• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

КОГНИТИВНОЕ КАРТИРОВАНИЕ И ОПЕРАЦИОННОЕ КОДИРОВАНИЕ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 

Теперь мы остановимся на когнитивном моделировании

политики. Проблема когнитивного

моделирования формулируется как поиск корреляции «между лингвистическими

структурами текста и структурами представлений его

автора» (Паршин П.Б. Лингвистические методы в концептуальной реконструкции //

Системные исследования. — 1986. — М., 1987. —

С. 398). Под концептуальной реконструкцией автор понимает «выявление того, каким

образом в структурах семиотических объектов

проявляются структуры представлений об устройстве внешнего мира, присущие

использующим семиотические объекты лицам» (Там

же).Ранние работы этого направления (Leites, 1951, 1953) выросли из анализа

повторяющихся тем в сочинениях Ленина и Сталина,

где были обнаружены следующие высказывания: «политика — это война», «нажимать до

предела», «не бывает нейтралов», «избегать

авантюр», «сопротивляться с самого начала», «отступить перед превосходящими

силами», «война с помощью переговоров».

Операционный код большевиков в этом подходе получил представление в виде

следующих мотивационных имиджей:1.    Вопрос

«кто — кого», касающийся правильной оценки существующего соотношения сил.2.

    Боязнь уничтожения.3.    Принцип

стремления к власти (цит. по: Walker S.G. The motivational foundations of

political belief systems: a re-analysis of the operational code

construct // International Studies Quaterly. — 1983. — Vol. 27. — P. 180).Оле

Хольсти предложил следующую классификацию возможных

представлений о сути политической жизни (Ibid. — P. 182):Каковы фундаментальные

    Какова фундаментальная суть источники

конфликта?     политического мира?    Гармоничность    Конфликтность 

    (конфликт является    (конфликт является

    временным)     постоянным)Человеческая суть    A    DХарактеристики наций    B

    EМеждународная

система    C    FВ конфликте типа А условиями мира становятся лучшее знание,

образование; типа В — реформы, устранение

агрессивных деятелей; типа С — трансформация международной системы; типа D —

поддержание баланса международной системы,

профессиональные и просвещенные лидеры; типа E — поддержание баланса между

политическими частями с помощью союзов,

коллективной безопасности; типа F — разработка механизмов мирных изменений

внутри международной системы.Соответственно

наблюдается сближение мотивационных имиджей, рассмотренных выше, с данными

типами конфликтности. Президенты с высокой

потребностью в близости и низкими стремлениями по власти и достижениями будут

иметь тип А системы представлений. Президенты

с высокой потребностью к власти и достижениям в сочетании с низкой потребностью

в близости должны иметь систему представлений

типа В. Президенты с высокой потребностью к власти и низкой потребностью к

достижениям и близости будут иметь тип

представлений DEF. Разные мотивационные профили и операционные коды приведут к

порождению разного типа риторики в период

международных кризисов. Лица типа А в своей риторике в период кризиса покажут

меньшую степень власти и большую близость, чем

риторика кризиса в случае типа В или типа DEF. Тип А также скорее будет

использовать тактику умиротворения, тип В — запугивания,

тип DEF- тактику взаимных ответов.Можно привести такой пример подобного анализа.

Х. Олкер и др. анализируют речи Н. Хрущева, Э.

Шеварднадзе, Д. Раска, чтобы найти когнитивные механизмы, стоящие за порождением

этих речей (Alker H.R. a.o. Retelling cold war

stories: uncovering cultural meanings with linguistic discourse analysis. —

1991, ms.). В результате они приходят к интересному выводу о

том, что советская ментальность рассматривала ситуацию как объективный процесс,

а не как субъективные действия тех или иных

лидеров. Например: «Анализ мировой обстановки, как она сложилась к началу

шестидесятых годов ХХ века, не может не вызвать у

каждого бойца великого коммунистического движения чувства глубокого

удовлетворения и законной гордости». В английском же

переводе исчезает фраза «как она сложилась», поскольку она является избыточной

для непроцессного представления.Предложены

два варианта такого подхода: когнитивное картирование и операционное

кодирование. Когнитивная карта представляет собой

графическую репрезентацию, где представлены политические альтернативы,

разнообразные причины и следствия, цели. Все это

изображено графически в виде узлов, связанных между собой стрелками (см.:

Абельсон Р. Структуры убеждений // Язык и

моделирование социального взаимодействия. — М., 1987; Херадствейт Д., Нарвесен

У. Психологические ограничения на принятие

решений // Там же; Олкер Х.Р. Волшебные сказки, трагедии и способы изложения

мировой истории // Там же; Сергеев В.М.

Когнитивные методы в социальных исследованиях // Там же; Сергеев В.М.,

Цымбурский В.Л. Когнитивные механизмы принятия

решений: модель и приложения в политологии и истории // Компьютеры и познание:

очерки по когнитологии. — М., 1990; Цымбурский

В.М. Метаистория и теория трагедии: к поэтике политики // Общественные науки и

современность. — 1993. — № 5; Паршин П.Б. Об

использовании лингвистических методов при анализе политической концепции автора

текста // Математика в изучении средневековых

повествовательных источников. — М., 1986; Сергеев В.М. Структура политической

аргументации в «Мелийском диалоге» Фукидида //

Там же). Современные исследователи считают подобный когнитивный стиль

определенным «гипотетическим конструктом», который

может объяснить переход от стимула к реакции, описывая то, как индивид

концептуально организовывает модель реальности (Farnen

R.F. Cognitive political maps: the implications of internal schema (structure)

versus external factors (context and context) for cross-national

research. — 1991, ms.).Когнитивная карта представляет собой ориентированный

граф, в котором совокупность узлов связана

стрелками. Стрелки и выражают каузации: положительные, отрицательные, нулевые.

Тогда аргументом становится «цепочка вершин,

соединенных каузальными связями, заканчивающимися в вершине, которую можно

рассматривать как связанную с позитивной или

негативной ценностью» (Сергеев В.М. Структура политической аргументации в

«Мелийском диалоге» Фукидида. — С. 57). Когнитивная

карта, как считает П.Б. Паршин, делинеаризирует текст, представляя его в виде

«картинки», однако при этом отражается только одна

из возможных текстовых макроструктур — структура каузального рассуждения. Общая

схема существующих методов предстает в

следующем виде (Паршин П.Б. Об использовании лингвистических методов при анализе

политической концепции автора текста. — С.

68):В рамках когнитивной карты возникает понятие центральности каузальной

цепочки, которое определяется по критерию

частотности: чем большее количество стрелок входит в узел и выходит из узла. Это

важно знать, так как «человек выбирает в качестве

базиса для принятия политического решения наиболее «центральную» цепочку»

(Херадствейт Д., Нарвесен У. Психологические

ограничения на принятие решений. — С. 388). В целом авторы определяют

когнитивное картирование следующим образом:

«Когнитивная карта — это способ репрезентации мыслительных структур,

ориентированный на конкретную проблему и позволяющий

моделировать процесс мышления политика при обдумывании им действия, которое

способствует идентификации будущих событий»

(С. 384). То есть на основании принятия решения в прошлом, определения решающих

факторов, способствующих принятию того или

иного решения моделируется и предсказывается будущее решение политика.Если

когнитивная карта дает конкретные представления

об индивидууме по тем или иным проблемам, то операционный код дает такие

предсказания в более свободной манере.

«Операционный код обеспечивает основу для отбора когнитивных ориентаций,

занимающих центральное место в когнитивной

структуре индивидуума — представлений, которые он использует в оценке событий

политической жизни» (Херадствейт Д., Нарвесен

У. Психологические ограничения на принятие решений. — С. 386). Эти представления

определяются по материалам прошлой истории

лидера. Для определения центральности важно знать, какие из них стабильны, а

какие изменяются. Операционный код работает со

следующими вопросами, отражающими подход того или иного лица (Там же. — С. 382-

383):1)    Конфликтен или гармоничен мир

политики? Как оцениваются политические противники?2)    Оптимистичен или

пессимистичен лидер по отношению к достижению

соглашения?3)    Можно ли предсказывать будущее в политике?4)    Можно ли

контролировать историю?5)    Какова роль

«случайности» в политике?Операционный код и когнитивная карта представлены в

следующей результирующей таблице (С. 397):\

Теперь мы остановимся на когнитивном моделировании

политики. Проблема когнитивного

моделирования формулируется как поиск корреляции «между лингвистическими

структурами текста и структурами представлений его

автора» (Паршин П.Б. Лингвистические методы в концептуальной реконструкции //

Системные исследования. — 1986. — М., 1987. —

С. 398). Под концептуальной реконструкцией автор понимает «выявление того, каким

образом в структурах семиотических объектов

проявляются структуры представлений об устройстве внешнего мира, присущие

использующим семиотические объекты лицам» (Там

же).Ранние работы этого направления (Leites, 1951, 1953) выросли из анализа

повторяющихся тем в сочинениях Ленина и Сталина,

где были обнаружены следующие высказывания: «политика — это война», «нажимать до

предела», «не бывает нейтралов», «избегать

авантюр», «сопротивляться с самого начала», «отступить перед превосходящими

силами», «война с помощью переговоров».

Операционный код большевиков в этом подходе получил представление в виде

следующих мотивационных имиджей:1.    Вопрос

«кто — кого», касающийся правильной оценки существующего соотношения сил.2.

    Боязнь уничтожения.3.    Принцип

стремления к власти (цит. по: Walker S.G. The motivational foundations of

political belief systems: a re-analysis of the operational code

construct // International Studies Quaterly. — 1983. — Vol. 27. — P. 180).Оле

Хольсти предложил следующую классификацию возможных

представлений о сути политической жизни (Ibid. — P. 182):Каковы фундаментальные

    Какова фундаментальная суть источники

конфликта?     политического мира?    Гармоничность    Конфликтность 

    (конфликт является    (конфликт является

    временным)     постоянным)Человеческая суть    A    DХарактеристики наций    B

    EМеждународная

система    C    FВ конфликте типа А условиями мира становятся лучшее знание,

образование; типа В — реформы, устранение

агрессивных деятелей; типа С — трансформация международной системы; типа D —

поддержание баланса международной системы,

профессиональные и просвещенные лидеры; типа E — поддержание баланса между

политическими частями с помощью союзов,

коллективной безопасности; типа F — разработка механизмов мирных изменений

внутри международной системы.Соответственно

наблюдается сближение мотивационных имиджей, рассмотренных выше, с данными

типами конфликтности. Президенты с высокой

потребностью в близости и низкими стремлениями по власти и достижениями будут

иметь тип А системы представлений. Президенты

с высокой потребностью к власти и достижениям в сочетании с низкой потребностью

в близости должны иметь систему представлений

типа В. Президенты с высокой потребностью к власти и низкой потребностью к

достижениям и близости будут иметь тип

представлений DEF. Разные мотивационные профили и операционные коды приведут к

порождению разного типа риторики в период

международных кризисов. Лица типа А в своей риторике в период кризиса покажут

меньшую степень власти и большую близость, чем

риторика кризиса в случае типа В или типа DEF. Тип А также скорее будет

использовать тактику умиротворения, тип В — запугивания,

тип DEF- тактику взаимных ответов.Можно привести такой пример подобного анализа.

Х. Олкер и др. анализируют речи Н. Хрущева, Э.

Шеварднадзе, Д. Раска, чтобы найти когнитивные механизмы, стоящие за порождением

этих речей (Alker H.R. a.o. Retelling cold war

stories: uncovering cultural meanings with linguistic discourse analysis. —

1991, ms.). В результате они приходят к интересному выводу о

том, что советская ментальность рассматривала ситуацию как объективный процесс,

а не как субъективные действия тех или иных

лидеров. Например: «Анализ мировой обстановки, как она сложилась к началу

шестидесятых годов ХХ века, не может не вызвать у

каждого бойца великого коммунистического движения чувства глубокого

удовлетворения и законной гордости». В английском же

переводе исчезает фраза «как она сложилась», поскольку она является избыточной

для непроцессного представления.Предложены

два варианта такого подхода: когнитивное картирование и операционное

кодирование. Когнитивная карта представляет собой

графическую репрезентацию, где представлены политические альтернативы,

разнообразные причины и следствия, цели. Все это

изображено графически в виде узлов, связанных между собой стрелками (см.:

Абельсон Р. Структуры убеждений // Язык и

моделирование социального взаимодействия. — М., 1987; Херадствейт Д., Нарвесен

У. Психологические ограничения на принятие

решений // Там же; Олкер Х.Р. Волшебные сказки, трагедии и способы изложения

мировой истории // Там же; Сергеев В.М.

Когнитивные методы в социальных исследованиях // Там же; Сергеев В.М.,

Цымбурский В.Л. Когнитивные механизмы принятия

решений: модель и приложения в политологии и истории // Компьютеры и познание:

очерки по когнитологии. — М., 1990; Цымбурский

В.М. Метаистория и теория трагедии: к поэтике политики // Общественные науки и

современность. — 1993. — № 5; Паршин П.Б. Об

использовании лингвистических методов при анализе политической концепции автора

текста // Математика в изучении средневековых

повествовательных источников. — М., 1986; Сергеев В.М. Структура политической

аргументации в «Мелийском диалоге» Фукидида //

Там же). Современные исследователи считают подобный когнитивный стиль

определенным «гипотетическим конструктом», который

может объяснить переход от стимула к реакции, описывая то, как индивид

концептуально организовывает модель реальности (Farnen

R.F. Cognitive political maps: the implications of internal schema (structure)

versus external factors (context and context) for cross-national

research. — 1991, ms.).Когнитивная карта представляет собой ориентированный

граф, в котором совокупность узлов связана

стрелками. Стрелки и выражают каузации: положительные, отрицательные, нулевые.

Тогда аргументом становится «цепочка вершин,

соединенных каузальными связями, заканчивающимися в вершине, которую можно

рассматривать как связанную с позитивной или

негативной ценностью» (Сергеев В.М. Структура политической аргументации в

«Мелийском диалоге» Фукидида. — С. 57). Когнитивная

карта, как считает П.Б. Паршин, делинеаризирует текст, представляя его в виде

«картинки», однако при этом отражается только одна

из возможных текстовых макроструктур — структура каузального рассуждения. Общая

схема существующих методов предстает в

следующем виде (Паршин П.Б. Об использовании лингвистических методов при анализе

политической концепции автора текста. — С.

68):В рамках когнитивной карты возникает понятие центральности каузальной

цепочки, которое определяется по критерию

частотности: чем большее количество стрелок входит в узел и выходит из узла. Это

важно знать, так как «человек выбирает в качестве

базиса для принятия политического решения наиболее «центральную» цепочку»

(Херадствейт Д., Нарвесен У. Психологические

ограничения на принятие решений. — С. 388). В целом авторы определяют

когнитивное картирование следующим образом:

«Когнитивная карта — это способ репрезентации мыслительных структур,

ориентированный на конкретную проблему и позволяющий

моделировать процесс мышления политика при обдумывании им действия, которое

способствует идентификации будущих событий»

(С. 384). То есть на основании принятия решения в прошлом, определения решающих

факторов, способствующих принятию того или

иного решения моделируется и предсказывается будущее решение политика.Если

когнитивная карта дает конкретные представления

об индивидууме по тем или иным проблемам, то операционный код дает такие

предсказания в более свободной манере.

«Операционный код обеспечивает основу для отбора когнитивных ориентаций,

занимающих центральное место в когнитивной

структуре индивидуума — представлений, которые он использует в оценке событий

политической жизни» (Херадствейт Д., Нарвесен

У. Психологические ограничения на принятие решений. — С. 386). Эти представления

определяются по материалам прошлой истории

лидера. Для определения центральности важно знать, какие из них стабильны, а

какие изменяются. Операционный код работает со

следующими вопросами, отражающими подход того или иного лица (Там же. — С. 382-

383):1)    Конфликтен или гармоничен мир

политики? Как оцениваются политические противники?2)    Оптимистичен или

пессимистичен лидер по отношению к достижению

соглашения?3)    Можно ли предсказывать будущее в политике?4)    Можно ли

контролировать историю?5)    Какова роль

«случайности» в политике?Операционный код и когнитивная карта представлены в

следующей результирующей таблице (С. 397):\