• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

Милицейская мафия

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 

В январе 1998 года Московская городская прокуратура предъявила обвинение банде бывших милиционеров, которая в течение пяти лет орудовала в Москве и Подмосковье. Банда совершала убийства, разбои, грабежи, занималась вымогательством и захватом заложников. 12 бандитов арестованы Московской городской прокуратурой и ФСБ. Им предъявлено обвинение по 210-й статье УК – «организация преступного сообщества». Еще двое милиционеров, которые, по оперативным данным, были лидерами группировки, при задержании застрелились.

Раскрыть группировку следователям помог 28-летний сотрудник «Легпромбанка» Олег Нестеров, числящийся сейчас в списках без вести пропавших.

1 июля 1996 года, когда Нестеров на Бутырской улице садился в свою иномарку, ее окружили несколько вооруженных милиционеров. Они предъявили служебные удостоверения и предложили Нестерову проехать в отделение – будто бы на него написали заявление.

Предприниматель, не сопротивляясь, сел в их машину.

Но в отделение они не поехали. Попетляв по улицам, машина через некоторое время остановилась у подъезда жилого дома. На Нестерова надели наручники и затащили в одну из квартир. Сначала пленника избили. Затем несколько раз выстрелили из пистолета у него над головой.

За освобождение милиционеры требовали 100 тысяч. долларов наличными. Такой крупной суммы у Нестерова не было, но убедить в этом вымогателей он не мог. Пытки продолжались несколько дней. Нестеров понимал, что живым его из квартиры не выпустят. И предложил милиционерам: пусть отпустят его на свободу в сопровождении одного из своих людей, а он через несколько дней принесет деньги. Милиционеры согласились. Оказавшись на свободе, Нестеров сбежал от охранника и обратился в Савеловскую межрайонную прокуратуру. Но дела по факту вымогательства в прокуратуре почему-то не завели. Тогда бизнесмен отправился в ближайшее отделение милиции. Там обещали помочь. Сообща был разработан следующий план. Если бандиты выйдут на связь, Нестеров назначает им встречу и немедленно информирует милицию. А те берут вымогателей с поличным. Оперативники угрозыска даже изготовили «куклу» – 100 тысяч ни у Нестерова, ни у них не нашлось. Но все приготовления оказались напрасными. На назначенную вскоре стрелку бандиты не явились. А еще через несколько дней исчез и Нестеров. Оперативники решили, что он ударился в бега, и заниматься этим делом не стали. Но через некоторое время исчезновением Нестерова заинтересовались сотрудники ФСБ. Оказалось, что они уже давно охотились за милицейской бандой и собирали данные обо всех преступлениях, в которых участвовали люди в погонах.

В ФСБ решили, что операция по захвату милиционеров-вымогателей провалилась из-за утечки информации, Нестерова могли убрать как нежелательного свидетеля. Разрабатывая эту версию, оперативники 20 апреля прошлого года задержали двоих сотрудников УВД Центрального округа Москвы и обвинили их в убийстве Нестерова, но собрать доказательства не смогли и через некоторое время отпустили. Это произошло во многом потому, что тело Нестерова до сих пор не найдено. Поиски милицейской банды продолжались. К ним подключились прокуратура Ceверного округа (а потом и ropoдская), МУР и Служба собственной безопасности МВД.

Все арестованные оказались действующими офицерами и сержантами московской милиции. Служили в разных подразделениях: в уголовном розыске, Управлении по незаконному обороту наркотиков, спецназе, отделе по экономическим преступлениям. Один из них, подполковник, даже преподавал в Moсковском юридическом институте МВД России. Предполагаемых лидеров группировки – сотрудника ГУУРа МВД и оперуполномоченного уголовного розыска ОBД «Даниловский» – живыми взять не удалось. Когда за ними явилась группа захвата, милиционеры застрелились.

Во время обысков на paботе и по месту жительству у бандитов было изъято 10 единиц незарегистрированного автоматического оружия, огромное количество боеприпасов, а также гранаты, взрывчатка, 40 комплектов формы различных подразделений МВД, компьютерная техника (с базой данных о жертвах), спецтехника для прослушивания телефонов, сотовые телефоны, средства скрытого наблюдения, радиостанции, пять иномарок. Кроме того, у преступников обнаружили огромную картотеку с компроматом на бизнесменов и уголовных авторитетов. Особенно тщательно милиционеры собирали данные на наркодельцов. Как потом сказал один из них на допросе, «мы держали под контролем несколько каналов, по которым наркотики поступали в Московский регион».

Выяснилось также, что милиционеры контролировали и десятки вполне легальных коммерческих структур. Выступая в роли их крыши, они регулярно участвовали в разборках с бандитами. Причем до применения оружия дело доходило довольно редко. Обычно милиционеры задерживали своих недругов и сажали. Банда совершила также несколько вооруженных налетов на коммерческие структуры (всякий раз в милицейской форме – так легче было уходить от преследования), грабежей, вымогательств и захватов заложников. Хотя милиционеры профессионально заметали следы, по почерку преступлений все же удалось установить, что они действовали не только в Москве, но и в Подольском, Чеховском и Серпуховском районах Подмосковья. По данным следствия, в 1993-1997 годах банда совершила 18 убийств. Многие жертвы группировки числились без вести пропавшими. Установить их помог изъятый у преступников фотоальбом, в который они вклеивали фотографии тех, кого грабили и убивали. Признались они и в том, что брали в заложники Олега Нестерова. Пытали его, но не убили. Уголовное дело милицейской банды едва умещается в 10 толстых томов.

ГКО

17 августа 1998 года – черная дата для многих слоев нашего общества. В этот день как карточный домик рухнула пирамида ГКО (государственных краткосрочных облигаций), в недалеком прошлом разработанной государством системы, построенной на выпуске государственных краткосрочных облигаций. ГКО начали работать с 1993 года и просуществовали более пяти лет.

17 августа доллар вырос в три раза. Многие фирмы разорились. Исчез так называемый средний класс. Потерпели крах крупнейшие банки, выстроившие свою политику на играх с ГКО. Вместе с ними потеряли свои деньги и крупные финансовые инвесторы, которые вкладывали их в ГКО.

Среди них были и преступные сообщества, которые вложили в облигации свои «общаковские» деньги и также их потеряли. Во многих ОПГ начались сокращения штатов, многие лидеры жаловались, что нечем кормить своих боевиков. ОПГ перестали «крышевать» разорившиеся коммерческие структуры.

А те, которые знали заранее, смогли увеличить свои капиталы в несколько раз.

Сделка

Как это было

Наступил 1998 год. В правительстве появился новый премьер, молодой реформатор, который сразу же начал проводить в жизнь новые идеи. Приближался август, 17-е число, когда должен был произойти экономический кризис в России. И тут опять Никите Солнцеву повезло. Бывший сослуживец, который до сих пор работал в разведуправлении, попросил Никиту о встрече и предложил ему купить важную информацию. Ознакомившись с ней, Никита пришел к выводу, что ГКО вот-вот лопнет. Другого выхода не было. Никита сразу поверил в это. Слишком серьезные люди сидели в ГРУ, и никакой дезинформации с их стороны быть не могло. Единственное – никто не знал, когда это должно произойти. Но задача номер один была ясна: срочно освободиться от бумаг ГКО. Тогда Никита потребовал встречи со своими подшефными, рассказал о полученной информации и поставил условие: если все сходится и все получается, банкиры берут его в полноправные партнеры.

Коммерсанты долго не могли понять, о чем говорит Никита. Наконец соглашение, точнее, сейфовая записка была подписана. Оговорили все условия. Никита взял листок и положил в карман.

– А теперь слушайте меня внимательно, – сказал он. – Прежде всего вам необходимо срочно продать акции ГКО.

– ГКО? Зачем? – удивились Алик и Михаил.

– Нужно это сделать любым путем. Скоро государство откажется платить по ним и они обесценятся.

Алик и Михаил с большим трудом, но все же поверили Никите и сдали акции.

На следующем этапе нужно было купить доллары – еще по шесть рублей за доллар. И нужно это было сделать как можно быстрее.

– Но куда же мы столько наличных долларов денем? – недоумевали банкиры.

– Делайте все так, как я говорю! – убеждал их Никита.

И коммерсанты опять послушались Никиту. На вырученные от продажи акций ГКО деньги они через нанятых заранее людей купили валюту.

И тут наступило 17 августа. Цена доллара одним махом подскочила до тридцати рублей.

– Ну что? – сказал Никита, встретившись с Аликом и Михаилом. – Мы стали в пять раз богаче, не так ли?

Банкиры согласно кивали головами.

– Да, такого мы не ожидали! – говорили они.

Затем Никита предложил купить акции предприятий, которые продавались еще по старой цене. Андрианов и Кузьмин стали скупать акции. Таким образом, за небольшой промежуток времени состояние Андрианова, Кузьмина и Солнцева увеличилось в десять раз.

Прошло еще какое-то время. Никита Солнцев позволил себе переехать в шикарную квартиру, построенную по проекту XXI века в престижном месте, купил особняк на Рублевском шоссе и виллу на южном берегу Франции. Туда он перевез свою семью.

Постоянно находясь во Франции, Никита внимательно следил за ходом событий в России. На юге Франции он уже видел предпринимателей, которые бросили свой бизнес и уехали в теплые края. Конечно, Никита знал, что тут есть и беглые банкиры, и «пирамидчики», которые сумели обогатиться, предлагая свои услуги в 1994-1996 годах, – «Властилина», «Тибет» и другие. Были тут владельцы казино, бандиты. Много было чеченских мафиози.

Никита постоянно поддерживал связь со своей фирмой, а также с коммерсантами – все время был в курсе происходящего.

В январе 1998 года Московская городская прокуратура предъявила обвинение банде бывших милиционеров, которая в течение пяти лет орудовала в Москве и Подмосковье. Банда совершала убийства, разбои, грабежи, занималась вымогательством и захватом заложников. 12 бандитов арестованы Московской городской прокуратурой и ФСБ. Им предъявлено обвинение по 210-й статье УК – «организация преступного сообщества». Еще двое милиционеров, которые, по оперативным данным, были лидерами группировки, при задержании застрелились.

Раскрыть группировку следователям помог 28-летний сотрудник «Легпромбанка» Олег Нестеров, числящийся сейчас в списках без вести пропавших.

1 июля 1996 года, когда Нестеров на Бутырской улице садился в свою иномарку, ее окружили несколько вооруженных милиционеров. Они предъявили служебные удостоверения и предложили Нестерову проехать в отделение – будто бы на него написали заявление.

Предприниматель, не сопротивляясь, сел в их машину.

Но в отделение они не поехали. Попетляв по улицам, машина через некоторое время остановилась у подъезда жилого дома. На Нестерова надели наручники и затащили в одну из квартир. Сначала пленника избили. Затем несколько раз выстрелили из пистолета у него над головой.

За освобождение милиционеры требовали 100 тысяч. долларов наличными. Такой крупной суммы у Нестерова не было, но убедить в этом вымогателей он не мог. Пытки продолжались несколько дней. Нестеров понимал, что живым его из квартиры не выпустят. И предложил милиционерам: пусть отпустят его на свободу в сопровождении одного из своих людей, а он через несколько дней принесет деньги. Милиционеры согласились. Оказавшись на свободе, Нестеров сбежал от охранника и обратился в Савеловскую межрайонную прокуратуру. Но дела по факту вымогательства в прокуратуре почему-то не завели. Тогда бизнесмен отправился в ближайшее отделение милиции. Там обещали помочь. Сообща был разработан следующий план. Если бандиты выйдут на связь, Нестеров назначает им встречу и немедленно информирует милицию. А те берут вымогателей с поличным. Оперативники угрозыска даже изготовили «куклу» – 100 тысяч ни у Нестерова, ни у них не нашлось. Но все приготовления оказались напрасными. На назначенную вскоре стрелку бандиты не явились. А еще через несколько дней исчез и Нестеров. Оперативники решили, что он ударился в бега, и заниматься этим делом не стали. Но через некоторое время исчезновением Нестерова заинтересовались сотрудники ФСБ. Оказалось, что они уже давно охотились за милицейской бандой и собирали данные обо всех преступлениях, в которых участвовали люди в погонах.

В ФСБ решили, что операция по захвату милиционеров-вымогателей провалилась из-за утечки информации, Нестерова могли убрать как нежелательного свидетеля. Разрабатывая эту версию, оперативники 20 апреля прошлого года задержали двоих сотрудников УВД Центрального округа Москвы и обвинили их в убийстве Нестерова, но собрать доказательства не смогли и через некоторое время отпустили. Это произошло во многом потому, что тело Нестерова до сих пор не найдено. Поиски милицейской банды продолжались. К ним подключились прокуратура Ceверного округа (а потом и ropoдская), МУР и Служба собственной безопасности МВД.

Все арестованные оказались действующими офицерами и сержантами московской милиции. Служили в разных подразделениях: в уголовном розыске, Управлении по незаконному обороту наркотиков, спецназе, отделе по экономическим преступлениям. Один из них, подполковник, даже преподавал в Moсковском юридическом институте МВД России. Предполагаемых лидеров группировки – сотрудника ГУУРа МВД и оперуполномоченного уголовного розыска ОBД «Даниловский» – живыми взять не удалось. Когда за ними явилась группа захвата, милиционеры застрелились.

Во время обысков на paботе и по месту жительству у бандитов было изъято 10 единиц незарегистрированного автоматического оружия, огромное количество боеприпасов, а также гранаты, взрывчатка, 40 комплектов формы различных подразделений МВД, компьютерная техника (с базой данных о жертвах), спецтехника для прослушивания телефонов, сотовые телефоны, средства скрытого наблюдения, радиостанции, пять иномарок. Кроме того, у преступников обнаружили огромную картотеку с компроматом на бизнесменов и уголовных авторитетов. Особенно тщательно милиционеры собирали данные на наркодельцов. Как потом сказал один из них на допросе, «мы держали под контролем несколько каналов, по которым наркотики поступали в Московский регион».

Выяснилось также, что милиционеры контролировали и десятки вполне легальных коммерческих структур. Выступая в роли их крыши, они регулярно участвовали в разборках с бандитами. Причем до применения оружия дело доходило довольно редко. Обычно милиционеры задерживали своих недругов и сажали. Банда совершила также несколько вооруженных налетов на коммерческие структуры (всякий раз в милицейской форме – так легче было уходить от преследования), грабежей, вымогательств и захватов заложников. Хотя милиционеры профессионально заметали следы, по почерку преступлений все же удалось установить, что они действовали не только в Москве, но и в Подольском, Чеховском и Серпуховском районах Подмосковья. По данным следствия, в 1993-1997 годах банда совершила 18 убийств. Многие жертвы группировки числились без вести пропавшими. Установить их помог изъятый у преступников фотоальбом, в который они вклеивали фотографии тех, кого грабили и убивали. Признались они и в том, что брали в заложники Олега Нестерова. Пытали его, но не убили. Уголовное дело милицейской банды едва умещается в 10 толстых томов.

ГКО

17 августа 1998 года – черная дата для многих слоев нашего общества. В этот день как карточный домик рухнула пирамида ГКО (государственных краткосрочных облигаций), в недалеком прошлом разработанной государством системы, построенной на выпуске государственных краткосрочных облигаций. ГКО начали работать с 1993 года и просуществовали более пяти лет.

17 августа доллар вырос в три раза. Многие фирмы разорились. Исчез так называемый средний класс. Потерпели крах крупнейшие банки, выстроившие свою политику на играх с ГКО. Вместе с ними потеряли свои деньги и крупные финансовые инвесторы, которые вкладывали их в ГКО.

Среди них были и преступные сообщества, которые вложили в облигации свои «общаковские» деньги и также их потеряли. Во многих ОПГ начались сокращения штатов, многие лидеры жаловались, что нечем кормить своих боевиков. ОПГ перестали «крышевать» разорившиеся коммерческие структуры.

А те, которые знали заранее, смогли увеличить свои капиталы в несколько раз.

Сделка

Как это было

Наступил 1998 год. В правительстве появился новый премьер, молодой реформатор, который сразу же начал проводить в жизнь новые идеи. Приближался август, 17-е число, когда должен был произойти экономический кризис в России. И тут опять Никите Солнцеву повезло. Бывший сослуживец, который до сих пор работал в разведуправлении, попросил Никиту о встрече и предложил ему купить важную информацию. Ознакомившись с ней, Никита пришел к выводу, что ГКО вот-вот лопнет. Другого выхода не было. Никита сразу поверил в это. Слишком серьезные люди сидели в ГРУ, и никакой дезинформации с их стороны быть не могло. Единственное – никто не знал, когда это должно произойти. Но задача номер один была ясна: срочно освободиться от бумаг ГКО. Тогда Никита потребовал встречи со своими подшефными, рассказал о полученной информации и поставил условие: если все сходится и все получается, банкиры берут его в полноправные партнеры.

Коммерсанты долго не могли понять, о чем говорит Никита. Наконец соглашение, точнее, сейфовая записка была подписана. Оговорили все условия. Никита взял листок и положил в карман.

– А теперь слушайте меня внимательно, – сказал он. – Прежде всего вам необходимо срочно продать акции ГКО.

– ГКО? Зачем? – удивились Алик и Михаил.

– Нужно это сделать любым путем. Скоро государство откажется платить по ним и они обесценятся.

Алик и Михаил с большим трудом, но все же поверили Никите и сдали акции.

На следующем этапе нужно было купить доллары – еще по шесть рублей за доллар. И нужно это было сделать как можно быстрее.

– Но куда же мы столько наличных долларов денем? – недоумевали банкиры.

– Делайте все так, как я говорю! – убеждал их Никита.

И коммерсанты опять послушались Никиту. На вырученные от продажи акций ГКО деньги они через нанятых заранее людей купили валюту.

И тут наступило 17 августа. Цена доллара одним махом подскочила до тридцати рублей.

– Ну что? – сказал Никита, встретившись с Аликом и Михаилом. – Мы стали в пять раз богаче, не так ли?

Банкиры согласно кивали головами.

– Да, такого мы не ожидали! – говорили они.

Затем Никита предложил купить акции предприятий, которые продавались еще по старой цене. Андрианов и Кузьмин стали скупать акции. Таким образом, за небольшой промежуток времени состояние Андрианова, Кузьмина и Солнцева увеличилось в десять раз.

Прошло еще какое-то время. Никита Солнцев позволил себе переехать в шикарную квартиру, построенную по проекту XXI века в престижном месте, купил особняк на Рублевском шоссе и виллу на южном берегу Франции. Туда он перевез свою семью.

Постоянно находясь во Франции, Никита внимательно следил за ходом событий в России. На юге Франции он уже видел предпринимателей, которые бросили свой бизнес и уехали в теплые края. Конечно, Никита знал, что тут есть и беглые банкиры, и «пирамидчики», которые сумели обогатиться, предлагая свои услуги в 1994-1996 годах, – «Властилина», «Тибет» и другие. Были тут владельцы казино, бандиты. Много было чеченских мафиози.

Никита постоянно поддерживал связь со своей фирмой, а также с коммерсантами – все время был в курсе происходящего.