• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

4.3. Эмиграция из реальности: исправление восприятия

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 

Колоссальная эффективность технологий формирования сознания и поразительно высокая для всякого стороннего наблюдателя пластичность, отзывчивость этого сознания на внешнее воздействие создают вторую опасность, подстерегающую управляющие системы, начавшие широкомасштабное применение указанных технологий.
Эта опасность заключается во все более широко распространяющемся внутри всякой управляющей системы стремлении решать проблемы реального мира не реальными же, но исключительно пропагандистскими действиями, «промыванием мозгов» или, в соответствии с более корректным, но не менее внятным немецким термином, «массажем душ». Для специалистов по формированию сознания такое стремление является столь же распространенным и столь же объективно обусловленным профессиональным заболеванием, что и силикоз - для шахтеров.
С точки зрения решения каждой конкретной проблемы, существующей в реальном мире, такой подход не имеет оправдания, так как заключается в конечном счете в отвлечении общественного внимания от остроты соответствующей проблемы и в откладывании этого решения на неопределенное будущее. Однако столь максималистский взгляд на вещи в нашем жестоком и иерархичном мире не всегда оказывается справедливым.
Ведь естественная и неизбежная ограниченность ресурсов, которыми располагает каждая управляющая система в каждый отдельно взятый момент, означает, что она не может одновременно заняться решением всех даже наиболее острых и болезненных проблем. Установив при помощи свойственных ей механизмов принятия решений приоритеты (это может происходить как сознательно, так и неосознанно, в результате внешне случайных взаимодействий), она концентрирует свои ресурсы на решении наиболее значимых проблем, откладывая остальные «на потом».
Иных механизмов управления и стратегического планирования, иного образа действия просто не существует.
Между тем среди отложенных проблем могут быть исключительно болезненные, чреватые возникновением социального напряжения и даже потрясений. Применение технологий формирования сознания для смягчения остроты проблем, которые все равно не могут быть решены в то или иное время, является неотъемлемой функцией, прямой обязанностью управляющих систем и представляет собой род необходимой социальной терапии.
Таким образом, в ограниченных масштабах и в краткосрочной перспективе технологии формирования сознания вместо решения реальных проблем, несмотря на свою чудовищность с точки зрения здравого смысла, - а возможно, и благодаря ей, - являются эффективным и даже необходимым методом общественного управления.
Вполне естественно, что высокая эффективность этого метода способствует стремительному расширению практики его применения. К сожалению, это расширение все более полно выявляет его разрушительность.
Прежде всего, внутри самой управляющей системы понимание того, что второстепенные проблемы отложены «в долгий ящик» и на самом деле не решаются, полностью вытесняется теми же самыми инструментам, которыми оно вытесняется из сознания, находящегося за пределами этой системы. Это является классическим примером реализации эффекта «самопрограммирования», рассмотренного в предыдущем параграфе: управляющая система оказывается жертвой собственной пропаганды.
Затем расширяющаяся неадекватность выходит на качественно новый уровень: технологии формирования сознания становятся не инструментом отвлечения внимания общества от не поддающихся решению в тот или иной момент проблем, но основным механизмом содержательного решения проблем, в том числе и приоритетных для самой управляющей системы. Внешним проявлением данной стадии заболевания является то, что специалисты по связям с общественностью получают возможность влиять не только на оформление и формы реализации того или иного решения, но и непосредственно на его характер.
Традиционные бюрократизированные организации, положение в которых зависело не от их влияния на реальность, а от умения отчитаться перед вышестоящими, начинают выглядеть подлинными «оазисами здравомыслия и добросовестности» на фоне современных информатизированных структур, пораженных этим недугом.
В конце концов уже не отдельные люди, а целые управляющие системы отгораживаются от реальности экраном телевизора и подменяют диалогом с ним жизненно необходимый для них диалог с реальным обществом, концентрируя усилия на изменении не реальности, но телевизионной «картинки», все более полно и все более успешно заменяющей им реальность.
Апологеты современных информационных технологий и тем более технологий формирования сознания не склонны видеть связанных с этим опасностей. Пав жертвой собственных умений, они используют краткосрочную эффективность этих технологий, но изменение представлений о мире, пусть даже господствующих в обществе, еще далеко не обеспечивает изменение действительности, особенно в желательном направлении. В конце концов, если бы это было не так, человечество никогда не испытало бы потребности не только в реальном знании, но и в реальных достижениях. Оно по сей день вполне удовлетворялось бы мастерством шаманов, для успеха охоты рисующих на стенах пещер убитых зверей, - ибо придумывать телевидение было бы незачем, а значит, и некому.
В результате описанных процессов доминирование «исправления восприятия вместо исправления действительности» ведет к поразительно быстрой и необратимой утрате управляющими системами адекватности. Они строят для себя искусственную, иллюзорную реальность (иногда не менее суровую и напряженную, чем настоящая) и полностью погружаются во взаимодействие с ней, забывая не только о характеристиках, но и о самом существовании реальной жизни не менее старательно и прочно, чем нувориш - о жизни покинутых им низов общества. Классическим примером такого рода «эмиграции из реальности» может служить кипучая деятельность администрации Ельцина, начиная примерно с 1995 года.
Существенно, что менеджеры испытывают большую потребность в формировании собственного сознания, чем обычный человек, являющийся объектом, но не субъектом управления. Это связано в первую очередь с эффектом противоречия между собственными соображениями и представлениями менеджера и тем управленческим импульсом, который он обязан транслировать в силу своей принадлежности к управляющей системе. Наиболее концентрированно его можно охарактеризовать как конфликт между служебным долгом и здравым смыслом, между дисциплиной и инициативностью (существенно, что современные управляющие системы, становясь все более гибкими, вынуждены стимулировать развитие у менеджеров именно самостоятельности, здравого смысла и инициативы - и тем самым стимулировать обострение этого конфликта).
Указанное явление было впервые выявлено исследователями применительно к административно-командной системе сталинских времен (тогда оно было названо «сшибкой»), но существует практически во всех управляющих системах и носит объективно обусловленный характер. К настоящему времени не вызывает сомнений, что оно не исчезает и в гибких управляющих системах с делегированием значительной части ответственности и порождается вновь и вновь следующими основными причинами:

·                     объективно совершаемыми каждой управляющей системой ошибками, которые сразу же видны исполнителю, но осознаются ей как целым лишь через некоторое время или же, в случае их небольшой значимости, не осознаются (или, по крайней мере, не исправляются) вовсе;

·                     стандартной ситуацией, при которой эффект от рационализации меньше затрат на нее, из-за чего поддерживать нерациональный порядок (раздражающий всех причастных к нему) в масштабах организации в целом оказывается выгоднее, чем исправлять его;

·                     невниманием управляющей системы к личностным и психологическим аспектам управления в силу ее несовершенства или отвлечения ее внимания (например, в моменты кризисов);

·                     «эффектом масштаба»: менеджер может не представлять и в большинстве случаев не представляет себе в целом проект, в котором он участвует, что часто ведет к непониманию целесообразности выполняемой им работы.

Таким образом, внутри всякой управленческой системы существует постоянный, самоподдерживающийся конфликт, нуждающийся как минимум в смягчении. Необходимо примирить менеджера с нерациональной с его точки зрения частью выполняемых им функций и при этом не подавить его полезных для организации личностных качеств. Организационно-психологический характер этой задачи требует применения для ее решения технологий формирования сознания, а повсеместность стоящей проблемы обеспечивает массовость их применения.
Благодаря этому эффекту менеджеры не только не менее, но даже более объектов их собственного воздействия нуждаются в более структурированном и упорядоченном мире, - если и не в более понятном, то хотя бы в лучше объясненном. И, создавая объяснения для других, они в первую очередь создают их для себя.
Библия менеджеров эпохи глобализации - «Бизнес в стиле фанк» - справедливо указывает на то, что организация и пропаганда снижают степень болезненно воспринимаемой всяким человеком неопределенности, характеризуя их как «прозак для менеджеров».
Восприимчивость членов управляющих систем к технологиям формирования сознания выше, чем у остальных людей, еще и в силу большей адаптированности этих технологий к именно их потребностям и особенностям. Ведь создавая, реализуя и распространяя эти технологии, члены управляющих систем неминуемо видоизменяют их, накладывая на них отпечатки своих личностей (это происходит со всеми гуманитарными технологиями). В результате стандартные технологии формирования сознания оказываются лучше всего приспособлены к личностям тех, кто их применяет, - и, соответственно, лучше всего действуют на них самих.
Таким образом, менеджеры как по объективным, так и по субъективным причинам наиболее склонны подпадать под воздействие технологий формирования сознания. «Ах, обмануть меня несложно, - я сам обманываться рад».
Это стимулирует не только описанный в прошлом параграфе эффект самопрограммирования, но и «эмиграцию из реальности», стремление решать реальные проблемы при помощи виртуальных действий, направленных на изменение не действительности, но исключительно ее восприятия. Развитие в этом направлении окончательно уводит управляющую систему из реальности: она перестает видеть реальные проблемы и целиком погружается в «информационный мир», сформированный ею для себя самой.
В обществе, как и в природе, масштабы и длительность снижения адекватности управляющих систем имеют свои, вполне объективные пределы, создающиеся конкуренцией, в которых в той или иной форме и степени участвуют не только все элементы социумов, но и сами социумы.
В коммерческой сфере естественным ограничением служит рынок. Как показывает разрушение фондового пузыря «новой экономики» в США, даже системное воздействие на него не может продолжаться бесконечно: как говорил Черчилль, «можно обманывать ограниченное количество людей неограниченно долгое время, какое-то время можно обманывать всех, но невозможно обманывать всех и всегда».
В политике объективным ограничением неадекватности управляющих систем служит волеизъявление масс. Способ его осуществления - от изменения рейтинга популярности политиков и голосования на выборах до революции - не имеет принципиального значения и зависит от уровня общественного развития и эффективности действующих социальных механизмов.
Технологии формирования сознания знаменательны тем, что они снимают это внутреннее для всякого общества ограничение и оставляют только внешние ограничения, связанные с участием этого общества в глобальной конкуренции. Неадекватность управляющих систем в новых условиях ведет к политическим волнениям и катаклизмам уже не напрямую (через необратимое нарастание внутренних социально-экономических противоречий), как было раньше, а лишь через крах страны в глобальной конкуренции. Это более долгий и более разрушительный путь.
Таким образом, в условиях глобализации по вполне объективным и не поддающимся устранению причинам адекватность управляющих систем снижается, а «цена ошибки» растет.

Колоссальная эффективность технологий формирования сознания и поразительно высокая для всякого стороннего наблюдателя пластичность, отзывчивость этого сознания на внешнее воздействие создают вторую опасность, подстерегающую управляющие системы, начавшие широкомасштабное применение указанных технологий.
Эта опасность заключается во все более широко распространяющемся внутри всякой управляющей системы стремлении решать проблемы реального мира не реальными же, но исключительно пропагандистскими действиями, «промыванием мозгов» или, в соответствии с более корректным, но не менее внятным немецким термином, «массажем душ». Для специалистов по формированию сознания такое стремление является столь же распространенным и столь же объективно обусловленным профессиональным заболеванием, что и силикоз - для шахтеров.
С точки зрения решения каждой конкретной проблемы, существующей в реальном мире, такой подход не имеет оправдания, так как заключается в конечном счете в отвлечении общественного внимания от остроты соответствующей проблемы и в откладывании этого решения на неопределенное будущее. Однако столь максималистский взгляд на вещи в нашем жестоком и иерархичном мире не всегда оказывается справедливым.
Ведь естественная и неизбежная ограниченность ресурсов, которыми располагает каждая управляющая система в каждый отдельно взятый момент, означает, что она не может одновременно заняться решением всех даже наиболее острых и болезненных проблем. Установив при помощи свойственных ей механизмов принятия решений приоритеты (это может происходить как сознательно, так и неосознанно, в результате внешне случайных взаимодействий), она концентрирует свои ресурсы на решении наиболее значимых проблем, откладывая остальные «на потом».
Иных механизмов управления и стратегического планирования, иного образа действия просто не существует.
Между тем среди отложенных проблем могут быть исключительно болезненные, чреватые возникновением социального напряжения и даже потрясений. Применение технологий формирования сознания для смягчения остроты проблем, которые все равно не могут быть решены в то или иное время, является неотъемлемой функцией, прямой обязанностью управляющих систем и представляет собой род необходимой социальной терапии.
Таким образом, в ограниченных масштабах и в краткосрочной перспективе технологии формирования сознания вместо решения реальных проблем, несмотря на свою чудовищность с точки зрения здравого смысла, - а возможно, и благодаря ей, - являются эффективным и даже необходимым методом общественного управления.
Вполне естественно, что высокая эффективность этого метода способствует стремительному расширению практики его применения. К сожалению, это расширение все более полно выявляет его разрушительность.
Прежде всего, внутри самой управляющей системы понимание того, что второстепенные проблемы отложены «в долгий ящик» и на самом деле не решаются, полностью вытесняется теми же самыми инструментам, которыми оно вытесняется из сознания, находящегося за пределами этой системы. Это является классическим примером реализации эффекта «самопрограммирования», рассмотренного в предыдущем параграфе: управляющая система оказывается жертвой собственной пропаганды.
Затем расширяющаяся неадекватность выходит на качественно новый уровень: технологии формирования сознания становятся не инструментом отвлечения внимания общества от не поддающихся решению в тот или иной момент проблем, но основным механизмом содержательного решения проблем, в том числе и приоритетных для самой управляющей системы. Внешним проявлением данной стадии заболевания является то, что специалисты по связям с общественностью получают возможность влиять не только на оформление и формы реализации того или иного решения, но и непосредственно на его характер.
Традиционные бюрократизированные организации, положение в которых зависело не от их влияния на реальность, а от умения отчитаться перед вышестоящими, начинают выглядеть подлинными «оазисами здравомыслия и добросовестности» на фоне современных информатизированных структур, пораженных этим недугом.
В конце концов уже не отдельные люди, а целые управляющие системы отгораживаются от реальности экраном телевизора и подменяют диалогом с ним жизненно необходимый для них диалог с реальным обществом, концентрируя усилия на изменении не реальности, но телевизионной «картинки», все более полно и все более успешно заменяющей им реальность.
Апологеты современных информационных технологий и тем более технологий формирования сознания не склонны видеть связанных с этим опасностей. Пав жертвой собственных умений, они используют краткосрочную эффективность этих технологий, но изменение представлений о мире, пусть даже господствующих в обществе, еще далеко не обеспечивает изменение действительности, особенно в желательном направлении. В конце концов, если бы это было не так, человечество никогда не испытало бы потребности не только в реальном знании, но и в реальных достижениях. Оно по сей день вполне удовлетворялось бы мастерством шаманов, для успеха охоты рисующих на стенах пещер убитых зверей, - ибо придумывать телевидение было бы незачем, а значит, и некому.
В результате описанных процессов доминирование «исправления восприятия вместо исправления действительности» ведет к поразительно быстрой и необратимой утрате управляющими системами адекватности. Они строят для себя искусственную, иллюзорную реальность (иногда не менее суровую и напряженную, чем настоящая) и полностью погружаются во взаимодействие с ней, забывая не только о характеристиках, но и о самом существовании реальной жизни не менее старательно и прочно, чем нувориш - о жизни покинутых им низов общества. Классическим примером такого рода «эмиграции из реальности» может служить кипучая деятельность администрации Ельцина, начиная примерно с 1995 года.
Существенно, что менеджеры испытывают большую потребность в формировании собственного сознания, чем обычный человек, являющийся объектом, но не субъектом управления. Это связано в первую очередь с эффектом противоречия между собственными соображениями и представлениями менеджера и тем управленческим импульсом, который он обязан транслировать в силу своей принадлежности к управляющей системе. Наиболее концентрированно его можно охарактеризовать как конфликт между служебным долгом и здравым смыслом, между дисциплиной и инициативностью (существенно, что современные управляющие системы, становясь все более гибкими, вынуждены стимулировать развитие у менеджеров именно самостоятельности, здравого смысла и инициативы - и тем самым стимулировать обострение этого конфликта).
Указанное явление было впервые выявлено исследователями применительно к административно-командной системе сталинских времен (тогда оно было названо «сшибкой»), но существует практически во всех управляющих системах и носит объективно обусловленный характер. К настоящему времени не вызывает сомнений, что оно не исчезает и в гибких управляющих системах с делегированием значительной части ответственности и порождается вновь и вновь следующими основными причинами:

·                     объективно совершаемыми каждой управляющей системой ошибками, которые сразу же видны исполнителю, но осознаются ей как целым лишь через некоторое время или же, в случае их небольшой значимости, не осознаются (или, по крайней мере, не исправляются) вовсе;

·                     стандартной ситуацией, при которой эффект от рационализации меньше затрат на нее, из-за чего поддерживать нерациональный порядок (раздражающий всех причастных к нему) в масштабах организации в целом оказывается выгоднее, чем исправлять его;

·                     невниманием управляющей системы к личностным и психологическим аспектам управления в силу ее несовершенства или отвлечения ее внимания (например, в моменты кризисов);

·                     «эффектом масштаба»: менеджер может не представлять и в большинстве случаев не представляет себе в целом проект, в котором он участвует, что часто ведет к непониманию целесообразности выполняемой им работы.

Таким образом, внутри всякой управленческой системы существует постоянный, самоподдерживающийся конфликт, нуждающийся как минимум в смягчении. Необходимо примирить менеджера с нерациональной с его точки зрения частью выполняемых им функций и при этом не подавить его полезных для организации личностных качеств. Организационно-психологический характер этой задачи требует применения для ее решения технологий формирования сознания, а повсеместность стоящей проблемы обеспечивает массовость их применения.
Благодаря этому эффекту менеджеры не только не менее, но даже более объектов их собственного воздействия нуждаются в более структурированном и упорядоченном мире, - если и не в более понятном, то хотя бы в лучше объясненном. И, создавая объяснения для других, они в первую очередь создают их для себя.
Библия менеджеров эпохи глобализации - «Бизнес в стиле фанк» - справедливо указывает на то, что организация и пропаганда снижают степень болезненно воспринимаемой всяким человеком неопределенности, характеризуя их как «прозак для менеджеров».
Восприимчивость членов управляющих систем к технологиям формирования сознания выше, чем у остальных людей, еще и в силу большей адаптированности этих технологий к именно их потребностям и особенностям. Ведь создавая, реализуя и распространяя эти технологии, члены управляющих систем неминуемо видоизменяют их, накладывая на них отпечатки своих личностей (это происходит со всеми гуманитарными технологиями). В результате стандартные технологии формирования сознания оказываются лучше всего приспособлены к личностям тех, кто их применяет, - и, соответственно, лучше всего действуют на них самих.
Таким образом, менеджеры как по объективным, так и по субъективным причинам наиболее склонны подпадать под воздействие технологий формирования сознания. «Ах, обмануть меня несложно, - я сам обманываться рад».
Это стимулирует не только описанный в прошлом параграфе эффект самопрограммирования, но и «эмиграцию из реальности», стремление решать реальные проблемы при помощи виртуальных действий, направленных на изменение не действительности, но исключительно ее восприятия. Развитие в этом направлении окончательно уводит управляющую систему из реальности: она перестает видеть реальные проблемы и целиком погружается в «информационный мир», сформированный ею для себя самой.
В обществе, как и в природе, масштабы и длительность снижения адекватности управляющих систем имеют свои, вполне объективные пределы, создающиеся конкуренцией, в которых в той или иной форме и степени участвуют не только все элементы социумов, но и сами социумы.
В коммерческой сфере естественным ограничением служит рынок. Как показывает разрушение фондового пузыря «новой экономики» в США, даже системное воздействие на него не может продолжаться бесконечно: как говорил Черчилль, «можно обманывать ограниченное количество людей неограниченно долгое время, какое-то время можно обманывать всех, но невозможно обманывать всех и всегда».
В политике объективным ограничением неадекватности управляющих систем служит волеизъявление масс. Способ его осуществления - от изменения рейтинга популярности политиков и голосования на выборах до революции - не имеет принципиального значения и зависит от уровня общественного развития и эффективности действующих социальных механизмов.
Технологии формирования сознания знаменательны тем, что они снимают это внутреннее для всякого общества ограничение и оставляют только внешние ограничения, связанные с участием этого общества в глобальной конкуренции. Неадекватность управляющих систем в новых условиях ведет к политическим волнениям и катаклизмам уже не напрямую (через необратимое нарастание внутренних социально-экономических противоречий), как было раньше, а лишь через крах страны в глобальной конкуренции. Это более долгий и более разрушительный путь.
Таким образом, в условиях глобализации по вполне объективным и не поддающимся устранению причинам адекватность управляющих систем снижается, а «цена ошибки» растет.