• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

ПЬЕР ГАССЕНДИ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 

§ 35. Жизнь Гассенди и его значение в истории философии

Среди деятелей обновления и развития эмпиризма выдающееся место занимает современник и друг Гоббса Пьер Гассенди. Родившись 22 января 1592 г. в Шантерсье, местечке французского епископства Динь, он впоследствии сделался сначала настоятелем собора в Дине, затем профессором математики College Royal королевского колледжа в Париже, где и скончался 24 октября 1655 г. В молодости он не только изучал философию Аристотеля, тогда ещё безраздельно гос­подствовавшую в школах, но и сам как профессор философии преподавал её несколько лет. Но Аристотель скоро потерял для него авторитет благодаря чтению Цицерона, Пьера Рамуса, Луиса Вивеса 27 и др. Этот философ так мало удовлетворял его, что он, объяснив его воззрения своим ученикам до полудни, опровергал их после полудня. Поэтому его первое сочинение на­правлено было против Аристотеля, по крайней мере против Аристотеля, обожествляемого в школе, и напи­сано в скептическом духе. Оно называлось парадок­сами, но целью его было показать парадоксы фило­софии Аристотеля. Его заглавие— “Exercitationes paradoxicae adversus Aristoteleos” Парадоксальные упражнения против аристотеликов. “Скажут, — говорит у него школь­ный философ, — что солнце имеет форму и материю, воздух имеет форму и материю, дождь, камень, дерево и человек имеют также форму и материю. О величественная философия! Все имеет форму и материю! Таким образом, мы знаем все! 3ачем же нам мучиться, изучая природу?” Ввиду господства философии Аристотеля Гассенди говорит: “Вся философия словно ничего не знает о природе” (Exercit, lib. 11, exert. 6). Его собст­венной склонности к эмпирическому познанию приро­ды атомистика Демокрита и Эпикура, исходящая из чувственно-определенных принципов и разлагающая природу на элементы, должна была соответствовать бо­лее чем философия Аристотеля. Другие мыслители также обратили внимание на это. Уже Бэкон предпочи­тал Демокрита Аристотелю. Врачи Клод де Беригард (умер в 1663 г.) и Иоганн Хризостом Магненус в сво­ем “Democritos reviviscens” “Возрожденном Демокри­те” старались обновить учение об атомах. Гассенди прежде всего заслужил одобрение несколькими рабо­тами, имевшими целью историческое понимание и воз­рождение эпикурейской философии, совершенно забы­той в средние века. Он описывает жизнь Эпикура и его моральное значение, он подробно комментирует 10-ю книгу Диогена Лаэрция и сам дает систематическое изложение философии Эпикура. Заглавия этих сочинений: “De vita et moribus Epicuri”, “Animadversiones in X Librum Diog. Laertii”, “Syntagma Philosophiae Epicuri” “О жизни и смерти Эпикура”, “Замечания к 10 книге Диогена Лаэрция”, “Свод философии Эпикура”. Бейль называет его лучшим философом среди гуманистов и ученейшим гуманистом среди философов. Это справедливо, ибо Гассенди принадлежит истории философии не только как воспроизводящий чужие идеи, ученый историк фи­лософии, но и как самостоятельный мыслитель. Он си­стематически исследовал все части философии в своей “Syntagma philosophicum” системе философии. Его со­чинения изданы в Лионе в 1658 г. в шести томах in fo­lio. Два первых содержат его собственную систему; ос­тальные — его исторические и критические работы. Его жизнь описал Самуэль Сорбьер 27а. Гассенди прежде всего и несмотря на свою склон­ность к античной атомистике настаивает также на са­мостоятельности мышления. Поэтому он в негодовании обращается к последователям Аристотеля: какая вуль­гарность в вещах, касающихся не религии, где, конеч­но, надо разум подчинять вере, но природы, подчинять свой ум авторитету того или иного философа! И какая косность, вместо того чтобы наблюдать природу собст­венными глазами, смотреть на нее глазами Аристотеля и, вместо того чтобы изучать природу самому, изучать лишь сочинения Аристотеля о природе! И какое мало­душие, не доверяя собственным силам и способностям, думать, что природа исчерпала себя в одном гении, что она уже не может производить людей, а только обезь­ян, как будто природа не остается всегда одинаковой и в настоящее время не может производить великие умы, как некогда (Exercie, parad., t. I, exerc. 11). Имен­но в этом духе, в каком Гассенди обращается к после­дователям Аристотеля, он усвоил эпикурейскую фило­софию — не как обезьяна, а как человек, не как жвач­ное животное, а как самостоятельный мыслитель. Он отступает от Эпикура не только там, где тот не согла­суется с христианской теологией и где, конечно, Гас­сенди повинен в большой непоследовательности, но и там, где его учения не совмещаются с разумом и успе­хами естественных наук, так что в этом отношении Эпикур является лишь исторически исходной точкой для собственных мыслей Гассенди и его прекрасного, яркого изложения открытий современной физики и астрономии. Значение Гассенди было правильно определено Шаллером (27б) в его “Истории натурфилософии”, т. 1. Я не мог, не изменив всей точки зрения моей истории, исправить и расши­рить мое прежнее суждение о Гассенди иначе как изложен­ном здесь способом. К сожалению, при пересмотре моего изложения Гассенди я имел в руках только его “Exercitationes” и “Animadversiones in Diog. Laert”, которые, впрочем, дают сжатый обзор всех сочинений Гассенди (1847).

§ 35. Жизнь Гассенди и его значение в истории философии

Среди деятелей обновления и развития эмпиризма выдающееся место занимает современник и друг Гоббса Пьер Гассенди. Родившись 22 января 1592 г. в Шантерсье, местечке французского епископства Динь, он впоследствии сделался сначала настоятелем собора в Дине, затем профессором математики College Royal королевского колледжа в Париже, где и скончался 24 октября 1655 г. В молодости он не только изучал философию Аристотеля, тогда ещё безраздельно гос­подствовавшую в школах, но и сам как профессор философии преподавал её несколько лет. Но Аристотель скоро потерял для него авторитет благодаря чтению Цицерона, Пьера Рамуса, Луиса Вивеса 27 и др. Этот философ так мало удовлетворял его, что он, объяснив его воззрения своим ученикам до полудни, опровергал их после полудня. Поэтому его первое сочинение на­правлено было против Аристотеля, по крайней мере против Аристотеля, обожествляемого в школе, и напи­сано в скептическом духе. Оно называлось парадок­сами, но целью его было показать парадоксы фило­софии Аристотеля. Его заглавие— “Exercitationes paradoxicae adversus Aristoteleos” Парадоксальные упражнения против аристотеликов. “Скажут, — говорит у него школь­ный философ, — что солнце имеет форму и материю, воздух имеет форму и материю, дождь, камень, дерево и человек имеют также форму и материю. О величественная философия! Все имеет форму и материю! Таким образом, мы знаем все! 3ачем же нам мучиться, изучая природу?” Ввиду господства философии Аристотеля Гассенди говорит: “Вся философия словно ничего не знает о природе” (Exercit, lib. 11, exert. 6). Его собст­венной склонности к эмпирическому познанию приро­ды атомистика Демокрита и Эпикура, исходящая из чувственно-определенных принципов и разлагающая природу на элементы, должна была соответствовать бо­лее чем философия Аристотеля. Другие мыслители также обратили внимание на это. Уже Бэкон предпочи­тал Демокрита Аристотелю. Врачи Клод де Беригард (умер в 1663 г.) и Иоганн Хризостом Магненус в сво­ем “Democritos reviviscens” “Возрожденном Демокри­те” старались обновить учение об атомах. Гассенди прежде всего заслужил одобрение несколькими рабо­тами, имевшими целью историческое понимание и воз­рождение эпикурейской философии, совершенно забы­той в средние века. Он описывает жизнь Эпикура и его моральное значение, он подробно комментирует 10-ю книгу Диогена Лаэрция и сам дает систематическое изложение философии Эпикура. Заглавия этих сочинений: “De vita et moribus Epicuri”, “Animadversiones in X Librum Diog. Laertii”, “Syntagma Philosophiae Epicuri” “О жизни и смерти Эпикура”, “Замечания к 10 книге Диогена Лаэрция”, “Свод философии Эпикура”. Бейль называет его лучшим философом среди гуманистов и ученейшим гуманистом среди философов. Это справедливо, ибо Гассенди принадлежит истории философии не только как воспроизводящий чужие идеи, ученый историк фи­лософии, но и как самостоятельный мыслитель. Он си­стематически исследовал все части философии в своей “Syntagma philosophicum” системе философии. Его со­чинения изданы в Лионе в 1658 г. в шести томах in fo­lio. Два первых содержат его собственную систему; ос­тальные — его исторические и критические работы. Его жизнь описал Самуэль Сорбьер 27а. Гассенди прежде всего и несмотря на свою склон­ность к античной атомистике настаивает также на са­мостоятельности мышления. Поэтому он в негодовании обращается к последователям Аристотеля: какая вуль­гарность в вещах, касающихся не религии, где, конеч­но, надо разум подчинять вере, но природы, подчинять свой ум авторитету того или иного философа! И какая косность, вместо того чтобы наблюдать природу собст­венными глазами, смотреть на нее глазами Аристотеля и, вместо того чтобы изучать природу самому, изучать лишь сочинения Аристотеля о природе! И какое мало­душие, не доверяя собственным силам и способностям, думать, что природа исчерпала себя в одном гении, что она уже не может производить людей, а только обезь­ян, как будто природа не остается всегда одинаковой и в настоящее время не может производить великие умы, как некогда (Exercie, parad., t. I, exerc. 11). Имен­но в этом духе, в каком Гассенди обращается к после­дователям Аристотеля, он усвоил эпикурейскую фило­софию — не как обезьяна, а как человек, не как жвач­ное животное, а как самостоятельный мыслитель. Он отступает от Эпикура не только там, где тот не согла­суется с христианской теологией и где, конечно, Гас­сенди повинен в большой непоследовательности, но и там, где его учения не совмещаются с разумом и успе­хами естественных наук, так что в этом отношении Эпикур является лишь исторически исходной точкой для собственных мыслей Гассенди и его прекрасного, яркого изложения открытий современной физики и астрономии. Значение Гассенди было правильно определено Шаллером (27б) в его “Истории натурфилософии”, т. 1. Я не мог, не изменив всей точки зрения моей истории, исправить и расши­рить мое прежнее суждение о Гассенди иначе как изложен­ном здесь способом. К сожалению, при пересмотре моего изложения Гассенди я имел в руках только его “Exercitationes” и “Animadversiones in Diog. Laert”, которые, впрочем, дают сжатый обзор всех сочинений Гассенди (1847).