• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

17.1. Объективные недостатки России и невозможность традиционной модернизации

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 

Исследователи, опирающиеся на самые различные подходы и придерживающиеся самых различных взглядов, при оценке перспектив мирового экономического и технологического развития, практически единодушно полагают, что в рамках развития традиционных технологий в условиях глобализации у российской экономики практически нет шансов на достижение сколь-нибудь заметных и устойчивых успехов.
Наиболее известной и популяризуемой в последние годы причиной этого является плохой климат. Действительно, несмотря на то, что многие развитые страны мира формально-географически находятся севернее России, в силу континентального климата хозяйственная деятельность в целом ведется в нашей стране в самых холодных условиях в мире. Назойливые попытки большого количества как зарубежных, так и российских «либеральных фундаменталистов» опровергнуть этот самоочевидный факт свидетельствует лишь об отсутствии у этих людей (среди которых есть и академики Российской академии наук) элементарных знаний в объеме курса географии за шесть классов средней школы.
Относительно холодный климат, обусловливая намного большую энергоемкость производства и калорийность необходимого питания, предопределяет тем самым значительно большие, чем в остальных странах мира, издержки производства и, соответственно, меньшую конкурентоспособность российской экономики.
Однако значительно большую роль, чем климатический, играет управленческий фактор. Плохое качество российского управления - не только государственного, но и корпоративного - вызвано как психологическими причинами и относительно небольшим временем развития рыночных отношений в России, так и тем, что российское государство и целый ряд современных российских компаний исторически сформировались для передела собственности. В силу этого они оказываются органически неспособными стимулировать или непосредственно осуществлять развитие.
Плохое качество российского управления, таким образом, вызвано глубинными, системными причинами и поэтому в принципе не может быть исправлено в краткосрочном плане. Оно оказывает значительно большее, чем климат, влияние на завышение издержек и, соответственно, снижение -конкурентоспособности.
Самое же главное заключается в том, что оно делает неэффективными все возможные попытки российского общества компенсировать неблагоприятные последствия плохого климата при помощи тех или иных организационных или технологических мер.
В результате относительно больших издержек производства, по вполне объективным причинам не устранимым в обозримом будущем даже при наиболее благоприятном развитии событий, концентрация на любом относительно простом производстве является для России исторически безнадежной, способной привести исключительно к банкротству.
Это означает, в частности, что в современном состоянии, разрушив свою собственную технологическую пирамиду, отличавшуюся от западной и конкурировавшую с ней, Россия как целое в принципе не имеет возможности вписаться в нижние «этажи» технологической пирамиды-победительницы. Указанный маневр в целом успешно осуществил целый ряд стран, в частности, относительно развитые страны Восточной Европы, однако для российской экономики по вполне объективным условиям он оказывается совершенно недоступным. Подобное вписывание является естественным путем развития отдельных российских корпораций, но Россию в целом он, как и любое слепое следование заведомо нереалистичным мечтаниям, может привести только в разрушительный тупик.
Ориентация на эксплуатацию природной ренты, то есть на развитие за счет богатейших природных ресурсов нашей страны, в первую очередь за счет ее полезных ископаемых, также оказывается стратегически бесперспективной. Причина заключается в том, что большинство видов этих природных ресурсов (включая нефть и газ) в значительных объемах добывается в других странах мира в более удобных, чем в России, климатических, горно-геологических, управленческих и иных не поддающихся быстрому изменению условиях. Исключения из этого правила, к которым относятся необходимый для автомобильной промышленности палладий, платина и некоторые другие природные ресурсы, заведомо недостаточны для того, чтобы стать основой развития всей национальной экономики России.
В результате этого в общем случае в долгосрочной перспективе российские производители будут получать на единицу добытого сырья меньшую прибыль, чем их конкуренты и, соответственно, будут обладать меньшими ресурсами, что приведет к постепенному ухудшению их позиций и в конечном итоге - к проигрышу ими конкурентной борьбы.
Дополнительным фактором, усугубляющим положение России, является изменение структуры международной конкуренции по ходу развития процессов глобализации, связанное с дополнением традиционной конкуренции на рынках сбыта все более жесткой конкуренцией на рынках ресурсов. Чтобы сохранить возможность использовать свои ресурсы в условиях глобальной конкуренции, необходимо использовать их наилучшим образом, то есть наиболее эффективно. Сколь-нибудь устойчивое снижение эффективности ниже среднего уровня грозит утратой соответствующих ресурсов и физическим уничтожением даже успешных и выгодных производств.
Российская экономика столкнулась с этой угрозой еще в начале 90-х годов, когда обнаружилось, что способность производить лучшие в мире, например, военные самолеты не значит практически ничего без способности обеспечить для соответствующих производств необходимые людские, финансовые и материальные ресурсы, стремительно перетекающие в иные сферы производства, где их использование оказывалось значительно более эффективным.
Выяснилось, например, что без серьезных протекционистских усилий со стороны государства произвести из отличного металла просто хорошую машину невозможно: так как этот способ использования металла относительно менее эффективен, чем используемый конкурирующими производствами, расположенными в других странах, металл в конечном счете достанется им. То же самое происходит и в отношении всех остальных видов ресурсов - и финансовых, и технологических, и людских (включая как управленцев и интеллектуалов, так и низкоквалифицированную рабочую силу или менеджеров низшего и среднего звена).
Единственно возможным способом выживания и тем более развития российской экономики является в этих условиях ориентация на сложные высокотехнологичные производства, позволяющие компенсировать отрицательные климатическую и управленческую ренты за счет ренты интеллектуальной. Именно этим путем и развивался Советский Союз - и, нельзя не признать, в целом весьма успешно.
Однако разрушение страны в результате национальной катастрофы конца 80-х - начала 90-х годов ХХ века вкупе с возникновением технологического разрыва между развитыми и неразвитыми странами (см. подробней параграф …), как представляется, делает традиционную модернизацию, путем которой прошел Советский Союз, принципиально невозможной.
Развитие необходимых для этого технологий подразумевает разработку сохранившихся со времен Советского Союза и не утративших свою актуальность научных заделов и длительную созидательную работу в научной сфере. Подобная активность действительно пока еще привычна для остатков российской научной бюрократии (ученые в массе своей либо погибли как ученые, либо вышли из сферы развития собственно российской науки, переориентировавшись на западные гранты, либо осуществили обе эти трансформации), однако для российского общества как такового она принципиально неосуществима.
Среди ключевых причин этого представляется разумным особо выделить следующие:
общий упадок, а в ряде случаев и полное разрушение всех без исключения факторов формирования человеческого потенциала (включая образование, здравоохранение, поддержание общественного психологического климата, культуру, государственное управление), подстегиваемый лихорадочным и в лучшем случае непродуманным реформаторством, лишает российские технологии необходимых для успешного развития человеческих ресурсов;
высокая капиталоемкость советских исследований делает их продолжение невозможным не столько из-за отсутствия требуемых значительных сумм денег, сколько из-за органической неспособности современных разложившихся систем научного управления использовать подобные суммы (воровство бюджетных денег в российской науке, по некоторым оценкам, сопоставимо разве что с аналогичным воровством в российской армии);
отсутствие культуры доведения научных результатов или опытных образцов до применимых в массовом порядке стандартных технологий делает для российских корпораций более выгодным (с учетом необходимого времени и организационных усилий), а часто и более дешевым покупку сравнительно дорогих, а часто и менее эффективных, но зато готовых и обеспеченных сервисным обслуживанием западных технологий;
полная утрата современным российским государством способности планировать и руководить развитием науки и технологий, - как, впрочем, и развитием во всех без исключения остальных сферах человеческой жизни, - делает принципиально невозможными прорывные исследования, которые, собственно говоря, и обеспечивают конкурентоспособность в отдаленной перспективе.
Таким образом, Россия в ее сегодняшнем и, по всей вероятности, завтрашнем состоянии гарантированно не способна к сколь-нибудь широкомасштабному и массовому развитию технологий на основе традиционных, общепринятых механизмов, применявшихся в том числе и в годы советской власти.
Реальные возможности нашей страны сводятся к организации поиска и наиболее эффективного использования все еще сохраняющегося технологического наследства Советского Союза, в том числе при помощи его концентрации и доработки в рамках коммерческих структур. Роль государства сужается в этих условиях до модернизации существующей инфраструктуры (как производственной, так и инновационной) и защиты от внеэкономических воздействий, что вполне соответствует даже его сегодняшним ограниченным возможностям.

Исследователи, опирающиеся на самые различные подходы и придерживающиеся самых различных взглядов, при оценке перспектив мирового экономического и технологического развития, практически единодушно полагают, что в рамках развития традиционных технологий в условиях глобализации у российской экономики практически нет шансов на достижение сколь-нибудь заметных и устойчивых успехов.
Наиболее известной и популяризуемой в последние годы причиной этого является плохой климат. Действительно, несмотря на то, что многие развитые страны мира формально-географически находятся севернее России, в силу континентального климата хозяйственная деятельность в целом ведется в нашей стране в самых холодных условиях в мире. Назойливые попытки большого количества как зарубежных, так и российских «либеральных фундаменталистов» опровергнуть этот самоочевидный факт свидетельствует лишь об отсутствии у этих людей (среди которых есть и академики Российской академии наук) элементарных знаний в объеме курса географии за шесть классов средней школы.
Относительно холодный климат, обусловливая намного большую энергоемкость производства и калорийность необходимого питания, предопределяет тем самым значительно большие, чем в остальных странах мира, издержки производства и, соответственно, меньшую конкурентоспособность российской экономики.
Однако значительно большую роль, чем климатический, играет управленческий фактор. Плохое качество российского управления - не только государственного, но и корпоративного - вызвано как психологическими причинами и относительно небольшим временем развития рыночных отношений в России, так и тем, что российское государство и целый ряд современных российских компаний исторически сформировались для передела собственности. В силу этого они оказываются органически неспособными стимулировать или непосредственно осуществлять развитие.
Плохое качество российского управления, таким образом, вызвано глубинными, системными причинами и поэтому в принципе не может быть исправлено в краткосрочном плане. Оно оказывает значительно большее, чем климат, влияние на завышение издержек и, соответственно, снижение -конкурентоспособности.
Самое же главное заключается в том, что оно делает неэффективными все возможные попытки российского общества компенсировать неблагоприятные последствия плохого климата при помощи тех или иных организационных или технологических мер.
В результате относительно больших издержек производства, по вполне объективным причинам не устранимым в обозримом будущем даже при наиболее благоприятном развитии событий, концентрация на любом относительно простом производстве является для России исторически безнадежной, способной привести исключительно к банкротству.
Это означает, в частности, что в современном состоянии, разрушив свою собственную технологическую пирамиду, отличавшуюся от западной и конкурировавшую с ней, Россия как целое в принципе не имеет возможности вписаться в нижние «этажи» технологической пирамиды-победительницы. Указанный маневр в целом успешно осуществил целый ряд стран, в частности, относительно развитые страны Восточной Европы, однако для российской экономики по вполне объективным условиям он оказывается совершенно недоступным. Подобное вписывание является естественным путем развития отдельных российских корпораций, но Россию в целом он, как и любое слепое следование заведомо нереалистичным мечтаниям, может привести только в разрушительный тупик.
Ориентация на эксплуатацию природной ренты, то есть на развитие за счет богатейших природных ресурсов нашей страны, в первую очередь за счет ее полезных ископаемых, также оказывается стратегически бесперспективной. Причина заключается в том, что большинство видов этих природных ресурсов (включая нефть и газ) в значительных объемах добывается в других странах мира в более удобных, чем в России, климатических, горно-геологических, управленческих и иных не поддающихся быстрому изменению условиях. Исключения из этого правила, к которым относятся необходимый для автомобильной промышленности палладий, платина и некоторые другие природные ресурсы, заведомо недостаточны для того, чтобы стать основой развития всей национальной экономики России.
В результате этого в общем случае в долгосрочной перспективе российские производители будут получать на единицу добытого сырья меньшую прибыль, чем их конкуренты и, соответственно, будут обладать меньшими ресурсами, что приведет к постепенному ухудшению их позиций и в конечном итоге - к проигрышу ими конкурентной борьбы.
Дополнительным фактором, усугубляющим положение России, является изменение структуры международной конкуренции по ходу развития процессов глобализации, связанное с дополнением традиционной конкуренции на рынках сбыта все более жесткой конкуренцией на рынках ресурсов. Чтобы сохранить возможность использовать свои ресурсы в условиях глобальной конкуренции, необходимо использовать их наилучшим образом, то есть наиболее эффективно. Сколь-нибудь устойчивое снижение эффективности ниже среднего уровня грозит утратой соответствующих ресурсов и физическим уничтожением даже успешных и выгодных производств.
Российская экономика столкнулась с этой угрозой еще в начале 90-х годов, когда обнаружилось, что способность производить лучшие в мире, например, военные самолеты не значит практически ничего без способности обеспечить для соответствующих производств необходимые людские, финансовые и материальные ресурсы, стремительно перетекающие в иные сферы производства, где их использование оказывалось значительно более эффективным.
Выяснилось, например, что без серьезных протекционистских усилий со стороны государства произвести из отличного металла просто хорошую машину невозможно: так как этот способ использования металла относительно менее эффективен, чем используемый конкурирующими производствами, расположенными в других странах, металл в конечном счете достанется им. То же самое происходит и в отношении всех остальных видов ресурсов - и финансовых, и технологических, и людских (включая как управленцев и интеллектуалов, так и низкоквалифицированную рабочую силу или менеджеров низшего и среднего звена).
Единственно возможным способом выживания и тем более развития российской экономики является в этих условиях ориентация на сложные высокотехнологичные производства, позволяющие компенсировать отрицательные климатическую и управленческую ренты за счет ренты интеллектуальной. Именно этим путем и развивался Советский Союз - и, нельзя не признать, в целом весьма успешно.
Однако разрушение страны в результате национальной катастрофы конца 80-х - начала 90-х годов ХХ века вкупе с возникновением технологического разрыва между развитыми и неразвитыми странами (см. подробней параграф …), как представляется, делает традиционную модернизацию, путем которой прошел Советский Союз, принципиально невозможной.
Развитие необходимых для этого технологий подразумевает разработку сохранившихся со времен Советского Союза и не утративших свою актуальность научных заделов и длительную созидательную работу в научной сфере. Подобная активность действительно пока еще привычна для остатков российской научной бюрократии (ученые в массе своей либо погибли как ученые, либо вышли из сферы развития собственно российской науки, переориентировавшись на западные гранты, либо осуществили обе эти трансформации), однако для российского общества как такового она принципиально неосуществима.
Среди ключевых причин этого представляется разумным особо выделить следующие:
общий упадок, а в ряде случаев и полное разрушение всех без исключения факторов формирования человеческого потенциала (включая образование, здравоохранение, поддержание общественного психологического климата, культуру, государственное управление), подстегиваемый лихорадочным и в лучшем случае непродуманным реформаторством, лишает российские технологии необходимых для успешного развития человеческих ресурсов;
высокая капиталоемкость советских исследований делает их продолжение невозможным не столько из-за отсутствия требуемых значительных сумм денег, сколько из-за органической неспособности современных разложившихся систем научного управления использовать подобные суммы (воровство бюджетных денег в российской науке, по некоторым оценкам, сопоставимо разве что с аналогичным воровством в российской армии);
отсутствие культуры доведения научных результатов или опытных образцов до применимых в массовом порядке стандартных технологий делает для российских корпораций более выгодным (с учетом необходимого времени и организационных усилий), а часто и более дешевым покупку сравнительно дорогих, а часто и менее эффективных, но зато готовых и обеспеченных сервисным обслуживанием западных технологий;
полная утрата современным российским государством способности планировать и руководить развитием науки и технологий, - как, впрочем, и развитием во всех без исключения остальных сферах человеческой жизни, - делает принципиально невозможными прорывные исследования, которые, собственно говоря, и обеспечивают конкурентоспособность в отдаленной перспективе.
Таким образом, Россия в ее сегодняшнем и, по всей вероятности, завтрашнем состоянии гарантированно не способна к сколь-нибудь широкомасштабному и массовому развитию технологий на основе традиционных, общепринятых механизмов, применявшихся в том числе и в годы советской власти.
Реальные возможности нашей страны сводятся к организации поиска и наиболее эффективного использования все еще сохраняющегося технологического наследства Советского Союза, в том числе при помощи его концентрации и доработки в рамках коммерческих структур. Роль государства сужается в этих условиях до модернизации существующей инфраструктуры (как производственной, так и инновационной) и защиты от внеэкономических воздействий, что вполне соответствует даже его сегодняшним ограниченным возможностям.