• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

25.4. Регулирование международной банковской деятельности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 

Можно выделить три уровня регулирования международной банков­ской деятельности: международный, национальный и микроуровень (саморегулирование). Национальный уровень является, несомненно, определяющим, поскольку, как и в регулировании любого другого между­народного бизнеса, межгосударственные соглашения — многосторонние, двусторонние, по линии министерств финансов, центральных банков и т.д. — направлены лишь на унификацию или гармонизацию, т.е. сближение норм и правил национального регулирования, либерализацию деятельности та­ких банков и регламентацию требований к ним в разных странах. Саморе­гулирование базируется на внутренних правилах и процедурах конкрет­ного банка, нацелено на реализацию международной стратегии банка.

Из наиболее важных международных соглашений, относящихся к рас­сматриваемой проблематике, следует назвать Приложение по финансовым услугам к ГАТС в рамках Всемирной торговой организации; соглашения, подготовленные Базельским комитетом по банковскому надзору (Швей­цария); а также ряд директив и инструкций, направленных на объедине­ние банковских систем в рамках Европейского Союза.

В 1995 г. странами — членами ВТО было разработано первое и основ­ное Приложение к ГАТС по финансовым услугам. Как и другие согла­шения ВТО, в основе договоренностей в этой сфере лежат несколько основополагающих принципов: дальнейшая либерализация торговли финансовыми услугами, обеспечение режима наибольшего благоприят­ствования, урегулирование споров путем переговоров, возможность отступления от договоренностей, если они угрожают целостности и ста­бильности финансовой системы страны и нарушают права инвесторов, вкладчиков и других лиц. Поставленная цель либерализации международ­ной финансовой деятельности и, в частности, деятельности банков дости­гается путем последовательных сокращений и отмены правительствами стран — членов ВТО ограничений по доступу на национальные рынки услуг. Наиболее же распространенными видами ограничений (они же основ­ные административные инструменты регулирования) в данной области являются:

по типам юридических лиц, например, уже упомянутый выше за­прет на деятельность филиалов иностранных банков;

на участие иностранного капитала, когда устанавливается в про­центном отношении максимально возможная доля иностранного капита­ла в совокупном банковском капитале страны. Подобное ограничение, в частности, в 1993 г. было установлено Банком России для российской банковской системы в размере 12%. Позднее эта квота была отменена самим же Банком России и, строго говоря, она была бесполезна, поскольку иностранные банки до сих пор не выбирали и 9% от совокупного банков­ского капитала России;

по количеству иностранных поставщиков услуг;

особые требования в лицензировании, например, по составу учре­дителей;

квоты на обшую стоимость операций или активов иностранных банков и др.

Кроме того, страны — члены ВТО стремятся, как это и записано в Соглашении, к устранению монополизации рынков финансовых услуг.

В области регулирования международной торговли услуг в целом прослеживается та же тенденция, что и в регулировании международной торговли товарами: страны постепенно переносят центр тяжести такого регулирования с открытых и прямых форм, законодательных мер к кос­венным, техническим барьерам, административным процедурам и т.п. Точно так же, как и в международной торговле товарами, развитые страны гораздо больше заинтересованы в либерализации рынков финансовых услуг других стран, чем своих.

Политика такого рода двойных стандартов четко прослеживается в их поведении на переговорах. Формально внутренние рынки развитых стран более открыты для деятельности иностранных банков, чем в разви­вающихся странах и странах переходной экономики. Однако при деталь­ном рассмотрении национальных законодательств и подзаконных актов этих стран, особенно на региональном и местном уровнях, открытость национальных банковских систем не так убедительна. Скажем, в США банковское законодательство далеко от идеала и в отдельных штатах пре­дусматривает запрет на деятельность филиалов иностранных банков, иног­да иностранным банковским учреждениям запрещается принимать сбере­жения американцев.

Законодательство MHonix развитых стран, прежде всего ЕС, уже в 1995 г. соответствовало требованиям ГАТС и его Приложения по финансовым услугам. Однако вплоть до середины 1997 г. продолжались переговоры и уточнялись обязательства стран. Отдельные развивающиеся страны согла­сились на более либеральный вариант национального регулирования. Так, в Протоколе к ГАТС по финансовым услугам 1997 г., вступившем в силу в 1999 г., Индонезия, Республика Корея, Малайзия, Мексика, Филиппины согласились увеличить лимиты иностранных инвестиций в банковском секторе, Индия — увеличить лимиты на выдачу лицензий иностранным банкам, Республика Корея отменила проверки на так называемую эконо­мическую целесообразность присутствия иностранных банков на нацио­нальном рынке и т.д.

Базельские соглашения. В 1975 г. в Швейцарии, в г. Базель на основа­нии пресс-коммюнике руководителей центральных банков группы 10 ведущих развитых стран — учредителей Банка международных расче­тов был создан Базельский комитет по банковскому надзору. Его создание явилось ответной мерой международного сообщества на банкротство круп­ного международного банка того времени — западногерманского банка «Банкхаус Херштатт» (крах в 1974 г.) и отсутствие у органов националь­ного регулирования и надзора действенных инструментов и механизмов контроля за деятельностью транснациональных банковских сетей.

Проблема такого контроля заключается в том, что пришедший в национальную экономику филиал транснационального банка может развер­нуть масштабную банковскую деятельность и долгое время выглядеть вполне финансово здоровым, вовлекая в сферу своей активности все большее количество резидентов принимающей страны. Однако филиал ТНБ — это «верхушка айсберга», его жизнеспособность зависит не столько от выпол­нения нормативов национального банковского законодательства в данной стране, сколько от жизнеспособности всей транснациональной банковской структуры, большая часть которой находится за пределами страны.

Полномочия же национальных органов регулирования и контроля банковской деятельности в стране, разместившей филиал ТНБ, ограничены национальными границами. По этой причине возникла необходимость сформулировать, во-первых, единообразные требования к международной банковской деятельности в разных странах и, во-вторых, договориться о принципах действенного надзора за деятельностью всей сети ТНБ и уст­ранить фрагментарность странового контроля за его международными операциями.

В 1975 г. Базельский комитет (БК) подготовил Доклад по надзору за иностранными банковскими учреждениями, получивший впоследствии название Конкордат 1975 г. Несмотря на рекомендательный характер этого и последующих документов БК, их положения уже перенесены в нацио­нальные банковские законодательства.

Конкордат 1975 г. содержал следующие положения:

надзор за деятельностью иностранного банковского учреждения находится в совместной компетенции органов государства происхожде­ния и государства пребывания;

ни одно банковское учреждение не должно избежать надзора;

надзор за ликвидностью находится в компетенции органов госу­дарства пребывания;

надзор за платежеспособностью находится в компетенции орга­нов государства происхождения, когда в стране функционирует филиал иностранного банка, и в компетенции органов государства пребывания, если создан дочерний банк;

ведется постоянный обмен соответствующей информацией между органами государства происхождения и государства пребывания и инспекции.

Конкордат 1975 г. был расширен в 1983 г. еще на один пункт — консолидированный надзор за деятельностью банковских холдингов. В 1992 г. в БК появились новые «Минимальные стандарты по надзору за международными банковскими группами и их трансграничными учреж­дениями», в которых предусмотрено обоюдное согласие органов государ­ства пребывания и происхождения на создание трансграничного банков­ского учреждения и ряд других их прав и обязанностей.

В международном регулировании деятельности ТНБ немаловажную роль играют универсальные нормативы деятельности, разработанные БК, но инкорпорированные в национальное банковское право. Основным таким нормативом является норматив достаточности капитала банка. Он рассчи­тывается как отношение собственного капитала банка первого уровня к активам, взвешенным по уровню риска. БК рекомендован 8%-ный нор­матив достаточности капитала. Во многих странах этот норматив выше, в частности, в России он составляет 10 и 11% в зависимости от размера собственного капитала.

Помимо административных норм регулирования международной бан­ковской деятельности на национальном уровне можно назвать и экономи­ческие инструменты. Таковыми являются: ставка рефинансирования цент­рального банка, налогообложение, валютный курс. Как известно, ставка рефинансирования используется центральным банком любой страны в регулировании прежде всего денежной массы и ценовой ситуации в стране. Однако уровень процентной ставки напрямую влияет на приток или отток международного ссудного капитала в страну (из страны). Не случайно международные финансовые компании — банки и инвесторы внимательно следят за «гонкой» процентных ставок в ведущих развитых странах. Их различие и динамика — например, снижение процентной ставки ФЕД до 1%, повышение учетной ставки Банка Англии до 4%, «замораживание» Европейским центральным банком на уровне 2% и т.д. — один из факто­ров принятия решения в международном банковском кредитовании.

Такое же воздействие оказывают динамика валютных курсов и нацио­нальные различия в налогообложении банковской деятельности: налоги на прибыль, процентный доход и пр.

Можно выделить три уровня регулирования международной банков­ской деятельности: международный, национальный и микроуровень (саморегулирование). Национальный уровень является, несомненно, определяющим, поскольку, как и в регулировании любого другого между­народного бизнеса, межгосударственные соглашения — многосторонние, двусторонние, по линии министерств финансов, центральных банков и т.д. — направлены лишь на унификацию или гармонизацию, т.е. сближение норм и правил национального регулирования, либерализацию деятельности та­ких банков и регламентацию требований к ним в разных странах. Саморе­гулирование базируется на внутренних правилах и процедурах конкрет­ного банка, нацелено на реализацию международной стратегии банка.

Из наиболее важных международных соглашений, относящихся к рас­сматриваемой проблематике, следует назвать Приложение по финансовым услугам к ГАТС в рамках Всемирной торговой организации; соглашения, подготовленные Базельским комитетом по банковскому надзору (Швей­цария); а также ряд директив и инструкций, направленных на объедине­ние банковских систем в рамках Европейского Союза.

В 1995 г. странами — членами ВТО было разработано первое и основ­ное Приложение к ГАТС по финансовым услугам. Как и другие согла­шения ВТО, в основе договоренностей в этой сфере лежат несколько основополагающих принципов: дальнейшая либерализация торговли финансовыми услугами, обеспечение режима наибольшего благоприят­ствования, урегулирование споров путем переговоров, возможность отступления от договоренностей, если они угрожают целостности и ста­бильности финансовой системы страны и нарушают права инвесторов, вкладчиков и других лиц. Поставленная цель либерализации международ­ной финансовой деятельности и, в частности, деятельности банков дости­гается путем последовательных сокращений и отмены правительствами стран — членов ВТО ограничений по доступу на национальные рынки услуг. Наиболее же распространенными видами ограничений (они же основ­ные административные инструменты регулирования) в данной области являются:

по типам юридических лиц, например, уже упомянутый выше за­прет на деятельность филиалов иностранных банков;

на участие иностранного капитала, когда устанавливается в про­центном отношении максимально возможная доля иностранного капита­ла в совокупном банковском капитале страны. Подобное ограничение, в частности, в 1993 г. было установлено Банком России для российской банковской системы в размере 12%. Позднее эта квота была отменена самим же Банком России и, строго говоря, она была бесполезна, поскольку иностранные банки до сих пор не выбирали и 9% от совокупного банков­ского капитала России;

по количеству иностранных поставщиков услуг;

особые требования в лицензировании, например, по составу учре­дителей;

квоты на обшую стоимость операций или активов иностранных банков и др.

Кроме того, страны — члены ВТО стремятся, как это и записано в Соглашении, к устранению монополизации рынков финансовых услуг.

В области регулирования международной торговли услуг в целом прослеживается та же тенденция, что и в регулировании международной торговли товарами: страны постепенно переносят центр тяжести такого регулирования с открытых и прямых форм, законодательных мер к кос­венным, техническим барьерам, административным процедурам и т.п. Точно так же, как и в международной торговле товарами, развитые страны гораздо больше заинтересованы в либерализации рынков финансовых услуг других стран, чем своих.

Политика такого рода двойных стандартов четко прослеживается в их поведении на переговорах. Формально внутренние рынки развитых стран более открыты для деятельности иностранных банков, чем в разви­вающихся странах и странах переходной экономики. Однако при деталь­ном рассмотрении национальных законодательств и подзаконных актов этих стран, особенно на региональном и местном уровнях, открытость национальных банковских систем не так убедительна. Скажем, в США банковское законодательство далеко от идеала и в отдельных штатах пре­дусматривает запрет на деятельность филиалов иностранных банков, иног­да иностранным банковским учреждениям запрещается принимать сбере­жения американцев.

Законодательство MHonix развитых стран, прежде всего ЕС, уже в 1995 г. соответствовало требованиям ГАТС и его Приложения по финансовым услугам. Однако вплоть до середины 1997 г. продолжались переговоры и уточнялись обязательства стран. Отдельные развивающиеся страны согла­сились на более либеральный вариант национального регулирования. Так, в Протоколе к ГАТС по финансовым услугам 1997 г., вступившем в силу в 1999 г., Индонезия, Республика Корея, Малайзия, Мексика, Филиппины согласились увеличить лимиты иностранных инвестиций в банковском секторе, Индия — увеличить лимиты на выдачу лицензий иностранным банкам, Республика Корея отменила проверки на так называемую эконо­мическую целесообразность присутствия иностранных банков на нацио­нальном рынке и т.д.

Базельские соглашения. В 1975 г. в Швейцарии, в г. Базель на основа­нии пресс-коммюнике руководителей центральных банков группы 10 ведущих развитых стран — учредителей Банка международных расче­тов был создан Базельский комитет по банковскому надзору. Его создание явилось ответной мерой международного сообщества на банкротство круп­ного международного банка того времени — западногерманского банка «Банкхаус Херштатт» (крах в 1974 г.) и отсутствие у органов националь­ного регулирования и надзора действенных инструментов и механизмов контроля за деятельностью транснациональных банковских сетей.

Проблема такого контроля заключается в том, что пришедший в национальную экономику филиал транснационального банка может развер­нуть масштабную банковскую деятельность и долгое время выглядеть вполне финансово здоровым, вовлекая в сферу своей активности все большее количество резидентов принимающей страны. Однако филиал ТНБ — это «верхушка айсберга», его жизнеспособность зависит не столько от выпол­нения нормативов национального банковского законодательства в данной стране, сколько от жизнеспособности всей транснациональной банковской структуры, большая часть которой находится за пределами страны.

Полномочия же национальных органов регулирования и контроля банковской деятельности в стране, разместившей филиал ТНБ, ограничены национальными границами. По этой причине возникла необходимость сформулировать, во-первых, единообразные требования к международной банковской деятельности в разных странах и, во-вторых, договориться о принципах действенного надзора за деятельностью всей сети ТНБ и уст­ранить фрагментарность странового контроля за его международными операциями.

В 1975 г. Базельский комитет (БК) подготовил Доклад по надзору за иностранными банковскими учреждениями, получивший впоследствии название Конкордат 1975 г. Несмотря на рекомендательный характер этого и последующих документов БК, их положения уже перенесены в нацио­нальные банковские законодательства.

Конкордат 1975 г. содержал следующие положения:

надзор за деятельностью иностранного банковского учреждения находится в совместной компетенции органов государства происхожде­ния и государства пребывания;

ни одно банковское учреждение не должно избежать надзора;

надзор за ликвидностью находится в компетенции органов госу­дарства пребывания;

надзор за платежеспособностью находится в компетенции орга­нов государства происхождения, когда в стране функционирует филиал иностранного банка, и в компетенции органов государства пребывания, если создан дочерний банк;

ведется постоянный обмен соответствующей информацией между органами государства происхождения и государства пребывания и инспекции.

Конкордат 1975 г. был расширен в 1983 г. еще на один пункт — консолидированный надзор за деятельностью банковских холдингов. В 1992 г. в БК появились новые «Минимальные стандарты по надзору за международными банковскими группами и их трансграничными учреж­дениями», в которых предусмотрено обоюдное согласие органов государ­ства пребывания и происхождения на создание трансграничного банков­ского учреждения и ряд других их прав и обязанностей.

В международном регулировании деятельности ТНБ немаловажную роль играют универсальные нормативы деятельности, разработанные БК, но инкорпорированные в национальное банковское право. Основным таким нормативом является норматив достаточности капитала банка. Он рассчи­тывается как отношение собственного капитала банка первого уровня к активам, взвешенным по уровню риска. БК рекомендован 8%-ный нор­матив достаточности капитала. Во многих странах этот норматив выше, в частности, в России он составляет 10 и 11% в зависимости от размера собственного капитала.

Помимо административных норм регулирования международной бан­ковской деятельности на национальном уровне можно назвать и экономи­ческие инструменты. Таковыми являются: ставка рефинансирования цент­рального банка, налогообложение, валютный курс. Как известно, ставка рефинансирования используется центральным банком любой страны в регулировании прежде всего денежной массы и ценовой ситуации в стране. Однако уровень процентной ставки напрямую влияет на приток или отток международного ссудного капитала в страну (из страны). Не случайно международные финансовые компании — банки и инвесторы внимательно следят за «гонкой» процентных ставок в ведущих развитых странах. Их различие и динамика — например, снижение процентной ставки ФЕД до 1%, повышение учетной ставки Банка Англии до 4%, «замораживание» Европейским центральным банком на уровне 2% и т.д. — один из факто­ров принятия решения в международном банковском кредитовании.

Такое же воздействие оказывают динамика валютных курсов и нацио­нальные различия в налогообложении банковской деятельности: налоги на прибыль, процентный доход и пр.