• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

§1. Основные правовые акты военно-уголовного и военно-судебного права

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 

В отечественной и зарубежной науке история России преимущественно делится на два периода – допетровский и послепетровский. Такова притягательная сила личности Петра Великого, первого российского императора

[30]

и выдающегося реформатора.

В обыденном, бытовом воображении Петр I зачастую представляется в образе царя-плотника, с топором в руках.

Однако Петр I возводил не только корабли. Он был строителем всего государственного управления и в этом смысле удар его топора, образно, выражаясь, отражался на всем укладе русской жизни. Достаточно сказать, что царствование Петра I оставило после себя более трех тысяч нормативных актов, написанных большей частью лично им или под его непосредственным руководством. Причем нормы, как известно, касались не только всех сторон функционирования государства, но и многих вопросов частной жизни населения (семьи и брака, причесок и одежды, работы и досуга, времяпрепровождения, ассамблей и т.п.)

Грандиозные реформы царя Петра были продиктованы объективной необходимостью преодоления отсталости страны, обеспечения ее безопасности, национальной независимости, потребностями стабильного экономического, оборонного и культурного развития.

На основе известных экономических преобразований произошли существенные изменения в социальном строе общества, в структуре государственной власти.

Так, необходимому кардинальному реформированию был подвергнут центральный государственный аппарат: приказы заменялись коллегиями, Боярская Дума – Сенатом, церковь подчинялась государству (создан Синод), образована полиция.

Были созданы регулярная армия и военно-морской флот, одержавшие убедительные победы в Северной войне над Швецией.

В итоге преобразований Петра I русское государство превратилось в обширную империю во главе с монархом, рассматривавшимся как верховным носителем законодательной и исполнительной властей.

Все проводимые реформы объективно сопровождались активной законотворческой деятельностью.

По мнению исследователей, ученых историков у Петра I и его окружения не было определенного плана проведения законодательных работ – все диктовалось потребностями времени, ситуации, иногда нормативные акты принимались наспех, что порождало ошибки.

Как справедливо отмечается в исторической литературе, узаконения при Петре слагались под влиянием ряда исторических условий, главных из которых – три.

[31]

Во-первых, это наследие старины, результаты законодательной деятельности предшествующего периода, рассмотренные нами в первой главе.

По отзыву знаменитого историка В.О. Ключевского каждый закон Петра I «либо довершал процесс, начавшийся уже ранее в укладе русской жизни, либо переиначивая сложившееся в ней сочетание составных частей, то разделяя слитые элементы, то соединяя раздельные».

[32]

Оправданно уделяя особенное значение законодательству, Петр I предпринял несколько попыток создания нового комплексного нормативного акта по типу Соборного Уложения. В течение его царствования действовали три комиссии об Уложении (1700-1703 г., 1714-1718 г., 1720-1727 г.) Но законодательные работы в этом направлении не увенчались успехом, комиссии не справились с порученным делом и старое Уложение 1649 г. продолжало сохранять свою силу как при Петре, так и после него.

Законодательные заслуги царя Алексея Михайловича в сфере внутреннего управления и правосудия признавались самим Петром I и его сподвижниками.

Так, в 1717 г. князь Я.Ф. Долгорукий на вопрос Петра о делах царя Алексея Михайловича отмечал: «На вопрос твой нельзя ответить коротко, потому что у тебя с отцом дела разные: в одном ты заслуживаешь хвалы и благодарности, в другом – твой отец. Три главных дела у царей: первое – внутренняя расправа (т.е. управа, управление) и правосудие; это ваше главное дело. Для этого у отца твоего было больше досуга, а у тебя еще и времени подумать о том не было, и поэтому в этом отец твой больше сделал. Но когда ты займешься этим, может быть, и больше отцова сделаешь. Да и пора уж тебе о том подумать. Другое дело – военное. Этим делом отец твой много хвалы заслужил и великую пользу государству принес, устройством регулярных войск тебе путь показал; но после него неразумные люди все его начинания расстроили, так что ты почти все вновь начинал и в лучшее состояние привел. Однако хоть и много я о том думал, но еще не знаю, кому из вас в этом деле предпочтение отдать: конец войны прямо нам это покажет. Третье дело – устройство флота, внешние союзы, отношения к иностранным государствам. В этом ты гораздо больше пользы государству принес и себе чести заслужил, нежели твой отце, с чем, надеюсь, и сам согласишься».

[33]

Второе условие, повлиявшее на законодательство Петра I, – это культурное сближение России с Западной Европой, для которого с начала XVIII века возможности значительно расширились.

Царь съездил за границу, посетил целый ряд стран, а на Западе появился интерес к России. Из России по воле, а чаще по неволе ездили на учебу Петровские посланники, из среды которых выходили люди, не чуждые западной культуре.

Поэтому и законодательство Западной Европы становится образцом для России. Сенату было предписано распорядиться о переводе на русский язык законов различных европейских стран.

Третьим определяющим условием законодательства Петра являлась война, ставшая основным фоном всему его царствованию. Влияние войны обстоятельно оценено и В.О. Ключевским. По его словам все Петровское управление «поневоле превращалось в генеральный штаб и военную касту; война становилась и колыбелью, и школой реформы, хотя эта школа не давала сосредоточиться, сообщала реформе нервозный, лихорадочный пульс, болезненно-ускоренный ход».

[34]

Неблагоприятное влияние войны на отечественное законодательство подтверждал и сам Петр – в Указах 16 апреля 1717 г. и 6 ноября 1723 г. В первом из актов он жалуется на необходимость частых отлучек, а во втором – на печальные результаты этих отлучек – «за настоящею тогда войной недосужное время имели и на многие дела деланы в разные времена разные указы об одном».

[35]

Итак, при Петре I Россия вступила в число Европейских государств и заняла в ней достойное место, что в большой степени явилось результатом одержанных страной блистательных побед в Северной войне со Швецией, продолжавшейся более двух десятилетий. Победа в войне из-за балтийских берегов, в свою очередь, была следствием создания многочисленной по тому времени, постоянной регулярной армии и военно-морского флота.

Приступая к учреждению регулярной армии, Петр I принял естественные меры к созданию военного законодательства, в котором закреплялось устройство войск, права и обязанности лиц, его оставляющих, их ответственность в случаях нарушения установленного в армии порядка.

Сначала были использованы образцы имевшегося в Западной Европе законодательства.

Так, в 1696 г. по приказанию Петра за границу был направлен один из ближайших сподвижников царя – бригадир армии Адам Вейде. Он находился в Венгрии при войсках знаменитого полководца того времени принца Евгения Савойского, воевавшего против турок. Вернувшись в том же году в Россию, Вейде представил царю предложения «для утверждения порядка и дисциплины при обучении новоучрежденной пехоты». На их основе были составлены «Статьи воинские, как надлежит солдату в житии себя держать и в строю, и в учении, как обходится».

В этих статьях (а их было всего 8) кратко изложены основные обязанности нижних чинов и правила поведения при несении строевой и караульной службы в мирное время, а караульной службы также и в военное время.

За нарушения правил поведения (несвоевременная явка в строй, нарушение тишины в строю, пьянство (гульба), резню ножами, воровство, винную продажу (корчемство), опоздание в караул, передача в карауле кому-либо своего оружия, самовольное оставление поста) устанавливалось «жестокое наказание», в том числе ношение мушкетов (по 3-5 штук на два часа), арест на 1-2 суток, битие шпицрутенами, батогами и кнутом. Если же нарушения правил караульной службы происходили на глазах у неприятеля, то за них предусматривалась смертная казнь.

Статьи воинские полагалось читать вслух два раза в неделю, чтобы «каждому солдату на память иметь».

Такие статьи были выданы для руководства генералу Головину при формировании первых солдатских полков постоянного войска.

До появления знаменитого Воинского Устава 1715-1716 г., положившего начало всему последующему военному и военно-уголовному (материальному и процессуальному) законодательству России, вначале XVII столетия появилось два важных военно-уголовных устава: «Уложение или право воинского поведения», изданное 27 января 1702 г. фельдмаршалом Б. Шереметевым, и «Краткий артикул» А. Меньшикова 1706 г.

Основное содержание Уложения было заимствовано из датских воинских артикулов, адаптировано к российским условиям и применялось в подведомственных Шереметеву войсках при походе в Ливонию.

В соответствии с указанным источником в систему наказаний военнослужащих входили следующие уголовно-правовые меры.

1. Смертная казнь – простая (которая применялась посредством повешения, отсечения головы мечом) и усиленная (путем четвертования – за измену, участие в сходках начальников вместе с подчиненными и убийство с корыстной целью). Существовала также заочная казнь, исполняемая символически, путем прибития к висилице имени преступника, после чего виновный при поимке мог быть повешен.

2. Членовредительские наказания: отрезание носа – за клятвопреступление и пригвождение руки ножом – за нанесение раны.

3. Тяжкие телесные наказания: битие кнутом (для русских) и шпицрутеном (для иностранцев, находившихся в русском войске).

4. Легкие телесные наказания: ношение мушкетов до 6 штук по 2 часа, с трехчасовыми перерывами, ежедневно в течение нескольких дней (до недели).

5. Арест под охраной караула на срок до 20 суток.

6. Наказания имущественного характера: конфискация имущества (за важнейшие преступления) и вычет из жалования.

7. Лишение чести – различные ограничения служебных прав: увольнение со службы, снижение в должности, разжалование в рядовые.

8. Отплата равным злом – удар за удар, т.е. причинение равного вреда.

При назначении наказания состояние опьянения признавалось отягчающим вину обстоятельством.

При совершении преступления целыми частями войск (сдача крепости или бегство с поля боя) одни начальники подвергались смертной казни, другие «начальные люди» и солдаты подвергались смертной казни один из десяти по жребию.

При совершении начальниками преступлений вместе с подчиненными первые подлежали более строгому наказанию и отвечали за ущерб, причиненный подчиненными.

В заключительных статьях Уложения сказано, что действие его распространяется на всех лиц, «от полкового воеводы и до нижнего начального человека и солдата» и всех тех лиц, которые состоят при войске.

Таким образом, в Уложении Шереметева предусматривались преимущественно воинские преступления и наказания за них были строгие.

О судоустройстве и судопроизводстве в Уложении говорится кратко.

Так, в нем упоминается о том, что судебная власть в войске принадлежит полковнику (командиру полка), который обязан привлекать к судебной ответственности подчиненных за совершение ими преступления.

О суде говорится как коллективном органе. Вопрос о вменении в вину преступлений должен быть разрешен «собранным военным судом», назначенным для рассмотрения дела командиром полка, поэтому дату утверждения Уложения – 27 января 1702 г.- можно считать появлением в российской армии военного суда как коллегиального органа судебной власти.

[36]

Несколько раньше, в этом же период был подготовлен военно-уголовный устав под названием «Устав прежних лет», который состоял из двух частей – Воинского наказа, касающегося военных судов и порядка судопроизводства, и Воинских статей, касающихся преступлений и наказаний военнослужащих.

Предполагается, что обе части Устава заимствованы из датских военных законов 1683 года.

В Уставе содержится постановление об устройстве военных судов, которые состояли из верхних и нижних. Верхний военный суд назначался для рассмотрения дел о важнейших лицах (генералах и штаб-офицерах) и важнейших преступлениях, совершаемых остальными военнослужащими. Верхний военный суд являлся и аппеляционной инстанцией по отношению к решениям нижних военных судов. Упоминается в Уставе и о суде скорорешительном.

Однако, по утверждению авторов глубокого исторического исследования – книги «Столетие военного министерства 1802-1902 гг.»

[37], Устав не получил утверждения Петра I, а был использован Шереметевым в той части, которая называлась «Воинские статьи».

Именно эту часть Устава Шереметев утвердил и ввел в действие в подведомственных ему войсках с некоторыми сокращениями и изменениями под названием Уложения 1702 г.

Вторая часть Устава (Воинский наказ) прежних лет и приложение к нему о наказаниях и казнях впоследствии были использованы при составлении Воинского Устава 1715-1716 гг.

Артикул Краткий был издан в Санкт- Петербурге в 1706 г.

[38]

Впервые он был напечатан на немецком языке, затем по поручению Меньшикова – переведен на русский язык, утвержден им и издан для войск, находившихся под его началом в период Северной войны, преимущественно для кавалерии. Предполагается, что этот Артикул предназначался для иностранцев, находившихся на службе в русском войске, но затем был напечатан для руководства и применения ко всем служившим в русском войске лицам.

Как утверждается в работе «Столетие военного министерства. 1802-1902 гг.», Краткий Артикул был ближайшим предшественником Воинского Артикула 1715-1716 гг., имеет с ним много общего и так как в это же время происходило составление воинского Артикула 1715 г., более пространного, что первый, получил название Краткого Артикула.

Составителем его был немец, доктор права, барон Гюйссен. На немецком языке он назывался «Moskowitisches Kriegs Reglement» (Московский воинский устав).

Краткий Артикул состоял из 141 статьи, помещенных в 12 главах, первые пять из которых касались общеуголовных преступлений, четыре – воинских, а три последние относились к устройству военных судов.

Систему наказаний составляли уголовно-правовые меры, назначаемые по суду, и дисциплинарные взыскания.

К наказаниям уголовным относились следующие их виды.

1) Смертная казнь простая – повешение и усиленная – сожжение (за поджог, мужеложство и скотоложство) и колесование (убийство родственников, своего офицера).

2) Членовредительные наказания – отрезание носа и ушей (за третью кражу и кражу со взломом), отсечение пальцев (за клятвопреступление), пригвождение руки на час к виселице (за ножевое ранение).

3) Тяжкие телесные наказания – битие шпицрутенами.

4) Легкие телесные наказания – битие ботиками, ношение мушкетов.

5) Лишение свободы – непродолжительный арест.

6) Лишение чести в виде увольнения со службы и лишения должности.

7) Имущественные наказания – взыскание определенных денежных сумм из офицерского жалования и взыскание причиненных убытков в многократном размере.

Многие наказания устанавливались в виде «оплаты равным злом» (принцип талиона): кровь за кровь (смертная казнь за убийство), за поджог сожжение и т.п.

В случае совершения преступления целой частью войск (сдача гарнизона, крепости), как и в Уложении Шереметева, смертной казни подвергались только начальники, остальные участники (офицеры и солдаты) подлежали казни через десятого человека (каждый десятый).

Отягчающим вину обстоятельством во многих случаях признавалось совершение преступлений повторно.

В последних трех главах Краткого Артикула были изложены важные постановления (нормы) о судоустройстве и судопроизводстве. Согласно этим постановлениям военные суды устанавливались трех видов: полковые, генеральные и скорорешительные.

Полковым судам подсудны дела обер-офицеров (младших офицеров: прапорщика, поручика и капитана) и все дела о преступлениях, за которые полагается лишение жизни, чести, чина и телесные наказания. За менее тяжкие преступления наказывались дисциплинарные наказания начальником без суда.

Полковой суд состоял из президента – штаб-офицера (старшего офицера: подполковника, полковника), двух сержантов, двух капралов и четырех ефрейторов или рядовых, а всего, таким образом, военный суд состоял из 15 человек. В работе суда мог принимать участие аудитор (юрист).

Порядок производства в суде был следующий: сначала судьи принимали присягу (по тексту из Артикула); затем аудитор объявлял, какое дело слушается, оглашал документы по делу; ставил вопросы, которые следовало разрешить суду; зачитывал статьи Артикула, относящиеся к делу; собирал голоса у членов суда.

Голосование проводилось по классам чинов, президенту принадлежали два голоса. После этого суд приступал к составлению приговора. Если президент был несогласен с мнением членов суда, то он имел «право упрошения», т.е. голосования. Когда президент не был согласен с мнением большинства и после «упрошения», дело окончательно решал по докладу президента вышестоящий начальник (генерал). Генералу принадлежало право изменения или отмены приговоров.

Генеральному суду были подсудны дела о штаб-офицерах; преступлениях, совершенных целыми частями войск, а также дела о преступлениях, связанных с интендантскими нарушениями, которые могли повлечь тяжелые последствия для войск.

Генеральный военный суд состоял из президента в генеральском чине и членов, взятых по два из каждого штаб или обер-офицерских чинов (полковников, майоров, капитанов, лейтенантов и прапорщиков). В генеральном военном суде принимал участие генерал-аудитор. Порядок производства в генеральном военном суде соблюдался такой же как в полковом военном суде. Приговоры генерального военного суда подлежали утверждению вышестоящего генерала (главнокомандующего, командира корпуса или отдельного отряда).

Скорорешительный суд действовал только в походах, в период осады крепости неприятелем, т.е. в боевой обстановке, когда это было необходимо в целях поддержания (восстановления) дисциплины и порядка. Об особенностях судопроизводства в таком суде в особые периоды в Кратком Артикуле ничего не говорилось.

Наиболее значимыми законодательными актами эпохи Петра I были многочисленные Уставы. Уставы того времени представляли собой совокупность правил управления какой-либо отраслью администрации или материального права. По понятиям нашего времени уставы представляли собой частично кодифицированные законы, действующие в разных сферах: военной, морской, торговой и т.п.

Важнейшим из таких уставов был Устав воинский 1715-1716 гг. Разработка указанного Устава велась одновременно с подготовкой и проведением всей Петровской военной реформы.

При этом изучалось и зарубежное военное законодательство, а также использовался опыт русской армии, и особенно опыт, приобретенный в Северной войне. Источниками этого памятника законодательства, по утверждению многих историков, в том числе правоведов, были Воинские артикулы шведского короля Густова-Адольфа в редакции Карла XI 1683 г. Кроме того, использовались военно-уголовные законы датские, французские, английские, голландские и немецкие.

[39]

По утверждению исследователей подготовки и истории Воинского устава Петр I тщательно редактировал рукопись Артикула Воинского. Так, П. Епифанов установил более 70 поправок и дополнений, сделанных собственноручно Петром I в подлинной рукописи Артикула. Многие поправки имели существенное значение: приводили содержание Артикула в соответствие с ранее изданными указами (например, в толкование артикула (статьи) 163 было внесено разъяснение об умысле и неосторожности).

[40]

Воинский устав Петра Великого структурно состоял из четырех больших частей.

Из них только первая носит название «Воинского устава» и содержит постановления, которые касаются организации войска, воинских должностей и званий, воинской службы и военного суда.

Вторая часть озаглавлена «Артикул воинский с кратким толкованием». Здесь содержится военно-уголовное и общеуголовное законодательство.

Третья часть под заглавием: «Краткое изображение процессов и судебных тяжб», представляет собой военно-судебный устав того времени, имеющий процессуальное значение.

Последняя, четвертая часть, озаглавленная «О экзерциции и приготовлении к маршу, о званиях и должностях полковых чинов», раскрывает суть названных сугубо военных вопросов и потому для юриспруденции интереса не представляет.

Нормы уголовного права содержались также и в Уставе егерском, введенном в действие Указом 13 января 1720 г. В основу этого Устава были положены документы, разработанные в процессе создания российского морского флота.

Как отмечают исследователи, при изложении многих статей Устава морского

[41]

был использован Артикул воинский с некоторыми изменениями. В целом указанный норматив носил военно-уставной характер и, поскольку он предназначался для военнослужащих, должен был применяться военными судами.

Все названные части Воинского Устава (общее название) были изданы отдельно, в разное время, поэтому в целом весь нормативный акт датируется 1715-1716 гг.

Первыми 26 апреля 1715 г. были напечатаны вошедшие впоследствии во вторую часть Воинского Устава, Воинский Артикул и «Краткое изображение процессов». Окончательно же Воинский Устав был составлен и напечатан в целом 30 марта 1716 г.

В отечественной и зарубежной науке история России преимущественно делится на два периода – допетровский и послепетровский. Такова притягательная сила личности Петра Великого, первого российского императора

[30]

и выдающегося реформатора.

В обыденном, бытовом воображении Петр I зачастую представляется в образе царя-плотника, с топором в руках.

Однако Петр I возводил не только корабли. Он был строителем всего государственного управления и в этом смысле удар его топора, образно, выражаясь, отражался на всем укладе русской жизни. Достаточно сказать, что царствование Петра I оставило после себя более трех тысяч нормативных актов, написанных большей частью лично им или под его непосредственным руководством. Причем нормы, как известно, касались не только всех сторон функционирования государства, но и многих вопросов частной жизни населения (семьи и брака, причесок и одежды, работы и досуга, времяпрепровождения, ассамблей и т.п.)

Грандиозные реформы царя Петра были продиктованы объективной необходимостью преодоления отсталости страны, обеспечения ее безопасности, национальной независимости, потребностями стабильного экономического, оборонного и культурного развития.

На основе известных экономических преобразований произошли существенные изменения в социальном строе общества, в структуре государственной власти.

Так, необходимому кардинальному реформированию был подвергнут центральный государственный аппарат: приказы заменялись коллегиями, Боярская Дума – Сенатом, церковь подчинялась государству (создан Синод), образована полиция.

Были созданы регулярная армия и военно-морской флот, одержавшие убедительные победы в Северной войне над Швецией.

В итоге преобразований Петра I русское государство превратилось в обширную империю во главе с монархом, рассматривавшимся как верховным носителем законодательной и исполнительной властей.

Все проводимые реформы объективно сопровождались активной законотворческой деятельностью.

По мнению исследователей, ученых историков у Петра I и его окружения не было определенного плана проведения законодательных работ – все диктовалось потребностями времени, ситуации, иногда нормативные акты принимались наспех, что порождало ошибки.

Как справедливо отмечается в исторической литературе, узаконения при Петре слагались под влиянием ряда исторических условий, главных из которых – три.

[31]

Во-первых, это наследие старины, результаты законодательной деятельности предшествующего периода, рассмотренные нами в первой главе.

По отзыву знаменитого историка В.О. Ключевского каждый закон Петра I «либо довершал процесс, начавшийся уже ранее в укладе русской жизни, либо переиначивая сложившееся в ней сочетание составных частей, то разделяя слитые элементы, то соединяя раздельные».

[32]

Оправданно уделяя особенное значение законодательству, Петр I предпринял несколько попыток создания нового комплексного нормативного акта по типу Соборного Уложения. В течение его царствования действовали три комиссии об Уложении (1700-1703 г., 1714-1718 г., 1720-1727 г.) Но законодательные работы в этом направлении не увенчались успехом, комиссии не справились с порученным делом и старое Уложение 1649 г. продолжало сохранять свою силу как при Петре, так и после него.

Законодательные заслуги царя Алексея Михайловича в сфере внутреннего управления и правосудия признавались самим Петром I и его сподвижниками.

Так, в 1717 г. князь Я.Ф. Долгорукий на вопрос Петра о делах царя Алексея Михайловича отмечал: «На вопрос твой нельзя ответить коротко, потому что у тебя с отцом дела разные: в одном ты заслуживаешь хвалы и благодарности, в другом – твой отец. Три главных дела у царей: первое – внутренняя расправа (т.е. управа, управление) и правосудие; это ваше главное дело. Для этого у отца твоего было больше досуга, а у тебя еще и времени подумать о том не было, и поэтому в этом отец твой больше сделал. Но когда ты займешься этим, может быть, и больше отцова сделаешь. Да и пора уж тебе о том подумать. Другое дело – военное. Этим делом отец твой много хвалы заслужил и великую пользу государству принес, устройством регулярных войск тебе путь показал; но после него неразумные люди все его начинания расстроили, так что ты почти все вновь начинал и в лучшее состояние привел. Однако хоть и много я о том думал, но еще не знаю, кому из вас в этом деле предпочтение отдать: конец войны прямо нам это покажет. Третье дело – устройство флота, внешние союзы, отношения к иностранным государствам. В этом ты гораздо больше пользы государству принес и себе чести заслужил, нежели твой отце, с чем, надеюсь, и сам согласишься».

[33]

Второе условие, повлиявшее на законодательство Петра I, – это культурное сближение России с Западной Европой, для которого с начала XVIII века возможности значительно расширились.

Царь съездил за границу, посетил целый ряд стран, а на Западе появился интерес к России. Из России по воле, а чаще по неволе ездили на учебу Петровские посланники, из среды которых выходили люди, не чуждые западной культуре.

Поэтому и законодательство Западной Европы становится образцом для России. Сенату было предписано распорядиться о переводе на русский язык законов различных европейских стран.

Третьим определяющим условием законодательства Петра являлась война, ставшая основным фоном всему его царствованию. Влияние войны обстоятельно оценено и В.О. Ключевским. По его словам все Петровское управление «поневоле превращалось в генеральный штаб и военную касту; война становилась и колыбелью, и школой реформы, хотя эта школа не давала сосредоточиться, сообщала реформе нервозный, лихорадочный пульс, болезненно-ускоренный ход».

[34]

Неблагоприятное влияние войны на отечественное законодательство подтверждал и сам Петр – в Указах 16 апреля 1717 г. и 6 ноября 1723 г. В первом из актов он жалуется на необходимость частых отлучек, а во втором – на печальные результаты этих отлучек – «за настоящею тогда войной недосужное время имели и на многие дела деланы в разные времена разные указы об одном».

[35]

Итак, при Петре I Россия вступила в число Европейских государств и заняла в ней достойное место, что в большой степени явилось результатом одержанных страной блистательных побед в Северной войне со Швецией, продолжавшейся более двух десятилетий. Победа в войне из-за балтийских берегов, в свою очередь, была следствием создания многочисленной по тому времени, постоянной регулярной армии и военно-морского флота.

Приступая к учреждению регулярной армии, Петр I принял естественные меры к созданию военного законодательства, в котором закреплялось устройство войск, права и обязанности лиц, его оставляющих, их ответственность в случаях нарушения установленного в армии порядка.

Сначала были использованы образцы имевшегося в Западной Европе законодательства.

Так, в 1696 г. по приказанию Петра за границу был направлен один из ближайших сподвижников царя – бригадир армии Адам Вейде. Он находился в Венгрии при войсках знаменитого полководца того времени принца Евгения Савойского, воевавшего против турок. Вернувшись в том же году в Россию, Вейде представил царю предложения «для утверждения порядка и дисциплины при обучении новоучрежденной пехоты». На их основе были составлены «Статьи воинские, как надлежит солдату в житии себя держать и в строю, и в учении, как обходится».

В этих статьях (а их было всего 8) кратко изложены основные обязанности нижних чинов и правила поведения при несении строевой и караульной службы в мирное время, а караульной службы также и в военное время.

За нарушения правил поведения (несвоевременная явка в строй, нарушение тишины в строю, пьянство (гульба), резню ножами, воровство, винную продажу (корчемство), опоздание в караул, передача в карауле кому-либо своего оружия, самовольное оставление поста) устанавливалось «жестокое наказание», в том числе ношение мушкетов (по 3-5 штук на два часа), арест на 1-2 суток, битие шпицрутенами, батогами и кнутом. Если же нарушения правил караульной службы происходили на глазах у неприятеля, то за них предусматривалась смертная казнь.

Статьи воинские полагалось читать вслух два раза в неделю, чтобы «каждому солдату на память иметь».

Такие статьи были выданы для руководства генералу Головину при формировании первых солдатских полков постоянного войска.

До появления знаменитого Воинского Устава 1715-1716 г., положившего начало всему последующему военному и военно-уголовному (материальному и процессуальному) законодательству России, вначале XVII столетия появилось два важных военно-уголовных устава: «Уложение или право воинского поведения», изданное 27 января 1702 г. фельдмаршалом Б. Шереметевым, и «Краткий артикул» А. Меньшикова 1706 г.

Основное содержание Уложения было заимствовано из датских воинских артикулов, адаптировано к российским условиям и применялось в подведомственных Шереметеву войсках при походе в Ливонию.

В соответствии с указанным источником в систему наказаний военнослужащих входили следующие уголовно-правовые меры.

1. Смертная казнь – простая (которая применялась посредством повешения, отсечения головы мечом) и усиленная (путем четвертования – за измену, участие в сходках начальников вместе с подчиненными и убийство с корыстной целью). Существовала также заочная казнь, исполняемая символически, путем прибития к висилице имени преступника, после чего виновный при поимке мог быть повешен.

2. Членовредительские наказания: отрезание носа – за клятвопреступление и пригвождение руки ножом – за нанесение раны.

3. Тяжкие телесные наказания: битие кнутом (для русских) и шпицрутеном (для иностранцев, находившихся в русском войске).

4. Легкие телесные наказания: ношение мушкетов до 6 штук по 2 часа, с трехчасовыми перерывами, ежедневно в течение нескольких дней (до недели).

5. Арест под охраной караула на срок до 20 суток.

6. Наказания имущественного характера: конфискация имущества (за важнейшие преступления) и вычет из жалования.

7. Лишение чести – различные ограничения служебных прав: увольнение со службы, снижение в должности, разжалование в рядовые.

8. Отплата равным злом – удар за удар, т.е. причинение равного вреда.

При назначении наказания состояние опьянения признавалось отягчающим вину обстоятельством.

При совершении преступления целыми частями войск (сдача крепости или бегство с поля боя) одни начальники подвергались смертной казни, другие «начальные люди» и солдаты подвергались смертной казни один из десяти по жребию.

При совершении начальниками преступлений вместе с подчиненными первые подлежали более строгому наказанию и отвечали за ущерб, причиненный подчиненными.

В заключительных статьях Уложения сказано, что действие его распространяется на всех лиц, «от полкового воеводы и до нижнего начального человека и солдата» и всех тех лиц, которые состоят при войске.

Таким образом, в Уложении Шереметева предусматривались преимущественно воинские преступления и наказания за них были строгие.

О судоустройстве и судопроизводстве в Уложении говорится кратко.

Так, в нем упоминается о том, что судебная власть в войске принадлежит полковнику (командиру полка), который обязан привлекать к судебной ответственности подчиненных за совершение ими преступления.

О суде говорится как коллективном органе. Вопрос о вменении в вину преступлений должен быть разрешен «собранным военным судом», назначенным для рассмотрения дела командиром полка, поэтому дату утверждения Уложения – 27 января 1702 г.- можно считать появлением в российской армии военного суда как коллегиального органа судебной власти.

[36]

Несколько раньше, в этом же период был подготовлен военно-уголовный устав под названием «Устав прежних лет», который состоял из двух частей – Воинского наказа, касающегося военных судов и порядка судопроизводства, и Воинских статей, касающихся преступлений и наказаний военнослужащих.

Предполагается, что обе части Устава заимствованы из датских военных законов 1683 года.

В Уставе содержится постановление об устройстве военных судов, которые состояли из верхних и нижних. Верхний военный суд назначался для рассмотрения дел о важнейших лицах (генералах и штаб-офицерах) и важнейших преступлениях, совершаемых остальными военнослужащими. Верхний военный суд являлся и аппеляционной инстанцией по отношению к решениям нижних военных судов. Упоминается в Уставе и о суде скорорешительном.

Однако, по утверждению авторов глубокого исторического исследования – книги «Столетие военного министерства 1802-1902 гг.»

[37], Устав не получил утверждения Петра I, а был использован Шереметевым в той части, которая называлась «Воинские статьи».

Именно эту часть Устава Шереметев утвердил и ввел в действие в подведомственных ему войсках с некоторыми сокращениями и изменениями под названием Уложения 1702 г.

Вторая часть Устава (Воинский наказ) прежних лет и приложение к нему о наказаниях и казнях впоследствии были использованы при составлении Воинского Устава 1715-1716 гг.

Артикул Краткий был издан в Санкт- Петербурге в 1706 г.

[38]

Впервые он был напечатан на немецком языке, затем по поручению Меньшикова – переведен на русский язык, утвержден им и издан для войск, находившихся под его началом в период Северной войны, преимущественно для кавалерии. Предполагается, что этот Артикул предназначался для иностранцев, находившихся на службе в русском войске, но затем был напечатан для руководства и применения ко всем служившим в русском войске лицам.

Как утверждается в работе «Столетие военного министерства. 1802-1902 гг.», Краткий Артикул был ближайшим предшественником Воинского Артикула 1715-1716 гг., имеет с ним много общего и так как в это же время происходило составление воинского Артикула 1715 г., более пространного, что первый, получил название Краткого Артикула.

Составителем его был немец, доктор права, барон Гюйссен. На немецком языке он назывался «Moskowitisches Kriegs Reglement» (Московский воинский устав).

Краткий Артикул состоял из 141 статьи, помещенных в 12 главах, первые пять из которых касались общеуголовных преступлений, четыре – воинских, а три последние относились к устройству военных судов.

Систему наказаний составляли уголовно-правовые меры, назначаемые по суду, и дисциплинарные взыскания.

К наказаниям уголовным относились следующие их виды.

1) Смертная казнь простая – повешение и усиленная – сожжение (за поджог, мужеложство и скотоложство) и колесование (убийство родственников, своего офицера).

2) Членовредительные наказания – отрезание носа и ушей (за третью кражу и кражу со взломом), отсечение пальцев (за клятвопреступление), пригвождение руки на час к виселице (за ножевое ранение).

3) Тяжкие телесные наказания – битие шпицрутенами.

4) Легкие телесные наказания – битие ботиками, ношение мушкетов.

5) Лишение свободы – непродолжительный арест.

6) Лишение чести в виде увольнения со службы и лишения должности.

7) Имущественные наказания – взыскание определенных денежных сумм из офицерского жалования и взыскание причиненных убытков в многократном размере.

Многие наказания устанавливались в виде «оплаты равным злом» (принцип талиона): кровь за кровь (смертная казнь за убийство), за поджог сожжение и т.п.

В случае совершения преступления целой частью войск (сдача гарнизона, крепости), как и в Уложении Шереметева, смертной казни подвергались только начальники, остальные участники (офицеры и солдаты) подлежали казни через десятого человека (каждый десятый).

Отягчающим вину обстоятельством во многих случаях признавалось совершение преступлений повторно.

В последних трех главах Краткого Артикула были изложены важные постановления (нормы) о судоустройстве и судопроизводстве. Согласно этим постановлениям военные суды устанавливались трех видов: полковые, генеральные и скорорешительные.

Полковым судам подсудны дела обер-офицеров (младших офицеров: прапорщика, поручика и капитана) и все дела о преступлениях, за которые полагается лишение жизни, чести, чина и телесные наказания. За менее тяжкие преступления наказывались дисциплинарные наказания начальником без суда.

Полковой суд состоял из президента – штаб-офицера (старшего офицера: подполковника, полковника), двух сержантов, двух капралов и четырех ефрейторов или рядовых, а всего, таким образом, военный суд состоял из 15 человек. В работе суда мог принимать участие аудитор (юрист).

Порядок производства в суде был следующий: сначала судьи принимали присягу (по тексту из Артикула); затем аудитор объявлял, какое дело слушается, оглашал документы по делу; ставил вопросы, которые следовало разрешить суду; зачитывал статьи Артикула, относящиеся к делу; собирал голоса у членов суда.

Голосование проводилось по классам чинов, президенту принадлежали два голоса. После этого суд приступал к составлению приговора. Если президент был несогласен с мнением членов суда, то он имел «право упрошения», т.е. голосования. Когда президент не был согласен с мнением большинства и после «упрошения», дело окончательно решал по докладу президента вышестоящий начальник (генерал). Генералу принадлежало право изменения или отмены приговоров.

Генеральному суду были подсудны дела о штаб-офицерах; преступлениях, совершенных целыми частями войск, а также дела о преступлениях, связанных с интендантскими нарушениями, которые могли повлечь тяжелые последствия для войск.

Генеральный военный суд состоял из президента в генеральском чине и членов, взятых по два из каждого штаб или обер-офицерских чинов (полковников, майоров, капитанов, лейтенантов и прапорщиков). В генеральном военном суде принимал участие генерал-аудитор. Порядок производства в генеральном военном суде соблюдался такой же как в полковом военном суде. Приговоры генерального военного суда подлежали утверждению вышестоящего генерала (главнокомандующего, командира корпуса или отдельного отряда).

Скорорешительный суд действовал только в походах, в период осады крепости неприятелем, т.е. в боевой обстановке, когда это было необходимо в целях поддержания (восстановления) дисциплины и порядка. Об особенностях судопроизводства в таком суде в особые периоды в Кратком Артикуле ничего не говорилось.

Наиболее значимыми законодательными актами эпохи Петра I были многочисленные Уставы. Уставы того времени представляли собой совокупность правил управления какой-либо отраслью администрации или материального права. По понятиям нашего времени уставы представляли собой частично кодифицированные законы, действующие в разных сферах: военной, морской, торговой и т.п.

Важнейшим из таких уставов был Устав воинский 1715-1716 гг. Разработка указанного Устава велась одновременно с подготовкой и проведением всей Петровской военной реформы.

При этом изучалось и зарубежное военное законодательство, а также использовался опыт русской армии, и особенно опыт, приобретенный в Северной войне. Источниками этого памятника законодательства, по утверждению многих историков, в том числе правоведов, были Воинские артикулы шведского короля Густова-Адольфа в редакции Карла XI 1683 г. Кроме того, использовались военно-уголовные законы датские, французские, английские, голландские и немецкие.

[39]

По утверждению исследователей подготовки и истории Воинского устава Петр I тщательно редактировал рукопись Артикула Воинского. Так, П. Епифанов установил более 70 поправок и дополнений, сделанных собственноручно Петром I в подлинной рукописи Артикула. Многие поправки имели существенное значение: приводили содержание Артикула в соответствие с ранее изданными указами (например, в толкование артикула (статьи) 163 было внесено разъяснение об умысле и неосторожности).

[40]

Воинский устав Петра Великого структурно состоял из четырех больших частей.

Из них только первая носит название «Воинского устава» и содержит постановления, которые касаются организации войска, воинских должностей и званий, воинской службы и военного суда.

Вторая часть озаглавлена «Артикул воинский с кратким толкованием». Здесь содержится военно-уголовное и общеуголовное законодательство.

Третья часть под заглавием: «Краткое изображение процессов и судебных тяжб», представляет собой военно-судебный устав того времени, имеющий процессуальное значение.

Последняя, четвертая часть, озаглавленная «О экзерциции и приготовлении к маршу, о званиях и должностях полковых чинов», раскрывает суть названных сугубо военных вопросов и потому для юриспруденции интереса не представляет.

Нормы уголовного права содержались также и в Уставе егерском, введенном в действие Указом 13 января 1720 г. В основу этого Устава были положены документы, разработанные в процессе создания российского морского флота.

Как отмечают исследователи, при изложении многих статей Устава морского

[41]

был использован Артикул воинский с некоторыми изменениями. В целом указанный норматив носил военно-уставной характер и, поскольку он предназначался для военнослужащих, должен был применяться военными судами.

Все названные части Воинского Устава (общее название) были изданы отдельно, в разное время, поэтому в целом весь нормативный акт датируется 1715-1716 гг.

Первыми 26 апреля 1715 г. были напечатаны вошедшие впоследствии во вторую часть Воинского Устава, Воинский Артикул и «Краткое изображение процессов». Окончательно же Воинский Устав был составлен и напечатан в целом 30 марта 1716 г.