• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

Авторитеты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 

В конце 80-х – начале 90-х годов в преступном мире Москвы произошла перестройка. Если до этого периода главенствующую роль в преступном мире играли профессиональные преступники – так называемые воры в законе, или законники, – то с начала перестройки в обществе и успешного развития коммерции – кооперативного движения – происходит и перегруппировка среди лидеров столичных группировок. Появляются так называемые авторитеты – «некоронованные» главари группировок. Раньше авторитетами называли лиц, наиболее приближенных к законникам. В новом же понимании авторитет – это лидер группировки, сам создавший себе репутацию в преступном мире.

К моменту появления многочисленных группировок, естественно, возрастает и количество их лидеров. Конечно, все это приводит к появлению так называемых авторитетов. Нельзя сказать, что роль воров в законе снижается. Напротив, многие группировки и структуры имеют воров в законе в качестве консультантов и третейских судей для разборок с другими группировками. Часто к услугам таких людей обращаются различные группировки. Вместе с тем все большее значение имеют авторитеты.

Авторитеты принципиально отличаются от воров в законе по статусу. Большинство из них категорически отрицает воровские понятия и традиции уголовного мира. Есть несколько причин такой позиции. Некоторые из них просто не признаны среди законников – да они и сами не особенно стремятся к такому признанию, другие считают, что они выполняют еще и функции бизнесменов, предпринимателей, а для контакта с политиками, с другими бизнесменами, с представителями иностранных фирм им ни в коем случае нельзя иметь воровское звание, которое для них является компроматом.

В этой связи можно сказать, что именно поэтому многие отказывались от принятия воровских званий – такие, как Сергей Тимофеев (Сильвестр), хотя ему не раз предлагали «короноваться», Отари Квантришвили (Отарик). Конечно, нельзя отрицать, что среди авторитетов существует немногочисленная группа, которая стремится стать ворами в законе, но в силу определенных обстоятельств – нет еще поручительства, или не накоплен воровской стаж (как правило, имеется в виду отсидка на зоне), или по каким-то другим причинам – они не смогли пока добиться воровского звания. Авторитеты – «некоронованные» лидеры преступных группировок и сообществ – должны иметь достаточно влиятельное положение в современном преступном мире.

Нельзя не отметить, что авторитеты по многим позициям значительно превосходят тех же воров в законе. Если мы обратимся к тому, откуда же берутся авторитеты, из какой среды, то мы можем увидеть, что новые авторитеты появляются из благополучной среды.

Так, например, по мнению правоохранительных органов, лидеры некоторых группировок в недалеком прошлом были офицерами Российской армии или воевали в Афганистане.

Многие авторитеты, с которыми мне приходилось общаться, раньше были штатными комсомольскими работниками. Многие работали на должностях руководителей коммерческих фирм. Но, пожалуй, самый большой удельный вес среди сегодняшних авторитетов – это выходцы из профессиональных спортивных организаций, то есть бывшие спортсмены.

Надо сказать, что влияние сегодняшних авторитетов заключается в двух факторах. Прежде всего в умственном развитии – то есть эти люди имеют достаточно большой умственный потенциал, определенные связи не только в криминальном, но и в коммерческом и политическом мире, а также в правоохранительных органах и могут сплотить вокруг себя определенную группировку. И конечно, фактор силы. На это опираются бывшие спортсмены, лидеры группировок.

Скажем, некоторые солнцевские авторитеты постоянно подчеркивают, что они не являются преступниками, что они не бандиты, они далеки от криминала. Действительно, некоторые из них негативно относятся к криминалу. Конечно, при наличии определенной ситуации, когда возникает какая-либо проблема в их предпринимательской деятельности, в их бизнесе, эти люди не исключают возможности обратиться к тем преступным методам, к каким привыкли, для решения этих проблем. Но они уже перестали быть преступниками в прямом смысле слова, они уже стали «новыми русскими», то есть в большей степени бизнесменами.

Появление авторитетов новой формации, безусловно, отразилось и на положении воров в законе. У них произошел определенный раскол. Часть воров-законников отказалась от так называемых воровских обычаев и традиций – не иметь семьи, имущества, каких-то иных благ. Многие из них стали наполовину коммерсантами, хотя при этом и сохранили свои воровские звания.

Существенное различие между авторитетами и ворами в законе наблюдалось в их психологии. Если ворам в законе, особенно молодому поколению, свойственно, как говорится, налаживание и поддерживание связей именно с представителями криминального мира, то есть с теми же ворами в законе, и обычно они живут по принципу «кого знаешь, с кем сидел», то у авторитетов совершенно другой принцип – жить, по возможности не нарушая законы, и иметь связи среди политиков, государственных деятелей, среди крупных банкиров и бизнесменов, среди верхушки правоохранительных органов и депутатов.

Другим увлечением авторитетов, безусловно, становится спонсорство и связи со звездами эстрады. Отсюда известный скандал певицы Азизы и Игоря Малахова, которого правоохранительные органы также относят к авторитетам. Я много раз видел, как происходили встречи и многие авторитеты говорили, что они знакомы с теми или иными звездами эстрады. Нередко я сам видел их в обществе этих людей. Особенно часто это бывает на отдыхе или на концертах и фестивалях.

Основная проблема сегодняшних авторитетов – это, безусловно, борьба за выживание, борьба за власть в тех условиях, в каких они существуют. Даже если они полностью существуют отдельно от криминала, как они утверждают, то борьба за сохранение своих позиций в группировке между ними сохраняется. Не случайно, когда произошла моя встреча с одним из телохранителей известного в прошлом авторитета Сильвестра – он же Сергей Тимофеев, – то телохранитель мне сказал, что в последнее время Сильвестр никому не доверял из своего сообщества и для своей охраны он нанял ребят с Дальнего Востока – двенадцать-четырнадцать человек, которые, впрочем, не смогли спасти ему жизнь, и он был взорван в «шестисотом» «Мерседесе» недалеко от Белорусского вокзала.

После гибели Сильвестра борьба за власть между авторитетами ореховской группировки наиболее ярко видна на примере междоусобной войны 1994-1996 годов.

Наум

Знаменитый скандальный случай с Василием Наумовым, он же Наум, – лидером коптевской группировки, и его охраной из спецподразделения «Сатурн» имел большой резонанс.

С Василием Наумовым я несколько раз встречался и достаточно хорошо его знал. Первая наша встреча произошла около двух-трех лет назад в связи с задержанием одного из лидеров коптевской группировки по кличке Алима. Алима выходил из спортзала в сопровождении своих охранников и был задержан работниками РУОПа, в его одежде нашли оружие. Тогда я встретился с Василием Наумовым, который стал просить меня взять на себя защиту его знакомого Алимы. Но я отказался, так как в тот момент участвовал в непрерывном судебном процессе в Московском городском суде и практически весь рабочий день находился в здании суда. К защите Алимы я порекомендовал одного из своих коллег.

Затем с Василием Наумовым мы встречались несколько раз по делам бизнеса. Он консультировался по многим вопросам коммерческих проектов, приезжал то с охраной из своих людей, то его сопровождало не более двух человек. Но в последнее время я обратил внимание, что он стал приезжать с молчаливыми, грузными людьми. Я даже спросил его как-то:

– Это ваши люди?

Он сказал:

– Да нет, это менты. Мы наняли их для выполнения одного ответственного задания.

Действительно, охранники значительно отличались от других одеждой, выражением лица. Они имели штатное оружие, и в этом было их преимущество в охране авторитетов.

23 января в 17 часов Наум был на тренировке в спортзале в районе Тушина. Затем он вышел, сел в машину с охранниками и поехал в центр. Тут его стали преследовать убийцы. Машину охраны сопровождала белая «семерка», в которой сидели четверо в камуфляжной форме. Наум ехал в район Петровки, 38, на встречу. Он специально делал это, видимо боясь возможной расправы, выбирал место, наиболее безопасное – ведь никто же не решится стрелять у Петровки, 38! Выбрав Успенский переулок, где до Петровки, 38 оставалось 150 метров, Наум остановил машину. Машина охраны находилась немного в стороне. Он стал разговаривать по телефону. В этот момент подъехала вишневая «девятка», стекла опустились, и из двух автоматов начался шквальный огонь. Наум гибнет, гибнет при наличии вооруженной охраны из сотрудников милиции, в 150 метрах от здания Петровки, 38. Все это говорит о том, что звание авторитета необычайно опасно.

Потом погибают такие известные авторитеты, как Леонид Завадский, Федя Бешеный, Сильвестр, и многие другие, которых я не знал. Практически ежемесячно гибнет несколько авторитетов.

Звание авторитета и место лидера группировки становятся опасными для всех.

Авторитеты живут достаточно роскошной и сытной жизнью, у них красивые загородные особняки, виллы за границей, красавицы – все это так. Но существует и оборотная сторона медали – следственные изоляторы, тяжелые ранения, морги и кладбища, где их хоронят. Их жизнь бывает скоротечна. Но они сами выбирают эту жизнь.

Изменения в криминальной жизни. Легализация

Скоро в криминальном мире наметилась новая тенденция – легализация деятельности некоторых ОПГ. Многие авторитеты поняли, что находиться под постоянным прессом со стороны своих конкурентов и правоохранительных органов становится невыгодным да и опасным. Гораздо проще стать авторитетными бизнесменами – легализоваться. Возможность легально обладать оружием заставляет лидеров и авторитетов вливаться в ЧОП (частные охранные предприятия) – некоторые из них становятся теневыми владельцами таких ЧОПов.

В этот период в Москве начинались новые процессы. Многие, кого раньше называли бандитами, все ближе подходили к легальному бизнесу. Многие совсем отошли от явного криминала.

Правда, некоторые воры в законе не принимали такие переходы своих бывших подчиненных в ряды бизнесменов. В этой связи широкую огласку получил в те времена конфликт законника Шурика Захара с авторитетом Мжелем. Когда последний открыто занялся легальным бизнесом, законник сказал: «Если коммерс – плати…» Мжель отказался, посчитав, что сам может себя защитить. После этого у него начались неприятности: его несколько раз задерживала милиция за ношение оружия и на него было несколько покушений.

Другой причиной выхода из явного криминала является то, что многие лидеры ОПГ уже накопили весьма значительные суммы денег и теперь, как они считают, настало время вложить их в выгодные проекты. Лидеры ОПГ становятся совладельцами или владельцами коммерческих фирм, банков. Но часто при возникновении споров между партнерами или конфликтов между конкурентами «новые русские» вспоминают свое криминальное прошлое и решают эти споры и конфликты привычным для себя способом.

В конце 80-х – начале 90-х годов в преступном мире Москвы произошла перестройка. Если до этого периода главенствующую роль в преступном мире играли профессиональные преступники – так называемые воры в законе, или законники, – то с начала перестройки в обществе и успешного развития коммерции – кооперативного движения – происходит и перегруппировка среди лидеров столичных группировок. Появляются так называемые авторитеты – «некоронованные» главари группировок. Раньше авторитетами называли лиц, наиболее приближенных к законникам. В новом же понимании авторитет – это лидер группировки, сам создавший себе репутацию в преступном мире.

К моменту появления многочисленных группировок, естественно, возрастает и количество их лидеров. Конечно, все это приводит к появлению так называемых авторитетов. Нельзя сказать, что роль воров в законе снижается. Напротив, многие группировки и структуры имеют воров в законе в качестве консультантов и третейских судей для разборок с другими группировками. Часто к услугам таких людей обращаются различные группировки. Вместе с тем все большее значение имеют авторитеты.

Авторитеты принципиально отличаются от воров в законе по статусу. Большинство из них категорически отрицает воровские понятия и традиции уголовного мира. Есть несколько причин такой позиции. Некоторые из них просто не признаны среди законников – да они и сами не особенно стремятся к такому признанию, другие считают, что они выполняют еще и функции бизнесменов, предпринимателей, а для контакта с политиками, с другими бизнесменами, с представителями иностранных фирм им ни в коем случае нельзя иметь воровское звание, которое для них является компроматом.

В этой связи можно сказать, что именно поэтому многие отказывались от принятия воровских званий – такие, как Сергей Тимофеев (Сильвестр), хотя ему не раз предлагали «короноваться», Отари Квантришвили (Отарик). Конечно, нельзя отрицать, что среди авторитетов существует немногочисленная группа, которая стремится стать ворами в законе, но в силу определенных обстоятельств – нет еще поручительства, или не накоплен воровской стаж (как правило, имеется в виду отсидка на зоне), или по каким-то другим причинам – они не смогли пока добиться воровского звания. Авторитеты – «некоронованные» лидеры преступных группировок и сообществ – должны иметь достаточно влиятельное положение в современном преступном мире.

Нельзя не отметить, что авторитеты по многим позициям значительно превосходят тех же воров в законе. Если мы обратимся к тому, откуда же берутся авторитеты, из какой среды, то мы можем увидеть, что новые авторитеты появляются из благополучной среды.

Так, например, по мнению правоохранительных органов, лидеры некоторых группировок в недалеком прошлом были офицерами Российской армии или воевали в Афганистане.

Многие авторитеты, с которыми мне приходилось общаться, раньше были штатными комсомольскими работниками. Многие работали на должностях руководителей коммерческих фирм. Но, пожалуй, самый большой удельный вес среди сегодняшних авторитетов – это выходцы из профессиональных спортивных организаций, то есть бывшие спортсмены.

Надо сказать, что влияние сегодняшних авторитетов заключается в двух факторах. Прежде всего в умственном развитии – то есть эти люди имеют достаточно большой умственный потенциал, определенные связи не только в криминальном, но и в коммерческом и политическом мире, а также в правоохранительных органах и могут сплотить вокруг себя определенную группировку. И конечно, фактор силы. На это опираются бывшие спортсмены, лидеры группировок.

Скажем, некоторые солнцевские авторитеты постоянно подчеркивают, что они не являются преступниками, что они не бандиты, они далеки от криминала. Действительно, некоторые из них негативно относятся к криминалу. Конечно, при наличии определенной ситуации, когда возникает какая-либо проблема в их предпринимательской деятельности, в их бизнесе, эти люди не исключают возможности обратиться к тем преступным методам, к каким привыкли, для решения этих проблем. Но они уже перестали быть преступниками в прямом смысле слова, они уже стали «новыми русскими», то есть в большей степени бизнесменами.

Появление авторитетов новой формации, безусловно, отразилось и на положении воров в законе. У них произошел определенный раскол. Часть воров-законников отказалась от так называемых воровских обычаев и традиций – не иметь семьи, имущества, каких-то иных благ. Многие из них стали наполовину коммерсантами, хотя при этом и сохранили свои воровские звания.

Существенное различие между авторитетами и ворами в законе наблюдалось в их психологии. Если ворам в законе, особенно молодому поколению, свойственно, как говорится, налаживание и поддерживание связей именно с представителями криминального мира, то есть с теми же ворами в законе, и обычно они живут по принципу «кого знаешь, с кем сидел», то у авторитетов совершенно другой принцип – жить, по возможности не нарушая законы, и иметь связи среди политиков, государственных деятелей, среди крупных банкиров и бизнесменов, среди верхушки правоохранительных органов и депутатов.

Другим увлечением авторитетов, безусловно, становится спонсорство и связи со звездами эстрады. Отсюда известный скандал певицы Азизы и Игоря Малахова, которого правоохранительные органы также относят к авторитетам. Я много раз видел, как происходили встречи и многие авторитеты говорили, что они знакомы с теми или иными звездами эстрады. Нередко я сам видел их в обществе этих людей. Особенно часто это бывает на отдыхе или на концертах и фестивалях.

Основная проблема сегодняшних авторитетов – это, безусловно, борьба за выживание, борьба за власть в тех условиях, в каких они существуют. Даже если они полностью существуют отдельно от криминала, как они утверждают, то борьба за сохранение своих позиций в группировке между ними сохраняется. Не случайно, когда произошла моя встреча с одним из телохранителей известного в прошлом авторитета Сильвестра – он же Сергей Тимофеев, – то телохранитель мне сказал, что в последнее время Сильвестр никому не доверял из своего сообщества и для своей охраны он нанял ребят с Дальнего Востока – двенадцать-четырнадцать человек, которые, впрочем, не смогли спасти ему жизнь, и он был взорван в «шестисотом» «Мерседесе» недалеко от Белорусского вокзала.

После гибели Сильвестра борьба за власть между авторитетами ореховской группировки наиболее ярко видна на примере междоусобной войны 1994-1996 годов.

Наум

Знаменитый скандальный случай с Василием Наумовым, он же Наум, – лидером коптевской группировки, и его охраной из спецподразделения «Сатурн» имел большой резонанс.

С Василием Наумовым я несколько раз встречался и достаточно хорошо его знал. Первая наша встреча произошла около двух-трех лет назад в связи с задержанием одного из лидеров коптевской группировки по кличке Алима. Алима выходил из спортзала в сопровождении своих охранников и был задержан работниками РУОПа, в его одежде нашли оружие. Тогда я встретился с Василием Наумовым, который стал просить меня взять на себя защиту его знакомого Алимы. Но я отказался, так как в тот момент участвовал в непрерывном судебном процессе в Московском городском суде и практически весь рабочий день находился в здании суда. К защите Алимы я порекомендовал одного из своих коллег.

Затем с Василием Наумовым мы встречались несколько раз по делам бизнеса. Он консультировался по многим вопросам коммерческих проектов, приезжал то с охраной из своих людей, то его сопровождало не более двух человек. Но в последнее время я обратил внимание, что он стал приезжать с молчаливыми, грузными людьми. Я даже спросил его как-то:

– Это ваши люди?

Он сказал:

– Да нет, это менты. Мы наняли их для выполнения одного ответственного задания.

Действительно, охранники значительно отличались от других одеждой, выражением лица. Они имели штатное оружие, и в этом было их преимущество в охране авторитетов.

23 января в 17 часов Наум был на тренировке в спортзале в районе Тушина. Затем он вышел, сел в машину с охранниками и поехал в центр. Тут его стали преследовать убийцы. Машину охраны сопровождала белая «семерка», в которой сидели четверо в камуфляжной форме. Наум ехал в район Петровки, 38, на встречу. Он специально делал это, видимо боясь возможной расправы, выбирал место, наиболее безопасное – ведь никто же не решится стрелять у Петровки, 38! Выбрав Успенский переулок, где до Петровки, 38 оставалось 150 метров, Наум остановил машину. Машина охраны находилась немного в стороне. Он стал разговаривать по телефону. В этот момент подъехала вишневая «девятка», стекла опустились, и из двух автоматов начался шквальный огонь. Наум гибнет, гибнет при наличии вооруженной охраны из сотрудников милиции, в 150 метрах от здания Петровки, 38. Все это говорит о том, что звание авторитета необычайно опасно.

Потом погибают такие известные авторитеты, как Леонид Завадский, Федя Бешеный, Сильвестр, и многие другие, которых я не знал. Практически ежемесячно гибнет несколько авторитетов.

Звание авторитета и место лидера группировки становятся опасными для всех.

Авторитеты живут достаточно роскошной и сытной жизнью, у них красивые загородные особняки, виллы за границей, красавицы – все это так. Но существует и оборотная сторона медали – следственные изоляторы, тяжелые ранения, морги и кладбища, где их хоронят. Их жизнь бывает скоротечна. Но они сами выбирают эту жизнь.

Изменения в криминальной жизни. Легализация

Скоро в криминальном мире наметилась новая тенденция – легализация деятельности некоторых ОПГ. Многие авторитеты поняли, что находиться под постоянным прессом со стороны своих конкурентов и правоохранительных органов становится невыгодным да и опасным. Гораздо проще стать авторитетными бизнесменами – легализоваться. Возможность легально обладать оружием заставляет лидеров и авторитетов вливаться в ЧОП (частные охранные предприятия) – некоторые из них становятся теневыми владельцами таких ЧОПов.

В этот период в Москве начинались новые процессы. Многие, кого раньше называли бандитами, все ближе подходили к легальному бизнесу. Многие совсем отошли от явного криминала.

Правда, некоторые воры в законе не принимали такие переходы своих бывших подчиненных в ряды бизнесменов. В этой связи широкую огласку получил в те времена конфликт законника Шурика Захара с авторитетом Мжелем. Когда последний открыто занялся легальным бизнесом, законник сказал: «Если коммерс – плати…» Мжель отказался, посчитав, что сам может себя защитить. После этого у него начались неприятности: его несколько раз задерживала милиция за ношение оружия и на него было несколько покушений.

Другой причиной выхода из явного криминала является то, что многие лидеры ОПГ уже накопили весьма значительные суммы денег и теперь, как они считают, настало время вложить их в выгодные проекты. Лидеры ОПГ становятся совладельцами или владельцами коммерческих фирм, банков. Но часто при возникновении споров между партнерами или конфликтов между конкурентами «новые русские» вспоминают свое криминальное прошлое и решают эти споры и конфликты привычным для себя способом.