• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

9.1.5. Могильщики неразвитого мира

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 

Таким образом, издержки экспансии ТНК в неразвитые страны бесспорны. И то, что они возникают не по вине ТНК и тем более не по вине покупателей технологий, но являются объективным аспектом глобализации, отнюдь не изменяет характера взаимодействия ТНК и неразвитых стран. Немудрено, что эмпирические данные свидетельствуют о негативном и даже «пагубном» влиянии примерно 40% иностранных инвестиций (среди которых основная доля принадлежит ТНК) на социальное благополучие неразвитых стран, принимающих эти инвестиции ([14]).
При этом к иностранным инвестициям восприимчивы лишь наиболее спешные из неразвитых стран. Так, в 1994 году на их долю пришлось 37% иностранных инвестиций, но две трети их пришлось на 10 стран. Таким образом, инвестиции ТНК достаются тем, кому помощь в развитии нужна в наименьшей мере. Однако едва ли не более значим тот факт, что эти инвестиции в определенной степени способствуют замедлению и затруднению развития этих стран и в конце концов сами по себе способны торпедировать «догоняющую» модель развития национальных экономик.
Таким образом, в деятельности ТНК наиболее полно воплощается тенденция замыкания экономик развитого мира на себя и их изоляции от остального человечества. Именно ТНК формируют указанную тенденцию, а правительства и международные структуры - такие, например, как Всемирная торговая организация (ВТО), - служат в данном вопросе простым инструментом реализации интересов подлинных экономических хозяев мира - ТНК.
Знаменательна в этом отношении деятельность и особенно эволюция ВТО (см. Ремчукова, меня + ТПП), в планы которой уже включено введение в практику регулирования международной торговли понятий «экологического» и особенно «социального» демпинга. Реализовать идеи искоренения такого «демпинга» в ближайшие годы, скорее всего, не удастся, но сам факт официального обсуждения этой проблематики вызывает серьезную тревогу. Ведь введение в практику регулирования международной торговли понятий «экологического» и «социального» демпинга объективно лишает неразвитые экономики возможности использовать основные факторы своей конкурентоспособности - дешевизну рабочей силы и мягкость экологических стандартов.
Тем самым развитые страны, реализуя для достижения своих коммерческих интересов принципы свободной конкуренции и глобализации рынков, лишают остальной мир самого права на существование. То, что эта политика осуществляется во многом неосознанно, лишь повышает ее эффективность.
В самом деле: проводить ее «с открытыми глазами» сложно, прежде всего, по моральным причинам: лишение неразвитых стран конкурентных возможностей означает массовое уничтожение населения этих стран (кроме узкого слоя элиты), то есть геноцид.
По своим последствиям и объективно решаемым целям эта политика совпадает с подходами идеологов геноцида как средства устранения избыточного или же чуждого по своей культуре и потому не поддающегося интеграции населения. Наиболее известным после Гитлера (истребившим 6 миллионов евреев) практиком этой идеологии был лидер «красных кхмеров» Пол Пот, успевший за несколько лет своего господства истребить 3 миллиона человек - 37,5% населения своей страны. Всего он хотел истребить 5 миллионов, так как, по расчетам его «специалистов», экономика тогдашней Кампучии могла обеспечить благополучие лишь 3 миллионам человек, а все остальные были лишними.
Неявно распространяемая на весь мир либеральными теоретиками и особенно практиками глобализации, эта логика, реализуемая в первую очередь через «закукливание» развитых стран, означает лишение перспектив, а затем и вымирание не менее чем 2 миллиардов людей, проживающих в неразвитых странах. С точки зрения свободного саморазвития глобальных рынков они оказываются лишними так же, как 5 миллионов кампучийцев - с точки зрения возможностей кампучийской экономики середины 70-х годов.
Перед величием этой перспективы достижения Гитлера и Пол Пота, не говоря уже о множестве более мелких массовых убийц, выглядят незначительными. Но главное отличие убийц эпохи глобализации от их неумелых предшественников заключается в гарантированной безнаказанности, которая обеспечивается непрямым характером их действий и гарантированным бессилием жертв.
Подобно тому, как Горбачев «всего лишь» занимался «катастройкой» и гласностью, а Ельцин боролся с коммунизмом (и ни один из них, запустив процессы, разрушившие нашу страну и залившие ее кровью, не отдал ни один документированный приказ о массовом убийстве), творцы современного глобального мира «всего лишь» занимаются бизнесом, политикой и стратегическим планированием.
Они могут и не хотеть совершать убийства, но естественное следование интересам собственных корпораций, государств и народов в условиях глобальной конкуренции объективно вынуждает их играть одну из самых зловещих ролей в истории. Их политика, как и терроризм (см. параграф …) не имеет оправдания, но имеет объективные причины, не позволяющие им поступать иначе.
Как и большинство людей, ощущающих свою неспособность устранить несправедливость, они не желают ее сознавать. Психологически это естественно; стремление отгородиться от ужаса и не думать о нем - стихийная защитная реакция всякого нормального человеческого организма. Такая реакция особенно понятна гражданам нашей страны, на которых в условиях социальной катастрофы последних лет обрушилось столько неизбывного ужаса, что от него пришлось отгораживаться, просто чтобы не сойти с ума.
Тем не менее, по необходимости пожимая руки уважаемым и безукоризненно моральным людям в прекрасных костюмах и с обворожительными манерами, владеющими современным развитым миром, нельзя забывать, что при помощи своей корыстной ограниченности они уничтожают десятки миллионов человек в год, - большинство умирающих от голода и излечимых болезней не только в неразвитых странах, но и в маргинальной части развитых обществ.
Национальная катастрофа, продолжающаяся в нашей стране, не дает нам даже пытаться изменить сложившийся миропорядок. Все, что мы можем, - это пытаться спасти свою страну от превращения в объект уничтожения подобно большинству неразвитых стран.
Сохранение этой тенденции и безнаказанность развитых стран укрепляются отсутствием для уничтожаемых обществ доступа к глобальным рынкам финансов и информации, что делает их неинтересными не только правительствам, но и влиятельной части общественности развитых стран, озабоченных своими проблемами. В силу этого «глобального безразличия» они никак, даже отчаянными террактами и безысходной партизанской войной, которую их наиболее обеспеченные и сознательные представители пытаются вести на территории противника, не могут изменить сложившегося миропорядка. Большинство человечества, живущее в неразвитых странах, не может не то что достичь «уверенности в завтрашнем дне», но даже просто спасти себя и своих детей.
Возможно, его ждет физическое уничтожение, - вымирание, уже отчетливо заметное в России и Африке.
Возможно, через 15 лет население неразвитых стран уже не будет составлять основную часть человечества, и весьма серьезно тревожащая руководителей развитых стран диспропорция между богатыми и бедными будет устранена так же, как была устранена диспропорция между турками и армянами в 1916 (??) году в Турции.
Вместе с тем, ситуация, возможно, не столь безнадежна для неразвитого мира. Ведь механическая экстраполяция сложившихся тенденций в неопределенно далекое будущее некорректна из-за игнорирования неизбежных качественных изменений, которые меняют тенденции. В общем случае указанные изменения тем более вероятны, чем ближе к катастрофе подходит рассматриваемый объект.
В данном случае возможность качественного изменения экономического развития человечества и «слома тенденции» связана прежде всего с тем, что ТНК, подавляя неразвитые страны ради своих краткосрочных перспектив, подрывают тем самым свои долгосрочные перспективы. Таким образом, противоречие между ТНК и неразвитым миром затрагивает фундаментальную проблему будущих источников всего технологического прогресса.
Сегодня ТНК - основная движущая сила развития человечества, и то, что они не способны создавать технологии, отвечающие потребностям его основной части, сосредоточенной в неразвитых странах, не только обрекает эту часть на серьезные и углубляющиеся диспропорции. Эта неспособность подрывает перспективный спрос на продукцию и технологии самих ТНК, что ограничивает возможности технологического прогресса и рыночного развития!
Эта ограниченность спроса из-за лишения неразвитой части человечества перспектив создает технологический тупик, ожидающий мир уже в недалеком будущем. Из него ведет лишь три пути:
окончательное отделение развитого мира от остального человечества сначала в технологическом, затем в социальном, а затем, возможно, и в биологическом плане;
краха ТНК в их современном виде;
переноса развития цивилизации на новый технологический уровень, который автоматически решит описанные проблемы, и реалии которого мы не можем представить.

Развитие и распространение принципиально новых типов информационных технологий многократно усиливает перечисленные качества ТНК и особенности их развития.

Таким образом, издержки экспансии ТНК в неразвитые страны бесспорны. И то, что они возникают не по вине ТНК и тем более не по вине покупателей технологий, но являются объективным аспектом глобализации, отнюдь не изменяет характера взаимодействия ТНК и неразвитых стран. Немудрено, что эмпирические данные свидетельствуют о негативном и даже «пагубном» влиянии примерно 40% иностранных инвестиций (среди которых основная доля принадлежит ТНК) на социальное благополучие неразвитых стран, принимающих эти инвестиции ([14]).
При этом к иностранным инвестициям восприимчивы лишь наиболее спешные из неразвитых стран. Так, в 1994 году на их долю пришлось 37% иностранных инвестиций, но две трети их пришлось на 10 стран. Таким образом, инвестиции ТНК достаются тем, кому помощь в развитии нужна в наименьшей мере. Однако едва ли не более значим тот факт, что эти инвестиции в определенной степени способствуют замедлению и затруднению развития этих стран и в конце концов сами по себе способны торпедировать «догоняющую» модель развития национальных экономик.
Таким образом, в деятельности ТНК наиболее полно воплощается тенденция замыкания экономик развитого мира на себя и их изоляции от остального человечества. Именно ТНК формируют указанную тенденцию, а правительства и международные структуры - такие, например, как Всемирная торговая организация (ВТО), - служат в данном вопросе простым инструментом реализации интересов подлинных экономических хозяев мира - ТНК.
Знаменательна в этом отношении деятельность и особенно эволюция ВТО (см. Ремчукова, меня + ТПП), в планы которой уже включено введение в практику регулирования международной торговли понятий «экологического» и особенно «социального» демпинга. Реализовать идеи искоренения такого «демпинга» в ближайшие годы, скорее всего, не удастся, но сам факт официального обсуждения этой проблематики вызывает серьезную тревогу. Ведь введение в практику регулирования международной торговли понятий «экологического» и «социального» демпинга объективно лишает неразвитые экономики возможности использовать основные факторы своей конкурентоспособности - дешевизну рабочей силы и мягкость экологических стандартов.
Тем самым развитые страны, реализуя для достижения своих коммерческих интересов принципы свободной конкуренции и глобализации рынков, лишают остальной мир самого права на существование. То, что эта политика осуществляется во многом неосознанно, лишь повышает ее эффективность.
В самом деле: проводить ее «с открытыми глазами» сложно, прежде всего, по моральным причинам: лишение неразвитых стран конкурентных возможностей означает массовое уничтожение населения этих стран (кроме узкого слоя элиты), то есть геноцид.
По своим последствиям и объективно решаемым целям эта политика совпадает с подходами идеологов геноцида как средства устранения избыточного или же чуждого по своей культуре и потому не поддающегося интеграции населения. Наиболее известным после Гитлера (истребившим 6 миллионов евреев) практиком этой идеологии был лидер «красных кхмеров» Пол Пот, успевший за несколько лет своего господства истребить 3 миллиона человек - 37,5% населения своей страны. Всего он хотел истребить 5 миллионов, так как, по расчетам его «специалистов», экономика тогдашней Кампучии могла обеспечить благополучие лишь 3 миллионам человек, а все остальные были лишними.
Неявно распространяемая на весь мир либеральными теоретиками и особенно практиками глобализации, эта логика, реализуемая в первую очередь через «закукливание» развитых стран, означает лишение перспектив, а затем и вымирание не менее чем 2 миллиардов людей, проживающих в неразвитых странах. С точки зрения свободного саморазвития глобальных рынков они оказываются лишними так же, как 5 миллионов кампучийцев - с точки зрения возможностей кампучийской экономики середины 70-х годов.
Перед величием этой перспективы достижения Гитлера и Пол Пота, не говоря уже о множестве более мелких массовых убийц, выглядят незначительными. Но главное отличие убийц эпохи глобализации от их неумелых предшественников заключается в гарантированной безнаказанности, которая обеспечивается непрямым характером их действий и гарантированным бессилием жертв.
Подобно тому, как Горбачев «всего лишь» занимался «катастройкой» и гласностью, а Ельцин боролся с коммунизмом (и ни один из них, запустив процессы, разрушившие нашу страну и залившие ее кровью, не отдал ни один документированный приказ о массовом убийстве), творцы современного глобального мира «всего лишь» занимаются бизнесом, политикой и стратегическим планированием.
Они могут и не хотеть совершать убийства, но естественное следование интересам собственных корпораций, государств и народов в условиях глобальной конкуренции объективно вынуждает их играть одну из самых зловещих ролей в истории. Их политика, как и терроризм (см. параграф …) не имеет оправдания, но имеет объективные причины, не позволяющие им поступать иначе.
Как и большинство людей, ощущающих свою неспособность устранить несправедливость, они не желают ее сознавать. Психологически это естественно; стремление отгородиться от ужаса и не думать о нем - стихийная защитная реакция всякого нормального человеческого организма. Такая реакция особенно понятна гражданам нашей страны, на которых в условиях социальной катастрофы последних лет обрушилось столько неизбывного ужаса, что от него пришлось отгораживаться, просто чтобы не сойти с ума.
Тем не менее, по необходимости пожимая руки уважаемым и безукоризненно моральным людям в прекрасных костюмах и с обворожительными манерами, владеющими современным развитым миром, нельзя забывать, что при помощи своей корыстной ограниченности они уничтожают десятки миллионов человек в год, - большинство умирающих от голода и излечимых болезней не только в неразвитых странах, но и в маргинальной части развитых обществ.
Национальная катастрофа, продолжающаяся в нашей стране, не дает нам даже пытаться изменить сложившийся миропорядок. Все, что мы можем, - это пытаться спасти свою страну от превращения в объект уничтожения подобно большинству неразвитых стран.
Сохранение этой тенденции и безнаказанность развитых стран укрепляются отсутствием для уничтожаемых обществ доступа к глобальным рынкам финансов и информации, что делает их неинтересными не только правительствам, но и влиятельной части общественности развитых стран, озабоченных своими проблемами. В силу этого «глобального безразличия» они никак, даже отчаянными террактами и безысходной партизанской войной, которую их наиболее обеспеченные и сознательные представители пытаются вести на территории противника, не могут изменить сложившегося миропорядка. Большинство человечества, живущее в неразвитых странах, не может не то что достичь «уверенности в завтрашнем дне», но даже просто спасти себя и своих детей.
Возможно, его ждет физическое уничтожение, - вымирание, уже отчетливо заметное в России и Африке.
Возможно, через 15 лет население неразвитых стран уже не будет составлять основную часть человечества, и весьма серьезно тревожащая руководителей развитых стран диспропорция между богатыми и бедными будет устранена так же, как была устранена диспропорция между турками и армянами в 1916 (??) году в Турции.
Вместе с тем, ситуация, возможно, не столь безнадежна для неразвитого мира. Ведь механическая экстраполяция сложившихся тенденций в неопределенно далекое будущее некорректна из-за игнорирования неизбежных качественных изменений, которые меняют тенденции. В общем случае указанные изменения тем более вероятны, чем ближе к катастрофе подходит рассматриваемый объект.
В данном случае возможность качественного изменения экономического развития человечества и «слома тенденции» связана прежде всего с тем, что ТНК, подавляя неразвитые страны ради своих краткосрочных перспектив, подрывают тем самым свои долгосрочные перспективы. Таким образом, противоречие между ТНК и неразвитым миром затрагивает фундаментальную проблему будущих источников всего технологического прогресса.
Сегодня ТНК - основная движущая сила развития человечества, и то, что они не способны создавать технологии, отвечающие потребностям его основной части, сосредоточенной в неразвитых странах, не только обрекает эту часть на серьезные и углубляющиеся диспропорции. Эта неспособность подрывает перспективный спрос на продукцию и технологии самих ТНК, что ограничивает возможности технологического прогресса и рыночного развития!
Эта ограниченность спроса из-за лишения неразвитой части человечества перспектив создает технологический тупик, ожидающий мир уже в недалеком будущем. Из него ведет лишь три пути:
окончательное отделение развитого мира от остального человечества сначала в технологическом, затем в социальном, а затем, возможно, и в биологическом плане;
краха ТНК в их современном виде;
переноса развития цивилизации на новый технологический уровень, который автоматически решит описанные проблемы, и реалии которого мы не можем представить.

Развитие и распространение принципиально новых типов информационных технологий многократно усиливает перечисленные качества ТНК и особенности их развития.