• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

§ 37. Критические замечания о теории происхождения познания Гассенди

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 

Теория Гассенди о происхождении общих идей есть лишь кажущийся вывод, а не действительное по­знание. Выводить realiler фактически действительно общее представление из отдельных, то есть общее из от­дельного, — то же самое, как если бы кто захотел вы­вести свет из красок. Ибо единичное лишь по видимо­сти, а не в действительности предшествует общему; последнее по природе и по понятию предшествует еди­ничному. Так как общее представление духовно, то, сверх того, мы лишь через salto mortale переходим от чувственного к духовному. Ибо так как общее пред­ставление есть истинное, мыслящее, разумное пред­ставление, то есть мысль, а дух или разум, не имеющий мыслей, следовательно, немыслящий, не является, ко­нечно, духом и разумом, точно так же как свет, кото­рый не светит, не есть свет (ибо что такое разум в этом отношении, как не деятельность мышления или мыслей?), то названная теория, собственно, выводит дух, разум из чувств. Но трудно понять, как без разу­ма можно прийти к разуму, без мышления — к мыш­лению, без мыслей — к мыслям, как разум возникает из чувств. Поэтому уже Лейбниц прекрасно говорит по этому поводу о Локке, который предлагал по суще­ству ту же теорию происхождения понятий и познаний, что и Гассенди: “Он не обратил внимания на то, что понятия “сущность”, “субстанция”, “тождество”, затем понятия истины и добра и многие другие врождены нам потому, что дух врожден сам себе, то есть выполняет врожденные функции, и в известном смысле сам в себе открывает все эти понятия. Таким образом, можно дей­ствительно сказать; в мышлении не может возникнуть ничего, что не было ранее дано в чувствах, кроме са­мого мышления”. Поэтому теория представлений Гас­сенди имеет своим принципом ставшее лишь в новое время общепризнанным и лежащее в основе почти всех теорий познания и души отождествление или, пра­вильнее, смешение духа, души, разума с отдельным чувственным, определенным индивидом. Ибо последний как чувственное единичное существо необходимо при­ходит сначала посредством чувственного к мышлению и к сознанию общего; но общие идеи и мысли возни­кают или вытекают realiter из отдельных чувственных представлений так же мало, как возникает realiter ра­зум в каждом и с каждым индивидом. Для индивида они, конечно, возникают, но это возникновение отно­сится лишь к индивиду, это лишь видимое, а не реаль­ное возникновение. Таким образом, в этой теории види­мость принимается за предмет. Эта критика теории познания Гассенди стоит на точке зрения, которую я охарактеризовал в моих “Основах филосо­фии”, § 9—18, где человек превращает сущность бога в разум, поэтому о происхождении разума и общих понятий можно говорить столь мало, как с точки зрения теизма о происхож­дении бога. Но так как опыт указывает на развитие разума, то с этой точки зрения не остается ничего иного, как признать за ним лишь кажущееся или субъективное значение.

Теория Гассенди о происхождении общих идей есть лишь кажущийся вывод, а не действительное по­знание. Выводить realiler фактически действительно общее представление из отдельных, то есть общее из от­дельного, — то же самое, как если бы кто захотел вы­вести свет из красок. Ибо единичное лишь по видимо­сти, а не в действительности предшествует общему; последнее по природе и по понятию предшествует еди­ничному. Так как общее представление духовно, то, сверх того, мы лишь через salto mortale переходим от чувственного к духовному. Ибо так как общее пред­ставление есть истинное, мыслящее, разумное пред­ставление, то есть мысль, а дух или разум, не имеющий мыслей, следовательно, немыслящий, не является, ко­нечно, духом и разумом, точно так же как свет, кото­рый не светит, не есть свет (ибо что такое разум в этом отношении, как не деятельность мышления или мыслей?), то названная теория, собственно, выводит дух, разум из чувств. Но трудно понять, как без разу­ма можно прийти к разуму, без мышления — к мыш­лению, без мыслей — к мыслям, как разум возникает из чувств. Поэтому уже Лейбниц прекрасно говорит по этому поводу о Локке, который предлагал по суще­ству ту же теорию происхождения понятий и познаний, что и Гассенди: “Он не обратил внимания на то, что понятия “сущность”, “субстанция”, “тождество”, затем понятия истины и добра и многие другие врождены нам потому, что дух врожден сам себе, то есть выполняет врожденные функции, и в известном смысле сам в себе открывает все эти понятия. Таким образом, можно дей­ствительно сказать; в мышлении не может возникнуть ничего, что не было ранее дано в чувствах, кроме са­мого мышления”. Поэтому теория представлений Гас­сенди имеет своим принципом ставшее лишь в новое время общепризнанным и лежащее в основе почти всех теорий познания и души отождествление или, пра­вильнее, смешение духа, души, разума с отдельным чувственным, определенным индивидом. Ибо последний как чувственное единичное существо необходимо при­ходит сначала посредством чувственного к мышлению и к сознанию общего; но общие идеи и мысли возни­кают или вытекают realiter из отдельных чувственных представлений так же мало, как возникает realiter ра­зум в каждом и с каждым индивидом. Для индивида они, конечно, возникают, но это возникновение отно­сится лишь к индивиду, это лишь видимое, а не реаль­ное возникновение. Таким образом, в этой теории види­мость принимается за предмет. Эта критика теории познания Гассенди стоит на точке зрения, которую я охарактеризовал в моих “Основах филосо­фии”, § 9—18, где человек превращает сущность бога в разум, поэтому о происхождении разума и общих понятий можно говорить столь мало, как с точки зрения теизма о происхож­дении бога. Но так как опыт указывает на развитие разума, то с этой точки зрения не остается ничего иного, как признать за ним лишь кажущееся или субъективное значение.