• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

10.4.2. Источники терроризма в развитых странах

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 

Нет ничего более соблазнительного, чем ограничиться изложением приведенных выше соображений и, пусть даже не отрицая вины развитых стран, объявить международный терроризм исключительно «исчадием третьего мира» и целиком приписать его вековечному противостоянию между Севером и Югом.
Однако такой подход неприемлемо упрощен. Как и большинство устойчивых явлений, терроризм многогранен и порожден многими по-разному проявляющимися причинами, пусть даже и имеющими общие корни.
Развитым обществам самим по себе, без влияния со стороны развивающихся стран - просто в силу общественной активности граждан и обостренным чувством справедливости - свойственны разнообразные движения протеста. Объяснения студенческих волнений 60-х, левацкого террора 70-х и движения за мир 80-х годов исключительно «происками Москвы» столь же адекватны и в той же степени являются плодом избыточного доверия к саморекламе спецслужб, что и объяснение распада СССР спецоперацией ЦРУ (которое еще в конце 1990 года - не будем забывать об этом - официально и категорически предостерегало руководство США от доверия к Горбачеву, считая «перестройку» и «гласность» хитрым трюком для дезинформации США) или иных американских спецслужб.
В конце 90-х годов развитые страны столкнулись с новым мощным и весьма эффективным протестным движением - антиглобалистами. Как было показано выше (см. параграф ….), несмотря на финансирование преимущественно из развивающихся стран (в основном левацкими, связанными с наркомафией группировками Латинской Америки, а также отдельными крупными корпорациями и, эпизодически, - более или менее радикальными исламскими организациями), движение антиглобалистов глубоко укоренено именно в развитых обществах и является именно их порождением.
Понятно, что массовый и длительный протест неминуемо, просто из-за неизбежного использования силы со стороны властей, рождает и все более широкое применение насилия с обеих сторон. Достаточно вспомнить попытки убийства полицейских антиглобалистами, а с другой стороны - издевательства и пытки, применяемые полицией ряда европейских стран против задержанных антиглобалистов, и убийства полицией случайных людей по время беспорядков в Генуе в … году. Понятно, что взаимное насилие неминуемо будет нарастать и выковывать из элементов аморфного и цивилизованного движения протеста террористические организации.
Терроризм же, рождающийся в развитых странах, весьма быстро начинает сотрудничать с терроризмом развивающихся обществ, получая от него необходимые деньги и решая острую для последнего проблему технического оснащения.
Таким образом, терроризм имеет устойчивые и принципиально не истребимые в краткосрочной перспективе корни как в развивающихся, так и в развитых странах. Практическая террористическая деятельность, как правило, осуществляется в ходе взаимодействия этих источников, несмотря на их глубокое различие.
Рассмотрим механизм взаимодействия «внешних» и «внутренних» (с точки зрения развитого общества) факторов терроризма на примере «эталонного» терракта, совершенного 11 сентября 2001 года против США.
Прежде всего, необходимо подчеркнуть, что столь сложно организованная и точно скоординированная операция (практически одновременный захват четырех самолетов с успешным использованием трех из них - против ВТС и Пентагона), не могла быть организована одними представителями арабской культуры.
Причина в том, что сама эта культура затрудняет точное планирование и жесткую координацию действий. Вероятно, в силу большей молодости ислама традиционный для всех религий мира тезис «все в руках божьих» трактуется исламом наиболее последовательно, в результате чего мусульманин (по крайней мере, мусульманин-араб), пытающийся четко планировать будущее, может восприниматься едва ли не как пытающийся присвоить себе исключительные полномочия Аллаха и частично подменить его. Таким образом, его действия в принципе могут быть истолкованы как неявное и неумышленное, но очевидное святотатство.
Вместе с тем совпадение терракта с годовщиной Кемп-Дэвидских соглашений и активизацией связанных с бен Ладеном структур (нанесение новых ударов в Чечне, убийство лидера Северного альянса Ахмад-шаха Масуда и успешное поначалу наступление талибов этот альянс) может рассматриваться как косвенное доказательство причастности последних к терракту даже в отсутствие информации, якобы имевшейся у руководства США (представленные им мировому сообществу материалы либо ничего не доказывали, либо представляли собой еще более грубую и грязную фальшивку, чем состряпанные черносотенными элементами российской полиции «протоколы Сионских мудрецов»).
Вероятное сотрудничество с американскими мусульманами (наиболее заметной структурой которых представляется организация Фарахана, устроившая «марш полумиллиона черных мужчин на Вашингтон» и насчитывающая до 3 млн.чел.) вкупе с обусловленным особенностями общественного сознания разгильдяйством служб безопасности США (уже после терракта тщательной проверке на внутренних рейсах США подвергались в основном иностранцы) может объяснить глубокую укорененность террористов в американском обществе. (То же можно сказать и про другие развитые общества: английские спецслужбы оказались в шоке, действительно совершенно случайно обнаружив у себя под носом производство эффективного химического оружия!)
САУДО-ТЕХАССКОЕ ЛОББИ. НИКОГО В США НЕ СУДИЛИ, В ОТЛИЧИЕ ОТ ГЕРМАНИИ - ФИНАНСИСТА. ЦРУ.
Однако сама по себе подготовка подобного терракта в принципе, технологически затруднена без организаторов и, что не менее важно, психологов из развитых стран либо по крайней мере Израиля (действительно, традиционный террорист - человек, не нашедший места в жизни и потому относительно легко идущий на смерть; в данном же случае террористами были молодые люди в расцвете сил, владеющие несколькими хорошо оплачиваемыми и востребованными профессиями, прекрасно интегрированные в западное общество).
Кроме того, неизбежная инфильтрация хоть немного профессиональных спецслужб в представляющие угрозу экстремистские организации делает исчезающе низкой вероятность сохранения подготовки терракта подобных масштабов в тайне.
Наконец, нежелание руководства США рассматривать собственно «американские» следы террактов (достаточно вспомнить фактический отказ от расследования преступления Тимоти Маквея: он был едва ли не с облегчением объявлен одиночкой, хотя совершенный им взрыв торгового центра требует усилий, как правило, превышающих возможности одного человека) представляется не только признаком естественного для руководства сверхдержавы стремления «сохранить лицо», но и результатом определенного противодействия расследованию со стороны либо правоохранительных органов в целом, либо, что более вероятно, влиятельных структур, существующих в системе этих правоохранительных органов.
Аналогичное впечатление вызывает и весьма эффективное и продуманное поддержание напряженности и внутренней мобилизованности в США после 11 сентября в результате распространения по почте спор сибирской язвы и падения самолета А-300 в Куинсе.
Прежде всего, понесенные США потери при продемонстрированном американцами отсутствии малейших представлений о способах обеспечения безопасности свидетельствуют, что рассылка писем со спорами сибирской язвы была не «бактериологической войной», а «бактериологическим недоразумением» (сибирская язва не передается от человека к человеку, что ограничивает масштабы ее распространения и делает ее относительно неэффективным оружием).
Распространение писем с «белым порошком» явилось актом не бактериологической, но информационно-психологической войны. Ведущие ее силы любили и берегли Америку: они стремились довести ее до состояния истерики, повышающей ее внушаемость, управляемость, мобилизованность и внутреннюю агрессивность, но ни в коем случае не хотели нанести ей какой-либо физический вред.
Падение самолета А-300 в Куинсе по картине, вырисовывающейся из первоначальных и потому наиболее достоверных сообщений американских СМИ производит впечатление вызванного попаданием в двигатель зенитной ракеты типа «Стингер». Второй терракт, совершенный в условиях продолжающейся всеобщей паники и повышенной бдительности всех спецслужб, просто теоретически не мог произойти без по крайней мере опосредованного содействия их представителей. (Объявление этой катастрофы результатом «технической неисправности» вызывает в памяти шутку, по которой в первоначальном варианте доклада комиссии Уоррена сообщалось, что президента Кеннеди сбил пьяный мотоциклист, а также реальное заявление одного из американских аналитиков в прямом эфире CNN, по которому попадание двух пассажирских самолетов в башни ВТЦ «может быть вызвано несчастливым стечением обстоятельств», а не чьим-то злым умыслом.)
В силу изложенного наиболее вероятно участие в подготовке терракта квалифицированных представителей спецслужб - либо бывших представителей спецслужб США, объединенных в ультраправые экстремистские организации, либо действующих представителей спецслужб США или Израиля (так как именно эти страны получили в результате рассматриваемых террактов безусловный политический выигрыш).
В то же время версия о подготовке данного терракта спецслужбами США (для дискредитации Буша, игры на бирже, создания повода для «чистки» соперничающих силовых структур и достижения десятков иных, столь же правдоподобных целей) - не более чем обычная для последнего времени экстраполяция неадекватной части российской интеллигенции ее представлений о своей стране на весь окружающий мир, в данном случае на США.
Кроме того, помимо чисто психологических аспектов, государственная бюрократия (даже американских спецслужб) не способна на столь тщательную и эффективную подготовку, что опосредованно доказала бездарная подготовка войны против Ирака.
Для снятия данного противоречия - «терракты не могли быть совершены без косвенного участия и осведомленности спецслужб и не могли быть совершены ими самими» - надо внимательней рассмотреть историю самого явления, на борьбу с которым с таким энтузиазмом собралось вставать «все мировое сообщество», - международный терроризм.

Нет ничего более соблазнительного, чем ограничиться изложением приведенных выше соображений и, пусть даже не отрицая вины развитых стран, объявить международный терроризм исключительно «исчадием третьего мира» и целиком приписать его вековечному противостоянию между Севером и Югом.
Однако такой подход неприемлемо упрощен. Как и большинство устойчивых явлений, терроризм многогранен и порожден многими по-разному проявляющимися причинами, пусть даже и имеющими общие корни.
Развитым обществам самим по себе, без влияния со стороны развивающихся стран - просто в силу общественной активности граждан и обостренным чувством справедливости - свойственны разнообразные движения протеста. Объяснения студенческих волнений 60-х, левацкого террора 70-х и движения за мир 80-х годов исключительно «происками Москвы» столь же адекватны и в той же степени являются плодом избыточного доверия к саморекламе спецслужб, что и объяснение распада СССР спецоперацией ЦРУ (которое еще в конце 1990 года - не будем забывать об этом - официально и категорически предостерегало руководство США от доверия к Горбачеву, считая «перестройку» и «гласность» хитрым трюком для дезинформации США) или иных американских спецслужб.
В конце 90-х годов развитые страны столкнулись с новым мощным и весьма эффективным протестным движением - антиглобалистами. Как было показано выше (см. параграф ….), несмотря на финансирование преимущественно из развивающихся стран (в основном левацкими, связанными с наркомафией группировками Латинской Америки, а также отдельными крупными корпорациями и, эпизодически, - более или менее радикальными исламскими организациями), движение антиглобалистов глубоко укоренено именно в развитых обществах и является именно их порождением.
Понятно, что массовый и длительный протест неминуемо, просто из-за неизбежного использования силы со стороны властей, рождает и все более широкое применение насилия с обеих сторон. Достаточно вспомнить попытки убийства полицейских антиглобалистами, а с другой стороны - издевательства и пытки, применяемые полицией ряда европейских стран против задержанных антиглобалистов, и убийства полицией случайных людей по время беспорядков в Генуе в … году. Понятно, что взаимное насилие неминуемо будет нарастать и выковывать из элементов аморфного и цивилизованного движения протеста террористические организации.
Терроризм же, рождающийся в развитых странах, весьма быстро начинает сотрудничать с терроризмом развивающихся обществ, получая от него необходимые деньги и решая острую для последнего проблему технического оснащения.
Таким образом, терроризм имеет устойчивые и принципиально не истребимые в краткосрочной перспективе корни как в развивающихся, так и в развитых странах. Практическая террористическая деятельность, как правило, осуществляется в ходе взаимодействия этих источников, несмотря на их глубокое различие.
Рассмотрим механизм взаимодействия «внешних» и «внутренних» (с точки зрения развитого общества) факторов терроризма на примере «эталонного» терракта, совершенного 11 сентября 2001 года против США.
Прежде всего, необходимо подчеркнуть, что столь сложно организованная и точно скоординированная операция (практически одновременный захват четырех самолетов с успешным использованием трех из них - против ВТС и Пентагона), не могла быть организована одними представителями арабской культуры.
Причина в том, что сама эта культура затрудняет точное планирование и жесткую координацию действий. Вероятно, в силу большей молодости ислама традиционный для всех религий мира тезис «все в руках божьих» трактуется исламом наиболее последовательно, в результате чего мусульманин (по крайней мере, мусульманин-араб), пытающийся четко планировать будущее, может восприниматься едва ли не как пытающийся присвоить себе исключительные полномочия Аллаха и частично подменить его. Таким образом, его действия в принципе могут быть истолкованы как неявное и неумышленное, но очевидное святотатство.
Вместе с тем совпадение терракта с годовщиной Кемп-Дэвидских соглашений и активизацией связанных с бен Ладеном структур (нанесение новых ударов в Чечне, убийство лидера Северного альянса Ахмад-шаха Масуда и успешное поначалу наступление талибов этот альянс) может рассматриваться как косвенное доказательство причастности последних к терракту даже в отсутствие информации, якобы имевшейся у руководства США (представленные им мировому сообществу материалы либо ничего не доказывали, либо представляли собой еще более грубую и грязную фальшивку, чем состряпанные черносотенными элементами российской полиции «протоколы Сионских мудрецов»).
Вероятное сотрудничество с американскими мусульманами (наиболее заметной структурой которых представляется организация Фарахана, устроившая «марш полумиллиона черных мужчин на Вашингтон» и насчитывающая до 3 млн.чел.) вкупе с обусловленным особенностями общественного сознания разгильдяйством служб безопасности США (уже после терракта тщательной проверке на внутренних рейсах США подвергались в основном иностранцы) может объяснить глубокую укорененность террористов в американском обществе. (То же можно сказать и про другие развитые общества: английские спецслужбы оказались в шоке, действительно совершенно случайно обнаружив у себя под носом производство эффективного химического оружия!)
САУДО-ТЕХАССКОЕ ЛОББИ. НИКОГО В США НЕ СУДИЛИ, В ОТЛИЧИЕ ОТ ГЕРМАНИИ - ФИНАНСИСТА. ЦРУ.
Однако сама по себе подготовка подобного терракта в принципе, технологически затруднена без организаторов и, что не менее важно, психологов из развитых стран либо по крайней мере Израиля (действительно, традиционный террорист - человек, не нашедший места в жизни и потому относительно легко идущий на смерть; в данном же случае террористами были молодые люди в расцвете сил, владеющие несколькими хорошо оплачиваемыми и востребованными профессиями, прекрасно интегрированные в западное общество).
Кроме того, неизбежная инфильтрация хоть немного профессиональных спецслужб в представляющие угрозу экстремистские организации делает исчезающе низкой вероятность сохранения подготовки терракта подобных масштабов в тайне.
Наконец, нежелание руководства США рассматривать собственно «американские» следы террактов (достаточно вспомнить фактический отказ от расследования преступления Тимоти Маквея: он был едва ли не с облегчением объявлен одиночкой, хотя совершенный им взрыв торгового центра требует усилий, как правило, превышающих возможности одного человека) представляется не только признаком естественного для руководства сверхдержавы стремления «сохранить лицо», но и результатом определенного противодействия расследованию со стороны либо правоохранительных органов в целом, либо, что более вероятно, влиятельных структур, существующих в системе этих правоохранительных органов.
Аналогичное впечатление вызывает и весьма эффективное и продуманное поддержание напряженности и внутренней мобилизованности в США после 11 сентября в результате распространения по почте спор сибирской язвы и падения самолета А-300 в Куинсе.
Прежде всего, понесенные США потери при продемонстрированном американцами отсутствии малейших представлений о способах обеспечения безопасности свидетельствуют, что рассылка писем со спорами сибирской язвы была не «бактериологической войной», а «бактериологическим недоразумением» (сибирская язва не передается от человека к человеку, что ограничивает масштабы ее распространения и делает ее относительно неэффективным оружием).
Распространение писем с «белым порошком» явилось актом не бактериологической, но информационно-психологической войны. Ведущие ее силы любили и берегли Америку: они стремились довести ее до состояния истерики, повышающей ее внушаемость, управляемость, мобилизованность и внутреннюю агрессивность, но ни в коем случае не хотели нанести ей какой-либо физический вред.
Падение самолета А-300 в Куинсе по картине, вырисовывающейся из первоначальных и потому наиболее достоверных сообщений американских СМИ производит впечатление вызванного попаданием в двигатель зенитной ракеты типа «Стингер». Второй терракт, совершенный в условиях продолжающейся всеобщей паники и повышенной бдительности всех спецслужб, просто теоретически не мог произойти без по крайней мере опосредованного содействия их представителей. (Объявление этой катастрофы результатом «технической неисправности» вызывает в памяти шутку, по которой в первоначальном варианте доклада комиссии Уоррена сообщалось, что президента Кеннеди сбил пьяный мотоциклист, а также реальное заявление одного из американских аналитиков в прямом эфире CNN, по которому попадание двух пассажирских самолетов в башни ВТЦ «может быть вызвано несчастливым стечением обстоятельств», а не чьим-то злым умыслом.)
В силу изложенного наиболее вероятно участие в подготовке терракта квалифицированных представителей спецслужб - либо бывших представителей спецслужб США, объединенных в ультраправые экстремистские организации, либо действующих представителей спецслужб США или Израиля (так как именно эти страны получили в результате рассматриваемых террактов безусловный политический выигрыш).
В то же время версия о подготовке данного терракта спецслужбами США (для дискредитации Буша, игры на бирже, создания повода для «чистки» соперничающих силовых структур и достижения десятков иных, столь же правдоподобных целей) - не более чем обычная для последнего времени экстраполяция неадекватной части российской интеллигенции ее представлений о своей стране на весь окружающий мир, в данном случае на США.
Кроме того, помимо чисто психологических аспектов, государственная бюрократия (даже американских спецслужб) не способна на столь тщательную и эффективную подготовку, что опосредованно доказала бездарная подготовка войны против Ирака.
Для снятия данного противоречия - «терракты не могли быть совершены без косвенного участия и осведомленности спецслужб и не могли быть совершены ими самими» - надо внимательней рассмотреть историю самого явления, на борьбу с которым с таким энтузиазмом собралось вставать «все мировое сообщество», - международный терроризм.