• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

18.1. Черная металлургия

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 

Черные металлы (главным образом сталь и чугун) в общей структуре материальных затрат занимают особое место в связи с огромными масш­табами и универсальностью их применения, а также трудоемкостью даль­нейшей обработки. Поэтому, несмотря на расширение производства и при­менения пластмасс и цветных металлов, черные металлы остаются основным конструкционным материалом и, по-видимому, сохранят свое значение в обозримой перспективе (табл. 18.1).

В первой половине XX в. производство стали определялось ростом потребностей экономики и сопровождалось экстенсивным наращиванием производственных мощностей и выпуска продукции. Подсчитано, что за 4 000 лет развития металлургии в мире было произведено более 11 млрд т черных металлов. Из этого количества более 80% приходится на первые 70 лет XX в. Например, за 1900—2000 гг., по данным Международного института чугуна и стали (International Iron and Steel Institute, IISI), миро­вое производство стали возросло с 28 млн до почти 830 млн т. В после­военный период металлургия занимала ведущие позиции в процессе вос­становления и развития мирового хозяйства. Только за 1950—1970 гг. мировая выплавка стали возросла в 3 с лишним раза со среднегодовым приростом около 5,9% (табл. 18.2). В США этот показатель вырос в 1,6 раза, в Германии -— в 4, в Италии — в 8,8, во Франции — в 2,9, в Японии — почти в 25 раз.

Структурная перестройка мирового хозяйства в последней четверти XX в. основательно изменила отраслевые приоритеты экономического развития. Растущая роль новых наукоемких отраслей (информатика, био­технология, электроника, авиаракетный комплекс, атомная энергетика, новые отрасли химии и др.), рост дефицита и стоимости энергетических и сырьевых ресурсов, ужесточение экологических стандартов — все это существенно потеснило ресурсоемкие базисные отрасли, еще сравнитель­но недавно определяющие основную динамику мирового развития.

Ресурсосбережение и, в частности, металлосбережение превратились в один из главных принципов хозяйственной практики всех стран, что ска­залось на потреблении стали и на экономическом состоянии черной металлургии, для которой последняя четверть прошедшего столетия ока­залась в известном смысле переломной. В новых, более жестких экономи­ческих условиях на фоне знаменитых «энергетических шоков» 70-х годов резко возросло негативное значение таких факторов, как рост производ­ственных затрат, длительный цикл оборота капитала, консервативная многопередельная технология, высокий уровень экологических загрязне­ний. Объем выплавки стали, который еще сравнительно недавно являлся одним из главных индикаторов состояния экономики страны, сегодня в определенной степени утратил свое значение, хотя сталь бесспорно явля­ется важнейшим конструкционным материалом и пользуется высоким спросом на рынке. Благодаря этому мировая металлургия, пережив полосу болезненных структурных кризисов и преодолев период выживания в 80-х годах, сумела сохранить и укрепить свое место в обновленной структуре хозяйства.

Динамика и характер этих процессов в разных странах определялись состоянием экономики и темпами роста ВВП. Для большинства экономи­чески развитых стран были характерны относительно низкие темпы нара­щивания производства и потребления стали вследствие высокого метал-лонасыщения экономики и ее продолжающейся реструктуризации. В большинстве развивающихся стран, среди которых выделяются так называемые новые индустриальные страны — Корея, Тайвань, Мексика, Бразилия и др., напротив, сохраняются тенденции динамичного роста производства черных металлов. Основной вклад в мировой прирост вы­плавки стали в последнее десятилетие внесли страны Азии (Япония, Китай, Индия, Корея, Тайвань), а бесспорным лидером является Китай, где произ­водство стали в 2003 г. достигло 220 млн т при среднегодовом росте за 1990—2003 гг. около 10%.

Существенную роль в изменении мировых пропорций в производстве черных металлов в последнее десятилетие сыграл распад СССР и ликви­дация СЭВ (см. табл. 18.2). Изменились и роли основных металлургиче­ских держав. В целом в современной черной металлургии можно выде­лить несколько центров со своими особенностями становления и развития.

В первую очередь следует назвать черную металлургию США, которая в XX в., создав мощный потенциал в довоенные и послевоенные годы, в дальнейшем развивалась преимущественно путем довольно вялой реконструкции и частичного расширения действующих, причем далеко не новых предприятий. Это в основном и создало предпосылки глубокого кризиса в начале 80-х годов, вызванного объективным ухудшением усло­вий воспроизводства основного капитала (рост стоимости всех элементов производственных затрат), дефицитом инвестиций для обновления произ­водственных мощностей, ухудшением ресурсообеспечения и ужесточением экологических норм. В черной металлургии США сформировался огром­ный, во многом морально и физически устаревший производственный ап­парат, эффективное использование которого стало сложной экономиче­ской и социальной проблемой. Наличие огромной массы накопленных мощностей в условиях нестабильного рыночного спроса и нерегулируемого роста эксплуатационных издержек, рост затрат на содержание техники при медленном повышении ее экономической отдачи, перелив инвестицион­ных ресурсов в наукоемкие отрасли и сферу услуг—-все это резко ограни­чило инвестиционные возможности корпораций и поставило отрасль фак­тически на грань выживания.

Из 35 заводов с полным металлургическим циклом (имеющих домен­ный, сталеплавильный и прокатный переделы), выплавляющих более 75% стали, 28 были построены до 1910г. Эффективность производства на этих предприятиях (в первую очередь производительность труда) была гораздо ниже, чем в Японии и странах ЕС. Это заметно снижало ценовую конку­рентоспособность американской металлопродукции. Неудивительно, что, располагая значительными металлургическими мощностями, американская экономика в последние 20 лет не менее четверти внутреннего спроса удов­летворяет за счет импорта. Адаптация отрасли к новым условиям воспроиз­водства проходила довольно сложно и охватывала широкий круг вопросов научно-технического, организационно-управленческого, социально-поли­тического характера, инвестиционной политики и государственно-моно­полистического регулирования.

В 80-е годы было остановлено около 20 заводов с полным металлур­гическим циклом, коэффициент выбытия основного капитала в отрасли превысил 3% (в предыдущее десятилетие — 1,5%). Правительство США в целом не препятствовало развитию совместного бизнеса и способствовало приходу в страну иностранных инвестиций в металлургии. В результате в этот период зарубежные инвестиции (главным образом японские, корей­ские, бразильские) в отрасль составили около 25% общих капиталовложе­ний. К началу текущего столетия около четверти всех заводов черной металлургии США в той или иной степени контролировалось зарубеж­ным капиталом. При этом сознательно уступая позиции в традиционных ресурсоемких отраслях (металлургия, судостроение, лесная промышлен­ность, горнорудная промышленность), правительство США поддерживает и защищает корпорации наукоемких отраслей, определяющих техническое превосходство страны.

Черная металлургия Японии явилась одним из важнейших факто­ров послевоенного японского «экономического чуда». Отсталая аграрная страна, проигравшая войну, практически лишенная сырьевой базы, с боль­шим опозданием вступившая на путь индустриализации, буквально за 10— 15 лет прошла путь, на который другие страны с развитой металлургией затратили не менее полувека. Используя благоприятную конъюнктуру послевоенного хозяйственного подъема, сравнительно дешевое в 50—60-е годы привозное сырье, государственную поддержку, Япония избрала про­грессивный путь создания черной металлургии путем строительства круп­ных заводов с полным циклом на специально намытых участках суши в прибрежной полосе. Это фактически превращало такой завод в порт для приема крупных морских судов, поставляющих сырье и топливо из Авст­ралии, Индии, Китая и других стран.

Черные металлы в 50—60-е годы стали одним из важных экспортных товаров, а Япония — ведущим мировым экспортером. Важнейшим факто­ром конкурентоспособности японской черной металлургии на мировом рынке явилось, во-первых, эффективное использование зарубежных научно-технических новинок, что заметно сократило издержки производ­ства и отставание от ведущих стран, и, во-вторых, создание собственного мощного сектора НИОКР в крупнейших корпорациях и университетах. Благодаря этому Япония уже к началу 80-х годов намного опередила все страны по техническому уровню, а в металлургическом производстве заметно увеличилась доля продукции с добавленной стоимостью, что еще больше укрепило позиции компаний на мировом рынке.

С середины 80-х годов ведущие японские компании в соответствии с концепцией развития экономики начали постепенно перебрасывать за рубеж (главным образом в страны Юго-Восточной Азии) те металлурги­ческие переделы, которые заняты производством массовой сравнительно дешевой продукции, своеобразные «нижние этажи» отрасли. Это должно способствовать постепенной перестройке металлургии в более компакт­ную ресурсоэкономную, экологически чистую и технически передовую отрасль, соответствующую принципиально новой модели развития япон­ской экономики и концепции участия страны в международном разделе­нии труда в новом столетии.

Черная металлургия Западной Европы представлена крупнейшим государственно-интеграционным объединением в составе Европейского Союза, которое выросло из созданного в начале 50-х годов Европейского объединения угля и стали (ЕОУС), на долю которого приходится до 85% европейского и около 17% мирового производства стали. Используя дос­тижения научно-технического прогресса и богатые технические традиции европейской металлургии в условиях послевоенного экономического подъема, а также преимущества интеграции и государственную поддерж­ку, компании ЕС сумели в сравнительно короткий срок создать современное производство, значительно превосходящее по масштабам США и Японию.

Главной целью ЕОУС было объявлено содействие экономическому развитию и росту занятости стран — членов объединения путем создания общего рынка продукции. При этом ставились задачи: обеспечение рацио­нального размещения и устойчивого роста производства, повышение его эффективности, исключение экономических потрясений, содействие модернизации производственных мощностей, равный доступ к ресурсам и равные права в торговле, осуществление контроля за ценами. Главный принцип деятельности объединения — обеспечение условий свободной и нормальной конкуренции. Первостепенные цели этого регулирования — исключить наращивание объемов производства, способных нарушить равновесие на рынке металла внутри ЕС, стимулировать рост конкуренто­способности металлопродукции стран ЕС на мировом рынке путем струк­турной перестройки отрасли. Важным побудительным моментом для этого явился кризис, охвативший черную металлургию Западной Европы в на­чале 80-х годов, воздействие которого было особенно острым для госу­дарственных компаний, большинство из которых после войны были наци­онализированы. Поэтому определяющим фактором реструктуризации стала волна так называемой реприватизации металлургического бизнеса.

К основным механизмам, обеспечивающим условия нормальной кон­куренции, относятся: регулирование цен на металлопродукцию; контроль за процессами международного и национального переплетения капитала; ограничение льготного кредитования и субсидирования; ограничение чрез­мерного уровня монополизации. Последнее обстоятельство осуществля­ется путем жесткого контроля за слияниями и поглощениями компаний. Однако в конце 80-х годов Совет министров ЕС существенно ослабил эти ограничения в связи с ростом концентрации производства у основных кон­курентов США и Японии.

Примером комплексного регулирования черной металлургии ЕС в 1979—1989 гг. является антикризисная программа Давиньона (один из вице-председателей Комиссии Европейских Сообществ, КЕС), которая предусматривала сокращение «избыточных» мощностей металлургии стран — членов Сообщества, регулирование ценообразования, квотиро­вание производства конкретных видов продукции, регламентирование суб­сидий. Так, за 1983—-1989 гг. было ликвидировано около 27 млн т мощно­стей по выплавке стали.

В целом регулирование черной металлургии ЕС представляет удач­ный пример взаимодействия частного бизнеса, государства и наднацио­нальных неправительственных органов в лице ЕОУС и КЕС. Практика показала, что в отдельности ни одна из названных структур не может в полной мере осуществлять координацию развития черной металлургии. При этом государственное вмешательство носит в основном косвенный характер, оно касается налоговой, амортизационной, кредитной политики, экологии, стандартизации, внешнеэкономических защитных мер и гос­закупок продукции.

Черная металлургия Китая в последнее десятилетие продемонст­рировала невиданные в истории темпы роста и стала одним из главных факторов развития мирового металлурги чес кого производства. За послед­нее десятилетие выплавка стали в Китае возросла в 2,8 раза и достигла в 2003 г. 220 млн т. Масштабная индустриализация страны, подкрепленная мощным потоком внешних инвестиций (около 80 млрд дол. в год) и дохо­дов от экспорта (30 млрд дол. в год), обеспечила исключительно высокую динамику хозяйственного роста. В последние годы более 65% инвестиций идут в капитальное строительство и техническое переоснащение предприя­тий всех отраслей экономики — от горно-металлургических предприятий до производства средств вооружений и товаров длительного пользования, науки, космоса, что стимулирует растущий спрос на конструкционные материалы. В стране весьма динамично растет внутреннее потребление черных металлов, которое в 2003 г. достигло около 250 млн т (в эквива­ленте стали). Значительная часть металлопродукции используется стреми­тельно растущей (ежегодный прирост около 25%) автопромышленностью.

Потенциал отрасли составляют 150 заводов, при этом наиболее дина­мично развиваются средние и небольшие предприятия с годовой мощ­ностью от 0,5 до 3 млн т, доля более крупных заводов в общей выплавке стали составляет немногим более 40%. Основой роста является активная

инвестиционная политика правительства: в 2001—2005 гг. в черную металлургию будет вложено более 17 млрд дол.

Однако столь быстрый несбалансированный рост одной из базовых отраслей может привести к серьезным перекосам в структуре экономики. Комиссия по государственному развитию и реформам неоднократно выс­тупала с официальными предупреждениями металлургическому сектору о необходимости взвешенного подхода к расширению мощностей, что может превысить потребительские возможности рынка, обострить эколо­гические проблемы. В результате Китай усилил протекционистские меры защиты своего рынка, вводя более высокие пошлины и квоты на импорт­ную металлопродукцию.

По прогнозам ведущих зарубежных экспертов, «стальной бум» в Китае может продлиться еще несколько лет до достижения определенного уровня металлонасыщения экономики страны, затем стоит ожидать серьезных изменений в структуре отрасли, что может вызвать серьезные последствия не только в экономической, но и в социальной сфере.

Черные металлы (главным образом сталь и чугун) в общей структуре материальных затрат занимают особое место в связи с огромными масш­табами и универсальностью их применения, а также трудоемкостью даль­нейшей обработки. Поэтому, несмотря на расширение производства и при­менения пластмасс и цветных металлов, черные металлы остаются основным конструкционным материалом и, по-видимому, сохранят свое значение в обозримой перспективе (табл. 18.1).

В первой половине XX в. производство стали определялось ростом потребностей экономики и сопровождалось экстенсивным наращиванием производственных мощностей и выпуска продукции. Подсчитано, что за 4 000 лет развития металлургии в мире было произведено более 11 млрд т черных металлов. Из этого количества более 80% приходится на первые 70 лет XX в. Например, за 1900—2000 гг., по данным Международного института чугуна и стали (International Iron and Steel Institute, IISI), миро­вое производство стали возросло с 28 млн до почти 830 млн т. В после­военный период металлургия занимала ведущие позиции в процессе вос­становления и развития мирового хозяйства. Только за 1950—1970 гг. мировая выплавка стали возросла в 3 с лишним раза со среднегодовым приростом около 5,9% (табл. 18.2). В США этот показатель вырос в 1,6 раза, в Германии -— в 4, в Италии — в 8,8, во Франции — в 2,9, в Японии — почти в 25 раз.

Структурная перестройка мирового хозяйства в последней четверти XX в. основательно изменила отраслевые приоритеты экономического развития. Растущая роль новых наукоемких отраслей (информатика, био­технология, электроника, авиаракетный комплекс, атомная энергетика, новые отрасли химии и др.), рост дефицита и стоимости энергетических и сырьевых ресурсов, ужесточение экологических стандартов — все это существенно потеснило ресурсоемкие базисные отрасли, еще сравнитель­но недавно определяющие основную динамику мирового развития.

Ресурсосбережение и, в частности, металлосбережение превратились в один из главных принципов хозяйственной практики всех стран, что ска­залось на потреблении стали и на экономическом состоянии черной металлургии, для которой последняя четверть прошедшего столетия ока­залась в известном смысле переломной. В новых, более жестких экономи­ческих условиях на фоне знаменитых «энергетических шоков» 70-х годов резко возросло негативное значение таких факторов, как рост производ­ственных затрат, длительный цикл оборота капитала, консервативная многопередельная технология, высокий уровень экологических загрязне­ний. Объем выплавки стали, который еще сравнительно недавно являлся одним из главных индикаторов состояния экономики страны, сегодня в определенной степени утратил свое значение, хотя сталь бесспорно явля­ется важнейшим конструкционным материалом и пользуется высоким спросом на рынке. Благодаря этому мировая металлургия, пережив полосу болезненных структурных кризисов и преодолев период выживания в 80-х годах, сумела сохранить и укрепить свое место в обновленной структуре хозяйства.

Динамика и характер этих процессов в разных странах определялись состоянием экономики и темпами роста ВВП. Для большинства экономи­чески развитых стран были характерны относительно низкие темпы нара­щивания производства и потребления стали вследствие высокого метал-лонасыщения экономики и ее продолжающейся реструктуризации. В большинстве развивающихся стран, среди которых выделяются так называемые новые индустриальные страны — Корея, Тайвань, Мексика, Бразилия и др., напротив, сохраняются тенденции динамичного роста производства черных металлов. Основной вклад в мировой прирост вы­плавки стали в последнее десятилетие внесли страны Азии (Япония, Китай, Индия, Корея, Тайвань), а бесспорным лидером является Китай, где произ­водство стали в 2003 г. достигло 220 млн т при среднегодовом росте за 1990—2003 гг. около 10%.

Существенную роль в изменении мировых пропорций в производстве черных металлов в последнее десятилетие сыграл распад СССР и ликви­дация СЭВ (см. табл. 18.2). Изменились и роли основных металлургиче­ских держав. В целом в современной черной металлургии можно выде­лить несколько центров со своими особенностями становления и развития.

В первую очередь следует назвать черную металлургию США, которая в XX в., создав мощный потенциал в довоенные и послевоенные годы, в дальнейшем развивалась преимущественно путем довольно вялой реконструкции и частичного расширения действующих, причем далеко не новых предприятий. Это в основном и создало предпосылки глубокого кризиса в начале 80-х годов, вызванного объективным ухудшением усло­вий воспроизводства основного капитала (рост стоимости всех элементов производственных затрат), дефицитом инвестиций для обновления произ­водственных мощностей, ухудшением ресурсообеспечения и ужесточением экологических норм. В черной металлургии США сформировался огром­ный, во многом морально и физически устаревший производственный ап­парат, эффективное использование которого стало сложной экономиче­ской и социальной проблемой. Наличие огромной массы накопленных мощностей в условиях нестабильного рыночного спроса и нерегулируемого роста эксплуатационных издержек, рост затрат на содержание техники при медленном повышении ее экономической отдачи, перелив инвестицион­ных ресурсов в наукоемкие отрасли и сферу услуг—-все это резко ограни­чило инвестиционные возможности корпораций и поставило отрасль фак­тически на грань выживания.

Из 35 заводов с полным металлургическим циклом (имеющих домен­ный, сталеплавильный и прокатный переделы), выплавляющих более 75% стали, 28 были построены до 1910г. Эффективность производства на этих предприятиях (в первую очередь производительность труда) была гораздо ниже, чем в Японии и странах ЕС. Это заметно снижало ценовую конку­рентоспособность американской металлопродукции. Неудивительно, что, располагая значительными металлургическими мощностями, американская экономика в последние 20 лет не менее четверти внутреннего спроса удов­летворяет за счет импорта. Адаптация отрасли к новым условиям воспроиз­водства проходила довольно сложно и охватывала широкий круг вопросов научно-технического, организационно-управленческого, социально-поли­тического характера, инвестиционной политики и государственно-моно­полистического регулирования.

В 80-е годы было остановлено около 20 заводов с полным металлур­гическим циклом, коэффициент выбытия основного капитала в отрасли превысил 3% (в предыдущее десятилетие — 1,5%). Правительство США в целом не препятствовало развитию совместного бизнеса и способствовало приходу в страну иностранных инвестиций в металлургии. В результате в этот период зарубежные инвестиции (главным образом японские, корей­ские, бразильские) в отрасль составили около 25% общих капиталовложе­ний. К началу текущего столетия около четверти всех заводов черной металлургии США в той или иной степени контролировалось зарубеж­ным капиталом. При этом сознательно уступая позиции в традиционных ресурсоемких отраслях (металлургия, судостроение, лесная промышлен­ность, горнорудная промышленность), правительство США поддерживает и защищает корпорации наукоемких отраслей, определяющих техническое превосходство страны.

Черная металлургия Японии явилась одним из важнейших факто­ров послевоенного японского «экономического чуда». Отсталая аграрная страна, проигравшая войну, практически лишенная сырьевой базы, с боль­шим опозданием вступившая на путь индустриализации, буквально за 10— 15 лет прошла путь, на который другие страны с развитой металлургией затратили не менее полувека. Используя благоприятную конъюнктуру послевоенного хозяйственного подъема, сравнительно дешевое в 50—60-е годы привозное сырье, государственную поддержку, Япония избрала про­грессивный путь создания черной металлургии путем строительства круп­ных заводов с полным циклом на специально намытых участках суши в прибрежной полосе. Это фактически превращало такой завод в порт для приема крупных морских судов, поставляющих сырье и топливо из Авст­ралии, Индии, Китая и других стран.

Черные металлы в 50—60-е годы стали одним из важных экспортных товаров, а Япония — ведущим мировым экспортером. Важнейшим факто­ром конкурентоспособности японской черной металлургии на мировом рынке явилось, во-первых, эффективное использование зарубежных научно-технических новинок, что заметно сократило издержки производ­ства и отставание от ведущих стран, и, во-вторых, создание собственного мощного сектора НИОКР в крупнейших корпорациях и университетах. Благодаря этому Япония уже к началу 80-х годов намного опередила все страны по техническому уровню, а в металлургическом производстве заметно увеличилась доля продукции с добавленной стоимостью, что еще больше укрепило позиции компаний на мировом рынке.

С середины 80-х годов ведущие японские компании в соответствии с концепцией развития экономики начали постепенно перебрасывать за рубеж (главным образом в страны Юго-Восточной Азии) те металлурги­ческие переделы, которые заняты производством массовой сравнительно дешевой продукции, своеобразные «нижние этажи» отрасли. Это должно способствовать постепенной перестройке металлургии в более компакт­ную ресурсоэкономную, экологически чистую и технически передовую отрасль, соответствующую принципиально новой модели развития япон­ской экономики и концепции участия страны в международном разделе­нии труда в новом столетии.

Черная металлургия Западной Европы представлена крупнейшим государственно-интеграционным объединением в составе Европейского Союза, которое выросло из созданного в начале 50-х годов Европейского объединения угля и стали (ЕОУС), на долю которого приходится до 85% европейского и около 17% мирового производства стали. Используя дос­тижения научно-технического прогресса и богатые технические традиции европейской металлургии в условиях послевоенного экономического подъема, а также преимущества интеграции и государственную поддерж­ку, компании ЕС сумели в сравнительно короткий срок создать современное производство, значительно превосходящее по масштабам США и Японию.

Главной целью ЕОУС было объявлено содействие экономическому развитию и росту занятости стран — членов объединения путем создания общего рынка продукции. При этом ставились задачи: обеспечение рацио­нального размещения и устойчивого роста производства, повышение его эффективности, исключение экономических потрясений, содействие модернизации производственных мощностей, равный доступ к ресурсам и равные права в торговле, осуществление контроля за ценами. Главный принцип деятельности объединения — обеспечение условий свободной и нормальной конкуренции. Первостепенные цели этого регулирования — исключить наращивание объемов производства, способных нарушить равновесие на рынке металла внутри ЕС, стимулировать рост конкуренто­способности металлопродукции стран ЕС на мировом рынке путем струк­турной перестройки отрасли. Важным побудительным моментом для этого явился кризис, охвативший черную металлургию Западной Европы в на­чале 80-х годов, воздействие которого было особенно острым для госу­дарственных компаний, большинство из которых после войны были наци­онализированы. Поэтому определяющим фактором реструктуризации стала волна так называемой реприватизации металлургического бизнеса.

К основным механизмам, обеспечивающим условия нормальной кон­куренции, относятся: регулирование цен на металлопродукцию; контроль за процессами международного и национального переплетения капитала; ограничение льготного кредитования и субсидирования; ограничение чрез­мерного уровня монополизации. Последнее обстоятельство осуществля­ется путем жесткого контроля за слияниями и поглощениями компаний. Однако в конце 80-х годов Совет министров ЕС существенно ослабил эти ограничения в связи с ростом концентрации производства у основных кон­курентов США и Японии.

Примером комплексного регулирования черной металлургии ЕС в 1979—1989 гг. является антикризисная программа Давиньона (один из вице-председателей Комиссии Европейских Сообществ, КЕС), которая предусматривала сокращение «избыточных» мощностей металлургии стран — членов Сообщества, регулирование ценообразования, квотиро­вание производства конкретных видов продукции, регламентирование суб­сидий. Так, за 1983—-1989 гг. было ликвидировано около 27 млн т мощно­стей по выплавке стали.

В целом регулирование черной металлургии ЕС представляет удач­ный пример взаимодействия частного бизнеса, государства и наднацио­нальных неправительственных органов в лице ЕОУС и КЕС. Практика показала, что в отдельности ни одна из названных структур не может в полной мере осуществлять координацию развития черной металлургии. При этом государственное вмешательство носит в основном косвенный характер, оно касается налоговой, амортизационной, кредитной политики, экологии, стандартизации, внешнеэкономических защитных мер и гос­закупок продукции.

Черная металлургия Китая в последнее десятилетие продемонст­рировала невиданные в истории темпы роста и стала одним из главных факторов развития мирового металлурги чес кого производства. За послед­нее десятилетие выплавка стали в Китае возросла в 2,8 раза и достигла в 2003 г. 220 млн т. Масштабная индустриализация страны, подкрепленная мощным потоком внешних инвестиций (около 80 млрд дол. в год) и дохо­дов от экспорта (30 млрд дол. в год), обеспечила исключительно высокую динамику хозяйственного роста. В последние годы более 65% инвестиций идут в капитальное строительство и техническое переоснащение предприя­тий всех отраслей экономики — от горно-металлургических предприятий до производства средств вооружений и товаров длительного пользования, науки, космоса, что стимулирует растущий спрос на конструкционные материалы. В стране весьма динамично растет внутреннее потребление черных металлов, которое в 2003 г. достигло около 250 млн т (в эквива­ленте стали). Значительная часть металлопродукции используется стреми­тельно растущей (ежегодный прирост около 25%) автопромышленностью.

Потенциал отрасли составляют 150 заводов, при этом наиболее дина­мично развиваются средние и небольшие предприятия с годовой мощ­ностью от 0,5 до 3 млн т, доля более крупных заводов в общей выплавке стали составляет немногим более 40%. Основой роста является активная

инвестиционная политика правительства: в 2001—2005 гг. в черную металлургию будет вложено более 17 млрд дол.

Однако столь быстрый несбалансированный рост одной из базовых отраслей может привести к серьезным перекосам в структуре экономики. Комиссия по государственному развитию и реформам неоднократно выс­тупала с официальными предупреждениями металлургическому сектору о необходимости взвешенного подхода к расширению мощностей, что может превысить потребительские возможности рынка, обострить эколо­гические проблемы. В результате Китай усилил протекционистские меры защиты своего рынка, вводя более высокие пошлины и квоты на импорт­ную металлопродукцию.

По прогнозам ведущих зарубежных экспертов, «стальной бум» в Китае может продлиться еще несколько лет до достижения определенного уровня металлонасыщения экономики страны, затем стоит ожидать серьезных изменений в структуре отрасли, что может вызвать серьезные последствия не только в экономической, но и в социальной сфере.