• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

13.1. Суть дела: информационный «кризис перепроизводства»

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 

Структурный кризис развитых экономик, достаточно подробно описанный в параграфах …. , многообразен. Он по-разному проявляется в различных сферах их национальных хозяйств и в каждой из этих сфер имеет особые аспекты и, соответственно, отдельные, локальные причины, сочетания которых наблюдающий за его развитием аналитик может отбирать и компоновать по своему усмотрению.
Вместе с тем структурный кризис имеет и главную, фундаментальную причину, общую для самых различных стран и отраслей: резкий, непредставимый для неподготовленного человека рост эффективности информационных технологий, связанный с переходом крупнейшей экономики мира - США - на постиндустриальную, информационную модель развития.
Этот рост эффективности привел к классическому «кризису перепроизводства» информационных (в широком смысле слова) услуг - не только оказываемых в явной, непосредственной форме коммуникаций, исследований и пропаганды, но и в форме создания и поддержания соответствующих ожиданий и, более того, соответствующего образа мыслей и типа сознания. В этом смысле информационное перепроизводство - это «перепроизводство ожиданий» и, более широко, «перепроизводство представлений».
В самом деле: большинство из нас при всем желании не может смотреть две телевизионные программы одновременно, а кофеварка с выходом в Интернет, несмотря на длительную и энергичную кампанию по продвижению на рынки, так и не стала сокровенной мечтой большинства домашних хозяек даже в наиболее развитых и информатизированных странах мира.
Масштаб оказываемых (в том числе и принудительно навязываемых - не случайно, как еще раз подтвердил пожар на Останкинской телебашне в 2000 году, перерывы в телевизионном вещании сопровождаются снижением уровня нервных и психологических расстройств) информационных услуг в результате стремительного развития информационных технологий и роста их эффективности оказался слишком велик даже для глобальных рынков. Собственно говоря, их «забила» своим нарастающим предложением одна-единственная постиндустриальная, информационная экономика - экономика США.
Именно в этом взрывообразном увеличении предложения заключается наиболее глубокая причина системного, структурного кризиса, охватившего сейчас экономики развитых стран и мировую экономику в целом. При всей специфике в основе его лежит самый обычный кризис перепроизводства, традиционный для смены доминирующих типов технологий.
Расширение глобальных и национальных рынков не успевает за ростом информационного предложения отнюдь не только из-за чрезмерной быстроты последнего, но и вследствие сдерживания увеличения спроса на информационные услуги двумя серьезнейшими факторами: барьером благосостояния и культурным барьером.
С первым все понятно: основная часть человечества и ощутимая (маргинализированная) часть жителей развитых стран слишком бедны, чтобы в полном объеме потреблять продукты информационных технологий и тем более сами эти технологии, которые в целом остаются чрезмерно дорогими (подробней см. об этом в параграфе …).
Цены на них даже при значительном превышении предложения над спросом не снижаются в силу глобального монополизма, описанного в параграфе … и, таким образом, системный кризис развитых экономик и, соответственно, кризис мировой экономики является в том числе и результатом вполне стандартного процесса - загнивания монополий, пусть даже и глобальных.
Однако развертывающийся на наших глазах и с нашим участием кризис далеко не сводится к этому процессу; специфика глобализации, специфика доминирующих информационных технологий проявляется в дополнении стандартного барьера благосостояния качественно новым - культурным барьером.
Его значимость традиционно недооценивалась - до тех пор, пока трагическим опытным путем не было установлено, что технологии пропаганды и даже обработки информации, разработанные для одной цивилизационной парадигмы, в рамках другой либо не воспринимаются в принципе, либо воспринимаются совершенно по-другому (в результате чего, например, пропагандистские усилия могут обернуться своей противоположностью).
Культурный барьер, попросту не ощущаемый примитивными индустриальными технологиями, оказывается роковым для сверхэффективных информационных технологий и особенно для технологий формирования сознания. CNN останавливается там, где с легкостью проходит «Форд», - а результатом оказывается ощутимое сокращение притока ресурсов для дальнейшего технологического прогресса Запада, что ставит под вопрос перспективы сохранения безусловного мирового лидерства сегодняшних развитых стран.
Сдерживание развития рынков сбыта информационных технологий тормозит технологический прогресс развитых обществ не только напрямую (снижая финансовые потоки высокотехнологичных и информационных отраслей), но и через стагнацию и существенную корректировку фондовых рынков мира.
Значительная коррекция ключевого фондового рынка мира - рынка США - оказывает крайне негативное влияние на развитие самого американского общества. Сегодня фондовый рынок играет исключительно важную, стержневую роль в жизни американского общества. Достаточно указать, что на различные его сектора «завязаны» столь разные и исключительно значимые сферы общественной жизни, как развитие технологий и сфера социального обеспечения. При этом экономика не имеет «встроенного механизма» защиты от долгосрочного снижения или даже простой стабилизации котировок.
В результате значимая корректировка фондового рынка приведет к болезненному торможению развития указанных двух важнейших сфер жизни американского общества. Это приведет не только к существенному замедлению технологического прогресса, но и к порождению проблем в социальной сфере и уменьшению общего уровня ожиданий в обществе.
Ведь системы социального обеспечения развитых стран, в первую очередь США, ориентированы в конечном счете на фондовый рынок. Не только устойчивое снижение котировок последнего в результате мирового структурного кризиса, но и простая их стагнация наносит сильнейший и болезненный удар по всей системе социальной защиты Запада, ставя тем самым под вопрос главное завоевание западной цивилизации - «общество благоденствия» и уже запустив процесс маргинализации части среднего класса - процесс превращения «общества двух третей» в «общество половины».
Снижение общего уровня ожиданий в развитых обществах уже сегодня ведет к стагнации потребительского спроса и, соответственно, к стагнации их внутренних рынков, которая при неблагоприятном развитии событий может перерасти и в их сжатие.
Это окажет крайне серьезное негативное влияние на экономики стран Юго-Восточной Азии и Китая, ориентирующиеся на американский рынок непосредственно, и на экономику Японии, подпитывающую технологиями указанные страны Юго-Восточной Азии и потому также зависящую от экономической конъюнктуры США.
Конечным результатом станет такое же сокращение общемирового спроса, замедление технологического прогресса и развития целого ряда регионов мира, как и в случае разрушительного завершения конкурентного столкновения США со странами еврозоны, вероятность которого существенно снизилась в последние годы.
Нет нужды обращать особое внимание на то, что подобное сжатие мирового спроса приведет в условиях продолжающегося доминирования глобальных монополий к новому сокращению спроса на дорогие высокотехнологичные и информационные продукты и, соответственно, дополнительному усугублению мирового экономического кризиса.
Наиболее естественные, инстинктивные действия развитых стран в этих условиях будут направлены на укрепление монополистического доминирования в мировой экономике и на попытку компенсации убытков от сокращения рынков сбыта за счет извлечения еще больших монопольных сверхприбылей.
Монополизация высокотехнологичных секторов (включая информационный и связанный с использованием брендов) в этой логике будет дополняться - и уже дополняется - монополизацией запасов наиболее важных видов сырья, в первую очередь энергоносителей и нефти как энергоносителя с наиболее либерализованным режимом торговли. В этой ситуации все экономики, не относящиеся к числу развитых, и в первую очередь так называемые новые индустриальные страны Юго-Восточной Азии и Латинской Америки, будут зажаты в тисках с одной стороны, сырьевых и с другой - высокотехнологичных монополий. Эти монополии, базирующиеся прежде всего в развитых странах, будут при помощи нерыночного диктата цен изымать у остального человечества все большую часть добавленной стоимости: с одной стороны, при помощи завышения цен на сырье, с другой - при помощи завышения цен на высокотехнологичные товары потребления и, особенно, средства производства.
Понятно, что подобная политика, при всей ее естественности с точки зрения глобальных монополий, способна обеспечить лишь дополнительное ухудшение положения мировой экономики, которая начнет двигаться по сужающейся спирали к катастрофе, обеспечивающей разрушение глобальных монополий.
Однако уповать на эту катастрофу как на панацею не следует, - и не только потому, что абсолютное большинство катастроф не переживается их некоторыми участниками, а некоторые катастрофы не переживаются вообще никем.
Фундаментальная проблема развития современного человечества заключается в том, что описанные последствия дальнейшего слепого и нерегулируемого обострения глобальной конкурентной борьбы, являющиеся символом и признаком качественно новой по своим масштабам глобальной неустойчивости, развиваются на фоне нарастающего числа признаков объективной ограниченности потенциала развития человечества как такового.
В первую очередь среди этих признаков следует отметить потенциальные пределы дальнейшего наращивания совокупного мирового спроса, вызванного необратимостью отставания стран, не имеющих широкого доступа к информационным технологиям.
Более глубоким ограничением развития представляется неизбежное в случае продолжение процессов глобальной интеграции исчерпание потенциала развития человечества за счет взаимного обогащения различных культур. Ведь глобальная интеграция объективно ведет к стиранию различий между ними и распространяет тенденции унификации в том числе и на сферу культуры. Возможность возрождения этого потенциала дает «отгораживание» стран и регионов от глобального финансового рынка в рамках реализации парадигмы региональной интеграции, но это не останавливает, а лишь несколько замедляет течение унификационных процессов.
Предел им кладут исключительно цивилизационные различия, но именно в силу глубины этих различий интенсивность и потенциал взаимного обогащения культур, принадлежащих к различным цивилизациям, существенно ниже, чем у культур, взаимодействующих в рамках одной и той же цивилизационной общности.
Раскрытые возможности масштабного торможения технологического и общественного прогресса представляются частными проявлениями более общего правила: в условиях глобализации, в условиях объединенного коммуникациями мира устойчивое и длительное развитие может быть только общим. Всякое подавление конкурентов подрывает его, сужая и обедняя, увеличивая степень монополизации, сокращая рынки сбыта продукции победителя, и ведет таким образом к общему торможению прогресса человечества и к его загниванию.

Структурный кризис развитых экономик, достаточно подробно описанный в параграфах …. , многообразен. Он по-разному проявляется в различных сферах их национальных хозяйств и в каждой из этих сфер имеет особые аспекты и, соответственно, отдельные, локальные причины, сочетания которых наблюдающий за его развитием аналитик может отбирать и компоновать по своему усмотрению.
Вместе с тем структурный кризис имеет и главную, фундаментальную причину, общую для самых различных стран и отраслей: резкий, непредставимый для неподготовленного человека рост эффективности информационных технологий, связанный с переходом крупнейшей экономики мира - США - на постиндустриальную, информационную модель развития.
Этот рост эффективности привел к классическому «кризису перепроизводства» информационных (в широком смысле слова) услуг - не только оказываемых в явной, непосредственной форме коммуникаций, исследований и пропаганды, но и в форме создания и поддержания соответствующих ожиданий и, более того, соответствующего образа мыслей и типа сознания. В этом смысле информационное перепроизводство - это «перепроизводство ожиданий» и, более широко, «перепроизводство представлений».
В самом деле: большинство из нас при всем желании не может смотреть две телевизионные программы одновременно, а кофеварка с выходом в Интернет, несмотря на длительную и энергичную кампанию по продвижению на рынки, так и не стала сокровенной мечтой большинства домашних хозяек даже в наиболее развитых и информатизированных странах мира.
Масштаб оказываемых (в том числе и принудительно навязываемых - не случайно, как еще раз подтвердил пожар на Останкинской телебашне в 2000 году, перерывы в телевизионном вещании сопровождаются снижением уровня нервных и психологических расстройств) информационных услуг в результате стремительного развития информационных технологий и роста их эффективности оказался слишком велик даже для глобальных рынков. Собственно говоря, их «забила» своим нарастающим предложением одна-единственная постиндустриальная, информационная экономика - экономика США.
Именно в этом взрывообразном увеличении предложения заключается наиболее глубокая причина системного, структурного кризиса, охватившего сейчас экономики развитых стран и мировую экономику в целом. При всей специфике в основе его лежит самый обычный кризис перепроизводства, традиционный для смены доминирующих типов технологий.
Расширение глобальных и национальных рынков не успевает за ростом информационного предложения отнюдь не только из-за чрезмерной быстроты последнего, но и вследствие сдерживания увеличения спроса на информационные услуги двумя серьезнейшими факторами: барьером благосостояния и культурным барьером.
С первым все понятно: основная часть человечества и ощутимая (маргинализированная) часть жителей развитых стран слишком бедны, чтобы в полном объеме потреблять продукты информационных технологий и тем более сами эти технологии, которые в целом остаются чрезмерно дорогими (подробней см. об этом в параграфе …).
Цены на них даже при значительном превышении предложения над спросом не снижаются в силу глобального монополизма, описанного в параграфе … и, таким образом, системный кризис развитых экономик и, соответственно, кризис мировой экономики является в том числе и результатом вполне стандартного процесса - загнивания монополий, пусть даже и глобальных.
Однако развертывающийся на наших глазах и с нашим участием кризис далеко не сводится к этому процессу; специфика глобализации, специфика доминирующих информационных технологий проявляется в дополнении стандартного барьера благосостояния качественно новым - культурным барьером.
Его значимость традиционно недооценивалась - до тех пор, пока трагическим опытным путем не было установлено, что технологии пропаганды и даже обработки информации, разработанные для одной цивилизационной парадигмы, в рамках другой либо не воспринимаются в принципе, либо воспринимаются совершенно по-другому (в результате чего, например, пропагандистские усилия могут обернуться своей противоположностью).
Культурный барьер, попросту не ощущаемый примитивными индустриальными технологиями, оказывается роковым для сверхэффективных информационных технологий и особенно для технологий формирования сознания. CNN останавливается там, где с легкостью проходит «Форд», - а результатом оказывается ощутимое сокращение притока ресурсов для дальнейшего технологического прогресса Запада, что ставит под вопрос перспективы сохранения безусловного мирового лидерства сегодняшних развитых стран.
Сдерживание развития рынков сбыта информационных технологий тормозит технологический прогресс развитых обществ не только напрямую (снижая финансовые потоки высокотехнологичных и информационных отраслей), но и через стагнацию и существенную корректировку фондовых рынков мира.
Значительная коррекция ключевого фондового рынка мира - рынка США - оказывает крайне негативное влияние на развитие самого американского общества. Сегодня фондовый рынок играет исключительно важную, стержневую роль в жизни американского общества. Достаточно указать, что на различные его сектора «завязаны» столь разные и исключительно значимые сферы общественной жизни, как развитие технологий и сфера социального обеспечения. При этом экономика не имеет «встроенного механизма» защиты от долгосрочного снижения или даже простой стабилизации котировок.
В результате значимая корректировка фондового рынка приведет к болезненному торможению развития указанных двух важнейших сфер жизни американского общества. Это приведет не только к существенному замедлению технологического прогресса, но и к порождению проблем в социальной сфере и уменьшению общего уровня ожиданий в обществе.
Ведь системы социального обеспечения развитых стран, в первую очередь США, ориентированы в конечном счете на фондовый рынок. Не только устойчивое снижение котировок последнего в результате мирового структурного кризиса, но и простая их стагнация наносит сильнейший и болезненный удар по всей системе социальной защиты Запада, ставя тем самым под вопрос главное завоевание западной цивилизации - «общество благоденствия» и уже запустив процесс маргинализации части среднего класса - процесс превращения «общества двух третей» в «общество половины».
Снижение общего уровня ожиданий в развитых обществах уже сегодня ведет к стагнации потребительского спроса и, соответственно, к стагнации их внутренних рынков, которая при неблагоприятном развитии событий может перерасти и в их сжатие.
Это окажет крайне серьезное негативное влияние на экономики стран Юго-Восточной Азии и Китая, ориентирующиеся на американский рынок непосредственно, и на экономику Японии, подпитывающую технологиями указанные страны Юго-Восточной Азии и потому также зависящую от экономической конъюнктуры США.
Конечным результатом станет такое же сокращение общемирового спроса, замедление технологического прогресса и развития целого ряда регионов мира, как и в случае разрушительного завершения конкурентного столкновения США со странами еврозоны, вероятность которого существенно снизилась в последние годы.
Нет нужды обращать особое внимание на то, что подобное сжатие мирового спроса приведет в условиях продолжающегося доминирования глобальных монополий к новому сокращению спроса на дорогие высокотехнологичные и информационные продукты и, соответственно, дополнительному усугублению мирового экономического кризиса.
Наиболее естественные, инстинктивные действия развитых стран в этих условиях будут направлены на укрепление монополистического доминирования в мировой экономике и на попытку компенсации убытков от сокращения рынков сбыта за счет извлечения еще больших монопольных сверхприбылей.
Монополизация высокотехнологичных секторов (включая информационный и связанный с использованием брендов) в этой логике будет дополняться - и уже дополняется - монополизацией запасов наиболее важных видов сырья, в первую очередь энергоносителей и нефти как энергоносителя с наиболее либерализованным режимом торговли. В этой ситуации все экономики, не относящиеся к числу развитых, и в первую очередь так называемые новые индустриальные страны Юго-Восточной Азии и Латинской Америки, будут зажаты в тисках с одной стороны, сырьевых и с другой - высокотехнологичных монополий. Эти монополии, базирующиеся прежде всего в развитых странах, будут при помощи нерыночного диктата цен изымать у остального человечества все большую часть добавленной стоимости: с одной стороны, при помощи завышения цен на сырье, с другой - при помощи завышения цен на высокотехнологичные товары потребления и, особенно, средства производства.
Понятно, что подобная политика, при всей ее естественности с точки зрения глобальных монополий, способна обеспечить лишь дополнительное ухудшение положения мировой экономики, которая начнет двигаться по сужающейся спирали к катастрофе, обеспечивающей разрушение глобальных монополий.
Однако уповать на эту катастрофу как на панацею не следует, - и не только потому, что абсолютное большинство катастроф не переживается их некоторыми участниками, а некоторые катастрофы не переживаются вообще никем.
Фундаментальная проблема развития современного человечества заключается в том, что описанные последствия дальнейшего слепого и нерегулируемого обострения глобальной конкурентной борьбы, являющиеся символом и признаком качественно новой по своим масштабам глобальной неустойчивости, развиваются на фоне нарастающего числа признаков объективной ограниченности потенциала развития человечества как такового.
В первую очередь среди этих признаков следует отметить потенциальные пределы дальнейшего наращивания совокупного мирового спроса, вызванного необратимостью отставания стран, не имеющих широкого доступа к информационным технологиям.
Более глубоким ограничением развития представляется неизбежное в случае продолжение процессов глобальной интеграции исчерпание потенциала развития человечества за счет взаимного обогащения различных культур. Ведь глобальная интеграция объективно ведет к стиранию различий между ними и распространяет тенденции унификации в том числе и на сферу культуры. Возможность возрождения этого потенциала дает «отгораживание» стран и регионов от глобального финансового рынка в рамках реализации парадигмы региональной интеграции, но это не останавливает, а лишь несколько замедляет течение унификационных процессов.
Предел им кладут исключительно цивилизационные различия, но именно в силу глубины этих различий интенсивность и потенциал взаимного обогащения культур, принадлежащих к различным цивилизациям, существенно ниже, чем у культур, взаимодействующих в рамках одной и той же цивилизационной общности.
Раскрытые возможности масштабного торможения технологического и общественного прогресса представляются частными проявлениями более общего правила: в условиях глобализации, в условиях объединенного коммуникациями мира устойчивое и длительное развитие может быть только общим. Всякое подавление конкурентов подрывает его, сужая и обедняя, увеличивая степень монополизации, сокращая рынки сбыта продукции победителя, и ведет таким образом к общему торможению прогресса человечества и к его загниванию.