• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

§ 1. Возникновение и деятельность революционных военных трибуналов

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 

Октябрьская революция 1917 года, какие бы оценки ей не давались (от «Великой» – до «октябрьского переворота»), объективно коренным образом изменила общественно-экономический строй России в XX веке, основы организации ее государственной власти.

В ходе революции был сломан, разрушен прежде существовавший буржуазный государственный аппарат. При этом новая власть не реформировала прежние судебные учреждения, а уничтожила их.

«Суд был в капиталистическом обществе преимущественно аппаратом угнетения, аппаратом буржуазной эксплуатации. Поэтому безусловной обязанностью пролетарской революции было не реформировать судебные учреждения (этой задачей ограничивались кадеты и их отголоски меньшевики и правые эсеры), – а совершенно уничтожить, смести до основания весь старый суд и его аппарат».

[122]

Создание нового советского суда взамен разрушенной буржуазной судебной системы стало одной из первоочередных политических задач Советской власти. Политико-классовым аспектам всей государственной, военно-правовой деятельности новой властью придавалась важное значение: «… тем, где строже всего проведена партийная политика…, там, где тверже всего дисциплина, где наиболее заботливо проводится политработа в войсках…, там нет расхлябанности в армии, там лучше ее строй и дух, там больше побед».

[123]

Декретом Совета Народных Комиссаров РСФСР № 1 о суде от 23 ноября 1917 г. были упразднены как все общие судебные установления, так и военные суды всех наименований.

[124]

Во исполнение Декрета Народный комиссариат по военным делам отдал приказ о приостановлении деятельности всех военных судов. В военно-судебные органы были назначены комиссары для руководства ликвидацией этих учреждений. На флоте ликвидацией военно-морских судов занималась Верховная морская следственная комиссия, избранная 24 ноября 1917 г. на I съезде военного флота.

[125]

В соответствии с Декретом № 1 в стране создавались фактически две системы гражданских судов: местные народные суды, избираемые на основе демократических выборов и рабоче-крестьянские Революционные трибуналы. Местные суды должны рассматривать дела в составе постоянного местного судьи и двух очередных заседателей, приглашаемых на каждую сессию по особым спискам очередных судей. До назначения выборов местные судьи избирались временно районными и волостными, а где не было таковых, уездными, городскими и губернскими Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Они же составляли списки очередных заседателей.

Однако было бы неверным считать, что новые нормативные акты появлялись сразу и ниоткуда; во многом все же сохранялась преемственность, т.е. новые законы были заимствованы из источников Временного правительства: как уже действовавших, так еще не принятых и не введенных в действие по причине совершения революции.

Новые местные суды Советской республики решали все гражданские дела по искам, цена которых не превышала 3000 руб., и уголовные дела, если обвиняемому могло быть назначено наказание не свыше 2-х лет.

Для борьбы против контрреволюционных преступлений и для рассмотрения дел о борьбе «с мародерством и хищничеством, саботажем и прочими злоупотреблениями торговцев, промышленников, чиновников и прочих лиц» учреждались рабочие и крестьянские Революционные Трибуналы в составе председателя и шести очередных заседателей, избираемых Губернскими и Городскими Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

В целях производства по этим делам предварительного следствия при тех же Советах создавались особые следственные комиссии.

Декретом № 2 ВЦИК «О суде» от 7 марта 1918 г.

[126]

для рассмотрения дел, превышающих подсудность местного народного суда, образовывались окружные народные суды, судьи которых избирались по прежним судебным округам местными Советами. Ими же составлялись списки заседателей для окружных судов. В составе суда создавались отделения по гражданским и уголовным делам. Члены суда избирали из своей среды председателя суда и председателей отделений.

Для рассмотрения кассационных жалоб на решения окружных судов, как по гражданским, так и уголовным делам должны были создаваться областные народные суды из числа окружных судов. Последние в таком случае избирали бы из своей среды членов областного народного суда, а те, в свою очередь, из своей же среды избирали председателя областного народного суда и председателей отделений по гражданским и уголовным делам.

В целях достижения единообразия кассационной практики в столице предполагалось учредить, так называемый верховный судебный контроль.

В его состав должны были входить представители областных народных судов, избираемые этими судами на срок не свыше одного года. Отменять решение верховного судебного контроля мог только законодательный орган советской власти, т.е. в то время ВЦИК.

Судопроизводство во всех судах должно было производиться по правилам судебных уставов 1864 года в той части, в которой они не отменялись декретами ВЦИК и «не противоречили правосознанию трудящихся классов». В последнем случае в судебных решениях должны были указываться мотивы отмены судом «устарелых или буржуазных законов».

Решения и приговоры в судах выносились от имени Российской Федеративной Советской Республики.

Далее Декретом Совета Народных Комиссаров «О суде» (№ 3) от 20 июля 1918 г.

[127]

для рассмотрения кассационных жалоб на решения Окружных народных Судов как по гражданским, так и по уголовным делам и взамен Судебного Контроля в г. Москве был учрежден Кассационный Суд из двух отделений – гражданского и уголовного в составе: председателя и его заместителя, утверждаемых ВЦИКом по представлению Комиссариата Юстиции, и восьми членов, избираемых также ВЦИКом из кандидатов, представленных Окружными народными Судами и Советами местных народных судей.

В первых декретах о суде был заложен фундамент советской судебной системы и закреплены основы (принципы) социалистического правосудия: осуществление правосудия только судом, выборность судей, участие народных заседателей в отправлении правосудия, открытое разбирательство дел в судах, обеспечение права на защиту, гласность, судопроизводство на местном языке.

[128]

Декретами устанавливалась новая система судов, регламентировалась подсудность дел этим судам, порядок их создания, определялись принципы организации расследования дел, обвинения и защиты.

В реальной действительности, однако, ни областные народные суды, ни Верховный судебный контроль организованы не были. Были учреждены лишь окружные народные суды, рассматривавшие дела, превышающие подсудность местного суда.

[129]

Нет в историко-архивных материалах никаких данных о деятельности и Кассационного суда. Он мог действовать только в течение трех месяцев, так как 30 ноября 1918 г. было издано Положение о народном суде, ликвидировавшее окружные суды, в связи с чем отпала необходимость в Кассационном суде.

[130]

Вместе с тем, следует отметить, что первыми декретами Советской власти о суде, не предусматривалось создание специальных судов для вооруженных сил. Проводилась линия на осуществление идеи Народного комиссариата юстиции о едином народном суде и попытки создания военных судов не находили поддержки.

[131]

Декретом Совнаркома от 13 января 1918 г. все дела бывших военных судов были переданы на рассмотрение местных народных судов и революционных трибуналов.

[132]

Таким образом, все прежние органы военной юстиции были упразднены, а новые пока не созданы.

Для разрешения уголовных дел на фронтах должны были создаваться местные суды, избираемые полковыми советами солдатских депутатов, а где их не было – полковыми комитетами.

[133]

Однако сама жизнь поставила вопрос о создании новых органов военной юстиции государства, которые были бы организационно связаны с воинскими формированиями, хорошо знали условия и быт армии, военное дело, военное законодательство и могли бы оперативно, со знанием дела рассматривать дела о преступлениях военнослужащих.

Во исполнение Декрета № 1 28 июля 1918 г. Приказом Народного Комиссариата по Военным делам было утверждено Положение «О фронтовых полковых (отрядных) местных судах».

[134]

Как было указано в данном Положении, в прифронтовой полосе учреждаются фронтовые полковые (отрядные) местные суды. Они состоят из одного постоянного судьи и двух очередных заседателей. Судьи и заседатели избираются прямым, равным и тайным всеобщим голосованием полка (отряда) на трехмесячный срок. Эти суды решают все уголовные дела, по которым обвиняемому угрожает наказание до 5 лет лишения свободы. Кассационной инстанцией является Совет фронтовых местных судов данного участка фронта в составе постоянных судей.

Дела, превышающие подсудность фронтовых местных судов, должны были передаваться в революционный трибунал или народные окружные суды.

Для производства предварительного следствия при фронтовом местном суде учреждалась следственная комиссия в составе трех членов, которые назначались комиссарами дивизий с учетом мнения постоянного судьи.

Судопроизводство в указанных учреждениях, как и в других судах, должно было вестись по правилам Судебного Устава 1864 г.

При рассмотрении дел суд обязан был руководствоваться действующими прежними уголовными законами, если они не были отменены декретами ЦИКа и СНК и не противоречили социалистическому правосознанию.

Это положение было продублировано и в Приказе о фронтовых полковых местных судах, поскольку еще не было установлено подробных правил судебной процедуры в Советском суде.

Исторические материалы и научные исследования убедительно свидетельствуют о том, что в мае 1918 году военные трибуналы начали действовать в частях Западного фронта, а в июне 1918 г. – в отрядах Восточного фронта.

[135]

Вместе с тем большинство дел по прежнему рассматривалось местными судами, которые нередко не учитывали специфических условий военной службы и общественной опасности преступлений военнослужащих при исполнении своих обязанностей.

Так, местный народный суд г. Перми приговорил к незначительному наказанию военнослужащего за неосторожное обращение с огнем, вызвавшее пожар, в результате которого был уничтожен вагон с военным грузом. Суд не учел, что виновный в пожаре боец закурил и бросил спичку возле бензинового бака при несении караульной службы, будучи часовым. Грубое нарушение им правил караульной службы не получило надлежащей оценки судом. Приведенный пример послужил впоследствии одним из доводов в пользу учреждения гарнизонного военного суда.

[136]

При отсутствии директивных указаний новые органы руководствовались политическими указаниями о классовом характере суда, о революционной законности, о необходимости создания «действительно революционного, скорого и беспощадного, строгого к контрреволюционерам, хулиганам, лодырям и дезорганизаторам суда».

[137]

Правовой пробел определенным образом был восполнен инструкцией Народного комиссариата юстиции РСФСР от 23 июля 1918 г.

[138]

В ней, помимо обобщения вопросов, связанных с устройством общей судебной системы, подробно были изложены и вопросы судопроизводства: повторены положения декретов о подсудности дел, указаны правила для каждой стадии уголовного процесса. С принятием Инструкции стали излишними ссылки на применение судами дореволюционного процессуального закона.

Сложная политическая обстановка, военная интервенция иностранных государств, условия гражданской войны потребовали от Советского государства создания Рабоче-крестьянской Красной Армии.

С образованием армии возникла необходимость в организации военно-судебных органов, способных вести в этих сложных условиях борьбу за поддержание ее боеспособности, укрепление дисциплины и правопорядка в ее рядах.

В первый период существования Советского государства наиболее важные дела, возникавшие в Красной Армии (о контрреволюционных и других подобных преступлениях) рассматривались общегражданскими революционными трибуналами, а менее значимые дела – в местных народных судах.

Однако народные суды не справлялись с возникшими задачами по эффективному осуществлению правосудия в войсках. Условия беспрерывного и быстрого передвижения воинских частей, ведение боевых действий, оторванность общегражданских судов от войск, требовали создания адекватной армейским задачам системы военной юстиции. Инициаторами создания военно-судебных органов являлись реввоенсоветы.

«Необходимость создания специальных органов советской военной юстиции вызывалось и рядом других соображений: дела о воинских преступлениях следовало рассматривать таким органам юстиции, в состав которых входят лица, хорошо знающие деятельность и быт армии и флота, воинские уставы, приказы, обладающие не только специальными юридическими знаниями, но и имеющие военную подготовку; нужны были мобильные органы юстиции, способные обслуживать постоянно перемещающиеся части и соединения. Только в таких условиях можно было успешно расследовать и рассматривать уголовные дела».

[139]

Наконец, в целях восстановления исторической справедливости следует признать, что в годы гражданской войны в войсках противоборствующей стороны – в Белой армии постоянно существовали полковые и даже окружные военные суды, действовавшие на основе военно-правовых нормативов Российской империи.

Так, в постановлении Временного Сибирского Правительства от 5 августа 1918 года «Об устройстве военно-судебной части и о степени дисциплинарной власти военных начальников», в частности, отмечалось, что «военным судам при рассмотрении дел надлежит руководствоваться постановлениями Военного Устава о наказаниях, уставов Военно-Судебного и Дисциплинарного, а также приказами по Военному ведомству 1917 года № 233, 344, 336 и 361 в чем они не отменены».

[140]

Во фронтовых частях в 1918 году издавались приказы об учреждении полковых судов и о выявлении имеющихся в войсках офицеров с высшим юридическим образованием для их равномерного распределения с целью обслуживания судов.

[141]

В начале войны в Белой армии существовало многообразие военных судов различных наименований, что вносило определенную путаницу. Затем военные суды получили такие же названия, как и в годы Первой мировой войны.

За нормативную основу при организации военных судов были взяты проверенные временем и практикой книги Свода Военных Постановлений и другие документы со всеми дополнениями, разъяснениями, объявленные в приказах по Военному Ведомству до 1 марта 1917 года, но с оправданными коррективами и особенностями.

[142]

Объективности ради следует сказать, что полковые суды Белой армии в условиях боевых действий были не очень эффективны. Гораздо большее значение имели военно-полевые суды, что вполне естественно в условиях войны, особенно гражданской.

К тому же необходимо учитывать, что формирование воинских частей как Белой, так и Красной армий происходило за счет добровольцев, проведения мобилизаций на контролируемых территориях, а также за счет лояльных пленных противоборствующих сторон.

Так что эти воинские формирования напоминали «сообщающиеся сосуды». Армии имели общие корни, преемственность и учились друг у друга, в том числе и в военно-судебном деле.

С учетом отмеченных обстоятельств и указанного опыта на отдельных фронтах и в армиях Советской России стали возникать по инициативе революционных военных советов, военно-революционные трибуналы.

Именовались они в разных местах по-разному: военно-полевыми сессиями, чрезвычайными тройками, военно-революционными трибуналами. Неодинаковыми были их состав и порядок деятельности.

Первый трибунал армии (армейский трибунал) был создан в июне 1918 года Реввоенсоветом Первой армии на Восточном фронте.

В приказе Реввоенсовета отмечалось, что «в армии ощущается недостаток Полевого военного суда, который мог бы немедленно решать и рассматривать контрреволюционные дела, а также саботаж и неповиновение революционному начальству, принимать во внимание их важность и обстановку».

[143]

В начале октября 1918 года Реввоенсоветом Южного (Царицинского) фронта был организован первый трибунал фронта, а к концу 1918 года революционные военные трибуналы были учреждены при всех фронтах и действующих армиях.

В последующем были созданы военные трибуналы военных округов, во всех армиях, а также отделы армейских трибуналов при дивизиях.

Инициатива мест заставила сделать первый шаг к созданию в Красной Армии военных революционных трибуналов. Для объединения и руководства всей деятельностью революционных военных трибуналов приказом № 94 Реввоенсовета республики от 14 октября 1918 года был учрежден Революционный военный трибунал республики, который 8 декабря 1918 года провел первое распорядительное заседание.

Эта дата и вошла в историю военных трибуналов как начало их организованной деятельности на правовых началах, как праздник военных судов Советского периода отечественной истории.

[144]

Революционный военный трибунал республики был создан при Революционном Военном Совете Республики.

Его задачами, кроме чисто судебной деятельности по рассмотрению дел об особо тяжких преступлениях, совершенных высшими должностными лицами Красной Армии, являлись:

организация революционных военных трибуналов;

определение направления их деятельности;

выработка начал военно-революционного судопроизводства;

установление карательной политики в соответствии с условиями боевой жизни; разработка единообразных форм делопроизводства и отчетности.

В декабре 1918 г. Реввоентрибунал Республики разработал единую Инструкцию революционным военным трибуналам фронтов и армий, которая была введена в действие 8 января 1919 г.

Она состояла из шести глав и включала следующие основные положения: устройство и состав военных трибуналов, подсудность, судопроизводство, о наказании, об отмене приговоров и об отчетности.

Данная Инструкция действовала до принятия заменившего ее первого «Положения о революционных военных трибуналах», принятого Революционным Военным Советом Республики 4 февраля 1919 г. и введенного его приказом № 277 от 13 февраля 1919 г.

[145]

В соответствии с Инструкцией и Положением система революционных военных трибуналов состояла из Реввоентрибунала Республики, реввоентрибуналов фронтов, армии и отделов армий при дивизиях и отдельных бригадах. Устанавливалось, что Революционные военные трибуналы являлись органами соответствующих революционных военных советов, председатели и члены революционных военных трибуналов назначались ими и политически им были подотчетны.

Революционные военные трибуналы рассматривали дела обо всех контрреволюционных, должностных и воинских преступлениях. Дела между различными революционными военными трибуналами распределялись в зависимости от должностного положения обвиняемого.

Каждый вышестоящий революционный военный трибунал мог принять к своему производству любое дело, подсудное нижестоящему трибуналу.

Предварительное следствие по делам, подсудным революционным военным трибуналам, производили состоящие при них следователи или должностные лица других следственных учреждений (Чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией или Военного Контроля).

Порядок расследования дел следователями при революционных военных трибуналах определялся Инструкцией военным следователям революционных военных трибуналов, принятой Реввоентрибуналом Республики 1 февраля 1919 г.

[146]

При вынесении приговоров, согласно ст.2 «Положения», революционные военные трибуналы руководствовались «интересами социалистической республики, обороны ее от врагов социалистической революции и интересами классовой борьбы за торжество пролетариата, как это подсказывается ему революционным коммунистическим правосознанием и революционной совестью».

Приговоры трибуналов не подлежали обжалованию и приводились в исполнение в течение 24-х часов. Право приостановления приговоров принадлежало только соответствующим реввоенсоветам или вышестоящему революционному трибуналу.

Как Инструкция, так и «Положение» от 4 февраля 1919 г., не регламентировали строго и детально процедуру судебного разбирательства.

Ст.6 Положения устанавливала следующее правило: «По окончании следствия весь следственный материал передается председателю трибунала, который, по ознакомлении с делом (лично или через одного из членов трибунала), назначает дело к слушанию, причем докладчиком по делу в трибунале является либо председатель, либо тот член трибунала, которому председателем было поручено ознакомление с делом». Решения и приговоры трибуналов выносились именем Российской Социалистической Федеративной Республики.

Вот то немногое, что говорилось в «Положении» собственно о порядке рассмотрения дел в революционных военных трибуналах.

Однако, как свидетельствовала судебная практика, дела рассматривались с вызовом в судебное заседание обвиняемого и свидетелей, в присутствии личного состава и с участием обвинения и защиты.

Положительное значение «Положения о революционных военных трибуналах» 4 февраля 1919 г. заключалось в том, что оно ликвидировало разнообразие форм и наименований стихийно возникавших до этого военно-судебных органов, определило их систему, подсудность дел и высший судебный орган – Революционный военный трибунал республики, который и должен был определять дальнейшее направление судебной деятельности военных трибуналов страны.

Однако, несмотря на принятие Положения о Революционных Военных Трибуналах и Инструкции Революционным Военным Трибуналам (далее РВТ), многие вопросы их организации и деятельности остались неразрешенными, в том числе важные вопросы судопроизводства.

Для обсуждения проблем, связанных с судопроизводством в военных трибуналах и выработке единой правоприменительной практики, в июле 1919 г. в г. Симбирске по приказу Реввоенсовета Республики было созвано совещание всех Реввоентрибуналов Восточного фронта. Среди обсуждавшихся проблем главными были вопросы о задачах Революционных Военных Трибуналов, о судопроизводстве в них и о созыве всероссийского совещания работников РВТ. На совещании выступил председатель Реввоентрибунала фронта с докладом, который затем был принят к руководству на местах на правах инструкции.

[147]

Основное содержание тезисов доклада заключалось в следующем.

Судопроизводство в военном трибунале имеет целью выяснить самое необходимое существо дела и способствовать быстроте его разрешения.

Вместе с тем РВТ обязаны в пределах предоставленных им условий принимать меры к выяснению истинных виновников и подлинных врагов революции, чтобы не допустить ошибок.

Распорядительное заседание обязательно при решении вопроса о прекращении дела и при назначении его к рассмотрению.

РВТ имеет право не вызывать свидетелей и не вести судебное следствие лишь в особых случаях; по каждому делу ведется протокол, в который заносятся все главнейшие моменты судебного процесса.

Приговор постановляется в совещательной комнате, где находятся только судьи.

Судьи при совещании высказываются по старшинству, а председательствующий делу – последним.

Приговор должен иметь подробную мотивировку решения суда со ссылкой на материалы следствия как судебного, так и предварительного.

В составе коллегии судей, рассматривающих дело, рекомендуется иметь хотя бы одного судью с юридическим образованием.

Допустимо участие представителя общественного обвинения и защиты, так как РВТ помимо судебной и карательной функций имеет функции и агитационно-воспитательные.

Дела надо слушать в открытых судебных заседаниях, а о важнейших из них сообщать в местной прессе с последующим опубликованием приговора.

[148]

Исторические материалы убедительно свидетельствуют о том, что в большинстве случаев так оно и было на практике.

[149]

Реввоентрибуналы проводили большую разъяснительную работу всеми доступными им способами.

В военной и местной прессе регулярно помещались отчеты о судебных процессах и публиковались приговоры РВТ, выпускались специальные листовки о проведенных судебных процессах.

Военными трибуналами разрабатывались специальные инструкции по организации и проведению публичных судебных процессов, в которых говорилось о необходимости создать в судебном заседании такую обстановку, чтобы присутствующие чувствовали, что они присутствуют не на митинге, а в зале «самого сурового блюстителя правосудия». Подчеркивалось, что трибунал должен быть заинтересован в том, чтобы приговор был известен широким слоям населения и той среде, в которой вращается осужденный.

Анализ приведенных первых правовых актов о деятельности Революционных Военных Трибуналов и имеющиеся данные из опыта их работы свидетельствуют о том, что организация и деятельность военных трибуналов были основаны на демократических принципах, присущих общим судам.

Основными из них являлись: гласность отправления правосудия, коллегиальность, участие представителей защиты и обвинения, установление истины, презумпция невиновности и др.

Следует отметить, что в первые годы Советской власти, в период иностранной военной интервенции и гражданской войны военно-судебная система не была совершенной и завершенной; она неоднократно изменялась.

Это был закономерный процесс, обусловленный тем, что молодое советское государство искало наилучшие формы организации государственного аппарата, в том числе и органов военной юстиции с тем, чтобы они своими методами смогли более эффективно защищать Советскую власть. Революционные военные трибуналы того времени являлись острым и действенным оружием в руках существующей власти.

Отличительная черта их деятельности в период иностранной военной интервенции и гражданской войны, как и во времена иных особых периодов, состояла в их мобильности, в гибкости и оперативности при рассмотрении уголовных дел, в суровости применявшейся к врагам революции репрессии. К лицам же пролетарского происхождения, случайно ставшим на путь преступлений, реввоентрибуналы нередко применяли условное осуждение.

Гибкость репрессии, быстрота следствия, суд на месте совершения преступления, на глазах у армии – вот те качества, которые справедливо отмечали специалисты-исследователи как присущие революционным военным трибуналам того времени.

[150]

Военные суды с первых шагов своей деятельности утверждали в войсках принципы законности и справедливости.

В этом убеждает, например, рассмотрение одним из военных трибуналов дела красноармейцев супругов Коргузаловых, обвинявшихся в предательстве. С целью установления истины суд без перерыва заседал весь день и всю ночь, а утром оправдал честных людей.

[151]

Далее впервые на законодательном уровне «Положение о революционных военных трибуналах» было утверждено Декретом ВЦИК РСФСР 20 ноября 1919 г. Это Положение состояло из нескольких частей, в которых более четко определялись общие начала деятельности военных трибуналов, их структура и штаты, порядок образования, назначения судей, предметная и персональная подсудность дел, порядок рассмотрения дел (от его начала до вынесения приговора) и другие вопросы.

[152]

Однако названное Положение о РВТ действовало недолго.

4 мая 1920 г. было принято новое «Положение о революционных военных трибуналах».

[153]

Данный нормативный акт был полностью согласован с «Положением о революционных трибуналах» от 18 марта 1920 г.

[154]

, которое объявлялось в качестве основного закона о Революционных Трибуналах Республики и все другие Положения (о военных трибуналах военно-железнодорожных, войск внутренней охраны и иных) не должны были ему противоречить.

Положение от 4 мая 1920 г. устанавливало, что Революционные Военные Трибуналы в стране состоят в следующем составе:

при Реввоенсовете Республики – Революционный Военный трибунал Республики;

при Реввоенсовете фронта – Революционный военный трибунал фронта;

при Реввоенсовете армии – Революционный Военный трибунал армии;

при дивизиях – отдел Революционного Военного трибунала армии.

При окружных военных комитетах могли создаваться окружные Революционные Военные трибуналы на правах фронтовых.

Председатели и члены РВТ назначались и освобождались от должностей по представлению соответствующего Реввоенсовета вышестоящим Реввоенсоветом. РВТ Республики назначался Реввоенсоветом Республики. Один из членов соответствующего военного трибунала назначался по представлению начальника Особого отдела в порядке вышеуказанном.

В ст.3 Положения определялось, что ведению военных трибуналов подлежали дела по обвинению военнослужащих:

в контрреволюционных деяниях;

в крупной спекуляции;

в крупных должностных преступлениях и взяточничестве;

в явном и злостном дискредитировании советской власти;

в неисполнении боевых приказов;

дела о дезертирах, признанных злостными, и укрывателях дезертиров;

дела о других специальных военных преступлениях;

дела обо всех гражданах, не исключая военнослужащих, по обвинению их в бандитизме.

При объявлении местности на военном и осадном положении революционному военному трибуналу подсудны были так же все гражданские лица по обвинению их в перечисленных выше преступлениях.

Разграничение подсудности уголовных дел между военными трибуналами различного уровня происходило по должностному положению обвиняемого.

Вне района военных действий, при отсутствии революционных военных трибуналов, дела в отношении военнослужащих могли быть переданы в общие суды. Если же в районе, где действовали революционные военные трибуналы, не было общих судов, военным трибуналам подсудны были дела о преступлениях лиц и не принадлежавших к Красной Армии.

Положением регламентировались правила ведения предварительного следствия, подготовительных действий к судебному разбирательству, порядок обвинения, защиты и рассмотрения дела, а также постановление приговора и его исполнения.

Предварительное следствие по делам, подсудным Революционным военным трибуналам, должно было производиться Особыми отделами и военными следователями, состоящими при военных трибуналах. Революционным военным трибуналам принадлежало право проверки следственных действий по всем делам, как поступившим к ним, так и находившимся в производстве Особых отделов и Чрезвычайных Комиссий, розыскные действия по которым были закончены. Постановление военного следователя об арестах, обысках, выемках и изменении меры пресечения обязательно подлежали утверждению председателем Революционного военного трибунала.

Вопрос о прекращении дела до судебного разбирательства должен был решаться в распорядительном заседании Революционного военного трибунала, там же рассматривались и другие вопросы подготовки дел к судебному заседанию, в том числе заявленные ходатайства, а также допуск к участию в деле обвинения и защиты. В случае допуска обвинителя трибунал обязан был допустить или назначить защитника.

Обвиняемому должна была предоставляться возможность ознакомления со всем производством по делу и заявлять ходатайства и жалобы по поводу произведенного следствия, которые подлежали рассмотрению судом в распорядительном или непосредственно судебном заседании.

Заседания Революционного военного трибунала должны были производиться публично и в присутствии обвиняемого. Заочное слушание допускалось в случае согласия на то обвиняемого, уклонения его от суда или нахождении вне пределов РСФСР. По мотивированному постановлению суда дело могло быть заслушано «при закрытых дверях», если суд усматривал возможность вредных последствий публичного рассмотрения дела.

К наказаниям, налагаемым Революционными военными трибуналами, были отнесены: выговор, штраф, конфискация имущества, лишение политических прав, сдача в штрафные части, лишение свободы, расстрел.

В случае осуждения к лишению свободы трибунал мог постановить приговор об условном осуждении или же освободить до срока от наказания.

Приговор выносился составом суда в совещательной комнате, объявлялся именем Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, являлся окончательным и обжалованию не подлежал.

Все приговоры трибуналов вступали в законную силу и обращались к исполнению немедленно после их постановления и объявления в судебном заседании.

Исключение из этого правила составляли приговоры, которыми обвиняемые осуждались к расстрелу. Обо всех таких приговорах Революционные военные трибуналы немедленно доводили до сведения Революционного военного трибунала Республики и Реввоенсовета соответствующего фронта, которые имели право приостановления исполнения названных приговоров и передаче дел на новое рассмотрение в случае нарушений, допущенных при рассмотрении дел: неправильного принятия дела к своему производству; явного несоответствия мер репрессии с деянием, в котором осужденный признан виновным, или же допущены такие нарушения порядка рассмотрения дела, «которые не могли не отразиться на существе приговора».

При отсутствии указанных оснований для отмены приговора давалось распоряжение об его исполнении.

В Положении от 4 мая 1920 г. имелся раздел и о Кассационном Трибунале. Председатель Революционного военного трибунала Республики входил в состав Кассационного Трибунала при Всероссийском Центральном Исполнительном Комитете в качестве члена.

Кассационный Трибунал при ВЦИК был создан в соответствии с Декретом ВЦИК от 12 апреля 1919 г. об утверждении «Положения о революционных трибуналах» для совершенствования надзора за судебной деятельностью революционных трибуналов. Его компетенция в то время не распространялась на деятельность революционных военных трибуналов.

Декретом ВЦИК «О революционных трибуналах» устанавливалось, что в состав Кассационного трибунала входят по должности председатель Верховного трибунала при ВЦИК и председатель Революционного военного трибунала при Реввоенсовете Республики.

Кассационный трибунал учреждался в составе: председателя, избираемого ВЦИКом из состава членов коллегии Наркомюста, двух членов – Председателя Верховного трибунала и Председателя Революционного военного трибунала Республики, входящих в состав Кассационного трибунала по должности, и члена – докладчика Кассационного трибунала, назначаемого ВЦИКом.

[155]

Кассационный трибунал был образован «для установления единообразия в деятельности всех революционных трибуналов, надзора за такой деятельностью, разрешения процессуальных или иных вопросов, как равно рассмотрения кассационных жалоб и протестов по делам, разбираемым в трибуналах (ст.28).

С включением Председателя Революционного военного трибунала в состав Кассационного трибунала впервые устанавливалась некоторая организационная связь общей и военной юстиции.

Однако в тот период система военных трибуналов не была связана с Наркомюстом, а связь с Кассационным трибуналом практически была незначительной. Революционные военные трибуналы были обязаны представлять через Революционный военный трибунал Республики в Кассационный трибунал отчетность и копии приговоров. Кассационный трибунал издавал инструкции и циркуляры по вопросам процессуальной деятельности трибуналов.

С принятием названных выше Положений о Революционных военных трибуналах в 1919-1920 гг. в Красной Армии была создана стройная система реввоентрибуналов. В то же время в годы гражданской войны в стране значительно увеличилась численность войск внутренней охраны (ВОХР), и усложнились задачи этих воинских формирований в тылу.

Реввоентрибуналы РККА, которые обслуживали эти войска, уже были не в состоянии полноценно обеспечить в них законность и правопорядок. Поэтому приказом Реввоенсовета Республики от 11 января 1920 г. при военном Совете войск внутренней охраны был учрежден соответствующий Революционный военный трибунал войск внутренней охраны.

В дальнейшем этот трибунал был реорганизован в Главный революционный трибунал войск ВОХР, с подчинением ему всех реввоентрибуналов войск ВОХР.

Реввоентрибуналы ВОХР отправляли правосудие по делам о преступлениях военнослужащих войск внутренней охраны, а также по делам о преступлениях гражданских лиц, обвиняемых в вооруженных грабежах, в разбойных нападениях, налетах и восстаниях против Советской власти в местностях, лежащих вне фронтовой полосы. Главный военный трибунал непосредственно был подчинен Революционному военному трибуналу Республики.

Реввоентрибуналы войск ВОХР существовали до конца 1920 г. Совместным приказом Реввоенсовета Республики, Народного комиссариата внутренних дел и Реввоентрибунала Республики от 25 ноября 1920 г. реввоентрибуналы внутренних войск были реорганизованы и влились в общую систему Реввоентрибуналов, структурированных по округам РККА.

[156]

В 1920 г. на основании декрета ВЦИК от 18 марта 1920 г. «О революционных военных железнодорожных трибуналах» были созданы и революционные военные железнодорожные трибуналы.

Согласно Положению были организованы Главный военный железнодорожный трибунал при Наркомате путей сообщения и трибуналы при управлениях железных дорог.

[157]

Основной задачей военных железнодорожных трибуналов являлась борьбы с преступлениями, нарушающими нормальное функционирование железнодорожного транспорта.

Создание различных судов (гражданских и военных) в первые годы Советской власти объяснялось сложностью обстановки в стране в годы гражданской войны, необходимостью решительного пресечения посягательств, направленных против рабоче-крестьянской власти. Актуальной являлась уголовно-правовая борьба с такими опасными и распространенными в тот период преступлениями, как бандитизм, грабежи и разбои, дезорганизующими работу учреждений и транспорта; со спекуляцией, крупными должностными преступлениями и взяточничеством, дискредитирующими Советскую власть; со злостным дезертирством и другими наиболее опасными воинскими посягательствами, подрывающими боеспособность и воинскую дисциплину войск, как на фронте, так и в тылу.

«Реввоентрибуналы в период гражданской войны и иностранной военной интервенции были гибким и острым орудием пролетарской диктатуры в борьбе с контрреволюцией и в деле укрепления дисциплины в Красной Армии. Они чутко реагировали на изменения политической и боевой обстановки на фронтах гражданской войны, то усиливая, то смягчая меры репрессии».

[158]

Анализируя упоминаемые выше Положения о революционных военных трибуналах, иные материалы, а также правоприменительную деятельность военных трибуналов в годы гражданской войны, следует отметить положительную тенденцию в том, что военные суды в короткий период прошли период от отсутствия единых законодательных правил, когда деятельность военных трибуналов в основном регулировалась «революционной совестью и революционным правосознанием», до разработанных с юридической точностью в законодательном порядке правовых норм (какими являлись Положения от 20 ноября 1919 г. и 4 мая 1920 г.)

Это касается всех сторон деятельности военных трибуналов и в первую очередь их системы, порядка образования, судопроизводства и подсудности дел.

Первоначально компетенция революционных военных трибуналов была чрезвычайно широкой как по предметному, так и субъектному признаку. В Положении от 4 мая 1920 г. она резко сократилась. Революционным военным трибуналам стали подсудны дела только в отношении военнослужащих и, в виде исключения, дела гражданских лиц по обвинению в бандитизме и в том случае, если в районе действия военных трибуналов нет гражданских судов.

С окончанием Гражданской войны и началом этапа восстановления народного хозяйства, возникла необходимость проведения преобразований во всех областях государственной жизни, в том числе и в судебно-правовой. Были приняты меры к установлению прочной связи между общей и военной юстицией. Интересы совершенствования отправления правосудия, повышения эффективности надзора за деятельностью трибуналов диктовали необходимость создания единого объединяющего их высшего органа. Декретом ВЦИК РСФСР от 23 июня 1921 г. «Об объединении всех революционных трибуналов Республики» учреждается Верховный трибунал ВЦИК, который стал единым кассационным органом и органом надзора для всех действовавших на территории РСФСР трибуналов, а также судом первой инстанции для дел особой важности.

[159]

В Верховный трибунал при ВЦИК объединялись Революционный военный трибунал при Реввоенсовете Республики, Главный революционный военный железнодорожный трибунал, а также состоящие при ВЦИК Верховный и Кассационный трибуналы. Эти высшие Ревтрибуналы объединяли до того организационно не связанные между собой три трибунальские системы: революционных военных трибуналов, военно-железнодорожных трибуналов и губернских революционных трибуналов.

Верховный трибунал при ВЦИК учреждался в составе Пленума, состоявшего из председателей коллегий этого трибунала, члена-докладчика и представителя ВЧК, коллегий: кассационной, судебной, военной и военно-транспортной. Председателем Верховного трибунала был назначен П.А. Красиков.

Декретом от 23 июня 1921 г. были упразднены Революционные военно-железнодорожные трибуналы, за исключением одного на каждую железную дорогу и водный район. Упразднялись и реввоентрибуналы в округах, на фронтах, в армиях и дивизиях, кроме тех местностей, где их немедленное упразднение явилось бы преждевременным.

При всех губернских революционных трибуналах были установлены в качестве постоянно действующих «отделения по военным и крупным служебным должностным преступлениям». Этим отделениям были предоставлены права революционных военных трибуналов (применение расстрела независимо от объявления в данной местности военного положения и др.).

К лету 1921 г. остались революционные военные трибуналы: Западного фронта с отделами в дивизиях, Туркестанского фронта с подчиненными ему отделами, Северо-Кавказского военного округа и первой Конной Армии с отделами в дивизиях, Восточно-Сибирского округа с двумя отделами, пятой армии, войск низовья Волги с отделами в дивизиях, при командующем войсками Тамбовской губернии с отделами, Вооруженных Сил Украины с подчиненными отделами. Реввоентрибуналы Петроградского военного округа и Балтийского флота были преобразованы в реввоентрибунал Петроградского укрепрайона, которому были подчинены реввоентрибуналы Мурманского укрепрайона и Кронштадской крепости.

Все остальные реввоентрибуналы и их отделы с 1 августа 1921 г. в связи с уменьшением нагрузки и отпадением в них необходимости были упразднены.

[160]

Коллегии Верховного трибунала утверждались ВЦИК.

Председателем Военной коллегии 12 июля 1921 г. был назначен В.В. Ульрих. Военная коллегия Верховного трибунала ВЦИК передислоцировалась из помещения штаба Красной Армии по улице Знаменка, д. 23 в помещение Верховного трибунала ВЦИК по адресу: г. Москва. Пречистенский бульвар, д.6 (ныне – Гоголевский бульвар, д. 6).

Реввоентрибунал Республики вошел в состав Верховного Трибунала ВЦИК в соответствии с приказом Реввоенсовета Республики с 25 июля 1921 г.

Военное командование РККА считало нецелесообразным и невозможным замену реввоентрибуналов какими-либо другими судебными органами и стало настойчиво добиваться восстановления их сети. Поскольку нарсуды и военные отделы губернских революционных трибуналов организационно были оторваны от войск, не знали армейского быта, общего состояния преступности в войсках, а принимавшиеся ими решение не учитывали специфику военной службы.

Военные делегаты XI съезда партии также высказались за восстановление реввоентрибуналов с передачей им в обслуживание частей Красной Армии.

[161]

В 1922 г. революционные военные трибуналы были восстановлены во всех военных округах и на фронтах.

К началу 1923 г. действовало 11 военных трибуналов округов, 17 трибуналов корпусов, 18 трибуналов дивизий, 2 морских военных трибунала.

По неполным данным, с августа 1918 г. по 1 января 1923 г. в производстве всех реввоентрибуналов находилось 330118 дел, из которых 116930 дел (35,4%) было прекращено производством по различным основаниям, 86042 дела (26,1%) переданы по подсудности , 121602 дела (36,8%) рассмотрены по существу в судебных заседаниях и 5544 дела (1,7%) к 1 января 1923 г. числились в остатке.

[162]

Свое новое законодательное закрепление военно-судебная система получила в период судебной реформы 1922 года в принятом 31 октября 1922 года и вводом в действие с 1 января 1923 года едином Законе об организации советских судов – «Положении о судоустройстве РСФСР».

В соответствии с этим нормативным актом на территории РСФСР устанавливалась единая система судебных учреждений: Народный Суд в составе постоянного народного судьи; Народный Суд в составе того же постоянного народного судьи и двух народных заседателей; Губернский Суд; Верховный Суд РСФСР и его коллегии.

Также было определено, что «для рассмотрения дел специальных категорий, ввиду особой сложности таковых, необходимости специальных знаний и навыков для их рассмотрения и по соображениям особой опасности отдельных категорий преступных деяний для военной мощи республики или ее хозяйственного преуспеяния, – наряду с единой системой народных судов РСФСР временно действуют следующие специальные суды:

а) по делам о преступлениях, угрожающих крепости и мощи Красной Армии, – военные трибуналы …»

Порядок организации и деятельности этих судов определены в разделе IV, гл. XII настоящего Положения» (ст.2).

С принятием Положения от 31 октября 1922 г. военные суды стали называться «военными трибуналами».

Военно-судебные учреждения состояли:

военные трибуналы округов или фронтов – при реввоенсоветах военных округов или фронтов;

военные трибуналы корпусов – при корпусах;

дивизионные отделы окружных трибуналов – при дивизиях.

В военное время или в боевой обстановке, сверх того, могли учреждаться военные трибуналы армий или укрепрайона и отделы корпусного военного трибунала при действующих дивизиях.

Количество действующих военных трибуналов как в военное, так и в мирное время, определяется Президиумом Верховного Суда по представлению военной коллегии Верховного Суда.

Военные судьи военных трибуналов округов, фронтов и корпусов утверждались приказом Военной коллегии из числа кандидатов, выдвигаемых соответствующими военными советами. Члены военных трибуналов дивизий утверждались приказами военных трибуналов округа или фронта. Состав всех военных трибуналов был одинаков – председатель, его заместитель и четыре члена трибунала.

Судебный надзор за деятельностью военных трибуналов осуществляла Военная коллегия Верховного Суда РСФСР.

Она состояла из председателя, его заместителя и четырех членов Верховного Суда. При Военной коллегии имелся один помощник прокурора Верховного Суда.

Верховный Суд РСФСР, начавший свою деятельность с 1 января 1923 г., был учрежден в составе: Президиума Верховного Суда, пленума Верховного Суда, кассационных коллегий по уголовным и гражданским делам, судебной, военной и военно-транспортной коллегий и дисциплинарной коллегии Верховного Суда РСФСР. При этом Верховный трибунал ВЦИК упразднялся.

Судебная реформа 1922 г. способствовала дальнейшей демократизации советского законодательства, правовому закреплению советской судебной системы и более демократических принципов судопроизводства.

Таким образом, к образованию Союза ССР было приурочено и завершение становления новой отечественной судебной системы, в которой в качестве подсистемы на началах общих принципов и правил функционировали военные суды, призванные осуществлять правосудие в воинских формированиях страны.

Выполняя общие для всех судов государства задачи, военные трибуналы обеспечивали оперативную борьбу с преступлениями в армии и на флоте, оказывали помощь командованию в укреплении законности, воинского правопорядка, поддержания воинской дисциплины.

Октябрьская революция 1917 года, какие бы оценки ей не давались (от «Великой» – до «октябрьского переворота»), объективно коренным образом изменила общественно-экономический строй России в XX веке, основы организации ее государственной власти.

В ходе революции был сломан, разрушен прежде существовавший буржуазный государственный аппарат. При этом новая власть не реформировала прежние судебные учреждения, а уничтожила их.

«Суд был в капиталистическом обществе преимущественно аппаратом угнетения, аппаратом буржуазной эксплуатации. Поэтому безусловной обязанностью пролетарской революции было не реформировать судебные учреждения (этой задачей ограничивались кадеты и их отголоски меньшевики и правые эсеры), – а совершенно уничтожить, смести до основания весь старый суд и его аппарат».

[122]

Создание нового советского суда взамен разрушенной буржуазной судебной системы стало одной из первоочередных политических задач Советской власти. Политико-классовым аспектам всей государственной, военно-правовой деятельности новой властью придавалась важное значение: «… тем, где строже всего проведена партийная политика…, там, где тверже всего дисциплина, где наиболее заботливо проводится политработа в войсках…, там нет расхлябанности в армии, там лучше ее строй и дух, там больше побед».

[123]

Декретом Совета Народных Комиссаров РСФСР № 1 о суде от 23 ноября 1917 г. были упразднены как все общие судебные установления, так и военные суды всех наименований.

[124]

Во исполнение Декрета Народный комиссариат по военным делам отдал приказ о приостановлении деятельности всех военных судов. В военно-судебные органы были назначены комиссары для руководства ликвидацией этих учреждений. На флоте ликвидацией военно-морских судов занималась Верховная морская следственная комиссия, избранная 24 ноября 1917 г. на I съезде военного флота.

[125]

В соответствии с Декретом № 1 в стране создавались фактически две системы гражданских судов: местные народные суды, избираемые на основе демократических выборов и рабоче-крестьянские Революционные трибуналы. Местные суды должны рассматривать дела в составе постоянного местного судьи и двух очередных заседателей, приглашаемых на каждую сессию по особым спискам очередных судей. До назначения выборов местные судьи избирались временно районными и волостными, а где не было таковых, уездными, городскими и губернскими Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Они же составляли списки очередных заседателей.

Однако было бы неверным считать, что новые нормативные акты появлялись сразу и ниоткуда; во многом все же сохранялась преемственность, т.е. новые законы были заимствованы из источников Временного правительства: как уже действовавших, так еще не принятых и не введенных в действие по причине совершения революции.

Новые местные суды Советской республики решали все гражданские дела по искам, цена которых не превышала 3000 руб., и уголовные дела, если обвиняемому могло быть назначено наказание не свыше 2-х лет.

Для борьбы против контрреволюционных преступлений и для рассмотрения дел о борьбе «с мародерством и хищничеством, саботажем и прочими злоупотреблениями торговцев, промышленников, чиновников и прочих лиц» учреждались рабочие и крестьянские Революционные Трибуналы в составе председателя и шести очередных заседателей, избираемых Губернскими и Городскими Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

В целях производства по этим делам предварительного следствия при тех же Советах создавались особые следственные комиссии.

Декретом № 2 ВЦИК «О суде» от 7 марта 1918 г.

[126]

для рассмотрения дел, превышающих подсудность местного народного суда, образовывались окружные народные суды, судьи которых избирались по прежним судебным округам местными Советами. Ими же составлялись списки заседателей для окружных судов. В составе суда создавались отделения по гражданским и уголовным делам. Члены суда избирали из своей среды председателя суда и председателей отделений.

Для рассмотрения кассационных жалоб на решения окружных судов, как по гражданским, так и уголовным делам должны были создаваться областные народные суды из числа окружных судов. Последние в таком случае избирали бы из своей среды членов областного народного суда, а те, в свою очередь, из своей же среды избирали председателя областного народного суда и председателей отделений по гражданским и уголовным делам.

В целях достижения единообразия кассационной практики в столице предполагалось учредить, так называемый верховный судебный контроль.

В его состав должны были входить представители областных народных судов, избираемые этими судами на срок не свыше одного года. Отменять решение верховного судебного контроля мог только законодательный орган советской власти, т.е. в то время ВЦИК.

Судопроизводство во всех судах должно было производиться по правилам судебных уставов 1864 года в той части, в которой они не отменялись декретами ВЦИК и «не противоречили правосознанию трудящихся классов». В последнем случае в судебных решениях должны были указываться мотивы отмены судом «устарелых или буржуазных законов».

Решения и приговоры в судах выносились от имени Российской Федеративной Советской Республики.

Далее Декретом Совета Народных Комиссаров «О суде» (№ 3) от 20 июля 1918 г.

[127]

для рассмотрения кассационных жалоб на решения Окружных народных Судов как по гражданским, так и по уголовным делам и взамен Судебного Контроля в г. Москве был учрежден Кассационный Суд из двух отделений – гражданского и уголовного в составе: председателя и его заместителя, утверждаемых ВЦИКом по представлению Комиссариата Юстиции, и восьми членов, избираемых также ВЦИКом из кандидатов, представленных Окружными народными Судами и Советами местных народных судей.

В первых декретах о суде был заложен фундамент советской судебной системы и закреплены основы (принципы) социалистического правосудия: осуществление правосудия только судом, выборность судей, участие народных заседателей в отправлении правосудия, открытое разбирательство дел в судах, обеспечение права на защиту, гласность, судопроизводство на местном языке.

[128]

Декретами устанавливалась новая система судов, регламентировалась подсудность дел этим судам, порядок их создания, определялись принципы организации расследования дел, обвинения и защиты.

В реальной действительности, однако, ни областные народные суды, ни Верховный судебный контроль организованы не были. Были учреждены лишь окружные народные суды, рассматривавшие дела, превышающие подсудность местного суда.

[129]

Нет в историко-архивных материалах никаких данных о деятельности и Кассационного суда. Он мог действовать только в течение трех месяцев, так как 30 ноября 1918 г. было издано Положение о народном суде, ликвидировавшее окружные суды, в связи с чем отпала необходимость в Кассационном суде.

[130]

Вместе с тем, следует отметить, что первыми декретами Советской власти о суде, не предусматривалось создание специальных судов для вооруженных сил. Проводилась линия на осуществление идеи Народного комиссариата юстиции о едином народном суде и попытки создания военных судов не находили поддержки.

[131]

Декретом Совнаркома от 13 января 1918 г. все дела бывших военных судов были переданы на рассмотрение местных народных судов и революционных трибуналов.

[132]

Таким образом, все прежние органы военной юстиции были упразднены, а новые пока не созданы.

Для разрешения уголовных дел на фронтах должны были создаваться местные суды, избираемые полковыми советами солдатских депутатов, а где их не было – полковыми комитетами.

[133]

Однако сама жизнь поставила вопрос о создании новых органов военной юстиции государства, которые были бы организационно связаны с воинскими формированиями, хорошо знали условия и быт армии, военное дело, военное законодательство и могли бы оперативно, со знанием дела рассматривать дела о преступлениях военнослужащих.

Во исполнение Декрета № 1 28 июля 1918 г. Приказом Народного Комиссариата по Военным делам было утверждено Положение «О фронтовых полковых (отрядных) местных судах».

[134]

Как было указано в данном Положении, в прифронтовой полосе учреждаются фронтовые полковые (отрядные) местные суды. Они состоят из одного постоянного судьи и двух очередных заседателей. Судьи и заседатели избираются прямым, равным и тайным всеобщим голосованием полка (отряда) на трехмесячный срок. Эти суды решают все уголовные дела, по которым обвиняемому угрожает наказание до 5 лет лишения свободы. Кассационной инстанцией является Совет фронтовых местных судов данного участка фронта в составе постоянных судей.

Дела, превышающие подсудность фронтовых местных судов, должны были передаваться в революционный трибунал или народные окружные суды.

Для производства предварительного следствия при фронтовом местном суде учреждалась следственная комиссия в составе трех членов, которые назначались комиссарами дивизий с учетом мнения постоянного судьи.

Судопроизводство в указанных учреждениях, как и в других судах, должно было вестись по правилам Судебного Устава 1864 г.

При рассмотрении дел суд обязан был руководствоваться действующими прежними уголовными законами, если они не были отменены декретами ЦИКа и СНК и не противоречили социалистическому правосознанию.

Это положение было продублировано и в Приказе о фронтовых полковых местных судах, поскольку еще не было установлено подробных правил судебной процедуры в Советском суде.

Исторические материалы и научные исследования убедительно свидетельствуют о том, что в мае 1918 году военные трибуналы начали действовать в частях Западного фронта, а в июне 1918 г. – в отрядах Восточного фронта.

[135]

Вместе с тем большинство дел по прежнему рассматривалось местными судами, которые нередко не учитывали специфических условий военной службы и общественной опасности преступлений военнослужащих при исполнении своих обязанностей.

Так, местный народный суд г. Перми приговорил к незначительному наказанию военнослужащего за неосторожное обращение с огнем, вызвавшее пожар, в результате которого был уничтожен вагон с военным грузом. Суд не учел, что виновный в пожаре боец закурил и бросил спичку возле бензинового бака при несении караульной службы, будучи часовым. Грубое нарушение им правил караульной службы не получило надлежащей оценки судом. Приведенный пример послужил впоследствии одним из доводов в пользу учреждения гарнизонного военного суда.

[136]

При отсутствии директивных указаний новые органы руководствовались политическими указаниями о классовом характере суда, о революционной законности, о необходимости создания «действительно революционного, скорого и беспощадного, строгого к контрреволюционерам, хулиганам, лодырям и дезорганизаторам суда».

[137]

Правовой пробел определенным образом был восполнен инструкцией Народного комиссариата юстиции РСФСР от 23 июля 1918 г.

[138]

В ней, помимо обобщения вопросов, связанных с устройством общей судебной системы, подробно были изложены и вопросы судопроизводства: повторены положения декретов о подсудности дел, указаны правила для каждой стадии уголовного процесса. С принятием Инструкции стали излишними ссылки на применение судами дореволюционного процессуального закона.

Сложная политическая обстановка, военная интервенция иностранных государств, условия гражданской войны потребовали от Советского государства создания Рабоче-крестьянской Красной Армии.

С образованием армии возникла необходимость в организации военно-судебных органов, способных вести в этих сложных условиях борьбу за поддержание ее боеспособности, укрепление дисциплины и правопорядка в ее рядах.

В первый период существования Советского государства наиболее важные дела, возникавшие в Красной Армии (о контрреволюционных и других подобных преступлениях) рассматривались общегражданскими революционными трибуналами, а менее значимые дела – в местных народных судах.

Однако народные суды не справлялись с возникшими задачами по эффективному осуществлению правосудия в войсках. Условия беспрерывного и быстрого передвижения воинских частей, ведение боевых действий, оторванность общегражданских судов от войск, требовали создания адекватной армейским задачам системы военной юстиции. Инициаторами создания военно-судебных органов являлись реввоенсоветы.

«Необходимость создания специальных органов советской военной юстиции вызывалось и рядом других соображений: дела о воинских преступлениях следовало рассматривать таким органам юстиции, в состав которых входят лица, хорошо знающие деятельность и быт армии и флота, воинские уставы, приказы, обладающие не только специальными юридическими знаниями, но и имеющие военную подготовку; нужны были мобильные органы юстиции, способные обслуживать постоянно перемещающиеся части и соединения. Только в таких условиях можно было успешно расследовать и рассматривать уголовные дела».

[139]

Наконец, в целях восстановления исторической справедливости следует признать, что в годы гражданской войны в войсках противоборствующей стороны – в Белой армии постоянно существовали полковые и даже окружные военные суды, действовавшие на основе военно-правовых нормативов Российской империи.

Так, в постановлении Временного Сибирского Правительства от 5 августа 1918 года «Об устройстве военно-судебной части и о степени дисциплинарной власти военных начальников», в частности, отмечалось, что «военным судам при рассмотрении дел надлежит руководствоваться постановлениями Военного Устава о наказаниях, уставов Военно-Судебного и Дисциплинарного, а также приказами по Военному ведомству 1917 года № 233, 344, 336 и 361 в чем они не отменены».

[140]

Во фронтовых частях в 1918 году издавались приказы об учреждении полковых судов и о выявлении имеющихся в войсках офицеров с высшим юридическим образованием для их равномерного распределения с целью обслуживания судов.

[141]

В начале войны в Белой армии существовало многообразие военных судов различных наименований, что вносило определенную путаницу. Затем военные суды получили такие же названия, как и в годы Первой мировой войны.

За нормативную основу при организации военных судов были взяты проверенные временем и практикой книги Свода Военных Постановлений и другие документы со всеми дополнениями, разъяснениями, объявленные в приказах по Военному Ведомству до 1 марта 1917 года, но с оправданными коррективами и особенностями.

[142]

Объективности ради следует сказать, что полковые суды Белой армии в условиях боевых действий были не очень эффективны. Гораздо большее значение имели военно-полевые суды, что вполне естественно в условиях войны, особенно гражданской.

К тому же необходимо учитывать, что формирование воинских частей как Белой, так и Красной армий происходило за счет добровольцев, проведения мобилизаций на контролируемых территориях, а также за счет лояльных пленных противоборствующих сторон.

Так что эти воинские формирования напоминали «сообщающиеся сосуды». Армии имели общие корни, преемственность и учились друг у друга, в том числе и в военно-судебном деле.

С учетом отмеченных обстоятельств и указанного опыта на отдельных фронтах и в армиях Советской России стали возникать по инициативе революционных военных советов, военно-революционные трибуналы.

Именовались они в разных местах по-разному: военно-полевыми сессиями, чрезвычайными тройками, военно-революционными трибуналами. Неодинаковыми были их состав и порядок деятельности.

Первый трибунал армии (армейский трибунал) был создан в июне 1918 года Реввоенсоветом Первой армии на Восточном фронте.

В приказе Реввоенсовета отмечалось, что «в армии ощущается недостаток Полевого военного суда, который мог бы немедленно решать и рассматривать контрреволюционные дела, а также саботаж и неповиновение революционному начальству, принимать во внимание их важность и обстановку».

[143]

В начале октября 1918 года Реввоенсоветом Южного (Царицинского) фронта был организован первый трибунал фронта, а к концу 1918 года революционные военные трибуналы были учреждены при всех фронтах и действующих армиях.

В последующем были созданы военные трибуналы военных округов, во всех армиях, а также отделы армейских трибуналов при дивизиях.

Инициатива мест заставила сделать первый шаг к созданию в Красной Армии военных революционных трибуналов. Для объединения и руководства всей деятельностью революционных военных трибуналов приказом № 94 Реввоенсовета республики от 14 октября 1918 года был учрежден Революционный военный трибунал республики, который 8 декабря 1918 года провел первое распорядительное заседание.

Эта дата и вошла в историю военных трибуналов как начало их организованной деятельности на правовых началах, как праздник военных судов Советского периода отечественной истории.

[144]

Революционный военный трибунал республики был создан при Революционном Военном Совете Республики.

Его задачами, кроме чисто судебной деятельности по рассмотрению дел об особо тяжких преступлениях, совершенных высшими должностными лицами Красной Армии, являлись:

организация революционных военных трибуналов;

определение направления их деятельности;

выработка начал военно-революционного судопроизводства;

установление карательной политики в соответствии с условиями боевой жизни; разработка единообразных форм делопроизводства и отчетности.

В декабре 1918 г. Реввоентрибунал Республики разработал единую Инструкцию революционным военным трибуналам фронтов и армий, которая была введена в действие 8 января 1919 г.

Она состояла из шести глав и включала следующие основные положения: устройство и состав военных трибуналов, подсудность, судопроизводство, о наказании, об отмене приговоров и об отчетности.

Данная Инструкция действовала до принятия заменившего ее первого «Положения о революционных военных трибуналах», принятого Революционным Военным Советом Республики 4 февраля 1919 г. и введенного его приказом № 277 от 13 февраля 1919 г.

[145]

В соответствии с Инструкцией и Положением система революционных военных трибуналов состояла из Реввоентрибунала Республики, реввоентрибуналов фронтов, армии и отделов армий при дивизиях и отдельных бригадах. Устанавливалось, что Революционные военные трибуналы являлись органами соответствующих революционных военных советов, председатели и члены революционных военных трибуналов назначались ими и политически им были подотчетны.

Революционные военные трибуналы рассматривали дела обо всех контрреволюционных, должностных и воинских преступлениях. Дела между различными революционными военными трибуналами распределялись в зависимости от должностного положения обвиняемого.

Каждый вышестоящий революционный военный трибунал мог принять к своему производству любое дело, подсудное нижестоящему трибуналу.

Предварительное следствие по делам, подсудным революционным военным трибуналам, производили состоящие при них следователи или должностные лица других следственных учреждений (Чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией или Военного Контроля).

Порядок расследования дел следователями при революционных военных трибуналах определялся Инструкцией военным следователям революционных военных трибуналов, принятой Реввоентрибуналом Республики 1 февраля 1919 г.

[146]

При вынесении приговоров, согласно ст.2 «Положения», революционные военные трибуналы руководствовались «интересами социалистической республики, обороны ее от врагов социалистической революции и интересами классовой борьбы за торжество пролетариата, как это подсказывается ему революционным коммунистическим правосознанием и революционной совестью».

Приговоры трибуналов не подлежали обжалованию и приводились в исполнение в течение 24-х часов. Право приостановления приговоров принадлежало только соответствующим реввоенсоветам или вышестоящему революционному трибуналу.

Как Инструкция, так и «Положение» от 4 февраля 1919 г., не регламентировали строго и детально процедуру судебного разбирательства.

Ст.6 Положения устанавливала следующее правило: «По окончании следствия весь следственный материал передается председателю трибунала, который, по ознакомлении с делом (лично или через одного из членов трибунала), назначает дело к слушанию, причем докладчиком по делу в трибунале является либо председатель, либо тот член трибунала, которому председателем было поручено ознакомление с делом». Решения и приговоры трибуналов выносились именем Российской Социалистической Федеративной Республики.

Вот то немногое, что говорилось в «Положении» собственно о порядке рассмотрения дел в революционных военных трибуналах.

Однако, как свидетельствовала судебная практика, дела рассматривались с вызовом в судебное заседание обвиняемого и свидетелей, в присутствии личного состава и с участием обвинения и защиты.

Положительное значение «Положения о революционных военных трибуналах» 4 февраля 1919 г. заключалось в том, что оно ликвидировало разнообразие форм и наименований стихийно возникавших до этого военно-судебных органов, определило их систему, подсудность дел и высший судебный орган – Революционный военный трибунал республики, который и должен был определять дальнейшее направление судебной деятельности военных трибуналов страны.

Однако, несмотря на принятие Положения о Революционных Военных Трибуналах и Инструкции Революционным Военным Трибуналам (далее РВТ), многие вопросы их организации и деятельности остались неразрешенными, в том числе важные вопросы судопроизводства.

Для обсуждения проблем, связанных с судопроизводством в военных трибуналах и выработке единой правоприменительной практики, в июле 1919 г. в г. Симбирске по приказу Реввоенсовета Республики было созвано совещание всех Реввоентрибуналов Восточного фронта. Среди обсуждавшихся проблем главными были вопросы о задачах Революционных Военных Трибуналов, о судопроизводстве в них и о созыве всероссийского совещания работников РВТ. На совещании выступил председатель Реввоентрибунала фронта с докладом, который затем был принят к руководству на местах на правах инструкции.

[147]

Основное содержание тезисов доклада заключалось в следующем.

Судопроизводство в военном трибунале имеет целью выяснить самое необходимое существо дела и способствовать быстроте его разрешения.

Вместе с тем РВТ обязаны в пределах предоставленных им условий принимать меры к выяснению истинных виновников и подлинных врагов революции, чтобы не допустить ошибок.

Распорядительное заседание обязательно при решении вопроса о прекращении дела и при назначении его к рассмотрению.

РВТ имеет право не вызывать свидетелей и не вести судебное следствие лишь в особых случаях; по каждому делу ведется протокол, в который заносятся все главнейшие моменты судебного процесса.

Приговор постановляется в совещательной комнате, где находятся только судьи.

Судьи при совещании высказываются по старшинству, а председательствующий делу – последним.

Приговор должен иметь подробную мотивировку решения суда со ссылкой на материалы следствия как судебного, так и предварительного.

В составе коллегии судей, рассматривающих дело, рекомендуется иметь хотя бы одного судью с юридическим образованием.

Допустимо участие представителя общественного обвинения и защиты, так как РВТ помимо судебной и карательной функций имеет функции и агитационно-воспитательные.

Дела надо слушать в открытых судебных заседаниях, а о важнейших из них сообщать в местной прессе с последующим опубликованием приговора.

[148]

Исторические материалы убедительно свидетельствуют о том, что в большинстве случаев так оно и было на практике.

[149]

Реввоентрибуналы проводили большую разъяснительную работу всеми доступными им способами.

В военной и местной прессе регулярно помещались отчеты о судебных процессах и публиковались приговоры РВТ, выпускались специальные листовки о проведенных судебных процессах.

Военными трибуналами разрабатывались специальные инструкции по организации и проведению публичных судебных процессов, в которых говорилось о необходимости создать в судебном заседании такую обстановку, чтобы присутствующие чувствовали, что они присутствуют не на митинге, а в зале «самого сурового блюстителя правосудия». Подчеркивалось, что трибунал должен быть заинтересован в том, чтобы приговор был известен широким слоям населения и той среде, в которой вращается осужденный.

Анализ приведенных первых правовых актов о деятельности Революционных Военных Трибуналов и имеющиеся данные из опыта их работы свидетельствуют о том, что организация и деятельность военных трибуналов были основаны на демократических принципах, присущих общим судам.

Основными из них являлись: гласность отправления правосудия, коллегиальность, участие представителей защиты и обвинения, установление истины, презумпция невиновности и др.

Следует отметить, что в первые годы Советской власти, в период иностранной военной интервенции и гражданской войны военно-судебная система не была совершенной и завершенной; она неоднократно изменялась.

Это был закономерный процесс, обусловленный тем, что молодое советское государство искало наилучшие формы организации государственного аппарата, в том числе и органов военной юстиции с тем, чтобы они своими методами смогли более эффективно защищать Советскую власть. Революционные военные трибуналы того времени являлись острым и действенным оружием в руках существующей власти.

Отличительная черта их деятельности в период иностранной военной интервенции и гражданской войны, как и во времена иных особых периодов, состояла в их мобильности, в гибкости и оперативности при рассмотрении уголовных дел, в суровости применявшейся к врагам революции репрессии. К лицам же пролетарского происхождения, случайно ставшим на путь преступлений, реввоентрибуналы нередко применяли условное осуждение.

Гибкость репрессии, быстрота следствия, суд на месте совершения преступления, на глазах у армии – вот те качества, которые справедливо отмечали специалисты-исследователи как присущие революционным военным трибуналам того времени.

[150]

Военные суды с первых шагов своей деятельности утверждали в войсках принципы законности и справедливости.

В этом убеждает, например, рассмотрение одним из военных трибуналов дела красноармейцев супругов Коргузаловых, обвинявшихся в предательстве. С целью установления истины суд без перерыва заседал весь день и всю ночь, а утром оправдал честных людей.

[151]

Далее впервые на законодательном уровне «Положение о революционных военных трибуналах» было утверждено Декретом ВЦИК РСФСР 20 ноября 1919 г. Это Положение состояло из нескольких частей, в которых более четко определялись общие начала деятельности военных трибуналов, их структура и штаты, порядок образования, назначения судей, предметная и персональная подсудность дел, порядок рассмотрения дел (от его начала до вынесения приговора) и другие вопросы.

[152]

Однако названное Положение о РВТ действовало недолго.

4 мая 1920 г. было принято новое «Положение о революционных военных трибуналах».

[153]

Данный нормативный акт был полностью согласован с «Положением о революционных трибуналах» от 18 марта 1920 г.

[154]

, которое объявлялось в качестве основного закона о Революционных Трибуналах Республики и все другие Положения (о военных трибуналах военно-железнодорожных, войск внутренней охраны и иных) не должны были ему противоречить.

Положение от 4 мая 1920 г. устанавливало, что Революционные Военные Трибуналы в стране состоят в следующем составе:

при Реввоенсовете Республики – Революционный Военный трибунал Республики;

при Реввоенсовете фронта – Революционный военный трибунал фронта;

при Реввоенсовете армии – Революционный Военный трибунал армии;

при дивизиях – отдел Революционного Военного трибунала армии.

При окружных военных комитетах могли создаваться окружные Революционные Военные трибуналы на правах фронтовых.

Председатели и члены РВТ назначались и освобождались от должностей по представлению соответствующего Реввоенсовета вышестоящим Реввоенсоветом. РВТ Республики назначался Реввоенсоветом Республики. Один из членов соответствующего военного трибунала назначался по представлению начальника Особого отдела в порядке вышеуказанном.

В ст.3 Положения определялось, что ведению военных трибуналов подлежали дела по обвинению военнослужащих:

в контрреволюционных деяниях;

в крупной спекуляции;

в крупных должностных преступлениях и взяточничестве;

в явном и злостном дискредитировании советской власти;

в неисполнении боевых приказов;

дела о дезертирах, признанных злостными, и укрывателях дезертиров;

дела о других специальных военных преступлениях;

дела обо всех гражданах, не исключая военнослужащих, по обвинению их в бандитизме.

При объявлении местности на военном и осадном положении революционному военному трибуналу подсудны были так же все гражданские лица по обвинению их в перечисленных выше преступлениях.

Разграничение подсудности уголовных дел между военными трибуналами различного уровня происходило по должностному положению обвиняемого.

Вне района военных действий, при отсутствии революционных военных трибуналов, дела в отношении военнослужащих могли быть переданы в общие суды. Если же в районе, где действовали революционные военные трибуналы, не было общих судов, военным трибуналам подсудны были дела о преступлениях лиц и не принадлежавших к Красной Армии.

Положением регламентировались правила ведения предварительного следствия, подготовительных действий к судебному разбирательству, порядок обвинения, защиты и рассмотрения дела, а также постановление приговора и его исполнения.

Предварительное следствие по делам, подсудным Революционным военным трибуналам, должно было производиться Особыми отделами и военными следователями, состоящими при военных трибуналах. Революционным военным трибуналам принадлежало право проверки следственных действий по всем делам, как поступившим к ним, так и находившимся в производстве Особых отделов и Чрезвычайных Комиссий, розыскные действия по которым были закончены. Постановление военного следователя об арестах, обысках, выемках и изменении меры пресечения обязательно подлежали утверждению председателем Революционного военного трибунала.

Вопрос о прекращении дела до судебного разбирательства должен был решаться в распорядительном заседании Революционного военного трибунала, там же рассматривались и другие вопросы подготовки дел к судебному заседанию, в том числе заявленные ходатайства, а также допуск к участию в деле обвинения и защиты. В случае допуска обвинителя трибунал обязан был допустить или назначить защитника.

Обвиняемому должна была предоставляться возможность ознакомления со всем производством по делу и заявлять ходатайства и жалобы по поводу произведенного следствия, которые подлежали рассмотрению судом в распорядительном или непосредственно судебном заседании.

Заседания Революционного военного трибунала должны были производиться публично и в присутствии обвиняемого. Заочное слушание допускалось в случае согласия на то обвиняемого, уклонения его от суда или нахождении вне пределов РСФСР. По мотивированному постановлению суда дело могло быть заслушано «при закрытых дверях», если суд усматривал возможность вредных последствий публичного рассмотрения дела.

К наказаниям, налагаемым Революционными военными трибуналами, были отнесены: выговор, штраф, конфискация имущества, лишение политических прав, сдача в штрафные части, лишение свободы, расстрел.

В случае осуждения к лишению свободы трибунал мог постановить приговор об условном осуждении или же освободить до срока от наказания.

Приговор выносился составом суда в совещательной комнате, объявлялся именем Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, являлся окончательным и обжалованию не подлежал.

Все приговоры трибуналов вступали в законную силу и обращались к исполнению немедленно после их постановления и объявления в судебном заседании.

Исключение из этого правила составляли приговоры, которыми обвиняемые осуждались к расстрелу. Обо всех таких приговорах Революционные военные трибуналы немедленно доводили до сведения Революционного военного трибунала Республики и Реввоенсовета соответствующего фронта, которые имели право приостановления исполнения названных приговоров и передаче дел на новое рассмотрение в случае нарушений, допущенных при рассмотрении дел: неправильного принятия дела к своему производству; явного несоответствия мер репрессии с деянием, в котором осужденный признан виновным, или же допущены такие нарушения порядка рассмотрения дела, «которые не могли не отразиться на существе приговора».

При отсутствии указанных оснований для отмены приговора давалось распоряжение об его исполнении.

В Положении от 4 мая 1920 г. имелся раздел и о Кассационном Трибунале. Председатель Революционного военного трибунала Республики входил в состав Кассационного Трибунала при Всероссийском Центральном Исполнительном Комитете в качестве члена.

Кассационный Трибунал при ВЦИК был создан в соответствии с Декретом ВЦИК от 12 апреля 1919 г. об утверждении «Положения о революционных трибуналах» для совершенствования надзора за судебной деятельностью революционных трибуналов. Его компетенция в то время не распространялась на деятельность революционных военных трибуналов.

Декретом ВЦИК «О революционных трибуналах» устанавливалось, что в состав Кассационного трибунала входят по должности председатель Верховного трибунала при ВЦИК и председатель Революционного военного трибунала при Реввоенсовете Республики.

Кассационный трибунал учреждался в составе: председателя, избираемого ВЦИКом из состава членов коллегии Наркомюста, двух членов – Председателя Верховного трибунала и Председателя Революционного военного трибунала Республики, входящих в состав Кассационного трибунала по должности, и члена – докладчика Кассационного трибунала, назначаемого ВЦИКом.

[155]

Кассационный трибунал был образован «для установления единообразия в деятельности всех революционных трибуналов, надзора за такой деятельностью, разрешения процессуальных или иных вопросов, как равно рассмотрения кассационных жалоб и протестов по делам, разбираемым в трибуналах (ст.28).

С включением Председателя Революционного военного трибунала в состав Кассационного трибунала впервые устанавливалась некоторая организационная связь общей и военной юстиции.

Однако в тот период система военных трибуналов не была связана с Наркомюстом, а связь с Кассационным трибуналом практически была незначительной. Революционные военные трибуналы были обязаны представлять через Революционный военный трибунал Республики в Кассационный трибунал отчетность и копии приговоров. Кассационный трибунал издавал инструкции и циркуляры по вопросам процессуальной деятельности трибуналов.

С принятием названных выше Положений о Революционных военных трибуналах в 1919-1920 гг. в Красной Армии была создана стройная система реввоентрибуналов. В то же время в годы гражданской войны в стране значительно увеличилась численность войск внутренней охраны (ВОХР), и усложнились задачи этих воинских формирований в тылу.

Реввоентрибуналы РККА, которые обслуживали эти войска, уже были не в состоянии полноценно обеспечить в них законность и правопорядок. Поэтому приказом Реввоенсовета Республики от 11 января 1920 г. при военном Совете войск внутренней охраны был учрежден соответствующий Революционный военный трибунал войск внутренней охраны.

В дальнейшем этот трибунал был реорганизован в Главный революционный трибунал войск ВОХР, с подчинением ему всех реввоентрибуналов войск ВОХР.

Реввоентрибуналы ВОХР отправляли правосудие по делам о преступлениях военнослужащих войск внутренней охраны, а также по делам о преступлениях гражданских лиц, обвиняемых в вооруженных грабежах, в разбойных нападениях, налетах и восстаниях против Советской власти в местностях, лежащих вне фронтовой полосы. Главный военный трибунал непосредственно был подчинен Революционному военному трибуналу Республики.

Реввоентрибуналы войск ВОХР существовали до конца 1920 г. Совместным приказом Реввоенсовета Республики, Народного комиссариата внутренних дел и Реввоентрибунала Республики от 25 ноября 1920 г. реввоентрибуналы внутренних войск были реорганизованы и влились в общую систему Реввоентрибуналов, структурированных по округам РККА.

[156]

В 1920 г. на основании декрета ВЦИК от 18 марта 1920 г. «О революционных военных железнодорожных трибуналах» были созданы и революционные военные железнодорожные трибуналы.

Согласно Положению были организованы Главный военный железнодорожный трибунал при Наркомате путей сообщения и трибуналы при управлениях железных дорог.

[157]

Основной задачей военных железнодорожных трибуналов являлась борьбы с преступлениями, нарушающими нормальное функционирование железнодорожного транспорта.

Создание различных судов (гражданских и военных) в первые годы Советской власти объяснялось сложностью обстановки в стране в годы гражданской войны, необходимостью решительного пресечения посягательств, направленных против рабоче-крестьянской власти. Актуальной являлась уголовно-правовая борьба с такими опасными и распространенными в тот период преступлениями, как бандитизм, грабежи и разбои, дезорганизующими работу учреждений и транспорта; со спекуляцией, крупными должностными преступлениями и взяточничеством, дискредитирующими Советскую власть; со злостным дезертирством и другими наиболее опасными воинскими посягательствами, подрывающими боеспособность и воинскую дисциплину войск, как на фронте, так и в тылу.

«Реввоентрибуналы в период гражданской войны и иностранной военной интервенции были гибким и острым орудием пролетарской диктатуры в борьбе с контрреволюцией и в деле укрепления дисциплины в Красной Армии. Они чутко реагировали на изменения политической и боевой обстановки на фронтах гражданской войны, то усиливая, то смягчая меры репрессии».

[158]

Анализируя упоминаемые выше Положения о революционных военных трибуналах, иные материалы, а также правоприменительную деятельность военных трибуналов в годы гражданской войны, следует отметить положительную тенденцию в том, что военные суды в короткий период прошли период от отсутствия единых законодательных правил, когда деятельность военных трибуналов в основном регулировалась «революционной совестью и революционным правосознанием», до разработанных с юридической точностью в законодательном порядке правовых норм (какими являлись Положения от 20 ноября 1919 г. и 4 мая 1920 г.)

Это касается всех сторон деятельности военных трибуналов и в первую очередь их системы, порядка образования, судопроизводства и подсудности дел.

Первоначально компетенция революционных военных трибуналов была чрезвычайно широкой как по предметному, так и субъектному признаку. В Положении от 4 мая 1920 г. она резко сократилась. Революционным военным трибуналам стали подсудны дела только в отношении военнослужащих и, в виде исключения, дела гражданских лиц по обвинению в бандитизме и в том случае, если в районе действия военных трибуналов нет гражданских судов.

С окончанием Гражданской войны и началом этапа восстановления народного хозяйства, возникла необходимость проведения преобразований во всех областях государственной жизни, в том числе и в судебно-правовой. Были приняты меры к установлению прочной связи между общей и военной юстицией. Интересы совершенствования отправления правосудия, повышения эффективности надзора за деятельностью трибуналов диктовали необходимость создания единого объединяющего их высшего органа. Декретом ВЦИК РСФСР от 23 июня 1921 г. «Об объединении всех революционных трибуналов Республики» учреждается Верховный трибунал ВЦИК, который стал единым кассационным органом и органом надзора для всех действовавших на территории РСФСР трибуналов, а также судом первой инстанции для дел особой важности.

[159]

В Верховный трибунал при ВЦИК объединялись Революционный военный трибунал при Реввоенсовете Республики, Главный революционный военный железнодорожный трибунал, а также состоящие при ВЦИК Верховный и Кассационный трибуналы. Эти высшие Ревтрибуналы объединяли до того организационно не связанные между собой три трибунальские системы: революционных военных трибуналов, военно-железнодорожных трибуналов и губернских революционных трибуналов.

Верховный трибунал при ВЦИК учреждался в составе Пленума, состоявшего из председателей коллегий этого трибунала, члена-докладчика и представителя ВЧК, коллегий: кассационной, судебной, военной и военно-транспортной. Председателем Верховного трибунала был назначен П.А. Красиков.

Декретом от 23 июня 1921 г. были упразднены Революционные военно-железнодорожные трибуналы, за исключением одного на каждую железную дорогу и водный район. Упразднялись и реввоентрибуналы в округах, на фронтах, в армиях и дивизиях, кроме тех местностей, где их немедленное упразднение явилось бы преждевременным.

При всех губернских революционных трибуналах были установлены в качестве постоянно действующих «отделения по военным и крупным служебным должностным преступлениям». Этим отделениям были предоставлены права революционных военных трибуналов (применение расстрела независимо от объявления в данной местности военного положения и др.).

К лету 1921 г. остались революционные военные трибуналы: Западного фронта с отделами в дивизиях, Туркестанского фронта с подчиненными ему отделами, Северо-Кавказского военного округа и первой Конной Армии с отделами в дивизиях, Восточно-Сибирского округа с двумя отделами, пятой армии, войск низовья Волги с отделами в дивизиях, при командующем войсками Тамбовской губернии с отделами, Вооруженных Сил Украины с подчиненными отделами. Реввоентрибуналы Петроградского военного округа и Балтийского флота были преобразованы в реввоентрибунал Петроградского укрепрайона, которому были подчинены реввоентрибуналы Мурманского укрепрайона и Кронштадской крепости.

Все остальные реввоентрибуналы и их отделы с 1 августа 1921 г. в связи с уменьшением нагрузки и отпадением в них необходимости были упразднены.

[160]

Коллегии Верховного трибунала утверждались ВЦИК.

Председателем Военной коллегии 12 июля 1921 г. был назначен В.В. Ульрих. Военная коллегия Верховного трибунала ВЦИК передислоцировалась из помещения штаба Красной Армии по улице Знаменка, д. 23 в помещение Верховного трибунала ВЦИК по адресу: г. Москва. Пречистенский бульвар, д.6 (ныне – Гоголевский бульвар, д. 6).

Реввоентрибунал Республики вошел в состав Верховного Трибунала ВЦИК в соответствии с приказом Реввоенсовета Республики с 25 июля 1921 г.

Военное командование РККА считало нецелесообразным и невозможным замену реввоентрибуналов какими-либо другими судебными органами и стало настойчиво добиваться восстановления их сети. Поскольку нарсуды и военные отделы губернских революционных трибуналов организационно были оторваны от войск, не знали армейского быта, общего состояния преступности в войсках, а принимавшиеся ими решение не учитывали специфику военной службы.

Военные делегаты XI съезда партии также высказались за восстановление реввоентрибуналов с передачей им в обслуживание частей Красной Армии.

[161]

В 1922 г. революционные военные трибуналы были восстановлены во всех военных округах и на фронтах.

К началу 1923 г. действовало 11 военных трибуналов округов, 17 трибуналов корпусов, 18 трибуналов дивизий, 2 морских военных трибунала.

По неполным данным, с августа 1918 г. по 1 января 1923 г. в производстве всех реввоентрибуналов находилось 330118 дел, из которых 116930 дел (35,4%) было прекращено производством по различным основаниям, 86042 дела (26,1%) переданы по подсудности , 121602 дела (36,8%) рассмотрены по существу в судебных заседаниях и 5544 дела (1,7%) к 1 января 1923 г. числились в остатке.

[162]

Свое новое законодательное закрепление военно-судебная система получила в период судебной реформы 1922 года в принятом 31 октября 1922 года и вводом в действие с 1 января 1923 года едином Законе об организации советских судов – «Положении о судоустройстве РСФСР».

В соответствии с этим нормативным актом на территории РСФСР устанавливалась единая система судебных учреждений: Народный Суд в составе постоянного народного судьи; Народный Суд в составе того же постоянного народного судьи и двух народных заседателей; Губернский Суд; Верховный Суд РСФСР и его коллегии.

Также было определено, что «для рассмотрения дел специальных категорий, ввиду особой сложности таковых, необходимости специальных знаний и навыков для их рассмотрения и по соображениям особой опасности отдельных категорий преступных деяний для военной мощи республики или ее хозяйственного преуспеяния, – наряду с единой системой народных судов РСФСР временно действуют следующие специальные суды:

а) по делам о преступлениях, угрожающих крепости и мощи Красной Армии, – военные трибуналы …»

Порядок организации и деятельности этих судов определены в разделе IV, гл. XII настоящего Положения» (ст.2).

С принятием Положения от 31 октября 1922 г. военные суды стали называться «военными трибуналами».

Военно-судебные учреждения состояли:

военные трибуналы округов или фронтов – при реввоенсоветах военных округов или фронтов;

военные трибуналы корпусов – при корпусах;

дивизионные отделы окружных трибуналов – при дивизиях.

В военное время или в боевой обстановке, сверх того, могли учреждаться военные трибуналы армий или укрепрайона и отделы корпусного военного трибунала при действующих дивизиях.

Количество действующих военных трибуналов как в военное, так и в мирное время, определяется Президиумом Верховного Суда по представлению военной коллегии Верховного Суда.

Военные судьи военных трибуналов округов, фронтов и корпусов утверждались приказом Военной коллегии из числа кандидатов, выдвигаемых соответствующими военными советами. Члены военных трибуналов дивизий утверждались приказами военных трибуналов округа или фронта. Состав всех военных трибуналов был одинаков – председатель, его заместитель и четыре члена трибунала.

Судебный надзор за деятельностью военных трибуналов осуществляла Военная коллегия Верховного Суда РСФСР.

Она состояла из председателя, его заместителя и четырех членов Верховного Суда. При Военной коллегии имелся один помощник прокурора Верховного Суда.

Верховный Суд РСФСР, начавший свою деятельность с 1 января 1923 г., был учрежден в составе: Президиума Верховного Суда, пленума Верховного Суда, кассационных коллегий по уголовным и гражданским делам, судебной, военной и военно-транспортной коллегий и дисциплинарной коллегии Верховного Суда РСФСР. При этом Верховный трибунал ВЦИК упразднялся.

Судебная реформа 1922 г. способствовала дальнейшей демократизации советского законодательства, правовому закреплению советской судебной системы и более демократических принципов судопроизводства.

Таким образом, к образованию Союза ССР было приурочено и завершение становления новой отечественной судебной системы, в которой в качестве подсистемы на началах общих принципов и правил функционировали военные суды, призванные осуществлять правосудие в воинских формированиях страны.

Выполняя общие для всех судов государства задачи, военные трибуналы обеспечивали оперативную борьбу с преступлениями в армии и на флоте, оказывали помощь командованию в укреплении законности, воинского правопорядка, поддержания воинской дисциплины.