• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

Красная «крыша»

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 

Как это было

Через несколько минут машина с Аликом и охраной подъехала к бетонному четырехметровому забору, по периметру которого были установлены многочисленные видеокамеры. Остановившись у ворот, водитель достал брелок, напоминающий брелок от сигнализации, только чуть большего размера, и нажал на кнопку. Ворота медленно открылись. С другой стороны ворот стоял охранник с помповым ружьем, который нес службу в коттедже. Машина подъехала к главному входу – шесть мраморных ступенек с массивными колоннами в стиле XVIII века. Алик медленно вышел из машины. Взяв портфель, поданный ему охранником, он махнул рукой.

– Ребята, завтра к десяти. Я раньше не поднимусь.

Охранники с водителем кивнули головами. Машина развернулась на большой площадке, выложенной разноцветным кирпичом, и направилась в сторону шоссе.

На пороге Алика встретила домработница. Приветливо улыбнувшись, спросила:

– Вы ужинать сразу будете или сначала в баню и в бассейн?

– Да, сначала в баню и в бассейн, а потом – ужинать.

Алик прошел в дом, поцеловал супругу, сидевшую в большом холле у огромного телевизора с несколькими стереоколонками, разделся в одной из комнат и спустился в подвальное помещение, где располагался большой бассейн с волнами и две бани: одна русская, другая финская. Алик бросился в прохладную воду бассейна. Проплыв несколько метров, он подплыл к небольшой белой коробочке и нажал на кнопку. Тут же по поверхности пошли волны. Алик стал усиленно грести. Проплыв еще несколько метров, он вышел из бассейна и направился в баню.

Просидел в бане Алик около сорока минут. Вышел оттуда распаренный и, пройдя в столовую, увешанную дорогими картинами, обставленную тумбами из орехового дерева, огромным столом, за которым могли бы расположиться шестнадцать человек, уселся в одно из кресел. К тому времени Клавдия Ивановна на дорогом фарфоровом сервизе, выпущенном еще в конце XIX века известным мастером Кузнецовым, подала форель, аккуратно обложенную дольками лимона и свежей зеленью. Алик стал с аппетитом есть рыбу. Вскоре появилась Наташа.

– А ты почему не ужинаешь? – спросил Алик.

– Что-то не хочется… Сегодня плотно пообедала с подругами.

– Что у вас нового?

– Да тебе неинтересно… Все по-старому. Что делать будешь – бильярд или караоке?

– Ты знаешь, ничего. В кабинете посижу, газеты почитаю, пару звонков сделаю. Потом спать.

– Хорошо. А завтра во сколько уедешь?

– На десять машину вызвал.

– Тогда спокойной ночи, – Наталья подставила щеку для поцелуя.

– Спокойной ночи, дорогая!

Наташа ушла. Алик остался в одиночестве. Вот так, прожив вместе больше пятнадцати лет, они стали не столько супругами, сколько добрыми друзьями. Алик не спал с женой года три. Конечно, она все понимает… Но она – умная женщина, на скандал не пойдет.

Алик поднялся в кабинет, представлявший смесь дорогой офисной мебели и морской атрибутики, среди которой присутствовали многочисленные дорогие картины с изображением кораблей, якоря, цепи, – все это Алик купил в одном из городов Италии. Алик не был моряком, но отдавал дань моде – многие кабинеты бизнесменов были украшены именно в таком стиле.

Алик просмотрел газеты. Что-то вспомнив, он подошел к мобильному телефону. Достав записную книжку, открыл ее на букве Г и набрал номер. В трубке раздался басистый мужской голос.

– Алло, Никита, это ты?

– Да, я.

– Это Алик Андрианов говорит.

– Здорово, Алик! – ответил Никита.

– Как дела? Как там, на южном побережье Франции, погода?

– Теплая. Что у тебя, Алик, какие новости?

– С американцами контракт подписали.

– Поздравляю. Еще что?

– С чиновниками московскими тоже договорился. Здание на Пречистенке нам отдать обещали.

– Отлично! Сколько бабок нужно?

– Да немного. Пару лимонов. Правда, ремонт дорогой будет.

– Что еще?

– Никита, я хочу с тобой по одной теме поговорить… Ты же – наша «крыша», – Алик сделал паузу.

– Алик, ты же знаешь – я это слово не люблю. Покровитель я, оказываю вам содействие.

– Ладно, что тут такого? Ты же не криминал, а бывший полковник ГРУ…

– Послушай, Алик, следи за базаром! – оборвал его Никита. – Я вообще-то за границей нахожусь. Спецслужбы не дремлют! Зачем ты меня светишь?

– Извини, брат, совсем забыл! Так вот тема какая. Мне сон приснился неприятный…

– Что за сон?

– Якобы Зубастик из зоны выходит и мочит меня около банка.

– И что, причины есть?

– Конечно, есть. Ты же отлично знаешь, что я ему денег должен. Я вот что хочу сказать – ты как-никак… – Алик чуть было снова не произнес слово «крыша», но, вовремя остановившись, сказал: – Ты покровительствуешь нам. Позвони в дом отдыха, где сейчас Зубастик отдыхает, узнай, когда он выходит. Я забыл – на следующей неделе или через две… Узнай, а потом мне позвони. Ты же как-никак мой неформальный партнер, – добавил Алик.

– Ладно, банкир, не дрейфь! Все будет в порядке. Органы не дремлют, – произнес Никита свою любимую фразу. – Сегодня позвонить не успею, завтра. А потом тебе перекину.

– Когда возвращаться думаешь?

– А что, есть необходимость? Тут хорошо, отдыхаю.

– Надеюсь, когда приедешь, ты меня подстрахуешь?

– О чем разговор, брат! Все сделаем как договаривались. Привет жене и любовнице! – сказал Никита, подчеркнув, что прекрасно знает всю подноготную Алика, хотя и находится за границей.

Алик положил трубку. Взяв со столика сигару, он специальными щипчиками отрезал кончик и, подойдя к камину, вытащил оттуда уголек, поднес его к сигаре. Закурив, он подошел к окну, из которого открывался прекрасный вид на лес, задумался. Еще не так давно у него была «крыша» криминального авторитета Зубастика – Ильдара Ахметшина. Потом он познакомился с Никитой Солнцевым, полковником ГРУ, который помог ему сделать пробивку одного контракта с иностранными партнерами. После этого они тесно сошлись, несколько раз обедали в ресторанах. Во время одного из обедов Никита сделал Алику неожиданное предложение – стать его «крышей». Конечно, Алику импонировал Никита. Все-таки не уголовники.

– Тем более я скоро ухожу в отставку, – добавил Никита. – Но это ничего не меняет. Ребята у меня остались, связи я поддерживаю. Если нужно – подстрахуем по всем параметрам. У нас связи с ФСБ, с РУБОПом, даже со службой безопасности президента, так как мы участвуем в общих проектах. А кто у тебя? Какие-то уголовники, наркоманы, от которых неизвестно что ждать дальше!

– Это логично, – ответил Алик. – Но ты же знаешь, что не так-то легко освободиться от криминальной «крыши».

– Это моя проблема, – сказал Никита. – Главное – нам с тобой договоренность иметь. Так как, переходишь к нам под покровительство или останешься с Ильдаром работать?

Алик недолго раздумывал и согласился.

Затем, когда были подписаны все «сейфовые» документы о том, что Алик должен сумму в размере двадцати процентов отсылать Никите и его коллегам, Алик стал ждать. Но Никита не спешил убрать криминального авторитета Ильдара. Напротив, он предложил Алику провернуть с ним финансовую операцию. Дело в том, что Ахметшин уже около четырех лет занимался рэкетом и скопил достаточно много денег. Кроме этого, он имел двадцать шесть процентов от бизнеса Алика. Алик и предложил Ильдару вложить его деньги в одно прибыльное предприятие. Но особенность этого вложения заключалась в том, что Ильдар со своей бригадой должен был привезти наличные деньги – «черный нал». Те согласились. Через некоторое время Ильдар с двумя телохранителями вошел в кабинет к Алику и положил на стол спортивную сумку, в которой было около четырех миллионов долларов.

– Вот наша доля, – сказал он. – Теперь мы с тобой партнеры.

– Конечно, брат! – ответил Алик, обнимая Ильдара. – Мы партнеры.

Но через пару дней случилась неприятность. Машину, в которой ехал Ильдар, остановил СОБР. У него были изъяты патроны, пистолет и наркотики, которые ему подкинули, так как Ильдар ни оружия, ни наркотиков с собой не возил. После был суд, и Ахметшин получил пять лет. Как только Ильдара посадили, начались неприятности и в его бригаде. То кто-то попадет в дорожно-транспортное происшествие со смертельным исходом, то кто-то упадет с балкона в нетрезвом состоянии, хотя в бригаде существовал «сухой закон», то кто-то исчезнет бесследно… Так бригада из шестнадцати человек постепенно растворилась, а те несколько человек, оставшихся на свободе, предпочли уехать в свои родные города. Тогда место «крыши» и занял Никита Солнцев со своей командой из бывших гэрэушников.

К тому времени Никита ушел в отставку и создал что – то типа частного охранного предприятия. Конечно, у Алика были проблемы. Было несколько наездов криминальных структур с целью взять их банк под свою опеку. Но все проблемы Никита успешно решал.

Поработав с Аликом какое-то время, Никита переехал на постоянное место жительства на южный берег Франции, где купил уютную белоснежную виллу почти на самом берегу, и почти все время проводил там, получив французское гражданство. Но время от времени он приезжал в Россию разрешать нестандартные ситуации, которые возникали иногда у Алика.

На следующий день после разговора с Аликом Андриановым Никита Солнцев лежал возле бассейна в удобном кресле и наслаждался теплыми лучами средиземноморского солнца.

Глядя в морскую даль, Никита задумался. Трудно было предположить несколько лет назад, что он из простого полковника ГРУ, ничем не выделявшегося среди других, готовившегося выйти в отставку, превратится в преуспевающего бизнесмена, обитающего в одном из самых престижных уголков мира.

Поначалу карьера Никиты Солнцева складывалась традиционно. Сын военного, он без особого труда поступил в один из самых престижных в то время институтов – Институт военных переводчиков, впоследствии переименованный в Военный институт. Он окончил его достаточно хорошо, изучив два языка – арабский и английский, причем арабский был основным. Затем – загранкомандировки: Сирия, Йемен, Ливия, наконец, работа в Десятом управлении Генштаба.

Неожиданно наступила перестройка. Все разом изменилось. Полковники самого элитного подразделения Вооруженных сил стали получать все меньше и меньше и отставали от молодежи, которая бросилась в рынок и торговала всем, чем придется, начиная от сникерсов и импортного ширпотреба. Никита отчетливо понимал ситуацию. Если раньше у него была ухоженная белая «шестерка» и он гордился ею, то теперь машина не смотрелась на фоне пусть даже трехлетних иномарок, привезенных из Германии, – «Мерседесов» и «БМВ». А на таких машинах сейчас ездили пацаны, которые еще недавно играли в его дворе в Ясеневе, где он по-прежнему жил в небольшой трехкомнатной квартире с женой и дочкой.

Конечно, такой финансовый расклад Никиту совершенно не устраивал. Он, как разведчик-аналитик, стал изучать различные ситуации и обнаружил простую вещь – все его коллеги из правоохранительных органов, особенно из МВД и ФСБ, давно уже завели себе подшефных коммерсантов, то есть занимались не чем иным, как «крышеванием». Конечно, от них требовалось в основном отбивать наезды рэкетиров-бандитов. Те, кто работал в МУРе, РУОПе или в других силовых подразделениях МВД, делали это просто. Ведь бандиты боялись этих организаций, и никто не хотел с ними связываться. Но у Никиты такой возможности не было. Кого он испугает, кто знает, что такое ГРУ? Поэтому Никите нужно было искать собственный путь. И неожиданно такая возможность представилась.

В один из дней ему позвонил сослуживец, который только что уволился из ГРУ и работал в одной из коммерческих структур. Он предложил Никите непыльную работу.

– Есть одни коммерсанты, – сказал он, – которые ищут партнеров по бизнесу. Свой взгляд они обратили на Ближний Восток. Ты у нас в этом деле дока. Можешь им помочь?

Через некоторое время Никита познакомился со своими первыми и последними коммерсантами – Михаилом Кузьминым и Аликом Андриановым. Вскоре они заключили «джентльменский» контракт и поехали вместе в одну из стран Ближнего Востока. Никита был в роли переводчика. Он переводил различные газеты, коммерческие журналы, а друзья искали партнеров. Никита участвовал в переговорах.

Вскоре партнеры были найдены. Необходимо было выяснить, насколько эти арабы благонадежны. Вот тогда-то Никите и пригодилась профессия разведчика. Используя весь имеющийся опыт, он сумел быстро провести пробивку партнеров и убедить Алика с Мишей, что те достаточно благонадежны и неожиданных поворотов в бизнесе от них ждать не придется. Арабы дорожили своей коммерческой репутацией и «кидать» новых русских партнеров не собирались.

После этой сделки Никита получил приличную сумму – около пяти тысяч долларов. Но радость его была недолгой. Приближался год, когда он должен был покинуть Вооруженные силы по возрасту. Ему оставалось служить около трех лет. Вернувшись в Москву, он понял, что сейчас у него возникла хорошая перспектива, что ему лучше раньше уйти к этим ребятам, чем уподобиться своим коллегам, которые днем торчат в Генштабе, а вечерами подрабатывают грузчиками. «Нет, это не для меня, – думал Никита. – В конце концов, я сумею обработать этих предпринимателей!»

И тут у него родилась фантастическая идея. Он изобрел потрясающую схему. Попросив у одного из сослуживцев дорогой костюм, он пригласил Андрианова и Кузьмина в ресторан и там изложил им суть своей схемы. Отныне он гарантирует им снятие всех проблем – по линии безопасности, по линии разведки, по линии проверки партнеров, конкурентов и так далее, то есть полное выполнение роли «крыши». Кузьмин и Андрианов тут же среагировали на это предложение положительно. Они сказали, что будут рады иметь с ним дело. Никита им импонирует как действующий офицер, за ним стоят серьезные силы, подчеркнул Андрианов, намекая на то, что Никита говорил им, будто представляет засекреченную организацию. На самом же деле никакой организации не существовало. Никита придумал ее – не предлагать же услуги одного человека, лучше создать миф. Одним из представителей этой мифической организации выступал его сослуживец, который сидел рядом за столиком и молча кивал в знак подтверждения всего, что говорил Никита.

Коммерсанты поверили Никите. Но было одно небольшое «но». Коммерсанты имели «крышу», во главе которой стоял лидер группировки Ильдар Ахметшин, в криминальных кругах известный под кличкой Зубастик. Нужно было от него освободиться.

– Так что если мы сможем освободиться от Зубастика, – говорил Кузьмин, – то милости просим. Но при этом мы должны оставаться в стороне, в этом деле участия не принимать. Сможете – приходите к нам, и мы с удовольствием будем с вами работать.

Так закончился тот исторический вечер в ресторане, который резко изменил всю дальнейшую судьбу Никиты.

Никита сразу же написал рапорт об увольнении. Процесс оформления увольнения из Вооруженных сил занял около месяца. Еще какое-то время он уговаривал своего сослуживца, который присутствовал на встрече в ресторане, стать его компаньоном по новому проекту. Но сослуживец отказывался, так как не верил в успех задуманного дела. Но когда Никита выплатил ему авансом часть денег, согласился. Вскоре сослуживец тоже уволился.

Дальше нужно было изучать предмет будущей деятельности. А этим предметом было отстранение от дел бригады, возглавляемой Ильдаром Ахметшиным. Около двух-трех месяцев Никита потратил на сбор соответствующего материала о деятельности этой бригады. Через три месяца он уже знал, что в состав бригады входят шестнадцать боевиков. Многих он знал по именам, имел их фотографии. Кроме того, он знал, как они проводят время, знал все коммерческие точки, которые они контролировали. Все эти сведения требовали больших затрат.

Первое время Никита сам осуществлял наблюдение за бригадой, мотаясь денно и нощно за боевиками и за Ахметшиным. Вскоре у него образовалось достаточно пухлое досье на каждого члена бригады. И тут Никите пришла в голову мысль, что такое досье можно с успехом продать службе криминальной милиции, РУБОПу или МУРу, которые интересуются этой бригадой. Жаль только, что денег мало заплатят…

Наконец был разработан нехитрый план. Заплатив деньги знакомым рубоповцам, Никита смоделировал задержание самого Ахметшина и подбросил ему оружие и наркотики, которые заранее были им приобретены. Рубоповцы охотно согласились провернуть это мероприятие, так как Зубастик уже порядком надоел им своими выходками. В назначенный день такая операция была успешно проведена. Правда, потом люди Зубастика пытались через адвоката выкупить его и прекратить дело, но Никита внимательно контролировал c помощью подкупленных людей все попытки и пресекал их, хотя это стоило ему больших усилий и денег.

Зубастик получил срок, правда, небольшой – всего пять лет. Теперь пришла очередь остальных членов бригады. Тут Никита пошел по проторенному пути. Он уже одолжил деньги у банкиров, не говоря им, на что они пойдут, и с помощью таких же нехитрых операций нейтрализовал остальных. Кое-кого пришлось убрать лично. Так получилось, что один из боевиков во время проведения операции заметил его. Никита самолично выбросил его из окна двенадцатого этажа дома, где тот жил, а в мертвого влил полбутылки водки, чтобы инсценировать самоубийство, – будто бы парень сорвался вниз в пьяном виде.

Еще через некоторое время Никита пришел к Кузьмину и Андрианову и заявил им, что теперь бригады нет, теперь он является их «крышей». Коммерсанты охотно согласились на его услуги.

Когда все члены группировки оказались кто на нарах, кто в земле, Никита решил создать свою собственную структуру. Он набрал бывших сотрудников правоохранительных органов, а также людей из Генштаба и официально оформил частное охранное предприятие, сделав генеральным директором бывшего муровца, который имел серьезные связи в системе МВД и без труда пробил соответствующую лицензию. Единственным владельцем охранной фирмы был Никита Солнцев.

Дела шли успешно. Если происходил наезд криминальных структур на банк или финансовую группу Андрианова и Кузьмина, то Никита тут же направлял на стрелку своих сотрудников. Естественно, боевики, увидев перед собой оперов, пускай даже бывших, не хотели связываться с ними. Постепенно у фирмы Никиты создался положительный имидж среди коммерсантов, и у него стали появляться коммерческие точки, которые с удовольствием переходили под его опеку.

Как это было

Через несколько минут машина с Аликом и охраной подъехала к бетонному четырехметровому забору, по периметру которого были установлены многочисленные видеокамеры. Остановившись у ворот, водитель достал брелок, напоминающий брелок от сигнализации, только чуть большего размера, и нажал на кнопку. Ворота медленно открылись. С другой стороны ворот стоял охранник с помповым ружьем, который нес службу в коттедже. Машина подъехала к главному входу – шесть мраморных ступенек с массивными колоннами в стиле XVIII века. Алик медленно вышел из машины. Взяв портфель, поданный ему охранником, он махнул рукой.

– Ребята, завтра к десяти. Я раньше не поднимусь.

Охранники с водителем кивнули головами. Машина развернулась на большой площадке, выложенной разноцветным кирпичом, и направилась в сторону шоссе.

На пороге Алика встретила домработница. Приветливо улыбнувшись, спросила:

– Вы ужинать сразу будете или сначала в баню и в бассейн?

– Да, сначала в баню и в бассейн, а потом – ужинать.

Алик прошел в дом, поцеловал супругу, сидевшую в большом холле у огромного телевизора с несколькими стереоколонками, разделся в одной из комнат и спустился в подвальное помещение, где располагался большой бассейн с волнами и две бани: одна русская, другая финская. Алик бросился в прохладную воду бассейна. Проплыв несколько метров, он подплыл к небольшой белой коробочке и нажал на кнопку. Тут же по поверхности пошли волны. Алик стал усиленно грести. Проплыв еще несколько метров, он вышел из бассейна и направился в баню.

Просидел в бане Алик около сорока минут. Вышел оттуда распаренный и, пройдя в столовую, увешанную дорогими картинами, обставленную тумбами из орехового дерева, огромным столом, за которым могли бы расположиться шестнадцать человек, уселся в одно из кресел. К тому времени Клавдия Ивановна на дорогом фарфоровом сервизе, выпущенном еще в конце XIX века известным мастером Кузнецовым, подала форель, аккуратно обложенную дольками лимона и свежей зеленью. Алик стал с аппетитом есть рыбу. Вскоре появилась Наташа.

– А ты почему не ужинаешь? – спросил Алик.

– Что-то не хочется… Сегодня плотно пообедала с подругами.

– Что у вас нового?

– Да тебе неинтересно… Все по-старому. Что делать будешь – бильярд или караоке?

– Ты знаешь, ничего. В кабинете посижу, газеты почитаю, пару звонков сделаю. Потом спать.

– Хорошо. А завтра во сколько уедешь?

– На десять машину вызвал.

– Тогда спокойной ночи, – Наталья подставила щеку для поцелуя.

– Спокойной ночи, дорогая!

Наташа ушла. Алик остался в одиночестве. Вот так, прожив вместе больше пятнадцати лет, они стали не столько супругами, сколько добрыми друзьями. Алик не спал с женой года три. Конечно, она все понимает… Но она – умная женщина, на скандал не пойдет.

Алик поднялся в кабинет, представлявший смесь дорогой офисной мебели и морской атрибутики, среди которой присутствовали многочисленные дорогие картины с изображением кораблей, якоря, цепи, – все это Алик купил в одном из городов Италии. Алик не был моряком, но отдавал дань моде – многие кабинеты бизнесменов были украшены именно в таком стиле.

Алик просмотрел газеты. Что-то вспомнив, он подошел к мобильному телефону. Достав записную книжку, открыл ее на букве Г и набрал номер. В трубке раздался басистый мужской голос.

– Алло, Никита, это ты?

– Да, я.

– Это Алик Андрианов говорит.

– Здорово, Алик! – ответил Никита.

– Как дела? Как там, на южном побережье Франции, погода?

– Теплая. Что у тебя, Алик, какие новости?

– С американцами контракт подписали.

– Поздравляю. Еще что?

– С чиновниками московскими тоже договорился. Здание на Пречистенке нам отдать обещали.

– Отлично! Сколько бабок нужно?

– Да немного. Пару лимонов. Правда, ремонт дорогой будет.

– Что еще?

– Никита, я хочу с тобой по одной теме поговорить… Ты же – наша «крыша», – Алик сделал паузу.

– Алик, ты же знаешь – я это слово не люблю. Покровитель я, оказываю вам содействие.

– Ладно, что тут такого? Ты же не криминал, а бывший полковник ГРУ…

– Послушай, Алик, следи за базаром! – оборвал его Никита. – Я вообще-то за границей нахожусь. Спецслужбы не дремлют! Зачем ты меня светишь?

– Извини, брат, совсем забыл! Так вот тема какая. Мне сон приснился неприятный…

– Что за сон?

– Якобы Зубастик из зоны выходит и мочит меня около банка.

– И что, причины есть?

– Конечно, есть. Ты же отлично знаешь, что я ему денег должен. Я вот что хочу сказать – ты как-никак… – Алик чуть было снова не произнес слово «крыша», но, вовремя остановившись, сказал: – Ты покровительствуешь нам. Позвони в дом отдыха, где сейчас Зубастик отдыхает, узнай, когда он выходит. Я забыл – на следующей неделе или через две… Узнай, а потом мне позвони. Ты же как-никак мой неформальный партнер, – добавил Алик.

– Ладно, банкир, не дрейфь! Все будет в порядке. Органы не дремлют, – произнес Никита свою любимую фразу. – Сегодня позвонить не успею, завтра. А потом тебе перекину.

– Когда возвращаться думаешь?

– А что, есть необходимость? Тут хорошо, отдыхаю.

– Надеюсь, когда приедешь, ты меня подстрахуешь?

– О чем разговор, брат! Все сделаем как договаривались. Привет жене и любовнице! – сказал Никита, подчеркнув, что прекрасно знает всю подноготную Алика, хотя и находится за границей.

Алик положил трубку. Взяв со столика сигару, он специальными щипчиками отрезал кончик и, подойдя к камину, вытащил оттуда уголек, поднес его к сигаре. Закурив, он подошел к окну, из которого открывался прекрасный вид на лес, задумался. Еще не так давно у него была «крыша» криминального авторитета Зубастика – Ильдара Ахметшина. Потом он познакомился с Никитой Солнцевым, полковником ГРУ, который помог ему сделать пробивку одного контракта с иностранными партнерами. После этого они тесно сошлись, несколько раз обедали в ресторанах. Во время одного из обедов Никита сделал Алику неожиданное предложение – стать его «крышей». Конечно, Алику импонировал Никита. Все-таки не уголовники.

– Тем более я скоро ухожу в отставку, – добавил Никита. – Но это ничего не меняет. Ребята у меня остались, связи я поддерживаю. Если нужно – подстрахуем по всем параметрам. У нас связи с ФСБ, с РУБОПом, даже со службой безопасности президента, так как мы участвуем в общих проектах. А кто у тебя? Какие-то уголовники, наркоманы, от которых неизвестно что ждать дальше!

– Это логично, – ответил Алик. – Но ты же знаешь, что не так-то легко освободиться от криминальной «крыши».

– Это моя проблема, – сказал Никита. – Главное – нам с тобой договоренность иметь. Так как, переходишь к нам под покровительство или останешься с Ильдаром работать?

Алик недолго раздумывал и согласился.

Затем, когда были подписаны все «сейфовые» документы о том, что Алик должен сумму в размере двадцати процентов отсылать Никите и его коллегам, Алик стал ждать. Но Никита не спешил убрать криминального авторитета Ильдара. Напротив, он предложил Алику провернуть с ним финансовую операцию. Дело в том, что Ахметшин уже около четырех лет занимался рэкетом и скопил достаточно много денег. Кроме этого, он имел двадцать шесть процентов от бизнеса Алика. Алик и предложил Ильдару вложить его деньги в одно прибыльное предприятие. Но особенность этого вложения заключалась в том, что Ильдар со своей бригадой должен был привезти наличные деньги – «черный нал». Те согласились. Через некоторое время Ильдар с двумя телохранителями вошел в кабинет к Алику и положил на стол спортивную сумку, в которой было около четырех миллионов долларов.

– Вот наша доля, – сказал он. – Теперь мы с тобой партнеры.

– Конечно, брат! – ответил Алик, обнимая Ильдара. – Мы партнеры.

Но через пару дней случилась неприятность. Машину, в которой ехал Ильдар, остановил СОБР. У него были изъяты патроны, пистолет и наркотики, которые ему подкинули, так как Ильдар ни оружия, ни наркотиков с собой не возил. После был суд, и Ахметшин получил пять лет. Как только Ильдара посадили, начались неприятности и в его бригаде. То кто-то попадет в дорожно-транспортное происшествие со смертельным исходом, то кто-то упадет с балкона в нетрезвом состоянии, хотя в бригаде существовал «сухой закон», то кто-то исчезнет бесследно… Так бригада из шестнадцати человек постепенно растворилась, а те несколько человек, оставшихся на свободе, предпочли уехать в свои родные города. Тогда место «крыши» и занял Никита Солнцев со своей командой из бывших гэрэушников.

К тому времени Никита ушел в отставку и создал что – то типа частного охранного предприятия. Конечно, у Алика были проблемы. Было несколько наездов криминальных структур с целью взять их банк под свою опеку. Но все проблемы Никита успешно решал.

Поработав с Аликом какое-то время, Никита переехал на постоянное место жительства на южный берег Франции, где купил уютную белоснежную виллу почти на самом берегу, и почти все время проводил там, получив французское гражданство. Но время от времени он приезжал в Россию разрешать нестандартные ситуации, которые возникали иногда у Алика.

На следующий день после разговора с Аликом Андриановым Никита Солнцев лежал возле бассейна в удобном кресле и наслаждался теплыми лучами средиземноморского солнца.

Глядя в морскую даль, Никита задумался. Трудно было предположить несколько лет назад, что он из простого полковника ГРУ, ничем не выделявшегося среди других, готовившегося выйти в отставку, превратится в преуспевающего бизнесмена, обитающего в одном из самых престижных уголков мира.

Поначалу карьера Никиты Солнцева складывалась традиционно. Сын военного, он без особого труда поступил в один из самых престижных в то время институтов – Институт военных переводчиков, впоследствии переименованный в Военный институт. Он окончил его достаточно хорошо, изучив два языка – арабский и английский, причем арабский был основным. Затем – загранкомандировки: Сирия, Йемен, Ливия, наконец, работа в Десятом управлении Генштаба.

Неожиданно наступила перестройка. Все разом изменилось. Полковники самого элитного подразделения Вооруженных сил стали получать все меньше и меньше и отставали от молодежи, которая бросилась в рынок и торговала всем, чем придется, начиная от сникерсов и импортного ширпотреба. Никита отчетливо понимал ситуацию. Если раньше у него была ухоженная белая «шестерка» и он гордился ею, то теперь машина не смотрелась на фоне пусть даже трехлетних иномарок, привезенных из Германии, – «Мерседесов» и «БМВ». А на таких машинах сейчас ездили пацаны, которые еще недавно играли в его дворе в Ясеневе, где он по-прежнему жил в небольшой трехкомнатной квартире с женой и дочкой.

Конечно, такой финансовый расклад Никиту совершенно не устраивал. Он, как разведчик-аналитик, стал изучать различные ситуации и обнаружил простую вещь – все его коллеги из правоохранительных органов, особенно из МВД и ФСБ, давно уже завели себе подшефных коммерсантов, то есть занимались не чем иным, как «крышеванием». Конечно, от них требовалось в основном отбивать наезды рэкетиров-бандитов. Те, кто работал в МУРе, РУОПе или в других силовых подразделениях МВД, делали это просто. Ведь бандиты боялись этих организаций, и никто не хотел с ними связываться. Но у Никиты такой возможности не было. Кого он испугает, кто знает, что такое ГРУ? Поэтому Никите нужно было искать собственный путь. И неожиданно такая возможность представилась.

В один из дней ему позвонил сослуживец, который только что уволился из ГРУ и работал в одной из коммерческих структур. Он предложил Никите непыльную работу.

– Есть одни коммерсанты, – сказал он, – которые ищут партнеров по бизнесу. Свой взгляд они обратили на Ближний Восток. Ты у нас в этом деле дока. Можешь им помочь?

Через некоторое время Никита познакомился со своими первыми и последними коммерсантами – Михаилом Кузьминым и Аликом Андриановым. Вскоре они заключили «джентльменский» контракт и поехали вместе в одну из стран Ближнего Востока. Никита был в роли переводчика. Он переводил различные газеты, коммерческие журналы, а друзья искали партнеров. Никита участвовал в переговорах.

Вскоре партнеры были найдены. Необходимо было выяснить, насколько эти арабы благонадежны. Вот тогда-то Никите и пригодилась профессия разведчика. Используя весь имеющийся опыт, он сумел быстро провести пробивку партнеров и убедить Алика с Мишей, что те достаточно благонадежны и неожиданных поворотов в бизнесе от них ждать не придется. Арабы дорожили своей коммерческой репутацией и «кидать» новых русских партнеров не собирались.

После этой сделки Никита получил приличную сумму – около пяти тысяч долларов. Но радость его была недолгой. Приближался год, когда он должен был покинуть Вооруженные силы по возрасту. Ему оставалось служить около трех лет. Вернувшись в Москву, он понял, что сейчас у него возникла хорошая перспектива, что ему лучше раньше уйти к этим ребятам, чем уподобиться своим коллегам, которые днем торчат в Генштабе, а вечерами подрабатывают грузчиками. «Нет, это не для меня, – думал Никита. – В конце концов, я сумею обработать этих предпринимателей!»

И тут у него родилась фантастическая идея. Он изобрел потрясающую схему. Попросив у одного из сослуживцев дорогой костюм, он пригласил Андрианова и Кузьмина в ресторан и там изложил им суть своей схемы. Отныне он гарантирует им снятие всех проблем – по линии безопасности, по линии разведки, по линии проверки партнеров, конкурентов и так далее, то есть полное выполнение роли «крыши». Кузьмин и Андрианов тут же среагировали на это предложение положительно. Они сказали, что будут рады иметь с ним дело. Никита им импонирует как действующий офицер, за ним стоят серьезные силы, подчеркнул Андрианов, намекая на то, что Никита говорил им, будто представляет засекреченную организацию. На самом же деле никакой организации не существовало. Никита придумал ее – не предлагать же услуги одного человека, лучше создать миф. Одним из представителей этой мифической организации выступал его сослуживец, который сидел рядом за столиком и молча кивал в знак подтверждения всего, что говорил Никита.

Коммерсанты поверили Никите. Но было одно небольшое «но». Коммерсанты имели «крышу», во главе которой стоял лидер группировки Ильдар Ахметшин, в криминальных кругах известный под кличкой Зубастик. Нужно было от него освободиться.

– Так что если мы сможем освободиться от Зубастика, – говорил Кузьмин, – то милости просим. Но при этом мы должны оставаться в стороне, в этом деле участия не принимать. Сможете – приходите к нам, и мы с удовольствием будем с вами работать.

Так закончился тот исторический вечер в ресторане, который резко изменил всю дальнейшую судьбу Никиты.

Никита сразу же написал рапорт об увольнении. Процесс оформления увольнения из Вооруженных сил занял около месяца. Еще какое-то время он уговаривал своего сослуживца, который присутствовал на встрече в ресторане, стать его компаньоном по новому проекту. Но сослуживец отказывался, так как не верил в успех задуманного дела. Но когда Никита выплатил ему авансом часть денег, согласился. Вскоре сослуживец тоже уволился.

Дальше нужно было изучать предмет будущей деятельности. А этим предметом было отстранение от дел бригады, возглавляемой Ильдаром Ахметшиным. Около двух-трех месяцев Никита потратил на сбор соответствующего материала о деятельности этой бригады. Через три месяца он уже знал, что в состав бригады входят шестнадцать боевиков. Многих он знал по именам, имел их фотографии. Кроме того, он знал, как они проводят время, знал все коммерческие точки, которые они контролировали. Все эти сведения требовали больших затрат.

Первое время Никита сам осуществлял наблюдение за бригадой, мотаясь денно и нощно за боевиками и за Ахметшиным. Вскоре у него образовалось достаточно пухлое досье на каждого члена бригады. И тут Никите пришла в голову мысль, что такое досье можно с успехом продать службе криминальной милиции, РУБОПу или МУРу, которые интересуются этой бригадой. Жаль только, что денег мало заплатят…

Наконец был разработан нехитрый план. Заплатив деньги знакомым рубоповцам, Никита смоделировал задержание самого Ахметшина и подбросил ему оружие и наркотики, которые заранее были им приобретены. Рубоповцы охотно согласились провернуть это мероприятие, так как Зубастик уже порядком надоел им своими выходками. В назначенный день такая операция была успешно проведена. Правда, потом люди Зубастика пытались через адвоката выкупить его и прекратить дело, но Никита внимательно контролировал c помощью подкупленных людей все попытки и пресекал их, хотя это стоило ему больших усилий и денег.

Зубастик получил срок, правда, небольшой – всего пять лет. Теперь пришла очередь остальных членов бригады. Тут Никита пошел по проторенному пути. Он уже одолжил деньги у банкиров, не говоря им, на что они пойдут, и с помощью таких же нехитрых операций нейтрализовал остальных. Кое-кого пришлось убрать лично. Так получилось, что один из боевиков во время проведения операции заметил его. Никита самолично выбросил его из окна двенадцатого этажа дома, где тот жил, а в мертвого влил полбутылки водки, чтобы инсценировать самоубийство, – будто бы парень сорвался вниз в пьяном виде.

Еще через некоторое время Никита пришел к Кузьмину и Андрианову и заявил им, что теперь бригады нет, теперь он является их «крышей». Коммерсанты охотно согласились на его услуги.

Когда все члены группировки оказались кто на нарах, кто в земле, Никита решил создать свою собственную структуру. Он набрал бывших сотрудников правоохранительных органов, а также людей из Генштаба и официально оформил частное охранное предприятие, сделав генеральным директором бывшего муровца, который имел серьезные связи в системе МВД и без труда пробил соответствующую лицензию. Единственным владельцем охранной фирмы был Никита Солнцев.

Дела шли успешно. Если происходил наезд криминальных структур на банк или финансовую группу Андрианова и Кузьмина, то Никита тут же направлял на стрелку своих сотрудников. Естественно, боевики, увидев перед собой оперов, пускай даже бывших, не хотели связываться с ними. Постепенно у фирмы Никиты создался положительный имидж среди коммерсантов, и у него стали появляться коммерческие точки, которые с удовольствием переходили под его опеку.