• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

31.2. Страховая география: регионы и страны

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 

Страховые мощности распределяются неравномерно по странам и континентам, как и сама хозяйственная активность, жизнедеятельность человека. Разрушительные последствия природных катастроф, других негативных явлений, служащие причиной и поводом для страхования, про­исходят повсеместно, но в одних зонах предприятия и люди в высокой степени застрахованы от финансовых последствий наступления этих событий, в других располагают слабой страховой защитой, в третьих — вообще не застрахованы.

На страховой карте мира выделяются три центра, прежде всего по объему поступившей премии: североамериканский (1050 млрд дол.), евро­пейский (826 млрд дол.) и японский (446 млрд дол.) страховые рынки. Это старые, устоявшиеся и зрелые рынки. К числу относительно молодых и поднимающихся (emerging) можно отнести восточноазиатский страховой рынок (167 млрд дол.), латиноамериканский (40 млрд дол.) и восточно­европейский (25 млрд дол). Эти три страховые зоны обладают значитель­ным потенциалом для роста и развития.

Страны могут быть ранжированы по критерию плотности страхова­ния и распространенности страхования (степень охвата страхованием). Плотность страхования (insurance density) в различных государствах измеряется расходами на страхование, т.е. суммой премий, приходящейся на душу населения. Показатель охвата страхованием (insurance penetration) эквивалентен доле совокупных страховых премий в ВВП.

Данные, характеризующие страхование в разных странах, приведены в табл. 31.1—31.4.

Страхование как международный бизнес. Страховой бизнес, будучи «привязанным» к определенной стране и региону, является — среди набора отраслей, из которого состоит национальная или мировая экономика,— наиболее глобализированным. Этому бизнесу в высокой степени присуща трансграничность, которая во многом объясняется и тем, что сами объекты страхования часто находятся в движении.

Подлинным центром глобальных страховых операций является Лон­донский рынок страхования. Его участниками являются:

синдикаты Ллойда;

брокерские фирмы;

страховые и перестраховочные компании;

—- клубы взаимного морского страхования, в которых участвуют вла­дельцы судов и фрахтователи (marine protection and indemnity clubs).

Источники бизнеса Лондонского рынка — преимущественно между­народные, собственность участников также интернациональная. Весомая часть всех премий приходится на морское, транспортное и авиастрахова­ние, а также на договорное перестрахование и зарубежное (overseas) пря­мое страхование.

Будучи многоярусным, как следует из приведенного описания, Лон­донский рынок обладает уникальными особенностями благодаря такому учреждению, как Ллойд (Lloyd's, Lloyd's of London). Ллойд — это не ком­пания, а особая рыночная структура, группа синдикатов и частных лиц, которые принимают на свою ответственность (страхуют) риски. Ллойд функционирует не напрямую, а исключительно через уполномоченных и сертифицированных брокеров и других посредников. Риски же принимает на страхование андеррайтер, который осуществляет их отбор и оценку, действуя по поручению синдикатов. Синдикаты создавались как времен­ные объединения индивидуальных предпринимателей — инвесторов, которые брали на себя определенную часть риска, вкладывая личные сред­ства. В 1969—1970 гг. в целях восполнения дефицита капитала доступ к участию в деятельности Ллойда открыли для иностранцев.

После 2001 г., во многом под влиянием тяжелых убытков, которые понес Ллойд как от основной, т.е. страховой деятельносч и, так и от инвес­тиционных операций, и после банкротства ряда его синдикатов он лиша­ется ряда функций самоуправляемой организации и переходит под надзор Агентства финансовых операций — единый регулятор всех британских финансовых рынков. Стало возможным сравнивать Ллойд с классическими страховыми компаниями.

В последнее время Ллойд позиционирует себя в мире не как британ­ская организация, а как международный страховой оператор. Хотя доля Ллойда в общемировом сборе премии относительно невелика, он остается законодателем по части установления страховых тарифов. Благодаря при­нятым мерам после пяти убыточных лет Ллойд завершил 2002 и 2003 гг. с прибылью. Сохраняя многие из присущих ему исторических особенно­стей, британская страховая отрасль является одновременно неотъемлемой частью и глобального страхового бизнеса, и единого европейского эконо­мического и страхового пространства.

Страховая интеграция в рамках объединенной Европы. В передо­вых странах Европы страхование уже давно выросло в мощную индуст­рию, ключевую отрасль сегмента услуг. На него приходится 8% регио­нального валового продукта. Совокупные инвестиции страховых компаний в экономику стран — членов ЕС, по данным Европейского комитета по страхованию, в 2000 г. превысили рубеж в 350 млрд евро. На одно только страхование своего здоровья европейцы тратят примерно 45 млрд евро в год. В страховой отрасли занято около 1 млн человек.

Европейская интеграция с самого начала захватывала и страховую отрасль. Движение к созданию единого страхового рынка в рамках ЕС создает особенно благоприятные предпосылки для крупного страхового бизнеса, который давно уже стал транснациональным и трансграничным. Ожидаемая экономия на издержках от интеграции и унификации страхо­вых продуктов, услуг и операций на объединенном страховом поле Европы даст крупный экономический эффект прежде всего для этих корпораций.

Способность страховых гигантов предоставлять услуги в любой стране или даже точке объединенной Европы автоматически не ведет к обще­европейскому страховому рынку — большинство страховых продуктов сохраняет «национальную индивидуальность» из-за огромного разно­образия налоговых и административных систем, унифицировать которые удастся еще нескоро. Особенно это касается частного пенсионного страхо­вания и страхования жизни. В то же время такая мера, как введение единой европейской валюты евро, придала ускорение формированию транснацио­нальных рынков —- перестраховочного и корпоративного страхования (того, что на Западе именуют «commercial insurance»).

В это страховое пространство, очерченное принятыми ЕС Директи­вами, предстоит вписаться новым членам Евросоюза — 10 восточноевро­пейским государствам. Это касается признания свободы учреждения стра­ховых компаний в других странах (freedom of establishment) и свободы предоставления услуг (freedom to provide services), т.е. права вести транс­граничную торговлю страховыми полисами напрямую, не учреждая для этой цели заграничных филиалов или дочерних обществ. Далее речь идет об отмене контроля со стороны органов надзора над ценами страховых продуктов и их содержанием, что сопровождается, однако, усилением конт­роля над платежеспособностью страховщиков.

Перед европейскими страховщиками стоят следующие проблемы: высокая уязвимость перед лицом стихийных бедствий из-за большой плот­ности населения, «эрозия» акционерного капитала страховых корпораций (из-за необходимости выполнять обязательства, принятые страховщиками на себя в более благоприятный период, когда они располагали большими возможностями), наконец, «переваривание» восточноевропейского стра­хового поля, чья емкость составляет 25 млрд дол.

Предыдущим своим развитием страховые компании Восточной Европы и стран Балтии уже во многом подготовлены к работе в рамках Евросоюза. Один из главнейших уроков развития страхования в странах с переходной экономикой состоит в том, что наиболее успешно растут именно открытые страховые рынки, привлекающие капитал и технологии из-за рубежа. На протяжении предыдущего периода в бывших социали­стических странах наблюдались две встречные тенденции: сокращалась рыночная доля бывших страховых монополий и увеличивалось присут­ствие зарубежных операторов. В то же время восточноевропейские стра­ховщики, не надеясь на экспансию в западном направлении, проявляют интерес к относительно свободному рынку страхования в России, где неко­торые из них создали свои дочерние общества (например, Чешская стра­ховая компания).

Япония и формирование воеточноазиатского страховою рынка. Хотя географически Япония и относится к названному региону, ее рынок стоит особняком — и по своим параметрам, и по степени зрелости. Даже при довольно низком в 50-е годы уровне жизни японцы были хорошо зна­комы со страхованием. Укоренению в японском обществе культуры стра­хования способствовали склонность японцев к сбережениям, их предусмотрительность и привычка планировать будущее. К началу 90-х годов 90% всех японских семей располагали долгосрочными полисами накопи­тельного страхования жизни, на эти цели направлялась четверть всех их сбережений.

Экономический прогресс и рост благосостояния создавали дополни­тельный платежеспособный спрос на страховые услуги. Новейшие техно­логии, профессиональное мастерство и квалификация помогали достигать высокой эффективности, но одновременно увеличивали уязвимость и масштабы экономических потерь, причиняемых неблагоприятными собы­тиями. Обратной стороной научно-технического прогресса выступает рост рисков, их разнообразия и масштабов. Такие процессы, как стремительная автомобилизация, распространение потребительского кредита, развитие атомной энергетики, компьютеризация, расширяли сферу страхования.

Страховой рынок Японии — второй в мире по своей емкости. На него приходится пятая часть общемировых операций. Сегодня перед японской страховой индустрией стоит задача восстановления доверия со стороны потребителей, подорванного серией банкротств японских компаний по страхованию жизни, и освоения новейших страховых технологий.

Рядом растет страховой рынок КНР, однако этот рост не перешел в новое качество страхования. Страхование в Китае будет становиться все более востребованным, учитывая углубляющиеся рыночные реформы и отказ от прежней модели, при которой упор делался на гарантированную государством социальную защиту. Со вступлением КНР в ВТО все больше возможностей открывается для деятельности иностранных страховщиков на китайском рынке. В этих условиях для повышения уровня конкуренто­способности многие китайские страховые компании создают альянсы и вступают в партнерские отношения с иностранными компаниями, рассчи­тывая таким путем повысить качество управления, оптимизировать все бизнес-процессы, освоить новые технологии.

В восточиоазиатском регионе практически все страны либо вступили, либо готовятся вступить в состав ВТО, а многонациональные страховые и нестраховые корпорации строят единое страховое пространство снизу (в отличие от Европы, где это делается сверху, путем принятия соответст­вующих законодательных директив).

Вслед за японскими финансово-промышленными группами в страны ЮВА приходят и японские страховщики. Чем интенсивнее становятся эко­номические взаимосвязи внутри данного региона, тем выше потребность в трансграничных страховых услугах и операторах. Одним из конкретных проявлений этого процесса является формирование альтернативного (западному) центра международного перестрахования на базе китайских, сингапурских, южнокорейских и тайваньских компаний. В странах региона поднимается многочисленный средний класс — потребитель страховых услуг.

Бермудский рынок страхования — резервная страховая емкость.

Бермудский рынок офшорного страхования функционирует уже более трех десятилетий, но он обрел вторую жизнь и поднялся вслед за трагическими событиями 11 сентября 2001 г. как запасная страховая территория, амор­тизатор потрясений на других рынках. В крайне непростых для европей­ских страховых и перестраховочных компаний 2002—-2003 гг. бермудский рынок демонстрировал хорошие показатели и частично возмещал дефи­цит доступной по цене страховой защиты на европейском страховом рынке. На Бермудах зарегистрированы, как правило, страховые компании с высо­ким и чрезвычайно высоким уровнем капитализации и столь же высоким рейтингом. Другая его особенность — это специализация на защите именно от крупнейших и катастрофических рисков по линии страхования имуще­ства и ответственности (а не жизни).

Для примера приведем данные о страховых компаниях Бермуд (табл. 31.5).

Бермуды — это не просто один из офшорных центров для страхова­ния, а солидная база кэптивного страхования, т.е. страхования как распрост­раненных, так и специальных рисков самого учредителя страхового кэптива и аффилированных с ним компаний. Именно благодаря сбалансированному и ясному законодательству, которое сочетает гибкость с требовательностью по отношению к зарегистрированным здесь страховым компаниям, Бер­муды и стали признанной «мировой столицей риска».

Периферийные рынки страхования. Здесь мы рассмотрим такие периферийные рынки страхования, как Россия и страны СНГ, Африка. Ближний Восток и Центральная Азия, Латинская Америка и Карибский бассейн.

Россия и страны СНГ (совокупное поступление страховых взносов — 18 млрд дол.). Единый страховой рынок в СНГ еще не сформировался. Некоторые страны СНГ практически полностью открыли свои рынки страхования, другие остаются закрытыми для компаний из дальнего и ближнего зарубежья. Поэтому актуальной проблемой выступает гар­монизация страхового законодательства стран —членов Содружества.

С разной степенью успешности вводится обязательное страхование автогражданской ответственности — в России соответствующий закон действует, в Украине существует главным образом на бумаге. Широкое распространение получили псевдостраховые схемы в прямом страхова­нии и перестраховании, которые преследуют цель налоговой оптимиза­ции, а не предоставления реальной страховой зашиты.

Львиная доля страховых взносов в зоне СНГ приходится на Россию, страховой бизнес которой развивается опережающими темпами по срав­нению с другими отраслями российской экономики. С 2004 г. после при­нятия новой редакции закона об организации страхового дела российский страховой рынок практически полностью открыт для компаний из стран Евросоюза, как это и предусматривалось Соглашением о партнерстве и сотрудничестве между Российской Федерацией и Европейским Союзом от 1994 г. Европейские страховщики могут учреждать в России компании со 100%-ным иностранным капиталом. Из-за низкой капитализации россий­ские страховые компании широко прибегают к перестрахованию за рубежом.

Африка (24 млрд дол.). Страхование на континенте распространяется на «плечах» международных корпораций, которые и привносят культуру страхования на местную почву. Основная часть страховых взносов прихо­дится на Южную Африку. Страховые перспективы Африки во многом зависят от того, как будут развиваться события на юге континента. Многим странам, сталкивающимся с такими явлениями, как недостаток продоволь­ствия, низкий уровень жизни, стихийные бедствия и политические катак­лизмы, совсем не до страхования.

Ближний Восток и Центральная Азия (11 млрд дол.). Общерегио­нальной тенденцией является либерализация рынка и введение обязатель­ных видов страхования. Предпринимаются попытки совместить класси­ческое страхование с исламом. С одной стороны, часть нефтяных доходов перетекает в страховой сектор, создавая страховые емкости, превыша­ющие потребности местного рынка. С другой стороны, угроза, исходящая от экстремизма и воинствующего исламизма, подрывает стабильность и делает ситуацию трудно прогнозируемой с точки зрения перспектив страхового бизнеса.

Латинская Америка и Карибский бассейн (40 млрд дол.). Одни страны региона успешно реформировали свою экономику на рыночных принципах, другие увязли в глубоких социальных и экономических проб­лемах, что отражается и на состоянии страхового бизнеса. Целому ряду стран еще предстоит создать зрелую страховую отрасль.

Отдельные региональные и национальные страховые рынки все больше функционируют как единый глобальный страховой механизм. Режим регулирования и надзора при этом становится все более единообразным, что показывает и пример объединенной Европы, и реформы Ллойда. Восточноазиатская экономическая зона при этом обретает свои страховые очертания, формируясь вокруг японского страхового рынка. Два процесса формируют в большой степени становление новых страховых рынков: либерализация и введение обязательных видов страхования.

Страховые мощности распределяются неравномерно по странам и континентам, как и сама хозяйственная активность, жизнедеятельность человека. Разрушительные последствия природных катастроф, других негативных явлений, служащие причиной и поводом для страхования, про­исходят повсеместно, но в одних зонах предприятия и люди в высокой степени застрахованы от финансовых последствий наступления этих событий, в других располагают слабой страховой защитой, в третьих — вообще не застрахованы.

На страховой карте мира выделяются три центра, прежде всего по объему поступившей премии: североамериканский (1050 млрд дол.), евро­пейский (826 млрд дол.) и японский (446 млрд дол.) страховые рынки. Это старые, устоявшиеся и зрелые рынки. К числу относительно молодых и поднимающихся (emerging) можно отнести восточноазиатский страховой рынок (167 млрд дол.), латиноамериканский (40 млрд дол.) и восточно­европейский (25 млрд дол). Эти три страховые зоны обладают значитель­ным потенциалом для роста и развития.

Страны могут быть ранжированы по критерию плотности страхова­ния и распространенности страхования (степень охвата страхованием). Плотность страхования (insurance density) в различных государствах измеряется расходами на страхование, т.е. суммой премий, приходящейся на душу населения. Показатель охвата страхованием (insurance penetration) эквивалентен доле совокупных страховых премий в ВВП.

Данные, характеризующие страхование в разных странах, приведены в табл. 31.1—31.4.

Страхование как международный бизнес. Страховой бизнес, будучи «привязанным» к определенной стране и региону, является — среди набора отраслей, из которого состоит национальная или мировая экономика,— наиболее глобализированным. Этому бизнесу в высокой степени присуща трансграничность, которая во многом объясняется и тем, что сами объекты страхования часто находятся в движении.

Подлинным центром глобальных страховых операций является Лон­донский рынок страхования. Его участниками являются:

синдикаты Ллойда;

брокерские фирмы;

страховые и перестраховочные компании;

—- клубы взаимного морского страхования, в которых участвуют вла­дельцы судов и фрахтователи (marine protection and indemnity clubs).

Источники бизнеса Лондонского рынка — преимущественно между­народные, собственность участников также интернациональная. Весомая часть всех премий приходится на морское, транспортное и авиастрахова­ние, а также на договорное перестрахование и зарубежное (overseas) пря­мое страхование.

Будучи многоярусным, как следует из приведенного описания, Лон­донский рынок обладает уникальными особенностями благодаря такому учреждению, как Ллойд (Lloyd's, Lloyd's of London). Ллойд — это не ком­пания, а особая рыночная структура, группа синдикатов и частных лиц, которые принимают на свою ответственность (страхуют) риски. Ллойд функционирует не напрямую, а исключительно через уполномоченных и сертифицированных брокеров и других посредников. Риски же принимает на страхование андеррайтер, который осуществляет их отбор и оценку, действуя по поручению синдикатов. Синдикаты создавались как времен­ные объединения индивидуальных предпринимателей — инвесторов, которые брали на себя определенную часть риска, вкладывая личные сред­ства. В 1969—1970 гг. в целях восполнения дефицита капитала доступ к участию в деятельности Ллойда открыли для иностранцев.

После 2001 г., во многом под влиянием тяжелых убытков, которые понес Ллойд как от основной, т.е. страховой деятельносч и, так и от инвес­тиционных операций, и после банкротства ряда его синдикатов он лиша­ется ряда функций самоуправляемой организации и переходит под надзор Агентства финансовых операций — единый регулятор всех британских финансовых рынков. Стало возможным сравнивать Ллойд с классическими страховыми компаниями.

В последнее время Ллойд позиционирует себя в мире не как британ­ская организация, а как международный страховой оператор. Хотя доля Ллойда в общемировом сборе премии относительно невелика, он остается законодателем по части установления страховых тарифов. Благодаря при­нятым мерам после пяти убыточных лет Ллойд завершил 2002 и 2003 гг. с прибылью. Сохраняя многие из присущих ему исторических особенно­стей, британская страховая отрасль является одновременно неотъемлемой частью и глобального страхового бизнеса, и единого европейского эконо­мического и страхового пространства.

Страховая интеграция в рамках объединенной Европы. В передо­вых странах Европы страхование уже давно выросло в мощную индуст­рию, ключевую отрасль сегмента услуг. На него приходится 8% регио­нального валового продукта. Совокупные инвестиции страховых компаний в экономику стран — членов ЕС, по данным Европейского комитета по страхованию, в 2000 г. превысили рубеж в 350 млрд евро. На одно только страхование своего здоровья европейцы тратят примерно 45 млрд евро в год. В страховой отрасли занято около 1 млн человек.

Европейская интеграция с самого начала захватывала и страховую отрасль. Движение к созданию единого страхового рынка в рамках ЕС создает особенно благоприятные предпосылки для крупного страхового бизнеса, который давно уже стал транснациональным и трансграничным. Ожидаемая экономия на издержках от интеграции и унификации страхо­вых продуктов, услуг и операций на объединенном страховом поле Европы даст крупный экономический эффект прежде всего для этих корпораций.

Способность страховых гигантов предоставлять услуги в любой стране или даже точке объединенной Европы автоматически не ведет к обще­европейскому страховому рынку — большинство страховых продуктов сохраняет «национальную индивидуальность» из-за огромного разно­образия налоговых и административных систем, унифицировать которые удастся еще нескоро. Особенно это касается частного пенсионного страхо­вания и страхования жизни. В то же время такая мера, как введение единой европейской валюты евро, придала ускорение формированию транснацио­нальных рынков —- перестраховочного и корпоративного страхования (того, что на Западе именуют «commercial insurance»).

В это страховое пространство, очерченное принятыми ЕС Директи­вами, предстоит вписаться новым членам Евросоюза — 10 восточноевро­пейским государствам. Это касается признания свободы учреждения стра­ховых компаний в других странах (freedom of establishment) и свободы предоставления услуг (freedom to provide services), т.е. права вести транс­граничную торговлю страховыми полисами напрямую, не учреждая для этой цели заграничных филиалов или дочерних обществ. Далее речь идет об отмене контроля со стороны органов надзора над ценами страховых продуктов и их содержанием, что сопровождается, однако, усилением конт­роля над платежеспособностью страховщиков.

Перед европейскими страховщиками стоят следующие проблемы: высокая уязвимость перед лицом стихийных бедствий из-за большой плот­ности населения, «эрозия» акционерного капитала страховых корпораций (из-за необходимости выполнять обязательства, принятые страховщиками на себя в более благоприятный период, когда они располагали большими возможностями), наконец, «переваривание» восточноевропейского стра­хового поля, чья емкость составляет 25 млрд дол.

Предыдущим своим развитием страховые компании Восточной Европы и стран Балтии уже во многом подготовлены к работе в рамках Евросоюза. Один из главнейших уроков развития страхования в странах с переходной экономикой состоит в том, что наиболее успешно растут именно открытые страховые рынки, привлекающие капитал и технологии из-за рубежа. На протяжении предыдущего периода в бывших социали­стических странах наблюдались две встречные тенденции: сокращалась рыночная доля бывших страховых монополий и увеличивалось присут­ствие зарубежных операторов. В то же время восточноевропейские стра­ховщики, не надеясь на экспансию в западном направлении, проявляют интерес к относительно свободному рынку страхования в России, где неко­торые из них создали свои дочерние общества (например, Чешская стра­ховая компания).

Япония и формирование воеточноазиатского страховою рынка. Хотя географически Япония и относится к названному региону, ее рынок стоит особняком — и по своим параметрам, и по степени зрелости. Даже при довольно низком в 50-е годы уровне жизни японцы были хорошо зна­комы со страхованием. Укоренению в японском обществе культуры стра­хования способствовали склонность японцев к сбережениям, их предусмотрительность и привычка планировать будущее. К началу 90-х годов 90% всех японских семей располагали долгосрочными полисами накопи­тельного страхования жизни, на эти цели направлялась четверть всех их сбережений.

Экономический прогресс и рост благосостояния создавали дополни­тельный платежеспособный спрос на страховые услуги. Новейшие техно­логии, профессиональное мастерство и квалификация помогали достигать высокой эффективности, но одновременно увеличивали уязвимость и масштабы экономических потерь, причиняемых неблагоприятными собы­тиями. Обратной стороной научно-технического прогресса выступает рост рисков, их разнообразия и масштабов. Такие процессы, как стремительная автомобилизация, распространение потребительского кредита, развитие атомной энергетики, компьютеризация, расширяли сферу страхования.

Страховой рынок Японии — второй в мире по своей емкости. На него приходится пятая часть общемировых операций. Сегодня перед японской страховой индустрией стоит задача восстановления доверия со стороны потребителей, подорванного серией банкротств японских компаний по страхованию жизни, и освоения новейших страховых технологий.

Рядом растет страховой рынок КНР, однако этот рост не перешел в новое качество страхования. Страхование в Китае будет становиться все более востребованным, учитывая углубляющиеся рыночные реформы и отказ от прежней модели, при которой упор делался на гарантированную государством социальную защиту. Со вступлением КНР в ВТО все больше возможностей открывается для деятельности иностранных страховщиков на китайском рынке. В этих условиях для повышения уровня конкуренто­способности многие китайские страховые компании создают альянсы и вступают в партнерские отношения с иностранными компаниями, рассчи­тывая таким путем повысить качество управления, оптимизировать все бизнес-процессы, освоить новые технологии.

В восточиоазиатском регионе практически все страны либо вступили, либо готовятся вступить в состав ВТО, а многонациональные страховые и нестраховые корпорации строят единое страховое пространство снизу (в отличие от Европы, где это делается сверху, путем принятия соответст­вующих законодательных директив).

Вслед за японскими финансово-промышленными группами в страны ЮВА приходят и японские страховщики. Чем интенсивнее становятся эко­номические взаимосвязи внутри данного региона, тем выше потребность в трансграничных страховых услугах и операторах. Одним из конкретных проявлений этого процесса является формирование альтернативного (западному) центра международного перестрахования на базе китайских, сингапурских, южнокорейских и тайваньских компаний. В странах региона поднимается многочисленный средний класс — потребитель страховых услуг.

Бермудский рынок страхования — резервная страховая емкость.

Бермудский рынок офшорного страхования функционирует уже более трех десятилетий, но он обрел вторую жизнь и поднялся вслед за трагическими событиями 11 сентября 2001 г. как запасная страховая территория, амор­тизатор потрясений на других рынках. В крайне непростых для европей­ских страховых и перестраховочных компаний 2002—-2003 гг. бермудский рынок демонстрировал хорошие показатели и частично возмещал дефи­цит доступной по цене страховой защиты на европейском страховом рынке. На Бермудах зарегистрированы, как правило, страховые компании с высо­ким и чрезвычайно высоким уровнем капитализации и столь же высоким рейтингом. Другая его особенность — это специализация на защите именно от крупнейших и катастрофических рисков по линии страхования имуще­ства и ответственности (а не жизни).

Для примера приведем данные о страховых компаниях Бермуд (табл. 31.5).

Бермуды — это не просто один из офшорных центров для страхова­ния, а солидная база кэптивного страхования, т.е. страхования как распрост­раненных, так и специальных рисков самого учредителя страхового кэптива и аффилированных с ним компаний. Именно благодаря сбалансированному и ясному законодательству, которое сочетает гибкость с требовательностью по отношению к зарегистрированным здесь страховым компаниям, Бер­муды и стали признанной «мировой столицей риска».

Периферийные рынки страхования. Здесь мы рассмотрим такие периферийные рынки страхования, как Россия и страны СНГ, Африка. Ближний Восток и Центральная Азия, Латинская Америка и Карибский бассейн.

Россия и страны СНГ (совокупное поступление страховых взносов — 18 млрд дол.). Единый страховой рынок в СНГ еще не сформировался. Некоторые страны СНГ практически полностью открыли свои рынки страхования, другие остаются закрытыми для компаний из дальнего и ближнего зарубежья. Поэтому актуальной проблемой выступает гар­монизация страхового законодательства стран —членов Содружества.

С разной степенью успешности вводится обязательное страхование автогражданской ответственности — в России соответствующий закон действует, в Украине существует главным образом на бумаге. Широкое распространение получили псевдостраховые схемы в прямом страхова­нии и перестраховании, которые преследуют цель налоговой оптимиза­ции, а не предоставления реальной страховой зашиты.

Львиная доля страховых взносов в зоне СНГ приходится на Россию, страховой бизнес которой развивается опережающими темпами по срав­нению с другими отраслями российской экономики. С 2004 г. после при­нятия новой редакции закона об организации страхового дела российский страховой рынок практически полностью открыт для компаний из стран Евросоюза, как это и предусматривалось Соглашением о партнерстве и сотрудничестве между Российской Федерацией и Европейским Союзом от 1994 г. Европейские страховщики могут учреждать в России компании со 100%-ным иностранным капиталом. Из-за низкой капитализации россий­ские страховые компании широко прибегают к перестрахованию за рубежом.

Африка (24 млрд дол.). Страхование на континенте распространяется на «плечах» международных корпораций, которые и привносят культуру страхования на местную почву. Основная часть страховых взносов прихо­дится на Южную Африку. Страховые перспективы Африки во многом зависят от того, как будут развиваться события на юге континента. Многим странам, сталкивающимся с такими явлениями, как недостаток продоволь­ствия, низкий уровень жизни, стихийные бедствия и политические катак­лизмы, совсем не до страхования.

Ближний Восток и Центральная Азия (11 млрд дол.). Общерегио­нальной тенденцией является либерализация рынка и введение обязатель­ных видов страхования. Предпринимаются попытки совместить класси­ческое страхование с исламом. С одной стороны, часть нефтяных доходов перетекает в страховой сектор, создавая страховые емкости, превыша­ющие потребности местного рынка. С другой стороны, угроза, исходящая от экстремизма и воинствующего исламизма, подрывает стабильность и делает ситуацию трудно прогнозируемой с точки зрения перспектив страхового бизнеса.

Латинская Америка и Карибский бассейн (40 млрд дол.). Одни страны региона успешно реформировали свою экономику на рыночных принципах, другие увязли в глубоких социальных и экономических проб­лемах, что отражается и на состоянии страхового бизнеса. Целому ряду стран еще предстоит создать зрелую страховую отрасль.

Отдельные региональные и национальные страховые рынки все больше функционируют как единый глобальный страховой механизм. Режим регулирования и надзора при этом становится все более единообразным, что показывает и пример объединенной Европы, и реформы Ллойда. Восточноазиатская экономическая зона при этом обретает свои страховые очертания, формируясь вокруг японского страхового рынка. Два процесса формируют в большой степени становление новых страховых рынков: либерализация и введение обязательных видов страхования.