• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

§ 1. Первые законодательные акты о военных судах в условиях новой российской государственности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 

В связи с распадом Советского Союза и упразднением структур судебной власти бывшего Союза ССР в конце 1991 г. объективно возник вопрос о дальнейшей судьбе военных трибуналов и Военной коллегии как именно союзных судебных органов.

В исторических условиях становления новой Российской государственности все ветви и структуры государственной власти переживали острый период своего необходимого реформирования.

И вновь, как во все рассмотренные в предыдущих главах эпохи больших потрясений и перемен, подтверждалась истинность утверждений известных мыслителей о том, что «воля, если она государственная, должна быть выражена как закон, установленный властью, иначе слово воля лишь пустое сотрясание воздуха пустым звуком».

[227]

Необходимые реорганизации объективно затрагивали все ветви власти, но в особенности избежать их не могли в силу многих причин военная организация государства и органы военной юстиции. И здесь важно было проявить государственный подход, не поторопиться и не навредить.

Следует отметить, что в этих сложных переходных условиях, несмотря на неконструктивную, зачастую огульную критику, на защиту органов военной юстиции и выполняемых ими социально значимых функций встали многие юристы – ученые и практики, известные представители военно-правовой юридической школы, знаменитой, как неоднократно отмечалось, своими историческими традициями.

[228]

В условиях реформирования и вызванными ею эйфорией, романтизмом, а отчасти и волюнтаризмом строились многие проекты относительно военной организации государства и органов военной юстиции.

Ряд перспективных разработок был воспринят и реализован, многие проекты до сих пор оказались пока не востребованными, а нежизнеспособность ряда прожектов подтвердилась временем.

Некоторые государственные органы, например, Федеральной службы безопасности, военной прокуратуры, в это время прошли болезненные периоды своих многократных реорганизаций от ликвидации до последующего восстановления. Жизнь, социальная практика все расставляли на свои места.

[229]

В этом период, как представляется, военные суды прошли путь своего объективно необходимого реформирования наименее болезненно, с учетом максимального соблюдения баланса интересов личности, общества и государства, с опорой на принципы логичности, научности, на рассмотренные и почерпнутые уроки истории.

Одобренная 24 октября 1991 г. Верховным Советом РСФСР Концепция судебной реформы выдвинула в качестве одной из основных ее задач – утверждение судебной власти в новом государственном механизме как самостоятельной влиятельной силы, независимой в своей деятельности от власти законодательной и исполнительной, в полной мере способной выполнить конституционную правозащитную функцию в правовом государстве.

[230]

Занимавший в то время должность Председателя Верховного Суда РСФСР, В.М. Лебедев, работая над проектом судебной реформы, предложил сохранить военно-судебные органы в России как составную часть судебной системы нового государства.

С учетом суверенного права Российской Федерации на осуществление всей полноты власти на своей территории, по предложению Верховного Суда РСФСР, Президиум Верховного Совета РСФСР своими постановлениями «О военно-судебных органах, дислоцированных на территории РСФСР» от 28 декабря 1991 г. и «О военных трибуналах» от 13 января 1992 г. включил Военную коллегию бывшего Верховного Суда СССР в состав Верховного Суда РСФСР, а военные трибуналы, дислоцируемые на территории РСФСР и в группах войск (в Германии, Чехословакии, Венгрии и Польше), в состав судебной системы Российской Федерации.

[231]

Как известно, органы военного управления, командования и военной юстиции, дислоцировавшиеся и функционировавшие за рубежом, в своей деятельности и прежде, в СССР, руководствовались законодательством РСФСР.

Управление военных трибуналов бывшего Министерства юстиции СССР было включено соответственно в состав Министерства юстиции РСФСР.

[232]

Указанными постановлениями было установлено, что до принятия нового законодательного акта, регулирующего деятельность военных трибуналов, «считать действующим на территории Российской Федерации Положение о военных трибуналах, утвержденное Законом СССР от 25 декабря 1958 г.» с сохранением за личным составом военных трибуналов, Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, Управления военных трибуналов Министерства юстиции Российской Федерации правового положения военнослужащих и всех видов денежного и другого довольствия.

[233]

Параллельно следует отметить, что к началу 90-х годов XX века действовавшее Положение о военных трибуналах 1958 г. в редакции 1980 г. во многом и без того безнадежно устарело; оно объективно противоречило действовавшему на тот период законодательству, в том числе и Конституции Российской Федерации.

Верховным Судом Российской Федерации, его Военной коллегией и Управлением военных трибуналов Минюста РФ своевременно был инициирован комплекс мер по законодательному закреплению легитимного существования и деятельности военных трибуналов уже в условиях новой государственности.

Уже в 1992 году (Законом РСФСР от 21 апреля 1992 г.) военным трибуналам было возвращено первоначальное историческое название – они были переименованы в военные суды и включены в судебную систему Российской Федерации путем внесения соответствующих изменений и дополнений в российскую Конституцию (в ст.163 и 164 прежней Конституции РСФСР). Тем самым даже из их наименования были устранены намеки на их особость, специализированность и чрезвычайность.

Затем Законом РСФСР от 3 июля 1992 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы РСФСР и Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР» указанные действующие нормативные акты Российской Федерации были дополнены соответствующими нормами, регулирующими деятельность военных судов. Военные суды были законодательно включены в состав судов общей юрисдикции Российской Федерации, а Военная коллегия – соответственно в состав Верховного Суда РФ.

[234]

Одним из принципиальных положений того времени являлся вопрос об обеспечении реальной независимости военного суда при осуществлении правосудия.

Утверждение независимой судебной власти рассматривалось как ключевой аспект судебной реформы в России, поэтому первостепенная роль отводилась правовым институтам, закрепляющим эти гарантии.

«Применительно к военным судам этот вопрос встал наиболее остро, поскольку они действовали в специфических условиях Вооруженных Сил и других войск, организационно привязаны к армейским и флотским структурам, несколько обособлены от судов общей юрисдикции, имеют специальную подсудность дел и комплектуются военнослужащими. Большинство этих проблем было разрешено после принятия 26 июня 1992 г. Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» и полного распространения его положений на судей военных судов, которые получили все гарантии независимости, установленные законом».

[235]

Значительные изменения в государственном устройстве страны произошли в связи с принятием Конституции Российской Федерации 12 декабря 1993 г., когда Россия окончательно перешла на путь строительства открытого демократического общества. Эти перемены привели к качественному изменению роли военных судов в судебной системе и в жизни Вооруженных Сил страны.

В соответствии со ст.10 и 118 Конституции РФ 1993 г. судебная власть является самостоятельным видом государственной власти и принадлежит только судам.

В развитие конституционных положений в Федеральном законе «О некоторых вопросах организации и деятельности военных судов и органов военной юстиции» от 3 декабря 1994 г.

[236]

, а затем и в ст. 22 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации»

[237]

устанавливалось, что в войсках, органах и формированиях, где федеральным законом предусмотрена военная служба, судебную власть осуществляют военные суды.

В Федеральном законе от 2 декабря 1994 г. были определены некоторые особенности прохождения военной службы военнослужащими военных судов, Военной коллегии Верховного Суда РФ и Управления военных судов Министерства юстиции РФ, их материального обеспечения и ряд других жизненно необходимых вопросов с учетом принятых ранее законов «О статусе судей в Российской Федерации» 1992 г. и «О статусе военнослужащих» 1993 г.

Таким образом, военные суды как составная часть судебной системы России заняли подобающее им место – стали органами осуществления правосудия как отдельного вида государственной власти в специфических условиях, связанных с военной службой.

В связи с указанными изменениями в законодательстве подсудность военных судов как важная часть их компетенции естественно претерпела значительные изменения.

Так, поскольку в соответствии с Федеральным Конституционным Законом «О судебной системе Российской Федерации» военные суды осуществляют правосудие лишь в тех войсках, формированиям и органах, где законодательством предусмотрена военная служба, из подсудности военных судов были оправданно исключены дела в отношении должностных лиц исправительных учреждений уголовно-исполнительной системы, так как эти лица к военнослужащим не относились и не относятся.

Дела о шпионаже, рассматривавшиеся ранее только военными судами, согласно изменениям, внесенным в УПК РСФСР, были отнесены к подсудности краевых, областных и им равных судов. В военных судах они могли рассматриваться только в отношении военнослужащих.

[238]

Согласно ст.18 Положения о военных трибуналах дела о преступлениях военнослужащих, имеющих воинское звание генерала (адмирала) либо занимающих должности от командира соединения и выше и им равные, ранее были подсудны исключительно Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации. С изменением законодательства дела всех категорий военнослужащих стали подсудны военным судам первого, низового звена.

В соответствии со ст. 38 УПК РСФСР (в редакции Закона от 15 декабря 1996 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР в связи с принятием Уголовного кодекса Российской Федерации») Верховному Суду Российской Федерации, в том числе и Военной коллегии, стали подведомственны дела, отнесенные к его подсудности в соответствии с федеральным законом, а также дела особой сложности или особого общественного значения, которые он вправе принять к своему производству по собственной инициативе либо по инициативе Генерального прокурора РФ при наличии ходатайства обвиняемого.

Нормы Положения о военных трибуналах (ст.17-18), определявшие подсудность дел военным судам разного уровня в зависимости от воинского звания и должностного положения, вошли в противоречие со ст.19 Конституции РФ 1993 г., провозгласившей равенство всех перед законом и судом, и поэтому они не стали применяться военными судами.

Подсудность уголовных дел с того времени стала определяться не по персоналиям, а только по предмету.

Вместе с тем, к подсудности военных судов был впервые отнесен широкий перечень гражданских дел, связанных с обжалованием военнослужащими неправомерных действий органов военного управления и воинских должностных лиц.

Одним из первых шагов на этом пути стало принятие Верховным Судом России 18 ноября 1992 г. Постановления Пленума № 14 «О судебной защите прав военнослужащих от неправомерных действий органов военного управления и воинских должностных лиц» (с последующими изменениями и дополнениями).

[239]

В нем Пленум разъяснил судам, что на основании ст.63 Конституции Российской Федерации

[240], каждый военнослужащий имеет право на обжалование в суд действий органов военного управления и воинских должностных лиц, если считает, что они нарушают его права и свободы, а военные суды должны их рассматривать в порядке гражданского судопроизводства.

Принятое Пленумом Верховного Суда РФ постановление послужило началом осуществления важных практических мер по формированию системы подлинной правовой защищенности военнослужащих Российской Федерации и утверждения в Вооруженных Силах и иных воинских формированиях страны судебной власти, когда большинство правоотношений, в том числе и складывающихся в военно-служебной области, отныне ставились под надежную судебную защиту.

Наиболее полно права и обязанности военнослужащих были закреплены в новом военном законодательстве – законах Российской Федерации «Об обороне» (1992 г.), «О статусе военнослужащих» (1993 г., с последующими изменениями и дополнениями и 1998 г., с изменениями и дополнениями), «О воинской обязанности и военной службе» (1993 г. и 1998 г., с изменениями и дополнениями), «О пенсионном обеспечении лиц, проходящих военную службу, службу в органах внутренних дел, и их семей» (1993 г., с последующими изменениями) и др.

Этими законами военнослужащим впервые была предоставлена возможность обращаться за защитой своих прав и свобод непосредственно в суд.

Так, в ст.19 Закона РФ «Об обороне» указывалось: «Правовую защиту военнослужащих, рассмотрение гражданских и уголовных дел в Вооруженных Силах Российской Федерации, осуществляют суды».

[241]

Затем это право было также закреплено, продублировано в законодательстве о статусе военнослужащих (как в законе 1993 , так и 1998 гг.)

Полную законодательную возможность беспрепятственно обращаться в военный суд за защитой своих прав и свобод военнослужащие получили с принятием специального Закона РФ от 27 апреля 1993 г. «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан».

[242]

В соответствии со ст. 4 названного закона военному суду стали подведомственны жалобы на любые действия (решения) воинских должностных лиц и органов военного управления, если возникает опасность ущемления ими законных интересов военнослужащих. Указанное нормативное положение полностью отвечало духу и букве ст. 46 Конституции РФ 1993 г., устанавливающей, что «решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд».

Важность Закона от 27 апреля 1993 г. состояла, прежде всего, в том, что он впервые в стране создал единый правовой  механизм судебной защиты всех граждан Российской Федерации.

Для военнослужащих этот механизм имеет свои оправданные особенности: субъекты воинских отношений могут обжаловать ущемляющие их права действия (бездействие) и решения органов военного управления и воинских должностных лиц в военный суд (ст.4 Закона). Жалобы на действия других органов и лиц (не военных) военнослужащие вправе обжаловать в общие суды.

Военнослужащие стали активно использовать предоставленное им названным законом право. Тем более, что в условиях проводимых в стране преобразований и становления рыночной экономики социально-экономические права военнослужащих стали нарушаться в неизмеримо больших масштабах.

Так, если в 1993 г., когда военнослужащие впервые получили право на обжалование действий (бездействия) и решений органов военного управления и воинских должностных лиц, военные суды рассмотрели 3500 таких жалоб, то в 1994 г. – уже более 13000 жалоб, а в 2001 г. – свыше 211 тысяч.

[243]

В результате рассмотрения дел судами ежегодно удовлетворяется не менее 80% жалоб военнослужащих, что свидетельствует о большом количестве нарушений прав военнослужащих, которые были восстановлены на основании решений военных судов, а также доказывает действенность и эффективность этого способа защиты прав и интересов личности.

Военными судами стали приниматься к рассмотрению и рассматриваться также материалы, связанные с ограничениями конституционных прав и свобод военнослужащих и граждан, проходящих военные сборы, на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, на неприкосновенность жилища и т.п.

[244]

Эффективной деятельности военных судов способствовали и соответствующие научные изыскания, а также своевременно подготовленные и принятые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по актуальным вопросам судебной практики.

[245]

Таким образом, военные суды обрели совершенно новую функцию – стали фактически органами осуществления судебного контроля над органами военного управления и командованием, гарантом обеспечения законных прав и интересов военнослужащих.

[246]

Нельзя не отметить, что расширение полномочий военных судов в сфере судебного контроля за законностью органов военного управления в государстве, стремящемуся к реализации демократических и правовых начал, это совершенно естественный процесс.

Количество норм-запретов объективно должно уменьшаться, а норм-дозволений – расширяться.

Действительно, право, военное законодательство стало неотъемлемым атрибутом жизни, деятельности и быта всех воинских формирования страны.

Вместе и параллельно с важными и концептуальными государственно-правовой, судебно-правовой и военной реформами в течение всего времени постепенно осуществлялась военная и военно-правовая реформа.

В ходе ее проведения не мог не приниматься во внимание существовавший на всем протяжении истории страны огромный военно-юридический потенциал, опыт предыдущих разносторонних научных исследований.

[247]

В настоящее время деятельность 13 федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба и в которых осуществляется судебный контроль, регламентируется сотнями нормативных актов различной юридической силы и здесь в направлении их унификации, консолидации еще предстоит большая научно-практическая работа.

Так, подсчитано, что для успешного и полноценного осуществления своих функций командиру воинской части необходимо знать до 800 различных нормативных актов в различных сферах.

[248]

И все эти акты становятся предметом применения, оценки, рассмотрения военными судами. Ряд их них признается не соответствующими действующему законодательству. Причем на протяжении ряда лет это касается не только отдельных приказов военачальников, включая приказы министров, но даже постановлений Правительства Российской  Федерации по военно-оборонным вопросам.

Расширение сфер правового регулирования в военной области неизбежно повлекло ошибки, исходя из известного: «не ошибается тот, кто ничего не делает».

В равной мере уместно и логично вести речь и об ограничении правовых, в том числе уголовно-правовых запретов в отношении субъектов, действующих в условиях военной организации государства.

Однако новый УК РФ 1996 г. действуя в этом направлении, несколько перестарался, что признается практически всеми специалистами: теоретиками, законодателями, учеными, правоприменителями. Об этом весьма убедительно свидетельствует и многолетняя, познающаяся в сравнении военно-судебная практика.

[249]

Прежде существовавшая и нуждавшаяся в естественной реконструкции система преступлений против военной службы и наказаний за их совершение в действительности оказалась нарушенной, урезанной и ныне давно ждет своего логического восстановления в законодательном порядке.

[250]

В этом процессе позитивную роль выполняют Военная коллегия Верховного Суда, профессорско-преподавательский состав кафедры уголовного права Военного университета, Комитет по обороне Государственной Думы Федерального Собрания.

[251]

Еще 21 сентября 2001 г. по указанному вопросу в Государственной Думе состоялись парламентские слушания, затем соответствующий законопроект был принят к рассмотрению протоколом заседания Совета Госдумы N 86.

Необходимость скорейшего совершенствования действующего военно-уголовного законодательства также констатирована в ходе проведенных 28 марта 2002 года в Совете Федерации парламентских слушаний, посвященных пятилетию действующего УК РФ.

При этом были подготовлены соответствующие пояснительные записки и финансово-экономическое обоснование законопроекта. Особо подчеркнуто, что предлагаемые изменения в УК не потребуют дополнительных средств из федерального бюджета, что признания утратившими силу, изменения, дополнения или принятия иных актов федерального законодательства не потребуется.

В научном плане эти усилия следует только поддержать, что и постоянно делает автор всеми возможными средствами.

[252]

Таким образом, на первоначальном этапе своей легитимизации в условиях новой российской государственности военные суды доказали свою жизнеспособность и социальное предназначение.

Благодаря своим новым функциям судебная власть, осуществляемая военными судами в современных условиях, стала обретать не просто должную силу, но и необходимый авторитет среди граждан, включая военнослужащих.

Военные суды из органов уголовной юстиции стали постепенно превращаться преимущественно в органы правозащитные, действующие с соблюдением международных принципов и правил, на базе Конституции страны и федерального законодательства в составе государственной системы судов общей юрисдикции.

В связи с распадом Советского Союза и упразднением структур судебной власти бывшего Союза ССР в конце 1991 г. объективно возник вопрос о дальнейшей судьбе военных трибуналов и Военной коллегии как именно союзных судебных органов.

В исторических условиях становления новой Российской государственности все ветви и структуры государственной власти переживали острый период своего необходимого реформирования.

И вновь, как во все рассмотренные в предыдущих главах эпохи больших потрясений и перемен, подтверждалась истинность утверждений известных мыслителей о том, что «воля, если она государственная, должна быть выражена как закон, установленный властью, иначе слово воля лишь пустое сотрясание воздуха пустым звуком».

[227]

Необходимые реорганизации объективно затрагивали все ветви власти, но в особенности избежать их не могли в силу многих причин военная организация государства и органы военной юстиции. И здесь важно было проявить государственный подход, не поторопиться и не навредить.

Следует отметить, что в этих сложных переходных условиях, несмотря на неконструктивную, зачастую огульную критику, на защиту органов военной юстиции и выполняемых ими социально значимых функций встали многие юристы – ученые и практики, известные представители военно-правовой юридической школы, знаменитой, как неоднократно отмечалось, своими историческими традициями.

[228]

В условиях реформирования и вызванными ею эйфорией, романтизмом, а отчасти и волюнтаризмом строились многие проекты относительно военной организации государства и органов военной юстиции.

Ряд перспективных разработок был воспринят и реализован, многие проекты до сих пор оказались пока не востребованными, а нежизнеспособность ряда прожектов подтвердилась временем.

Некоторые государственные органы, например, Федеральной службы безопасности, военной прокуратуры, в это время прошли болезненные периоды своих многократных реорганизаций от ликвидации до последующего восстановления. Жизнь, социальная практика все расставляли на свои места.

[229]

В этом период, как представляется, военные суды прошли путь своего объективно необходимого реформирования наименее болезненно, с учетом максимального соблюдения баланса интересов личности, общества и государства, с опорой на принципы логичности, научности, на рассмотренные и почерпнутые уроки истории.

Одобренная 24 октября 1991 г. Верховным Советом РСФСР Концепция судебной реформы выдвинула в качестве одной из основных ее задач – утверждение судебной власти в новом государственном механизме как самостоятельной влиятельной силы, независимой в своей деятельности от власти законодательной и исполнительной, в полной мере способной выполнить конституционную правозащитную функцию в правовом государстве.

[230]

Занимавший в то время должность Председателя Верховного Суда РСФСР, В.М. Лебедев, работая над проектом судебной реформы, предложил сохранить военно-судебные органы в России как составную часть судебной системы нового государства.

С учетом суверенного права Российской Федерации на осуществление всей полноты власти на своей территории, по предложению Верховного Суда РСФСР, Президиум Верховного Совета РСФСР своими постановлениями «О военно-судебных органах, дислоцированных на территории РСФСР» от 28 декабря 1991 г. и «О военных трибуналах» от 13 января 1992 г. включил Военную коллегию бывшего Верховного Суда СССР в состав Верховного Суда РСФСР, а военные трибуналы, дислоцируемые на территории РСФСР и в группах войск (в Германии, Чехословакии, Венгрии и Польше), в состав судебной системы Российской Федерации.

[231]

Как известно, органы военного управления, командования и военной юстиции, дислоцировавшиеся и функционировавшие за рубежом, в своей деятельности и прежде, в СССР, руководствовались законодательством РСФСР.

Управление военных трибуналов бывшего Министерства юстиции СССР было включено соответственно в состав Министерства юстиции РСФСР.

[232]

Указанными постановлениями было установлено, что до принятия нового законодательного акта, регулирующего деятельность военных трибуналов, «считать действующим на территории Российской Федерации Положение о военных трибуналах, утвержденное Законом СССР от 25 декабря 1958 г.» с сохранением за личным составом военных трибуналов, Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, Управления военных трибуналов Министерства юстиции Российской Федерации правового положения военнослужащих и всех видов денежного и другого довольствия.

[233]

Параллельно следует отметить, что к началу 90-х годов XX века действовавшее Положение о военных трибуналах 1958 г. в редакции 1980 г. во многом и без того безнадежно устарело; оно объективно противоречило действовавшему на тот период законодательству, в том числе и Конституции Российской Федерации.

Верховным Судом Российской Федерации, его Военной коллегией и Управлением военных трибуналов Минюста РФ своевременно был инициирован комплекс мер по законодательному закреплению легитимного существования и деятельности военных трибуналов уже в условиях новой государственности.

Уже в 1992 году (Законом РСФСР от 21 апреля 1992 г.) военным трибуналам было возвращено первоначальное историческое название – они были переименованы в военные суды и включены в судебную систему Российской Федерации путем внесения соответствующих изменений и дополнений в российскую Конституцию (в ст.163 и 164 прежней Конституции РСФСР). Тем самым даже из их наименования были устранены намеки на их особость, специализированность и чрезвычайность.

Затем Законом РСФСР от 3 июля 1992 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы РСФСР и Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР» указанные действующие нормативные акты Российской Федерации были дополнены соответствующими нормами, регулирующими деятельность военных судов. Военные суды были законодательно включены в состав судов общей юрисдикции Российской Федерации, а Военная коллегия – соответственно в состав Верховного Суда РФ.

[234]

Одним из принципиальных положений того времени являлся вопрос об обеспечении реальной независимости военного суда при осуществлении правосудия.

Утверждение независимой судебной власти рассматривалось как ключевой аспект судебной реформы в России, поэтому первостепенная роль отводилась правовым институтам, закрепляющим эти гарантии.

«Применительно к военным судам этот вопрос встал наиболее остро, поскольку они действовали в специфических условиях Вооруженных Сил и других войск, организационно привязаны к армейским и флотским структурам, несколько обособлены от судов общей юрисдикции, имеют специальную подсудность дел и комплектуются военнослужащими. Большинство этих проблем было разрешено после принятия 26 июня 1992 г. Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» и полного распространения его положений на судей военных судов, которые получили все гарантии независимости, установленные законом».

[235]

Значительные изменения в государственном устройстве страны произошли в связи с принятием Конституции Российской Федерации 12 декабря 1993 г., когда Россия окончательно перешла на путь строительства открытого демократического общества. Эти перемены привели к качественному изменению роли военных судов в судебной системе и в жизни Вооруженных Сил страны.

В соответствии со ст.10 и 118 Конституции РФ 1993 г. судебная власть является самостоятельным видом государственной власти и принадлежит только судам.

В развитие конституционных положений в Федеральном законе «О некоторых вопросах организации и деятельности военных судов и органов военной юстиции» от 3 декабря 1994 г.

[236]

, а затем и в ст. 22 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации»

[237]

устанавливалось, что в войсках, органах и формированиях, где федеральным законом предусмотрена военная служба, судебную власть осуществляют военные суды.

В Федеральном законе от 2 декабря 1994 г. были определены некоторые особенности прохождения военной службы военнослужащими военных судов, Военной коллегии Верховного Суда РФ и Управления военных судов Министерства юстиции РФ, их материального обеспечения и ряд других жизненно необходимых вопросов с учетом принятых ранее законов «О статусе судей в Российской Федерации» 1992 г. и «О статусе военнослужащих» 1993 г.

Таким образом, военные суды как составная часть судебной системы России заняли подобающее им место – стали органами осуществления правосудия как отдельного вида государственной власти в специфических условиях, связанных с военной службой.

В связи с указанными изменениями в законодательстве подсудность военных судов как важная часть их компетенции естественно претерпела значительные изменения.

Так, поскольку в соответствии с Федеральным Конституционным Законом «О судебной системе Российской Федерации» военные суды осуществляют правосудие лишь в тех войсках, формированиям и органах, где законодательством предусмотрена военная служба, из подсудности военных судов были оправданно исключены дела в отношении должностных лиц исправительных учреждений уголовно-исполнительной системы, так как эти лица к военнослужащим не относились и не относятся.

Дела о шпионаже, рассматривавшиеся ранее только военными судами, согласно изменениям, внесенным в УПК РСФСР, были отнесены к подсудности краевых, областных и им равных судов. В военных судах они могли рассматриваться только в отношении военнослужащих.

[238]

Согласно ст.18 Положения о военных трибуналах дела о преступлениях военнослужащих, имеющих воинское звание генерала (адмирала) либо занимающих должности от командира соединения и выше и им равные, ранее были подсудны исключительно Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации. С изменением законодательства дела всех категорий военнослужащих стали подсудны военным судам первого, низового звена.

В соответствии со ст. 38 УПК РСФСР (в редакции Закона от 15 декабря 1996 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР в связи с принятием Уголовного кодекса Российской Федерации») Верховному Суду Российской Федерации, в том числе и Военной коллегии, стали подведомственны дела, отнесенные к его подсудности в соответствии с федеральным законом, а также дела особой сложности или особого общественного значения, которые он вправе принять к своему производству по собственной инициативе либо по инициативе Генерального прокурора РФ при наличии ходатайства обвиняемого.

Нормы Положения о военных трибуналах (ст.17-18), определявшие подсудность дел военным судам разного уровня в зависимости от воинского звания и должностного положения, вошли в противоречие со ст.19 Конституции РФ 1993 г., провозгласившей равенство всех перед законом и судом, и поэтому они не стали применяться военными судами.

Подсудность уголовных дел с того времени стала определяться не по персоналиям, а только по предмету.

Вместе с тем, к подсудности военных судов был впервые отнесен широкий перечень гражданских дел, связанных с обжалованием военнослужащими неправомерных действий органов военного управления и воинских должностных лиц.

Одним из первых шагов на этом пути стало принятие Верховным Судом России 18 ноября 1992 г. Постановления Пленума № 14 «О судебной защите прав военнослужащих от неправомерных действий органов военного управления и воинских должностных лиц» (с последующими изменениями и дополнениями).

[239]

В нем Пленум разъяснил судам, что на основании ст.63 Конституции Российской Федерации

[240], каждый военнослужащий имеет право на обжалование в суд действий органов военного управления и воинских должностных лиц, если считает, что они нарушают его права и свободы, а военные суды должны их рассматривать в порядке гражданского судопроизводства.

Принятое Пленумом Верховного Суда РФ постановление послужило началом осуществления важных практических мер по формированию системы подлинной правовой защищенности военнослужащих Российской Федерации и утверждения в Вооруженных Силах и иных воинских формированиях страны судебной власти, когда большинство правоотношений, в том числе и складывающихся в военно-служебной области, отныне ставились под надежную судебную защиту.

Наиболее полно права и обязанности военнослужащих были закреплены в новом военном законодательстве – законах Российской Федерации «Об обороне» (1992 г.), «О статусе военнослужащих» (1993 г., с последующими изменениями и дополнениями и 1998 г., с изменениями и дополнениями), «О воинской обязанности и военной службе» (1993 г. и 1998 г., с изменениями и дополнениями), «О пенсионном обеспечении лиц, проходящих военную службу, службу в органах внутренних дел, и их семей» (1993 г., с последующими изменениями) и др.

Этими законами военнослужащим впервые была предоставлена возможность обращаться за защитой своих прав и свобод непосредственно в суд.

Так, в ст.19 Закона РФ «Об обороне» указывалось: «Правовую защиту военнослужащих, рассмотрение гражданских и уголовных дел в Вооруженных Силах Российской Федерации, осуществляют суды».

[241]

Затем это право было также закреплено, продублировано в законодательстве о статусе военнослужащих (как в законе 1993 , так и 1998 гг.)

Полную законодательную возможность беспрепятственно обращаться в военный суд за защитой своих прав и свобод военнослужащие получили с принятием специального Закона РФ от 27 апреля 1993 г. «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан».

[242]

В соответствии со ст. 4 названного закона военному суду стали подведомственны жалобы на любые действия (решения) воинских должностных лиц и органов военного управления, если возникает опасность ущемления ими законных интересов военнослужащих. Указанное нормативное положение полностью отвечало духу и букве ст. 46 Конституции РФ 1993 г., устанавливающей, что «решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд».

Важность Закона от 27 апреля 1993 г. состояла, прежде всего, в том, что он впервые в стране создал единый правовой  механизм судебной защиты всех граждан Российской Федерации.

Для военнослужащих этот механизм имеет свои оправданные особенности: субъекты воинских отношений могут обжаловать ущемляющие их права действия (бездействие) и решения органов военного управления и воинских должностных лиц в военный суд (ст.4 Закона). Жалобы на действия других органов и лиц (не военных) военнослужащие вправе обжаловать в общие суды.

Военнослужащие стали активно использовать предоставленное им названным законом право. Тем более, что в условиях проводимых в стране преобразований и становления рыночной экономики социально-экономические права военнослужащих стали нарушаться в неизмеримо больших масштабах.

Так, если в 1993 г., когда военнослужащие впервые получили право на обжалование действий (бездействия) и решений органов военного управления и воинских должностных лиц, военные суды рассмотрели 3500 таких жалоб, то в 1994 г. – уже более 13000 жалоб, а в 2001 г. – свыше 211 тысяч.

[243]

В результате рассмотрения дел судами ежегодно удовлетворяется не менее 80% жалоб военнослужащих, что свидетельствует о большом количестве нарушений прав военнослужащих, которые были восстановлены на основании решений военных судов, а также доказывает действенность и эффективность этого способа защиты прав и интересов личности.

Военными судами стали приниматься к рассмотрению и рассматриваться также материалы, связанные с ограничениями конституционных прав и свобод военнослужащих и граждан, проходящих военные сборы, на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, на неприкосновенность жилища и т.п.

[244]

Эффективной деятельности военных судов способствовали и соответствующие научные изыскания, а также своевременно подготовленные и принятые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по актуальным вопросам судебной практики.

[245]

Таким образом, военные суды обрели совершенно новую функцию – стали фактически органами осуществления судебного контроля над органами военного управления и командованием, гарантом обеспечения законных прав и интересов военнослужащих.

[246]

Нельзя не отметить, что расширение полномочий военных судов в сфере судебного контроля за законностью органов военного управления в государстве, стремящемуся к реализации демократических и правовых начал, это совершенно естественный процесс.

Количество норм-запретов объективно должно уменьшаться, а норм-дозволений – расширяться.

Действительно, право, военное законодательство стало неотъемлемым атрибутом жизни, деятельности и быта всех воинских формирования страны.

Вместе и параллельно с важными и концептуальными государственно-правовой, судебно-правовой и военной реформами в течение всего времени постепенно осуществлялась военная и военно-правовая реформа.

В ходе ее проведения не мог не приниматься во внимание существовавший на всем протяжении истории страны огромный военно-юридический потенциал, опыт предыдущих разносторонних научных исследований.

[247]

В настоящее время деятельность 13 федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба и в которых осуществляется судебный контроль, регламентируется сотнями нормативных актов различной юридической силы и здесь в направлении их унификации, консолидации еще предстоит большая научно-практическая работа.

Так, подсчитано, что для успешного и полноценного осуществления своих функций командиру воинской части необходимо знать до 800 различных нормативных актов в различных сферах.

[248]

И все эти акты становятся предметом применения, оценки, рассмотрения военными судами. Ряд их них признается не соответствующими действующему законодательству. Причем на протяжении ряда лет это касается не только отдельных приказов военачальников, включая приказы министров, но даже постановлений Правительства Российской  Федерации по военно-оборонным вопросам.

Расширение сфер правового регулирования в военной области неизбежно повлекло ошибки, исходя из известного: «не ошибается тот, кто ничего не делает».

В равной мере уместно и логично вести речь и об ограничении правовых, в том числе уголовно-правовых запретов в отношении субъектов, действующих в условиях военной организации государства.

Однако новый УК РФ 1996 г. действуя в этом направлении, несколько перестарался, что признается практически всеми специалистами: теоретиками, законодателями, учеными, правоприменителями. Об этом весьма убедительно свидетельствует и многолетняя, познающаяся в сравнении военно-судебная практика.

[249]

Прежде существовавшая и нуждавшаяся в естественной реконструкции система преступлений против военной службы и наказаний за их совершение в действительности оказалась нарушенной, урезанной и ныне давно ждет своего логического восстановления в законодательном порядке.

[250]

В этом процессе позитивную роль выполняют Военная коллегия Верховного Суда, профессорско-преподавательский состав кафедры уголовного права Военного университета, Комитет по обороне Государственной Думы Федерального Собрания.

[251]

Еще 21 сентября 2001 г. по указанному вопросу в Государственной Думе состоялись парламентские слушания, затем соответствующий законопроект был принят к рассмотрению протоколом заседания Совета Госдумы N 86.

Необходимость скорейшего совершенствования действующего военно-уголовного законодательства также констатирована в ходе проведенных 28 марта 2002 года в Совете Федерации парламентских слушаний, посвященных пятилетию действующего УК РФ.

При этом были подготовлены соответствующие пояснительные записки и финансово-экономическое обоснование законопроекта. Особо подчеркнуто, что предлагаемые изменения в УК не потребуют дополнительных средств из федерального бюджета, что признания утратившими силу, изменения, дополнения или принятия иных актов федерального законодательства не потребуется.

В научном плане эти усилия следует только поддержать, что и постоянно делает автор всеми возможными средствами.

[252]

Таким образом, на первоначальном этапе своей легитимизации в условиях новой российской государственности военные суды доказали свою жизнеспособность и социальное предназначение.

Благодаря своим новым функциям судебная власть, осуществляемая военными судами в современных условиях, стала обретать не просто должную силу, но и необходимый авторитет среди граждан, включая военнослужащих.

Военные суды из органов уголовной юстиции стали постепенно превращаться преимущественно в органы правозащитные, действующие с соблюдением международных принципов и правил, на базе Конституции страны и федерального законодательства в составе государственной системы судов общей юрисдикции.