• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

§ 45. Единство, различающееся в себе

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 

Та безосновная, непостижимая, природная и не со­творенная в себе самой, лишь единая воля, которая есть ничто и все, называется и есть единый бог, кото­рый постигает и находит себя в себе самом и рождает бога из бога (Выбор благодати, гл. I, 4).

Именно первая, безначальная, единая воля, кото­рая не есть ни зло, ни добро, рождает в себе единое вечное благо как постижимую волю, сына безосновной воли, но одинаково вечного в безначальной воле, и эта другая воля есть вечная восприимчивость и находимость (Findlichkeit), так как ничто находит себя в чем-то в себе самом; ибо постигнутая воля есть сила и ду­ховное тело отца как центр божества, в котором первая воля есть нечто (там же, 22) и, находимая как безос­новная воля, исходит через свое вечно найденное и пе­реводит себя в вечную созерцаемость себя самой (там же, 5).

Безосновная воля называется вечным отцом, а по­стигнутая, рожденная воля безосновного называется его рожденным или врожденным сыном, ибо он есть сущее (ens) безосновного, в котором безосновное по­стигает себя в основе. А исход безосновной воли через постигнутого сына или сущее называется духом, ибо он выводит постигнутое сущее из себя в ткань или жизнь воли, как жизнь отца и сына, и вышедшее есть стремление (Lust) как найденное (gefundene) вечного ничто, ибо отец, сын и дух всегда видят и находят се­бя, и называется мудростью или созерцаемостью бога (там же, 6).

Вечное ничто постигает себя глазом или вечным зрением как собственную самосозерцаемость, восприим­чивость и находимость (там же, 8). Все силы, цвета, чудеса и сущности находятся в этой вечной самосозерцаемости или мудрости, но все имеет равный вес и меру без свойств. Она есть найденное в себе самой стремление или влечение к чему-то, стремление на­хождения свойств (9); здесь все силы суть одна сила, которая есть восприимчивое, находимое (findliche) божество в себе самом, в единой воле и сущности, без всякой различимости (12). Нельзя сказать: гневный бог или милосердный бог, ибо здесь нет причины ко гневу, а также к любви, так как он сам единая любовь, который вводит себя в чистую любовь и троичность и рождает их (там же, 21).

Таким образом, из вечного единства возникают три действия: веление — отец, стремление — сын и св. дух. Единство есть воление себя самого, стремление — дей­ствительная сущность воления и вечная радость восприимчивости в волений, а св. дух — исходящая роля через стремление силы или восприимчивость воли. Если бы в вечном единстве не было такой стремящейся восприимчивости и исходящего действия троицы, то единство было бы вечной тишиной как ничто и не было бы ни природы, ни творения.

Та безосновная, непостижимая, природная и не со­творенная в себе самой, лишь единая воля, которая есть ничто и все, называется и есть единый бог, кото­рый постигает и находит себя в себе самом и рождает бога из бога (Выбор благодати, гл. I, 4).

Именно первая, безначальная, единая воля, кото­рая не есть ни зло, ни добро, рождает в себе единое вечное благо как постижимую волю, сына безосновной воли, но одинаково вечного в безначальной воле, и эта другая воля есть вечная восприимчивость и находимость (Findlichkeit), так как ничто находит себя в чем-то в себе самом; ибо постигнутая воля есть сила и ду­ховное тело отца как центр божества, в котором первая воля есть нечто (там же, 22) и, находимая как безос­новная воля, исходит через свое вечно найденное и пе­реводит себя в вечную созерцаемость себя самой (там же, 5).

Безосновная воля называется вечным отцом, а по­стигнутая, рожденная воля безосновного называется его рожденным или врожденным сыном, ибо он есть сущее (ens) безосновного, в котором безосновное по­стигает себя в основе. А исход безосновной воли через постигнутого сына или сущее называется духом, ибо он выводит постигнутое сущее из себя в ткань или жизнь воли, как жизнь отца и сына, и вышедшее есть стремление (Lust) как найденное (gefundene) вечного ничто, ибо отец, сын и дух всегда видят и находят се­бя, и называется мудростью или созерцаемостью бога (там же, 6).

Вечное ничто постигает себя глазом или вечным зрением как собственную самосозерцаемость, восприим­чивость и находимость (там же, 8). Все силы, цвета, чудеса и сущности находятся в этой вечной самосозерцаемости или мудрости, но все имеет равный вес и меру без свойств. Она есть найденное в себе самой стремление или влечение к чему-то, стремление на­хождения свойств (9); здесь все силы суть одна сила, которая есть восприимчивое, находимое (findliche) божество в себе самом, в единой воле и сущности, без всякой различимости (12). Нельзя сказать: гневный бог или милосердный бог, ибо здесь нет причины ко гневу, а также к любви, так как он сам единая любовь, который вводит себя в чистую любовь и троичность и рождает их (там же, 21).

Таким образом, из вечного единства возникают три действия: веление — отец, стремление — сын и св. дух. Единство есть воление себя самого, стремление — дей­ствительная сущность воления и вечная радость восприимчивости в волений, а св. дух — исходящая роля через стремление силы или восприимчивость воли. Если бы в вечном единстве не было такой стремящейся восприимчивости и исходящего действия троицы, то единство было бы вечной тишиной как ничто и не было бы ни природы, ни творения.