• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

§ 25. Жизнь Гоббса

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 

Томас Гоббс родился в 1588 г. в Мальмсбери в графстве Вильтон, где его отец был проповедником. Его живой ум рано проявился, и поэтому уже в неж­ном юношеском возрасте Гоббс поступил в Оксфорд­ский университет, где в то время ещё господствовала схоластически-аристотелевская философия. На разви­тие и направление его ума больше, чем школа, оказала влияние поездка во Францию и Италию, во время, ко­торой знакомство и связи с учеными этих стран про­будили в нем размышление и сомнение в пользе и ценности тогдашней школьной мудрости. Возвратив­шись в свое отечество, он с отвращением отверг тог­дашние метафизику, логику и физику как непригод­ные для жизни и не обоснованные опытом и вместо этого усердно читал греческих и латинских философов, поэтов и историков, на которых он сам перевел Фукидида на английский язык. Хотя чтение ещё более уси­лило его ненависть к школьной мудрости, однако он не усвоил ещё сам определенного философского метода или воззрения, но склонился к эклектицизму под влия­нием собственного влечения и дружбы с Бэконом, ко­торый хвалил его за легкость, с которой он, как ни­кто другой, проникал в его мысли. Во время второй поездки чтение Евклида, изучение которого он начал уже 40 лет от роду, убедило Гоббса в пользе и целе­сообразности математического метода и его применения к философии. Третья поездка по Италии и Франции была для него ещё важнее благодаря его знакомству с Галилеем, Пьером Гассенди и Мерсенном24 и интере­су, возникшему у него к физике. По возвращении домой в 1637 г. местные народные движения побудили его, однако, сначала заняться главным образом поли­тикой с целью извлечь из философии средство против демократических тенденций в его отечестве. Чтобы из­бегнуть бедствий гражданской войны, он покинул Анг­лию и снова отправился в Париж, где он стал близким другом Гассенди, а также через посредство Мерсенна познакомился с Декартом. Здесь из участия к судьбе своего отечества, чтобы доказать права короля и необ­ходимость неограниченной верховной власти для со­хранения мира, он издал в немногих экземплярах свою книгу “De cive” О гражданине, которая в 1647 г. сно­ва вышла в свет в Амстердаме уже с примечаниями.

Поэтому политические принципы, высказанные Гоб­бсом в этом сочинении, решительно противоположны демократическим и революционным принципам, гос­подствовавшим в его время в Англии. Тогда как там демократия исключила из государства монархический момент, сосредоточивая все в одном народе, он, напро­тив, делает этот момент единственным, исключитель­ным принципом государства, считает его даже самим государством и так образует из своего государства го­лову без тела. Вильмен в своей “Histoire de Cromwell” Истории Кромвеля, ч. II, отзывается о Гоббсе в политическом и религиоз­ном отношении так: “C'etoit dans le spectacle de la revolution Anglaise, qu'il avait surtout puise 1'amour du despotisme, le mcpris de la religion, profanee par tant de folies, et ce culte honteux de la fatalite et de la force, aiiquel il a reduit toutes les croyances et tous les droits, Embrassant le ponvoir absolu par haine pour les fureurs popiilaires, se rofugiaut dans 1'atheisme pour echapper aux absurd ites des sectus, ce philosophe incredule avait ete Fun des hommes les plus devoues a 1'autorite royale et I'un des plus ardents ennemis de toute reforme poli-tique etc.” “...особенно в зрелище английской революции он почерпнул любовь к деспотизму, презрение к религии, профа­нированной столькими безумствами, этот позорный культ рока и силы, к которому он свел все верования и все права. Прини­мая абсолютную власть из ненависти к народным неистовствам, прибегая к атеизму, чтобы избегнуть нелепостей сект, этот  неверующий философ был человеком, наиболее преданным королевской власти и одним из наиболее страстных врагов всяких политических реформ.

Из Парижа Гоббс снова возвратился в свое отече­ство, где, однако, не примкнул ни к одной политиче­ской партии, а общался только с такими учеными, как Гарвен, Селден, Коули 25, и занимался разработкой своей философии.

Своими сочинениями, особенно книгой “О гражда­нине” и своим “Левиафаном”, которые даже после его смерти были присуждены Оксфордским университетом к сожжению, Гоббс нажил себе множество врагов не только в науке, но и личных. Он сам пишет к Самуэлю Сорбьеру: “Со мной спорят математики” (он вызвал их негодование своей критикой математики), “со мной спорят многие политики и клир о правах короля. Часть клира принудила меня бежать из Англии во Францию, а другая часть его заставила меня снова бежать из Франции в Англию”. Но и здесь духовенство не дало ему покоя, обвиняя его в ереси и даже атеизме. Его последние сочинения были перевод Гомера, “Диалог о гражданской войне в Англии”, который был обнародован без его ведома, “Физиологический Декамерон, или десять книг о естественной философии”, наконец, памфлет о необходимости и свободе челове­ческих действий.

Гоббс имел счастье сохранить неослабленной до конца жизни силу своего ума и чувства. Его смерть последовала в 1679 г. на 91-м году его жизни, прове­денной в безбрачии, которое он считал самым подходя­щим состоянием для изучения философии, хотя в свои юные годы он меньше всего был врагом женщин.

Гоббс читал книги только очень хорошие и потому очень мало. Часто он даже говорил, что если бы он столь же много времени отдавал книгам, как другие ученые, то он остался бы таким же невежественным, как они.

Из его сочинений, составленных и изданных им са­мим частью на английском, а частью на латинском язы­ках, важнейшие для истории философии следующие:

“Элементы философии” в трех частях, трактующие о философии природы, антропологии и науке о государ­стве; “Левиафан”, в котором он подробно развивает не только свои этические и политические идеи, но осо­бенно и свои взгляды на отношение между церковью и государством, теологией и философией, наконец, не­сколько рассуждений о свободе и необходимости, кото­рые психологически исследуют проблему свободы воли и решают её в смысле строгого детерминизма. Полное латинское издание его сочинений, содержащее кроме упомянутых ещё ряд математических и физических работ, он подготовил сам в Амстердаме в 1668 г. Глав­ным источником для его жизнеописания служит био­графия, составленная его другом Обри.

Томас Гоббс родился в 1588 г. в Мальмсбери в графстве Вильтон, где его отец был проповедником. Его живой ум рано проявился, и поэтому уже в неж­ном юношеском возрасте Гоббс поступил в Оксфорд­ский университет, где в то время ещё господствовала схоластически-аристотелевская философия. На разви­тие и направление его ума больше, чем школа, оказала влияние поездка во Францию и Италию, во время, ко­торой знакомство и связи с учеными этих стран про­будили в нем размышление и сомнение в пользе и ценности тогдашней школьной мудрости. Возвратив­шись в свое отечество, он с отвращением отверг тог­дашние метафизику, логику и физику как непригод­ные для жизни и не обоснованные опытом и вместо этого усердно читал греческих и латинских философов, поэтов и историков, на которых он сам перевел Фукидида на английский язык. Хотя чтение ещё более уси­лило его ненависть к школьной мудрости, однако он не усвоил ещё сам определенного философского метода или воззрения, но склонился к эклектицизму под влия­нием собственного влечения и дружбы с Бэконом, ко­торый хвалил его за легкость, с которой он, как ни­кто другой, проникал в его мысли. Во время второй поездки чтение Евклида, изучение которого он начал уже 40 лет от роду, убедило Гоббса в пользе и целе­сообразности математического метода и его применения к философии. Третья поездка по Италии и Франции была для него ещё важнее благодаря его знакомству с Галилеем, Пьером Гассенди и Мерсенном24 и интере­су, возникшему у него к физике. По возвращении домой в 1637 г. местные народные движения побудили его, однако, сначала заняться главным образом поли­тикой с целью извлечь из философии средство против демократических тенденций в его отечестве. Чтобы из­бегнуть бедствий гражданской войны, он покинул Анг­лию и снова отправился в Париж, где он стал близким другом Гассенди, а также через посредство Мерсенна познакомился с Декартом. Здесь из участия к судьбе своего отечества, чтобы доказать права короля и необ­ходимость неограниченной верховной власти для со­хранения мира, он издал в немногих экземплярах свою книгу “De cive” О гражданине, которая в 1647 г. сно­ва вышла в свет в Амстердаме уже с примечаниями.

Поэтому политические принципы, высказанные Гоб­бсом в этом сочинении, решительно противоположны демократическим и революционным принципам, гос­подствовавшим в его время в Англии. Тогда как там демократия исключила из государства монархический момент, сосредоточивая все в одном народе, он, напро­тив, делает этот момент единственным, исключитель­ным принципом государства, считает его даже самим государством и так образует из своего государства го­лову без тела. Вильмен в своей “Histoire de Cromwell” Истории Кромвеля, ч. II, отзывается о Гоббсе в политическом и религиоз­ном отношении так: “C'etoit dans le spectacle de la revolution Anglaise, qu'il avait surtout puise 1'amour du despotisme, le mcpris de la religion, profanee par tant de folies, et ce culte honteux de la fatalite et de la force, aiiquel il a reduit toutes les croyances et tous les droits, Embrassant le ponvoir absolu par haine pour les fureurs popiilaires, se rofugiaut dans 1'atheisme pour echapper aux absurd ites des sectus, ce philosophe incredule avait ete Fun des hommes les plus devoues a 1'autorite royale et I'un des plus ardents ennemis de toute reforme poli-tique etc.” “...особенно в зрелище английской революции он почерпнул любовь к деспотизму, презрение к религии, профа­нированной столькими безумствами, этот позорный культ рока и силы, к которому он свел все верования и все права. Прини­мая абсолютную власть из ненависти к народным неистовствам, прибегая к атеизму, чтобы избегнуть нелепостей сект, этот  неверующий философ был человеком, наиболее преданным королевской власти и одним из наиболее страстных врагов всяких политических реформ.

Из Парижа Гоббс снова возвратился в свое отече­ство, где, однако, не примкнул ни к одной политиче­ской партии, а общался только с такими учеными, как Гарвен, Селден, Коули 25, и занимался разработкой своей философии.

Своими сочинениями, особенно книгой “О гражда­нине” и своим “Левиафаном”, которые даже после его смерти были присуждены Оксфордским университетом к сожжению, Гоббс нажил себе множество врагов не только в науке, но и личных. Он сам пишет к Самуэлю Сорбьеру: “Со мной спорят математики” (он вызвал их негодование своей критикой математики), “со мной спорят многие политики и клир о правах короля. Часть клира принудила меня бежать из Англии во Францию, а другая часть его заставила меня снова бежать из Франции в Англию”. Но и здесь духовенство не дало ему покоя, обвиняя его в ереси и даже атеизме. Его последние сочинения были перевод Гомера, “Диалог о гражданской войне в Англии”, который был обнародован без его ведома, “Физиологический Декамерон, или десять книг о естественной философии”, наконец, памфлет о необходимости и свободе челове­ческих действий.

Гоббс имел счастье сохранить неослабленной до конца жизни силу своего ума и чувства. Его смерть последовала в 1679 г. на 91-м году его жизни, прове­денной в безбрачии, которое он считал самым подходя­щим состоянием для изучения философии, хотя в свои юные годы он меньше всего был врагом женщин.

Гоббс читал книги только очень хорошие и потому очень мало. Часто он даже говорил, что если бы он столь же много времени отдавал книгам, как другие ученые, то он остался бы таким же невежественным, как они.

Из его сочинений, составленных и изданных им са­мим частью на английском, а частью на латинском язы­ках, важнейшие для истории философии следующие:

“Элементы философии” в трех частях, трактующие о философии природы, антропологии и науке о государ­стве; “Левиафан”, в котором он подробно развивает не только свои этические и политические идеи, но осо­бенно и свои взгляды на отношение между церковью и государством, теологией и философией, наконец, не­сколько рассуждений о свободе и необходимости, кото­рые психологически исследуют проблему свободы воли и решают её в смысле строгого детерминизма. Полное латинское издание его сочинений, содержащее кроме упомянутых ещё ряд математических и физических работ, он подготовил сам в Амстердаме в 1668 г. Глав­ным источником для его жизнеописания служит био­графия, составленная его другом Обри.