• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

3. МЕТОДОЛОГИЯ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 

 

Методологией называют систему принципов науч­ного исследования. Именно методология определяет, в какой мере собранные факты могут служить реальным и надежным основанием знания [10].

С формальной точки зрения, методология не связа­на с сущностью знания о реальном мире, но скорее име­ет дело с операциями, при помощи которых конструиру­ется знание. Поэтому термином "методология" принято обозначать совокупность исследовательских процедур, техники и методов, включая приемы сбора и обработки данных.

Содержательное понимание методологии исходит из того, что в ней реализуется эвристическая (т. е. поиско­вая) функция предметной области исследования. Любая теоретическая система знания имеет смысл лишь по­стольку, поскольку она не только описывает и объясня­ет некоторую предметную область, но одновременно яв­ляется инструментом поиска нового знания.

Поскольку теория формулирует принципы и законы, отражающие объективный мир в ее предметной облас­ти, она оказывается в то же время и методом дальней­шего проникновения в еще не изученные сферы дей­ствительности на базе имеющегося знания, проверенного практикой. "Всякая наука — прикладная логика", — писал Гегель.

А. П. Куприян выделяет три основные методологи­ческие функции теории: ориентирующую, предсказа­тельную и классифицирующую. Первая направляет уси­лия исследователя в отборе данных, вторая опирается на установление каузальных зависимостей в некоторой специальной области, а третья помогает систематизиро­вать факты путем выявления их существенных свойств и связей, т. е. не случайно [132. С. 12J.12

12 О специфике методологии социологического исследования см., в частности, работы Г. С. Батыгина [12] и И. Ф. Девятко [66].

 

Социология как теоретическая наука отличается полипарадигмальностью, т.е. сосуществуют различные представления и о предмете социологии, и об исходных принципах построения социального знания, равно как и о способах его достижения. Однако, оставаясь на почве науки, мы должны исходить из общенаучных принци­пов исследовательского поиска, каковые, впрочем, также не остаются неизменными. В классической науке объект исследования рассматривался как некая дан­ность, не зависящая от исследователя и инструментов познания. В постклассической, современной науке при­знается активное влияние на получаемый результат ис­пользуемых приборов, концептуального аппарата, мето­дики исследования (отсюда принцип коррекции, допол­нительности в физике микромира, требования конкретности истины в социальных науках). Общенаучные принципы разрабатываются в логике и методологии научного исследования, являются, таким образом, след­ствием продвижения общенаучной методологии.

Один из общенаучных принципов требует выявле­ния устойчивости, инвариантности в многообразных свя­зях и изменениях.

Как применяется этот принцип на практике? Напри­мер, в исследовании структуры мотивов трудовой дея­тельности мы должны были выявить некоторое устойчи­вое мотивационное "ядро" и своего рода "периферию" мотивационной структуры. Для каждой исторической эпохи характерно свое, специфическое ядро мотивов тру­довой деятельности. По одной из возможных классифи­каций выделяем три основных типа стимулов: прямое принуждение, экономическое стимулирование, мораль­ное, нравственное стимулирование. Различные варианты сочетания этих трех типов стимулов в каждую данную эпоху и в особых сообществах (например, ква­лифицированных работников) составляют основное мотивационное ядро трудовой деятельности.

Всеобщее методологическое правило, о котором идет речь, предписывает такой порядок действия, при кото­ром в исследовании должны быть предусмотрены про­цедуры, позволяющие рассмотреть общую структуру мо­тивов труда в многообразии ее проявлений.

 

Можно провести анализ структуры мотивов трудовой деятельности в принципиально разных ситуациях. Мы вы­деляли в качестве наиболее значимых три типа конкрет­ных ситуаций. Первая — проективная (воображаемая си­туация), в которой находятся выпускники школы, решаю­щие вопрос о выборе первой профессии. Они оценивают различные преимущества и недостатки избираемой специ­альности. Особенность проективной ситуации в том, что здесь исключается влияние конкретных производственных условий, люди как бы отвлекаются от них. Выявляются не мотивы труда как таковые, но ценностные ориентации, так сказать, личностно значимые нормативы оценки содержа­ния и условий трудовой деятельности. Второй тип ситуации — реальная уравновешенная. В ней находятся молодые рабочие, оценивающие положительные и отрицательные стороны своей реальной работы. Здесь мотивационная структура выявляется в оптимальном варианте. На нее влияют и содержание труда, и многообразные конкретные условия его организации, стимулирующие или, напротив, сдер­живающие активность рабочего.

Третий тип ситуации — стрессовая или даже конфликт­ная. В такой ситуации находятся рабочие, меняющие место работы, так как по каким-то мотивам она их не устраивает. В этой ситуации выявляется "порог", предельная граница мотивационного ядра, за которым обнаруживаются такие элементы мотивации, которые составляют "периферию".

Сопоставляя данные, полученные при обследовании доста­точно большой совокупности рабочих в трех описанных ситу­ациях (причем выборочные группы должны быть выравнены по существующим признакам), мы обнаруживаем, что некото­рые мотивы трудовой деятельности постоянно присутствуют во всех трех ситуациях (содержание труда, размер заработка, возможности продвижения по работе, престиж профессии), дру­гие -специфичны только для одной или нескольких ситуа­ций. Первая группа, по-видимому, и составляет мотивационное ядро, т. е. устойчивое сочетание, характеризующее отношение к труду в различных его состояниях и связях в данных соци­альных условиях (середина 60-х г.).

 

Чтобы реализовать другой важный методологичес­кий принцип — процессуальный подход, нужны по­вторные исследования спустя определенное время. Че­рез 15 лет после описанного исследования, в 1975 г., мы нашли, что произошли заметные изменения в структуре трудовой мотивации. Так, условия труда выдвинулись на первый план [305]. В современных исследованиях на государственных и частных предприятиях фиксируется несомненная доминанта материально-экономического стимулирования, слабая выраженность морально-нрав­ственных стимулов, что нетрудно объяснить кризисным состоянием общества переходного периода [147].

 

Этот пример показывает, как в правилах процедуры реализуется общеметодологическое требование: рассмат­ривать явления и процессы в многообразии их связей и в динамике, таким образом выявляя их устойчивые и изменчивые свойства. Следующий "этаж" методологической пирамиды за­нимают методологии различных областей знания. Здесь мы обнаруживаем и общую методологию социологичес­кого исследования, в которой реализуется эвристичес­кая функция общесоциологической теории.

Рассмотрим, как действует эта функция при разра­ботке специальной социологической теории личности.13

13 Наиболее обстоятельно социологическая концепция личности рассматривается в работе И.С.Кона [121], а междисциплинарный ана­лиз личности — в его же работе [122] и в книге Э.Берна [21]. Пример исследования социокультурного типа личности советского человека см. [245].

 

В отличие от психологии социология рассматривает личность не в качестве неповторимой индивидуальности, но в ее социально-типических свойствах. Схематически это можно представить следующим образом (рис. 2, а).

Общие социальные условия активно влияют на осо­бенности личности в качестве объекта социальных взаи­мосвязей и в качестве их деятельного субъекта. В ряду важнейших компонентов общих условий — экономичес­кие отношения. В нашем обществе — переход к рыноч­ной экономике, сосуществование разных форм собствен­ности, возрастание конкуренции на рынке труда и т. д. Затем — социокультурные особенности общества, в том числе политические и идеологические отношения как компонент общих социальных условий, причем культу­ра аккумулирует исторически сложившиеся традиции данного общества. Социальная стратификация (неравен­ство) и общественное разделение труда являются глав­ным элементом, обусловливающим все социальные от­ношения и отношения в сфере политики и морали, ибо они определяют специфику интересов различных клас­сов и социальных слоев общества.

Важный компонент общих условий — уровень раз­вития гражданского общества, социально-политическое устройство, состояние других социальных институтов (например, образования).

Эти наиболее важные компоненты общих соци­альных условий детерминируют специфические соци­альные условия бытия людей. Среди последних прежде всего нужно выделить социальное положение индивидов, т. е. принадлежность к определенной социальной груп­пе, слою и место в системе социальных позиций (в их числе: наличие собственности на средства производства, положение и в сфере профессионального разделения труда, и в системе этнической дифференциации, семей­ное положение, положение в системе властных структур и т. д.), которые, как правило, связаны с материально-экономическим статусом, характером и содержанием тРУДовой деятельности и условиями жизни (условия тРУда и быта). Социальное положение через условия труда и быта включает и ближайшее социальное ок­ружение — социальные связи, в которых человек "обу­чается" ролевому поведению (рис. 2, б).

Но есть еще две важные индивидуальные характе­ристики — пол и возраст индивидов, стадии их жизнен­ного цикла. С рассматриваемой точки зрения они тоже имеют социальный эквивалент и должны быть включе­ны в схему, так как быть мужчиной или женщиной, на­ходиться в определенной стадии жизненного цикла — значит выполнять различные социальные функции.

При рассмотрении личности в качестве объекта со­циальных взаимосвязей и отношений мы выделяем те свойства, которые делают индивидов похожими в их социальных качествах в силу общности условий социали-ции, т. е. освоения заданных обществом и особыми бшностями социальных функций, нравственных норм, культурных стереотипов. Одновременно данные соци­альные условия образуют поле возможностей для саморе­ализации личности, относительно широкое или узкое.

Следует также попытаться развернуть содержание подсистемы "личность — субъект" (рис. 2, в).

Не будем комментировать всю эту схему. Отметим лишь один момент.

Рассматривая личность в качестве социального субъекта, деятеля, мы прежде всего должны уяснить, как социальные условия (общие и специфические) сказыва­ются на интересах индивида. Интересы выступают ос­новным связующим звеном между реальным обще­ственным положением индивида и отражением этого положения в его сознании. Через социальный интерес осуществляется обратная связь — от субъекта к его об­щественному деяндю: люди действуют, преследуя опре­деленные социально обусловленные интересы. При этом на основе динамической системы потребностей и пред­шествующего опыта субъект формирует определенные и относительно устойчивые готовности (диспозиции) к восприятию и способу действий в различных конкрет­ных ситуациях, а формирование новых потребностей, ин­тересов и диспозиций стимулирует творческое, нестерео­типное поведение и формы активности, "выход" за рам­ки жестких ролевых предписаний, возможный лишь при условии развитого самосознания. Последнее, как об­разно резюмирует И. С. Кон, есть ответ на три следую­щих вопроса: "Что я могу?", "Что я смею?" и "Что я умею?". Социально ответственный выбор способов пове­дения, деятельности личности направляется теперь в ре­альную практику, а совокупные действия социальных субъектов — источник преобразования условий их жизни, экономического и социального развития обще­ства. Так "замкнулся" контур на рис. 2, а.

Подведем итог. Понятие "методология" — собира­тельный термин, имеющий различные аспекты. Всеоб­щая научная методология включает универсальные принципы развития научного знания (например, логи­ческого анализа, осуществления научного эксперимен­та...). Общесоциологическая методология, функцию ко­торой выполняет социологическая теория, дает указа­ния относительно принципиальных основ разработки частных социологических теорий в соотношении с их фактуальным базисом. Последние же, в свою очередь, содержат особые методологические функции, выступая в качестве прикладной логики исследования данной предметной области.

Понятие "методология" употребляется и в значении системы приемов исследования, например измерения со­циальных характеристик. Основная проблема, которая здесь ставится, — вопрос о соотношении между теорией и эмпирическими данными, между различными уровнями научного обобщения.

В этой книге понятие "методология" мы будем ис­пользовать лишь в первом смысле, т. е. обозначать этим термином логико-гносеологическую функцию теории.14

14 Широкое понимание методологии научного исследования предла­гает И. Девятко: "Методология науки — это дисциплина, изучающая и технические, и процедурные вопросы организации исследования, и бо­лее общие вопросы обоснованности используемых методов, достовернос­ти наблюдений, критериев подтверждения или опровержения научных теорий" (цит, по рукописи книги "Методы социологического исследова­ния", 1997 г.).

 

 

Методологией называют систему принципов науч­ного исследования. Именно методология определяет, в какой мере собранные факты могут служить реальным и надежным основанием знания [10].

С формальной точки зрения, методология не связа­на с сущностью знания о реальном мире, но скорее име­ет дело с операциями, при помощи которых конструиру­ется знание. Поэтому термином "методология" принято обозначать совокупность исследовательских процедур, техники и методов, включая приемы сбора и обработки данных.

Содержательное понимание методологии исходит из того, что в ней реализуется эвристическая (т. е. поиско­вая) функция предметной области исследования. Любая теоретическая система знания имеет смысл лишь по­стольку, поскольку она не только описывает и объясня­ет некоторую предметную область, но одновременно яв­ляется инструментом поиска нового знания.

Поскольку теория формулирует принципы и законы, отражающие объективный мир в ее предметной облас­ти, она оказывается в то же время и методом дальней­шего проникновения в еще не изученные сферы дей­ствительности на базе имеющегося знания, проверенного практикой. "Всякая наука — прикладная логика", — писал Гегель.

А. П. Куприян выделяет три основные методологи­ческие функции теории: ориентирующую, предсказа­тельную и классифицирующую. Первая направляет уси­лия исследователя в отборе данных, вторая опирается на установление каузальных зависимостей в некоторой специальной области, а третья помогает систематизиро­вать факты путем выявления их существенных свойств и связей, т. е. не случайно [132. С. 12J.12

12 О специфике методологии социологического исследования см., в частности, работы Г. С. Батыгина [12] и И. Ф. Девятко [66].

 

Социология как теоретическая наука отличается полипарадигмальностью, т.е. сосуществуют различные представления и о предмете социологии, и об исходных принципах построения социального знания, равно как и о способах его достижения. Однако, оставаясь на почве науки, мы должны исходить из общенаучных принци­пов исследовательского поиска, каковые, впрочем, также не остаются неизменными. В классической науке объект исследования рассматривался как некая дан­ность, не зависящая от исследователя и инструментов познания. В постклассической, современной науке при­знается активное влияние на получаемый результат ис­пользуемых приборов, концептуального аппарата, мето­дики исследования (отсюда принцип коррекции, допол­нительности в физике микромира, требования конкретности истины в социальных науках). Общенаучные принципы разрабатываются в логике и методологии научного исследования, являются, таким образом, след­ствием продвижения общенаучной методологии.

Один из общенаучных принципов требует выявле­ния устойчивости, инвариантности в многообразных свя­зях и изменениях.

Как применяется этот принцип на практике? Напри­мер, в исследовании структуры мотивов трудовой дея­тельности мы должны были выявить некоторое устойчи­вое мотивационное "ядро" и своего рода "периферию" мотивационной структуры. Для каждой исторической эпохи характерно свое, специфическое ядро мотивов тру­довой деятельности. По одной из возможных классифи­каций выделяем три основных типа стимулов: прямое принуждение, экономическое стимулирование, мораль­ное, нравственное стимулирование. Различные варианты сочетания этих трех типов стимулов в каждую данную эпоху и в особых сообществах (например, ква­лифицированных работников) составляют основное мотивационное ядро трудовой деятельности.

Всеобщее методологическое правило, о котором идет речь, предписывает такой порядок действия, при кото­ром в исследовании должны быть предусмотрены про­цедуры, позволяющие рассмотреть общую структуру мо­тивов труда в многообразии ее проявлений.

 

Можно провести анализ структуры мотивов трудовой деятельности в принципиально разных ситуациях. Мы вы­деляли в качестве наиболее значимых три типа конкрет­ных ситуаций. Первая — проективная (воображаемая си­туация), в которой находятся выпускники школы, решаю­щие вопрос о выборе первой профессии. Они оценивают различные преимущества и недостатки избираемой специ­альности. Особенность проективной ситуации в том, что здесь исключается влияние конкретных производственных условий, люди как бы отвлекаются от них. Выявляются не мотивы труда как таковые, но ценностные ориентации, так сказать, личностно значимые нормативы оценки содержа­ния и условий трудовой деятельности. Второй тип ситуации — реальная уравновешенная. В ней находятся молодые рабочие, оценивающие положительные и отрицательные стороны своей реальной работы. Здесь мотивационная структура выявляется в оптимальном варианте. На нее влияют и содержание труда, и многообразные конкретные условия его организации, стимулирующие или, напротив, сдер­живающие активность рабочего.

Третий тип ситуации — стрессовая или даже конфликт­ная. В такой ситуации находятся рабочие, меняющие место работы, так как по каким-то мотивам она их не устраивает. В этой ситуации выявляется "порог", предельная граница мотивационного ядра, за которым обнаруживаются такие элементы мотивации, которые составляют "периферию".

Сопоставляя данные, полученные при обследовании доста­точно большой совокупности рабочих в трех описанных ситу­ациях (причем выборочные группы должны быть выравнены по существующим признакам), мы обнаруживаем, что некото­рые мотивы трудовой деятельности постоянно присутствуют во всех трех ситуациях (содержание труда, размер заработка, возможности продвижения по работе, престиж профессии), дру­гие -специфичны только для одной или нескольких ситуа­ций. Первая группа, по-видимому, и составляет мотивационное ядро, т. е. устойчивое сочетание, характеризующее отношение к труду в различных его состояниях и связях в данных соци­альных условиях (середина 60-х г.).

 

Чтобы реализовать другой важный методологичес­кий принцип — процессуальный подход, нужны по­вторные исследования спустя определенное время. Че­рез 15 лет после описанного исследования, в 1975 г., мы нашли, что произошли заметные изменения в структуре трудовой мотивации. Так, условия труда выдвинулись на первый план [305]. В современных исследованиях на государственных и частных предприятиях фиксируется несомненная доминанта материально-экономического стимулирования, слабая выраженность морально-нрав­ственных стимулов, что нетрудно объяснить кризисным состоянием общества переходного периода [147].

 

Этот пример показывает, как в правилах процедуры реализуется общеметодологическое требование: рассмат­ривать явления и процессы в многообразии их связей и в динамике, таким образом выявляя их устойчивые и изменчивые свойства. Следующий "этаж" методологической пирамиды за­нимают методологии различных областей знания. Здесь мы обнаруживаем и общую методологию социологичес­кого исследования, в которой реализуется эвристичес­кая функция общесоциологической теории.

Рассмотрим, как действует эта функция при разра­ботке специальной социологической теории личности.13

13 Наиболее обстоятельно социологическая концепция личности рассматривается в работе И.С.Кона [121], а междисциплинарный ана­лиз личности — в его же работе [122] и в книге Э.Берна [21]. Пример исследования социокультурного типа личности советского человека см. [245].

 

В отличие от психологии социология рассматривает личность не в качестве неповторимой индивидуальности, но в ее социально-типических свойствах. Схематически это можно представить следующим образом (рис. 2, а).

Общие социальные условия активно влияют на осо­бенности личности в качестве объекта социальных взаи­мосвязей и в качестве их деятельного субъекта. В ряду важнейших компонентов общих условий — экономичес­кие отношения. В нашем обществе — переход к рыноч­ной экономике, сосуществование разных форм собствен­ности, возрастание конкуренции на рынке труда и т. д. Затем — социокультурные особенности общества, в том числе политические и идеологические отношения как компонент общих социальных условий, причем культу­ра аккумулирует исторически сложившиеся традиции данного общества. Социальная стратификация (неравен­ство) и общественное разделение труда являются глав­ным элементом, обусловливающим все социальные от­ношения и отношения в сфере политики и морали, ибо они определяют специфику интересов различных клас­сов и социальных слоев общества.

Важный компонент общих условий — уровень раз­вития гражданского общества, социально-политическое устройство, состояние других социальных институтов (например, образования).

Эти наиболее важные компоненты общих соци­альных условий детерминируют специфические соци­альные условия бытия людей. Среди последних прежде всего нужно выделить социальное положение индивидов, т. е. принадлежность к определенной социальной груп­пе, слою и место в системе социальных позиций (в их числе: наличие собственности на средства производства, положение и в сфере профессионального разделения труда, и в системе этнической дифференциации, семей­ное положение, положение в системе властных структур и т. д.), которые, как правило, связаны с материально-экономическим статусом, характером и содержанием тРУДовой деятельности и условиями жизни (условия тРУда и быта). Социальное положение через условия труда и быта включает и ближайшее социальное ок­ружение — социальные связи, в которых человек "обу­чается" ролевому поведению (рис. 2, б).

Но есть еще две важные индивидуальные характе­ристики — пол и возраст индивидов, стадии их жизнен­ного цикла. С рассматриваемой точки зрения они тоже имеют социальный эквивалент и должны быть включе­ны в схему, так как быть мужчиной или женщиной, на­ходиться в определенной стадии жизненного цикла — значит выполнять различные социальные функции.

При рассмотрении личности в качестве объекта со­циальных взаимосвязей и отношений мы выделяем те свойства, которые делают индивидов похожими в их социальных качествах в силу общности условий социали-ции, т. е. освоения заданных обществом и особыми бшностями социальных функций, нравственных норм, культурных стереотипов. Одновременно данные соци­альные условия образуют поле возможностей для саморе­ализации личности, относительно широкое или узкое.

Следует также попытаться развернуть содержание подсистемы "личность — субъект" (рис. 2, в).

Не будем комментировать всю эту схему. Отметим лишь один момент.

Рассматривая личность в качестве социального субъекта, деятеля, мы прежде всего должны уяснить, как социальные условия (общие и специфические) сказыва­ются на интересах индивида. Интересы выступают ос­новным связующим звеном между реальным обще­ственным положением индивида и отражением этого положения в его сознании. Через социальный интерес осуществляется обратная связь — от субъекта к его об­щественному деяндю: люди действуют, преследуя опре­деленные социально обусловленные интересы. При этом на основе динамической системы потребностей и пред­шествующего опыта субъект формирует определенные и относительно устойчивые готовности (диспозиции) к восприятию и способу действий в различных конкрет­ных ситуациях, а формирование новых потребностей, ин­тересов и диспозиций стимулирует творческое, нестерео­типное поведение и формы активности, "выход" за рам­ки жестких ролевых предписаний, возможный лишь при условии развитого самосознания. Последнее, как об­разно резюмирует И. С. Кон, есть ответ на три следую­щих вопроса: "Что я могу?", "Что я смею?" и "Что я умею?". Социально ответственный выбор способов пове­дения, деятельности личности направляется теперь в ре­альную практику, а совокупные действия социальных субъектов — источник преобразования условий их жизни, экономического и социального развития обще­ства. Так "замкнулся" контур на рис. 2, а.

Подведем итог. Понятие "методология" — собира­тельный термин, имеющий различные аспекты. Всеоб­щая научная методология включает универсальные принципы развития научного знания (например, логи­ческого анализа, осуществления научного эксперимен­та...). Общесоциологическая методология, функцию ко­торой выполняет социологическая теория, дает указа­ния относительно принципиальных основ разработки частных социологических теорий в соотношении с их фактуальным базисом. Последние же, в свою очередь, содержат особые методологические функции, выступая в качестве прикладной логики исследования данной предметной области.

Понятие "методология" употребляется и в значении системы приемов исследования, например измерения со­циальных характеристик. Основная проблема, которая здесь ставится, — вопрос о соотношении между теорией и эмпирическими данными, между различными уровнями научного обобщения.

В этой книге понятие "методология" мы будем ис­пользовать лишь в первом смысле, т. е. обозначать этим термином логико-гносеологическую функцию теории.14

14 Широкое понимание методологии научного исследования предла­гает И. Девятко: "Методология науки — это дисциплина, изучающая и технические, и процедурные вопросы организации исследования, и бо­лее общие вопросы обоснованности используемых методов, достовернос­ти наблюдений, критериев подтверждения или опровержения научных теорий" (цит, по рукописи книги "Методы социологического исследова­ния", 1997 г.).