• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

§ 20. Сущность науки вообще, её величие и действие на человека

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 

Сущность науки состоит в том, что она является отображением бытия. Поэтому все, что достойно суще­ствования, достойно также познания; и самые низкие и гнусные вещи могут с таким же правом быть предме­том науки, как самые драгоценные и величественные, ибо низкое и пошлое существует так же, как величе­ственное. Наука вовсе не пятнает себя этим, как солн­це, освещающее в равной степени клоаки и дворцы. Наука не Капитолий, не пирамида, воздвигнутая для чести и гордости человека, но священный храм, пост­роенный по образцу мира в человеческом разуме.

Наука есть отображение истины. Ибо истина бытия и истина познания тождественны и различаются друг от друга не более, чем прямой и отраженный луч.

Действия науки на человека не менее возвышенны, чем сущность её. Именно наука наполняет человека со­знанием своей хрупкости, непостоянства счастья, до­стоинства своей души, своего назначения и обязанно­стей. Поэтому люди науки не стремятся как к особому благу к увеличению своего состояния и заботу о себе ставят после заботы об общем благе; тогда как толпа политиков, не посвященных в науку морали и в по­стижение общего блага, считает себя центром мира, под­чиняя ему все, и даже при общей нужде думает лишь о себе и спасении своего достояния.

Наука освобождает человека от детского и преуве­личенного восхищения вещами. Ибо мы удивляемся вещам или в силу их новизны, или в силу их величины;

но познание приводит человека к убеждению, что нет ничего нового под солнцем. Но как может удивляться кукольной игре тот, кто знает механизм и нити, кото­рыми движутся куклы? И что представляет земное ве­личие для того, кому наука позволяет созерцать Все­ленную? Весь земной шар вместе с людьми и их дея­тельностью кажется ему лишь муравейником.

Наука уничтожает или уменьшает по крайней мере страх перед смертью и несчастьем, который представ­ляет наибольшую помеху для добродетельного харак­тера, и делает дух человека таким гибким и подвиж­ным, что он никогда не впадает в состояние морального застоя, никогда не погрязает в своих пороках, не воз­буждая сам себя и не стремясь к лучшему. Конечно, ничего этого не знает человек, чуждый науке, он не знает, что значит погружаться в себя и совещаться с самим собой и как приятна жизнь, сопровождаемая со­знанием возрастающего со дня на день улучшения и усовершенствования. Поэтому из действий науки на человека следует, что истина и добро различаются лишь как печать и её оттиск, ибо истина есть печать нрав­ственной доброты.

Поэтому самая возвышенная мощь на земле, высшее, самое достойное господство есть господство науки, ибо достоинство и ценность всякой власти определяются достоинством и ценностью подчиненного. Так, не де­лает чести господство над рабами или рабским народом, но почетно управлять свободными людьми, как это имеет место в свободных монархиях или республиках. Но гораздо возвышеннее и величественнее власти госу­дарства власть науки, ибо государство господствует лишь над волей, а наука — над разумом, убеждением, интеллектом, который составляет высшую часть души и господствует даже над волей.

Сущность науки состоит в том, что она является отображением бытия. Поэтому все, что достойно суще­ствования, достойно также познания; и самые низкие и гнусные вещи могут с таким же правом быть предме­том науки, как самые драгоценные и величественные, ибо низкое и пошлое существует так же, как величе­ственное. Наука вовсе не пятнает себя этим, как солн­це, освещающее в равной степени клоаки и дворцы. Наука не Капитолий, не пирамида, воздвигнутая для чести и гордости человека, но священный храм, пост­роенный по образцу мира в человеческом разуме.

Наука есть отображение истины. Ибо истина бытия и истина познания тождественны и различаются друг от друга не более, чем прямой и отраженный луч.

Действия науки на человека не менее возвышенны, чем сущность её. Именно наука наполняет человека со­знанием своей хрупкости, непостоянства счастья, до­стоинства своей души, своего назначения и обязанно­стей. Поэтому люди науки не стремятся как к особому благу к увеличению своего состояния и заботу о себе ставят после заботы об общем благе; тогда как толпа политиков, не посвященных в науку морали и в по­стижение общего блага, считает себя центром мира, под­чиняя ему все, и даже при общей нужде думает лишь о себе и спасении своего достояния.

Наука освобождает человека от детского и преуве­личенного восхищения вещами. Ибо мы удивляемся вещам или в силу их новизны, или в силу их величины;

но познание приводит человека к убеждению, что нет ничего нового под солнцем. Но как может удивляться кукольной игре тот, кто знает механизм и нити, кото­рыми движутся куклы? И что представляет земное ве­личие для того, кому наука позволяет созерцать Все­ленную? Весь земной шар вместе с людьми и их дея­тельностью кажется ему лишь муравейником.

Наука уничтожает или уменьшает по крайней мере страх перед смертью и несчастьем, который представ­ляет наибольшую помеху для добродетельного харак­тера, и делает дух человека таким гибким и подвиж­ным, что он никогда не впадает в состояние морального застоя, никогда не погрязает в своих пороках, не воз­буждая сам себя и не стремясь к лучшему. Конечно, ничего этого не знает человек, чуждый науке, он не знает, что значит погружаться в себя и совещаться с самим собой и как приятна жизнь, сопровождаемая со­знанием возрастающего со дня на день улучшения и усовершенствования. Поэтому из действий науки на человека следует, что истина и добро различаются лишь как печать и её оттиск, ибо истина есть печать нрав­ственной доброты.

Поэтому самая возвышенная мощь на земле, высшее, самое достойное господство есть господство науки, ибо достоинство и ценность всякой власти определяются достоинством и ценностью подчиненного. Так, не де­лает чести господство над рабами или рабским народом, но почетно управлять свободными людьми, как это имеет место в свободных монархиях или республиках. Но гораздо возвышеннее и величественнее власти госу­дарства власть науки, ибо государство господствует лишь над волей, а наука — над разумом, убеждением, интеллектом, который составляет высшую часть души и господствует даже над волей.