• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

Пирамида смерти

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 

Как это было

Всякая история имеет начало. Эта история началась с обычного телефонного звонка, который раздался осенним вечером в моей квартире. Звонили издалека. Сняв трубку, я услышал голос своего коллеги, адвоката, с которым мы вместе работали в юридической консультации.

– Привет, – сказал он, – как дела?

– Ничего, нормально. А у тебя? Где ты сейчас?

– Я в Испании, отдыхаю.

– Как отдых?

– Все прекрасно. Отдыхать – не работать. Единственное – очень жарко, больше тридцати градусов.

– Ясно. Что-то нужно сделать для тебя? – поинтересовался я, поняв, что не зря он звонит мне из Испании.

– Здесь такое дело… Есть человек, очень солидный и интересный. У него возникли проблемы.

– В чем суть? – спросил я. – Он арестован?

– Да нет пока, не арестован.

– Что, предлагают взять адвоката еще до ареста?

– Нет, может быть, ты и не пригодишься. Но все равно работа, которую ты сделаешь, в любом случае будет оплачена, причем по высокой ставке, – добавил мой коллега. – Это люди небедные. Сам он в прошлом банкир, правда, сейчас живет постоянно за границей. И тут проблемы возникли…

– Понимаю. Что-то, связанное с хищением или с мошенничеством? – пытался угадать я.

– Почти правильно. Но помимо этих проблем, у него есть проблемы и с его «крышей», так что будь осторожен, если это дело тебе интересно.

– Ладно, давай возьму, – сказал я.

– Отлично! Тут рядом со мной жена его находится, ее зовут Татьяна, я передаю ей трубку. Ты обо всем с ней договорись.

Да, дело действительно необычное. Человек не арестован, находится на свободе, а уже сейчас ему требуется адвокат. Обычно у нас в стране все происходит наоборот – все живут по старой русской пословице «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится», то есть пока человека не арестуют, никто адвоката не приглашает.

Конечно, есть исключения. Сейчас многие предприниматели, банкиры и уголовные авторитеты имеют своих штатных адвокатов, с которыми встречаются практически ежедневно, когда возникает та или иная опасная ситуация. Для этой категории людей такая необходимость становится все более очевидной. Адвокаты часто подстраховывают их, сидят у телефона как на круглосуточном дежурстве.

Те, кто нас приглашает, отчетливо понимают, что жизнь полна неожиданностей. Сегодня ты можешь быть в фаворе, быть очень богатым, а завтра – разоренным или обвиняемым в каком-либо преступлении. Поэтому и необходима такая подстраховка с адвокатской поддержкой.

Через минуту я услышал приятный женский голос.

– Алло, меня зовут Татьяна, – сказала женщина. – Вам будет удобно, если я прилечу через два-три дня? Тут нужно еще кое-какие дела доделать… Я вам тогда позвоню на мобильный телефон. Хорошо?

– Хорошо, договорились, – ответил я. – Как мы встретимся?

– Обо всем договоримся, когда я буду в Москве, – сказала Татьяна.

Ровно через три дня Татьяна позвонила мне. Мы договорились встретиться с ней в центре, напротив Госдумы, в одном из баров, примыкающих к гостинице «Москва». Когда я попросил ее описать себя, чтобы я мог ее узнать, она неожиданно перебила меня:

– Давайте лучше я вас буду искать.

– Хорошо, тогда я опишу себя, хотя это очень трудно сделать…

– Ничего, я вас узнаю.

Через некоторое время я уже сидел в условленном месте и ждал Татьяну. Было около полудня. Народу в баре было немного, поэтому вычислить Татьяну было несложно – женщин в баре почти не было, за исключением двух молодых девушек, сидевших за столиком, пивших кофе и увлеченно о чем-то разговаривающих.

Вскоре в бар вошла молодая женщина лет двадцати восьми, невысокого роста, с темными длинными волосами. Несмотря на то что было прохладно, она была без головного убора, в норковой шубе, достаточно симпатичная. Она подошла к столику, назвала меня по имени-отчеству. Я спросил ее в свою очередь:

– А вы – Татьяна?

– Да, – кивнула она головой.

Татьяна стала снимать с себя шубу. Я, выполняя роль кавалера, взял шубу и повесил ее на рядом стоящую вешалку.

– Что будем пить? – спросил я.

– В Москве очень холодно. Хорошо бы кофе…

– Капуччино, эспрессо?

– Давайте капуччино.

Мы заказали кофе.

– Прежде всего я хочу, чтобы вы выслушали меня, – начала Татьяна, – потому что я не знаю, что мне делать. Я знаю, о чем просить вас, что вы могли бы сделать, но хотелось бы, чтобы вы были в курсе всей нашей истории.

– Может быть, не надо подробностей? – спросил я. – Может, лучше сразу о деле?

– Нет, нет, для меня это очень важно. Я хочу, чтобы вы знали, что мы не преступники.

– А с чего вы взяли, что я думаю так?

– Ваш коллега говорил, что вы имеете дело с наиболее отпетыми элементами… Уголовниками.

– Начнем с того, – сказал я, – что все они для меня подозреваемые, а еще лучше, как мы их называем, – клиенты. А преступниками их называет только суд, извините за банальность. Так что вы для меня не преступники.

– Нет, я не хочу, чтобы вы плохо думали о нас. Понимаете, мы люди из другого мира, мы не имеем к ним никакого отношения! Вернее… – Татьяна помолчала, – вернее, конечно, имели, но… Давайте лучше все сначала. У вас есть немного времени?

– Время есть.

Мне стало не по себе от сознания того, что сейчас Татьяна выложит какую-нибудь длинную историю – родились, женились и так далее… Но, как ни странно, Татьяна начала свой рассказ достаточно интересно, не упуская ни одной важной для дела детали.

– Мы познакомились с Антоном десять лет назад. Антон – это и есть мой муж, у которого возникли проблемы. Тогда мы учились в финансовом институте. Антон был на факультете международных экономических отношений, там учились ребята, а я училась на другом факультете.

Познакомились, полюбили друг друга и поженились. Через два года закончили институт. Антон получил распределение в престижный банк, я, как его супруга, также пошла в этот банк, вернее, вскоре меня туда устроил Антон. Мы начали работать. Антон очень способный, и начальство это сразу оценило. Его стали постепенно выдвигать на руководящие должности. К тому же Антон очень легко сходился с людьми и располагал их к себе.

Антон проработал года два или три в этом банке и на одном из совещаний неожиданно встретил своего сокурсника, Семена Шебунина. Семен к тому времени был заместителем председателя правления одного из средних банков. Они оба очень обрадовались встрече. Потом Семен приезжал к нам в гости. Вскоре он предложил Антону перейти работать к нему в банк и пообещал сразу назначить его своим помощником. Поскольку оплата была значительно выше, Антон и я решили принять это предложение.

Банк находился в центре Москвы, недалеко от Арбата. Семен сдержал свое слово, и Антона сразу же посадили на работу с крупнейшими частными вкладчиками этого банка. В его обязанности входило отслеживать их кредитную историю, принимать у них платежи и осуществлять в соответствии с этим банковские приказы.

Антон был очень доволен работой у Семена.

Через некоторое время Семен пошел на повышение – его сделали председателем правления банка. И тогда Антон впервые встретился с Игорем Казаковым. Это был крупнейший клиент банка, он осуществлял там свои финансовые операции. Еженедельно он привозил крупные суммы денег, буквально мешки, и сдавал их в банк. Несмотря на то что такие поступления были еженедельными, Игорь брал у банка кредиты, но всегда своевременно возвращал их.

И поэтому он был привилегированным клиентом.

Семен решил познакомить Игоря с Антоном и сделать так, чтобы Антон лично курировал его банковские дела. Надо сказать, что Игорь, хотя и бандит, – уточнила Татьяна, – в прошлом комсомольский работник. Он, как вы можете себе представить, внешне ничем не отличался от других. Они даже чем-то были похожи с Антоном. Мы тогда еще не знали, чем занимается Игорь.

Единственное, он говорил, что в прошлом был комсомольским работником, а сейчас – преуспевающий бизнесмен.

В общем, стали они работать напрямую. А однажды Игорь пригласил нас с Антоном в ресторан. Он выбрал самый дорогой и заказал изысканный ужин. Игорь был с симпатичной девушкой. Она была в очень дорогой одежде. Почти весь вечер она молчала. Игорь относился к ней как-то снисходительно, что ли… Тогда я почувствовала: что-то не то в их отношениях. Тем не менее вечер проходил неплохо. Мужчины немного выпили, и Игорь предложил Антону по совместительству быть его финансовым консультантом.

Антон очень удивился: «Какой же я консультант, если вы мешками деньги возите в банк? Вы умеете зарабатывать! В чем же я вас буду консультировать? Как деньги правильно складывать?» – «Нет, – улыбнулся Игорь, – мне от вас нужны консультации по тем или иным финансовым проектам, участвовать в которых мне предлагают и в которые я могу вложить свои деньги. Но я не разбираюсь в тонкостях финансовых дел. Поэтому мне и нужна ваша консультация. Пробить что-то – это уже не ваши проблемы, это мы сами сделаем, а финансовые схемы – это для нас очень важно». Тогда Антон и заметил, что Игорь употребляет слова «для нас», а не «для меня». Конечно, можно было представить, что человек, имеющий такие огромные деньги, работает не на себя, а еще с кем-то.

Тогда мы согласились. А в качестве поощрения, сказал Игорь, что будет приплачивать Антону достаточно солидную сумму. Для нас это было очень кстати, так как мы собирались покупать квартиру. Машину к тому времени мы уже купили.

Все и началось с этого ужина… Время от времени Игорь привозил такие же мешки, а иногда вечерами они встречались с Антоном, и Игорь вычерчивал ему различные схемы, а мой супруг говорил: это не пройдет, это невозможно, тут будут сложности, а тут – большие проблемы с налогами… В общем, Антон консультировал Игоря.

А потом… Потом и началось самое страшное.

– Страшное? В чем? – спросил я.

– В том, что убили Семена.

– Что, ваш муж подозревается в этом? – сразу спросил я.

– Нет, нет, все по-другому… Вы знаете, за что убивают банкиров?

– Примерно догадываюсь. В основном за невозврат кредитов.

– Да, но бывает совсем наоборот. История была такая. Как-то Игорь приехал в банк без мешков и сказал, что ему нужен срочный кредит и он хочет поговорить с Семеном. Они вдвоем закрылись в кабинете и о чем-то долго говорили.

Семен, как потом выяснилось, дал Игорю кредиты, не оформив никаких документов. В принципе его тоже можно было понять: ведь у Игоря лежали немалые суммы в этом банке, и он не мог просто так скрыться. И суммы на его счете превосходили сумму кредита, хотя и кредит был не маленьким – несколько миллионов долларов. Но то, что он не оформил документы, вероятно, и стало его смертным приговором.

После того как Игорь получил разрешение и деньги были ему выданы, произошло несчастье. Семена убили в подъезде собственного дома. Причем Семен, как и мы, недавно купил квартиру на Ломоносовском проспекте, трехкомнатную, оборудовал видеокамерами, всевозможными кодовыми замками, поставил две железные двери. Кроме того, он ездил на своем «шестисотом» «Мерседесе» все время с охраной.

– А как его убили? – поинтересовался я.

– Об этом писали и показывали по телевизору. Он выходил из подъезда, там недалеко стоял парень с цветами, будто ждал кого-то. Семен не обратил на него никакого внимания, закрыл дверь лифта, и вдруг парень отбросил цветы и выстрелил в него. А внизу его ждал еще один, для подстраховки. Они пять или шесть пуль влепили в Семена и исчезли…

По горячим следам их, естественно, не нашли. Как ни странно, после этого убийства Игорь больше не появлялся в банке. Потом приехала следственная группа из прокуратуры, проверки начались. Все это тянулось около двух месяцев. Моего мужа вызвали на допрос в районную прокуратуру по факту этого убийства. И там они встретились с Игорем. Игорь также шел как один из подозреваемых.

Вот тут, – Татьяна помолчала, – произошла кульминационная встреча. Следователь спрашивает Антона напрямую: «А как вы считаете, кому в последнее время ваш шеф, Антон Шебунин, мог дать кредиты?» И называет несколько фамилий, среди которых была и фамилия Игоря. Мой муж сказал: «Я при этом не присутствовал и не могу знать, кому он что выдал». Конечно, мы догадывались, что кредит получил именно Игорь, но Игорь сказал, что никакого кредита он не получал, что у него есть возможность брать кредит в другом месте. К тому же у него есть большие вклады в нашем же банке и ему кредиты не нужны. Антон подтвердил тогда, что это так и есть. Видимо, следователя это вполне устроило. Так все и закончилось.

Через некоторое время Игорь появился в банке. Он был очень доволен и пригласил Антона со мной в ресторан. Я не помню, о чем он говорил, но мне было очень неприятно – я чувствовала, что вина за убийство Семена лежит на Игоре.

Я всю ночь говорила об этом со своим мужем. Но Антон убеждал меня: «Мы же тоже не все знаем… Ведь может быть совпадение! Может быть, он действительно не брал кредиты! А если и взял, то, может, и не он заказал убийство… Я не очень верю в это. В конце концов, Игорь в прошлом – комсомольский работник, не мог он пойти на убийство!»

Дела в банке стали идти плохо. Игорь начал постепенно переводить свои капиталы в другой банк. А затем он вдруг исчез, предварительно сняв все деньги со счета. Банк стал затухать, резко сократились доходы, премии. Мой муж понял, что оставаться в этом банке не имеет смысла. Но найти работу без рекомендации было очень сложно.

Тогда он решил найти Игоря и обратиться к нему с просьбой помочь с поисками работы. Не помню, каким образом он отыскал Игоря, но они договорились о встрече. Антон мне подробно рассказывал о ней. Встретились они в одном из ресторанов. Игорь очень обрадовался. Они долго разговаривали с Антоном, и когда Антон сказал ему, что собирается уходить из банка и не сможет ли Игорь устроить его на работу, Игорь внимательно посмотрел на него. «Есть возможность устроиться на работу, – сказал он. – Тем более я тебе обязан в какой-то мере…» – «Ты обязан мне?» – удивленно переспросил Антон. «Да, помнишь, ты же не сдал меня следаку, что я брал кредиты? Значит, тебе можно верить. Знаешь, что я хочу тебе сказать? Мы создаем свой банк. Вернее, не свой, а мы вливаем свои капиталы в один из банков, но будем являться его учредителями, и нам нужен свой смотрящий». – «Смотрящий?» – переспросил Антон. «Ну, не смотрящий, а наблюдатель, наш человек. Как ты посмотришь на такое предложение, если мы направим тебя в этот банк наблюдателем в ранге заместителя председателя правления этого банка и ты будешь фактически заниматься контролем и проворачиванием наших финансовых дел?»

Потом они еще несколько раз встречались, вычерчивали различные схемы возможной работы, сотрудничества и так далее. Антону все это очень понравилось, и вскоре он уволился с прежней работы и перешел в новый банк.

Это был банк среднего класса, но он входил, по-моему, в тридцатку лучших банков. Находился он в центре, имел достаточно солидные апартаменты. Все там было с евроремонтом, отделано мрамором, стояла дорогая импортная мебель. Моему супругу полагалась служебная машина и охрана.

И оклад был солидный. Кроме оклада, была хорошая премия и процент от сделок. Вскоре мы приобрели себе новую квартиру, сделали хороший ремонт, купили новые машины, иномарки. Мы стали часто ездить за границу. Вот тут я хотела бы уточнить. У них были очень специфические отношения с Игорем…

– В чем это выражалось? – спросил я.

– В основном их финансовые отношения складывались следующим образом. У Игоря постоянно были наличные деньги, и он мог позвонить Антону и сказать: сегодня приедет человек, заберет пятьсот тысяч или миллион долларов налом, приготовь сумму. Приезжал человек, обычно с типичной бандитской внешностью…

– И из этого вы сделали вывод, что Игорь бандит?

– Нет, это выяснилось позже. В конце концов, мы понимали, что для таких дел могли быть наняты специальные люди. Это не показатель. В общем, в течение недели Игорь то привозил пятьсот тысяч, то забирал, то миллион, то два миллиона… Постоянно курьеры ездили, привозили и увозили мешки с налом. А Антон выдавал из резерва. А потом, в конце недели, в пятницу или в субботу, они обязательно встречались и полдня сидели за расчетами, проверяя все, сравнивая со своими бумагами.

В последнее время Игорь стал приезжать со своим бухгалтером, который, видимо, вел всю эту переписку.

– Почему? Он что, не доверял Антону?

– Нет. Как раз наоборот, он ему доверял. Просто, вероятно, такие перемещения были не только через банк Антона, но и через какие-то другие структуры. Вот для того, чтобы как-то отслеживать свою кредитную историю в течение недели, Игорь и брал бухгалтера, который фиксировал все в бухгалтерских документах.

– Я не пойму, с чего вы решили, что Игорь – бандит? Пока я никаких признаков не вижу.

– Это все не сразу обнаружилось… Первое прозрение наступило на дне рождения Игоря. Он пригласил нас. Антон уже работал в его банке. День рождения отмечался на очень престижном судне, которое постоянно пришвартовано недалеко от пятизвездочной гостиницы на Москве-реке. Там было человек двести или триста, очень много. Все они приехали на шикарных машинах. Сначала мы думали, что это «крыша» Игоря… Все настолько переплелось, что и бизнес, и «крыша» все время рядом. А потом смотрим: Игорь всем указания дает, они их выполняют, причем выполняют так, что сразу ясно, что дисциплина соблюдается очень строго. Потом видим: стали появляться бизнесмены, которых мы посчитали его партнерами.

Оказывается, нет, это были подшефные бизнесмены, те, которым Игорь делает «крышу». Иными словами, потом Антон стал говорить с Игорем, и тот ему признался, что он начинал с откровенного рэкета, чисто бандитских наездов, а затем, когда скопил большие деньги, стал пускать их в оборот. Но поскольку у него была своя собственная группировка, она эти деньги и охраняла. Охраняла и никому не доверяла. Конечно, он не вел активную преступную деятельность, как многие беспредельщики, но деньги добывал тоже преступным путем.

Наступил 1995 год. Уже два года действовала система ГКО. Вначале Антон к этому серьезно не относился, но затем, через своих коллег, стал узнавать, что это достаточно выгодное дело: помещаешь на какое-то время свои деньги, а потом получаешь их с большими процентами. И многие стали заниматься этими ГКО. Антон прекрасно понимал, что это обыкновенная пирамида, что рано или поздно она рухнет.

Но соблазн заработать большие деньги был все же очень велик. Примерно около года Антон колебался. Надо сказать, я в эти дела не вмешивалась. Антон сам начинал по вечерам разговор на эту тему: «Как ты считаешь, стоит ли мне убедить их заняться ГКО?» И сам начинал рассуждать и в конце концов приходил к выводу, что все же не стоит.

Но потом что-то произошло с ним, я даже не могу объяснить, отчего, и он вдруг решился. И самое интересное, что это началось именно в 1997 году, за полгода до этих печальных событий.

Тогда он и пошел к Игорю на разговор. А разговор у них был серьезный. Игорь сначала ни в какую: не верю я государству, в азартные игры с ним я не играю. Но Антон убеждал его: «Посмотри, сколько примеров, сколько известных банков, например, банки из первой пятерки, у них свои люди в государстве есть, чиновники информируют их обо всех событиях. Я сейчас завязал хорошие отношения с владельцем одного из таких банков. Он всегда меня предупредит». Тогда Игорь сказал: «Антон, а ты понимаешь, что может случиться, если мы проиграем?» Антон помолчал. Игорь продолжал: «Это не мои деньги, а общаковские». Тогда мы точно поняли, с кем имеем дело. «Поэтому мы не должны проиграть! Но если ты считаешь, что это нужно и в самом деле безопасно, я переговорю с ребятами. Если они одобрят, мы так и сделаем».

Теперь уже Антон был сам не рад своей идее. Однако через два дня Игорь привез ему положительный ответ. Вскоре все деньги, которые были в резерве, были вложены в ГКО. Антон сам долго занимался этим через свои источники. Затем был первый платеж. Он был очень удачным и принес большую прибыль.

Потом снова была закупка, а потом… Потом наступило 17 августа. Я этот день буду помнить всю жизнь! – Татьяна сделала паузу, а через минуту продолжила: – Тогда я была на даче, Антон позвонил мне на мобильный около половины первого дня и сказал, чтобы я никуда не выходила из дома и ждала его приезда. Я была очень удивлена: «Что случилось?» – «Расскажу при встрече, – сказал он и неожиданно спросил: – А документы у тебя с собой?» – «Да нет, все в Москве осталось», – ответила я. Вскоре Антон приехал. Он был какой-то взъерошенный. «Что случилось?» – спросила я. «Все, конец! – сказал он. – Нам надо срочно уезжать из страны!» Тогда я и узнала о крахе ГКО. «Меня уже ищут. Я уехал, а мне звонили, что меня разыскивают в банке… Где твой паспорт?» – «Он в квартире». «Черт возьми! – махнул раздраженно рукой Антон. – Наверняка они знают наш адрес. Как же быть? Как же твои документы забрать?» Он даже закричал на меня: «Сколько раз я тебе говорил, что у меня такая профессия, нужно постоянно иметь с собой документы!»

И вот что я придумала. Была у меня хорошая подруга, она жила недалеко. Я позвонила ей и договорилась встретиться. Мы подъехали, я передала ей ключи и все объяснила, где что лежит, попросила принести документы. А сама сижу и жду. Подруга пошла. Ее долго не было, наверное, часа два.

Наконец она возвратилась. Надо сказать, что я ее заранее проинструктировала. И оказалась права. Ее задержали в подъезде незнакомые ребята, стали спрашивать, куда она идет, не знает ли, где Антон, где я, почему они прячутся. На пейджер Антона постоянно шли сообщения: «Антон, срочно перезвони Игорю!», потом – Роману, потом – Вадиму… Антон не выдержал – нервы были на пределе – и выбросил пейджер.

Вскоре мои документы были у меня в руках. Теперь нужно было срочно уезжать из страны. Я спрашиваю у Антона: «Разве то, что мы где-нибудь спрячемся, что-то даст? Они все равно нас найдут!» – «Не найдут, – сказал Антон, – а если и найдут, то не сразу. Ничего, мы все успеем сделать».

Потом мы стали думать, как выбираться из Москвы. В Шереметьево ехать было бесполезно – наверняка нас там уже ждали. Я снова обратилась к Антону: «Давай поговорим нормально, спокойно. В конце концов, объясни им, что ты ни в чем не виноват, что само государство создало эти ГКО, само же их и угробило. Ты-то здесь при чем?» – «Неужели ты не понимаешь, – раздраженно ответил мне Антон, – ведь это я им посоветовал, я втянул их в эту игру! В любом случае с ними разговор очень короткий. Может быть, не больше одной минуты… Что им моя жизнь? Да ничего!» Я ему верила полностью. Не буду утомлять вас рассказом о том, как мы покидали Россию, скажу одно – выехали мы на Кипр через Ленинград. До Ленинграда доехали на машине.

– А почему на Кипр? – спросил я.

– Кипр – это первая страна, которая пришла на ум. Во-первых, безвизовый въезд, во-вторых, надо было побыстрее спрятаться.

Потом уже мы оказались в Испании. Стали жить там, прожили три месяца. А потом я узнала самое главное, Антона начали искать, причем искать стали правоохранительные органы. Его стали обвинять в том, что он похитил из банка крупную сумму денег, чуть ли не тридцать миллионов долларов. Это совершенно невозможно! Он даже доступа к деньгам не имел! В общем, я хотела бы просить вас, не могли бы вы узнать, существует ли уголовное дело по факту хищения этой суммы денег.

– Но как я могу это сделать? – спросил я ее. – Я что, приду и скажу – я адвокат такого-то, скажите, мой клиент вас интересует или нет? Вы собираетесь разыскивать его, обвиняете в чем-либо? Мне никогда не дадут такой информации! Это бесполезно.

– Но ведь существуют какие-то приемы… У вас же есть знакомые!

– А у вас есть знакомые в банке, которые могли бы дать информацию об этом?

– Есть.

– Может, попробуем действовать через них?

– Но я не хотела бы прибегать к их услугам, я допускаю, что может произойти утечка информации и Игорь со своими сообщниками может узнать, что я приехала. А так пока, кроме вас, никто не знает, что я в Москве.

– Да, конечно, в этом есть резон, – кивнул я головой. – Даже если я приеду в банк, даже если через своих знакомых найду человека, который сможет мне что-нибудь сообщить, то где гарантия, что он в самом деле будет знать и сообщит мне именно то, что является достоверным?

– Хорошо, а если действовать через правоохранительные органы?

– Через какие?

– Ну, те, которые могут вести эти дела.

– А вы знаете, кто из органов может вести такие дела? – задал я встречный вопрос. – Предположим, я прихожу в следственный отдел района, где находится ваш банк. Они говорят, положим, честно – мы не в курсе. А это дело может вести городское управление по экономическим преступлениям, или, скажем, какая-то иная спецслужба, или органы прокуратуры. Это вычислить практически невозможно. И самое главное – следователи могут об этом не знать. Это дело может находиться на стадии оперативной разработки.

– А что это такое? – спросила Татьяна.

– Это когда действуют только сыщики, оперативники. Они собирают первоначальный материал, а уже потом, на основании этого материала, делаются выводы – возбуждать дело или не возбуждать.

– Ну что же, получается, я зря приехала? – спросила Татьяна. – Только для того, чтобы рассказать вам эту историю? И выслушать от вас слова сочувствия, получить совет, что надо себя беречь и поскорее уезжать обратно?

– Нет, – я покачал головой, – конечно, так думать не стоит. Погодите, есть у меня человек, который сможет вам помочь. Тем более по долгу службы.

Татьяна удивленно посмотрела на меня:

– А он надежный?

– Да, это его работа.

– А что это за человек?

– Это бывший оперативный работник. Когда-то он работал в одной из правоохранительных организаций Москвы. Сейчас, выйдя в отставку, он занимается частной охранной деятельностью, точнее, работает в фирме по предоставлению охранных услуг. Вот он, насколько мне известно, – а встречался я с ним недавно, – как раз работает как частный детектив, занимается сбором информации. Если вам с ним договориться, то есть официально заключить соглашение через охранную фирму, то это вполне возможно.

– Понимаете, – сказала Татьяна, – я бы не хотела светиться на фирме. Лучше всего – поговорить с ним.

– Но он же не частное лицо, – уточнил я. – И поэтому все отношения с вами он должен поддерживать только на основании официального договора. Впрочем, будет резонно, если я сам с ним договорюсь, как это лучше сделать и оформить.

Так мы и решили.

На следующий день я стал искать телефон Николая Осипова. Он в прошлом был оперативником одного из подразделений ГУВД, работающих по линии раскрытия экономических преступлений. С Николаем мне довелось сталкиваться два раза по уголовным делам.

Надо сказать, что эти встречи тогда были не из приятных. Подразделение, где работал Николай, очень рьяно бралось за выполнение любого задания. Его сотрудники практически в каждом подозреваемом видели преступника. Поэтому их первоначальное отношение к моему клиенту было враждебным.

Они «копали» все подряд под него, причем безо всякой халтуры, досконально, въедливо собирали материал, подчас никакого отношения к делу не имеющий. Откуда-то они доставали подробности личной жизни, которые люди тщательно скрывали.

Потом, когда вступали в борьбу мы, их оппоненты, и оказывали им всяческое сопротивление, отстаивая честь и интересы своих клиентов, начиналось настоящее сражение. Конечно, в переносном смысле. Есть такие люди, которые на самом деле преданы своей профессии и любят ее, переживают за нее.

Поэтому они стараются поддерживать честь мундира до конца. Вот и на наши выпады они отвечали наступлением. Так и происходили эти схватки.

Но потом произошло неожиданное – начальника Николая сняли с работы. Какие-то интриги возникли где-то «наверху».

И новый начальник, как ни странно, приказал немного изменить тактику, в том числе и по ведению нашего дела. А связано это было с одним фигурантом – уж больно крупная государственная структура была завязана, и лица, работающие в ней, в свое время обвинялись в крупном хищении.

Многие сотрудники ушли в знак протеста против несправедливых действий начальника. Тогда нам удалось выиграть дела. А Николай с коллегами вынуждены были уйти в отставку.

А потом, через некоторое время, мы с ним случайно встретились. По-моему, это было на каком-то совещании. Встречи адвоката с бывшим оперативником могут проходить по-разному.

Чаще всего коллеги Николая делают вид, что никогда тебя не видели, или, в лучшем случае, холодно здороваются, не больше. Но тут произошло обратное. Николай первым узнал меня, подошел, протянул руку и стал расспрашивать, как у меня дела.

Я не ожидал такого поворота. Ведь еще недавно мы были противниками. А тут неожиданный переход. Не знаю, может быть, люди чувствуют, что кончились профессиональные проблемы, остаются только человеческие отношения.

Мы с ним разговорились. Вскоре я узнал, что Николай работает в частном охранном агентстве, руководителем которого является его бывший начальник. И он сразу сказал мне:

– Мы знаем ваши методы работы. Возьмите мою визитную карточку, может быть, мы вам пригодимся, так как нам приходится заниматься самыми разнообразными формами работы.

Мне всегда импонировало, когда адвокаты, особенно в американских фильмах, работают с частными детективами. Столько вопросов снимается для адвоката!

Но у нас пока такие явления очень редки, так как адвокат не участвует в сборе доказательств, а может только заниматься их оценкой, да и то на стадии судебного заседания. Это, на мой взгляд, является ущемлением адвокатской стороны на следствии.

Но, к сожалению, я не нашел его визитной карточки, хотя почти весь вечер просматривал свои записные книжки. Мне было очень обидно, тем более что поздно вечером позвонила Татьяна и спросила, нашел ли я телефон.

– Не волнуйтесь, Татьяна, – ответил я, – я обязательно его найду!

Мне ничего не оставалось, как узнавать фамилии руководителей всех охранных фирм Москвы. Вскоре я нашел нужную фирму. Я набрал номер телефона и попросил пригласить Николая Осипова.

– А кто его спрашивает? – поинтересовался мой собеседник.

«Сыщики всегда сыщики, никогда не меняются», – подумал я.

– Клиент его спрашивает, – ответил я.

– А клиент фамилию имеет?

– Имеет, но назвать ее вам не может.

– Понял вас.

– Так вы позовете Николая?

– А его сейчас нет.

– Тогда пусть он мне сам перезвонит. Запишите номер.

Я продиктовал номер своего телефона.

– Так какая же фамилия? – снова спросил мой собеседник.

– Я лучше имя и отчество скажу.

– Хорошо.

Минут через тридцать раздался телефонный звонок, и мужской голос назвал меня по имени-отчеству.

– Да, слушаю вас, – ответил я, уже забыв, что мне должен позвонить Николай.

– Вы просили меня позвонить вам.

– А кто вы?

– А вы кто?

Тут я наконец сообразил, кто звонит.

– Николай, это вы?

Тут и он узнал меня, назвав по фамилии.

– Что случилось?

– Мне нужно с вами встретиться. Есть работа.

– Интересная? – спросил Николай.

– Да. Только такой нюанс – мой доверитель, с кем я имею дело, она не хотела бы светиться в вашей конторе. Дело очень деликатное. В то же время я знаю…

– Никаких проблем, – перебил меня Николай. – Сделаем вот как. Давайте встретимся в кафе. Я поговорю с ней. Бланки договора я возьму с собой. А печать, если ей надо…

– Нет, ей печать не нужна, ей нужен только результат.

– Прекрасно! Когда мы встречаемся?

– Давайте прямо сегодня, если вы можете…

– Да, могу.

Мы договорились встретиться в одном из небольших кафе в центре Москвы. Я позвонил Татьяне и сказал ей о встрече. Она очень обрадовалась.

– Как вы думаете, он нам поможет? – спросила она.

– Я думаю, он может помочь и постарается это сделать.

Через некоторое время мы сидели в кафе. Я познакомил Николая с Татьяной. Она снова стала излагать суть своего дела. Николай внимательно слушал, время от времени делая пометки в небольшом блокноте. Затем он стал уточнять детали.

– Во-первых, скажите мне отчество Игоря Казакова.

– Я его отчества не знаю.

– А где живет, тоже не знаете?

– Постойте, кажется, я знаю, что часто он приезжал откуда-то…

– Хорошо, это мы сами узнаем, – сказал Николай. – А фотографии его у вас нет?

– Есть. Я специально с собой привезла, на всякий случай. Они с мужем фотографировались.

– Покажите мне.

Татьяна протянула ему фото.

– Теперь скажите мне, где живете вы.

– А зачем вам это?

– Знать, где вас искать, узнать, ждут ли вас проблемы по тому адресу. Давайте адрес!

Татьяна продиктовала адрес. Затем Николай задал еще несколько вопросов – о банке, о правлении, когда все это происходило и другие.

– Что я вам скажу… Примерно это будет стоить… – И он назвал сумму.

Татьяна кивнула головой.

– Но я не знаю, какой будет объем внутренней работы, – добавил Николай. – Минимальный срок исполнения – неделя.

– Так долго? – удивилась Татьяна.

– А вы хотите, чтобы я узнал все за один день? Это нереально.

– И что дальше? – спросила Татьяна.

– В течение недели, в зависимости от объема работы, я скажу окончательную цену услуг. Устроит вас такое решение?

– Конечно, если будет результат.

– А какой должен быть результат?

– Знать, возбуждено против моего мужа уголовное дело или нет.

– А почему вы так интересуетесь этим вопросом? – спросил Николай. – Не проще ли затеряться за границей, если вы все равно там сейчас живете?

– Дело в том, что если возбуждено дело – вы, как сыщик, должны это знать, – то моего мужа могут найти через Интерпол достаточно быстро в любой стране. А если дела нет, тогда у нас есть шанс спрятаться от бандитов.

– Да, вы правы, это так. А как мне с вами связываться?

– Запишите мой мобильный телефон, – сказала Татьяна.

Они обменялись номерами мобильников. На этом встреча закончилась.

Прошла неделя, потом еще два дня. Но никаких звонков от Николая не было. Наконец я сам позвонил Татьяне.

– Как дела?

– Все прояснилось, – ответила она.

– Давайте встретимся, – предложил я.

Через час мы уже сидели в баре. Татьяна сияла.

– Все благополучно, никакого дела нет. Николай все проверил! – сказала она и протянула мне заклеенный конверт.

– Погодите, какая может быть благодарность? Я ничего не сделал. Я только выслушал вас и свел с нужным человеком!

– Нет, от вас очень многое зависело. Без вас я никогда бы не довела все до конца!

– Расскажите мне все подробно, – попросил я ее. – Что он сделал? Как ему удалось выяснить, что никакого дела нет?

– Он задействовал свои связи, потом побывал в банке… Он много узнал. И самое главное – что именно Игорь Казаков, по кличке Казак, ищет меня и моего мужа. Ищут они нас за границей, но ожидают и нашего приезда в Москву. Почему – непонятно. Может быть, наши звонки, когда мы звонили в банк знакомым, навели его на мысль, что мы вскоре можем появиться в Москве.

– Таня, вам нужно быть очень осторожной! – предупредил я ее. – Они могут вас найти!

– Я знаю. Я через пару дней уезжаю, – сказала она. – Так что я думаю, что мы сумеем справиться с ними. Главное, чтобы государство нас не искало. Ведь на самом деле мы ничего ему не сделали.

– Это ясно, – сказал я.

Вскоре мы простились с ней.

Прошло несколько дней. Неожиданно на мой телефон раздался звонок. Я услышал в трубке незнакомый мужской голос.

– Это Антон, – сказал мужчина.

– Какой Антон? – спросил я.

– Антон, муж Татьяны.

– Добрый день. Вы в курсе, что у вас все нормально?

– Что же тут нормального? – почти закричал в трубку Антон. – У меня жена пропала!

– Как пропала?

– Очень просто. Она не вернулась. Когда вы с ней виделись последний раз?

– Пару дней назад.

– Я звоню ей по мобильному, телефон не отвечает. На квартире, где она жила, ведь она сняла квартиру специально, чтобы не светиться в гостинице, и там телефон не отвечает. Я прошу вас, запишите адрес этой квартиры, пожалуйста, съездите, узнайте, что там и как!

– Давайте, – согласился я.

Я быстро записал адрес в блокнот.

– Вечером позвоните мне.

– Я поеду прямо сейчас и часа через три уже буду иметь какие-то сведения, – сказал ему я.

Что же случилось с Татьяной? Почему она пропала? А вдруг что-то произошло? Или ей плохо, может, она в квартире? Одному мне ехать не хотелось. Тогда я позвонил Николаю.

– Николай, вы в курсе, что пропала Татьяна? – спросил я.

– Как пропала? – сказал Николай. – Откуда вы знаете?

– Только что мне звонил ее муж, Антон, и сказал об этом. Она не вернулась в страну. А должна была прилететь еще вчера.

– И что вы думаете?

– Николай, у вас время есть?

– Да, есть.

– У меня есть адрес квартиры, которую она снимала. Давайте съездим туда.

Через некоторое время мы с ним встретились. Вместе мы подъехали к нужному дому. Он находился в центре, недалеко от Зубовской площади. Дом был постройки сталинских времен.

Мы осторожно поднялись на этаж и подошли к двери квартиры, где должна была проживать Татьяна. Николай поднес палец к губам, показав, чтобы я молчал, а сам прислонил к двери ухо.

Некоторое время он вслушивался, затем, отойдя немного, достал из-за пазухи небольшой приборчик, что-то среднее между слуховым аппаратом врача и каким-то техническим прибором. Он вставил специальные наушники и поднес прибор к двери, прикрепил его к замку и стал слушать.

Он слушал минуты две или три. Наконец он положил прибор в карман и показал рукой, что нужно спуститься вниз.

Мы спустились на несколько этажей.

– Ну что, как там? – спросил я.

– В квартире кто-то есть, – сказал он.

– Откуда вы знаете?

– Дыхание улавливается. Давайте определим, куда окна выходят, в какую сторону.

Мы вышли во двор. Николай посмотрел вверх и показал мне рукой:

– Вот нужные окна.

Потом мы вернулись к машине. Николай достал из багажника чемоданчик. Там находился другой прибор, напоминающий пистолет с массивным наконечником.

Видимо, это был какой-то радиоперехватчик. Он направил этот прибор в сторону окна, снова вставил в уши наушники. Опять он слушал несколько минут.

– Ну что, все ясно, – сказал он. – Около окна находится какая-то женщина, которая время от времени всхлипывает. Судя по всему, она привязана или пристегнута наручниками к батарее. Больше в квартире никого нет.

– А как вы это определили? – поинтересовался я.

– Это не я, это техника определяет, – улыбнулся Николай. – Но и техника может ошибаться. Что будем делать?

– Может быть, лучше вызвать милицию или РУОП? – предложил я.

Николай пожал плечами.

– А вдруг это не то? А вдруг она просто решила отдохнуть от мужа? Откуда мы знаем?

– Ну, что будем делать?

– Попробуем позвонить.

Мы поднялись к двери. Николай стал звонить. Я остался немного ниже, подстраховывая его. На звонки никто не отвечал. Затем Николай стал говорить:

– Татьяна, это Николай. О вас беспокоится ваш супруг, Антон. Если вы в квартире, подайте мне знак! – И снова приставил к двери свой прибор. Тут же он сложил пальцы вместе, показав мне, что все в порядке, знак получен. Он спустился ко мне.

– Что будем делать? – спросил я.

– Она точно там привязана, – сказал Николай. – Она постучала каким-то предметом по батарее.

– Будем вызывать милицию?

– Нет, не имеет смысла, – проговорил Николай. – Думаю, мы сами сможем попасть в квартиру.

Он снова спустился к машине и достал спортивную сумку. Мы стали подниматься пешком наверх.

– Почему не на лифте? – спросил я.

– Так надо, – ответил Николай, перебирая по пути какие-то металлические пластинки, лежащие в сумке.

– Что это? – поинтересовался я.

– А еще адвокат! – усмехнулся Николай. – Обыкновенные отмычки. Профессиональные отмычки. Контора ими пользуется. И мы иногда тоже, – добавил он.

– А откуда у вас столько оборудования?

– На все это есть разрешение. Мы же охранная фирма.

Мы быстро открыли замок. Осторожно вошли внутрь. Квартира, которую снимала Татьяна, была однокомнатной. Коридор вел в комнату. Мебели было немного. Под окном находилась батарея, и там сидела Татьяна, пристегнутая наручниками.

Около нее стояла миска с водой и какая-то кастрюля, напоминающая горшок. Рот Татьяны был заклеен широким пластырем. Глаза ее были полны слез.

Мы быстро подошли к ней. Николай достал набор своих отмычек и почти моментально расстегнул наручники. Затем он снял пластырь со рта Татьяны. Она бросилась обнимать нас.

– Боже мой, вы мне жизнь спасли! – говорила она, плача.

– Так, что теперь делать будем? Может быть, органы вызовем? – спросил Николай.

– Нет, никаких органов не надо! Этот мерзавец отнял у меня все документы! Все взял! Как я теперь уеду? – стала метаться по комнате Татьяна.

– А когда он должен вернуться?

– А кто его знает… Каждый раз по-разному. Приезжает на полчаса, на час, не больше. Привезет немного еды…

– Рассказывайте по порядку, как все случилось, – сказал я.

– Погодите, – сказала Татьяна. – Нам нужно срочно уехать отсюда. Но сначала я должна попытаться найти свои документы.

Она стала заглядывать в ящики, шарить по книжным полкам, просматривать все места, где могли быть спрятаны ее документы. Наконец она закричала:

– Есть! Нашла! – И вытащила из-под стола свои паспорт и билет. – Слава богу, теперь скорее пойдем отсюда!

– Может быть, еще что-то возьмете?

Мы вышли из квартиры.

– Пусть думает, что я сбежала и уехала! – сказала Татьяна.

Мы сели в машину. Когда мы тронулись с места, я вновь спросил:

– Ну, теперь, может быть, расскажете, как все случилось?

– Я не знаю. То ли утечка информации, может быть, когда вы проверять стали, но каким-то образом они заподозрили, что я нахожусь в Москве, и стали следить за мной. Я никакой слежки не замечала. Но однажды я подъехала к нашей квартире, хотела было подняться, забрать кое-что, но, так и не решившись это сделать, поехала обратно, сюда. Когда я уже подъезжала сюда, ничего подозрительного я не заметила. А вечером, часов в восемь, неожиданно дверь открывается и входит Игорь, а с ним еще два парня. Они тут же меня наручником пристегнули к батарее. Игорь ругался, угрожал, сказал, чтобы я немедленно сообщила, где находится Антон, но я ничего не говорила. После этого они дали мне на раздумье сутки. То есть сегодня вечером срок заканчивается. Игорь сказал, что, если ему не удастся достать моего мужа, он убьет меня. Он сказал, что такое они не прощают. Как вы понимаете, я была в жутком состоянии. Я не столько испугалась за себя, сколько волновалась за Антона.

– Но вы же были в таком состоянии…

– Вначале было страшно. Они меня не били. А то, что они могли меня убить… Но я же ничего не могла изменить. И кричать не могла – они плотно заклеили рот. К тому же никто бы не обратил внимания на какие-то звуки из квартиры… И пристегнули они меня хитро – так, чтобы я не могла выглянуть в окно. А снять наручник сама я не смогла. Я все перепробовала, но… Слава богу, вы появились… А как вы узнали, что я там? – спохватилась Татьяна.

– Мне позвонил Антон, – ответил я.

– Антон? Как он?

– Очень волнуется.

– Дайте мне ваш телефон! – попросила Татьяна. – Я позвоню ему.

Через две минуты она уже разговаривала с Антоном, пытаясь рассказать ему о своих приключениях. Я слышал, как Антон кричал в трубку:

– Немедленно возвращайся!

– Погоди, мне нужно кое-что решить. Я практически все довела до конца. Я тебе все расскажу при встрече.

Затем, положив трубку, Татьяна повернулась к нам.

– Я бы хотела еще обратиться к вам. Но есть одна особенность – мне нужно поговорить с каждым отдельно.

Мы с Николаем удивленно переглянулись: мы ее спасли, а тут какие-то секреты друг от друга!

– Сначала с вами, – обратилась она ко мне, – а потом с Николаем. Так нужно, вы потом все поймете!

– Хорошо, – сказал Николай, – мы не возражаем.

Я вышел из машины, Татьяна за мной.

– Вы знаете, – сказала она, – Николай сделал очень много. Я узнала, что никакого розыска по линии государства нет, что нас ищут бандиты. Да и то они толком не знают, где находится Антон и какой он из себя. Его знает только Игорь. Понимаете, к чему я клоню?

– Нет, не понимаю.

– Вы же вели много заказных убийств, вы же знаете киллеров…

– И что?

– Как мне найти киллера? Помогите мне!

– Да вы что! За кого вы меня принимаете? Вы считаете, что у меня есть банк данных на киллеров? – возмущенно заговорил я.

– У меня нет другого выхода, – сказала Татьяна. – Если я этого не сделаю, то он убьет нас. Он не оставит нас в покое. Вы не знаете этого человека!

– А не проще ли обратиться в правоохранительные органы, чтобы они взяли его за то же похищение?

– Какое похищение? Я сняла эту квартиру. Он что, меня в собственной квартире похитил? Так разве бывает?

Я задумался. Действительно, картина складывалась довольно странная.

– Но он же лишил вас свободы! Пристегнул наручником к батарее!

– Еще надо доказать, что это сделал именно он, был ли он там вообще… – сказала Татьяна. – От силы хулиганство. Я не верю, что его посадят.

– Хорошо. А если вам вернуться, пристегнуться наручниками, а мы вызовем РУОП? Его примут…

– А я могу быть убитой, – сказала Татьяна.

– Пожалуй, вы правы… Но я на самом деле не могу вам ничем помочь.

– Ладно, придется отказаться от этой мысли, – сказала Татьяна. – Я еще поговорю о технических вопросах с Николаем. Вы не возражаете?

Теперь я остался на месте, а Татьяна пошла к машине. Разговаривали они с Николаем минут десять. Наконец она вышла и сказала:

– Я должна проститься с вами и поблагодарить вас за все, что вы для меня сделали. В ближайшее время мы постараемся прислать вам из-за границы деньги. Николай довезет меня до нужного места. А вскоре я покину Россию. Забудьте о нашем разговоре.

– А я уже забыл, – улыбнулся я. – Успехов вам! Может, помощь нужна?

– Нет, нет, Николай все сделает. Мы с ним договорились.

Она пожала мне руку. Из машины вышел Николай и обратился ко мне на «ты»:

– Ну что, старик, давай прощаться. Все будет нормально. Я обеспечу ей полную безопасность, не волнуйся.

– Послушай, Николай, может быть, все же стоит в органы заявить?

– Да нет, это бесполезно!

– Так что же будете делать?

– Спокойно покинем пределы России, и все. Я ее подстрахую.

«Неужели они договорились о киллере? – мелькнула у меня мысль. – А может, она вообще с ним об этом не говорила и он не в курсе?»

Прошло несколько дней. Я думал, что Татьяна покинула Россию, представлял себе, как Игорь со своими коллегами врывается в квартиру, а там никого нет.

На четвертый день в отделе происшествий «Коммерсанта» читаю: «У подъезда собственного дома в результате бандитской разборки был убит криминальный авторитет Игорь Казаков по кличке Казак, бывший комсомольский работник, лидер одной из преступных группировок Москвы, подозреваемый в организации ряда заказных убийств банкиров, а также в хищениях в особо крупных размерах».

Мне стало не по себе. Выходит, Татьяна все же осуществила свое намерение? А почему она? Может, это кто-то другой? Может, просто конкуренты? А может, и его сообщники? Кто знает, будет ли раскрыто убийство этого уголовного авторитета или нет?

«Время покажет», – подумал я…

Криминальная хроника

Как это было

Всякая история имеет начало. Эта история началась с обычного телефонного звонка, который раздался осенним вечером в моей квартире. Звонили издалека. Сняв трубку, я услышал голос своего коллеги, адвоката, с которым мы вместе работали в юридической консультации.

– Привет, – сказал он, – как дела?

– Ничего, нормально. А у тебя? Где ты сейчас?

– Я в Испании, отдыхаю.

– Как отдых?

– Все прекрасно. Отдыхать – не работать. Единственное – очень жарко, больше тридцати градусов.

– Ясно. Что-то нужно сделать для тебя? – поинтересовался я, поняв, что не зря он звонит мне из Испании.

– Здесь такое дело… Есть человек, очень солидный и интересный. У него возникли проблемы.

– В чем суть? – спросил я. – Он арестован?

– Да нет пока, не арестован.

– Что, предлагают взять адвоката еще до ареста?

– Нет, может быть, ты и не пригодишься. Но все равно работа, которую ты сделаешь, в любом случае будет оплачена, причем по высокой ставке, – добавил мой коллега. – Это люди небедные. Сам он в прошлом банкир, правда, сейчас живет постоянно за границей. И тут проблемы возникли…

– Понимаю. Что-то, связанное с хищением или с мошенничеством? – пытался угадать я.

– Почти правильно. Но помимо этих проблем, у него есть проблемы и с его «крышей», так что будь осторожен, если это дело тебе интересно.

– Ладно, давай возьму, – сказал я.

– Отлично! Тут рядом со мной жена его находится, ее зовут Татьяна, я передаю ей трубку. Ты обо всем с ней договорись.

Да, дело действительно необычное. Человек не арестован, находится на свободе, а уже сейчас ему требуется адвокат. Обычно у нас в стране все происходит наоборот – все живут по старой русской пословице «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится», то есть пока человека не арестуют, никто адвоката не приглашает.

Конечно, есть исключения. Сейчас многие предприниматели, банкиры и уголовные авторитеты имеют своих штатных адвокатов, с которыми встречаются практически ежедневно, когда возникает та или иная опасная ситуация. Для этой категории людей такая необходимость становится все более очевидной. Адвокаты часто подстраховывают их, сидят у телефона как на круглосуточном дежурстве.

Те, кто нас приглашает, отчетливо понимают, что жизнь полна неожиданностей. Сегодня ты можешь быть в фаворе, быть очень богатым, а завтра – разоренным или обвиняемым в каком-либо преступлении. Поэтому и необходима такая подстраховка с адвокатской поддержкой.

Через минуту я услышал приятный женский голос.

– Алло, меня зовут Татьяна, – сказала женщина. – Вам будет удобно, если я прилечу через два-три дня? Тут нужно еще кое-какие дела доделать… Я вам тогда позвоню на мобильный телефон. Хорошо?

– Хорошо, договорились, – ответил я. – Как мы встретимся?

– Обо всем договоримся, когда я буду в Москве, – сказала Татьяна.

Ровно через три дня Татьяна позвонила мне. Мы договорились встретиться с ней в центре, напротив Госдумы, в одном из баров, примыкающих к гостинице «Москва». Когда я попросил ее описать себя, чтобы я мог ее узнать, она неожиданно перебила меня:

– Давайте лучше я вас буду искать.

– Хорошо, тогда я опишу себя, хотя это очень трудно сделать…

– Ничего, я вас узнаю.

Через некоторое время я уже сидел в условленном месте и ждал Татьяну. Было около полудня. Народу в баре было немного, поэтому вычислить Татьяну было несложно – женщин в баре почти не было, за исключением двух молодых девушек, сидевших за столиком, пивших кофе и увлеченно о чем-то разговаривающих.

Вскоре в бар вошла молодая женщина лет двадцати восьми, невысокого роста, с темными длинными волосами. Несмотря на то что было прохладно, она была без головного убора, в норковой шубе, достаточно симпатичная. Она подошла к столику, назвала меня по имени-отчеству. Я спросил ее в свою очередь:

– А вы – Татьяна?

– Да, – кивнула она головой.

Татьяна стала снимать с себя шубу. Я, выполняя роль кавалера, взял шубу и повесил ее на рядом стоящую вешалку.

– Что будем пить? – спросил я.

– В Москве очень холодно. Хорошо бы кофе…

– Капуччино, эспрессо?

– Давайте капуччино.

Мы заказали кофе.

– Прежде всего я хочу, чтобы вы выслушали меня, – начала Татьяна, – потому что я не знаю, что мне делать. Я знаю, о чем просить вас, что вы могли бы сделать, но хотелось бы, чтобы вы были в курсе всей нашей истории.

– Может быть, не надо подробностей? – спросил я. – Может, лучше сразу о деле?

– Нет, нет, для меня это очень важно. Я хочу, чтобы вы знали, что мы не преступники.

– А с чего вы взяли, что я думаю так?

– Ваш коллега говорил, что вы имеете дело с наиболее отпетыми элементами… Уголовниками.

– Начнем с того, – сказал я, – что все они для меня подозреваемые, а еще лучше, как мы их называем, – клиенты. А преступниками их называет только суд, извините за банальность. Так что вы для меня не преступники.

– Нет, я не хочу, чтобы вы плохо думали о нас. Понимаете, мы люди из другого мира, мы не имеем к ним никакого отношения! Вернее… – Татьяна помолчала, – вернее, конечно, имели, но… Давайте лучше все сначала. У вас есть немного времени?

– Время есть.

Мне стало не по себе от сознания того, что сейчас Татьяна выложит какую-нибудь длинную историю – родились, женились и так далее… Но, как ни странно, Татьяна начала свой рассказ достаточно интересно, не упуская ни одной важной для дела детали.

– Мы познакомились с Антоном десять лет назад. Антон – это и есть мой муж, у которого возникли проблемы. Тогда мы учились в финансовом институте. Антон был на факультете международных экономических отношений, там учились ребята, а я училась на другом факультете.

Познакомились, полюбили друг друга и поженились. Через два года закончили институт. Антон получил распределение в престижный банк, я, как его супруга, также пошла в этот банк, вернее, вскоре меня туда устроил Антон. Мы начали работать. Антон очень способный, и начальство это сразу оценило. Его стали постепенно выдвигать на руководящие должности. К тому же Антон очень легко сходился с людьми и располагал их к себе.

Антон проработал года два или три в этом банке и на одном из совещаний неожиданно встретил своего сокурсника, Семена Шебунина. Семен к тому времени был заместителем председателя правления одного из средних банков. Они оба очень обрадовались встрече. Потом Семен приезжал к нам в гости. Вскоре он предложил Антону перейти работать к нему в банк и пообещал сразу назначить его своим помощником. Поскольку оплата была значительно выше, Антон и я решили принять это предложение.

Банк находился в центре Москвы, недалеко от Арбата. Семен сдержал свое слово, и Антона сразу же посадили на работу с крупнейшими частными вкладчиками этого банка. В его обязанности входило отслеживать их кредитную историю, принимать у них платежи и осуществлять в соответствии с этим банковские приказы.

Антон был очень доволен работой у Семена.

Через некоторое время Семен пошел на повышение – его сделали председателем правления банка. И тогда Антон впервые встретился с Игорем Казаковым. Это был крупнейший клиент банка, он осуществлял там свои финансовые операции. Еженедельно он привозил крупные суммы денег, буквально мешки, и сдавал их в банк. Несмотря на то что такие поступления были еженедельными, Игорь брал у банка кредиты, но всегда своевременно возвращал их.

И поэтому он был привилегированным клиентом.

Семен решил познакомить Игоря с Антоном и сделать так, чтобы Антон лично курировал его банковские дела. Надо сказать, что Игорь, хотя и бандит, – уточнила Татьяна, – в прошлом комсомольский работник. Он, как вы можете себе представить, внешне ничем не отличался от других. Они даже чем-то были похожи с Антоном. Мы тогда еще не знали, чем занимается Игорь.

Единственное, он говорил, что в прошлом был комсомольским работником, а сейчас – преуспевающий бизнесмен.

В общем, стали они работать напрямую. А однажды Игорь пригласил нас с Антоном в ресторан. Он выбрал самый дорогой и заказал изысканный ужин. Игорь был с симпатичной девушкой. Она была в очень дорогой одежде. Почти весь вечер она молчала. Игорь относился к ней как-то снисходительно, что ли… Тогда я почувствовала: что-то не то в их отношениях. Тем не менее вечер проходил неплохо. Мужчины немного выпили, и Игорь предложил Антону по совместительству быть его финансовым консультантом.

Антон очень удивился: «Какой же я консультант, если вы мешками деньги возите в банк? Вы умеете зарабатывать! В чем же я вас буду консультировать? Как деньги правильно складывать?» – «Нет, – улыбнулся Игорь, – мне от вас нужны консультации по тем или иным финансовым проектам, участвовать в которых мне предлагают и в которые я могу вложить свои деньги. Но я не разбираюсь в тонкостях финансовых дел. Поэтому мне и нужна ваша консультация. Пробить что-то – это уже не ваши проблемы, это мы сами сделаем, а финансовые схемы – это для нас очень важно». Тогда Антон и заметил, что Игорь употребляет слова «для нас», а не «для меня». Конечно, можно было представить, что человек, имеющий такие огромные деньги, работает не на себя, а еще с кем-то.

Тогда мы согласились. А в качестве поощрения, сказал Игорь, что будет приплачивать Антону достаточно солидную сумму. Для нас это было очень кстати, так как мы собирались покупать квартиру. Машину к тому времени мы уже купили.

Все и началось с этого ужина… Время от времени Игорь привозил такие же мешки, а иногда вечерами они встречались с Антоном, и Игорь вычерчивал ему различные схемы, а мой супруг говорил: это не пройдет, это невозможно, тут будут сложности, а тут – большие проблемы с налогами… В общем, Антон консультировал Игоря.

А потом… Потом и началось самое страшное.

– Страшное? В чем? – спросил я.

– В том, что убили Семена.

– Что, ваш муж подозревается в этом? – сразу спросил я.

– Нет, нет, все по-другому… Вы знаете, за что убивают банкиров?

– Примерно догадываюсь. В основном за невозврат кредитов.

– Да, но бывает совсем наоборот. История была такая. Как-то Игорь приехал в банк без мешков и сказал, что ему нужен срочный кредит и он хочет поговорить с Семеном. Они вдвоем закрылись в кабинете и о чем-то долго говорили.

Семен, как потом выяснилось, дал Игорю кредиты, не оформив никаких документов. В принципе его тоже можно было понять: ведь у Игоря лежали немалые суммы в этом банке, и он не мог просто так скрыться. И суммы на его счете превосходили сумму кредита, хотя и кредит был не маленьким – несколько миллионов долларов. Но то, что он не оформил документы, вероятно, и стало его смертным приговором.

После того как Игорь получил разрешение и деньги были ему выданы, произошло несчастье. Семена убили в подъезде собственного дома. Причем Семен, как и мы, недавно купил квартиру на Ломоносовском проспекте, трехкомнатную, оборудовал видеокамерами, всевозможными кодовыми замками, поставил две железные двери. Кроме того, он ездил на своем «шестисотом» «Мерседесе» все время с охраной.

– А как его убили? – поинтересовался я.

– Об этом писали и показывали по телевизору. Он выходил из подъезда, там недалеко стоял парень с цветами, будто ждал кого-то. Семен не обратил на него никакого внимания, закрыл дверь лифта, и вдруг парень отбросил цветы и выстрелил в него. А внизу его ждал еще один, для подстраховки. Они пять или шесть пуль влепили в Семена и исчезли…

По горячим следам их, естественно, не нашли. Как ни странно, после этого убийства Игорь больше не появлялся в банке. Потом приехала следственная группа из прокуратуры, проверки начались. Все это тянулось около двух месяцев. Моего мужа вызвали на допрос в районную прокуратуру по факту этого убийства. И там они встретились с Игорем. Игорь также шел как один из подозреваемых.

Вот тут, – Татьяна помолчала, – произошла кульминационная встреча. Следователь спрашивает Антона напрямую: «А как вы считаете, кому в последнее время ваш шеф, Антон Шебунин, мог дать кредиты?» И называет несколько фамилий, среди которых была и фамилия Игоря. Мой муж сказал: «Я при этом не присутствовал и не могу знать, кому он что выдал». Конечно, мы догадывались, что кредит получил именно Игорь, но Игорь сказал, что никакого кредита он не получал, что у него есть возможность брать кредит в другом месте. К тому же у него есть большие вклады в нашем же банке и ему кредиты не нужны. Антон подтвердил тогда, что это так и есть. Видимо, следователя это вполне устроило. Так все и закончилось.

Через некоторое время Игорь появился в банке. Он был очень доволен и пригласил Антона со мной в ресторан. Я не помню, о чем он говорил, но мне было очень неприятно – я чувствовала, что вина за убийство Семена лежит на Игоре.

Я всю ночь говорила об этом со своим мужем. Но Антон убеждал меня: «Мы же тоже не все знаем… Ведь может быть совпадение! Может быть, он действительно не брал кредиты! А если и взял, то, может, и не он заказал убийство… Я не очень верю в это. В конце концов, Игорь в прошлом – комсомольский работник, не мог он пойти на убийство!»

Дела в банке стали идти плохо. Игорь начал постепенно переводить свои капиталы в другой банк. А затем он вдруг исчез, предварительно сняв все деньги со счета. Банк стал затухать, резко сократились доходы, премии. Мой муж понял, что оставаться в этом банке не имеет смысла. Но найти работу без рекомендации было очень сложно.

Тогда он решил найти Игоря и обратиться к нему с просьбой помочь с поисками работы. Не помню, каким образом он отыскал Игоря, но они договорились о встрече. Антон мне подробно рассказывал о ней. Встретились они в одном из ресторанов. Игорь очень обрадовался. Они долго разговаривали с Антоном, и когда Антон сказал ему, что собирается уходить из банка и не сможет ли Игорь устроить его на работу, Игорь внимательно посмотрел на него. «Есть возможность устроиться на работу, – сказал он. – Тем более я тебе обязан в какой-то мере…» – «Ты обязан мне?» – удивленно переспросил Антон. «Да, помнишь, ты же не сдал меня следаку, что я брал кредиты? Значит, тебе можно верить. Знаешь, что я хочу тебе сказать? Мы создаем свой банк. Вернее, не свой, а мы вливаем свои капиталы в один из банков, но будем являться его учредителями, и нам нужен свой смотрящий». – «Смотрящий?» – переспросил Антон. «Ну, не смотрящий, а наблюдатель, наш человек. Как ты посмотришь на такое предложение, если мы направим тебя в этот банк наблюдателем в ранге заместителя председателя правления этого банка и ты будешь фактически заниматься контролем и проворачиванием наших финансовых дел?»

Потом они еще несколько раз встречались, вычерчивали различные схемы возможной работы, сотрудничества и так далее. Антону все это очень понравилось, и вскоре он уволился с прежней работы и перешел в новый банк.

Это был банк среднего класса, но он входил, по-моему, в тридцатку лучших банков. Находился он в центре, имел достаточно солидные апартаменты. Все там было с евроремонтом, отделано мрамором, стояла дорогая импортная мебель. Моему супругу полагалась служебная машина и охрана.

И оклад был солидный. Кроме оклада, была хорошая премия и процент от сделок. Вскоре мы приобрели себе новую квартиру, сделали хороший ремонт, купили новые машины, иномарки. Мы стали часто ездить за границу. Вот тут я хотела бы уточнить. У них были очень специфические отношения с Игорем…

– В чем это выражалось? – спросил я.

– В основном их финансовые отношения складывались следующим образом. У Игоря постоянно были наличные деньги, и он мог позвонить Антону и сказать: сегодня приедет человек, заберет пятьсот тысяч или миллион долларов налом, приготовь сумму. Приезжал человек, обычно с типичной бандитской внешностью…

– И из этого вы сделали вывод, что Игорь бандит?

– Нет, это выяснилось позже. В конце концов, мы понимали, что для таких дел могли быть наняты специальные люди. Это не показатель. В общем, в течение недели Игорь то привозил пятьсот тысяч, то забирал, то миллион, то два миллиона… Постоянно курьеры ездили, привозили и увозили мешки с налом. А Антон выдавал из резерва. А потом, в конце недели, в пятницу или в субботу, они обязательно встречались и полдня сидели за расчетами, проверяя все, сравнивая со своими бумагами.

В последнее время Игорь стал приезжать со своим бухгалтером, который, видимо, вел всю эту переписку.

– Почему? Он что, не доверял Антону?

– Нет. Как раз наоборот, он ему доверял. Просто, вероятно, такие перемещения были не только через банк Антона, но и через какие-то другие структуры. Вот для того, чтобы как-то отслеживать свою кредитную историю в течение недели, Игорь и брал бухгалтера, который фиксировал все в бухгалтерских документах.

– Я не пойму, с чего вы решили, что Игорь – бандит? Пока я никаких признаков не вижу.

– Это все не сразу обнаружилось… Первое прозрение наступило на дне рождения Игоря. Он пригласил нас. Антон уже работал в его банке. День рождения отмечался на очень престижном судне, которое постоянно пришвартовано недалеко от пятизвездочной гостиницы на Москве-реке. Там было человек двести или триста, очень много. Все они приехали на шикарных машинах. Сначала мы думали, что это «крыша» Игоря… Все настолько переплелось, что и бизнес, и «крыша» все время рядом. А потом смотрим: Игорь всем указания дает, они их выполняют, причем выполняют так, что сразу ясно, что дисциплина соблюдается очень строго. Потом видим: стали появляться бизнесмены, которых мы посчитали его партнерами.

Оказывается, нет, это были подшефные бизнесмены, те, которым Игорь делает «крышу». Иными словами, потом Антон стал говорить с Игорем, и тот ему признался, что он начинал с откровенного рэкета, чисто бандитских наездов, а затем, когда скопил большие деньги, стал пускать их в оборот. Но поскольку у него была своя собственная группировка, она эти деньги и охраняла. Охраняла и никому не доверяла. Конечно, он не вел активную преступную деятельность, как многие беспредельщики, но деньги добывал тоже преступным путем.

Наступил 1995 год. Уже два года действовала система ГКО. Вначале Антон к этому серьезно не относился, но затем, через своих коллег, стал узнавать, что это достаточно выгодное дело: помещаешь на какое-то время свои деньги, а потом получаешь их с большими процентами. И многие стали заниматься этими ГКО. Антон прекрасно понимал, что это обыкновенная пирамида, что рано или поздно она рухнет.

Но соблазн заработать большие деньги был все же очень велик. Примерно около года Антон колебался. Надо сказать, я в эти дела не вмешивалась. Антон сам начинал по вечерам разговор на эту тему: «Как ты считаешь, стоит ли мне убедить их заняться ГКО?» И сам начинал рассуждать и в конце концов приходил к выводу, что все же не стоит.

Но потом что-то произошло с ним, я даже не могу объяснить, отчего, и он вдруг решился. И самое интересное, что это началось именно в 1997 году, за полгода до этих печальных событий.

Тогда он и пошел к Игорю на разговор. А разговор у них был серьезный. Игорь сначала ни в какую: не верю я государству, в азартные игры с ним я не играю. Но Антон убеждал его: «Посмотри, сколько примеров, сколько известных банков, например, банки из первой пятерки, у них свои люди в государстве есть, чиновники информируют их обо всех событиях. Я сейчас завязал хорошие отношения с владельцем одного из таких банков. Он всегда меня предупредит». Тогда Игорь сказал: «Антон, а ты понимаешь, что может случиться, если мы проиграем?» Антон помолчал. Игорь продолжал: «Это не мои деньги, а общаковские». Тогда мы точно поняли, с кем имеем дело. «Поэтому мы не должны проиграть! Но если ты считаешь, что это нужно и в самом деле безопасно, я переговорю с ребятами. Если они одобрят, мы так и сделаем».

Теперь уже Антон был сам не рад своей идее. Однако через два дня Игорь привез ему положительный ответ. Вскоре все деньги, которые были в резерве, были вложены в ГКО. Антон сам долго занимался этим через свои источники. Затем был первый платеж. Он был очень удачным и принес большую прибыль.

Потом снова была закупка, а потом… Потом наступило 17 августа. Я этот день буду помнить всю жизнь! – Татьяна сделала паузу, а через минуту продолжила: – Тогда я была на даче, Антон позвонил мне на мобильный около половины первого дня и сказал, чтобы я никуда не выходила из дома и ждала его приезда. Я была очень удивлена: «Что случилось?» – «Расскажу при встрече, – сказал он и неожиданно спросил: – А документы у тебя с собой?» – «Да нет, все в Москве осталось», – ответила я. Вскоре Антон приехал. Он был какой-то взъерошенный. «Что случилось?» – спросила я. «Все, конец! – сказал он. – Нам надо срочно уезжать из страны!» Тогда я и узнала о крахе ГКО. «Меня уже ищут. Я уехал, а мне звонили, что меня разыскивают в банке… Где твой паспорт?» – «Он в квартире». «Черт возьми! – махнул раздраженно рукой Антон. – Наверняка они знают наш адрес. Как же быть? Как же твои документы забрать?» Он даже закричал на меня: «Сколько раз я тебе говорил, что у меня такая профессия, нужно постоянно иметь с собой документы!»

И вот что я придумала. Была у меня хорошая подруга, она жила недалеко. Я позвонила ей и договорилась встретиться. Мы подъехали, я передала ей ключи и все объяснила, где что лежит, попросила принести документы. А сама сижу и жду. Подруга пошла. Ее долго не было, наверное, часа два.

Наконец она возвратилась. Надо сказать, что я ее заранее проинструктировала. И оказалась права. Ее задержали в подъезде незнакомые ребята, стали спрашивать, куда она идет, не знает ли, где Антон, где я, почему они прячутся. На пейджер Антона постоянно шли сообщения: «Антон, срочно перезвони Игорю!», потом – Роману, потом – Вадиму… Антон не выдержал – нервы были на пределе – и выбросил пейджер.

Вскоре мои документы были у меня в руках. Теперь нужно было срочно уезжать из страны. Я спрашиваю у Антона: «Разве то, что мы где-нибудь спрячемся, что-то даст? Они все равно нас найдут!» – «Не найдут, – сказал Антон, – а если и найдут, то не сразу. Ничего, мы все успеем сделать».

Потом мы стали думать, как выбираться из Москвы. В Шереметьево ехать было бесполезно – наверняка нас там уже ждали. Я снова обратилась к Антону: «Давай поговорим нормально, спокойно. В конце концов, объясни им, что ты ни в чем не виноват, что само государство создало эти ГКО, само же их и угробило. Ты-то здесь при чем?» – «Неужели ты не понимаешь, – раздраженно ответил мне Антон, – ведь это я им посоветовал, я втянул их в эту игру! В любом случае с ними разговор очень короткий. Может быть, не больше одной минуты… Что им моя жизнь? Да ничего!» Я ему верила полностью. Не буду утомлять вас рассказом о том, как мы покидали Россию, скажу одно – выехали мы на Кипр через Ленинград. До Ленинграда доехали на машине.

– А почему на Кипр? – спросил я.

– Кипр – это первая страна, которая пришла на ум. Во-первых, безвизовый въезд, во-вторых, надо было побыстрее спрятаться.

Потом уже мы оказались в Испании. Стали жить там, прожили три месяца. А потом я узнала самое главное, Антона начали искать, причем искать стали правоохранительные органы. Его стали обвинять в том, что он похитил из банка крупную сумму денег, чуть ли не тридцать миллионов долларов. Это совершенно невозможно! Он даже доступа к деньгам не имел! В общем, я хотела бы просить вас, не могли бы вы узнать, существует ли уголовное дело по факту хищения этой суммы денег.

– Но как я могу это сделать? – спросил я ее. – Я что, приду и скажу – я адвокат такого-то, скажите, мой клиент вас интересует или нет? Вы собираетесь разыскивать его, обвиняете в чем-либо? Мне никогда не дадут такой информации! Это бесполезно.

– Но ведь существуют какие-то приемы… У вас же есть знакомые!

– А у вас есть знакомые в банке, которые могли бы дать информацию об этом?

– Есть.

– Может, попробуем действовать через них?

– Но я не хотела бы прибегать к их услугам, я допускаю, что может произойти утечка информации и Игорь со своими сообщниками может узнать, что я приехала. А так пока, кроме вас, никто не знает, что я в Москве.

– Да, конечно, в этом есть резон, – кивнул я головой. – Даже если я приеду в банк, даже если через своих знакомых найду человека, который сможет мне что-нибудь сообщить, то где гарантия, что он в самом деле будет знать и сообщит мне именно то, что является достоверным?

– Хорошо, а если действовать через правоохранительные органы?

– Через какие?

– Ну, те, которые могут вести эти дела.

– А вы знаете, кто из органов может вести такие дела? – задал я встречный вопрос. – Предположим, я прихожу в следственный отдел района, где находится ваш банк. Они говорят, положим, честно – мы не в курсе. А это дело может вести городское управление по экономическим преступлениям, или, скажем, какая-то иная спецслужба, или органы прокуратуры. Это вычислить практически невозможно. И самое главное – следователи могут об этом не знать. Это дело может находиться на стадии оперативной разработки.

– А что это такое? – спросила Татьяна.

– Это когда действуют только сыщики, оперативники. Они собирают первоначальный материал, а уже потом, на основании этого материала, делаются выводы – возбуждать дело или не возбуждать.

– Ну что же, получается, я зря приехала? – спросила Татьяна. – Только для того, чтобы рассказать вам эту историю? И выслушать от вас слова сочувствия, получить совет, что надо себя беречь и поскорее уезжать обратно?

– Нет, – я покачал головой, – конечно, так думать не стоит. Погодите, есть у меня человек, который сможет вам помочь. Тем более по долгу службы.

Татьяна удивленно посмотрела на меня:

– А он надежный?

– Да, это его работа.

– А что это за человек?

– Это бывший оперативный работник. Когда-то он работал в одной из правоохранительных организаций Москвы. Сейчас, выйдя в отставку, он занимается частной охранной деятельностью, точнее, работает в фирме по предоставлению охранных услуг. Вот он, насколько мне известно, – а встречался я с ним недавно, – как раз работает как частный детектив, занимается сбором информации. Если вам с ним договориться, то есть официально заключить соглашение через охранную фирму, то это вполне возможно.

– Понимаете, – сказала Татьяна, – я бы не хотела светиться на фирме. Лучше всего – поговорить с ним.

– Но он же не частное лицо, – уточнил я. – И поэтому все отношения с вами он должен поддерживать только на основании официального договора. Впрочем, будет резонно, если я сам с ним договорюсь, как это лучше сделать и оформить.

Так мы и решили.

На следующий день я стал искать телефон Николая Осипова. Он в прошлом был оперативником одного из подразделений ГУВД, работающих по линии раскрытия экономических преступлений. С Николаем мне довелось сталкиваться два раза по уголовным делам.

Надо сказать, что эти встречи тогда были не из приятных. Подразделение, где работал Николай, очень рьяно бралось за выполнение любого задания. Его сотрудники практически в каждом подозреваемом видели преступника. Поэтому их первоначальное отношение к моему клиенту было враждебным.

Они «копали» все подряд под него, причем безо всякой халтуры, досконально, въедливо собирали материал, подчас никакого отношения к делу не имеющий. Откуда-то они доставали подробности личной жизни, которые люди тщательно скрывали.

Потом, когда вступали в борьбу мы, их оппоненты, и оказывали им всяческое сопротивление, отстаивая честь и интересы своих клиентов, начиналось настоящее сражение. Конечно, в переносном смысле. Есть такие люди, которые на самом деле преданы своей профессии и любят ее, переживают за нее.

Поэтому они стараются поддерживать честь мундира до конца. Вот и на наши выпады они отвечали наступлением. Так и происходили эти схватки.

Но потом произошло неожиданное – начальника Николая сняли с работы. Какие-то интриги возникли где-то «наверху».

И новый начальник, как ни странно, приказал немного изменить тактику, в том числе и по ведению нашего дела. А связано это было с одним фигурантом – уж больно крупная государственная структура была завязана, и лица, работающие в ней, в свое время обвинялись в крупном хищении.

Многие сотрудники ушли в знак протеста против несправедливых действий начальника. Тогда нам удалось выиграть дела. А Николай с коллегами вынуждены были уйти в отставку.

А потом, через некоторое время, мы с ним случайно встретились. По-моему, это было на каком-то совещании. Встречи адвоката с бывшим оперативником могут проходить по-разному.

Чаще всего коллеги Николая делают вид, что никогда тебя не видели, или, в лучшем случае, холодно здороваются, не больше. Но тут произошло обратное. Николай первым узнал меня, подошел, протянул руку и стал расспрашивать, как у меня дела.

Я не ожидал такого поворота. Ведь еще недавно мы были противниками. А тут неожиданный переход. Не знаю, может быть, люди чувствуют, что кончились профессиональные проблемы, остаются только человеческие отношения.

Мы с ним разговорились. Вскоре я узнал, что Николай работает в частном охранном агентстве, руководителем которого является его бывший начальник. И он сразу сказал мне:

– Мы знаем ваши методы работы. Возьмите мою визитную карточку, может быть, мы вам пригодимся, так как нам приходится заниматься самыми разнообразными формами работы.

Мне всегда импонировало, когда адвокаты, особенно в американских фильмах, работают с частными детективами. Столько вопросов снимается для адвоката!

Но у нас пока такие явления очень редки, так как адвокат не участвует в сборе доказательств, а может только заниматься их оценкой, да и то на стадии судебного заседания. Это, на мой взгляд, является ущемлением адвокатской стороны на следствии.

Но, к сожалению, я не нашел его визитной карточки, хотя почти весь вечер просматривал свои записные книжки. Мне было очень обидно, тем более что поздно вечером позвонила Татьяна и спросила, нашел ли я телефон.

– Не волнуйтесь, Татьяна, – ответил я, – я обязательно его найду!

Мне ничего не оставалось, как узнавать фамилии руководителей всех охранных фирм Москвы. Вскоре я нашел нужную фирму. Я набрал номер телефона и попросил пригласить Николая Осипова.

– А кто его спрашивает? – поинтересовался мой собеседник.

«Сыщики всегда сыщики, никогда не меняются», – подумал я.

– Клиент его спрашивает, – ответил я.

– А клиент фамилию имеет?

– Имеет, но назвать ее вам не может.

– Понял вас.

– Так вы позовете Николая?

– А его сейчас нет.

– Тогда пусть он мне сам перезвонит. Запишите номер.

Я продиктовал номер своего телефона.

– Так какая же фамилия? – снова спросил мой собеседник.

– Я лучше имя и отчество скажу.

– Хорошо.

Минут через тридцать раздался телефонный звонок, и мужской голос назвал меня по имени-отчеству.

– Да, слушаю вас, – ответил я, уже забыв, что мне должен позвонить Николай.

– Вы просили меня позвонить вам.

– А кто вы?

– А вы кто?

Тут я наконец сообразил, кто звонит.

– Николай, это вы?

Тут и он узнал меня, назвав по фамилии.

– Что случилось?

– Мне нужно с вами встретиться. Есть работа.

– Интересная? – спросил Николай.

– Да. Только такой нюанс – мой доверитель, с кем я имею дело, она не хотела бы светиться в вашей конторе. Дело очень деликатное. В то же время я знаю…

– Никаких проблем, – перебил меня Николай. – Сделаем вот как. Давайте встретимся в кафе. Я поговорю с ней. Бланки договора я возьму с собой. А печать, если ей надо…

– Нет, ей печать не нужна, ей нужен только результат.

– Прекрасно! Когда мы встречаемся?

– Давайте прямо сегодня, если вы можете…

– Да, могу.

Мы договорились встретиться в одном из небольших кафе в центре Москвы. Я позвонил Татьяне и сказал ей о встрече. Она очень обрадовалась.

– Как вы думаете, он нам поможет? – спросила она.

– Я думаю, он может помочь и постарается это сделать.

Через некоторое время мы сидели в кафе. Я познакомил Николая с Татьяной. Она снова стала излагать суть своего дела. Николай внимательно слушал, время от времени делая пометки в небольшом блокноте. Затем он стал уточнять детали.

– Во-первых, скажите мне отчество Игоря Казакова.

– Я его отчества не знаю.

– А где живет, тоже не знаете?

– Постойте, кажется, я знаю, что часто он приезжал откуда-то…

– Хорошо, это мы сами узнаем, – сказал Николай. – А фотографии его у вас нет?

– Есть. Я специально с собой привезла, на всякий случай. Они с мужем фотографировались.

– Покажите мне.

Татьяна протянула ему фото.

– Теперь скажите мне, где живете вы.

– А зачем вам это?

– Знать, где вас искать, узнать, ждут ли вас проблемы по тому адресу. Давайте адрес!

Татьяна продиктовала адрес. Затем Николай задал еще несколько вопросов – о банке, о правлении, когда все это происходило и другие.

– Что я вам скажу… Примерно это будет стоить… – И он назвал сумму.

Татьяна кивнула головой.

– Но я не знаю, какой будет объем внутренней работы, – добавил Николай. – Минимальный срок исполнения – неделя.

– Так долго? – удивилась Татьяна.

– А вы хотите, чтобы я узнал все за один день? Это нереально.

– И что дальше? – спросила Татьяна.

– В течение недели, в зависимости от объема работы, я скажу окончательную цену услуг. Устроит вас такое решение?

– Конечно, если будет результат.

– А какой должен быть результат?

– Знать, возбуждено против моего мужа уголовное дело или нет.

– А почему вы так интересуетесь этим вопросом? – спросил Николай. – Не проще ли затеряться за границей, если вы все равно там сейчас живете?

– Дело в том, что если возбуждено дело – вы, как сыщик, должны это знать, – то моего мужа могут найти через Интерпол достаточно быстро в любой стране. А если дела нет, тогда у нас есть шанс спрятаться от бандитов.

– Да, вы правы, это так. А как мне с вами связываться?

– Запишите мой мобильный телефон, – сказала Татьяна.

Они обменялись номерами мобильников. На этом встреча закончилась.

Прошла неделя, потом еще два дня. Но никаких звонков от Николая не было. Наконец я сам позвонил Татьяне.

– Как дела?

– Все прояснилось, – ответила она.

– Давайте встретимся, – предложил я.

Через час мы уже сидели в баре. Татьяна сияла.

– Все благополучно, никакого дела нет. Николай все проверил! – сказала она и протянула мне заклеенный конверт.

– Погодите, какая может быть благодарность? Я ничего не сделал. Я только выслушал вас и свел с нужным человеком!

– Нет, от вас очень многое зависело. Без вас я никогда бы не довела все до конца!

– Расскажите мне все подробно, – попросил я ее. – Что он сделал? Как ему удалось выяснить, что никакого дела нет?

– Он задействовал свои связи, потом побывал в банке… Он много узнал. И самое главное – что именно Игорь Казаков, по кличке Казак, ищет меня и моего мужа. Ищут они нас за границей, но ожидают и нашего приезда в Москву. Почему – непонятно. Может быть, наши звонки, когда мы звонили в банк знакомым, навели его на мысль, что мы вскоре можем появиться в Москве.

– Таня, вам нужно быть очень осторожной! – предупредил я ее. – Они могут вас найти!

– Я знаю. Я через пару дней уезжаю, – сказала она. – Так что я думаю, что мы сумеем справиться с ними. Главное, чтобы государство нас не искало. Ведь на самом деле мы ничего ему не сделали.

– Это ясно, – сказал я.

Вскоре мы простились с ней.

Прошло несколько дней. Неожиданно на мой телефон раздался звонок. Я услышал в трубке незнакомый мужской голос.

– Это Антон, – сказал мужчина.

– Какой Антон? – спросил я.

– Антон, муж Татьяны.

– Добрый день. Вы в курсе, что у вас все нормально?

– Что же тут нормального? – почти закричал в трубку Антон. – У меня жена пропала!

– Как пропала?

– Очень просто. Она не вернулась. Когда вы с ней виделись последний раз?

– Пару дней назад.

– Я звоню ей по мобильному, телефон не отвечает. На квартире, где она жила, ведь она сняла квартиру специально, чтобы не светиться в гостинице, и там телефон не отвечает. Я прошу вас, запишите адрес этой квартиры, пожалуйста, съездите, узнайте, что там и как!

– Давайте, – согласился я.

Я быстро записал адрес в блокнот.

– Вечером позвоните мне.

– Я поеду прямо сейчас и часа через три уже буду иметь какие-то сведения, – сказал ему я.

Что же случилось с Татьяной? Почему она пропала? А вдруг что-то произошло? Или ей плохо, может, она в квартире? Одному мне ехать не хотелось. Тогда я позвонил Николаю.

– Николай, вы в курсе, что пропала Татьяна? – спросил я.

– Как пропала? – сказал Николай. – Откуда вы знаете?

– Только что мне звонил ее муж, Антон, и сказал об этом. Она не вернулась в страну. А должна была прилететь еще вчера.

– И что вы думаете?

– Николай, у вас время есть?

– Да, есть.

– У меня есть адрес квартиры, которую она снимала. Давайте съездим туда.

Через некоторое время мы с ним встретились. Вместе мы подъехали к нужному дому. Он находился в центре, недалеко от Зубовской площади. Дом был постройки сталинских времен.

Мы осторожно поднялись на этаж и подошли к двери квартиры, где должна была проживать Татьяна. Николай поднес палец к губам, показав, чтобы я молчал, а сам прислонил к двери ухо.

Некоторое время он вслушивался, затем, отойдя немного, достал из-за пазухи небольшой приборчик, что-то среднее между слуховым аппаратом врача и каким-то техническим прибором. Он вставил специальные наушники и поднес прибор к двери, прикрепил его к замку и стал слушать.

Он слушал минуты две или три. Наконец он положил прибор в карман и показал рукой, что нужно спуститься вниз.

Мы спустились на несколько этажей.

– Ну что, как там? – спросил я.

– В квартире кто-то есть, – сказал он.

– Откуда вы знаете?

– Дыхание улавливается. Давайте определим, куда окна выходят, в какую сторону.

Мы вышли во двор. Николай посмотрел вверх и показал мне рукой:

– Вот нужные окна.

Потом мы вернулись к машине. Николай достал из багажника чемоданчик. Там находился другой прибор, напоминающий пистолет с массивным наконечником.

Видимо, это был какой-то радиоперехватчик. Он направил этот прибор в сторону окна, снова вставил в уши наушники. Опять он слушал несколько минут.

– Ну что, все ясно, – сказал он. – Около окна находится какая-то женщина, которая время от времени всхлипывает. Судя по всему, она привязана или пристегнута наручниками к батарее. Больше в квартире никого нет.

– А как вы это определили? – поинтересовался я.

– Это не я, это техника определяет, – улыбнулся Николай. – Но и техника может ошибаться. Что будем делать?

– Может быть, лучше вызвать милицию или РУОП? – предложил я.

Николай пожал плечами.

– А вдруг это не то? А вдруг она просто решила отдохнуть от мужа? Откуда мы знаем?

– Ну, что будем делать?

– Попробуем позвонить.

Мы поднялись к двери. Николай стал звонить. Я остался немного ниже, подстраховывая его. На звонки никто не отвечал. Затем Николай стал говорить:

– Татьяна, это Николай. О вас беспокоится ваш супруг, Антон. Если вы в квартире, подайте мне знак! – И снова приставил к двери свой прибор. Тут же он сложил пальцы вместе, показав мне, что все в порядке, знак получен. Он спустился ко мне.

– Что будем делать? – спросил я.

– Она точно там привязана, – сказал Николай. – Она постучала каким-то предметом по батарее.

– Будем вызывать милицию?

– Нет, не имеет смысла, – проговорил Николай. – Думаю, мы сами сможем попасть в квартиру.

Он снова спустился к машине и достал спортивную сумку. Мы стали подниматься пешком наверх.

– Почему не на лифте? – спросил я.

– Так надо, – ответил Николай, перебирая по пути какие-то металлические пластинки, лежащие в сумке.

– Что это? – поинтересовался я.

– А еще адвокат! – усмехнулся Николай. – Обыкновенные отмычки. Профессиональные отмычки. Контора ими пользуется. И мы иногда тоже, – добавил он.

– А откуда у вас столько оборудования?

– На все это есть разрешение. Мы же охранная фирма.

Мы быстро открыли замок. Осторожно вошли внутрь. Квартира, которую снимала Татьяна, была однокомнатной. Коридор вел в комнату. Мебели было немного. Под окном находилась батарея, и там сидела Татьяна, пристегнутая наручниками.

Около нее стояла миска с водой и какая-то кастрюля, напоминающая горшок. Рот Татьяны был заклеен широким пластырем. Глаза ее были полны слез.

Мы быстро подошли к ней. Николай достал набор своих отмычек и почти моментально расстегнул наручники. Затем он снял пластырь со рта Татьяны. Она бросилась обнимать нас.

– Боже мой, вы мне жизнь спасли! – говорила она, плача.

– Так, что теперь делать будем? Может быть, органы вызовем? – спросил Николай.

– Нет, никаких органов не надо! Этот мерзавец отнял у меня все документы! Все взял! Как я теперь уеду? – стала метаться по комнате Татьяна.

– А когда он должен вернуться?

– А кто его знает… Каждый раз по-разному. Приезжает на полчаса, на час, не больше. Привезет немного еды…

– Рассказывайте по порядку, как все случилось, – сказал я.

– Погодите, – сказала Татьяна. – Нам нужно срочно уехать отсюда. Но сначала я должна попытаться найти свои документы.

Она стала заглядывать в ящики, шарить по книжным полкам, просматривать все места, где могли быть спрятаны ее документы. Наконец она закричала:

– Есть! Нашла! – И вытащила из-под стола свои паспорт и билет. – Слава богу, теперь скорее пойдем отсюда!

– Может быть, еще что-то возьмете?

Мы вышли из квартиры.

– Пусть думает, что я сбежала и уехала! – сказала Татьяна.

Мы сели в машину. Когда мы тронулись с места, я вновь спросил:

– Ну, теперь, может быть, расскажете, как все случилось?

– Я не знаю. То ли утечка информации, может быть, когда вы проверять стали, но каким-то образом они заподозрили, что я нахожусь в Москве, и стали следить за мной. Я никакой слежки не замечала. Но однажды я подъехала к нашей квартире, хотела было подняться, забрать кое-что, но, так и не решившись это сделать, поехала обратно, сюда. Когда я уже подъезжала сюда, ничего подозрительного я не заметила. А вечером, часов в восемь, неожиданно дверь открывается и входит Игорь, а с ним еще два парня. Они тут же меня наручником пристегнули к батарее. Игорь ругался, угрожал, сказал, чтобы я немедленно сообщила, где находится Антон, но я ничего не говорила. После этого они дали мне на раздумье сутки. То есть сегодня вечером срок заканчивается. Игорь сказал, что, если ему не удастся достать моего мужа, он убьет меня. Он сказал, что такое они не прощают. Как вы понимаете, я была в жутком состоянии. Я не столько испугалась за себя, сколько волновалась за Антона.

– Но вы же были в таком состоянии…

– Вначале было страшно. Они меня не били. А то, что они могли меня убить… Но я же ничего не могла изменить. И кричать не могла – они плотно заклеили рот. К тому же никто бы не обратил внимания на какие-то звуки из квартиры… И пристегнули они меня хитро – так, чтобы я не могла выглянуть в окно. А снять наручник сама я не смогла. Я все перепробовала, но… Слава богу, вы появились… А как вы узнали, что я там? – спохватилась Татьяна.

– Мне позвонил Антон, – ответил я.

– Антон? Как он?

– Очень волнуется.

– Дайте мне ваш телефон! – попросила Татьяна. – Я позвоню ему.

Через две минуты она уже разговаривала с Антоном, пытаясь рассказать ему о своих приключениях. Я слышал, как Антон кричал в трубку:

– Немедленно возвращайся!

– Погоди, мне нужно кое-что решить. Я практически все довела до конца. Я тебе все расскажу при встрече.

Затем, положив трубку, Татьяна повернулась к нам.

– Я бы хотела еще обратиться к вам. Но есть одна особенность – мне нужно поговорить с каждым отдельно.

Мы с Николаем удивленно переглянулись: мы ее спасли, а тут какие-то секреты друг от друга!

– Сначала с вами, – обратилась она ко мне, – а потом с Николаем. Так нужно, вы потом все поймете!

– Хорошо, – сказал Николай, – мы не возражаем.

Я вышел из машины, Татьяна за мной.

– Вы знаете, – сказала она, – Николай сделал очень много. Я узнала, что никакого розыска по линии государства нет, что нас ищут бандиты. Да и то они толком не знают, где находится Антон и какой он из себя. Его знает только Игорь. Понимаете, к чему я клоню?

– Нет, не понимаю.

– Вы же вели много заказных убийств, вы же знаете киллеров…

– И что?

– Как мне найти киллера? Помогите мне!

– Да вы что! За кого вы меня принимаете? Вы считаете, что у меня есть банк данных на киллеров? – возмущенно заговорил я.

– У меня нет другого выхода, – сказала Татьяна. – Если я этого не сделаю, то он убьет нас. Он не оставит нас в покое. Вы не знаете этого человека!

– А не проще ли обратиться в правоохранительные органы, чтобы они взяли его за то же похищение?

– Какое похищение? Я сняла эту квартиру. Он что, меня в собственной квартире похитил? Так разве бывает?

Я задумался. Действительно, картина складывалась довольно странная.

– Но он же лишил вас свободы! Пристегнул наручником к батарее!

– Еще надо доказать, что это сделал именно он, был ли он там вообще… – сказала Татьяна. – От силы хулиганство. Я не верю, что его посадят.

– Хорошо. А если вам вернуться, пристегнуться наручниками, а мы вызовем РУОП? Его примут…

– А я могу быть убитой, – сказала Татьяна.

– Пожалуй, вы правы… Но я на самом деле не могу вам ничем помочь.

– Ладно, придется отказаться от этой мысли, – сказала Татьяна. – Я еще поговорю о технических вопросах с Николаем. Вы не возражаете?

Теперь я остался на месте, а Татьяна пошла к машине. Разговаривали они с Николаем минут десять. Наконец она вышла и сказала:

– Я должна проститься с вами и поблагодарить вас за все, что вы для меня сделали. В ближайшее время мы постараемся прислать вам из-за границы деньги. Николай довезет меня до нужного места. А вскоре я покину Россию. Забудьте о нашем разговоре.

– А я уже забыл, – улыбнулся я. – Успехов вам! Может, помощь нужна?

– Нет, нет, Николай все сделает. Мы с ним договорились.

Она пожала мне руку. Из машины вышел Николай и обратился ко мне на «ты»:

– Ну что, старик, давай прощаться. Все будет нормально. Я обеспечу ей полную безопасность, не волнуйся.

– Послушай, Николай, может быть, все же стоит в органы заявить?

– Да нет, это бесполезно!

– Так что же будете делать?

– Спокойно покинем пределы России, и все. Я ее подстрахую.

«Неужели они договорились о киллере? – мелькнула у меня мысль. – А может, она вообще с ним об этом не говорила и он не в курсе?»

Прошло несколько дней. Я думал, что Татьяна покинула Россию, представлял себе, как Игорь со своими коллегами врывается в квартиру, а там никого нет.

На четвертый день в отделе происшествий «Коммерсанта» читаю: «У подъезда собственного дома в результате бандитской разборки был убит криминальный авторитет Игорь Казаков по кличке Казак, бывший комсомольский работник, лидер одной из преступных группировок Москвы, подозреваемый в организации ряда заказных убийств банкиров, а также в хищениях в особо крупных размерах».

Мне стало не по себе. Выходит, Татьяна все же осуществила свое намерение? А почему она? Может, это кто-то другой? Может, просто конкуренты? А может, и его сообщники? Кто знает, будет ли раскрыто убийство этого уголовного авторитета или нет?

«Время покажет», – подумал я…

Криминальная хроника