• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

12.2.1. Региональная валюта - вызов глобальному доминированию США

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 

Если в долгосрочном плане экономическое доминирования США основано на технологическом лидерстве, то в краткосрочном плане его источник - положение доллара как мировой резервной валюты. Благодаря этому каждая страна, предприятие и человек, страхующиеся от валютного риска покупкой доллара, волей-неволей кредитует американское государство, а в конечном счете - и общество. Благодаря этому в масштабах мира США стали почти абсолютным монополистом по страхованию валютных рисков.
При этом, призывая развивающиеся страны к предельно жесткой финансовой политике, США проводят прямо противоположную - сверхмягкую финансовую политику. «В последние годы (после мексиканского кризиса) темпы роста денежной массы увеличились и достигли уровня начала 80-х годов, периода высокой инфляции. Темп роста денежной базы в 1998 г. составил 9%». (Б.Бахтерев "Рынок ценных бумаг", 7 августа 2000 года).
В этих условиях инструментом сдерживания инфляции (менее 2,5% в год) является не только постоянное создание новой товарной массы, «связывающей» эмитируемые деньги, но и постоянное «сбрасывание» излишков долларовой денежной массы за пределы США. В результате американская экономика получает все преимущества мягкой финансовой политики, перекладывая ее издержки, в первую очередь инфляцию (через передвижение спекулятивных капиталов, провоцирующее разрушительные кризисы), на плечи неразвитых стран - акцепторов долларовой массы.
Таким образом, импорт капитала в США не просто дополняется экспортом ими инфляции и экономической нестабильности, но базируется на этих процессах.
Постоянная угроза, дамокловым мечом висящая над США, заключается в снижении привлекательности доллара как мировой валюты и его массовому обмену на национальные валюты стран - держателей наиболее значимых сумм. Тогда американская экономика начнет захлебываться в сотнях миллиардов «евро-» и «чайна-» долларов, и долларовая масса, обслуживающая потребности всего мира, станет избыточной по сравнению с потребностями собственно США.
Несмотря на понимание угрозы и естественные превентивные меры (в целом соответствующие описанной в параграфе … стратегии «экспорта нестабильности»), в 90-е годы она из потенциальной становилась реальной по крайней мере дважды. Оба раза это было связано с угрозой возникновения привлекательной региональной валюты.
В самом деле: ни одна национальная экономика не является достаточно большой, чтобы вытеснение из нее долларов создало бы значимые проблемы для американской экономики. С другой стороны, ни одна отдельно взятая экономика и не сможет решить эту задачу, ибо доллары, обращающиеся за пределами США, обслуживают в первую очередь международные, а не внутринациональные операции.
Возникновение же привлекательных региональных валют несет доллару двоякую угрозу. С одной стороны, большее количество стран обеспечивает возникающей конструкции большую устойчивость (из-за эффекта масштаба). С другой, больший масштаб экономик, охватываемых вытесняющей доллар валютой, означает и больший объем вытесняемых долларов.
Первая попытка создания региональной валюты была совершена в Европе в начале 90-х годов. Однако первый блин оказался комом: валютный союз был разрушен в сентябре 1992 года спекулятивной атакой Дж.Сороса, который приобрел всемирную известность именно после удара по английскому фунту стерлингов, похоронившего в сентябре 1992 года первую единую валюту Европы - ЭКЮ.
Эффективность и своевременность удара вызвали подозрения в том, что, помимо личных спекулятивных, Дж.Сорос отстаивал и более фундаментальные интересы, выступив в роли орудия американского государства по реализации деликатной части его долгосрочных интересов.
Однако бесспорно, что Дж.Сорос (хотя, возможно, и существенно большими средствами, чем он мог располагать сам по себе) использовал реально существовавшие слабости тогдашнего европейского валютного союза.
И в целом преподанный им урок прошел впрок.
Последующие годы европейцы потратили на расширение и углубление интеграции и с 1999 года перешли-таки на единую валюту - евро. Этот переход представляется важнейшим событием новейшей истории, способным не просто качественно изменить геополитическое и геофинансовое соотношение мировых сил, но и вернуть в экономическое, политическое и интеллектуальное развитие человечества конкуренцию, близкую к равноправной.
До введения евро мир не имел альтернатив развития. Единственной мыслимой перспективой была глобализация, взламывающая межстрановые барьеры и формирующая единый рынок, в первую очередь финансов и информации.
Возникновение же европейского валютного союза, венчающее длительный и противоречивый процесс европейской интеграции, является, несмотря на сохраняющуюся неуверенность в его перспективах, самым решительным и дерзким актом международной политики ХХ века.
Европейская валютная интеграция стала первой после возникновения в начале 90-х общемирового финансового рынка имеющей шансы на успех попыткой углубления региональной интеграции до уровня, превосходящего интеграцию глобальную. Такое углубление региональной интеграции - единственный ответ национальных экономик деструктивному воздействию перманентной нестабильности финансовых рынков, вызванной глобализацией последних.
В этом отношении евро выступает символом и наиболее чистым воплощением идеи региональной интеграции.
Введение евро завершило начатый в 1971 году (когда в ходе мирового валютного кризиса администрация Никсона отменила золотодевизный стандарт, прекратив регулярный обмен долларов на золото) переход мировой экономики от одновалютной (Бреттон-Вудской) системы, основанной на долларе в качестве единственной мировой резервной валюты, к многовалютной системе региональных валют, на первом этапе опирающейся не только на доллар, но и на евро.
До полномасштабного введения в обращение наличных банкнот и монет, номинированных в евро, оно оставалось не вполне полноценной и поэтому не вполне стабильной по сравнению со своим потенциалом валютой. Однако с 2002 года этот недостаток был устранен, что проявилось в том числе и самым непосредственным образом - в росте курса евро по отношению к доллару более чем на четверть.
Создание не просто первой в истории региональной валюты, но и региональной валюты наиболее развитого после США региона порождало предпосылки вытеснения доллара из валютных резервов и международных расчетов как из-за наибольшей распространенности последнего, так и в силу причин, связанных с глобальной конкуренцией.
Среди этих причин следует назвать глубокую и стойкую, хотя и скрываемую в силу дипломатической вежливости, а также финансовой, экономической и технологической зависимости, враждебности к США во многих странах не только Юго-Восточной Азии, но и Европы. Ее причиной представляется подрыв конкурентоспособности этих стран, вызванный прежде всего их собственными недостатками и ошибками, но осуществленный, по укорененному в элитах этих стран представлению, руками Дж.Сороса (в Европе - в 1992 году, в Юго-Восточной Азии - в 1997-98 годах). Нет нужды подробно оставаться на том, что это представление подогревается естественным и не всегда осознаваемым стремлением свалить на Дж.Сороса, а в его лице - и на «проклятого старшего брата» вину за собственные ошибки (более подробно о них см. параграф ….).
. Другой причиной первоочередного вытеснения именно доллара является заведомо локальный характер всех остальных резервных и потенциально резервных валют (японской иены, швейцарского франка, английского фунта стерлингов и так далее), использование которых, как правило, обусловлено теснотой региональных экономических связей и слабо зависит поэтому от внешних факторов.
Евро, как вполне обоснованно предполагалось накануне его введения, должен был вытеснять доллар по следующим основным направлениям:
из государственных и банковских резервов стран еврозоны в результате как снижения доли доллара в них, так и сокращения абсолютной величины этих резервов в результате снижения валютных рисков (относительно небольшое по масштабам);
из международных расчетов субъектов экономики стран еврозоны, в первую очередь друг с другом (прогресс в этом направлении невелик; в 2003 году рынок энергоносителей еврозоны продолжает обслуживаться долларами, общая сумма которых, по оценкам, превышает 100 млрд.долл.);
из государственных и банковских резервов стран, не входящих в еврозону (что наблюдалось в несколько этапов - после введения евро, после введения его в наличный оборот и после роста его курса по отношению к доллару на 23% в конце 2002 - начале 2003 года);
из наличного оборота из-за удобства крупных расчетов, так как покупательная способность максимальной купюры в евро, - 500 евро - не менее чем в 4 раза превышает покупательную способность максимальной купюры в долларах (этот процесс ограничен тем, что эмиссия наличных евро шла без учета потребности наличного оборота за пределами еврозоны и теневого оборота и, следовательно, масштабы эмиссии наличных евро недостаточны для подобного вытеснения).

Пример 37.

Китай: аккуратная демонстрация силы

Одним из первых на планы введения евро отреагировал Китай. Уже в апреле 1998 года ЦК КПК оформил решение, по которому за 6-8 месяцев после введения евро (то есть к июлю-сентябрю 1999 года) соотношение между американским долларом и валютами стран еврозоны в государственных валютных резервах должно было быть решительно изменено в пользу евро. В более отдаленной перспективе намечалось поэтапное осуществление перехода от тогдашней пропорции 4:1 в пользу доллара к противоположному соотношению 1:4 в пользу евро, что представлялось подлинно революционным изменением.
По оценкам, даже только начало указанного изменения структуры валютных резервов Китая означало залповый обмен на евро (и в конечном счете возврат в США) более 40 млрд.долл. в течение первого же года после введения евро. Столь убедительному примеру Китая в той или иной степени последовали бы центральные банки ряда стран мира - просто чтобы не потерпеть убытки из-за неминуемого снижения курса доллара.
Эти планы были расценены большинством наблюдателей как подарок еврозоне за счет США, однако подарок этот носил как минимум несколько эгоистичный характер. Китай страховал себя от обесценения доллара способом, существенно повышавшим вероятность самого этого обесценения.
Так как чем выше объем долларовых ресурсов еврозоны, тем сложнее избавиться от них без обесценения доллара, «китайский подарок» приобретал черты профилактического и упреждающего удара по нынешним и будущим глобальным конкурентам: он ставил под угрозу долларовые активы как США, так и самой еврозоны.
Выходом стали прямые переговоры руководства США в ходе специального визита Клинтона (КОГДА???) с руководством Китая. В ходе этих переговоров Китай в обмен на поддержку США его присоединения к ВТО и по некоторым другим позициям согласился замедлить изменение структуры своих валютных активов.
Для характеристики эффективности современного Китая показательно, что эта уступка была организована таким образом, что в итоге принесла ему выигрыш. Облегчив США нанесение удара по евро (правда, под удар при этом попало и его посольство), Китай избежал значительных потерь в ходе длительного и глубокого падения евро.

Если в долгосрочном плане экономическое доминирования США основано на технологическом лидерстве, то в краткосрочном плане его источник - положение доллара как мировой резервной валюты. Благодаря этому каждая страна, предприятие и человек, страхующиеся от валютного риска покупкой доллара, волей-неволей кредитует американское государство, а в конечном счете - и общество. Благодаря этому в масштабах мира США стали почти абсолютным монополистом по страхованию валютных рисков.
При этом, призывая развивающиеся страны к предельно жесткой финансовой политике, США проводят прямо противоположную - сверхмягкую финансовую политику. «В последние годы (после мексиканского кризиса) темпы роста денежной массы увеличились и достигли уровня начала 80-х годов, периода высокой инфляции. Темп роста денежной базы в 1998 г. составил 9%». (Б.Бахтерев "Рынок ценных бумаг", 7 августа 2000 года).
В этих условиях инструментом сдерживания инфляции (менее 2,5% в год) является не только постоянное создание новой товарной массы, «связывающей» эмитируемые деньги, но и постоянное «сбрасывание» излишков долларовой денежной массы за пределы США. В результате американская экономика получает все преимущества мягкой финансовой политики, перекладывая ее издержки, в первую очередь инфляцию (через передвижение спекулятивных капиталов, провоцирующее разрушительные кризисы), на плечи неразвитых стран - акцепторов долларовой массы.
Таким образом, импорт капитала в США не просто дополняется экспортом ими инфляции и экономической нестабильности, но базируется на этих процессах.
Постоянная угроза, дамокловым мечом висящая над США, заключается в снижении привлекательности доллара как мировой валюты и его массовому обмену на национальные валюты стран - держателей наиболее значимых сумм. Тогда американская экономика начнет захлебываться в сотнях миллиардов «евро-» и «чайна-» долларов, и долларовая масса, обслуживающая потребности всего мира, станет избыточной по сравнению с потребностями собственно США.
Несмотря на понимание угрозы и естественные превентивные меры (в целом соответствующие описанной в параграфе … стратегии «экспорта нестабильности»), в 90-е годы она из потенциальной становилась реальной по крайней мере дважды. Оба раза это было связано с угрозой возникновения привлекательной региональной валюты.
В самом деле: ни одна национальная экономика не является достаточно большой, чтобы вытеснение из нее долларов создало бы значимые проблемы для американской экономики. С другой стороны, ни одна отдельно взятая экономика и не сможет решить эту задачу, ибо доллары, обращающиеся за пределами США, обслуживают в первую очередь международные, а не внутринациональные операции.
Возникновение же привлекательных региональных валют несет доллару двоякую угрозу. С одной стороны, большее количество стран обеспечивает возникающей конструкции большую устойчивость (из-за эффекта масштаба). С другой, больший масштаб экономик, охватываемых вытесняющей доллар валютой, означает и больший объем вытесняемых долларов.
Первая попытка создания региональной валюты была совершена в Европе в начале 90-х годов. Однако первый блин оказался комом: валютный союз был разрушен в сентябре 1992 года спекулятивной атакой Дж.Сороса, который приобрел всемирную известность именно после удара по английскому фунту стерлингов, похоронившего в сентябре 1992 года первую единую валюту Европы - ЭКЮ.
Эффективность и своевременность удара вызвали подозрения в том, что, помимо личных спекулятивных, Дж.Сорос отстаивал и более фундаментальные интересы, выступив в роли орудия американского государства по реализации деликатной части его долгосрочных интересов.
Однако бесспорно, что Дж.Сорос (хотя, возможно, и существенно большими средствами, чем он мог располагать сам по себе) использовал реально существовавшие слабости тогдашнего европейского валютного союза.
И в целом преподанный им урок прошел впрок.
Последующие годы европейцы потратили на расширение и углубление интеграции и с 1999 года перешли-таки на единую валюту - евро. Этот переход представляется важнейшим событием новейшей истории, способным не просто качественно изменить геополитическое и геофинансовое соотношение мировых сил, но и вернуть в экономическое, политическое и интеллектуальное развитие человечества конкуренцию, близкую к равноправной.
До введения евро мир не имел альтернатив развития. Единственной мыслимой перспективой была глобализация, взламывающая межстрановые барьеры и формирующая единый рынок, в первую очередь финансов и информации.
Возникновение же европейского валютного союза, венчающее длительный и противоречивый процесс европейской интеграции, является, несмотря на сохраняющуюся неуверенность в его перспективах, самым решительным и дерзким актом международной политики ХХ века.
Европейская валютная интеграция стала первой после возникновения в начале 90-х общемирового финансового рынка имеющей шансы на успех попыткой углубления региональной интеграции до уровня, превосходящего интеграцию глобальную. Такое углубление региональной интеграции - единственный ответ национальных экономик деструктивному воздействию перманентной нестабильности финансовых рынков, вызванной глобализацией последних.
В этом отношении евро выступает символом и наиболее чистым воплощением идеи региональной интеграции.
Введение евро завершило начатый в 1971 году (когда в ходе мирового валютного кризиса администрация Никсона отменила золотодевизный стандарт, прекратив регулярный обмен долларов на золото) переход мировой экономики от одновалютной (Бреттон-Вудской) системы, основанной на долларе в качестве единственной мировой резервной валюты, к многовалютной системе региональных валют, на первом этапе опирающейся не только на доллар, но и на евро.
До полномасштабного введения в обращение наличных банкнот и монет, номинированных в евро, оно оставалось не вполне полноценной и поэтому не вполне стабильной по сравнению со своим потенциалом валютой. Однако с 2002 года этот недостаток был устранен, что проявилось в том числе и самым непосредственным образом - в росте курса евро по отношению к доллару более чем на четверть.
Создание не просто первой в истории региональной валюты, но и региональной валюты наиболее развитого после США региона порождало предпосылки вытеснения доллара из валютных резервов и международных расчетов как из-за наибольшей распространенности последнего, так и в силу причин, связанных с глобальной конкуренцией.
Среди этих причин следует назвать глубокую и стойкую, хотя и скрываемую в силу дипломатической вежливости, а также финансовой, экономической и технологической зависимости, враждебности к США во многих странах не только Юго-Восточной Азии, но и Европы. Ее причиной представляется подрыв конкурентоспособности этих стран, вызванный прежде всего их собственными недостатками и ошибками, но осуществленный, по укорененному в элитах этих стран представлению, руками Дж.Сороса (в Европе - в 1992 году, в Юго-Восточной Азии - в 1997-98 годах). Нет нужды подробно оставаться на том, что это представление подогревается естественным и не всегда осознаваемым стремлением свалить на Дж.Сороса, а в его лице - и на «проклятого старшего брата» вину за собственные ошибки (более подробно о них см. параграф ….).
. Другой причиной первоочередного вытеснения именно доллара является заведомо локальный характер всех остальных резервных и потенциально резервных валют (японской иены, швейцарского франка, английского фунта стерлингов и так далее), использование которых, как правило, обусловлено теснотой региональных экономических связей и слабо зависит поэтому от внешних факторов.
Евро, как вполне обоснованно предполагалось накануне его введения, должен был вытеснять доллар по следующим основным направлениям:
из государственных и банковских резервов стран еврозоны в результате как снижения доли доллара в них, так и сокращения абсолютной величины этих резервов в результате снижения валютных рисков (относительно небольшое по масштабам);
из международных расчетов субъектов экономики стран еврозоны, в первую очередь друг с другом (прогресс в этом направлении невелик; в 2003 году рынок энергоносителей еврозоны продолжает обслуживаться долларами, общая сумма которых, по оценкам, превышает 100 млрд.долл.);
из государственных и банковских резервов стран, не входящих в еврозону (что наблюдалось в несколько этапов - после введения евро, после введения его в наличный оборот и после роста его курса по отношению к доллару на 23% в конце 2002 - начале 2003 года);
из наличного оборота из-за удобства крупных расчетов, так как покупательная способность максимальной купюры в евро, - 500 евро - не менее чем в 4 раза превышает покупательную способность максимальной купюры в долларах (этот процесс ограничен тем, что эмиссия наличных евро шла без учета потребности наличного оборота за пределами еврозоны и теневого оборота и, следовательно, масштабы эмиссии наличных евро недостаточны для подобного вытеснения).

Пример 37.

Китай: аккуратная демонстрация силы

Одним из первых на планы введения евро отреагировал Китай. Уже в апреле 1998 года ЦК КПК оформил решение, по которому за 6-8 месяцев после введения евро (то есть к июлю-сентябрю 1999 года) соотношение между американским долларом и валютами стран еврозоны в государственных валютных резервах должно было быть решительно изменено в пользу евро. В более отдаленной перспективе намечалось поэтапное осуществление перехода от тогдашней пропорции 4:1 в пользу доллара к противоположному соотношению 1:4 в пользу евро, что представлялось подлинно революционным изменением.
По оценкам, даже только начало указанного изменения структуры валютных резервов Китая означало залповый обмен на евро (и в конечном счете возврат в США) более 40 млрд.долл. в течение первого же года после введения евро. Столь убедительному примеру Китая в той или иной степени последовали бы центральные банки ряда стран мира - просто чтобы не потерпеть убытки из-за неминуемого снижения курса доллара.
Эти планы были расценены большинством наблюдателей как подарок еврозоне за счет США, однако подарок этот носил как минимум несколько эгоистичный характер. Китай страховал себя от обесценения доллара способом, существенно повышавшим вероятность самого этого обесценения.
Так как чем выше объем долларовых ресурсов еврозоны, тем сложнее избавиться от них без обесценения доллара, «китайский подарок» приобретал черты профилактического и упреждающего удара по нынешним и будущим глобальным конкурентам: он ставил под угрозу долларовые активы как США, так и самой еврозоны.
Выходом стали прямые переговоры руководства США в ходе специального визита Клинтона (КОГДА???) с руководством Китая. В ходе этих переговоров Китай в обмен на поддержку США его присоединения к ВТО и по некоторым другим позициям согласился замедлить изменение структуры своих валютных активов.
Для характеристики эффективности современного Китая показательно, что эта уступка была организована таким образом, что в итоге принесла ему выигрыш. Облегчив США нанесение удара по евро (правда, под удар при этом попало и его посольство), Китай избежал значительных потерь в ходе длительного и глубокого падения евро.