• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

§ 43. Жизнь Якова Бёме

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 

Яков Бёме родился в 1575 г. в старом Зейденбурге, бывшем местечке, недалеко от Герлица в Оберлаузице. Его родители были бедные крестьяне. В свои юные годы, как рассказывают, он имел несколько таинствен­ных явлений. Так, однажды, удалившись от крестьян­ских мальчиков, с которыми он обычно пас в поле скот, и взойдя на ближнюю гору, на вершине коей он нашел вход в пещеру, он заметил большой сосуд с зо­лотом, который так напугал его, что он поспешно убе­жал. Но затем он уже не видел этой пещеры откры­той. Научившись в сельской школе читать и кое-как писать, он был отдан в учение к сапожнику; выучив­шись своему ремеслу и возвратившись из путешест­вий, в 1594 г. он стал сразу мастером и супругом.

Яков Бёме усердно посещал церковь и читал Биб­лию. Но он читал также другие как религиозные, так и алхимические и натурфилософские сочинения, на­пример Парацельса, а затем развил свой ум в об­ществе ученых, как это доказывают его сочинения и прямые заявления по этому поводу. Так, уже в своей “Авроре” (гл. 10, § 27) он говорит: “Я читал много сочинений великих мастеров”. Религиозные споры его времени, бередившие его душу, внешний случай, а именно видение блестящего оловянного сосуда, внезап­но нарушившее благодаря живой фантазии его душев­ное равновесие, последовавшее затем душевное воз­буждение, не вызванное никаким внешним поводом, и прежде всего собственный дух, гений побудили его сделать свое перо громоотводом перегруженной и воз­бужденной души. Первым плодом его духа, или, го­воря его языком, озарений, была “Аврора”, написан­ная в 1612 г. Многие неправильно считают её лучшим из его сочинений, тогда как позднейшие сочинения да­леко превосходят её по ясности, точности и опреде­ленности, поскольку эти свойства вообще присущи Якову Бёме; но именно как первое, самое грубое, не­посредственное, некритическое произведение его ума это самое интересное и важнейшее из его сочинений. Я. Бёме говорит сам о своей “Авроре”: “Бог был столь милостив, что мы в других написанных книгах писали гораздо яснее, чем в первой”. “В некоторых местах это имеет ещё почти магический смысл” (Первая апология против Б. Тилькена, пр. 44, 59). Он писал “Аврору” только для себя самого. Но благо­даря одному “знакомому дворянину”, который посетил Якова Бёме, видел рукопись, попросил её и, заинтере­совавшись ею, поспешно велел переписать, она стала известна, между прочим, также старшему священнику в Герлице Григорию Рихтеру, который публично с ка­федры осудил её и самого автора. Якову Бёме, который при этом вульгарном нападении духовной ограничен­ности и злобы обнаружил большое смирение и досто­инство, было запрещено писание книг, а он сам был на некоторое время выслан из города, но вскоре тор­жественно возвращен. Шесть или семь лет Яков Бё­ме, выполняя приказание начальства, не писал, но на­конец, побуждаемый к тому же своими друзьями, пред­почел веление духа запрещению начальства и до конца своей жизни был деятельным писателем. В поздней­шие годы он оставил даже свое ремесло ввиду “посто­янного занятия писанием” (34-е теософическое по­слание).

В 1624 г. во время путешествия он заболел горяч­кой и больной был привезен домой в Герлиц. Он умер в ноябре того же года. За несколько часов до смерти он спросил своего сына Тобию, слышит ли тот пре­красную музыку. После отрицательного ответа он ве­лел ему открыть дверь, чтобы лучше слышать пение. Затем спросил, который час. Услышав в ответ, что про­било два часа, он возразил: “Это ещё не мое время, мое время через три часа”. Едва пробило шесть часов, как он скончался, сказав на прощание своим родст­венникам: “Теперь я иду в рай”.

Жизнь Якова Бёме описал силезский дворянин Ав­раам фон Франкенберг. Он изображает личность Бёме так: “Его наружность была невзрачна, он был низкого роста, с низким лбом, выдающимися висками, немного изогнутым носом, седой, с почти небесно-голубыми глазами, как окна в храме Соломона, с короткой жид­кой бородой, низким голосом, но приятной речью, сдержанными движениями, скромный в словах, крот­кий в обращении, терпеливый в страданиях, смирен­ный сердцем”. Его сочинения выходили во многих из­даниях: 1675, 1682, 1715, 1730 гг., новейшее (Лейпциг, 7 томов, 1831—1847) Шиблера. “Основательное извле­чение из всех... сочинений Якова Бёме”, или “Clavicula ключ к его необычным выражениям”, появилось в 1718 г. в Амстердаме. Подробный обзор литературы о Якове Бёме и его учении содержит сочинение: Гамбергер. Учение немецкого философа Якова Бёме. Мюн­хен, 1844.

Яков Бёме родился в 1575 г. в старом Зейденбурге, бывшем местечке, недалеко от Герлица в Оберлаузице. Его родители были бедные крестьяне. В свои юные годы, как рассказывают, он имел несколько таинствен­ных явлений. Так, однажды, удалившись от крестьян­ских мальчиков, с которыми он обычно пас в поле скот, и взойдя на ближнюю гору, на вершине коей он нашел вход в пещеру, он заметил большой сосуд с зо­лотом, который так напугал его, что он поспешно убе­жал. Но затем он уже не видел этой пещеры откры­той. Научившись в сельской школе читать и кое-как писать, он был отдан в учение к сапожнику; выучив­шись своему ремеслу и возвратившись из путешест­вий, в 1594 г. он стал сразу мастером и супругом.

Яков Бёме усердно посещал церковь и читал Биб­лию. Но он читал также другие как религиозные, так и алхимические и натурфилософские сочинения, на­пример Парацельса, а затем развил свой ум в об­ществе ученых, как это доказывают его сочинения и прямые заявления по этому поводу. Так, уже в своей “Авроре” (гл. 10, § 27) он говорит: “Я читал много сочинений великих мастеров”. Религиозные споры его времени, бередившие его душу, внешний случай, а именно видение блестящего оловянного сосуда, внезап­но нарушившее благодаря живой фантазии его душев­ное равновесие, последовавшее затем душевное воз­буждение, не вызванное никаким внешним поводом, и прежде всего собственный дух, гений побудили его сделать свое перо громоотводом перегруженной и воз­бужденной души. Первым плодом его духа, или, го­воря его языком, озарений, была “Аврора”, написан­ная в 1612 г. Многие неправильно считают её лучшим из его сочинений, тогда как позднейшие сочинения да­леко превосходят её по ясности, точности и опреде­ленности, поскольку эти свойства вообще присущи Якову Бёме; но именно как первое, самое грубое, не­посредственное, некритическое произведение его ума это самое интересное и важнейшее из его сочинений. Я. Бёме говорит сам о своей “Авроре”: “Бог был столь милостив, что мы в других написанных книгах писали гораздо яснее, чем в первой”. “В некоторых местах это имеет ещё почти магический смысл” (Первая апология против Б. Тилькена, пр. 44, 59). Он писал “Аврору” только для себя самого. Но благо­даря одному “знакомому дворянину”, который посетил Якова Бёме, видел рукопись, попросил её и, заинтере­совавшись ею, поспешно велел переписать, она стала известна, между прочим, также старшему священнику в Герлице Григорию Рихтеру, который публично с ка­федры осудил её и самого автора. Якову Бёме, который при этом вульгарном нападении духовной ограничен­ности и злобы обнаружил большое смирение и досто­инство, было запрещено писание книг, а он сам был на некоторое время выслан из города, но вскоре тор­жественно возвращен. Шесть или семь лет Яков Бё­ме, выполняя приказание начальства, не писал, но на­конец, побуждаемый к тому же своими друзьями, пред­почел веление духа запрещению начальства и до конца своей жизни был деятельным писателем. В поздней­шие годы он оставил даже свое ремесло ввиду “посто­янного занятия писанием” (34-е теософическое по­слание).

В 1624 г. во время путешествия он заболел горяч­кой и больной был привезен домой в Герлиц. Он умер в ноябре того же года. За несколько часов до смерти он спросил своего сына Тобию, слышит ли тот пре­красную музыку. После отрицательного ответа он ве­лел ему открыть дверь, чтобы лучше слышать пение. Затем спросил, который час. Услышав в ответ, что про­било два часа, он возразил: “Это ещё не мое время, мое время через три часа”. Едва пробило шесть часов, как он скончался, сказав на прощание своим родст­венникам: “Теперь я иду в рай”.

Жизнь Якова Бёме описал силезский дворянин Ав­раам фон Франкенберг. Он изображает личность Бёме так: “Его наружность была невзрачна, он был низкого роста, с низким лбом, выдающимися висками, немного изогнутым носом, седой, с почти небесно-голубыми глазами, как окна в храме Соломона, с короткой жид­кой бородой, низким голосом, но приятной речью, сдержанными движениями, скромный в словах, крот­кий в обращении, терпеливый в страданиях, смирен­ный сердцем”. Его сочинения выходили во многих из­даниях: 1675, 1682, 1715, 1730 гг., новейшее (Лейпциг, 7 томов, 1831—1847) Шиблера. “Основательное извле­чение из всех... сочинений Якова Бёме”, или “Clavicula ключ к его необычным выражениям”, появилось в 1718 г. в Амстердаме. Подробный обзор литературы о Якове Бёме и его учении содержит сочинение: Гамбергер. Учение немецкого философа Якова Бёме. Мюн­хен, 1844.