• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

Переговоры.

1 2 3 4 5 6 7 8 

Ощущение беспомощности привело «зеленое движение» к внутреннему росту противоречий. Для некоторых «зеленых организаций» единственной допустимой PR-стратегией является ведение переговоров и достижение компромисса. Стремление таких организаций сотрудничать и принимать компромиссные соглашения, избегая конфронтации, позволяют им принимать участие в процессе принятия решений.

Для Линды Сиддал, директора образованного в Гонг - Конге представительства «зеленой организации» «Друзья планеты Земля» - переговоры являются оптимальным решением.

Она утверждает: «В Гонг-Конге мы убеждены, что времена меняются, и если раньше открытая конфронтация была единственным доступным для «зеленых» способом действия, то сегодня отношения между «зеленым движением» и корпорациями меняются. Поэтому, мы пытаемся сотрудничать с теми отраслями промышленности и корпорациями, которые приспособились к произошедшим переменам. Фактически, это означает, что мы полностью отказываемся от спонсорства тех корпораций, против деятельности которых мы выступаем. В основном, это корпорации, занятые в производстве табачных и меховых изделий. Но со всеми остальными компаниями мы пытаемся наладить рабочие отношения, чтобы лучше понять их позиции, и если это возможно, повлиять на понимание и принятие ими наших позиций.

Переговоры о спонсорстве, включая финансовую поддержку, с корпорациями, это один из инструментов нашей PR-стратегии. Мы пытаемся использовать организационные и финансовые ресурсы отрасли, в которой функционируют корпорации, в нашу пользу».

Для некоторых других «зеленых» организаций, наиболее предпочтительная PR-стратегия – заручиться поддержкой правительства.

К примеру, представительница «зеленых» Aynsley Kellow утверждает, что для того, чтобы «зеленые» смогли участвовать в процессе принятия политических решений, им следует стремиться к компромиссу. «До тех пор, пока «зеленое движение» в Австралии не сможет достичь политической зрелости, оно не сможет иметь прямого отношения к процессам социальных преобразований в Австралии».

Как правило, «светло-зеленые» больше втягиваются в существующие властные структуры для участия в осуществлении реформ и влияния на принимаемые решения. Они считают, что нынешняя социальная система в Австралии будет эффективной, если некоторые их действия воздействуют на деятельность правительства и различных отраслей промышленности.

Однако, для большинства «темно-зеленых» существующие политические структуры уже сами по себе являются проблемой, они считают, что пока эти структуры существуют, проблемы окружающей среды не могут быть решены. Поддержка корпораций и производимой ими продукции, для которых главным приоритетом является получение прибыли, и которые используют свою власть, чтобы быть уверенными в том, что реформы в защиту окружающей среды некоим образом не скажутся на их прибыли, чужда «темно-зеленым». Также как и поддержка политических партий, чьим главным приоритетом является экономический рост, рассматривается ими как недальновидная. 

Так, активистка «зеленого движения» Ally Fricker выступила с критикой «зеленых организаций» Australian Conservation Foundation (ACF) и Wilderness Society (TWS) за их желание сотрудничать с существующими властными структурами: «Эта консервативная группировка предана существующей системе, но не требует никаких преобразований и реформ. Она выступает за умеренное постепенное развитие. Они посвятили себя тому, чтобы идти «рука об руку» со сторонниками постепенного развития. Они критикуют экономический рост, но склоняются к нему, чтобы их не посчитали противниками развития».

 

В целом же, противоречия и расхождения внутри «зеленого движения» возникают, потому что две рассмотренные разновидности PR-стратегий, активность и переговоры, несовместимы.

Безусловно, лидеры «зеленых организаций», которые пытаются установить связи и создать альянсы с властными структурами, будут подозрительно настроены к тем членам организации, которые подрывают респектабельность организации, будучи сторонниками активных действий, способных привести к конфронтации с властными структурами.

Могут ли активизм и ведение переговоров сосуществовать?

Многие считают, что в любом социальном движении есть место, как для реформаторов, так и для лиц, настроенных более радикально. Таким образом, «зеленое движение» должно примирить «светло-зеленых» и «темно-зеленых».

Тем не менее, внутренние противоречия между ними возникают не только по причине разных перспектив и идеологических позиций, но также исходя из практического действия двух различных PR-стратегий.

Активизм (если он хорошо и качественно подготовлен) нацелен на то, чтобы вызвать у общественности ощущение кризиса и крайности, чтобы люди в свою очередь взмолились о проведении преобразований.

Действие переговоров, напротив, направлено в противоположную сторону, они рассеивают чувство кризиса и создают впечатление, что пока «зеленые» ведут правительство в правильном направлении, беспокоиться абсолютно не о чем. Однако во время экономического спада, это впечатление уверенности может быть обманчивым, в связи с отсутствием власти у ведущих переговоры «зеленых организаций».

В целом, активизм направлен на то, чтобы вызвать публичное обсуждение проблемы, в то время как переговоры направлены на сдерживание публичного обсуждения, поскольку все дебаты проходят за закрытыми дверями (это то, что Brian Martin называет «обращением к элитам» и то, что рассчитано, скорее, на политических деятелей, принимающих решения, чем на общество в целом).

Проводя переговоры, «зеленые организации» не пытаются добиться каких-либо изменений за счет требований их осуществления, предъявляемых широкой общественностью. Скорее, они сами выступают как представители всех тех, кого волнует состояние окружающей среды, и действуют от их имени на переговорах с представителями власти.

В некотором роде стратегия ведения переговоров может лишить представителей «темно-зеленых» их прав. Поскольку, чем больше наиболее успешные лидеры «зеленого» движения, сторонники переговоров, убеждают общественность и политических деятелей, что именно они являются истинными защитниками окружающей среды, тем больше это изолирует представителей «зеленого движения», придерживающихся противоположных позиций, и тем сложнее для них выражать свою точку зрения.

 

 

 

 

 

 

 

Public Relations' Role in Manufacturing Artificial Grass Roots Coalitions

Ощущение беспомощности привело «зеленое движение» к внутреннему росту противоречий. Для некоторых «зеленых организаций» единственной допустимой PR-стратегией является ведение переговоров и достижение компромисса. Стремление таких организаций сотрудничать и принимать компромиссные соглашения, избегая конфронтации, позволяют им принимать участие в процессе принятия решений.

Для Линды Сиддал, директора образованного в Гонг - Конге представительства «зеленой организации» «Друзья планеты Земля» - переговоры являются оптимальным решением.

Она утверждает: «В Гонг-Конге мы убеждены, что времена меняются, и если раньше открытая конфронтация была единственным доступным для «зеленых» способом действия, то сегодня отношения между «зеленым движением» и корпорациями меняются. Поэтому, мы пытаемся сотрудничать с теми отраслями промышленности и корпорациями, которые приспособились к произошедшим переменам. Фактически, это означает, что мы полностью отказываемся от спонсорства тех корпораций, против деятельности которых мы выступаем. В основном, это корпорации, занятые в производстве табачных и меховых изделий. Но со всеми остальными компаниями мы пытаемся наладить рабочие отношения, чтобы лучше понять их позиции, и если это возможно, повлиять на понимание и принятие ими наших позиций.

Переговоры о спонсорстве, включая финансовую поддержку, с корпорациями, это один из инструментов нашей PR-стратегии. Мы пытаемся использовать организационные и финансовые ресурсы отрасли, в которой функционируют корпорации, в нашу пользу».

Для некоторых других «зеленых» организаций, наиболее предпочтительная PR-стратегия – заручиться поддержкой правительства.

К примеру, представительница «зеленых» Aynsley Kellow утверждает, что для того, чтобы «зеленые» смогли участвовать в процессе принятия политических решений, им следует стремиться к компромиссу. «До тех пор, пока «зеленое движение» в Австралии не сможет достичь политической зрелости, оно не сможет иметь прямого отношения к процессам социальных преобразований в Австралии».

Как правило, «светло-зеленые» больше втягиваются в существующие властные структуры для участия в осуществлении реформ и влияния на принимаемые решения. Они считают, что нынешняя социальная система в Австралии будет эффективной, если некоторые их действия воздействуют на деятельность правительства и различных отраслей промышленности.

Однако, для большинства «темно-зеленых» существующие политические структуры уже сами по себе являются проблемой, они считают, что пока эти структуры существуют, проблемы окружающей среды не могут быть решены. Поддержка корпораций и производимой ими продукции, для которых главным приоритетом является получение прибыли, и которые используют свою власть, чтобы быть уверенными в том, что реформы в защиту окружающей среды некоим образом не скажутся на их прибыли, чужда «темно-зеленым». Также как и поддержка политических партий, чьим главным приоритетом является экономический рост, рассматривается ими как недальновидная. 

Так, активистка «зеленого движения» Ally Fricker выступила с критикой «зеленых организаций» Australian Conservation Foundation (ACF) и Wilderness Society (TWS) за их желание сотрудничать с существующими властными структурами: «Эта консервативная группировка предана существующей системе, но не требует никаких преобразований и реформ. Она выступает за умеренное постепенное развитие. Они посвятили себя тому, чтобы идти «рука об руку» со сторонниками постепенного развития. Они критикуют экономический рост, но склоняются к нему, чтобы их не посчитали противниками развития».

 

В целом же, противоречия и расхождения внутри «зеленого движения» возникают, потому что две рассмотренные разновидности PR-стратегий, активность и переговоры, несовместимы.

Безусловно, лидеры «зеленых организаций», которые пытаются установить связи и создать альянсы с властными структурами, будут подозрительно настроены к тем членам организации, которые подрывают респектабельность организации, будучи сторонниками активных действий, способных привести к конфронтации с властными структурами.

Могут ли активизм и ведение переговоров сосуществовать?

Многие считают, что в любом социальном движении есть место, как для реформаторов, так и для лиц, настроенных более радикально. Таким образом, «зеленое движение» должно примирить «светло-зеленых» и «темно-зеленых».

Тем не менее, внутренние противоречия между ними возникают не только по причине разных перспектив и идеологических позиций, но также исходя из практического действия двух различных PR-стратегий.

Активизм (если он хорошо и качественно подготовлен) нацелен на то, чтобы вызвать у общественности ощущение кризиса и крайности, чтобы люди в свою очередь взмолились о проведении преобразований.

Действие переговоров, напротив, направлено в противоположную сторону, они рассеивают чувство кризиса и создают впечатление, что пока «зеленые» ведут правительство в правильном направлении, беспокоиться абсолютно не о чем. Однако во время экономического спада, это впечатление уверенности может быть обманчивым, в связи с отсутствием власти у ведущих переговоры «зеленых организаций».

В целом, активизм направлен на то, чтобы вызвать публичное обсуждение проблемы, в то время как переговоры направлены на сдерживание публичного обсуждения, поскольку все дебаты проходят за закрытыми дверями (это то, что Brian Martin называет «обращением к элитам» и то, что рассчитано, скорее, на политических деятелей, принимающих решения, чем на общество в целом).

Проводя переговоры, «зеленые организации» не пытаются добиться каких-либо изменений за счет требований их осуществления, предъявляемых широкой общественностью. Скорее, они сами выступают как представители всех тех, кого волнует состояние окружающей среды, и действуют от их имени на переговорах с представителями власти.

В некотором роде стратегия ведения переговоров может лишить представителей «темно-зеленых» их прав. Поскольку, чем больше наиболее успешные лидеры «зеленого» движения, сторонники переговоров, убеждают общественность и политических деятелей, что именно они являются истинными защитниками окружающей среды, тем больше это изолирует представителей «зеленого движения», придерживающихся противоположных позиций, и тем сложнее для них выражать свою точку зрения.

 

 

 

 

 

 

 

Public Relations' Role in Manufacturing Artificial Grass Roots Coalitions