторы формирования: М-лы Российско-Белорусской науч.-практ. конф. (Киров, 2-4 апреля 2003г.). – Киров: Изд-во ВятГГУ, 2003. – С. 99-104.

Воображение в контексте научного мышления // Рациональность и вымысел. Тезисы науч. конф. (Санкт-Петербург, 12-14 ноября 2003 г.). – СПб., 2003. – С. 138-140.

Стратегия визуализации в образовании // Профессиональное сознание специалиста: методологические, идеологические, психолого-педагогические факторы формирования: М-лы Российско-Белорусской науч.-практ. конф. (Минск, 21-23 апреля 2004 г.). – Мн.: РИВШ БГУ, 2004. –           С. 153-158.

Метафора в контексте культуры познания // Вестник культурологии: Сб. науч. м-лов студентов и аспирантов. – Киров: Изд-во ВятГГУ, 2004. – С. 65-71.

Эпистемологический подход в изучении вербального языка // Сознание – мировоззрение – мышление: Сб. науч. статей. – Вып.9. – Киров, 2004 (в печати).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих 10 параграфов, заключения и библиографического списка. Объем диссертации ___ страниц, список литературы включает 245 источников.