• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

3. ИНЫЕ СПОСОБЫ ОТЧУЖДЕНИЯ ЗЕМЛИ. ЗАЛОГ ЗЕМЛИ. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРАВ НА ЗЕМЛЮ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 

43. Допускается ли отчуждение земельного участка его собственником отдельно от

находящихся на нем зданий в случае, если последние также принадлежат ему на праве

собственности?

См.: п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 N 11.

Постановление Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 N 11

"О некоторых вопросах, связанных с применением

земельного законодательства" <*>

44. Может ли быть предметом договора купли-продажи земельный участок, прошедший

государственный кадастровый учет, но являющийся частью земельного участка как объекта права

собственности?

См. Постановление ВАС РФ от 29.05.2007 N 6623/05.

Постановление ВАС РФ

от 29.05.2007 N 6623/05

(Извлечение)

Арбитражным судом Тюменской области в одно дело были объединены: исковые требования

общества с ограниченной ответственностью "Фирма "ТЕА и К" к обществу с ограниченной

ответственностью "Заря" и закрытому акционерному обществу "Прибой" о признании

недействительным (ничтожным) договора от 17.05.2004 N ДКП-ТП/1 купли-продажи недвижимого

имущества, заключенного между ООО "Заря" (продавцом) и ЗАО "Прибой" (покупателем), о

применении последствий недействительности ничтожной сделки и об истребовании у ЗАО

"Прибой" спорного недвижимого имущества (четырехэтажного здания общей площадью 1798 кв.

метров и земельного участка площадью 997 кв. метров, расположенных по адресу: г. Тюмень, ул.

Первомайская, д. 8); исковое требование ЗАО "Прибой" к ООО "Заря" о государственной

регистрации перехода права собственности на спорное недвижимое имущество; исковое

требование ОАО "Заря" к ЗАО "Прибой" об истребовании из его незаконного владения здания,

находящегося по названному адресу.

Решением суда первой инстанции от 30.12.2004 в удовлетворении исковых требований ООО

"Фирма "ТЕА и К" о признании договора купли-продажи недействительным, применении

последствий недействительности сделки и об истребовании имущества из чужого незаконного

владения отказано.

Производство по иску ЗАО "Прибой" о регистрации за ним перехода права собственности на

спорное имущество прекращено.

Требование ОАО "Заря" - третьего лица, заявляющего самостоятельные требования

относительно предмета спора, удовлетворено: суд обязал ЗАО "Прибой" передать ОАО "Заря"

упомянутое здание.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 25.02.2005 решение суда первой

инстанции оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа Постановлением от 27.04.2005

оставил названные судебные акты без изменения.

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от

24.01.2006 N 6623/05 отменено решение суда первой инстанции от 30.12.2004, Постановление

суда апелляционной инстанции от 25.02.2005 и Постановление суда кассационной инстанции от

27.04.2005 по настоящему делу в части удовлетворения иска ОАО "Заря" об истребовании у ЗАО

"Прибой" указанного здания и прекращении производства по делу в отношении требования ЗАО

"Прибой" к ООО "Заря" о государственной регистрации перехода права собственности на спорное

недвижимое имущество. В иске ОАО "Заря" об истребовании у ЗАО "Прибой" здания отказано.

Дело в части требования ЗАО "Прибой" к ООО "Заря" о государственной регистрации перехода

права собственности на недвижимое имущество передано на новое рассмотрение в суд первой

инстанции Арбитражного суда Тюменской области. В остальной части данные судебные акты

оставлены без изменения.

При новом рассмотрении дела в части требования ЗАО "Прибой" к ООО "Заря" о

государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество ООО

"Заря" 18.05.2006 заявило встречный иск к ЗАО "Прибой" о признании недействительным

(ничтожным) заключенного между ними договора купли-продажи недвижимого имущества от

17.05.2004 N ДКП-ТП/1, указав на то, что сделка по продаже здания и земельного участка

площадью 997 кв. метров была совершена при отсутствии государственной регистрации права

собственности ООО "Заря" на этот участок, на котором находится здание.

Данный встречный иск был принят судом к рассмотрению.

Определением суда первой инстанции от 02.08.2006 производство по делу в отношении

требования ЗАО "Прибой" о государственной регистрации перехода к нему права собственности

на спорное недвижимое имущество прекращено в связи с отказом заявителя от данного

требования.

Решением Арбитражного суда Тюменской области от 11.08.2006 встречный иск ООО "Заря"

удовлетворен: договор купли-продажи недвижимого имущества от 17.05.2004 N ДКП-ТП/1,

заключенный между ООО "Заря" (продавцом) и ЗАО "Прибой" (покупателем), признан ничтожным.

При рассмотрении встречного иска суд установил, что первоначальный земельный участок

общей площадью 4042 кв. метра, расположенный по указанному адресу, право собственности на

который было зарегистрировано за ООО "Заря" в 2003 году, имел определенный кадастровый

номер. Этот земельный участок 28.04.2004 был разделен в порядке кадастрового учета на два

земельных участка площадью 2526 и 1516 кв. метров с присвоением им новых кадастровых

номеров. Перед совершением спорной сделки земельный участок площадью 1516 кв. метров, на

котором находилось здание, был также разделен на земельный участок площадью 518 кв. метров

и земельный участок под зданием площадью 997 кв. метров с присвоением им других кадастровых

номеров.

Исходя из установленного обстоятельства, суд первой инстанции признал, что в результате

проведения кадастрового учета общего земельного участка, принадлежащего ООО "Заря", с

выделением из него отдельных земельных участков с новыми кадастровыми номерами появились

новые объекты недвижимости, на которые ООО "Заря" обязано было перерегистрировать право

собственности. Поскольку на день совершения спорной сделки ООО "Заря" не

перерегистрировало право собственности на отчуждаемый земельный участок площадью 997 кв.

метров, сделка по продаже этого участка и связанного с ним здания является ничтожной.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа Постановлением от 15.01.2007

оставил решение от 11.08.2006 без изменения, признав выводы суда первой инстанции

обоснованными.

В заявлении и в дополнении к нему, поданных в Высший Арбитражный Суд Российской

Федерации, о пересмотре в порядке надзора решения суда первой инстанции от 11.08.2006 и

Постановления суда кассационной инстанции от 15.01.2007 ЗАО "Прибой" просит отменить

названные судебные акты, указывая на то, что право собственности ООО "Заря" (продавца) на

первоначальный земельный участок, в состав которого входил земельный участок площадью 997

кв. метров, было зарегистрировано за продавцом в Едином государственном реестре прав на

недвижимое имущество и сделок с ним в 2003 году и отсутствие перерегистрации права

собственности на спорный участок в связи с присвоением ему нового кадастрового номера не

являлось основанием для прекращения права собственности на него ООО "Заря" и не могло

служить основанием для признания ничтожной сделкой договора об отчуждении земельного

участка и связанного с ним здания. По мнению заявителя, суды неправильно истолковали и

применили по спору нормы Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной

регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее - Федеральный закон от

21.07.1997 N 122-ФЗ) и Земельного кодекса Российской Федерации, так как названными

законодательными актами собственнику не запрещено распоряжаться частью принадлежащего

ему земельного участка, выделенной в порядке кадастрового учета. Заявитель также указывает на

то, что при новом рассмотрении дела суд первой инстанции не исследовал вопроса о том, кто в

спорном правоотношении - ООО "Заря" или ОАО "Заря" - является надлежащей стороной по делу,

которая вправе была заявить встречный иск о признании сделки ничтожной. Заявитель считает,

что ООО "Заря" прекратило свою деятельность в результате ликвидации и не могло предъявить

такого требования.

В отзывах на заявление ООО "Заря", ОАО "Заря" и ООО "ЭФЭС" просят оставить судебные

акты без изменения как соответствующие законодательству.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзывах на него и

выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, Президиум

считает, что обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, а заявление ЗАО

"Прибой" - оставлению без удовлетворения по следующим основаниям.

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от

24.01.2006 N 6623/05 дело в части требования ЗАО "Прибой", предъявленного к ООО "Заря", о

государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество,

находящееся по адресу: г. Тюмень, ул. Первомайская, д. 8, было передано на новое рассмотрение

в суд первой инстанции Арбитражного суда Тюменской области.

В процессе нового рассмотрения указанного требования ООО "Заря" 18.05.2006 заявило к

ЗАО "Прибой" встречный иск о признании недействительной (ничтожной) сделкой заключенного

сторонами договора от 17.05.2004 N ДКП-ТП/1. Данный иск принят судом к рассмотрению

Определением от 19.05.2006.

Однако 02.08.2006 ЗАО "Прибой" отказалось от требования о государственной регистрации

перехода к нему права собственности на спорное недвижимое имущество. Это обстоятельство

явилось основанием к вынесению судом Определения от 02.08.2006 о прекращении производства

по требованию ЗАО "Прибой".

При прекращении производства по делу повторное обращение в арбитражный суд по спору

между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается (часть 3 статьи

151 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Доводы ЗАО "Прибой" о том, что ООО "Заря" не существовало как юридическое лицо, в

связи с чем не могло предъявить иск о признании названного договора ничтожной сделкой,

несостоятельны.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от

24.01.2006 N 6623/05 содержит выводы о том, что ООО "Заря" не было ликвидировано с

соблюдением установленной процедуры его ликвидации и орган регистрационной службы

неправомерно произвел исключение этого общества из реестра юридических лиц.

С учетом данного Постановления Арбитражный суд Тюменской области решением от

30.05.2006 по делу N А70-3557/13-2005 признал незаконными действия Инспекции Федеральной

налоговой службы по городу Тюмени N 3 (далее - налоговая инспекция), заключавшиеся в отказе

ООО "Заря" в проведении процедуры его ликвидации, и обязал налоговую инспекцию устранить

допущенные нарушения и осуществить соответствующие регистрационные действия.

Так как в период предъявления встречного иска и на момент принятия по делу обжалуемых

судебных актов ООО "Заря" в установленном порядке не было ликвидировано и в связи с этим не

прекратило своей деятельности, оно имело право на подачу встречного иска и суд вправе был

рассмотреть такой иск.

Выводы, содержащиеся в решении суда первой инстанции от 11.08.2006 и в Постановлении

суда кассационной инстанции от 15.01.2007, о том, что совершенная 17.05.2004 сделка по

отчуждению спорного недвижимого имущества не соответствует требованиям пункта 4 статьи 35

Земельного кодекса Российской Федерации и статей 1, 12 Федерального закона от 21.07.1997 N

122-ФЗ, обоснованны.

Согласно пункту 4 статьи 35 Земельного кодекса Российской Федерации ОТЧУЖДЕНИЕ

ЗДАНИЯ, СТРОЕНИЯ, СООРУЖЕНИЯ, НАХОДЯЩИХСЯ НА ЗЕМЕЛЬНОМ УЧАСТКЕ И

ПРИНАДЛЕЖАЩИХ ОДНОМУ ЛИЦУ, ПРОВОДИТСЯ ВМЕСТЕ С ЗЕМЕЛЬНЫМ УЧАСТКОМ, ЗА

ИСКЛЮЧЕНИЕМ СЛУЧАЕВ ОТЧУЖДЕНИЯ ЧАСТИ ЗДАНИЯ, СТРОЕНИЯ, СООРУЖЕНИЯ,

КОТОРАЯ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВЫДЕЛЕНА В НАТУРЕ ВМЕСТЕ С ЧАСТЬЮ ЗЕМЕЛЬНОГО

УЧАСТКА, ОТЧУЖДЕНИЯ ЗДАНИЯ, СТРОЕНИЯ, СООРУЖЕНИЯ, НАХОДЯЩИХСЯ НА

ЗЕМЕЛЬНОМ УЧАСТКЕ, ИЗЪЯТОМ ИЗ ОБОРОТА В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 27

НАЗВАННОГО КОДЕКСА.

В соответствии с положениями статьи 1, пунктов 1, 3, 4 статьи 12 Федерального закона от

21.07.1997 N 122-ФЗ права на недвижимое имущество подлежат государственной регистрации в

Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Разделы

Единого государственного реестра прав, содержащие записи о правах на объект недвижимого

имущества, идентифицируются в указанном реестре кадастровым номером объекта недвижимого

имущества. В СЛУЧАЕ РАЗДЕЛЕНИЯ, СЛИЯНИЯ ИЛИ ВЫДЕЛЕНИЯ ОБЪЕКТА НЕДВИЖИМОГО

ИМУЩЕСТВА О ВНОВЬ ОБРАЗОВАННЫХ ОБЪЕКТАХ ВНОСЯТСЯ ЗАПИСИ В НОВЫЕ РАЗДЕЛЫ

ЕДИНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕЕСТРА ПРАВ И ОТКРЫВАЮТСЯ НОВЫЕ ДЕЛА

ПРАВОУСТАНАВЛИВАЮЩИХ ДОКУМЕНТОВ С НОВЫМИ КАДАСТРОВЫМИ НОМЕРАМИ.

Кадастровый номер здания состоит из кадастрового номера земельного участка, на котором

находится здание, и инвентарного номера здания.

Пунктом 2 статьи 13 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ предусмотрено, что

ГОСУДАРСТВЕННАЯ РЕГИСТРАЦИЯ ПЕРЕХОДА ПРАВА НА ОБЪЕКТ НЕДВИЖИМОГО

ИМУЩЕСТВА ИЛИ СДЕЛКИ С ОБЪЕКТОМ НЕДВИЖИМОГО ИМУЩЕСТВА ВОЗМОЖНА ПРИ

УСЛОВИИ НАЛИЧИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ РЕГИСТРАЦИИ РАНЕЕ ВОЗНИКШИХ ПРАВ НА

ДАННЫЙ ОБЪЕКТ В ЕДИНОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ РЕЕСТРЕ ПРАВ НА НЕДВИЖИМОЕ

ИМУЩЕСТВОМ И СДЕЛОК С НИМ.

Из договора от 17.05.2004 N ДКП-ТП/1, заключенного между ООО "Заря" (продавцом) и ЗАО

"Прибой" (покупателем), усматривается, что предметом купли-продажи являлись земельный

участок площадью 997 кв. метров с кадастровым номером 72:23:02 17 004:0090 и нежилое

четырехэтажное здание, право собственности на которое за продавцом было зарегистрировано по

кадастровому номеру 72:23:02 17 004:0053:71:401:001:002381120.

В нарушение установленных Законом требований продавцом по данному договору

произведено отчуждение земельного участка площадью 997 кв. метров, на который он не

зарегистрировал право собственности по кадастровому номеру этого участка, а также здания,

кадастровый номер которого не содержал кадастрового номера участка, на котором здание

находится.

При таких обстоятельствах сделка по отчуждению здания с земельным участком,

совершенная при отсутствии у продавца государственной регистрации права собственности на

земельный участок по его кадастровому номеру, не соответствует названным требованиям

Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ и Земельного кодекса Российской Федерации и

правомерно признана судебными инстанциями ничтожной.

Поскольку принятые по делу решение суда первой инстанции от 11.08.2006 и Постановление

суда кассационной инстанции от 15.01.2007 основаны на материалах дела и нормах действующего

законодательства, они подлежат оставлению без изменения, а заявление ЗАО "Прибой" о

пересмотре в порядке надзора указанных судебных актов - оставлению без удовлетворения.

45. Если орган местного самоуправления предъявил иск о выкупе земельного участка до

истечения одного года с момента получения частным собственником земельного участка

уведомления о принятии решения об изъятии, может ли такое требование быть удовлетворено?

См.: п. 27 Постановления Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 N 11.

Постановление Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 N 11

"О некоторых вопросах, связанных с применением

земельного законодательства" <*>

46. Кто и каким образом определяет стоимость изымаемого у частного собственника

земельного участка и находящегося на нем недвижимого имущества?

См.: п. 28 Постановления Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 N 11; п. 6 Обзора законодательства

и судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 2002 года, утв. Постановлением

Президиума ВС РФ от 17.07.2002.

Постановление Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 N 11

"О некоторых вопросах, связанных с применением

земельного законодательства" <*>

Обзор законодательства и судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за второй квартал 2002 года,

утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ

от 17.07.2002

(Извлечение)

6. При определении судом размера суммы, подлежащей выплате гражданину за изымаемый

земельный участок, не был применен закон, определяющий порядок и условия выкупа земельного

участка для государственных и муниципальных нужд.

При определении размера суммы, подлежащей выплате истцу, суд исходил из нормативной

оценки земли в месте расположения изымаемого участка (по справке комитета по земельным

ресурсам) и не применил положения ст. 35 Конституции Российской Федерации, гарантирующей

равноценную компенсацию утраченного имущества.

Поскольку нормативная цена земли ниже рыночной, взыскание стоимости земельного

участка по нормативной цене земли нарушает право собственника на равноценную компенсацию,

гарантированную Конституцией Российской Федерации.

47. С какого момента возникает право собственности у сторон договора при обмене

земельными участками?

См.: п. 11 информационного письма Президиума от 24.09.2002 N 69.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 24.09.2002 N 69

"Обзор практики разрешения споров,

связанных с договором мены" <*>

48. Допустимо ли изъятие земельного участка, выделенного для ведения крестьянского

(фермерского) хозяйства, в порядке исполнительного производства?

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 10.12.2002 N 1467/02.

Постановление Президиума ВАС РФ

от 10.12.2002 N 1467/02

(Извлечение)

Глава крестьянского хозяйства "Голубая курица" обратился в Арбитражный суд Приморского

края с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя подразделения судебных приставов

Тернейского района, выразившиеся в передаче земельного участка площадью 2,67 га,

принадлежащего крестьянскому хозяйству на праве частной собственности, в пользу общества с

ограниченной ответственностью "Надалекс" по долгам истца.

Определением от 20.08.01 в удовлетворении жалобы отказано, поскольку судебный пристав-

исполнитель, совершая исполнительные действия по изъятию и принудительной реализации

имущества должника, действовал правомерно, в пределах полномочий, предоставленных ему

Федеральным законом от 21.07.97 N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве".

Определением от 15.10.01 апелляционная жалоба крестьянского хозяйства была

возвращена на основании пункта 4 части 1 статьи 151 Арбитражного процессуального кодекса

Российской Федерации в связи с пропуском срока на ее подачу и отсутствием ходатайства о его

восстановлении.

Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа Постановлением от 11.12.01

Определение от 15.10.01 оставил без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

предлагается указанные судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд

первой инстанции.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, глава крестьянского хозяйства "Голубая курица" обратился с

жалобой на действия судебного пристава-исполнителя подразделения судебных приставов

Тернейского района, который на основании исполнительного листа, выданного Арбитражным

судом Приморского края, передал земельный участок площадью 2,67 га, принадлежащий

крестьянскому хозяйству на праве частной собственности, в пользу общества "Надалекс". Участок

был передан в связи с долгами крестьянского хозяйства по акту передачи имущества от 28.02.01.

Согласно статье 58 Федерального закона "Об исполнительном производстве" в случае

отсутствия у должника-организации денежных средств, достаточных для погашения

задолженности, взыскание обращается на иное имущество, принадлежащее ему на праве

собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления.

Из материалов же дела не усматривается факт отсутствия у должника другого имущества,

кроме земельного участка. Суд данное обстоятельство не исследовал.

Статьями 129, 130 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривается

возможность отчуждения земельных участков или их перехода от одного лица к другому иными

способами в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и других природных

ресурсах.

Действующим земельным законодательством не допускается такой меры воздействия на

должника-фермера, как изъятие земельного участка и передача его кредитору.

В соответствии со статьей 16 Закона РСФСР "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" от

22.11.90 N 348-1 земельный участок, предоставленный для сельхозпроизводства, является

основой хозяйства. Хозяйство, занимаясь любым видом деятельности, не запрещенным

законодательством, должно сохранить в качестве ведущего вида деятельности производство,

переработку и реализацию сельхозпродукции.

ОСНОВНЫМ ВИДОМ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КРЕСТЬЯНСКОГО ХОЗЯЙСТВА "ГОЛУБАЯ КУРИЦА"

ЯВЛЯЛОСЬ ПТИЦЕВОДСТВО И ОПТОВО-РОЗНИЧНАЯ ТОРГОВЛЯ.

ТАКИМ ОБРАЗОМ, ИЗЪЯТИЕ ЗЕМЕЛЬНОГО УЧАСТКА, ВЫДЕЛЕННОГО ДЛЯ

СООТВЕТСТВУЮЩЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, МОЖЕТ ПОВЛЕЧЬ ЕЕ ПРЕКРАЩЕНИЕ.

Законом РСФСР "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" предусмотрено прекращение

деятельности хозяйства в случае его неплатежеспособности через процедуру банкротства.

Кроме того, неправомерна передача земельного участка обществу, характер деятельности

которого неизвестен, а следовательно, неизвестны и цели использования в дальнейшем этого

земельного участка.

49. Можно ли продать часть земельного участка без находящегося на нем здания, строения,

сооружения?

См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал

2003 года, утв. Постановлением Президиума ВС РФ от 03.12.2003 и от 24.12.2003.

Обзор законодательства и судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за третий квартал 2003 года,

утв. Постановлением Президиума ВС РФ

от 03.12.2003 и от 24.12.2003

(Извлечение)

Вопрос 47. Можно ли продать часть земельного участка без находящегося на нем здания,

строения, сооружения?

Ответ: В п. 4 ст. 35 Земельного кодекса Российской Федерации установлено: "Не

допускается отчуждение земельного участка без находящихся на нем здания, строения,

сооружения в случае, если они принадлежат одному лицу".

В судебной практике имеются случаи, когда суды, ссылаясь на п. 4 ст. 35 ЗК РФ, признают

ничтожными сделки купли-продажи части земельных участков, принадлежащих гражданам на

праве собственности, по той причине, что на отчуждаемой части земельного участка отсутствуют

здания, строения, сооружения.

Такая практика основана на неправильном применении и толковании материального закона,

в данном случае п. 4 ст. 35 ЗК РФ.

Из самого названия ст. 35 ЗК РФ ("Переход права на земельный участок при переходе права

собственности на здание, строение, сооружение") видна цель правового регулирования -

обеспечить переход к новому собственнику здания, строения, сооружения права на земельный

участок, на котором находится отчуждаемое здание, строение, сооружение.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что п. 4 ст. 35 ЗК РФ запрещает отчуждение

земельного участка, на котором находится здание, без одновременного отчуждения самого

здания, то есть земельный участок под домом можно продать только вместе с домом. Что же

касается другой части земельного участка, не занятой зданиями, строениями, сооружениями или

вообще свободной от застройки земельного участка, принадлежащего гражданину на праве

собственности, то на продажу таких участков ограничения, установленные п. 4 ст. 35 ЗК РФ, не

распространяются.

Кроме того, иной подход противоречил бы требованиям п. 1 ст. 260 ГК РФ о том, что лица,

имеющие в собственности земельный участок, вправе продавать его, дарить, отдавать в залог или

сдавать в аренду и распоряжаться им иным образом (ст. 209 ГК РФ) постольку, поскольку

соответствующие земли на основании закона не исключены из оборота или не ограничены в

обороте.

Ограничения оборотоспособности земельных участков предусмотрены ст. 27 ЗК РФ. В

соответствии с п. 2 этой статьи земельные участки, отнесенные к землям, изъятым из оборота, не

могут предоставляться в частную собственность, а также не могут быть объектами сделок,

предусмотренных гражданским законодательством. Земельные участки, отнесенные к землям,

ограниченным в обороте, не предоставляются в частную собственность, за исключением случаев,

установленных федеральными законами.

Таким образом, если земельный участок находится в частной собственности гражданина, то

он не изъят из оборота и не ограничен в обороте, а потому по смыслу ст. 260 ГК РФ он либо его

часть может быть объектом купли-продажи.

50. Может ли законом субъекта РФ быть установлен запрет на приобретение и совершение

сделок с земельными участками?

См.: Определение Конституционного Суда РФ от 05.10.2000 N 204-О; Определение

Конституционного Суда РФ от 03.02.2000 N 41-О.

Определение Конституционного Суда РФ

от 05.10.2000 N 204-О

"По жалобе гражданина Тукуреева Леонида Константиновича

на нарушение его конституционных прав статьями 15

и 16 Закона Краснодарского края "Об особом порядке

землепользования в Краснодарском крае"

(извлечение)

1. Житель города Сочи С.Ю. Мальцев и проживающий в городе Норильске Л.К. Тукуреев

заключили договор купли-продажи земельного участка и жилого дома, находящихся в поселке Лоо

Краснодарского края. Однако Комитет по земельным ресурсам и землеустройству города Сочи

отказал Л.К. Тукурееву в оформлении данного договора на основании Закона Краснодарского края

"Об особом порядке землепользования в Краснодарском крае". Решением Центрального

районного суда города Сочи от 26 ноября 1999 года, оставленным без изменения определением

Краснодарского краевого суда от 29 февраля 2000 года, в удовлетворении жалобы Л.К. Тукуреева

на действия Комитета было отказано в связи с тем, что заявитель не является жителем

Краснодарского края.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Л.К. Тукуреев

просит признать не соответствующими Конституции Российской Федерации положения статей 15 и

16 Закона Краснодарского края от 8 августа 1995 года "Об особом порядке землепользования в

Краснодарском крае" (в редакции от 13 мая 1999 года), устанавливающие ЗАПРЕТ НА

ПРИОБРЕТЕНИЕ И СОВЕРШЕНИЕ СДЕЛОК С ЗЕМЕЛЬНЫМИ УЧАСТКАМИ, В ТОМ ЧИСЛЕ С

ИНДИВИДУАЛЬНЫМИ ЖИЛЫМИ ДОМАМИ, НА ТЕРРИТОРИИ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ, ЕСЛИ

СТОРОНОЙ ДОГОВОРА ЯВЛЯЕТСЯ ГРАЖДАНИН, НЕ ИМЕЮЩИЙ РЕГИСТРАЦИИ ПРАВА НА

ПОСТОЯННОЕ ПРОЖИВАНИЕ В КРАСНОДАРСКОМ КРАЕ ИЛИ РЕСПУБЛИКЕ АДЫГЕЯ.

По мнению заявителя, указанные положения, примененные в его деле, противоречат

Конституции Российской Федерации, ее статьям 9, 27, 35 и 36.

2. Положения Закона Краснодарского края "Об особом порядке землепользования в

Краснодарском крае", в том числе запрещающие совершение сделок с земельными участками

гражданам, не имеющим регистрации права на постоянное проживание в Краснодарском крае или

Республике Адыгея, уже были предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской

Федерации.

В ОПРЕДЕЛЕНИИ ОТ 3 ФЕВРАЛЯ 2000 ГОДА ПО ЖАЛОБЕ ГРАЖДАНКИ Н.П. МЕДИКОВОЙ

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА ОСНОВАНИИ ПРАВОВЫХ

ПОЗИЦИЙ, ИЗЛОЖЕННЫХ В ПОСТАНОВЛЕНИИ ОТ 4 АПРЕЛЯ 1996 ГОДА ПО ДЕЛУ О

ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ РЯДА НОРМАТИВНЫХ АКТОВ ГОРОДА МОСКВЫ И

МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ, СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ, ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ И ГОРОДА

ВОРОНЕЖА, ПОСТАНОВЛЕНИИ ОТ 2 ФЕВРАЛЯ 1998 ГОДА ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ

КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПРАВИЛ РЕГИСТРАЦИИ И СНЯТИЯ ГРАЖДАН РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ С РЕГИСТРАЦИОННОГО УЧЕТА ПО МЕСТУ ПРЕБЫВАНИЯ И ПО МЕСТУ

ЖИТЕЛЬСТВА В ПРЕДЕЛАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ОПРЕДЕЛЕНИИ ОТ 7 ОКТЯБРЯ 1998

ГОДА О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ СТАТЕЙ 14, 15 И 35 ЗАКОНА

КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ "О ПОРЯДКЕ РЕГИСТРАЦИИ ПРЕБЫВАНИЯ И ЖИТЕЛЬСТВА НА

ТЕРРИТОРИИ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ", ПРИШЕЛ К ВЫВОДУ О ТОМ, ЧТО ПОЛОЖЕНИЕ

ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 16 ЗАКОНА КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ "ОБ ОСОБОМ ПОРЯДКЕ

ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ В КРАСНОДАРСКОМ КРАЕ", КАК УСТАНАВЛИВАЮЩЕЕ НЕ

ПРЕДУСМОТРЕННОЕ ФЕДЕРАЛЬНЫМ ЗАКОНОМ УСЛОВИЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ СДЕЛОК С

ЗЕМЕЛЬНЫМИ УЧАСТКАМИ (НАЛИЧИЕ РЕГИСТРАЦИИ ПРАВА НА ПОСТОЯННОЕ

ПРОЖИВАНИЕ В КРАСНОДАРСКОМ КРАЕ ИЛИ РЕСПУБЛИКЕ АДЫГЕЯ), ОГРАНИЧИВАЮЩЕЕ

КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО ГРАЖДАН НА ВЫБОР МЕСТА ЖИТЕЛЬСТВА, ЯВЛЯЕТСЯ

АНАЛОГИЧНЫМ ПОЛОЖЕНИЯМ, ПРИЗНАННЫМ КОНСТИТУЦИОННЫМ СУДОМ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ НЕ СООТВЕТСТВУЮЩИМИ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, И В

СИЛУ ЧАСТИ ВТОРОЙ СТАТЬИ 87 ФЕДЕРАЛЬНОГО КОНСТИТУЦИОННОГО ЗАКОНА "О

КОНСТИТУЦИОННОМ СУДЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" НЕ МОЖЕТ ПРИМЕНЯТЬСЯ СУДАМИ,

ДРУГИМИ ОРГАНАМИ И ДОЛЖНОСТНЫМИ ЛИЦАМИ И ПОДЛЕЖИТ ОТМЕНЕ В

УСТАНОВЛЕННОМ ПОРЯДКЕ.

Законом Краснодарского края от 19 июля 2000 года "О внесении изменений и дополнений в

Закон Краснодарского края "Об особом порядке землепользования в Краснодарском крае"

оспариваемая заявителем норма, содержавшаяся в статьях 15 и 16, исключена.

Таким образом, по предмету жалобы гражданина Л.К. Тукуреева Конституционным Судом

Российской Федерации вынесены решения, сохраняющие свою силу, что согласно пункту 3 части

первой статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской

Федерации" является основанием для отказа в принятии жалобы к рассмотрению.

3. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 3 февраля 2000 года по

жалобе гражданки Н.П. Медиковой, как и предыдущие его решения, на которых оно основано,

является обязательным на всей территории Российской Федерации для всех представительных,

исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления,

предприятий, учреждений и организаций, должностных лиц, граждан и их объединений (статья 6

Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").

В силу этого решения судов и иных органов, принятые по делу гражданина Л.К. Тукуреева на

основании не подлежащих применению положений статей 15 и 16 Закона Краснодарского края "Об

особом порядке землепользования в Краснодарском крае" (в редакции от 13 мая 1999 года)

должны быть пересмотрены.

Определение Конституционного Суда РФ

от 03.02.2000 N 41-О

"По жалобе гражданки Медиковой Нины Петровны

на нарушение ее конституционных прав положением

части первой статьи 16 Закона Краснодарского края

"Об особом порядке землепользования

в Краснодарском крае"

(Извлечение)

1. В июле 1999 года житель города Краснодара С.И. Ларин и проживающая в городе Москве

Н.П. Медикова заключили договор купли-продажи земельного участка и жилого дома, находящихся

в Туапсинском районе Краснодарского края, удостоверив его нотариально и зарегистрировав в

БТИ. Однако в регистрации данного договора в Комитете по земельным ресурсам и

землеустройству Туапсинского района Н.П. Медиковой было отказано на основании части первой

статьи 16 Закона Краснодарского края "Об особом порядке землепользования в Краснодарском

крае".

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Н.П. Медикова

просит признать положение части первой статьи 16 Закона Краснодарского края от 8 августа 1995

года "Об особом порядке землепользования в Краснодарском крае", устанавливающее запрет на

совершение сделок с земельными участками на территории Краснодарского края, если участником

договора является гражданин, не имеющий регистрации права на постоянное проживание в

Краснодарском крае или Республике Адыгея, не соответствующим Конституции Российской

Федерации.

По мнению заявительницы, указанная норма, примененная в ее деле, противоречит

Конституции Российской Федерации, ее статьям 9 (часть 2), 35 и 36, в соответствии с которыми

право частной собственности охраняется Законом; каждый гражданин вправе иметь в

собственности имущество, в том числе землю, владеть, пользоваться и распоряжаться им как

единолично, так и совместно с другими лицами; условия и порядок пользования землей

определяются на основе федерального закона.

2. Нормативные положения, касающиеся регистрационного учета граждан по месту

пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, уже были предметом

рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации в делах о проверке

конституционности ряда нормативных актов города Москвы и Московской области,

Ставропольского края, Воронежской области и города Воронежа, регламентирующих порядок

регистрации граждан, прибывающих на постоянное жительство в названные регионы, а также

Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту

пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденных

Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 июля 1995 года (Постановления

Конституционного Суда Российской Федерации от 4 апреля 1996 года, от 2 июля 1997 года и от 2

февраля 1998 года).

Давая оценку этим положениям с точки зрения их соответствия Конституции Российской

Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации пришел к следующим выводам.

Согласно статье 27 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждый, кто законно

находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать

место пребывания и жительства. Из статьи 71 (подпункт "в") Конституции Российской Федерации

следует, что регулирование данного права находится в ведении Российской Федерации. Законом

Российской Федерации от 25 июня 1993 года "О праве граждан Российской Федерации на свободу

передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации"

введена регистрация граждан Российской Федерации, которая в ее конституционно-правовом

смысле является лишь предусмотренным Федеральным законом способом учета граждан в

пределах Российской Федерации, носящим уведомительный характер и отражающим факт

нахождения гражданина по месту пребывания или жительства. При этом сам по себе факт

регистрации или отсутствие таковой не порождают для гражданина каких-либо прав и

обязанностей, не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод

граждан, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и

законодательными актами субъектов Российской Федерации.

Вместе с тем право гражданина Российской Федерации свободно передвигаться, выбирать

место пребывания и жительства в пределах Российской Федерации не является абсолютным,

поскольку в соответствии со статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации оно может

быть ограничено Федеральным законом в той мере, в какой это необходимо для обеспечения

конституционно значимых целей. Так, согласно статье 8 Закона Российской Федерации "О праве

граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства

в пределах Российской Федерации" данное право ограничивается на территориях с определенным

режимом: в пограничной зоне, в закрытых военных городках и закрытых административно-

территориальных образованиях, в зонах экологического бедствия, на территориях, где введено

чрезвычайное или военное положение, а также на отдельных территориях и в населенных пунктах,

где в случае опасности распространения инфекционных и массовых неинфекционных заболеваний

и отравлений людей введены особые условия и режимы проживания населения и хозяйственной

деятельности. В целях, предусмотренных статьей 55 (часть 3) Конституции Российской

Федерации, федеральный закон может установить и иные ограничения указанного

конституционного права и условия его осуществления.

Установление иных, помимо прямо указанных в федеральном законе, оснований для

введения особого порядка регистрации как условия реализации права гражданина Российской

Федерации на выбор места жительства является нарушением требований Конституции

Российской Федерации и Федерального закона. Субъекты Российской Федерации не могут

самостоятельно вводить ограничения конституционного права гражданина на выбор места

жительства, а также предусматривать регистрацию или отсутствие таковой как основание

ограничения или условие реализации прав граждан, предусмотренных Конституцией Российской

Федерации (в данном случае ее статьями 35 и 36). Положения иных, помимо федерального

закона, нормативных актов, предусматривающие такие ограничения, не соответствуют статьям 27

(часть 1), 55 (часть 3), 71 (подпункт "в") и 76 (части 1 и 5) Конституции Российской Федерации с

точки зрения установленного ею разграничения предметов ведения и полномочий между органами

государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов

Российской Федерации. В силу предписаний статьи 76 (часть 5) Конституции Российской

Федерации такие акты не могут действовать.

В Определении от 7 октября 1998 года по делу о проверке конституционности положений

статей 14, 15 и 35 Закона Краснодарского края от 23 июня 1995 года "О порядке регистрации

пребывания и жительства на территории Краснодарского края" Конституционный Суд Российской

Федерации распространил данную правовую позицию на статью 35 названного Закона,

запрещающую нотариальное оформление договоров отчуждения жилья в случаях отсутствия у

приобретающих жилье граждан постоянной регистрации по месту жительства в Краснодарском

крае, и на положения статей 14 и 15 в той их части, в какой они служат основанием для отказа

гражданам Российской Федерации в постоянной регистрации по избранному месту жительства в

приобретаемых ими квартирах и домах на территории Краснодарского края, если эти граждане в

соответствии с названным Законом ранее не получили права на постоянное проживание в

Краснодарском крае.

Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 7 октября 1998 года, как и

Постановления, на которых оно основано, сохраняет свою силу.

3. В соответствии с Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде

Российской Федерации" решения Конституционного Суда Российской Федерации обязательны на

всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных

органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений,

организаций, должностных лиц, граждан и их объединений (статья 6); признание нормативного

акта либо его отдельных положений не соответствующими Конституции Российской Федерации

является основанием отмены в установленном порядке положений других нормативных актов,

основанных на нормативном акте, признанном неконституционным, либо воспроизводящих его или

содержащих такие же положения, какие были предметом обращения; положения этих

нормативных актов не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами

(часть вторая статьи 87).

ТАКИМ ОБРАЗОМ, ОСПАРИВАЕМОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ЗАКОНА КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ "ОБ

ОСОБОМ ПОРЯДКЕ ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ В КРАСНОДАРСКОМ КРАЕ", УСТАНАВЛИВАЮЩЕЕ

НЕ ПРЕДУСМОТРЕННОЕ ФЕДЕРАЛЬНЫМ ЗАКОНОМ УСЛОВИЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ СДЕЛОК С

ЗЕМЕЛЬНЫМИ УЧАСТКАМИ, А ИМЕННО НАЛИЧИЕ РЕГИСТРАЦИИ ПРАВА НА ПОСТОЯННОЕ

ПРОЖИВАНИЕ В КРАСНОДАРСКОМ КРАЕ ИЛИ РЕСПУБЛИКЕ АДЫГЕЯ, Т.Е. ВВОДЯЩЕЕ НЕ

ПРЕДУСМОТРЕННОЕ ФЕДЕРАЛЬНЫМ ЗАКОНОМ ОГРАНИЧЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО

ПРАВА ГРАЖДАН НА ВЫБОР МЕСТА ЖИТЕЛЬСТВА, КАК АНАЛОГИЧНОЕ ПОЛОЖЕНИЯМ,

ПРИЗНАННЫМ КОНСТИТУЦИОННЫМ СУДОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НЕ

СООТВЕТСТВУЮЩИМИ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, НЕ МОЖЕТ

ПРИМЕНЯТЬСЯ СУДАМИ, ДРУГИМИ ОРГАНАМИ И ДОЛЖНОСТНЫМИ ЛИЦАМИ И ПОДЛЕЖИТ

ОТМЕНЕ В УСТАНОВЛЕННОМ ПОРЯДКЕ.

Поскольку по предмету жалобы гражданки Н.П. Медиковой Конституционным Судом

Российской Федерации ранее были вынесены Постановления, сохраняющие свою силу, ее жалоба

согласно пункту 3 части первой статьи 43 Федерального конституционного закона "О

Конституционном Суде Российской Федерации" не может быть принята к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 3 части первой статьи 43, частью первой

статьи 79 и частью второй статьи 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном

Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. ПОЛОЖЕНИЕ ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 16 ЗАКОНА КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ "ОБ

ОСОБОМ ПОРЯДКЕ ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ В КРАСНОДАРСКОМ КРАЕ", ЗАПРЕЩАЮЩЕЕ

СОВЕРШЕНИЕ СДЕЛОК С ЗЕМЕЛЬНЫМИ УЧАСТКАМИ ГРАЖДАНАМ, НЕ ИМЕЮЩИМ

РЕГИСТРАЦИИ ПРАВА НА ПОСТОЯННОЕ ПРОЖИВАНИЕ В КРАСНОДАРСКОМ КРАЕ ИЛИ

РЕСПУБЛИКЕ АДЫГЕЯ, КАК АНАЛОГИЧНОЕ ПОЛОЖЕНИЯМ, ПРИЗНАННЫМ

КОНСТИТУЦИОННЫМ СУДОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НЕ СООТВЕТСТВУЮЩИМИ

КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ПОСТАНОВЛЕНИЯХ ОТ 4 АПРЕЛЯ 1996 ГОДА,

ОТ 2 ИЮЛЯ 1997 ГОДА И ОТ 2 ФЕВРАЛЯ 1998 ГОДА, А ТАКЖЕ В ОПРЕДЕЛЕНИИ ОТ 7 ОКТЯБРЯ

1998 ГОДА, ПОДЛЕЖИТ ОТМЕНЕ В УСТАНОВЛЕННОМ ПОРЯДКЕ И НЕ МОЖЕТ ПРИМЕНЯТЬСЯ

СУДАМИ, ДРУГИМИ ОРГАНАМИ И ДОЛЖНОСТНЫМИ ЛИЦАМИ.

51. Может ли часть неделимого земельного участка быть предметом ипотеки?

См.: п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

52. Можно ли заложить нежилое помещение и долю в праве собственности на общее

имущество здания без ипотеки доли в праве собственности на земельный участок, которая

имеется у собственника помещения?

См.: п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

53. Допускается ли удовлетворение требований залогодержателя за счет земельного

участка, заложенного по договору об ипотеке, без обращения в суд?

См.: п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 N 11.

Постановление Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 N 11

"О некоторых вопросах, связанных с применением

земельного законодательства" <*>

54. Если нежилое помещение в здании закладывается вместе с принадлежащей

собственнику помещения долей в праве собственности на земельный участок, занимаемый этим

зданием, нужен ли в этой ситуации раздел этого участка и выделение из него указанной доли в

натуре в виде самостоятельного земельного участка?

См.: п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

55. Собственник здания, расположенного на земельном участке, арендуемом им на срок

более пяти лет, и находящегося в собственности субъекта РФ, может ли одновременно по одному

договору об ипотеке здания и права по договору аренды этого участка заложить эти права без

согласия арендодателя?

См.: п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

56. Может ли лицо, выступающее в роли залогодателя здания, являясь арендатором

соответствующего земельного участка, передать по договору ипотеки в залог только здание?

См.: п. 45 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8.

Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ

от 01.07.1996 N 6/8

"О некоторых вопросах, связанных с применением части первой

Гражданского кодекса Российской Федерации" <*>

57. В каком объеме и за какой период переходит обязанность по внесению арендной платы

при обращении взыскания на заложенное по договору об ипотеке право аренды земельного

участка и при его реализации к лицу, приобретшему такое право?

См.: п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

58. Может ли исполнение обязательств, вытекающих из двух и более кредитных договоров,

заключенных между одними и теми же должником и кредитором, быть обеспечено одним

договором об ипотеке земельного участка?

См.: п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

59. Относится ли по действующему законодательству к договорам ипотеки договор о залоге

прав по договору аренды земельного участка, заключенному на срок до одного года?

См.: п. 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

60. Вправе ли суд устанавливать очередность реализации заложенного земельного участка и

иного имущества, если такая очередность не установлена соглашением залогодателя и

залогодержателя?

См.: п. 11 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

68

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

61. Может ли заключенное сторонами соглашение о внесудебном порядке обращения

взыскания на заложенный земельный участок быть расторгнуто по решению суда по требованию

одной из сторон?

См.: п. 12 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

62. Может ли банк выступать в качестве комиссионера при реализации заложенного

земельного участка на основании соглашения с залогодателем о внесудебном обращении

взыскания на это имущество?

См.: п. 15 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

63. Осуществляется ли реализация заложенного здания вместе с земельным участком,

ставших собственностью залогодателя, в том случае, если в момент заключения договора

предметом ипотеки являлось здание, расположенное на участке, принадлежавшем залогодателю

на праве постоянного бессрочного пользования?

См.: п. 17 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

64. Может ли считаться заключенным договор об ипотеке земельного участка, если стороны

указали несколько разных оценок предмета ипотеки?

См.: п. 19 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

--------------------------------

<*> Не приводится.

69

65. Является ли договор ипотеки здания ничтожным, если он заключен без залога прав на

земельный участок в связи с отсутствием у залогодателя права собственности на этот участок?

См.: п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 27.02.2001 N 61; п. 45

Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 27.02.2001 N 61

"Обзор практики применения арбитражными судами

земельного законодательства" <*>

66. Подлежит ли восстановлению право частной собственности на земельный участок,

национализированный советской властью?

См.: Определение Конституционного Суда РФ от 24.03.2005 N 99-О; Определение

Конституционного Суда РФ от 18.06.2004 N 261-О; Определение Конституционного Суда РФ от

15.07.2004 N 282-О; Определение Конституционного Суда РФ от 10.10.2002 N 289-О.

Определение Конституционного Суда РФ

от 24.03.2005 N 99-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы

гражданина Семенова Сергея Николаевича на нарушение

его конституционных прав Декретом Президиума ВЦИК

от 20 августа 1918 года "Об отмене права частной

собственности на недвижимости в городах"

(Извлечение)

1. Решением Мещанского районного суда города Москвы от 7 февраля 2003 года по делу по

иску гражданина А.Н. Фирсанова к Правительству города Москвы гражданину С.Н. Семенову,

выступавшему в качестве третьего лица с самостоятельными исковыми требованиями, было

отказано в удовлетворении требований о признании непрекращенным и унаследованным права

совместной собственности на владение братьев Фирсановых, расположенное по адресу: город

Москва, проспект Мира, дом 3; о признании сделок, совершенных в отношении указанного

владения, недействительными; о признании права совместной собственности на владение

братьев Фирсановых унаследованным при фактическом вступлении в наследство и

принадлежащим ему; о признании отсутствия у правительства города Москвы доказательств и

законных оснований приобретения права собственности на соответствующее имущество. Суд

указал, что факт национализации недвижимого имущества в городах на основании Декрета от 20

августа 1918 года "Об отмене права частной собственности на недвижимости в городах"

общеизвестен и в соответствии со статьей 61 ГПК Российской Федерации является

обстоятельством, не нуждающимся в доказывании.

При этом, ссылаясь на отдельные положения указанного Декрета, суд поименовал данный

акт как Декрет Президиума ВЦИК от 20 августа 1918 года "Об отмене права частной собственности

на недвижимости в городах". Данное обстоятельство послужило поводом для обращения С.Н.

Семенова с жалобой в Конституционный Суд Российской Федерации, поскольку, по его мнению,

судебные инстанции города Москвы применили в его деле не опубликованный в надлежащем

порядке акт, полный текст которого был утвержден Президиумом ВЦИК на заседании 20 августа

1918 года (Протокол N 8).

Заявитель просит признать Декрет Президиума ВЦИК, в частности его пункт 5 о том, что все

городские земли и строения, изъятые из частной собственности, были переданы в распоряжение

органов местной власти, противоречащим Конституции Российской Федерации, так как он не был

принят каким-либо управомоченным государственным органом законодательной или

исполнительной власти и не вступил в силу в установленном законом порядке. По мнению

заявителя, действие или применение данного документа нарушает основы конституционного строя

и умаляет конституционные права граждан, закрепленные в статьях 1 (часть 1), 4 (часть 2), 15, 55

(часть 3), 120 (часть 1) и пункте 2 раздела второго "Заключительные и переходные положения"

Конституции Российской Федерации; применение данного акта в его деле противоречит также

статьям 6 (часть 2), 8 (часть 2), 9 (часть 2), 17 (части 1 и 2), 19 (часть 2), 35, 36 (часть 1) и 120

(часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку отменяет право частной собственности на

все строения и на земельные участки в пределах городских поселений.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные гражданином С.Н.

Семеновым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Вопрос о возможности проверки на соответствие Конституции Российской Федерации 1993

года Декрета ВЦИК Совета рабочих, солдатских, казачьих и крестьянских депутатов от 20 августа

1918 года "Об отмене права частной собственности на недвижимости в городах" (в частности, в

том аспекте, как это изложено в жалобе гражданина С.Н. Семенова) уже был предметом

рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации.

В Определении от 18 июня 2004 года об отказе в принятии к рассмотрению жалобы

гражданина А.Н. Фирсанова на нарушение его конституционных прав Декретом Президиума ВЦИК

от 20 августа 1918 года "Об отмене права частной собственности на недвижимости в городах"

Конституционный Суд Российской Федерации указал, что РАЗРЕШЕНИЕ ВОПРОСА О

ВОССТАНОВЛЕНИИ СУЩЕСТВОВАВШИХ РАНЕЕ ПРАВ ЧАСТНЫХ СОБСТВЕННИКОВ И

НАДЕЛЕНИИ НАСЛЕДСТВЕННЫМИ ПРАВАМИ В ОТНОШЕНИИ НАЦИОНАЛИЗИРОВАННОГО НА

ОСНОВАНИИ ДАННОГО ДЕКРЕТА ИМУЩЕСТВА ИХ ПОТОМКОВ, НА ЧТО ФАКТИЧЕСКИ

НАПРАВЛЕНЫ ТРЕБОВАНИЯ ЗАЯВИТЕЛЯ, КОНСТИТУЦИОННОМУ СУДУ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ НЕПОДВЕДОМСТВЕННО И СОСТАВЛЯЕТ ПРЕРОГАТИВУ ЗАКОНОДАТЕЛЯ.

Данное Определение Конституционного Суда Российской Федерации сохраняет свою силу, а

изложенная в нем правовая позиция в полной мере распространяется на правоотношения с

участием гражданина С.Н. Семенова.

ВОПРОС О ТОМ, ИМЕЛИ ЛИ МЕСТО НАРУШЕНИЯ ПРАВ КОНКРЕТНЫХ ЛИЦ ПРИ

ОСУЩЕСТВЛЕНИИ НАЦИОНАЛИЗАЦИИ НА ОСНОВАНИИ ОСПАРИВАЕМОГО ДЕКРЕТА, КАК

ТРЕБУЮЩИЙ УСТАНОВЛЕНИЯ И ИССЛЕДОВАНИЯ ФАКТИЧЕСКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА,

ПОДЛЕЖИТ РАЗРЕШЕНИЮ СООТВЕТСТВУЮЩИМИ СУДАМИ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ.

Определение Конституционного Суда РФ

от 18.06.2004 N 261-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению

жалобы гражданина Фирсанова Алексея Николаевича

на нарушение его конституционных прав Декретом Президиума

ВЦИК от 20 августа 1918 года "Об отмене права частной

собственности на недвижимости в городах"

(Извлечение)

1. Решением Мещанского районного суда города Москвы от 7 февраля 2003 года гражданину

А.Н. Фирсанову было отказано в удовлетворении исковых требований, в том числе о признании

права совместной собственности на владение братьев Фирсановых (застроенный жилыми

зданиями земельный участок, которым владели до 1917 года братья Фирсановы) не

прекращенным и унаследованным, а также о признании отсутствия у правительства города

Москвы доказательств и законных оснований приобретения имущественных прав на данный

объект недвижимости. Суд указал, что факт национализации недвижимого имущества в городах на

основании Декрета "Об отмене права частной собственности на недвижимости в городах" от 20

августа 1918 года общеизвестен и в соответствии со статьей 61 ГПК Российской Федерации

является обстоятельством, не нуждающимся в доказывании. При этом суд, ссылаясь на

отдельные положения Декрета об отмене права частной собственности на земельные участки и

определенную категорию строений, расположенных в городских поселениях, и о передаче изъятых

из частной собственности городских земель и строений в распоряжение органов местной власти,

поименовал данный акт как "Декрет Президиума ВЦИК от 20 августа 1918 года "Об отмене права

частной собственности на недвижимости в городах".

Это обстоятельство послужило поводом для обращения А.Н. Фирсанова с жалобой в

Конституционный Суд Российской Федерации, поскольку, по его мнению, судебные инстанции

города Москвы применили в его деле не опубликованный в надлежащем порядке Декрет об

отмене права частной собственности на недвижимости в городах, полный текст которого был

утвержден Президиумом ВЦИК на заседании 20 августа 1918 года (Протокол N 8).

Заявитель просит признать указанный Декрет Президиума ВЦИК противоречащим статье 15

(часть 3) Конституции Российской Федерации и не подлежащим применению в Российской

Федерации, так как он не был официально опубликован для всеобщего сведения; признать, что

положения пункта 1 статьи 11 ГПК Российской Федерации о нормативных правовых актах,

применяемых судом при разрешении гражданских дел, не распространяются на неопубликованные

для всеобщего сведения акты государственных или иных органов; признать, что положения статьи

15 (часть 3) Конституции Российской Федерации об условии применения законов и любых

нормативных актов, затрагивающих права, свободы и обязанности человека, распространяются на

все законы и иные нормативные правовые акты независимо от момента их издания (принятия).

Заявитель также указывает, что применение данного акта в его деле противоречит статьям 6

 (часть 2), 8 (часть 2), 9 (часть 2), 15 (часть 3), 17, 19 (часть 2), 35, 36 (часть 1) и 55 (часть 3)

Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные гражданином А.Н.

Фирсановым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

В силу части второй статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном

Суде Российской Федерации" не допускается проверка конституционности актов, которые были

отменены или утратили силу до обращения заявителя в Конституционный Суд Российской

Федерации. Декрет Всероссийского центрального исполнительного комитета Совета рабочих,

солдатских, крестьянских и казачьих депутатов от 20 августа 1918 года "Об отмене права частной

собственности на недвижимости в городах" как политический акт, на основании которого в период

изменения государственного строя принимались решения о национализации и экспроприации

находившегося в частной собственности недвижимого имущества, после завершения этого

процесса исчерпал свою силу, и, следовательно, проверка его конституционности не может быть

осуществлена.

ЗАЯВИТЕЛЬ УКАЗЫВАЕТ НА НАРУШЕНИЕ ПРИМЕНЕНИЕМ НАЗВАННОГО АКТА ЕГО

ПРАВ, ЗАКРЕПЛЕННЫХ, В ЧАСТНОСТИ, В СТАТЬЕ 35 КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ, ГАРАНТИРУЮЩЕЙ ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ И ПРАВО НАСЛЕДОВАНИЯ, И В

СТАТЬЕ 36 (ЧАСТЬ 1) КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О ПРАВЕ ГРАЖДАН ИМЕТЬ

В ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ ЗЕМЛЮ. МЕЖДУ ТЕМ НАЗВАННЫЕ КОНСТИТУЦИОННЫЕ

ПРАВА ГРАЖДАН ГАРАНТИРУЮТСЯ ТОЛЬКО В ОТНОШЕНИИ ТОГО ИМУЩЕСТВА, ПРАВОВОЙ

РЕЖИМ КОТОРОГО ОПРЕДЕЛЯЕТСЯ ДЕЙСТВУЮЩИМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ, И

СУБЪЕКТИВНЫЕ ПРАВА НА КОТОРОЕ ВОЗНИКЛИ В СООТВЕТСТВИИ С НИМ. ТАКИМ

ОБРАЗОМ, ДАННАЯ ЖАЛОБА НЕ ОТВЕЧАЕТ КРИТЕРИЮ ДОПУСТИМОСТИ.

ФАКТИЧЕСКИ ЖЕ ОБРАЩЕННЫЕ К КОНСТИТУЦИОННОМУ СУДУ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ ТРЕБОВАНИЯ ЗАЯВИТЕЛЯ НАПРАВЛЕНЫ НА ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПУТЕМ

ПРИЗНАНИЯ ДАННОГО ДЕКРЕТА ПРОТИВОРЕЧАЩИМ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ 1993 ГОДА СУЩЕСТВОВАВШИХ РАНЕЕ ПРАВ ЧАСТНЫХ СОБСТВЕННИКОВ И

НАДЕЛЕНИЕ НАСЛЕДСТВЕННЫМИ ПРАВАМИ В ОТНОШЕНИИ НАЦИОНАЛИЗИРОВАННОГО

ИМУЩЕСТВА ИХ ПОТОМКОВ. ОДНАКО В СИЛУ СТАТЕЙ 10, 125 КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ РЕШЕНИЕ ЭТОГО ВОПРОСА КОНСТИТУЦИОННОМУ СУДУ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ НЕПОДВЕДОМСТВЕННО И СОСТАВЛЯЕТ ПРЕРОГАТИВУ ЗАКОНОДАТЕЛЯ,

КОТОРЫЙ РЕАЛИЗУЕТ ПОЛИТИЧЕСКУЮ ВОЛЮ ГОСУДАРСТВА ПУТЕМ ПРИНЯТИЯ

СООТВЕТСТВУЮЩИХ ФЕДЕРАЛЬНЫХ ЗАКОНОВ.

Довод заявителя о нарушении положений статьи 15 (часть 3) Конституции Российской

Федерации применением в его деле не опубликованного в надлежащем порядке Декрета

Президиума ВЦИК заявлен по мнимому основанию и фактически направлен на отмену

состоявшегося решения суда общей юрисдикции средствами конституционного судопроизводства.

Однако решение вопроса о проверке законности и обоснованности состоявшихся судебных

решений, в том числе в части выбора подлежащей применению нормы, равно как и вопроса о

внесении в их тексты каких-либо исправлений, относится к компетенции судов общей юрисдикции

и Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно в силу статьи 3

Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Определение Конституционного Суда РФ

от 15.07.2004 N 282-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению

жалобы гражданина Моргачева Владимира Ивановича

на нарушение его конституционных прав положениями

части второй статьи 16.1 Закона Российской Федерации

"О реабилитации жертв политических репрессий"

и пунктом 3 статьи 25 Земельного кодекса

Российской Федерации" <*>

Определение Конституционного Суда РФ

от 10.10.2002 N 289-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению

жалобы гражданки Баландиной Дямили Мингалеевны

на нарушение ее конституционных прав частями второй

и шестой статьи 16.1 Закона Российской Федерации

"О реабилитации жертв политических репрессий"

 (Извлечение)

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Д.М. Баландина

оспаривает конституционность части второй статьи 16.1 Закона Российской Федерации от 18

октября 1991 года "О реабилитации жертв политических репрессий" (в редакции от 3 сентября

1993 года и от 7 августа 2000 года), запрещающей возврат изъятых у репрессированных лиц

земельных участков, и части шестой той же статьи, устанавливающей предельный размер

возмещения стоимости утраченного в результате политических репрессий имущества, включая

жилые дома.

Как следует из представленных материалов, решением Железнодорожного районного суда

города Ульяновска от 27 декабря 1996 года было отказано в удовлетворении жалобы гражданки

Д.М. Баландиной на решение комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв

политических репрессий администрации Ленинского района города Ульяновска о выплате

заявительнице денежной компенсации за утраченное в результате репрессирования ее семьи

имущество, включая жилой дом, в размере 100 установленных законом минимальных размеров

оплаты труда, а также отклонено требование о возврате изъятого земельного участка.

По мнению заявительницы, оспариваемые положения не обеспечивают восстановление в

полном объеме нарушенных имущественных прав реабилитированных лиц и их наследников,

ограничивают государственную защиту прав этих граждан, что противоречит статьям 35, 36 (части

1 и 2), 45, 52, 53 и 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

2. В Российской Федерации право частной собственности охраняется законом, а право

наследования гарантируется (статья 35 Конституции Российской Федерации); статьи 52 и 53

Конституции Российской Федерации возлагают на государство обязанность обеспечивать

потерпевшим от преступлений и злоупотреблений властью доступ к правосудию и возмещение

вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти. Установление же

конкретных способов, видов и объема возмещения вреда - компетенция законодателя, который,

как указано в преамбуле Закона Российской Федерации "О реабилитации жертв политических

репрессий", учитывая многолетний и массовый характер политических репрессий и исходя из

целей обеспечения посильной в настоящее время компенсации материального и морального

ущерба, предусмотрел в этом Законе ряд упрощенных процедур восстановления прав

реабилитированных, получения ими определенных льгот и компенсаций, а также возврата им

необоснованно изъятого имущества или компенсации его стоимости.

ДАННЫЙ СПЕЦИАЛЬНЫЙ ЗАКОН НЕЛЬЗЯ РАССМАТРИВАТЬ КАК ИСКЛЮЧАЮЩИЙ

ПРИМЕНЕНИЕ ОБЩИХ НОРМ ДЕЙСТВУЮЩЕГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, КАСАЮЩИХСЯ

ЗАЩИТЫ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ, НАСЛЕДОВАНИЯ, ВОЗМЕЩЕНИЯ ПРИЧИНЕННОГО ВРЕДА

И Т.Д., ЕСЛИ ГРАЖДАНИН ОБРАЩАЕТСЯ ЗА ЗАЩИТОЙ СВОИХ ПРАВ В СУДЕБНОМ ПОРЯДКЕ

НА ОСНОВЕ НОРМ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА, И, СЛЕДОВАТЕЛЬНО, - КАК ОГРАНИЧИВАЮЩИЙ

КАКИЕ-ЛИБО ПРАВА И СВОБОДЫ ГРАЖДАН.

Проверка же законности и обоснованности решений судов общей юрисдикции, правильности

применения ими норм специального Закона (как и проверка конституционности пунктов 3 и 8

Положения о порядке возврата гражданам незаконно конфискованного, изъятого или вышедшего

иным путем из владения в связи с политическими репрессиями имущества, возмещения его

стоимости или выплаты денежной компенсации, утвержденного Постановлением Правительства

Российской Федерации от 12 августа 1994 г. N 926, на чем также настаивает заявительница) не

входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, установленную статьей 125

Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О

Конституционном Суде Российской Федерации". Такая проверка, как и обеспечение действия

общих гражданско-правовых норм, относится к полномочиям соответствующих инстанций судов

общей юрисдикции.

3. Указывая на нарушение своих прав положением части второй статьи 16.1 Закона

Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий", заявительница

ссылается, в частности, на статью 36 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации,

закрепляющую право граждан иметь в частной собственности землю, право собственников земли

свободно владеть, пользоваться и распоряжаться ею.

МЕЖДУ ТЕМ В ПЕРИОД 1932 - 1934 ГОДОВ, КОГДА СЕМЬЯ Д.М. БАЛАНДИНОЙ

ПОДВЕРГЛАСЬ РЕПРЕССИЯМ, ЗЕМЛЯ В СООТВЕТСТВИИ С ДЕЙСТВОВАВШИМ В ТО ВРЕМЯ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ СОСТАВЛЯЛА ГОСУДАРСТВЕННУЮ СОБСТВЕННОСТЬ; У ГРАЖДАН

ЖЕ ОНА МОГЛА НАХОДИТЬСЯ ТОЛЬКО В ПОЛЬЗОВАНИИ.

Следовательно, частью второй статьи 16.1 Закона Российской Федерации "О реабилитации

жертв политических репрессий" названные конституционные права не затрагиваются, а потому

жалоба в этой части, по смыслу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О

Конституционном Суде Российской Федерации", не является допустимой.

43. Допускается ли отчуждение земельного участка его собственником отдельно от

находящихся на нем зданий в случае, если последние также принадлежат ему на праве

собственности?

См.: п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 N 11.

Постановление Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 N 11

"О некоторых вопросах, связанных с применением

земельного законодательства" <*>

44. Может ли быть предметом договора купли-продажи земельный участок, прошедший

государственный кадастровый учет, но являющийся частью земельного участка как объекта права

собственности?

См. Постановление ВАС РФ от 29.05.2007 N 6623/05.

Постановление ВАС РФ

от 29.05.2007 N 6623/05

(Извлечение)

Арбитражным судом Тюменской области в одно дело были объединены: исковые требования

общества с ограниченной ответственностью "Фирма "ТЕА и К" к обществу с ограниченной

ответственностью "Заря" и закрытому акционерному обществу "Прибой" о признании

недействительным (ничтожным) договора от 17.05.2004 N ДКП-ТП/1 купли-продажи недвижимого

имущества, заключенного между ООО "Заря" (продавцом) и ЗАО "Прибой" (покупателем), о

применении последствий недействительности ничтожной сделки и об истребовании у ЗАО

"Прибой" спорного недвижимого имущества (четырехэтажного здания общей площадью 1798 кв.

метров и земельного участка площадью 997 кв. метров, расположенных по адресу: г. Тюмень, ул.

Первомайская, д. 8); исковое требование ЗАО "Прибой" к ООО "Заря" о государственной

регистрации перехода права собственности на спорное недвижимое имущество; исковое

требование ОАО "Заря" к ЗАО "Прибой" об истребовании из его незаконного владения здания,

находящегося по названному адресу.

Решением суда первой инстанции от 30.12.2004 в удовлетворении исковых требований ООО

"Фирма "ТЕА и К" о признании договора купли-продажи недействительным, применении

последствий недействительности сделки и об истребовании имущества из чужого незаконного

владения отказано.

Производство по иску ЗАО "Прибой" о регистрации за ним перехода права собственности на

спорное имущество прекращено.

Требование ОАО "Заря" - третьего лица, заявляющего самостоятельные требования

относительно предмета спора, удовлетворено: суд обязал ЗАО "Прибой" передать ОАО "Заря"

упомянутое здание.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 25.02.2005 решение суда первой

инстанции оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа Постановлением от 27.04.2005

оставил названные судебные акты без изменения.

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от

24.01.2006 N 6623/05 отменено решение суда первой инстанции от 30.12.2004, Постановление

суда апелляционной инстанции от 25.02.2005 и Постановление суда кассационной инстанции от

27.04.2005 по настоящему делу в части удовлетворения иска ОАО "Заря" об истребовании у ЗАО

"Прибой" указанного здания и прекращении производства по делу в отношении требования ЗАО

"Прибой" к ООО "Заря" о государственной регистрации перехода права собственности на спорное

недвижимое имущество. В иске ОАО "Заря" об истребовании у ЗАО "Прибой" здания отказано.

Дело в части требования ЗАО "Прибой" к ООО "Заря" о государственной регистрации перехода

права собственности на недвижимое имущество передано на новое рассмотрение в суд первой

инстанции Арбитражного суда Тюменской области. В остальной части данные судебные акты

оставлены без изменения.

При новом рассмотрении дела в части требования ЗАО "Прибой" к ООО "Заря" о

государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество ООО

"Заря" 18.05.2006 заявило встречный иск к ЗАО "Прибой" о признании недействительным

(ничтожным) заключенного между ними договора купли-продажи недвижимого имущества от

17.05.2004 N ДКП-ТП/1, указав на то, что сделка по продаже здания и земельного участка

площадью 997 кв. метров была совершена при отсутствии государственной регистрации права

собственности ООО "Заря" на этот участок, на котором находится здание.

Данный встречный иск был принят судом к рассмотрению.

Определением суда первой инстанции от 02.08.2006 производство по делу в отношении

требования ЗАО "Прибой" о государственной регистрации перехода к нему права собственности

на спорное недвижимое имущество прекращено в связи с отказом заявителя от данного

требования.

Решением Арбитражного суда Тюменской области от 11.08.2006 встречный иск ООО "Заря"

удовлетворен: договор купли-продажи недвижимого имущества от 17.05.2004 N ДКП-ТП/1,

заключенный между ООО "Заря" (продавцом) и ЗАО "Прибой" (покупателем), признан ничтожным.

При рассмотрении встречного иска суд установил, что первоначальный земельный участок

общей площадью 4042 кв. метра, расположенный по указанному адресу, право собственности на

который было зарегистрировано за ООО "Заря" в 2003 году, имел определенный кадастровый

номер. Этот земельный участок 28.04.2004 был разделен в порядке кадастрового учета на два

земельных участка площадью 2526 и 1516 кв. метров с присвоением им новых кадастровых

номеров. Перед совершением спорной сделки земельный участок площадью 1516 кв. метров, на

котором находилось здание, был также разделен на земельный участок площадью 518 кв. метров

и земельный участок под зданием площадью 997 кв. метров с присвоением им других кадастровых

номеров.

Исходя из установленного обстоятельства, суд первой инстанции признал, что в результате

проведения кадастрового учета общего земельного участка, принадлежащего ООО "Заря", с

выделением из него отдельных земельных участков с новыми кадастровыми номерами появились

новые объекты недвижимости, на которые ООО "Заря" обязано было перерегистрировать право

собственности. Поскольку на день совершения спорной сделки ООО "Заря" не

перерегистрировало право собственности на отчуждаемый земельный участок площадью 997 кв.

метров, сделка по продаже этого участка и связанного с ним здания является ничтожной.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа Постановлением от 15.01.2007

оставил решение от 11.08.2006 без изменения, признав выводы суда первой инстанции

обоснованными.

В заявлении и в дополнении к нему, поданных в Высший Арбитражный Суд Российской

Федерации, о пересмотре в порядке надзора решения суда первой инстанции от 11.08.2006 и

Постановления суда кассационной инстанции от 15.01.2007 ЗАО "Прибой" просит отменить

названные судебные акты, указывая на то, что право собственности ООО "Заря" (продавца) на

первоначальный земельный участок, в состав которого входил земельный участок площадью 997

кв. метров, было зарегистрировано за продавцом в Едином государственном реестре прав на

недвижимое имущество и сделок с ним в 2003 году и отсутствие перерегистрации права

собственности на спорный участок в связи с присвоением ему нового кадастрового номера не

являлось основанием для прекращения права собственности на него ООО "Заря" и не могло

служить основанием для признания ничтожной сделкой договора об отчуждении земельного

участка и связанного с ним здания. По мнению заявителя, суды неправильно истолковали и

применили по спору нормы Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной

регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее - Федеральный закон от

21.07.1997 N 122-ФЗ) и Земельного кодекса Российской Федерации, так как названными

законодательными актами собственнику не запрещено распоряжаться частью принадлежащего

ему земельного участка, выделенной в порядке кадастрового учета. Заявитель также указывает на

то, что при новом рассмотрении дела суд первой инстанции не исследовал вопроса о том, кто в

спорном правоотношении - ООО "Заря" или ОАО "Заря" - является надлежащей стороной по делу,

которая вправе была заявить встречный иск о признании сделки ничтожной. Заявитель считает,

что ООО "Заря" прекратило свою деятельность в результате ликвидации и не могло предъявить

такого требования.

В отзывах на заявление ООО "Заря", ОАО "Заря" и ООО "ЭФЭС" просят оставить судебные

акты без изменения как соответствующие законодательству.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзывах на него и

выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, Президиум

считает, что обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, а заявление ЗАО

"Прибой" - оставлению без удовлетворения по следующим основаниям.

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от

24.01.2006 N 6623/05 дело в части требования ЗАО "Прибой", предъявленного к ООО "Заря", о

государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество,

находящееся по адресу: г. Тюмень, ул. Первомайская, д. 8, было передано на новое рассмотрение

в суд первой инстанции Арбитражного суда Тюменской области.

В процессе нового рассмотрения указанного требования ООО "Заря" 18.05.2006 заявило к

ЗАО "Прибой" встречный иск о признании недействительной (ничтожной) сделкой заключенного

сторонами договора от 17.05.2004 N ДКП-ТП/1. Данный иск принят судом к рассмотрению

Определением от 19.05.2006.

Однако 02.08.2006 ЗАО "Прибой" отказалось от требования о государственной регистрации

перехода к нему права собственности на спорное недвижимое имущество. Это обстоятельство

явилось основанием к вынесению судом Определения от 02.08.2006 о прекращении производства

по требованию ЗАО "Прибой".

При прекращении производства по делу повторное обращение в арбитражный суд по спору

между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается (часть 3 статьи

151 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Доводы ЗАО "Прибой" о том, что ООО "Заря" не существовало как юридическое лицо, в

связи с чем не могло предъявить иск о признании названного договора ничтожной сделкой,

несостоятельны.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от

24.01.2006 N 6623/05 содержит выводы о том, что ООО "Заря" не было ликвидировано с

соблюдением установленной процедуры его ликвидации и орган регистрационной службы

неправомерно произвел исключение этого общества из реестра юридических лиц.

С учетом данного Постановления Арбитражный суд Тюменской области решением от

30.05.2006 по делу N А70-3557/13-2005 признал незаконными действия Инспекции Федеральной

налоговой службы по городу Тюмени N 3 (далее - налоговая инспекция), заключавшиеся в отказе

ООО "Заря" в проведении процедуры его ликвидации, и обязал налоговую инспекцию устранить

допущенные нарушения и осуществить соответствующие регистрационные действия.

Так как в период предъявления встречного иска и на момент принятия по делу обжалуемых

судебных актов ООО "Заря" в установленном порядке не было ликвидировано и в связи с этим не

прекратило своей деятельности, оно имело право на подачу встречного иска и суд вправе был

рассмотреть такой иск.

Выводы, содержащиеся в решении суда первой инстанции от 11.08.2006 и в Постановлении

суда кассационной инстанции от 15.01.2007, о том, что совершенная 17.05.2004 сделка по

отчуждению спорного недвижимого имущества не соответствует требованиям пункта 4 статьи 35

Земельного кодекса Российской Федерации и статей 1, 12 Федерального закона от 21.07.1997 N

122-ФЗ, обоснованны.

Согласно пункту 4 статьи 35 Земельного кодекса Российской Федерации ОТЧУЖДЕНИЕ

ЗДАНИЯ, СТРОЕНИЯ, СООРУЖЕНИЯ, НАХОДЯЩИХСЯ НА ЗЕМЕЛЬНОМ УЧАСТКЕ И

ПРИНАДЛЕЖАЩИХ ОДНОМУ ЛИЦУ, ПРОВОДИТСЯ ВМЕСТЕ С ЗЕМЕЛЬНЫМ УЧАСТКОМ, ЗА

ИСКЛЮЧЕНИЕМ СЛУЧАЕВ ОТЧУЖДЕНИЯ ЧАСТИ ЗДАНИЯ, СТРОЕНИЯ, СООРУЖЕНИЯ,

КОТОРАЯ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВЫДЕЛЕНА В НАТУРЕ ВМЕСТЕ С ЧАСТЬЮ ЗЕМЕЛЬНОГО

УЧАСТКА, ОТЧУЖДЕНИЯ ЗДАНИЯ, СТРОЕНИЯ, СООРУЖЕНИЯ, НАХОДЯЩИХСЯ НА

ЗЕМЕЛЬНОМ УЧАСТКЕ, ИЗЪЯТОМ ИЗ ОБОРОТА В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 27

НАЗВАННОГО КОДЕКСА.

В соответствии с положениями статьи 1, пунктов 1, 3, 4 статьи 12 Федерального закона от

21.07.1997 N 122-ФЗ права на недвижимое имущество подлежат государственной регистрации в

Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Разделы

Единого государственного реестра прав, содержащие записи о правах на объект недвижимого

имущества, идентифицируются в указанном реестре кадастровым номером объекта недвижимого

имущества. В СЛУЧАЕ РАЗДЕЛЕНИЯ, СЛИЯНИЯ ИЛИ ВЫДЕЛЕНИЯ ОБЪЕКТА НЕДВИЖИМОГО

ИМУЩЕСТВА О ВНОВЬ ОБРАЗОВАННЫХ ОБЪЕКТАХ ВНОСЯТСЯ ЗАПИСИ В НОВЫЕ РАЗДЕЛЫ

ЕДИНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕЕСТРА ПРАВ И ОТКРЫВАЮТСЯ НОВЫЕ ДЕЛА

ПРАВОУСТАНАВЛИВАЮЩИХ ДОКУМЕНТОВ С НОВЫМИ КАДАСТРОВЫМИ НОМЕРАМИ.

Кадастровый номер здания состоит из кадастрового номера земельного участка, на котором

находится здание, и инвентарного номера здания.

Пунктом 2 статьи 13 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ предусмотрено, что

ГОСУДАРСТВЕННАЯ РЕГИСТРАЦИЯ ПЕРЕХОДА ПРАВА НА ОБЪЕКТ НЕДВИЖИМОГО

ИМУЩЕСТВА ИЛИ СДЕЛКИ С ОБЪЕКТОМ НЕДВИЖИМОГО ИМУЩЕСТВА ВОЗМОЖНА ПРИ

УСЛОВИИ НАЛИЧИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ РЕГИСТРАЦИИ РАНЕЕ ВОЗНИКШИХ ПРАВ НА

ДАННЫЙ ОБЪЕКТ В ЕДИНОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ РЕЕСТРЕ ПРАВ НА НЕДВИЖИМОЕ

ИМУЩЕСТВОМ И СДЕЛОК С НИМ.

Из договора от 17.05.2004 N ДКП-ТП/1, заключенного между ООО "Заря" (продавцом) и ЗАО

"Прибой" (покупателем), усматривается, что предметом купли-продажи являлись земельный

участок площадью 997 кв. метров с кадастровым номером 72:23:02 17 004:0090 и нежилое

четырехэтажное здание, право собственности на которое за продавцом было зарегистрировано по

кадастровому номеру 72:23:02 17 004:0053:71:401:001:002381120.

В нарушение установленных Законом требований продавцом по данному договору

произведено отчуждение земельного участка площадью 997 кв. метров, на который он не

зарегистрировал право собственности по кадастровому номеру этого участка, а также здания,

кадастровый номер которого не содержал кадастрового номера участка, на котором здание

находится.

При таких обстоятельствах сделка по отчуждению здания с земельным участком,

совершенная при отсутствии у продавца государственной регистрации права собственности на

земельный участок по его кадастровому номеру, не соответствует названным требованиям

Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ и Земельного кодекса Российской Федерации и

правомерно признана судебными инстанциями ничтожной.

Поскольку принятые по делу решение суда первой инстанции от 11.08.2006 и Постановление

суда кассационной инстанции от 15.01.2007 основаны на материалах дела и нормах действующего

законодательства, они подлежат оставлению без изменения, а заявление ЗАО "Прибой" о

пересмотре в порядке надзора указанных судебных актов - оставлению без удовлетворения.

45. Если орган местного самоуправления предъявил иск о выкупе земельного участка до

истечения одного года с момента получения частным собственником земельного участка

уведомления о принятии решения об изъятии, может ли такое требование быть удовлетворено?

См.: п. 27 Постановления Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 N 11.

Постановление Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 N 11

"О некоторых вопросах, связанных с применением

земельного законодательства" <*>

46. Кто и каким образом определяет стоимость изымаемого у частного собственника

земельного участка и находящегося на нем недвижимого имущества?

См.: п. 28 Постановления Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 N 11; п. 6 Обзора законодательства

и судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 2002 года, утв. Постановлением

Президиума ВС РФ от 17.07.2002.

Постановление Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 N 11

"О некоторых вопросах, связанных с применением

земельного законодательства" <*>

Обзор законодательства и судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за второй квартал 2002 года,

утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ

от 17.07.2002

(Извлечение)

6. При определении судом размера суммы, подлежащей выплате гражданину за изымаемый

земельный участок, не был применен закон, определяющий порядок и условия выкупа земельного

участка для государственных и муниципальных нужд.

При определении размера суммы, подлежащей выплате истцу, суд исходил из нормативной

оценки земли в месте расположения изымаемого участка (по справке комитета по земельным

ресурсам) и не применил положения ст. 35 Конституции Российской Федерации, гарантирующей

равноценную компенсацию утраченного имущества.

Поскольку нормативная цена земли ниже рыночной, взыскание стоимости земельного

участка по нормативной цене земли нарушает право собственника на равноценную компенсацию,

гарантированную Конституцией Российской Федерации.

47. С какого момента возникает право собственности у сторон договора при обмене

земельными участками?

См.: п. 11 информационного письма Президиума от 24.09.2002 N 69.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 24.09.2002 N 69

"Обзор практики разрешения споров,

связанных с договором мены" <*>

48. Допустимо ли изъятие земельного участка, выделенного для ведения крестьянского

(фермерского) хозяйства, в порядке исполнительного производства?

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 10.12.2002 N 1467/02.

Постановление Президиума ВАС РФ

от 10.12.2002 N 1467/02

(Извлечение)

Глава крестьянского хозяйства "Голубая курица" обратился в Арбитражный суд Приморского

края с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя подразделения судебных приставов

Тернейского района, выразившиеся в передаче земельного участка площадью 2,67 га,

принадлежащего крестьянскому хозяйству на праве частной собственности, в пользу общества с

ограниченной ответственностью "Надалекс" по долгам истца.

Определением от 20.08.01 в удовлетворении жалобы отказано, поскольку судебный пристав-

исполнитель, совершая исполнительные действия по изъятию и принудительной реализации

имущества должника, действовал правомерно, в пределах полномочий, предоставленных ему

Федеральным законом от 21.07.97 N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве".

Определением от 15.10.01 апелляционная жалоба крестьянского хозяйства была

возвращена на основании пункта 4 части 1 статьи 151 Арбитражного процессуального кодекса

Российской Федерации в связи с пропуском срока на ее подачу и отсутствием ходатайства о его

восстановлении.

Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа Постановлением от 11.12.01

Определение от 15.10.01 оставил без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

предлагается указанные судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд

первой инстанции.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, глава крестьянского хозяйства "Голубая курица" обратился с

жалобой на действия судебного пристава-исполнителя подразделения судебных приставов

Тернейского района, который на основании исполнительного листа, выданного Арбитражным

судом Приморского края, передал земельный участок площадью 2,67 га, принадлежащий

крестьянскому хозяйству на праве частной собственности, в пользу общества "Надалекс". Участок

был передан в связи с долгами крестьянского хозяйства по акту передачи имущества от 28.02.01.

Согласно статье 58 Федерального закона "Об исполнительном производстве" в случае

отсутствия у должника-организации денежных средств, достаточных для погашения

задолженности, взыскание обращается на иное имущество, принадлежащее ему на праве

собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления.

Из материалов же дела не усматривается факт отсутствия у должника другого имущества,

кроме земельного участка. Суд данное обстоятельство не исследовал.

Статьями 129, 130 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривается

возможность отчуждения земельных участков или их перехода от одного лица к другому иными

способами в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и других природных

ресурсах.

Действующим земельным законодательством не допускается такой меры воздействия на

должника-фермера, как изъятие земельного участка и передача его кредитору.

В соответствии со статьей 16 Закона РСФСР "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" от

22.11.90 N 348-1 земельный участок, предоставленный для сельхозпроизводства, является

основой хозяйства. Хозяйство, занимаясь любым видом деятельности, не запрещенным

законодательством, должно сохранить в качестве ведущего вида деятельности производство,

переработку и реализацию сельхозпродукции.

ОСНОВНЫМ ВИДОМ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КРЕСТЬЯНСКОГО ХОЗЯЙСТВА "ГОЛУБАЯ КУРИЦА"

ЯВЛЯЛОСЬ ПТИЦЕВОДСТВО И ОПТОВО-РОЗНИЧНАЯ ТОРГОВЛЯ.

ТАКИМ ОБРАЗОМ, ИЗЪЯТИЕ ЗЕМЕЛЬНОГО УЧАСТКА, ВЫДЕЛЕННОГО ДЛЯ

СООТВЕТСТВУЮЩЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, МОЖЕТ ПОВЛЕЧЬ ЕЕ ПРЕКРАЩЕНИЕ.

Законом РСФСР "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" предусмотрено прекращение

деятельности хозяйства в случае его неплатежеспособности через процедуру банкротства.

Кроме того, неправомерна передача земельного участка обществу, характер деятельности

которого неизвестен, а следовательно, неизвестны и цели использования в дальнейшем этого

земельного участка.

49. Можно ли продать часть земельного участка без находящегося на нем здания, строения,

сооружения?

См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал

2003 года, утв. Постановлением Президиума ВС РФ от 03.12.2003 и от 24.12.2003.

Обзор законодательства и судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за третий квартал 2003 года,

утв. Постановлением Президиума ВС РФ

от 03.12.2003 и от 24.12.2003

(Извлечение)

Вопрос 47. Можно ли продать часть земельного участка без находящегося на нем здания,

строения, сооружения?

Ответ: В п. 4 ст. 35 Земельного кодекса Российской Федерации установлено: "Не

допускается отчуждение земельного участка без находящихся на нем здания, строения,

сооружения в случае, если они принадлежат одному лицу".

В судебной практике имеются случаи, когда суды, ссылаясь на п. 4 ст. 35 ЗК РФ, признают

ничтожными сделки купли-продажи части земельных участков, принадлежащих гражданам на

праве собственности, по той причине, что на отчуждаемой части земельного участка отсутствуют

здания, строения, сооружения.

Такая практика основана на неправильном применении и толковании материального закона,

в данном случае п. 4 ст. 35 ЗК РФ.

Из самого названия ст. 35 ЗК РФ ("Переход права на земельный участок при переходе права

собственности на здание, строение, сооружение") видна цель правового регулирования -

обеспечить переход к новому собственнику здания, строения, сооружения права на земельный

участок, на котором находится отчуждаемое здание, строение, сооружение.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что п. 4 ст. 35 ЗК РФ запрещает отчуждение

земельного участка, на котором находится здание, без одновременного отчуждения самого

здания, то есть земельный участок под домом можно продать только вместе с домом. Что же

касается другой части земельного участка, не занятой зданиями, строениями, сооружениями или

вообще свободной от застройки земельного участка, принадлежащего гражданину на праве

собственности, то на продажу таких участков ограничения, установленные п. 4 ст. 35 ЗК РФ, не

распространяются.

Кроме того, иной подход противоречил бы требованиям п. 1 ст. 260 ГК РФ о том, что лица,

имеющие в собственности земельный участок, вправе продавать его, дарить, отдавать в залог или

сдавать в аренду и распоряжаться им иным образом (ст. 209 ГК РФ) постольку, поскольку

соответствующие земли на основании закона не исключены из оборота или не ограничены в

обороте.

Ограничения оборотоспособности земельных участков предусмотрены ст. 27 ЗК РФ. В

соответствии с п. 2 этой статьи земельные участки, отнесенные к землям, изъятым из оборота, не

могут предоставляться в частную собственность, а также не могут быть объектами сделок,

предусмотренных гражданским законодательством. Земельные участки, отнесенные к землям,

ограниченным в обороте, не предоставляются в частную собственность, за исключением случаев,

установленных федеральными законами.

Таким образом, если земельный участок находится в частной собственности гражданина, то

он не изъят из оборота и не ограничен в обороте, а потому по смыслу ст. 260 ГК РФ он либо его

часть может быть объектом купли-продажи.

50. Может ли законом субъекта РФ быть установлен запрет на приобретение и совершение

сделок с земельными участками?

См.: Определение Конституционного Суда РФ от 05.10.2000 N 204-О; Определение

Конституционного Суда РФ от 03.02.2000 N 41-О.

Определение Конституционного Суда РФ

от 05.10.2000 N 204-О

"По жалобе гражданина Тукуреева Леонида Константиновича

на нарушение его конституционных прав статьями 15

и 16 Закона Краснодарского края "Об особом порядке

землепользования в Краснодарском крае"

(извлечение)

1. Житель города Сочи С.Ю. Мальцев и проживающий в городе Норильске Л.К. Тукуреев

заключили договор купли-продажи земельного участка и жилого дома, находящихся в поселке Лоо

Краснодарского края. Однако Комитет по земельным ресурсам и землеустройству города Сочи

отказал Л.К. Тукурееву в оформлении данного договора на основании Закона Краснодарского края

"Об особом порядке землепользования в Краснодарском крае". Решением Центрального

районного суда города Сочи от 26 ноября 1999 года, оставленным без изменения определением

Краснодарского краевого суда от 29 февраля 2000 года, в удовлетворении жалобы Л.К. Тукуреева

на действия Комитета было отказано в связи с тем, что заявитель не является жителем

Краснодарского края.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Л.К. Тукуреев

просит признать не соответствующими Конституции Российской Федерации положения статей 15 и

16 Закона Краснодарского края от 8 августа 1995 года "Об особом порядке землепользования в

Краснодарском крае" (в редакции от 13 мая 1999 года), устанавливающие ЗАПРЕТ НА

ПРИОБРЕТЕНИЕ И СОВЕРШЕНИЕ СДЕЛОК С ЗЕМЕЛЬНЫМИ УЧАСТКАМИ, В ТОМ ЧИСЛЕ С

ИНДИВИДУАЛЬНЫМИ ЖИЛЫМИ ДОМАМИ, НА ТЕРРИТОРИИ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ, ЕСЛИ

СТОРОНОЙ ДОГОВОРА ЯВЛЯЕТСЯ ГРАЖДАНИН, НЕ ИМЕЮЩИЙ РЕГИСТРАЦИИ ПРАВА НА

ПОСТОЯННОЕ ПРОЖИВАНИЕ В КРАСНОДАРСКОМ КРАЕ ИЛИ РЕСПУБЛИКЕ АДЫГЕЯ.

По мнению заявителя, указанные положения, примененные в его деле, противоречат

Конституции Российской Федерации, ее статьям 9, 27, 35 и 36.

2. Положения Закона Краснодарского края "Об особом порядке землепользования в

Краснодарском крае", в том числе запрещающие совершение сделок с земельными участками

гражданам, не имеющим регистрации права на постоянное проживание в Краснодарском крае или

Республике Адыгея, уже были предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской

Федерации.

В ОПРЕДЕЛЕНИИ ОТ 3 ФЕВРАЛЯ 2000 ГОДА ПО ЖАЛОБЕ ГРАЖДАНКИ Н.П. МЕДИКОВОЙ

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА ОСНОВАНИИ ПРАВОВЫХ

ПОЗИЦИЙ, ИЗЛОЖЕННЫХ В ПОСТАНОВЛЕНИИ ОТ 4 АПРЕЛЯ 1996 ГОДА ПО ДЕЛУ О

ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ РЯДА НОРМАТИВНЫХ АКТОВ ГОРОДА МОСКВЫ И

МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ, СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ, ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ И ГОРОДА

ВОРОНЕЖА, ПОСТАНОВЛЕНИИ ОТ 2 ФЕВРАЛЯ 1998 ГОДА ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ

КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПРАВИЛ РЕГИСТРАЦИИ И СНЯТИЯ ГРАЖДАН РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ С РЕГИСТРАЦИОННОГО УЧЕТА ПО МЕСТУ ПРЕБЫВАНИЯ И ПО МЕСТУ

ЖИТЕЛЬСТВА В ПРЕДЕЛАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ОПРЕДЕЛЕНИИ ОТ 7 ОКТЯБРЯ 1998

ГОДА О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ СТАТЕЙ 14, 15 И 35 ЗАКОНА

КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ "О ПОРЯДКЕ РЕГИСТРАЦИИ ПРЕБЫВАНИЯ И ЖИТЕЛЬСТВА НА

ТЕРРИТОРИИ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ", ПРИШЕЛ К ВЫВОДУ О ТОМ, ЧТО ПОЛОЖЕНИЕ

ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 16 ЗАКОНА КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ "ОБ ОСОБОМ ПОРЯДКЕ

ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ В КРАСНОДАРСКОМ КРАЕ", КАК УСТАНАВЛИВАЮЩЕЕ НЕ

ПРЕДУСМОТРЕННОЕ ФЕДЕРАЛЬНЫМ ЗАКОНОМ УСЛОВИЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ СДЕЛОК С

ЗЕМЕЛЬНЫМИ УЧАСТКАМИ (НАЛИЧИЕ РЕГИСТРАЦИИ ПРАВА НА ПОСТОЯННОЕ

ПРОЖИВАНИЕ В КРАСНОДАРСКОМ КРАЕ ИЛИ РЕСПУБЛИКЕ АДЫГЕЯ), ОГРАНИЧИВАЮЩЕЕ

КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО ГРАЖДАН НА ВЫБОР МЕСТА ЖИТЕЛЬСТВА, ЯВЛЯЕТСЯ

АНАЛОГИЧНЫМ ПОЛОЖЕНИЯМ, ПРИЗНАННЫМ КОНСТИТУЦИОННЫМ СУДОМ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ НЕ СООТВЕТСТВУЮЩИМИ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, И В

СИЛУ ЧАСТИ ВТОРОЙ СТАТЬИ 87 ФЕДЕРАЛЬНОГО КОНСТИТУЦИОННОГО ЗАКОНА "О

КОНСТИТУЦИОННОМ СУДЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" НЕ МОЖЕТ ПРИМЕНЯТЬСЯ СУДАМИ,

ДРУГИМИ ОРГАНАМИ И ДОЛЖНОСТНЫМИ ЛИЦАМИ И ПОДЛЕЖИТ ОТМЕНЕ В

УСТАНОВЛЕННОМ ПОРЯДКЕ.

Законом Краснодарского края от 19 июля 2000 года "О внесении изменений и дополнений в

Закон Краснодарского края "Об особом порядке землепользования в Краснодарском крае"

оспариваемая заявителем норма, содержавшаяся в статьях 15 и 16, исключена.

Таким образом, по предмету жалобы гражданина Л.К. Тукуреева Конституционным Судом

Российской Федерации вынесены решения, сохраняющие свою силу, что согласно пункту 3 части

первой статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской

Федерации" является основанием для отказа в принятии жалобы к рассмотрению.

3. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 3 февраля 2000 года по

жалобе гражданки Н.П. Медиковой, как и предыдущие его решения, на которых оно основано,

является обязательным на всей территории Российской Федерации для всех представительных,

исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления,

предприятий, учреждений и организаций, должностных лиц, граждан и их объединений (статья 6

Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").

В силу этого решения судов и иных органов, принятые по делу гражданина Л.К. Тукуреева на

основании не подлежащих применению положений статей 15 и 16 Закона Краснодарского края "Об

особом порядке землепользования в Краснодарском крае" (в редакции от 13 мая 1999 года)

должны быть пересмотрены.

Определение Конституционного Суда РФ

от 03.02.2000 N 41-О

"По жалобе гражданки Медиковой Нины Петровны

на нарушение ее конституционных прав положением

части первой статьи 16 Закона Краснодарского края

"Об особом порядке землепользования

в Краснодарском крае"

(Извлечение)

1. В июле 1999 года житель города Краснодара С.И. Ларин и проживающая в городе Москве

Н.П. Медикова заключили договор купли-продажи земельного участка и жилого дома, находящихся

в Туапсинском районе Краснодарского края, удостоверив его нотариально и зарегистрировав в

БТИ. Однако в регистрации данного договора в Комитете по земельным ресурсам и

землеустройству Туапсинского района Н.П. Медиковой было отказано на основании части первой

статьи 16 Закона Краснодарского края "Об особом порядке землепользования в Краснодарском

крае".

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Н.П. Медикова

просит признать положение части первой статьи 16 Закона Краснодарского края от 8 августа 1995

года "Об особом порядке землепользования в Краснодарском крае", устанавливающее запрет на

совершение сделок с земельными участками на территории Краснодарского края, если участником

договора является гражданин, не имеющий регистрации права на постоянное проживание в

Краснодарском крае или Республике Адыгея, не соответствующим Конституции Российской

Федерации.

По мнению заявительницы, указанная норма, примененная в ее деле, противоречит

Конституции Российской Федерации, ее статьям 9 (часть 2), 35 и 36, в соответствии с которыми

право частной собственности охраняется Законом; каждый гражданин вправе иметь в

собственности имущество, в том числе землю, владеть, пользоваться и распоряжаться им как

единолично, так и совместно с другими лицами; условия и порядок пользования землей

определяются на основе федерального закона.

2. Нормативные положения, касающиеся регистрационного учета граждан по месту

пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, уже были предметом

рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации в делах о проверке

конституционности ряда нормативных актов города Москвы и Московской области,

Ставропольского края, Воронежской области и города Воронежа, регламентирующих порядок

регистрации граждан, прибывающих на постоянное жительство в названные регионы, а также

Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту

пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденных

Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 июля 1995 года (Постановления

Конституционного Суда Российской Федерации от 4 апреля 1996 года, от 2 июля 1997 года и от 2

февраля 1998 года).

Давая оценку этим положениям с точки зрения их соответствия Конституции Российской

Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации пришел к следующим выводам.

Согласно статье 27 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждый, кто законно

находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать

место пребывания и жительства. Из статьи 71 (подпункт "в") Конституции Российской Федерации

следует, что регулирование данного права находится в ведении Российской Федерации. Законом

Российской Федерации от 25 июня 1993 года "О праве граждан Российской Федерации на свободу

передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации"

введена регистрация граждан Российской Федерации, которая в ее конституционно-правовом

смысле является лишь предусмотренным Федеральным законом способом учета граждан в

пределах Российской Федерации, носящим уведомительный характер и отражающим факт

нахождения гражданина по месту пребывания или жительства. При этом сам по себе факт

регистрации или отсутствие таковой не порождают для гражданина каких-либо прав и

обязанностей, не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод

граждан, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и

законодательными актами субъектов Российской Федерации.

Вместе с тем право гражданина Российской Федерации свободно передвигаться, выбирать

место пребывания и жительства в пределах Российской Федерации не является абсолютным,

поскольку в соответствии со статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации оно может

быть ограничено Федеральным законом в той мере, в какой это необходимо для обеспечения

конституционно значимых целей. Так, согласно статье 8 Закона Российской Федерации "О праве

граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства

в пределах Российской Федерации" данное право ограничивается на территориях с определенным

режимом: в пограничной зоне, в закрытых военных городках и закрытых административно-

территориальных образованиях, в зонах экологического бедствия, на территориях, где введено

чрезвычайное или военное положение, а также на отдельных территориях и в населенных пунктах,

где в случае опасности распространения инфекционных и массовых неинфекционных заболеваний

и отравлений людей введены особые условия и режимы проживания населения и хозяйственной

деятельности. В целях, предусмотренных статьей 55 (часть 3) Конституции Российской

Федерации, федеральный закон может установить и иные ограничения указанного

конституционного права и условия его осуществления.

Установление иных, помимо прямо указанных в федеральном законе, оснований для

введения особого порядка регистрации как условия реализации права гражданина Российской

Федерации на выбор места жительства является нарушением требований Конституции

Российской Федерации и Федерального закона. Субъекты Российской Федерации не могут

самостоятельно вводить ограничения конституционного права гражданина на выбор места

жительства, а также предусматривать регистрацию или отсутствие таковой как основание

ограничения или условие реализации прав граждан, предусмотренных Конституцией Российской

Федерации (в данном случае ее статьями 35 и 36). Положения иных, помимо федерального

закона, нормативных актов, предусматривающие такие ограничения, не соответствуют статьям 27

(часть 1), 55 (часть 3), 71 (подпункт "в") и 76 (части 1 и 5) Конституции Российской Федерации с

точки зрения установленного ею разграничения предметов ведения и полномочий между органами

государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов

Российской Федерации. В силу предписаний статьи 76 (часть 5) Конституции Российской

Федерации такие акты не могут действовать.

В Определении от 7 октября 1998 года по делу о проверке конституционности положений

статей 14, 15 и 35 Закона Краснодарского края от 23 июня 1995 года "О порядке регистрации

пребывания и жительства на территории Краснодарского края" Конституционный Суд Российской

Федерации распространил данную правовую позицию на статью 35 названного Закона,

запрещающую нотариальное оформление договоров отчуждения жилья в случаях отсутствия у

приобретающих жилье граждан постоянной регистрации по месту жительства в Краснодарском

крае, и на положения статей 14 и 15 в той их части, в какой они служат основанием для отказа

гражданам Российской Федерации в постоянной регистрации по избранному месту жительства в

приобретаемых ими квартирах и домах на территории Краснодарского края, если эти граждане в

соответствии с названным Законом ранее не получили права на постоянное проживание в

Краснодарском крае.

Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 7 октября 1998 года, как и

Постановления, на которых оно основано, сохраняет свою силу.

3. В соответствии с Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде

Российской Федерации" решения Конституционного Суда Российской Федерации обязательны на

всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных

органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений,

организаций, должностных лиц, граждан и их объединений (статья 6); признание нормативного

акта либо его отдельных положений не соответствующими Конституции Российской Федерации

является основанием отмены в установленном порядке положений других нормативных актов,

основанных на нормативном акте, признанном неконституционным, либо воспроизводящих его или

содержащих такие же положения, какие были предметом обращения; положения этих

нормативных актов не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами

(часть вторая статьи 87).

ТАКИМ ОБРАЗОМ, ОСПАРИВАЕМОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ЗАКОНА КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ "ОБ

ОСОБОМ ПОРЯДКЕ ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ В КРАСНОДАРСКОМ КРАЕ", УСТАНАВЛИВАЮЩЕЕ

НЕ ПРЕДУСМОТРЕННОЕ ФЕДЕРАЛЬНЫМ ЗАКОНОМ УСЛОВИЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ СДЕЛОК С

ЗЕМЕЛЬНЫМИ УЧАСТКАМИ, А ИМЕННО НАЛИЧИЕ РЕГИСТРАЦИИ ПРАВА НА ПОСТОЯННОЕ

ПРОЖИВАНИЕ В КРАСНОДАРСКОМ КРАЕ ИЛИ РЕСПУБЛИКЕ АДЫГЕЯ, Т.Е. ВВОДЯЩЕЕ НЕ

ПРЕДУСМОТРЕННОЕ ФЕДЕРАЛЬНЫМ ЗАКОНОМ ОГРАНИЧЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО

ПРАВА ГРАЖДАН НА ВЫБОР МЕСТА ЖИТЕЛЬСТВА, КАК АНАЛОГИЧНОЕ ПОЛОЖЕНИЯМ,

ПРИЗНАННЫМ КОНСТИТУЦИОННЫМ СУДОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НЕ

СООТВЕТСТВУЮЩИМИ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, НЕ МОЖЕТ

ПРИМЕНЯТЬСЯ СУДАМИ, ДРУГИМИ ОРГАНАМИ И ДОЛЖНОСТНЫМИ ЛИЦАМИ И ПОДЛЕЖИТ

ОТМЕНЕ В УСТАНОВЛЕННОМ ПОРЯДКЕ.

Поскольку по предмету жалобы гражданки Н.П. Медиковой Конституционным Судом

Российской Федерации ранее были вынесены Постановления, сохраняющие свою силу, ее жалоба

согласно пункту 3 части первой статьи 43 Федерального конституционного закона "О

Конституционном Суде Российской Федерации" не может быть принята к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 3 части первой статьи 43, частью первой

статьи 79 и частью второй статьи 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном

Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. ПОЛОЖЕНИЕ ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 16 ЗАКОНА КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ "ОБ

ОСОБОМ ПОРЯДКЕ ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ В КРАСНОДАРСКОМ КРАЕ", ЗАПРЕЩАЮЩЕЕ

СОВЕРШЕНИЕ СДЕЛОК С ЗЕМЕЛЬНЫМИ УЧАСТКАМИ ГРАЖДАНАМ, НЕ ИМЕЮЩИМ

РЕГИСТРАЦИИ ПРАВА НА ПОСТОЯННОЕ ПРОЖИВАНИЕ В КРАСНОДАРСКОМ КРАЕ ИЛИ

РЕСПУБЛИКЕ АДЫГЕЯ, КАК АНАЛОГИЧНОЕ ПОЛОЖЕНИЯМ, ПРИЗНАННЫМ

КОНСТИТУЦИОННЫМ СУДОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НЕ СООТВЕТСТВУЮЩИМИ

КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ПОСТАНОВЛЕНИЯХ ОТ 4 АПРЕЛЯ 1996 ГОДА,

ОТ 2 ИЮЛЯ 1997 ГОДА И ОТ 2 ФЕВРАЛЯ 1998 ГОДА, А ТАКЖЕ В ОПРЕДЕЛЕНИИ ОТ 7 ОКТЯБРЯ

1998 ГОДА, ПОДЛЕЖИТ ОТМЕНЕ В УСТАНОВЛЕННОМ ПОРЯДКЕ И НЕ МОЖЕТ ПРИМЕНЯТЬСЯ

СУДАМИ, ДРУГИМИ ОРГАНАМИ И ДОЛЖНОСТНЫМИ ЛИЦАМИ.

51. Может ли часть неделимого земельного участка быть предметом ипотеки?

См.: п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

52. Можно ли заложить нежилое помещение и долю в праве собственности на общее

имущество здания без ипотеки доли в праве собственности на земельный участок, которая

имеется у собственника помещения?

См.: п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

53. Допускается ли удовлетворение требований залогодержателя за счет земельного

участка, заложенного по договору об ипотеке, без обращения в суд?

См.: п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 N 11.

Постановление Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 N 11

"О некоторых вопросах, связанных с применением

земельного законодательства" <*>

54. Если нежилое помещение в здании закладывается вместе с принадлежащей

собственнику помещения долей в праве собственности на земельный участок, занимаемый этим

зданием, нужен ли в этой ситуации раздел этого участка и выделение из него указанной доли в

натуре в виде самостоятельного земельного участка?

См.: п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

55. Собственник здания, расположенного на земельном участке, арендуемом им на срок

более пяти лет, и находящегося в собственности субъекта РФ, может ли одновременно по одному

договору об ипотеке здания и права по договору аренды этого участка заложить эти права без

согласия арендодателя?

См.: п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

56. Может ли лицо, выступающее в роли залогодателя здания, являясь арендатором

соответствующего земельного участка, передать по договору ипотеки в залог только здание?

См.: п. 45 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8.

Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ

от 01.07.1996 N 6/8

"О некоторых вопросах, связанных с применением части первой

Гражданского кодекса Российской Федерации" <*>

57. В каком объеме и за какой период переходит обязанность по внесению арендной платы

при обращении взыскания на заложенное по договору об ипотеке право аренды земельного

участка и при его реализации к лицу, приобретшему такое право?

См.: п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

58. Может ли исполнение обязательств, вытекающих из двух и более кредитных договоров,

заключенных между одними и теми же должником и кредитором, быть обеспечено одним

договором об ипотеке земельного участка?

См.: п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

59. Относится ли по действующему законодательству к договорам ипотеки договор о залоге

прав по договору аренды земельного участка, заключенному на срок до одного года?

См.: п. 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

60. Вправе ли суд устанавливать очередность реализации заложенного земельного участка и

иного имущества, если такая очередность не установлена соглашением залогодателя и

залогодержателя?

См.: п. 11 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

68

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

61. Может ли заключенное сторонами соглашение о внесудебном порядке обращения

взыскания на заложенный земельный участок быть расторгнуто по решению суда по требованию

одной из сторон?

См.: п. 12 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

62. Может ли банк выступать в качестве комиссионера при реализации заложенного

земельного участка на основании соглашения с залогодателем о внесудебном обращении

взыскания на это имущество?

См.: п. 15 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

63. Осуществляется ли реализация заложенного здания вместе с земельным участком,

ставших собственностью залогодателя, в том случае, если в момент заключения договора

предметом ипотеки являлось здание, расположенное на участке, принадлежавшем залогодателю

на праве постоянного бессрочного пользования?

См.: п. 17 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

64. Может ли считаться заключенным договор об ипотеке земельного участка, если стороны

указали несколько разных оценок предмета ипотеки?

См.: п. 19 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 N 90.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 28.01.2005 N 90

"Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров,

связанных с договором об ипотеке" <*>

--------------------------------

<*> Не приводится.

69

65. Является ли договор ипотеки здания ничтожным, если он заключен без залога прав на

земельный участок в связи с отсутствием у залогодателя права собственности на этот участок?

См.: п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 27.02.2001 N 61; п. 45

Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ

от 27.02.2001 N 61

"Обзор практики применения арбитражными судами

земельного законодательства" <*>

66. Подлежит ли восстановлению право частной собственности на земельный участок,

национализированный советской властью?

См.: Определение Конституционного Суда РФ от 24.03.2005 N 99-О; Определение

Конституционного Суда РФ от 18.06.2004 N 261-О; Определение Конституционного Суда РФ от

15.07.2004 N 282-О; Определение Конституционного Суда РФ от 10.10.2002 N 289-О.

Определение Конституционного Суда РФ

от 24.03.2005 N 99-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы

гражданина Семенова Сергея Николаевича на нарушение

его конституционных прав Декретом Президиума ВЦИК

от 20 августа 1918 года "Об отмене права частной

собственности на недвижимости в городах"

(Извлечение)

1. Решением Мещанского районного суда города Москвы от 7 февраля 2003 года по делу по

иску гражданина А.Н. Фирсанова к Правительству города Москвы гражданину С.Н. Семенову,

выступавшему в качестве третьего лица с самостоятельными исковыми требованиями, было

отказано в удовлетворении требований о признании непрекращенным и унаследованным права

совместной собственности на владение братьев Фирсановых, расположенное по адресу: город

Москва, проспект Мира, дом 3; о признании сделок, совершенных в отношении указанного

владения, недействительными; о признании права совместной собственности на владение

братьев Фирсановых унаследованным при фактическом вступлении в наследство и

принадлежащим ему; о признании отсутствия у правительства города Москвы доказательств и

законных оснований приобретения права собственности на соответствующее имущество. Суд

указал, что факт национализации недвижимого имущества в городах на основании Декрета от 20

августа 1918 года "Об отмене права частной собственности на недвижимости в городах"

общеизвестен и в соответствии со статьей 61 ГПК Российской Федерации является

обстоятельством, не нуждающимся в доказывании.

При этом, ссылаясь на отдельные положения указанного Декрета, суд поименовал данный

акт как Декрет Президиума ВЦИК от 20 августа 1918 года "Об отмене права частной собственности

на недвижимости в городах". Данное обстоятельство послужило поводом для обращения С.Н.

Семенова с жалобой в Конституционный Суд Российской Федерации, поскольку, по его мнению,

судебные инстанции города Москвы применили в его деле не опубликованный в надлежащем

порядке акт, полный текст которого был утвержден Президиумом ВЦИК на заседании 20 августа

1918 года (Протокол N 8).

Заявитель просит признать Декрет Президиума ВЦИК, в частности его пункт 5 о том, что все

городские земли и строения, изъятые из частной собственности, были переданы в распоряжение

органов местной власти, противоречащим Конституции Российской Федерации, так как он не был

принят каким-либо управомоченным государственным органом законодательной или

исполнительной власти и не вступил в силу в установленном законом порядке. По мнению

заявителя, действие или применение данного документа нарушает основы конституционного строя

и умаляет конституционные права граждан, закрепленные в статьях 1 (часть 1), 4 (часть 2), 15, 55

(часть 3), 120 (часть 1) и пункте 2 раздела второго "Заключительные и переходные положения"

Конституции Российской Федерации; применение данного акта в его деле противоречит также

статьям 6 (часть 2), 8 (часть 2), 9 (часть 2), 17 (части 1 и 2), 19 (часть 2), 35, 36 (часть 1) и 120

(часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку отменяет право частной собственности на

все строения и на земельные участки в пределах городских поселений.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные гражданином С.Н.

Семеновым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Вопрос о возможности проверки на соответствие Конституции Российской Федерации 1993

года Декрета ВЦИК Совета рабочих, солдатских, казачьих и крестьянских депутатов от 20 августа

1918 года "Об отмене права частной собственности на недвижимости в городах" (в частности, в

том аспекте, как это изложено в жалобе гражданина С.Н. Семенова) уже был предметом

рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации.

В Определении от 18 июня 2004 года об отказе в принятии к рассмотрению жалобы

гражданина А.Н. Фирсанова на нарушение его конституционных прав Декретом Президиума ВЦИК

от 20 августа 1918 года "Об отмене права частной собственности на недвижимости в городах"

Конституционный Суд Российской Федерации указал, что РАЗРЕШЕНИЕ ВОПРОСА О

ВОССТАНОВЛЕНИИ СУЩЕСТВОВАВШИХ РАНЕЕ ПРАВ ЧАСТНЫХ СОБСТВЕННИКОВ И

НАДЕЛЕНИИ НАСЛЕДСТВЕННЫМИ ПРАВАМИ В ОТНОШЕНИИ НАЦИОНАЛИЗИРОВАННОГО НА

ОСНОВАНИИ ДАННОГО ДЕКРЕТА ИМУЩЕСТВА ИХ ПОТОМКОВ, НА ЧТО ФАКТИЧЕСКИ

НАПРАВЛЕНЫ ТРЕБОВАНИЯ ЗАЯВИТЕЛЯ, КОНСТИТУЦИОННОМУ СУДУ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ НЕПОДВЕДОМСТВЕННО И СОСТАВЛЯЕТ ПРЕРОГАТИВУ ЗАКОНОДАТЕЛЯ.

Данное Определение Конституционного Суда Российской Федерации сохраняет свою силу, а

изложенная в нем правовая позиция в полной мере распространяется на правоотношения с

участием гражданина С.Н. Семенова.

ВОПРОС О ТОМ, ИМЕЛИ ЛИ МЕСТО НАРУШЕНИЯ ПРАВ КОНКРЕТНЫХ ЛИЦ ПРИ

ОСУЩЕСТВЛЕНИИ НАЦИОНАЛИЗАЦИИ НА ОСНОВАНИИ ОСПАРИВАЕМОГО ДЕКРЕТА, КАК

ТРЕБУЮЩИЙ УСТАНОВЛЕНИЯ И ИССЛЕДОВАНИЯ ФАКТИЧЕСКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА,

ПОДЛЕЖИТ РАЗРЕШЕНИЮ СООТВЕТСТВУЮЩИМИ СУДАМИ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ.

Определение Конституционного Суда РФ

от 18.06.2004 N 261-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению

жалобы гражданина Фирсанова Алексея Николаевича

на нарушение его конституционных прав Декретом Президиума

ВЦИК от 20 августа 1918 года "Об отмене права частной

собственности на недвижимости в городах"

(Извлечение)

1. Решением Мещанского районного суда города Москвы от 7 февраля 2003 года гражданину

А.Н. Фирсанову было отказано в удовлетворении исковых требований, в том числе о признании

права совместной собственности на владение братьев Фирсановых (застроенный жилыми

зданиями земельный участок, которым владели до 1917 года братья Фирсановы) не

прекращенным и унаследованным, а также о признании отсутствия у правительства города

Москвы доказательств и законных оснований приобретения имущественных прав на данный

объект недвижимости. Суд указал, что факт национализации недвижимого имущества в городах на

основании Декрета "Об отмене права частной собственности на недвижимости в городах" от 20

августа 1918 года общеизвестен и в соответствии со статьей 61 ГПК Российской Федерации

является обстоятельством, не нуждающимся в доказывании. При этом суд, ссылаясь на

отдельные положения Декрета об отмене права частной собственности на земельные участки и

определенную категорию строений, расположенных в городских поселениях, и о передаче изъятых

из частной собственности городских земель и строений в распоряжение органов местной власти,

поименовал данный акт как "Декрет Президиума ВЦИК от 20 августа 1918 года "Об отмене права

частной собственности на недвижимости в городах".

Это обстоятельство послужило поводом для обращения А.Н. Фирсанова с жалобой в

Конституционный Суд Российской Федерации, поскольку, по его мнению, судебные инстанции

города Москвы применили в его деле не опубликованный в надлежащем порядке Декрет об

отмене права частной собственности на недвижимости в городах, полный текст которого был

утвержден Президиумом ВЦИК на заседании 20 августа 1918 года (Протокол N 8).

Заявитель просит признать указанный Декрет Президиума ВЦИК противоречащим статье 15

(часть 3) Конституции Российской Федерации и не подлежащим применению в Российской

Федерации, так как он не был официально опубликован для всеобщего сведения; признать, что

положения пункта 1 статьи 11 ГПК Российской Федерации о нормативных правовых актах,

применяемых судом при разрешении гражданских дел, не распространяются на неопубликованные

для всеобщего сведения акты государственных или иных органов; признать, что положения статьи

15 (часть 3) Конституции Российской Федерации об условии применения законов и любых

нормативных актов, затрагивающих права, свободы и обязанности человека, распространяются на

все законы и иные нормативные правовые акты независимо от момента их издания (принятия).

Заявитель также указывает, что применение данного акта в его деле противоречит статьям 6

 (часть 2), 8 (часть 2), 9 (часть 2), 15 (часть 3), 17, 19 (часть 2), 35, 36 (часть 1) и 55 (часть 3)

Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные гражданином А.Н.

Фирсановым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

В силу части второй статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном

Суде Российской Федерации" не допускается проверка конституционности актов, которые были

отменены или утратили силу до обращения заявителя в Конституционный Суд Российской

Федерации. Декрет Всероссийского центрального исполнительного комитета Совета рабочих,

солдатских, крестьянских и казачьих депутатов от 20 августа 1918 года "Об отмене права частной

собственности на недвижимости в городах" как политический акт, на основании которого в период

изменения государственного строя принимались решения о национализации и экспроприации

находившегося в частной собственности недвижимого имущества, после завершения этого

процесса исчерпал свою силу, и, следовательно, проверка его конституционности не может быть

осуществлена.

ЗАЯВИТЕЛЬ УКАЗЫВАЕТ НА НАРУШЕНИЕ ПРИМЕНЕНИЕМ НАЗВАННОГО АКТА ЕГО

ПРАВ, ЗАКРЕПЛЕННЫХ, В ЧАСТНОСТИ, В СТАТЬЕ 35 КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ, ГАРАНТИРУЮЩЕЙ ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ И ПРАВО НАСЛЕДОВАНИЯ, И В

СТАТЬЕ 36 (ЧАСТЬ 1) КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О ПРАВЕ ГРАЖДАН ИМЕТЬ

В ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ ЗЕМЛЮ. МЕЖДУ ТЕМ НАЗВАННЫЕ КОНСТИТУЦИОННЫЕ

ПРАВА ГРАЖДАН ГАРАНТИРУЮТСЯ ТОЛЬКО В ОТНОШЕНИИ ТОГО ИМУЩЕСТВА, ПРАВОВОЙ

РЕЖИМ КОТОРОГО ОПРЕДЕЛЯЕТСЯ ДЕЙСТВУЮЩИМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ, И

СУБЪЕКТИВНЫЕ ПРАВА НА КОТОРОЕ ВОЗНИКЛИ В СООТВЕТСТВИИ С НИМ. ТАКИМ

ОБРАЗОМ, ДАННАЯ ЖАЛОБА НЕ ОТВЕЧАЕТ КРИТЕРИЮ ДОПУСТИМОСТИ.

ФАКТИЧЕСКИ ЖЕ ОБРАЩЕННЫЕ К КОНСТИТУЦИОННОМУ СУДУ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ ТРЕБОВАНИЯ ЗАЯВИТЕЛЯ НАПРАВЛЕНЫ НА ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПУТЕМ

ПРИЗНАНИЯ ДАННОГО ДЕКРЕТА ПРОТИВОРЕЧАЩИМ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ 1993 ГОДА СУЩЕСТВОВАВШИХ РАНЕЕ ПРАВ ЧАСТНЫХ СОБСТВЕННИКОВ И

НАДЕЛЕНИЕ НАСЛЕДСТВЕННЫМИ ПРАВАМИ В ОТНОШЕНИИ НАЦИОНАЛИЗИРОВАННОГО

ИМУЩЕСТВА ИХ ПОТОМКОВ. ОДНАКО В СИЛУ СТАТЕЙ 10, 125 КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ РЕШЕНИЕ ЭТОГО ВОПРОСА КОНСТИТУЦИОННОМУ СУДУ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ НЕПОДВЕДОМСТВЕННО И СОСТАВЛЯЕТ ПРЕРОГАТИВУ ЗАКОНОДАТЕЛЯ,

КОТОРЫЙ РЕАЛИЗУЕТ ПОЛИТИЧЕСКУЮ ВОЛЮ ГОСУДАРСТВА ПУТЕМ ПРИНЯТИЯ

СООТВЕТСТВУЮЩИХ ФЕДЕРАЛЬНЫХ ЗАКОНОВ.

Довод заявителя о нарушении положений статьи 15 (часть 3) Конституции Российской

Федерации применением в его деле не опубликованного в надлежащем порядке Декрета

Президиума ВЦИК заявлен по мнимому основанию и фактически направлен на отмену

состоявшегося решения суда общей юрисдикции средствами конституционного судопроизводства.

Однако решение вопроса о проверке законности и обоснованности состоявшихся судебных

решений, в том числе в части выбора подлежащей применению нормы, равно как и вопроса о

внесении в их тексты каких-либо исправлений, относится к компетенции судов общей юрисдикции

и Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно в силу статьи 3

Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Определение Конституционного Суда РФ

от 15.07.2004 N 282-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению

жалобы гражданина Моргачева Владимира Ивановича

на нарушение его конституционных прав положениями

части второй статьи 16.1 Закона Российской Федерации

"О реабилитации жертв политических репрессий"

и пунктом 3 статьи 25 Земельного кодекса

Российской Федерации" <*>

Определение Конституционного Суда РФ

от 10.10.2002 N 289-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению

жалобы гражданки Баландиной Дямили Мингалеевны

на нарушение ее конституционных прав частями второй

и шестой статьи 16.1 Закона Российской Федерации

"О реабилитации жертв политических репрессий"

 (Извлечение)

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Д.М. Баландина

оспаривает конституционность части второй статьи 16.1 Закона Российской Федерации от 18

октября 1991 года "О реабилитации жертв политических репрессий" (в редакции от 3 сентября

1993 года и от 7 августа 2000 года), запрещающей возврат изъятых у репрессированных лиц

земельных участков, и части шестой той же статьи, устанавливающей предельный размер

возмещения стоимости утраченного в результате политических репрессий имущества, включая

жилые дома.

Как следует из представленных материалов, решением Железнодорожного районного суда

города Ульяновска от 27 декабря 1996 года было отказано в удовлетворении жалобы гражданки

Д.М. Баландиной на решение комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв

политических репрессий администрации Ленинского района города Ульяновска о выплате

заявительнице денежной компенсации за утраченное в результате репрессирования ее семьи

имущество, включая жилой дом, в размере 100 установленных законом минимальных размеров

оплаты труда, а также отклонено требование о возврате изъятого земельного участка.

По мнению заявительницы, оспариваемые положения не обеспечивают восстановление в

полном объеме нарушенных имущественных прав реабилитированных лиц и их наследников,

ограничивают государственную защиту прав этих граждан, что противоречит статьям 35, 36 (части

1 и 2), 45, 52, 53 и 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

2. В Российской Федерации право частной собственности охраняется законом, а право

наследования гарантируется (статья 35 Конституции Российской Федерации); статьи 52 и 53

Конституции Российской Федерации возлагают на государство обязанность обеспечивать

потерпевшим от преступлений и злоупотреблений властью доступ к правосудию и возмещение

вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти. Установление же

конкретных способов, видов и объема возмещения вреда - компетенция законодателя, который,

как указано в преамбуле Закона Российской Федерации "О реабилитации жертв политических

репрессий", учитывая многолетний и массовый характер политических репрессий и исходя из

целей обеспечения посильной в настоящее время компенсации материального и морального

ущерба, предусмотрел в этом Законе ряд упрощенных процедур восстановления прав

реабилитированных, получения ими определенных льгот и компенсаций, а также возврата им

необоснованно изъятого имущества или компенсации его стоимости.

ДАННЫЙ СПЕЦИАЛЬНЫЙ ЗАКОН НЕЛЬЗЯ РАССМАТРИВАТЬ КАК ИСКЛЮЧАЮЩИЙ

ПРИМЕНЕНИЕ ОБЩИХ НОРМ ДЕЙСТВУЮЩЕГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, КАСАЮЩИХСЯ

ЗАЩИТЫ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ, НАСЛЕДОВАНИЯ, ВОЗМЕЩЕНИЯ ПРИЧИНЕННОГО ВРЕДА

И Т.Д., ЕСЛИ ГРАЖДАНИН ОБРАЩАЕТСЯ ЗА ЗАЩИТОЙ СВОИХ ПРАВ В СУДЕБНОМ ПОРЯДКЕ

НА ОСНОВЕ НОРМ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА, И, СЛЕДОВАТЕЛЬНО, - КАК ОГРАНИЧИВАЮЩИЙ

КАКИЕ-ЛИБО ПРАВА И СВОБОДЫ ГРАЖДАН.

Проверка же законности и обоснованности решений судов общей юрисдикции, правильности

применения ими норм специального Закона (как и проверка конституционности пунктов 3 и 8

Положения о порядке возврата гражданам незаконно конфискованного, изъятого или вышедшего

иным путем из владения в связи с политическими репрессиями имущества, возмещения его

стоимости или выплаты денежной компенсации, утвержденного Постановлением Правительства

Российской Федерации от 12 августа 1994 г. N 926, на чем также настаивает заявительница) не

входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, установленную статьей 125

Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О

Конституционном Суде Российской Федерации". Такая проверка, как и обеспечение действия

общих гражданско-правовых норм, относится к полномочиям соответствующих инстанций судов

общей юрисдикции.

3. Указывая на нарушение своих прав положением части второй статьи 16.1 Закона

Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий", заявительница

ссылается, в частности, на статью 36 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации,

закрепляющую право граждан иметь в частной собственности землю, право собственников земли

свободно владеть, пользоваться и распоряжаться ею.

МЕЖДУ ТЕМ В ПЕРИОД 1932 - 1934 ГОДОВ, КОГДА СЕМЬЯ Д.М. БАЛАНДИНОЙ

ПОДВЕРГЛАСЬ РЕПРЕССИЯМ, ЗЕМЛЯ В СООТВЕТСТВИИ С ДЕЙСТВОВАВШИМ В ТО ВРЕМЯ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ СОСТАВЛЯЛА ГОСУДАРСТВЕННУЮ СОБСТВЕННОСТЬ; У ГРАЖДАН

ЖЕ ОНА МОГЛА НАХОДИТЬСЯ ТОЛЬКО В ПОЛЬЗОВАНИИ.

Следовательно, частью второй статьи 16.1 Закона Российской Федерации "О реабилитации

жертв политических репрессий" названные конституционные права не затрагиваются, а потому

жалоба в этой части, по смыслу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О

Конституционном Суде Российской Федерации", не является допустимой.