• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

8

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 

     Итак,  чтобы  рыночное саморегулирование МКХ содействовало

экономическому  развитию  страны,  производительность  труда  в

стране  должна  быть  выше  среднемирового  уровня. В противном

случае  рынок  вообще  вытеснит   страну   из   числа   мировых

производителей. Только при выполнении всех названных требований

можно   надеяться  на  успех  перевода  плановой  экономики  на

рыночное  регулирование,  то  есть  на  успех  отдачи  плановой

экономики  во  власть рыночной стихии. Нарушение хотя бы одного

из них заводит все дело перевода в тупик  и  превращает  его  в

опасную затею. В этом случае экономика перестает быть плановой,

но и не становится рыночной.

     Экономика  республик  бывшего  Советского  Союза сейчас не

отвечает ни одному из шести требований. Она не входит в систему

МКХ. Частная  собственность  на  средства  производства  в  них

практически.отсутствует.     Их     экономика    не    является

саморазвивающейся системой. Производительность труда у них,  по

нашим   подсчетам,   ниже  среднемирового  уровня.  Правда,  до

перестройки производительность труда в СССР была примерно в 1,2

раза выше среднемирового уровня, но затем в  связи  с  развалом

экономики она, безусловно, стала гораздо ниже этого уровня. При

сложившихся   условиях   поспешный   отказ  от  планирования  и

"введение" рынка в республиках бывшего Советского Союза едва ли

поможет экономике выйти из кризисного состояния.  Скорее  всего

здесь  отказ  от  планирования  и  "введение"  рынка приведет к

усилению беспорядка и хаоса, который уже не  удастся  устранить

никакими   командами   из  центра.  Из  всего  сказанного  выше

напрашивается  вывод   о   том,   что   избранное   направление

перестройки,  выразившееся  на  практике  только  в  устранении

командно-административной  системы  экономического  управления,

оказалось    ошибочным   и   вредным.   Перестройка   разрушила

сложившуюся внеэкономическую систему  хозяйственной  мотивации,

дисциплины  и  ответственности,  не  создав ничего взамен. Есть

немало  оснований  полагать,  что  в  данном  случае  выйти  из

оцепенения  нам  удастся  только  в  эпоху грядущего господства

общественной собственности, когда  глобальный  закон  стоимости

перестанет  быть  регулятором  производства.  Конечно,  если бы

система централизованного планирования и управления  экономикой

не  была  бы  столь опрометчиво упразднена, то социалистическая

экономика  могла  бы  существовать  и  далее.  Хоть  она  и  не

выдерживала  бы  сравнения  с  капиталистической  экономикой по

эффективности и качеству  продукции,  но  могла  бы  обеспечить

сносную  жизнь  сотням  миллионов  человек.  Тем  более  что  у

социалистической  экономики  оставались  немалые  резервы   для

совершенствования.

     Социалистические  страны  могли  бы  копировать достижения

капиталистических стран и  друг  друга.  Они  могли  бы  сильно

повысить уровень экономической эффективности за счет ликвидации

"производства   для   производства",   путем  совершенствования

планирования  и  управления,  путем  расширения  сферы  частной

собственности  и  рыночных  отношений  и  т.  д.,  и т. п. Ныне

производительность труда в России в  результате  экономического

развала  в связи с перестройкой и реформами упала ниже мирового

стандарта. О глубине  и  масштабах  бедствия  можно  судить  по

остроте  кризиса,  в  который сейчас попала Россия в результате

так называемой шоковой терапии (активно пропагандируемой  МВФ).

Здесь  как  нельзя кстати звучит девиз "На рынок надейся, а сам

не плошай".

     По-видимому, искать выход из  создавшегося  положения  нам

все-таки  придется  самим,  и  полагаться мы должны будем не на

всесилие и всемогущество рынка, а на самих себя, на наше умение

и  наш  опыт.  При  этом  нам,   конечно,   не   обойтись   без

использования  инструментария  рынка. Экономическая система без

саморазвития может управляться только командами извне.  Поэтому

нашей  экономике,  вовсе  лишенной свойства саморазвития, нужно

будет   не   упразднять    административно-командную    систему

управления,  а  всего  лишь  совершенствовать  ее. Среди мер по

совершенствованию планирования и управления советской экономики

неизменно  не  последнее  место  будет  занимать  использование

рыночных  отношений  на  благо  общества.  Однако  рациональное

использование рыночного механизма не будет иметь ничего  общего

со  сдачей экономики целиком и полностью на "милость рынка" и с

отказом от собственной активности. В нашем случае рынок  должен

играть  сугубо подсобную роль, в качестве одного из действенных

средств реализации плановых заданий. Мы здесь не будем касаться

тех условий,  которые  необходимы  для  успешною  использования

рынка в столь необычном ракурсе.

     В  связи  со  сказанным  следует  различать  два возможных

толкования фразы "переход к рынку". Одни  авторы  подразумевают

под  таким переходом отказ от планирования и передачу экономики

целиком во власть рынка.  Другие  понимают  под  этими  словами

всего  лишь  использование  рынка как инструмента планирования.

Между двумя толкованиями дистанция огромного размера. Переход к

рынку в первом толковании грозит  нашей  экономике  разломом  и

длительной   депрессией,   а   переход  во  втором  толковании,

наоборот, обещает кое-какие достижения. Другими словами, первое

толкование предполагает переход к регулирующему рынку, а второе

--  к  регулируемому  рынку,  Мы  будем  придерживаться  только

второго  толкования.  Первое  для нас лишне. Оно ведет в тупик.

Итак, чтобы  остановить  развал  экономики  России,  необходимо

создать  смешанную  экономику  (государственную  и  частную)  и

вернуться к  командным  методам  планирования  и  управления  в

государственном  секторе, проведя в нем комплекс мероприятий, о

котором говорилось выше. Без этого  стабилизация  экономики  не

представляется  возможной.  Регулирующий рынок в союзники к нам

не идет. Поэтому  возвращение  к  еще  не  забытому  старому  в

госсекторе  является  вынужденным,  так  сказать,  за неимением

ничего лучшего. Легко выдавать желаемое за  действительное,  но

нелегко  жить  в  нем. Административно-командная система сможет

держаться на хребте государственной собственности, которая одна

только и будет в  состоянии  вытянуть  экономику  из  нынешнего

кризиса,   хотя   и   не   очень   эффективно.   Чтобы  поднять

эффективность,   придется   всячески   поощрять    приватизацию

государственной     собственности     по     мере    созревания

соответствующих  условий.  Приватизации  нельзя  мешать,  и  ее

нельзя  форсировать.  Сосуществование  двух  форм собственности

обусловливает взаимодействие двух систем управления -- плановой

и рыночной. В  силу  исторически  сложившихся  традиций  у  нас

плановые  начала  будут  и впредь играть решающую роль. Ведущая

роль планирования, а  следовательно,  и  подсобная  роль  рынка

здесь  предопределяется  исключенностью России из системы МКХ и

высоким удельным весом государственной собственности.

     Итак,  чтобы  рыночное саморегулирование МКХ содействовало

экономическому  развитию  страны,  производительность  труда  в

стране  должна  быть  выше  среднемирового  уровня. В противном

случае  рынок  вообще  вытеснит   страну   из   числа   мировых

производителей. Только при выполнении всех названных требований

можно   надеяться  на  успех  перевода  плановой  экономики  на

рыночное  регулирование,  то  есть  на  успех  отдачи  плановой

экономики  во  власть рыночной стихии. Нарушение хотя бы одного

из них заводит все дело перевода в тупик  и  превращает  его  в

опасную затею. В этом случае экономика перестает быть плановой,

но и не становится рыночной.

     Экономика  республик  бывшего  Советского  Союза сейчас не

отвечает ни одному из шести требований. Она не входит в систему

МКХ. Частная  собственность  на  средства  производства  в  них

практически.отсутствует.     Их     экономика    не    является

саморазвивающейся системой. Производительность труда у них,  по

нашим   подсчетам,   ниже  среднемирового  уровня.  Правда,  до

перестройки производительность труда в СССР была примерно в 1,2

раза выше среднемирового уровня, но затем в  связи  с  развалом

экономики она, безусловно, стала гораздо ниже этого уровня. При

сложившихся   условиях   поспешный   отказ  от  планирования  и

"введение" рынка в республиках бывшего Советского Союза едва ли

поможет экономике выйти из кризисного состояния.  Скорее  всего

здесь  отказ  от  планирования  и  "введение"  рынка приведет к

усилению беспорядка и хаоса, который уже не  удастся  устранить

никакими   командами   из  центра.  Из  всего  сказанного  выше

напрашивается  вывод   о   том,   что   избранное   направление

перестройки,  выразившееся  на  практике  только  в  устранении

командно-административной  системы  экономического  управления,

оказалось    ошибочным   и   вредным.   Перестройка   разрушила

сложившуюся внеэкономическую систему  хозяйственной  мотивации,

дисциплины  и  ответственности,  не  создав ничего взамен. Есть

немало  оснований  полагать,  что  в  данном  случае  выйти  из

оцепенения  нам  удастся  только  в  эпоху грядущего господства

общественной собственности, когда  глобальный  закон  стоимости

перестанет  быть  регулятором  производства.  Конечно,  если бы

система централизованного планирования и управления  экономикой

не  была  бы  столь опрометчиво упразднена, то социалистическая

экономика  могла  бы  существовать  и  далее.  Хоть  она  и  не

выдерживала  бы  сравнения  с  капиталистической  экономикой по

эффективности и качеству  продукции,  но  могла  бы  обеспечить

сносную  жизнь  сотням  миллионов  человек.  Тем  более  что  у

социалистической  экономики  оставались  немалые  резервы   для

совершенствования.

     Социалистические  страны  могли  бы  копировать достижения

капиталистических стран и  друг  друга.  Они  могли  бы  сильно

повысить уровень экономической эффективности за счет ликвидации

"производства   для   производства",   путем  совершенствования

планирования  и  управления,  путем  расширения  сферы  частной

собственности  и  рыночных  отношений  и  т.  д.,  и т. п. Ныне

производительность труда в России в  результате  экономического

развала  в связи с перестройкой и реформами упала ниже мирового

стандарта. О глубине  и  масштабах  бедствия  можно  судить  по

остроте  кризиса,  в  который сейчас попала Россия в результате

так называемой шоковой терапии (активно пропагандируемой  МВФ).

Здесь  как  нельзя кстати звучит девиз "На рынок надейся, а сам

не плошай".

     По-видимому, искать выход из  создавшегося  положения  нам

все-таки  придется  самим,  и  полагаться мы должны будем не на

всесилие и всемогущество рынка, а на самих себя, на наше умение

и  наш  опыт.  При  этом  нам,   конечно,   не   обойтись   без

использования  инструментария  рынка. Экономическая система без

саморазвития может управляться только командами извне.  Поэтому

нашей  экономике,  вовсе  лишенной свойства саморазвития, нужно

будет   не   упразднять    административно-командную    систему

управления,  а  всего  лишь  совершенствовать  ее. Среди мер по

совершенствованию планирования и управления советской экономики

неизменно  не  последнее  место  будет  занимать  использование

рыночных  отношений  на  благо  общества.  Однако  рациональное

использование рыночного механизма не будет иметь ничего  общего

со  сдачей экономики целиком и полностью на "милость рынка" и с

отказом от собственной активности. В нашем случае рынок  должен

играть  сугубо подсобную роль, в качестве одного из действенных

средств реализации плановых заданий. Мы здесь не будем касаться

тех условий,  которые  необходимы  для  успешною  использования

рынка в столь необычном ракурсе.

     В  связи  со  сказанным  следует  различать  два возможных

толкования фразы "переход к рынку". Одни  авторы  подразумевают

под  таким переходом отказ от планирования и передачу экономики

целиком во власть рынка.  Другие  понимают  под  этими  словами

всего  лишь  использование  рынка как инструмента планирования.

Между двумя толкованиями дистанция огромного размера. Переход к

рынку в первом толковании грозит  нашей  экономике  разломом  и

длительной   депрессией,   а   переход  во  втором  толковании,

наоборот, обещает кое-какие достижения. Другими словами, первое

толкование предполагает переход к регулирующему рынку, а второе

--  к  регулируемому  рынку,  Мы  будем  придерживаться  только

второго  толкования.  Первое  для нас лишне. Оно ведет в тупик.

Итак, чтобы  остановить  развал  экономики  России,  необходимо

создать  смешанную  экономику  (государственную  и  частную)  и

вернуться к  командным  методам  планирования  и  управления  в

государственном  секторе, проведя в нем комплекс мероприятий, о

котором говорилось выше. Без этого  стабилизация  экономики  не

представляется  возможной.  Регулирующий рынок в союзники к нам

не идет. Поэтому  возвращение  к  еще  не  забытому  старому  в

госсекторе  является  вынужденным,  так  сказать,  за неимением

ничего лучшего. Легко выдавать желаемое за  действительное,  но

нелегко  жить  в  нем. Административно-командная система сможет

держаться на хребте государственной собственности, которая одна

только и будет в  состоянии  вытянуть  экономику  из  нынешнего

кризиса,   хотя   и   не   очень   эффективно.   Чтобы  поднять

эффективность,   придется   всячески   поощрять    приватизацию

государственной     собственности     по     мере    созревания

соответствующих  условий.  Приватизации  нельзя  мешать,  и  ее

нельзя  форсировать.  Сосуществование  двух  форм собственности

обусловливает взаимодействие двух систем управления -- плановой

и рыночной. В  силу  исторически  сложившихся  традиций  у  нас

плановые  начала  будут  и впредь играть решающую роль. Ведущая

роль планирования, а  следовательно,  и  подсобная  роль  рынка

здесь  предопределяется  исключенностью России из системы МКХ и

высоким удельным весом государственной собственности.