• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

§ 14. Необходимость и условия полного преобразования наук

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 

Поэтому в настоящее время дело идет о радикаль­ном исцелении наук, полном обновлении, возрождении и преобразовании наук начиная с самых глубоких оснований; теперь необходимо найти новую основу знания, новые принципы науки, ибо, желая привить новое к старому, мы мало подвинули бы науку

Но объективное условие этого основательного преоб­разования наук состоит в том, чтобы привести их снова к опыту и к философии природы, от которой они ото­рвались. Ибо все искусства и науки, которые оторвались от своего корня, опыта и науки о природе, могут, ко­нечно, получить внешнюю блестящую форму, пригод­ную для обычного употребления в школе и жизни, но ничего не выигрывают в объеме и содержании. Только этот разрыв с природой виной тому, что астрономия, музыка 23а, большинство механических искусств и даже медицина, а также (что ещё поразительнее) мораль, политика и логические науки в основе своей лишены всякой глубины и скользят лишь по поверхности внеш­него различия вещей (не идут дальше поверхности), ибо они получают свою пищу не из природы, которая одна только может давать им соки и силы для роста

Субъективное условие возрождения науки состоит в том, чтобы дух освободился от всех теорий и предрас­судков и с таким совершенно очищенным рассудком приступил бы к изучению особенного с самого начала. Ибо в царство человечества, основанное на науке, мож­но войти только чистым, как дитя, так же как в царство

небесное.

Но существуют четыре главных класса ложных представлений или предрассудков, от которых прежде всего должен освободиться человек, если он хочет постичь истинную философию природы.

К первому классу относятся idola tribus, коренные или родовые предрассудки, имеющие свое основание в самой человеческой природе. Ибо человеческая природа не служит мерой вещей, как ложно утверждали, напротив, все наши представления, чувственные и духовные, образуются только аналогично человеку, а не Вселен­ной. Человеческий рассудок воспринимает лучи вещей, лишь как кривое, неровное и мутное зеркало, приме­шивает свою сущность к сущности вещей и таким образом искажает природу. Главнейшие предрассудки первого класса, важней­шие из всех, следующие.

Человеческий рассудок в силу свойственной ему при­роды легко предполагает в вещах больший порядок и единообразие, чем оказывается на деле, и потому в са­мых разрозненных и несравнимых вещах измышляет точки сравнения и сходства Человеческий рассудок всегда принимает во внима­ние лишь те инстанции в природе, которые служат ему для подтверждения какого-либо излюбленного мнения, считающегося истинным, а не противоположные, отри­цательные случаи, как бы часто они ни встречались. Так, например, люди замечают лишь те сны, которые сбылись, но забывают бесчисленные сны, которые не подтвердились. Поэтому человеческий рассудок оши­бочно предпочитает в силу особой склонности утверди­тельные инстанции отрицательным, тогда как он дол­жен был бы обращать одинаковое внимание на те и другие и даже придавать большее значение отрицатель­ным инстанциям, чем утвердительным, поскольку он хочет установить и обосновать всеобщую истину.

При своей ненасытной, никогда неутолимой любознательности человеческий рассудок нигде не может удержаться в надлежащих границах и прекратить в подходящем месте бесполезные вопросы и безрассудное исследование. Поэтому даже по поводу всеобщих прин­ципов природы, которые должны быть абсолютно поло­жительны и непосредственны, независимы от дальней­ших причин, он спрашивает о причинах и ещё более общих принципах.

Человеческий рассудок имеет особую склонность к абстрагированию и абстрактному и потому произвольно приписывает переменному в природе постоянство.

Человеческий рассудок особенно вводится в заблуж­дение тупостью, недостаточностью и обманчивостью чувств, так что грубо чувственные вещи одни только привлекают его внимание и кажутся ему гораздо важнее, чем утонченно чувственные, которые, однако, имеют большое значение и важность. Там, где начи­нается невидимое, он поэтому прекращает исследова­ние. Поэтому природа обыкновенного воздуха и всех веществ, которые ещё значительно утонченнее воздуха и которых так много, до сих пор почти вовсе не изве­стна. Ясно, что то, в чем Бэкон обвиняет здесь интеллект, относится не к интеллекту, но к человеку в его неразумной особенности. Ибо если бы указанные ошибки были ошибками природы и самого интеллекта, то Бэкон не мог бы их считать таковыми и отвергать их; именно тем, что он признает их та­ковыми и освобождается от них, он доказывает, что это ошибки некоторых людей, но именно потому они ещё не должны быть ошибками других, что, таким образом, они имеют не объек­тивное и всеобщее основание, но лишь частное, то есть их осно­вание в косности, поспешности, лености, необдуманности, ибо лишь эти свойства не позволяют иметь в виду отрицательные инстанции, только в свойствах, противоположных деятельности разума или задерживающих её, то есть в неразумии индивидов, а не в разуме. Второй класс предрассудков — предрассудки лич­ного кругозора (idola specus), имеют свое основание в темной пещере индивидуальности, в особенной природе отдельного человека, в его темпераменте, воспитании, привычках и так далее. Третий класс предрассудков — пред­рассудки общественных отношений (idola fori), проис­текают из разговора, речи, произвольного употребления слов. Четвертый класс — предрассудки теорий (idola theatri), в их основе лежат различные догмы предшест­вовавших философов и законы принятых ещё способов доказательств.

Поэтому в настоящее время дело идет о радикаль­ном исцелении наук, полном обновлении, возрождении и преобразовании наук начиная с самых глубоких оснований; теперь необходимо найти новую основу знания, новые принципы науки, ибо, желая привить новое к старому, мы мало подвинули бы науку

Но объективное условие этого основательного преоб­разования наук состоит в том, чтобы привести их снова к опыту и к философии природы, от которой они ото­рвались. Ибо все искусства и науки, которые оторвались от своего корня, опыта и науки о природе, могут, ко­нечно, получить внешнюю блестящую форму, пригод­ную для обычного употребления в школе и жизни, но ничего не выигрывают в объеме и содержании. Только этот разрыв с природой виной тому, что астрономия, музыка 23а, большинство механических искусств и даже медицина, а также (что ещё поразительнее) мораль, политика и логические науки в основе своей лишены всякой глубины и скользят лишь по поверхности внеш­него различия вещей (не идут дальше поверхности), ибо они получают свою пищу не из природы, которая одна только может давать им соки и силы для роста

Субъективное условие возрождения науки состоит в том, чтобы дух освободился от всех теорий и предрас­судков и с таким совершенно очищенным рассудком приступил бы к изучению особенного с самого начала. Ибо в царство человечества, основанное на науке, мож­но войти только чистым, как дитя, так же как в царство

небесное.

Но существуют четыре главных класса ложных представлений или предрассудков, от которых прежде всего должен освободиться человек, если он хочет постичь истинную философию природы.

К первому классу относятся idola tribus, коренные или родовые предрассудки, имеющие свое основание в самой человеческой природе. Ибо человеческая природа не служит мерой вещей, как ложно утверждали, напротив, все наши представления, чувственные и духовные, образуются только аналогично человеку, а не Вселен­ной. Человеческий рассудок воспринимает лучи вещей, лишь как кривое, неровное и мутное зеркало, приме­шивает свою сущность к сущности вещей и таким образом искажает природу. Главнейшие предрассудки первого класса, важней­шие из всех, следующие.

Человеческий рассудок в силу свойственной ему при­роды легко предполагает в вещах больший порядок и единообразие, чем оказывается на деле, и потому в са­мых разрозненных и несравнимых вещах измышляет точки сравнения и сходства Человеческий рассудок всегда принимает во внима­ние лишь те инстанции в природе, которые служат ему для подтверждения какого-либо излюбленного мнения, считающегося истинным, а не противоположные, отри­цательные случаи, как бы часто они ни встречались. Так, например, люди замечают лишь те сны, которые сбылись, но забывают бесчисленные сны, которые не подтвердились. Поэтому человеческий рассудок оши­бочно предпочитает в силу особой склонности утверди­тельные инстанции отрицательным, тогда как он дол­жен был бы обращать одинаковое внимание на те и другие и даже придавать большее значение отрицатель­ным инстанциям, чем утвердительным, поскольку он хочет установить и обосновать всеобщую истину.

При своей ненасытной, никогда неутолимой любознательности человеческий рассудок нигде не может удержаться в надлежащих границах и прекратить в подходящем месте бесполезные вопросы и безрассудное исследование. Поэтому даже по поводу всеобщих прин­ципов природы, которые должны быть абсолютно поло­жительны и непосредственны, независимы от дальней­ших причин, он спрашивает о причинах и ещё более общих принципах.

Человеческий рассудок имеет особую склонность к абстрагированию и абстрактному и потому произвольно приписывает переменному в природе постоянство.

Человеческий рассудок особенно вводится в заблуж­дение тупостью, недостаточностью и обманчивостью чувств, так что грубо чувственные вещи одни только привлекают его внимание и кажутся ему гораздо важнее, чем утонченно чувственные, которые, однако, имеют большое значение и важность. Там, где начи­нается невидимое, он поэтому прекращает исследова­ние. Поэтому природа обыкновенного воздуха и всех веществ, которые ещё значительно утонченнее воздуха и которых так много, до сих пор почти вовсе не изве­стна. Ясно, что то, в чем Бэкон обвиняет здесь интеллект, относится не к интеллекту, но к человеку в его неразумной особенности. Ибо если бы указанные ошибки были ошибками природы и самого интеллекта, то Бэкон не мог бы их считать таковыми и отвергать их; именно тем, что он признает их та­ковыми и освобождается от них, он доказывает, что это ошибки некоторых людей, но именно потому они ещё не должны быть ошибками других, что, таким образом, они имеют не объек­тивное и всеобщее основание, но лишь частное, то есть их осно­вание в косности, поспешности, лености, необдуманности, ибо лишь эти свойства не позволяют иметь в виду отрицательные инстанции, только в свойствах, противоположных деятельности разума или задерживающих её, то есть в неразумии индивидов, а не в разуме. Второй класс предрассудков — предрассудки лич­ного кругозора (idola specus), имеют свое основание в темной пещере индивидуальности, в особенной природе отдельного человека, в его темпераменте, воспитании, привычках и так далее. Третий класс предрассудков — пред­рассудки общественных отношений (idola fori), проис­текают из разговора, речи, произвольного употребления слов. Четвертый класс — предрассудки теорий (idola theatri), в их основе лежат различные догмы предшест­вовавших философов и законы принятых ещё способов доказательств.