• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

Первые стрелки

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 

Стрелка (стрела) – в те годы термин в криминальном мире, обозначающий встречу представителей бригад и ОПГ для обсуждения различных спорных вопросов.

В основном разговоры были мирные: привет, ребята, – привет, братва; а вы откуда? А мы оттуда. Кого знаете? А мы того-то, а мы этого. Вот и весь разговор. Заканчивалось все это похлопыванием друг друга по плечу – ладно, мол, ребята, обознались, виноваты, кто знал! Так постепенно росли связи и знакомства группировки. Так первые московские группировки, точнее, пока еще бригады, приобретали названия.

Cтрелка

– От Измаила звонят. Встретиться надо.

– Без проблем, братан! Где и когда, говори!

– На Таганке. Краснохолмский мост знаешь? Можешь быть под мостом в два часа?

– Конечно, – ответил Володька. – Вас сколько будет?

– А сколько надо?

– А зачем народ гонять? Давай по три человека, не больше. Или как?

– Ладно.

– Вы на чем подъедете?

– Мы еще не решили. Что заведется, на том и подъедем.

– Ладно. Думаю, найдем друг друга. Все, братишка, пока!

Володька положил радиотелефон на столик и сказал:

– Ну, стрелочка на два часа забита. Значит, так. – Он посмотрел на Женьку, как бы подчеркивая, что Женька является бригадиром и дальнейший расклад будет за ним.

Женька взял в руки Володькин телефон, повертел его, думая, и сказал:

– По теме говорить будем я и Володька. Витюха, ты на тачке за рулем. Гарик и Петько на своей тачке, прикроете нас. Мы пустые. А вы на всякий случай – как обычно, по схеме. – Женька намекнул, что Гарик и Петько будут огневым прикрытием.

– Да я думаю, – вступил в разговор Володька, – что там такой темы не будет, насчет плеток. Мы пока пробьем ситуацию. Чего сразу валить-то друг друга? Следы, что ли, стирать?

– А кто об этом говорил? – Женька специально подчеркнул этим свой авторитет, недоуменно взглянув на Володьку. Тот понял, что зря встрял в разговор.

Через несколько минут ребята стали собираться на стрелку.

Приехали они на место ровно без пяти два, поставив машины недалеко от Краснохолмского моста. Женька, сидящий на переднем сиденье, взглянул на часы.

– Я думаю, – обратился он к Витьке, – ровно к двум и подъедем, по лучшим правилам светской жизни. Опаздывать нельзя, да и раньше приезжать незачем: слишком много чести для черных!

Витька понимающе кивнул головой.

Ровно в два часа машина, в которой сидели Женька, Володька и Витька, подъехала к тому месту, где должны были ждать кавказцы. На другой стороне стоял джип «Мерседес» с тонированными стеклами.

– Ишь ты, – усмехнулся Женька, – на тонированной тачке приехали! Чтобы не видели, сколько в машине сидит. Может, трое, а может, человек восемь забито!

– И все со стволами, – добавил Володька. – Ладно, пошли!

– А зачем идти? Жди звонка.

Действительно, через минуту зазвонил Володькин радиотелефон.

– Алло, Вован? Это Измаил говорит. Это ваша тачка стоит напротив нашей?

– Наша, наша, – ответил Володька.

– Ну что, говорить будем?

– Конечно! Сейчас мы с Женькой подойдем.

– Хорошо, мы тоже идем.

Из обеих машин вышли по два человека. С одной стороны – Женька с Володькой, с другой шли два кавказца. Подойдя, они спокойно поздоровались и представились друг другу.

– Здесь такое дело, – начал Измаил, – вчера коммерса ловили нашего. Он нам денег должен.

– И много бабок должен? – спросил Володька.

– Ну, если счетчик был включен два года назад, то набило уже полтора «лимона». Можем простить немного, конечно. Вы нам отдайте его. Он наш человек, он нам денег должен!

Володька сделал паузу.

– Мы за него не в ответе, что он два года с вами рисовал, – сказал он. – Он вам должен деньги или вы ему должны, мы это не знаем.

– Надо было его спросить! Чего на стрелку его не взяли? – произнес Измаил, показывая рукой на небо, словно обращаясь к Аллаху.

Тут в разговор вступил Женька:

– А Кира, коммерс наш, он чудеса стал показывать. Он просто взял и сбежал! И мы целый день сегодня его искали, по всем точкам ездили, так и не нашли. Может, вы вчера с ним грубо поступили? – Женька специально намекнул на стычку в туалете ночного клуба.

– Да нет, – Измаил пожал плечами, – просто по душам поговорили, когда деньги пришлешь, спросили – не более того. Ничего такого не позволяли.

– Не знаю. Он уехал.

– Что делать будем? Деньги надо возвращать. Если это ваш коммерс, то отвечать по нему будете.

– С чего это вдруг мы за него отвечать должны? – удивленно сказал Женька. – Мы два года с ним не работали. Вы же с ним работали, вы его крышевали!

– Так-то оно так, но он нам полтора «лимона» должен, – повторил Измаил.

– Да запомнил я эту сумму, запомнил! – улыбнулся Женька. – Не надо одно и то же повторять!

– Хорошо, скажи точки, где он работает! Мы на фирму приедем, поговорим. Может, кого из знакомых встретим, может, люди подтвердят.

– А зачем вам на фирмы ездить? Фирмы наши стали.

– Так какие фирмы? – Измаил пристально посмотрел на Женьку.

– Знаешь что, брат, – остановил его Женька, – я такие вопросы не решаю, как и ты, наверное. Да?

Измаил ничего не ответил.

– Пусть твой старший с моим старшим свяжется, и они все между собой решат, должен коммерсант или не должен, будем точки светить или нет. Им это решать нужно. Как ты на это смотришь, Измаил?

– Я поговорю со старшим, – ответил тот. – Пусть так будет. Только вот что… Ты, похоже, нас просто разводишь, за лохов держишь, да? – Измаил неожиданно опустил руку в карман.

Володька с Женькой насторожились. Володька даже повернулся в сторону ребят, сидевших в стоящей неподалеку машине, как бы давая им знать, что сейчас, возможно, кавказец вытащит из кармана ствол. Но кавказец вытащил зажигалку, из другого кармана достал сигарету и закурил.

– Хорошо, Измаил, я понял тебя, – стал заканчивать разговор Женька, – ты оставь номер своей трубки. Мы тебе позвоним, если Кира объявится, и отдадим его тебе.

Кавказец усмехнулся, словно понимая, что его просто разводят. Но номер телефона дал.

– Конечно, звони! – сказал он. – Я, правда, не очень верю в то, что он появится, – не такой уж он наивный. А насчет старших ты правильно сказал. Пусть созвонятся ваш Антон с нашим Русланом. Договорились! Прощай, брат!

Пожав руки на прощание, все разошлись по машинам.

– Ну, что ты думаешь? – спросил Володька, когда они сели в машину. – Подставили Антона. Теперь он будет недоволен.

– А какой был выход? Что мы могли сделать? Замочить этих черных? Так у них наверняка две-три тачки сбоку стояло. А потом, какой в этом смысл, когда можно спокойно договориться? И это не наша головная боль. Пусть старшие решают, что делать с его долгами. Мы с тобой свою работу нормально провели. Поехали обедать!

Из кого состояли бригады

В большинстве случаев рэкетом занимались либо бывшие спортсмены, либо фарцовщики и картежники, иногда встречались бывшие афганцы. Но профессиональных уголовников, которые отматывали свои сроки по лагерям, еще не было.

Тогда криминальный мир, живущий по воровским понятиям, брезгливо относился к новой профессии вымогателя-грабителя, «синие» считали, что быки-вымогатели значительно ниже их по масти. «Синие» даже стали звать новых бандитов «отморозками», «беспредельщиками», «махновцами» и более нейтральным термином – «спортсменами». Последние, в свою очередь, не признающие воровские понятия и не желающие отчислять деньги в воровские общаки, также не жаловали «синих». До их конфликтов было еще далеко, но противоречия между ними нарастали.

Первые группировки стремительно и активно захватывали географические и экономические просторы столицы. На стрелках между ними они закреплялись – так создавалась криминальная карта Москвы.

Уже были постепенно поделены улицы, проспекты и районы города. Тогда у братвы был главный принцип – принцип первой ночи, т. е. кто первый пришел или наехал, тот становился хозяином положения. Братва любила в то время говорить: коммерсантов на всех хватит. Или: чужого нам не надо, но свое не отдадим.

Но тем не менее возникали первые спорные ситуации. Чаще всего при дележе коммерсантов, торгующих на Рижском рынке. Бывали, например, такие случаи, когда один коммерсант принимал в качестве крыши одну группировку, а его партнер по бизнесу «обслуживался» другой группировкой. И если между ними возникал коммерческий спор, то решался он с помощью их крыш.

Криминальная хроника

Но не всегда стрелки между бригадами были мирными. Криминальная хроника 1988 года показывает, что между многими ОПГ уже тогда начинались конфликты и войны.

Так, 22 января 1988 года именно долгопрудненцы столкнулись в первой громкой вооруженной разборке с люберецкими на Большой Академической улице в Москве. Поводом к этому конфликту послужил дележ тогдашнего «хлебного» места столицы – Рижского рынка. И хотя смертельного исхода с обеих сторон удалось избежать, однако резонанс в обществе это столкновение вызвало большой. Против участников разборки были возбуждены уголовные дела, и они были осуждены пусть на минимальные, но тюремные сроки.

После случившегося лидеры группировок сделали соответствующие выводы и летом того же года заключили в «Дагомысе» на воровской сходке полюбовное соглашение.

«Дагомыс», сходка московской братвы В лучшем курортном черноморском отеле «Дагомыс» состоялась встреча московской братвы по поводу прекращения войны между люберецкими и долгопрудненскими группировками – московские территории были поделены по-честному. Вторым вопросом на сходке был вопрос о чеченцах – точнее, о вытеснении их из столицы. Первоначально с чеченцами хотели договориться, мирно разделив места влияния, но чеченцы отказались, заявив, что лучше заберут себе весь город, нежели будут «тусоваться» в каких-то районах. Такой разлад был причиной первой войны.

Стрелка (стрела) – в те годы термин в криминальном мире, обозначающий встречу представителей бригад и ОПГ для обсуждения различных спорных вопросов.

В основном разговоры были мирные: привет, ребята, – привет, братва; а вы откуда? А мы оттуда. Кого знаете? А мы того-то, а мы этого. Вот и весь разговор. Заканчивалось все это похлопыванием друг друга по плечу – ладно, мол, ребята, обознались, виноваты, кто знал! Так постепенно росли связи и знакомства группировки. Так первые московские группировки, точнее, пока еще бригады, приобретали названия.

Cтрелка

– От Измаила звонят. Встретиться надо.

– Без проблем, братан! Где и когда, говори!

– На Таганке. Краснохолмский мост знаешь? Можешь быть под мостом в два часа?

– Конечно, – ответил Володька. – Вас сколько будет?

– А сколько надо?

– А зачем народ гонять? Давай по три человека, не больше. Или как?

– Ладно.

– Вы на чем подъедете?

– Мы еще не решили. Что заведется, на том и подъедем.

– Ладно. Думаю, найдем друг друга. Все, братишка, пока!

Володька положил радиотелефон на столик и сказал:

– Ну, стрелочка на два часа забита. Значит, так. – Он посмотрел на Женьку, как бы подчеркивая, что Женька является бригадиром и дальнейший расклад будет за ним.

Женька взял в руки Володькин телефон, повертел его, думая, и сказал:

– По теме говорить будем я и Володька. Витюха, ты на тачке за рулем. Гарик и Петько на своей тачке, прикроете нас. Мы пустые. А вы на всякий случай – как обычно, по схеме. – Женька намекнул, что Гарик и Петько будут огневым прикрытием.

– Да я думаю, – вступил в разговор Володька, – что там такой темы не будет, насчет плеток. Мы пока пробьем ситуацию. Чего сразу валить-то друг друга? Следы, что ли, стирать?

– А кто об этом говорил? – Женька специально подчеркнул этим свой авторитет, недоуменно взглянув на Володьку. Тот понял, что зря встрял в разговор.

Через несколько минут ребята стали собираться на стрелку.

Приехали они на место ровно без пяти два, поставив машины недалеко от Краснохолмского моста. Женька, сидящий на переднем сиденье, взглянул на часы.

– Я думаю, – обратился он к Витьке, – ровно к двум и подъедем, по лучшим правилам светской жизни. Опаздывать нельзя, да и раньше приезжать незачем: слишком много чести для черных!

Витька понимающе кивнул головой.

Ровно в два часа машина, в которой сидели Женька, Володька и Витька, подъехала к тому месту, где должны были ждать кавказцы. На другой стороне стоял джип «Мерседес» с тонированными стеклами.

– Ишь ты, – усмехнулся Женька, – на тонированной тачке приехали! Чтобы не видели, сколько в машине сидит. Может, трое, а может, человек восемь забито!

– И все со стволами, – добавил Володька. – Ладно, пошли!

– А зачем идти? Жди звонка.

Действительно, через минуту зазвонил Володькин радиотелефон.

– Алло, Вован? Это Измаил говорит. Это ваша тачка стоит напротив нашей?

– Наша, наша, – ответил Володька.

– Ну что, говорить будем?

– Конечно! Сейчас мы с Женькой подойдем.

– Хорошо, мы тоже идем.

Из обеих машин вышли по два человека. С одной стороны – Женька с Володькой, с другой шли два кавказца. Подойдя, они спокойно поздоровались и представились друг другу.

– Здесь такое дело, – начал Измаил, – вчера коммерса ловили нашего. Он нам денег должен.

– И много бабок должен? – спросил Володька.

– Ну, если счетчик был включен два года назад, то набило уже полтора «лимона». Можем простить немного, конечно. Вы нам отдайте его. Он наш человек, он нам денег должен!

Володька сделал паузу.

– Мы за него не в ответе, что он два года с вами рисовал, – сказал он. – Он вам должен деньги или вы ему должны, мы это не знаем.

– Надо было его спросить! Чего на стрелку его не взяли? – произнес Измаил, показывая рукой на небо, словно обращаясь к Аллаху.

Тут в разговор вступил Женька:

– А Кира, коммерс наш, он чудеса стал показывать. Он просто взял и сбежал! И мы целый день сегодня его искали, по всем точкам ездили, так и не нашли. Может, вы вчера с ним грубо поступили? – Женька специально намекнул на стычку в туалете ночного клуба.

– Да нет, – Измаил пожал плечами, – просто по душам поговорили, когда деньги пришлешь, спросили – не более того. Ничего такого не позволяли.

– Не знаю. Он уехал.

– Что делать будем? Деньги надо возвращать. Если это ваш коммерс, то отвечать по нему будете.

– С чего это вдруг мы за него отвечать должны? – удивленно сказал Женька. – Мы два года с ним не работали. Вы же с ним работали, вы его крышевали!

– Так-то оно так, но он нам полтора «лимона» должен, – повторил Измаил.

– Да запомнил я эту сумму, запомнил! – улыбнулся Женька. – Не надо одно и то же повторять!

– Хорошо, скажи точки, где он работает! Мы на фирму приедем, поговорим. Может, кого из знакомых встретим, может, люди подтвердят.

– А зачем вам на фирмы ездить? Фирмы наши стали.

– Так какие фирмы? – Измаил пристально посмотрел на Женьку.

– Знаешь что, брат, – остановил его Женька, – я такие вопросы не решаю, как и ты, наверное. Да?

Измаил ничего не ответил.

– Пусть твой старший с моим старшим свяжется, и они все между собой решат, должен коммерсант или не должен, будем точки светить или нет. Им это решать нужно. Как ты на это смотришь, Измаил?

– Я поговорю со старшим, – ответил тот. – Пусть так будет. Только вот что… Ты, похоже, нас просто разводишь, за лохов держишь, да? – Измаил неожиданно опустил руку в карман.

Володька с Женькой насторожились. Володька даже повернулся в сторону ребят, сидевших в стоящей неподалеку машине, как бы давая им знать, что сейчас, возможно, кавказец вытащит из кармана ствол. Но кавказец вытащил зажигалку, из другого кармана достал сигарету и закурил.

– Хорошо, Измаил, я понял тебя, – стал заканчивать разговор Женька, – ты оставь номер своей трубки. Мы тебе позвоним, если Кира объявится, и отдадим его тебе.

Кавказец усмехнулся, словно понимая, что его просто разводят. Но номер телефона дал.

– Конечно, звони! – сказал он. – Я, правда, не очень верю в то, что он появится, – не такой уж он наивный. А насчет старших ты правильно сказал. Пусть созвонятся ваш Антон с нашим Русланом. Договорились! Прощай, брат!

Пожав руки на прощание, все разошлись по машинам.

– Ну, что ты думаешь? – спросил Володька, когда они сели в машину. – Подставили Антона. Теперь он будет недоволен.

– А какой был выход? Что мы могли сделать? Замочить этих черных? Так у них наверняка две-три тачки сбоку стояло. А потом, какой в этом смысл, когда можно спокойно договориться? И это не наша головная боль. Пусть старшие решают, что делать с его долгами. Мы с тобой свою работу нормально провели. Поехали обедать!

Из кого состояли бригады

В большинстве случаев рэкетом занимались либо бывшие спортсмены, либо фарцовщики и картежники, иногда встречались бывшие афганцы. Но профессиональных уголовников, которые отматывали свои сроки по лагерям, еще не было.

Тогда криминальный мир, живущий по воровским понятиям, брезгливо относился к новой профессии вымогателя-грабителя, «синие» считали, что быки-вымогатели значительно ниже их по масти. «Синие» даже стали звать новых бандитов «отморозками», «беспредельщиками», «махновцами» и более нейтральным термином – «спортсменами». Последние, в свою очередь, не признающие воровские понятия и не желающие отчислять деньги в воровские общаки, также не жаловали «синих». До их конфликтов было еще далеко, но противоречия между ними нарастали.

Первые группировки стремительно и активно захватывали географические и экономические просторы столицы. На стрелках между ними они закреплялись – так создавалась криминальная карта Москвы.

Уже были постепенно поделены улицы, проспекты и районы города. Тогда у братвы был главный принцип – принцип первой ночи, т. е. кто первый пришел или наехал, тот становился хозяином положения. Братва любила в то время говорить: коммерсантов на всех хватит. Или: чужого нам не надо, но свое не отдадим.

Но тем не менее возникали первые спорные ситуации. Чаще всего при дележе коммерсантов, торгующих на Рижском рынке. Бывали, например, такие случаи, когда один коммерсант принимал в качестве крыши одну группировку, а его партнер по бизнесу «обслуживался» другой группировкой. И если между ними возникал коммерческий спор, то решался он с помощью их крыш.

Криминальная хроника

Но не всегда стрелки между бригадами были мирными. Криминальная хроника 1988 года показывает, что между многими ОПГ уже тогда начинались конфликты и войны.

Так, 22 января 1988 года именно долгопрудненцы столкнулись в первой громкой вооруженной разборке с люберецкими на Большой Академической улице в Москве. Поводом к этому конфликту послужил дележ тогдашнего «хлебного» места столицы – Рижского рынка. И хотя смертельного исхода с обеих сторон удалось избежать, однако резонанс в обществе это столкновение вызвало большой. Против участников разборки были возбуждены уголовные дела, и они были осуждены пусть на минимальные, но тюремные сроки.

После случившегося лидеры группировок сделали соответствующие выводы и летом того же года заключили в «Дагомысе» на воровской сходке полюбовное соглашение.

«Дагомыс», сходка московской братвы В лучшем курортном черноморском отеле «Дагомыс» состоялась встреча московской братвы по поводу прекращения войны между люберецкими и долгопрудненскими группировками – московские территории были поделены по-честному. Вторым вопросом на сходке был вопрос о чеченцах – точнее, о вытеснении их из столицы. Первоначально с чеченцами хотели договориться, мирно разделив места влияния, но чеченцы отказались, заявив, что лучше заберут себе весь город, нежели будут «тусоваться» в каких-то районах. Такой разлад был причиной первой войны.