• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

Глава III ПЕРЕБАЗИРОВАНИЕ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫХ СИЛ — СОСТАВНАЯ ЧАСТЬ ВОЕННОЙ ПЕРЕСТРОЙКИ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 

Перебазирование производительных сил на восток — одна из ярчайших страниц Великой Отечественной войны. Эвакуация промышленных предприятий и населения из прифронтовой полосы в глубокие тыловые районы с целью сохранить основные фонды народного хозяйства для создания военной экономики являлась составной, хотя и вынужденной, частью перестройки социалистической экономики на военный лад.

Гитлеровское руководство рассчитывало, что с захватом важных промышленных и сырьевых центров СССР советская промышленность потерпит крах, а потери сельскохозяйственных баз вызовут голод в стране. Коммунистическая партия и Советское правительство сорвали замыслы врага, развернув в огромных масштабах беспримерное в истории перебазирование производительных сил страны в безопасные районы тыла.

Партия и правительство в первые же дни войны экстренно принимали все необходимые меры для того, чтобы эвакуировать население, промышленные предприятия, продукцию сельского хозяйства, а также транспорт из зоны военных действий. Перед советскими людьми была поставлена задача не только не дать врагу овладеть оборудованием фабрик, заводов, электростанций, но и вывезти все это в глубокий тыл и там восстановить.

24 июня 1941 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли решение образовать Совет по эвакуации для руководства эвакуацией промышленности, сельскохозяйственных объектов и населения городов и сел из прифронтовой полосы. В тот же день Политбюро ЦК ВКП(б) рассмотрело и одобрило постановление СНК СССР о перемещении в тыл предприятий авиационной промышленности и об ускорении строительства авиазаводов-дублеров в восточных районах страны. 27 июня 1941 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли постановление «О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества». Эти решения и последующая директива ГКО от 4 июля 1941 г., определившая основные задачи хозяйственной политики партии в условиях вынужденной эвакуации, явились составной частью единой программы перевода народного хозяйства па военные рельсы.

При эвакуации из угрожаемых районов и размещении предприятий в тылу преимущество отдавалось заводам, выпускавшим военную продукцию, а также предприятиям металлургической и химической промышленности. Было решено перебазировать производительные силы западных районов в Поволжье, на Урал, в Западную Сибирь и республики Средней Азии. На востоке страны за годы довоенных пятилеток была создана достаточно мощная экономическая база. Так, в 1940 г. в восточных районах выплавлялось почти 29% общесоюзного производства чугуна, 32% стали, добывалось 36% угля. Здесь была основная база и цветной металлургии страны. Удельный вес восточных районов в общесоюзном производстве военной продукции составил к лету 1941 г. 18,5%1.

Наркоматам было предложено возложить на одного из заместителей наркомов персональную ответственность за проведение эвакуации подведомственных им предприятий из прифронтовой полосы, а также разработать планы их перебазирования на восток. Совет по эвакуации взял на учет все производственные, складские, административные, учебные и другие общественные здания в тылу страны, где можно было разместить эвакуированные предприятия, и на основании планов наркоматов определял города и пункты, куда должны были перебазироваться предприятия; давал задания НКПС выделять вагоны под оборудование и для трудящихся с семьями; назначал уполномоченных Совета по эвакуации из числа руководящих работников наркоматов, которые выезжали на места и проводили эвакуацию предприятий.

Политбюро ЦК ВКП(б) 5 июля 1941 г. утвердило разработанное Советом по эвакуации «Положение об эвакуационном пункте». На эти пункты были возложены прием и отправка эшелонов с эвакуированными, организация питания и медицинское обслуживание эвакуированного населения.

Для принятия и размещения эвакуированных предприятий еще до их прибытия проводилась большая подготовительная работа. Партийные, советские и хозяйственные органы восточных районов страны приняли соответствующие решения о размещении и быстрейшем восстановлении предприятий, работавших на нужды фронта.

Эвакуация предприятий, их размещение и восстановление рассматривались как важнейшая военно-политическая задача партии и народа. Перебазирование промышленности носило научный характер, осуществлялось на основе ленинских принципов размещения производительных сил под неослабным контролем Центрального Комитета партии и Советского правительства. Социалистическая плановая система хозяйства позволила осуществить перебазирование производительных сил по единому плану, с тщательным выбором места для пуска эвакуированных предприятий и с учетом обеспечения связей между предприятиями.

Массовое перебазирование промышленности из прифронтовой полосы в восточные районы было сопряжено с огромными трудностями. Большие сложности возникали уже на стадии демонтажа оборудования. Не всегда хватало времени для эвакуации оборудования в полном комплекте. Некоторое оборудование вообще нельзя было демонтировать и приходилось вывозить только отдельные, самые важные агрегаты и узлы. По существу каждый агрегат предприятий металлургической промышленности представлял собой целый завод. Демонтаж и вывоз оборудования происходили зачастую под артиллерийским обстрелом противника и бомбежками фашистской авиации. Несмотря на это, делалось все необходимое, чтобы эвакуировать население и в сжатые сроки перевезти с огромной территории значительное количество предприятий, и прежде всего оборудование таких крупных заводов, как «Днепроспецсталь», «Запорожсталь», Новокраматорский, Ижорский, Ленинградский Кировский, Невский им. В. И. Ленина, имевших десятки цехов, тысячи станков и машин, энергетические агрегаты и т.п.

Партийные, советские и военные органы прифронтовых районов делали все возможное для отправки в тыл населения, промышленных и сельскохозяйственных объектов. Например, ЦК КП(б) Белоруссии и Совнарком БССР на второй день войны приняли решение о немедленной эвакуации предприятий и населения. Однако в связи с быстрым продвижением противника по советской территории представилось возможным эвакуировать только часть предприятий из восточных областей республики: Могилевской, Витебской, Гомельской и Полесской. Из Белоруссии было эвакуировано оборудование 109 важнейших промышленных предприятий. В тыл было отправлено 17 тыс. единиц промышленного оборудований, 5,5 тыс. вагонов готовой продукции, 845 т цветных металлов, 44 км силового кабеля, а также значительное количество общественного скота, научные и культурные ценности2.

Большую работу по эвакуации провели партийные и советские организации Украины. Только в июне — июле 1941 г. из Киева было эвакуировано 335 тыс. человек, а всего с Украины выехало около 4 млн. человек. Летом 1941 г. из Киева пришлось вывезти 197 предприятий, в том числе завод химического машиностроения «Большевик», станкостроительный завод им. М. Горького, завод «Арсенал» им. В. И. Ленина. Из районов Приднепровья в тыл были отправлены важнейшие металлургические заводы: им. Г. И. Петровского, им. Ф. Э. Дзержинского, Криворожский им. В. И. Ленина, Никопольский трубный, Днепропетровский трубный им. Карла Либкнехта, а также Днепродзержинский азотно-туковый завод, многие электростанции и машиностроительные заводы. Осенью 1941 г. была осуществлена эвакуация промышленных предприятий Харькова и Донбасса. В западных областях Украинской ССР из-за быстрого продвижения немецко-фашистских войск эвакуация оказалась почти невозможной.

Всего с Украины и из Крыма в течение июня — декабря 1941 г. было перебазировано около 550 крупных промышленных предприятий. Только заводы наркоматов станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения вывезли почти 9,5 тыс. станков3.

По мере приближения вражеских войск к Прибалтике осуществлялся демонтаж и вывоз оборудования заводов вместе с рабочими, служащими и их семьями. Например, из Эстонской ССР в глубь страны было эвакуировано около 13 тыс. единиц различного оборудования, 65 паровозов и мотовозов, 5425 автомашин, более 750 тыс. м хлопчатобумажных тканей, а всего материальных ценностей — на сумму свыше 600 млн. руб. В целом из Прибалтийских республик только железнодорожным транспортом было эвакуировано около 120 тыс. человек4.

С приближением врага к Ленинграду началась эвакуация в первую очередь местных предприятий оборонной промышленности и населения. Только в течение месяца было вывезено свыше 300 тыс. детей и почти 100 тыс. взрослых. С 29 июня, т.е. с начала эвакуации, до 27 августа 1941 г., когда железнодорожная связь со страной прервалась, из Ленинграда успело выехать 636 283 человека. Эвакуация осуществлялась и через Ладожское озеро судами Северо-Западного пароходства и Ладожской военной флотилии. В навигацию 1942 г. эвакуировалось население, не связанное с работой по обеспечению нужд Ленинградского фронта и кораблей Краснознаменного Балтийского флота, а также оборудование заводов, паровозы, цистерны. За навигацию 1942 г. из Ленинграда было отправлено 795 тыс. человек, а всего из Ленинграда с 23 июня 1941 по 1 апреля 1943 г. было эвакуировано 1 743 029 человек5.

Секретарь Ленинградской партийной организации Л. А. Жданов докладывал Государственному Комитету Обороны, что с июля 1941 по октябрь 1943 г. из Ленинграда в глубь страны было эвакуировано: 70 предприятий (полностью), 22 проектные, 11 конструкторских и 7 строительных организаций, 70 319 единиц металлорежущего, металлоплавильного, технологического и другого оборудования, 58 тыс. электромоторов, 22 комплекта котельных агрегатов, 23 гидро- и турбогенератора, теплоэлектростанции общей мощностью 30 МВт, 93 паровоза, 6 тыс. железнодорожных вагонов. Готовой продукции и полуфабрикатов было отправлено в тыл на 2 051 900 тыс. руб., черных металлов (прокат, броня, сортовой лист и т.д.) — 125 тыс. т, цветных металлов (пруток, лист, лента, чушка и т.д.) — 31 тыс. т.

Несмотря на попытки гитлеровцев помешать эвакуации из Ленинграда населения и оборудования, в целом процесс эвакуации проходил успешно. Эвакуация оборудования таких крупных ленинградских заводов, как Кировский и Ижорский, велась в октябре и даже в ноябре 1941 г., а уже в конце 1941 г. эти заводы были восстановлены на востоке и начали производить тяжелые танки КВ.

В результате эвакуации в Ленинграде значительно сократилось количество действующих предприятий. В 1943 г. по 11 основным наркоматам давали продукцию лишь 58 заводов и фабрик из 95, которые работали в 1940 г. На действующих предприятиях было занято только 46,5 тыс. работающих против 246,8 тыс., работавших в 1940 г. Весь парк оборудования промышленных предприятий Ленинграда составил в 1943 г. 21 тыс. единиц, или 20% по отношению к 1940 г. Установленная мощность электростанций уменьшилась до 268 тыс. кВт против 761 тыс. кВт в 1940 г. Совершенно выбыли из строя 8, 9 и 10-я ЛГЭС, значительно уменьшилась мощность 1-й и 2-й ЛГЭС, а также более мелких электростанций. В условиях блокады пришлось законсервировать значительное количество предприятий, а производство таких изделий, как гидротурбины, паровые турбины, дизели, генераторы, моторы, станки и т.п., полностью прекратить.

Но, несмотря на эвакуацию и консервацию многих крупнейших предприятий, длительную блокаду, бомбовые и артиллерийские удары, ленинградские рабочие давали фронту большое количество военной продукции: орудия, стрелковое вооружение, снаряды, мины — и строили легкие боевые суда. За первое военное полугодие ленинградская военная промышленность выпустила 713 танков, 480 бронемашин, 58 бронепоездов, а боеприпасов — в 10 раз больше, чем в первом полугодии 1941 г. С марта 1942 г., после пуска Волховской ГЭС, производство боевой продукции быстро росло. Так, в 1942 г. ленинградцы изготовили 8 млн. артснарядов, мин и авиационных бомб6.

Эвакуация оборудования предприятий Москвы и Московской области началась в июле 1941 г. В первую очередь производилось перебазирование машиностроительных заводов.

3 июля 1941 г. ГКО утвердил план эвакуации основного артиллерийского и стрелкового оружия, приборов и патронов, в котором предусматривались задания по перебазированию из Москвы, Тулы и Ленинграда в города Поволжья и Сибири 26 заводов Наркомата вооружения. 5 июля 1941 г. СНК СССР принял постановление об эвакуации из центральных областей в Западную Сибирь части кадров и оборудования для производства авиаприборов. Одновременно Наркомату среднего машиностроения было поручено создать на Урале и в Поволжье заводы-дублеры по изготовлению танковых дизелей и моторов на базе эвакуированных в Челябинскую область Харьковского дизелестроительного завода, дизельных цехов Ленинградского Кировского и Харьковского тракторного заводов.

В связи с прорывом гитлеровских войск в глубь страны количество оборудования, вывозимого из Москвы и Московской области, все более увеличивалось. 1 августа 1941 г. было принято решение эвакуировать 103 машиностроительных, станкостроительных и инструментальных предприятий Москвы и Московской области. 7 августа 1941 г. ГКО постановил перебазировать на Урал отдельные цехи металлургических заводов «Серп и молот» и «Электросталь», выпускавших качественную сталь. Оборудование фасоннолитейного цеха завода «Серп и молот» было намечено эвакуировать в Магнитогорск, а его цехи холодного проката — на Нижнетагильский завод им. В. В. Куйбышева; электропечи двух цехов и часть прокатного оборудования завода «Электросталь» — на Магнитогорский металлургический комбинат, а оборудование термического, калибровочного, кузнечного, молотового цехов, трех дуговых и одной высокочастотной печи — на Златоустовский завод.

В августе 1941 г. наряду с перебазированием предприятий из центрального района началась эвакуация предприятий, расположенных на левом берегу Днепра. Так, 18 августа 1941 г. запорожцы приступили к эвакуации завода «Запорожсталь». На помощь к ним для демонтажа уникальных листопрокатных станов этого завода прибыло из Донбасса около 2 тыс. рабочих-металлургов. Эвакуация проходила под непрерывным артиллерийским обстрелом врага, позиции которого находились на противоположном берегу Днепра. В течение почти полутора месяцев круглосуточно велась работа и по демонтажу и отправке ценнейшего оборудования, и по выпуску листовой стали. Несмотря на прямые попадания снарядов в заводские помещения, на заводе работали все цехи. 19 августа 1941 г. во время сильного артиллерийского обстрела жилого поселка и завода прекратились водоснабжение и подача электроэнергии, но повреждения были быстро устранены и производственная деятельность завода возобновилась. Только по сигналу воздушной тревоги, когда требовалось соблюдать светомаскировку, на доменных печах сокращалось дутье и прекращался выпуск чугуна и шлака. Усилиями запорожцев и металлургов Донбасса завод «Запорожсталь» был эвакуирован на Урал.

О масштабе эвакуационных работ свидетельствует тот факт, что для перебазирования одной «Запорожстали» потребовалось около 12,5 тыс. вагонов. Демонтаж и отправка на восток оборудования многих заводов Запорожской области шли днем и ночью, часто под артиллерийским и минометным огнем противника. Рабочие сутками не уходили с заводов, ночевали в цехах. Железнодорожные составы с оборудованием, а также с рабочими, инженерами и их семьями, как правило, формировались ночью и в темноте отправлялись с заводской территории. Многие промышленные предприятия работали до последней минуты. Пока в одних цехах выполнялись заказы фронта, соседние цехи спешно готовились к отправке.

Например, организованно и быстро прошла эвакуация оборудования Запорожского моторостроительного завода, хотя рабочим, занятым демонтажом оборудования, пришлось вместе с бойцами Красной Армии вступить в бой с гитлеровскими частями и оказывать им сопротивление до последней возможности7.

С большинства предприятий все оборудование, все заделы, силовые кабели, материальные склады были демонтированы и с документацией отправлены в течение считанных дней. В первую очередь демонтировались и грузились для эвакуации уникальное оборудование, решающая оснастка, а также приспособления и инструменты. Большегрузные штамповочные молоты, крупногабаритные детали гидропрессов поштучно устанавливались на толстый лист котельного железа и по стальным пруткам, подложенным на всем пути до места погрузки, двумя — четырьмя мощными тракторами передвигались к эстакаде.

Наиболее полно удалось демонтировать и эвакуировать заводы по производству корпусов снарядов и гильз авиавыстрела из Москвы и Московской области, Ростова, Таганрога, Днепропетровска, Тулы, Ленинграда и ряда других городов и областей. Сложнее было эвакуировать заводы, производящие порох, взрывчатые вещества, и другие химические производства. Начатое в предвоенные годы на Урале и в Сибири строительство заводов по производству нитроглицериновых порохов не было закончено. Эти заводы после достройки стали важной базой по производству взрывчатых веществ.

Партия и правительство придавали особое значение перебазированию предприятий черной металлургии. Базой для основных эвакуированных заводов были избраны Магнитогорский комбинат, Златоустовский, Нижнетагильский заводы, Первоуральский новотрубный и Синарский заводы.

С целью сохранения производства броневого листа в экстренном порядке были демонтированы и вывезены два толстолистовых стана: один — с ленинградского Ижорского завода на Новотагильский завод, другой — с Мариупольского завода им. Ильича на Магнитогорский металлургический комбинат. Погрузка оборудования толстолистового стана и термических печей с Ижорского и Кировского заводов была осуществлена 24 июня 1941 г. Пока они находились в пути, на Новотагильском металлургическом заводе проводились земляные, бетонные работы и огнеупорная закладка печей. С прибытием оборудования стана 18 августа 1941 г. начался его монтаж. Вскоре стан был введен в действие.

В первые дни войны проводилась эвакуация горняков и оборудования шахт Криворожского железорудного и Никопольского марганцевого бассейнов на горные предприятия Урала. В правительственном задании Наркомчермету предусматривалось силами горняков Кривого Рога резко увеличить добычу руды на Высокогорском, Гороблагодатском, Богословском и Бакальском рудниках. Специалисты по добыче марганцевой руды направлялись на рудник «Полуночный», расположенный на крайней точке Северного Урала, в 24 км от последней железнодорожной станции Ивдель.

В последующем была осуществлена эвакуация большой группы крупных и важных заводов черной металлургии Приднепровья (трубных, метизных и др.) на Магнитогорский комбинат, Златоустовский и Нижнетагильский заводы. Рабочие и оборудование днепропетровских трубных заводов им. В. И. Ленина, им. Карла Либкнехта и Никопольского южнотрубного завода направлялись на Первоуральский новотрубный и Синарский заводы8.

Период с августа по декабрь 1941 г. был самым напряженным в работе по эвакуации предприятий черной металлургии. Ведь эвакуировались не только металлургические предприятия. Кроме того, навстречу этому потоку двигались на фронт армии, боеприпасы и все необходимое для отпора врагу. К концу декабря 1941 г. по пяти основным главкам Наркомчермета из 50 предприятий, подлежавших эвакуации, были эвакуированы 33 и 6 находились в состоянии демонтажа. Наркомат черной металлургии и Наркомат путей сообщения принимали все меры, чтобы ускорить продвижение к местам назначения оборудования и работников предприятий. Несмотря на огромные трудности, к декабрю 1941 г. оборудование 26 заводов черной металлургии прибыло на место назначения.

С приближением вражеских войск к Донбассу развернулась напряженнейшая работа по эвакуации химических, машиностроительных заводов и оборудования шахт. Не более пяти дней длилась эвакуация Макеевского, Енакиевского, Константиновского и других заводов Донбасса. Краматорский машиностроительный завод был вывезен сначала на Урал, а затем реэвакуирован под Москву, в Электросталь, где был создан новый завод тяжелого машиностроения. Все угольные шахты были остановлены и частично взорваны. Часть оборудования и горняков была эвакуирована на Урал, в Кузбасс, Караганду и Среднюю Азию. Из Донбасса было вывезено основное оборудование (котлы, турбины, генераторы, трансформаторы) крупных Зуевской, Штеровской и строящейся Кураховской ГРЭС.

По ряду отраслей промышленности мощности перебазированных предприятий составляли свыше 1/3 общесоюзной производственной мощности этих отраслей промышленности. Некоторые заводы были эвакуированы на восток целиком, и среди них такие крупнейшие, как Новокраматорский завод тяжелого машиностроения, Харьковский тракторный, заводы вооружения, боеприпасов, авиационные. Из Харькова, например, был целиком перебазирован на Урал завод, производящий танки: вывезли не только оборудование, но и весь основной состав квалифицированных рабочих, инженеров, техников, мастеров и служащих, а также членов их семей. Только одному Харьковскому тракторному заводу для переброски оборудования потребовалось 26 эшелонов. Один из воронежских заводов отправил свыше 25 тыс. единиц металлорежущего и кузнечно-прессового оборудования, а также около 11 тыс. работников завода. Рыбинскому заводу для переброски оборудования, материалов и личного состава работников потребовалось 30 железнодорожных эшелонов, 7 пассажирских пароходов и 15 грузовых барж9.

Из Харькова были эвакуированы и другие заводы. Например, оборудование и работники Харьковского электромеханического завода были эвакуированы в ряд пунктов: в Чебоксары — электроаппаратное производство, в Уфу — производство низковольтной аппаратуры, в Кемерово — производство взрывобезопасных электродвигателей, в Свердловск — на завод «Уралэлектротяжмаш» — производство электромашин постоянного тока.

Своевременно и полностью было демонтировано и вывезено оборудование Днепровского алюминиевого завода, имевшего большое значение для отечественного самолетостроения. Благодаря энергичным усилиям наркомата и рабочих завода оборудование завода в течение нескольких недель было доставлено на Уральский алюминиевый завод и там быстро установлено с участием рабочих и инженеров, прибывших с Днепра.

На восток перебазировались вместе с личным составом работников важнейшие заводы из Ростова-на-Дону. Так, оборудование, квалифицированные рабочие, инженерно-технический персонал завода «Ростсельмаш» были эвакуированы в сентябре 1941 г. в Ташкент, где на этой базе был создан новый завод сельскохозяйственного машиностроения «Ташсельмаш». Уже с февраля 1942 г. он начал выпускать военную продукцию для Красной Армии.

Сложные и большие работы были проведены по перебазированию предприятий химической промышленности. На Урал и восток страны было эвакуировано 34 завода, и среди них крупные Днепродзержинский, Горловский, Северодонецкий (Лисичанский) азотно-туковые заводы. Славянский и Донецкий содовые заводы, Славянский новосодовый, находившийся в процессе пуска, Константиновский и Воскресенский химические заводы, Рубежанский химкомбинат, частично орехово-зуевский «Карболит», Дорогомиловский, Дербеневский заводы и много других более мелких предприятий.

В крайне трудных условиях проходила эвакуация населения и предприятий Москвы, Московской области и ряда прилегающих к Москве областей осенью 1941 г. В те дни положение под Москвой было исключительно тревожным: гитлеровские войска, находясь на ближних подступах к столице, пытались прорвать советскую оборону и занять Москву. Учитывая опасность, нависшую над столицей, ГКО 14 октября 1941 г. принял решение об эвакуации из Москвы и Московской области оборонных и других важных заводов. Одновременно возникла необходимость провести массовую эвакуацию важнейших предприятий оборонного значения из ряда прилегающих к Москве областей10.

14 октября 1941 г. на заседание ГКО были вызваны секретари обкомов партии: Ярославского — Н. С. Патоличев, Ивановского — Г. Н. Пальцев, Горьковского — М. И. Родионов. ГКО обязал их разработать план эвакуации оборонных предприятий этих областей и принять активное участие в работе по перебазированию московских и подмосковных предприятий в Поволжье, на Урал, в Западную Сибирь и республики Средней Азии.

Во исполнение решения ГКО развернулась массовая эвакуация из Москвы и Московской области населения, всех основных заводов и предприятий, производивших боевую технику, вооружение и боеприпасы.

Московский шарикоподшипниковый завод был разделен на несколько частей и эвакуирован в Саратов, Куйбышев, Томск. В результате в этих городах были созданы самостоятельные крупные шарикоподшипниковые заводы. Отдельными частями перебазировался и Московский автомобильный завод, так как для его размещения в одном месте не оказалось свободных площадей. Кузнечный, прессовый и рессорный цехи были эвакуированы в Челябинск и соседние с ним города: в Миасс, где были развернуты моторостроительные и литейные цехи, и в Шадринск, где производство отдельных узлов автомашин было размещено в кооперации с местными машиностроительными заводами; главный конвейер завода — цех шасси и ряд других производств были эвакуированы в Ульяновск и размещены в каменных корпусах складов Заготзерно.

Московский завод «Фрезер» был эвакуирован в Томск, завод «Калибр» — в Челябинск, электромашиностроительный завод «Динамо» — частично в Миасс, где был организован завод «Миассэлектроаппарат», Кудинский завод «Электроугли» был переброшен в Свердловск, Подольский аккумуляторный завод — в Тюмень, «Москабель» — частично в Томск.

Из Москвы и Московской области было эвакуировано на восток свыше 1,5 млн. человек, около 500 крупных промышленных предприятий, свыше 101 тыс. различных металлорежущих станков и кузнечно-прессовых установок, более 238 тыс. т черных и цветных металлов и различных материалов.

Эвакуация промышленных предприятий Москвы и Московской области привела к резкому сокращению материально-технической базы производства военной продукции в Москве и Подмосковье. Однако трудящиеся столицы и области сумели использовать оставшиеся производственные мощности для организации производства боеприпасов и вооружения. Уже к осени 1941 г. для нужд фронта работало около 2 тыс. московских предприятий. В ноябре 1941 г. в Москве и Подмосковье производились самолеты, стрелковое и артиллерийское оружие и боеприпасы11.

Перебазировались некоторые оборонные предприятия из областей, примыкающих к Москве. Например, было вывезено оборудование, а также готовая продукция, сырье и полуфабрикаты Новотульского, Косогорского, Липецкого металлургических заводов.

В октябре 1941 г., когда положение на фронте было наиболее тяжелым, партия и правительство предприняли меры для эвакуации оборудования предприятий, сырья, промышленных товаров, а также запасов продовольствия из угрожаемых районов Северного Кавказа, Воронежской, Курской, Орловской, Тульской и Рязанской областей.

Летом 1942 г. положение на фронте вновь резко ухудшилось: гитлеровские войска прорвались к Волге и на Кавказ. На советской территории врагу удалось захватить ряд важных промышленных, энергетических, сырьевых и продовольственных ресурсов. Однако значительную часть ресурсов угрожаемых районов удалось перевезти на восток. Масштабы этого перемещения были значительно меньшими, чем в 1941 г.

Вторая эвакуация охватила ряд важных районов — от Донбасса до Северного Кавказа и Закавказья, от Воронежа до Астрахани. В течение лета и осени 1942 г. из Ростовской, Ворошиловградской, Курской, Воронежской, части Орловской, Сталинградской областей, а также из краев и республик Северного Кавказа было эвакуировано на Урал, в республики Средней Азии и частично в Закавказье около 8 млн. человек, более 150 крупных предприятий и значительные запасы хлеба.

Эвакуация из Ростовской области, Краснодарского и Ставропольского краев проходила с огромными трудностями. Из-за выхода немецко-фашистских войск в излучину Дона пришлось эшелоны с грузами направлять сначала на Кавказ, а для дальнейшей их транспортировки использовать Каспийское море. На крупных морских баржах эвакогрузы переправлялись пароходами на восточное побережье, а затем по железной дороге следовали в Среднюю Азию и на Дальний Восток.

Летом 1942 г. через Каспийское море было переправлено оборудование электростанций из Донбасса и Грозного. В Кузбасс и Караганду было направлено до 25 тыс. донецких шахтеров.

Тяжело отразился на ходе военных действий ущерб, нанесенный фашистами нефтепромыслам Грозного и Майкопа. Сокращение добычи нефти явилось одной из причин ухудшения обстановки на советско-германском фронте.

Хотя демонтаж оборудования промыслов Майкопа и Грозного начался еще в конце 1941 г., летом и осенью 1942 г. эти районы оказались под ударом врага и пришлось оборудование нефтепромыслов кружным путем перебрасывать через Каспийское море для увеличения добычи нефти в Поволжье и Казахстане. В августе 1942 г. удалось снять и переправить в Поволжье нефтепровод, ранее соединявший Баку с Батуми. Была демонтирована и эвакуирована на восток часть оборудования нефтепромыслов Баку. Сложнее обстояло дело с вывозом нефти. На бакинских складах имелось 6 млн. т нефти. До начала боевых действий у Сталинграда было вывезено по Волге только 1,6 млн. т. Остальное количество нефти из-за недостатка времени, нехватки судов и железнодорожных составов было перекачено в горные лощины, что позволило использовать эту нефть в последующем.

Большие трудности были преодолены в деле эвакуации населения, сельскохозяйственной техники и скота через Волгу. В 17 пунктах были созданы специальные переправы, через которые с 18 июля по 18 августа 1942 г. моряки Волжской военной флотилии и гражданского флота перевезли на речных судах 3500 тракторов и комбайнов, 5 тыс. автомашин, около 2 млн. голов скота, 10 тыс. подвод с имуществом колхозов и совхозов, а также много зерна, горючего и т.п.12

Вторая эвакуация не затронула крупных предприятий Сталинграда. Когда фронт приблизился к Сталинграду и положение осложнилось, многие наркоматы поставили перед Советом по эвакуации вопрос о перебазировании важных промышленных предприятий города. Но Государственный Комитет Обороны отверг эти предложения наркоматов. На заседании ГКО было сказано: «Ничего из Сталинграда эвакуировать не будем. Мы должны сказать армии и народу, что отступать дальше некуда. Надо защищать Сталинград». Это вынужденное в создавшихся условиях решение в целом себя оправдало. В критические дни боев за Сталинград в цехах завода ремонтировались танки и другое вооружение. Рабочие тракторного завода, «Баррикад», «Красного Октября» и других предприятий города вместе с бойцами Красной Армии героически отражали натиск врага. Подвиг трудящихся Сталинграда бессмертен13.

И первая, и вторая эвакуации промышленности и населения проходили в тяжелых условиях первого периода войны. Нередко не хватало времени для демонтажа и вывоза оборудования, и приходилось уничтожать ценное оборудование, здания, материалы. Порой недоставало железнодорожных вагонов для эвакуации оборудования и людей. С целью маневрирования парком железнодорожных вагонов с разрешения Совета по эвакуации оборудование разгружали на попутных станциях, порожние вагоны возвращали в прифронтовую полосу. Впоследствии при первой возможности оборудование вновь грузилось и доставлялось к месту назначения.

Эвакуация проходила в условиях активных военных действий и была связана с большими потерями, но советские люди проявили великое мужество и стойкость. Осуществление эвакуации потребовало огромных, поистине героических усилий советских людей, исключительной четкости, слаженности и оперативности в работе партийных, советских и хозяйственных организаций.

Первая эвакуация осуществлялась в течение первых трех-четырех военных месяцев и отличалась колоссальными масштабами. С июля по ноябрь 1941 г. на восток было эвакуировано оборудование 93 предприятий черной металлургии, 150 машиностроительных заводов, 40 заводов электротехнической промышленности, свыше 650 предприятий других отраслей. В первую очередь эвакуировались предприятия оборонной промышленности. За это время на восток было отправлено оборудование всех заводов танковой, авиационной, моторостроительной промышленности, промышленности боеприпасов и других промышленных отраслей, имевших военное значение.

В течение второго полугодия 1941 г. с Украины, из Белоруссии, Крыма, Ростовской, Курской, Воронежской, Орловской, Тульской, Московской, Калининской, Ленинградской и Мурманской областей, из Москвы и Ленинграда, а также других прифронтовых и угрожаемых районов в восточные районы СССР, по неполным данным, только по железным дорогам было перебазировано оборудование 2593 промышленных предприятий, большое количество институтов и лабораторий, множество оборудования. Эшелоны везли на восток десятки тысяч станков, тысячи молотов, прессов, сотни турбин. Из колхозов, совхозов и других государственных хозяйств было эвакуировано около 2,4 млн. голов крупного рогатого скота (в том числе 0,9 млн. коров), 5,1 млн. овец и коз, около 0,2 млн. свиней, 0,8 млн. лошадей, миллионы тонн зерна14.

Иногда эшелоны с эвакуированными грузами уничтожались врагом в пути. Из-за этого много ценного оборудования было потеряно, что привело к снижению производственных мощностей советской промышленности в первый и второй периоды Отечественной войны. Однако фашистские захватчики не смогли пустить в эксплуатацию предприятия и воспользоваться промышленностью на оккупированной территории: саботаж населения, многочисленные диверсионные акты на фабриках, заводах, железных дорогах и шахтах, всенародное партизанское движение срывали все мероприятия врага.

Эвакуировалась на восток не только промышленность. Из опасной зоны вывозились также памятники культуры и культурные ценности. Их охрана и спасение были частью общего плана эвакуационных работ. Но то, что не удалось или нельзя было спасти, гитлеровские вандалы подвергли жестокому уничтожению. Только на территории РСФСР фашистские войска уничтожили и повредили 2234 здания древних монастырей и церквей, а на временно оккупированной территории СССР разграбили 427 музеев. Однако благодаря героическим усилиям советских людей основные богатства культуры народов СССР были спасены и сохранены. Целиком были эвакуированы в тыл архивы К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина, Государственный музей В. И. Ленина и Музей Революции СССР с их ценнейшими фондами, а также фонды многих музеев страны. Так, из 15 областей РСФСР были полностью вывезены фонды 66 крупнейших музеев.

Из угрожаемых районов с июля по ноябрь 1941 г. было эвакуировано на восток свыше 10 млн. человек. Но не всем советским людям удалось эвакуироваться из-за быстрого продвижения немецко-фашистских армий в начале войны. На временно оккупированной врагом советской территории оказалась почти треть населения страны15.

Массовое перебазирование производительных сил вызвало колоссальную нагрузку на железнодорожный транспорт, который должен был одновременно с перевозкой оборудования, материалов и рабочих с их семьями обеспечивать перевозки воинских эшелонов, вооружения, боеприпасов, продовольствия, а также товаров для населения. Общее представление о масштабах эвакуационных работ железнодорожного транспорта дает тот факт, что для эвакуации промышленности и населения было использовано около 1,5 млн. вагонов. Из угрожаемых районов в глубокий тыл в среднем отправлялось до 200 поездов и 10 тыс. вагонов в сутки. «Наши железнодорожники, — отмечал М. И. Калинин, — проделали гигантскую работу. На тысячи километров с запада на восток они перекинули горы оборудования, материалов, зерна и миллионы спасавшихся от фашистских варваров людей. Страна этого не забудет и высоко ценит работников железнодорожного транспорта за проделанную ими работу. Между прочим, советские железнодорожники утерли нос некоторым зарубежным «специалистам», предсказывавшим, что наш транспорт не справится со своими задачами в военное время»16.

Эвакуация в тыл промышленных и других объектов, а также культурных, научных и материальных ценностей была проведена в целом организованно и четко. Практически целая индустриальная держава всего за несколько месяцев была перебазирована за тысячи километров. Можно ли было выполнить в столь сжатый срок такую колоссальную работу в условиях капиталистического строя? Разумеется, нет. Только социалистической плановой системе хозяйства, основанной на общественной собственности на средства производства, был по плечу этот беспримерный в истории всех войн и стран маневр с производительными силами.

Эвакуация населения, промышленности, сельскохозяйственной техники, скота, культурных ценностей была одним из крупных экономических мероприятий, успешно осуществленных в годы Великой Отечественной войны. Благодаря перебазированию производительных сил на восток Советский Союз сохранил основную, главную часть производственных мощностей промышленности, расположенных до войны на временно оккупированной врагом территории, что способствовало срыву гитлеровских планов «блицкрига».

Эвакуированные предприятия размещались в Поволжье, на Урале, в Западной и Восточной Сибири, Казахстане и Средней Азии, причем почти 70% из них — на Урале, в Западной Сибири, Средней Азии и Казахстане. Наибольшее количество крупных предприятий — 667 — было переброшено на Урал. Основная их часть разместилась в Свердловской, Челябинской и Пермской областях. В Западную Сибирь удалось перебазировать 244 предприятия, а в Восточную Сибирь — 78 крупных заводов и фабрик. 308 крупных эвакуированных промышленных объектов было вывезено в районы Средней Азии и Казахстана17.

Первыми приняли эшелоны с эвакуированным населением центральные районы РСФСР: Ярославская, Вологодская, Ивановская, Кировская области, автономные республики и области Поволжья. На Новосибирский вокзал первый эшелон с эвакуированными прибыл 15 июля 1941 г. Вскоре поток эшелонов на восток стал возрастать. В августе и сентябре за сутки прибывало по пять — семь эшелонов, а всего за два года войны через Новосибирский транзитно-приемный эвакопункт прошло 1 494 тыс. человек. Только в сельских районах Новосибирской, Кемеровской и Томской областей к концу 1942 г. было размещено 193 052 эвакуированных. В отдельных случаях их число достигало почти 50% местного населения18.

Наибольшее количество людей и предприятий было эвакуировано на Урал. Для размещения эвакуированного оборудования Урал был выбран не случайно. Это был один из крупнейших промышленных центров страны. Здесь на основе богатейших природных ресурсов за годы мирного строительства был создан крупный промышленный комплекс, который вместе с Кузбассом составил прочную базу для дальнейшего развития промышленного производства. Здесь же имелись многочисленные квалифицированные кадры рабочих и специалистов. Урал накопил огромный опыт производства боевой техники. Еще с петровских времен он вслед за Тулой и Подмосковьем был крупнейшим производителем боевого оружия. Таким образом, эвакуированные на Урал заводы получили хорошую базу снабжения сырьем, электроэнергией, топливом, трудовыми ресурсами.

Поволжье и Западная Сибирь, куда были вывезены многие предприятия, представляли собой хотя и менее мощные, но также крупные промышленные районы с большой численностью населения и хорошей топливно-энергетической и сырьевой базой. Менее благоприятными условиями для размещения промышленности располагали Казахская ССР и республики Средней Азии. Здесь не было развитой черной металлургии и топливно-энергетической базы. Но сюда были перебазированы главным образом предприятия машиностроения, которым для работы требовались в основном трудовые ресурсы, а также предприятия легкой и пищевой промышленности, приступившие к переработке местного сырья.

При направлении эвакуируемых предприятий учитывались сложившаяся специализация союзных республик и перспективы их дальнейшего развития. Например, в Узбекистан была направлена большая часть сельскохозяйственных фабрик, заводов тяжелого и среднего машиностроения, электротехнической промышленности, около половины предприятий легкой и пищевой промышленности. В Казахстан прибыло большое число предприятий станкостроения, сельскохозяйственного машиностроения и пищевой промышленности.

Партия и правительство принимали необходимые меры для безотлагательного восстановления эвакуированных предприятий. К этому делу были подключены Госплан СССР и часть правительственного аппарата в Куйбышеве. Политбюро ЦК ВКП(б) и ГКО возложили на члена ГКО Н. А. Вознесенского персональную ответственность за то, чтобы заводы наркоматов авиационной и танковой промышленности, а также черной металлургии, промышленности вооружения и боеприпасов, перебазированные на Волгу, Урал и в Сибирь, в кратчайший срок были пущены в ход.

В работе по перемещению производительных сил и быстрейшему развитию на востоке материально-технической базы, способной обеспечить военную промышленность и Красную Армию всем необходимым, участвовали такие крупнейшие ученые страны, как президент Академии наук СССР В. Л. Комаров, А. А. Байков, И. П. Бардин, С. И. Вавилов, В. Н. Варенцов, Б. Е. Веденеев, A. В. Винтер, П. Л. Капица, Г. М. Кржижановский, B. Н. Образцов, Н. Н. Семенов, А. А. Скочинский, C. Г. Струмилин, А. Е. Ферсман, Л. Д. Шевяков и многие другие. Комиссия АН СССР по мобилизации ресурсов Урала под руководством академика В. Л. Комарова разработала важные предложения, позволившие обеспечить расширение рудной базы черной металлургии Урала и Сибири, а также увеличить добычу угля на Урале, в Кузбассе и Караганде.

Для размещения каждого эвакуированного предприятия и оборудования был определен конкретный населенный пункт. Для этого использовались данные переписей ЦСУ, а также сообщения уполномоченных Госплана СССР. С первого дня прибытия к месту назначения были разработаны твердые графики восстановления эвакуированных заводов, определены важнейшие, первоочередные стройки. Местные партийные и советские органы, а также трудящиеся тыловых районов оказывали огромную помощь в разгрузке оборудования, устройстве приехавших рабочих, инженерно-технических работников и их семей, установке оборудования на отведенных площадях и строительстве новых зданий.

Прибывающие эшелоны разгружались без задержки, и оборудование немедленно направлялось к месту назначения, где сразу же начинался скоростной монтаж и пуск оборудования. Нередко прибывшее на место оборудование было некомплектным, так как во время пути отдельные вагоны выходили из строя. Обычно неисправные вагоны отцеплялись и на различных станциях загонялись в тупики. Поиски таких вагонов по полученным от железной дороги номерам и направление их к месту назначения входили в функцию диспетчерской службы и отрывали много времени. Большую помощь в этом нелегком деле оказывали Наркомат путей сообщения и Госплан СССР.

Советское правительство, местные партийные, советские и хозяйственные органы приложили много усилий, чтобы обеспечить жилищно-бытовые условия для эвакуированного населения. Особенно большую работу по размещению прибывших рабочих и служащих, обеспечению их питанием, коммунальными услугами провели обкомы, горкомы и райкомы партии восточных районов, созданные при местных Советах депутатов трудящихся специальные группы, а также эвакопункты. Они были организованы в Свердловске, Челябинске, Куйбышеве, Горьком, Новосибирске, Ташкенте и других городах.

В местах прибытия эвакуированного населения под жилье использовались помещения клубов, театров, школ, общежитий. Если общественных помещений не хватало, то производилось временное уплотнение местных жителей, что приводило к ухудшению жилищных условий. Так, в ряде городов Урала размеры жилой площади на одного жителя сократились до 2—2,5 кв. м. Нередко эвакуированные предприятия размещались на отдаленной от населенных пунктов территории, где совсем не было жилья, столовых, пекарен, торговых и коммунальных предприятий. В таких случаях сооружались палатки, землянки, бараки, полевые пекарни, строились на быструю руку ларьки, использовались походные кухни. Конечно, все это создавало большие неудобства для прибывших, но никто не роптал, не выражал недовольства, все мужественно переносили тяготы и трудности военной жизни.

Жители восточных районов РСФСР, Закавказья, Казахстана и Средней Азии проявили заботу и внимание к эвакуированным с предприятиями рабочим и служащим, особенно к женщинам, старикам и детям. Местные жители принимали эвакуированных по-братски, как своих родных и близких, делились с ними одеждой, продовольствием, всем, чем могли. На 1 декабря 1942 г. только Киргизия приняла, обеспечила продуктами, жильем и работой свыше 108 тыс. человек. К весне 1942 г. в Узбекистане было размещено 716 тыс. человек19.

Эвакуированное с запада население влилось в трудовые коллективы колхозов и совхозов восточных районов и самоотверженно трудилось на благо победы над фашистской Германией. Особенно большим подспорьем было оно для Сибири, где не хватало трудовых ресурсов. Многие эвакуированные стали трактористами, механиками, счетоводами, бухгалтерами. Наиболее активные и способные избирались на должности председателей колхозов, членами их правлений, выдвигались на ответственную работу в Сельские Советы, в районные организации.

Однако размещение эвакуированного населения было сопряжено с большими трудностями. В первое время серьезные недостатки имели место в бытовом устройстве эвакуированных рабочих и их семей. Зачастую люди размещались за 12—16 км от заводов. Если и были там трамваи, то они часто простаивали из-за снежных заносов. Рабочим приходилось ходить на заводы пешком. Предоставляемые эвакуированному населению жилые помещения нередко были холодными и сырыми. В связи с этим в ноябре 1941 г. партийным организациям восточных районов была направлена телеграмма о фактах неправильного отношения к эвакуированным из прифронтовых районов рабочим, служащим и колхозникам, в которой осуждались случаи невнимательного отношения к эвакуированному населению и содержалось требование исправить допущенные ошибки.

Партия и правительство, местные партийные, советские и хозяйственные организации много внимания уделили обеспечению топливом и одеждой эвакуированных рабочих, специалистов и их семей, а также жилищному строительству, налаживанию продовольственного снабжения, организации общественного питания. 13 сентября 1941 г. Совнарком СССР принял постановление «О строительстве жилых помещений для эвакуированного населения», которое обязало исполкомы Советов депутатов трудящихся восточных районов при недостатке жилой площади организовать строительство жилых и коммунально-бытовых помещений упрощенного типа. Промбанку было дано указание предоставлять рабочим и служащим эвакуированных предприятий долгосрочный кредит на индивидуальное жилищное строительство в размере 50% стоимости жилищ, а остальную часть относить на счет государственного бюджета20. Наряду с жильем строились бани, прачечные, медпункты, больницы, детские дома и приемники, санпропускники, дезокамеры и т.п.

Наибольшие трудности при восстановлении и пуске перебазированных предприятий состояли в отсутствии готовых помещений. Поскольку готовых производственных площадей было далеко не достаточно, приходилось изыскивать дополнительные возможности и приспосабливать для размещения эвакуированного оборудования складские помещения и другие непроизводственные здания. Например, заводу пластических масс были предоставлены здания театров Уфы и Кемерова, Московскому часовому заводу — здание средней школы в Златоусте. Во многих городах для размещения эвакуированных предприятий и институтов отводились здания средних школ, техникумов, высших учебных заведений, театров, клубов, Дворцов культуры, музеев.

Значительная часть эвакуированного оборудования размещалась в различных не приспособленных для этого помещениях. В случае если габариты выделенных помещений не позволяли размещать прибывшее оборудование, например черной металлургии, для его установки использовались действующие производственные площади, занятые выпуском такой продукции, которая в условиях войны уже не требовалась или мало требовалась народному хозяйству. Имевшееся здесь оборудование демонтировалось, вместо него устанавливались новые агрегаты, и начиналось производство нужной фронту продукции.

Во многих случаях для экономии производственных помещений оборудование машиностроительных предприятий размещалось не на обычных 20—30 кв. м площади на станок, а на 10—15 кв. м, что вело к уплотнению площадей. Размещение эвакуированного оборудования на готовых площадях имело большое преимущество: использовались действующие коммуникации пара, воды, сжатого воздуха, не надо было строить новых электростанций, подъездных путей и т.п.

Решительные меры партии и правительства по использованию непроизводственных зданий и готовых производственных площадей для размещения оборудования позволили значительно ускорить восстановление эвакуированных предприятий и обеспечить быстрый ввод в действие производственных мощностей. Однако в ряде районов этот путь не полностью решал проблему размещения эвакуированного оборудования и потребовалось быстро построить новые цехи и здания.

С целью ускорения строительства проектирование велось непосредственно на стройках, там же изготовлялись чертежи, максимально использовались строительные материалы, имевшиеся в районе стройки, а также местные трудовые ресурсы. Однако множество людей, пришедших на строительные площадки, до этого не имели никакого строительного опыта. Главным образом это были вчерашние домохозяйки, работники культуры, студенты, учащиеся. Строители, монтажники, слесари, сварщики дневали и ночевали на стройплощадках и в цехах. Они старались найти выход из любого положения. Поскольку электрической энергии не хватало, в вечернее и ночное время работа шла при свете факелов и костров. Еще не было закончено строительство производственных площадей, а под открытым небом уже начинался монтаж оборудования. Коллективы рабочих вместе со строителями выполняли все строительные и монтажные работы.

Например, Запорожскому моторостроительному заводу, эвакуированному в Омск, была отведена территория на окраине города, представлявшая собой огромный пустырь, окруженный лесом. Перед самой войной здесь были начаты работы по строительству самолетного и агрегатного заводов и кое-где были возведены только фундаменты, колонны и стены. Устанавливать станки и оборудование пришлось под открытым небом. Вскоре нагрянули холода. Южане-запорожцы очень тяжело переносили суровые сибирские морозы, но завод начал выпускать продукцию 7 января 1942 г.

С большим энтузиазмом работали все прибывшие рабочие и инженеры, местное население, партийные, советские и хозяйственные организации. Работа велась круглосуточно. Рабочие и инженерно-технические работники невиданными темпами монтировали оборудование и налаживали его работу нередко на пустом месте, в сибирской тайге и степях Казахстана.

Оборудование некоторых заводов так быстро устанавливалось, что уже через несколько недель заводы и фабрики начинали выпускать нужную фронту продукцию. Так, крупнейший в стране авиастроительный завод выпустил первый истребитель на 14-й день после прибытия в Поволжье последнего эшелона с оборудованием. Над цехами завода еще не было крыш, а станки уже действовали.

Высокие темпы строительных работ обеспечили быстрый ввод производственных мощностей. Например, первый эшелон с оборудованием Днепропетровского трубопрокатного завода им. В. И. Ленина отошел 7 августа 1941 г., в течение следующих шести дней было отправлено еще шесть эшелонов. Последний, девятый эшелон прибыл в Первоуральск 6 сентября, а 24 декабря цех тонкостенных труб начал выпускать дефицитные виды труб для производства вооружения и боеприпасов. В черной металлургии уже через два-три месяца демонтированное оборудование начинало давать продукцию. Так, в эти сроки удалось наладить такое важное для обороны производство, как трубоволочильное, холодная прокатка ленты и др. Эвакуированный с завода им. Карла Либкнехта цех быстро развернули в недостроенном здании автобазы, и он через два месяца уже начал давать очень нужную фронту продукцию.

Исключительно быстрыми темпами восстанавливался на Урале Харьковский танковый завод. 19 октября 1941 г. последняя группа работников завода покинула Харьков, а уже 8 декабря 1941 г. харьковские танкостроители собрали из привезенных с собой частей и узлов первые 25 танков Т-34 и отправили их на фронт. Эвакуированные на Урал Ленинградский Кировский и Харьковский дизельный заводы разместились на территории Челябинского тракторного. На базе этих трех заводов был создан крупнейший в стране Уральский Кировский танковый, завод, получивший название «Танкоград».

К концу 1941 г. к выпуску танков приступили все перебазированные танковые заводы, а именно: восемь танкостроительных заводов, три — по производству танковых корпусов, три дизельных. Авиационные, моторостроительные и другие военные заводы восстанавливались также в сжатые сроки.

Эвакуированные предприятия не только полностью восстанавливали производство на новом месте, но и увеличивали свои мощности. Об этом свидетельствуют многочисленные факты. Так, один из вывезенных в глубь страны заводов, производящих мины, прибыл на новое место назначения в сентябре 1941 г. В соответствии с утвержденным правительством планом он должен был начать работу к ноябрю 1941 г., но фактически уже в октябре выпустил мин больше, чем до эвакуации, в декабре дал больше мин, чем до войны за полугодие, а еще через месяц — в 10 раз больше, чем производил до эвакуации21.

Правительства союзных республик, и в частности Белоруссии, Прибалтики и Украины, уделяли огромное внимание своим эвакуированным предприятиям, содействовали их быстрейшему размещению и восстановлению.

Например, представители Совнаркома Белоруссии побывали в тех районах, где было сконцентрировано наибольшее количество трудовых и материальных ресурсов, эвакуированных из БССР: в Поволжье, Башкирской АССР, Тамбовской и Пензенской областях, на Среднем Урале. В Поволжье разместилось 40 заводов и фабрик, эвакуированных из Белоруссии, на Урале — 24, в средней полосе РСФСР — 18, в Западной Сибири — 8, в Средней Азии — одно предприятие. В августе — сентябре 1941 г. в работу включились 15 эвакуированных белорусских заводов и фабрик, в октябре — ноябре — еще 20. К лету 1942 г. военную продукцию выпускали коллективы более 80 белорусских предприятий, перебазированных в тыл. Эвакуированное из Белоруссии оборудование в основном сливалось с местным однотипным производством. Только 20 наиболее крупных предприятий сохранили в эвакуации самостоятельность, и среди них «Гомсельмаш», «Красный металлист», «Двигатель революции», «КИМ», завод им. Клары Цеткин, «Красный химик».

Прибалтийские предприятия были эвакуированы главным образом в центральные, приуральские, приволжские области и автономные республики РСФСР, частично в Западную Сибирь, среднеазиатские республики и Казахстан. В этом деле большую роль сыграли правительства, уполномоченные Советов по эвакуации и наркоматы Прибалтийских республик.

Благодаря помощи Совнаркома и наркоматов Украинской ССР было быстро задействовано оборудование шахт Криворожского железорудного и Никопольского марганцевого бассейнов на горных предприятиях Урала. В результате горнякам Высокогорского, Гороблагодатского, Богословского и Бакальского рудников вместе с горняками Кривого Рога удалось значительно увеличить добычу железной руды. Если в 1940 г. железная руда, добытая в восточных районах, составляла 28,7% общесоюзной добычи, то в 1941 г. — уже 42,4%. Специалисты по добыче марганцевой руды, направленные с Украины на рудник «Полуночный», помогли значительно увеличить добычу этой руды.

Горняки с угольных бассейнов Украины вместе с местными шахтерами установили эвакуированное шахтное оборудование на действующих шахтах, а также развернули строительство новых угольных шахт и разрезов и тем самым добились значительного увеличения добычи угля в восточных районах. В целом в 1945 г. добыча угля по сравнению с 1940 г. составила: в Кузбассе — 137,4%, в Караганде — 179,3, на Урале — 214,5%22.

При содействии руководящих работников наркоматов Украины в самые сжатые сроки было пущено оборудование цехов завода «Запорожсталь», вывезенного на Магнитогорский металлургический комбинат, а также оборудование Харьковского турбинного завода, перебазированного в Свердловск на Уралтурбзавод. На этот же свердловский завод были переведены из Ленинграда основные инженерно-технические кадры турбостроения с Невского машиностроительного завода и Ленинградского металлического завода.

Пуск в эксплуатацию многих украинских заводов и фабрик происходил путем слияния их с местными родственными предприятиями, за исключением таких предприятий, как Одесский станкостроительный завод им. В. И. Ленина, донецкий завод «Красный тигель», харьковский фармзавод «Здоровье трудящихся», Горловский машиностроительный завод им. С. М. Кирова, харьковская фабрика «Большевичка Украины», которые на новых местах сохранили самостоятельность. Промышленное оборудование других украинских предприятий было передано местным родственным предприятиям.

Многие эвакуированные заводы стали базой для создания новых отраслей или крупнейших предприятий в восточных районах страны. Так, сахарные заводы, эвакуированные с Украины в Среднюю Азию, значительно усилили здесь мощности молодой сахарной промышленности. Харьковский тракторный завод, эвакуированный на Алтай, стал основой для развертывания нового мощного Алтайского тракторного завода. На базе эвакуированных московских заводов создавались новые крупные заводы и отрасли промышленности на Волге, Урале и в Сибири. Например, в результате перебазирования Московского автозавода в Ульяновск и на Урал были созданы автомобильные заводы в Ульяновске и Миассе, агрегатный завод в Шадринске и кузнечно-прессовый завод в Челябинске.

В результате эвакуации миллионы трудящихся были вывезены из временно оккупированных и прифронтовых областей, спасены от уничтожения и угона на фашистскую каторгу. Это позволило сохранить значительное количество трудовых ресурсов и облегчило решение проблемы кадров в промышленности, строительстве и сельском хозяйстве восточных районов СССР, которая на протяжении всей войны оставалась очень острой.

Для осуществления такой грандиозной задачи, как размещение, монтаж и пуск в действие в рекордные сроки и нередко в необжитых местах Урала, Сибири и Казахстана эвакуированных туда заводов и фабрик, которые составляли по существу целую индустриальную державу, требовались огромные трудовые ресурсы. Восточные районы не располагали достаточным количеством работников необходимых профессий и специальностей. Урал и Сибирь, приняв сотни перебазированных заводов, переживали по сути промышленную революцию, которая предъявила повышенные требования не только к количеству, но и к качеству трудовых ресурсов. Между тем в первые дни войны добровольно и по мобилизации ушли на фронт более трети рабочих страны. Во второй половине 1941 г. по этой причине уменьшилась численность рабочих и служащих в восточных районах, несмотря на приток рабочих и служащих с эвакуированными предприятиями, учреждениями и строительными организациями. В то же время предприятия, имевшие до эвакуации производственные мощности, обслуживаемые 2—3 тыс. человек, в короткий срок увеличили их в несколько раз, что потребовало довести контингент рабочих до 30—35 тыс. человек. Для этого крупные предприятия провели большую работу по набору и срочной подготовке на местах многих тысяч новых рабочих, так как при массовой мобилизации в армию на смену опытным рабочим пришли в основном женщины и подростки, не имевшие производственного опыта.

В решении проблемы кадров большую помощь эвакуированным предприятиям оказывали местные партийные и советские органы. В восточных районах в больших масштабах проводились мероприятия по подготовке и переподготовке кадров для военной промышленности и смежных с ней отраслей взамен ушедших на фронт.

Массовое перебазирование промышленности на восток выдвинуло еще одну чрезвычайно трудную и сложную задачу — налаживание новых межотраслевых и межрайонных экономических связей, значительно нарушенных из-за временной потери ряда крупных промышленных районов и эвакуации предприятий.

Потеря южной угольно-металлургической базы вызвала резкое ухудшение снабжения углем и металлом военного хозяйства страны, так как в 1940 г. удельный вес Украины в общесоюзном производстве черных металлов составлял 49,7%, в добыче угля — 50,5%. Выход немецко-фашистских войск к Волге и предгорьям Северного Кавказа нарушил связи с главной нефтяной и нефтеперерабатывающей базой СССР и пути снабжения фронта и тыла бакинской нефтью. Центральные районы и особенно Москва и Ленинград находились в прифронтовой полосе и вследствие эвакуации машиностроительных предприятий утратили значение крупных баз снабжения страны высококачественным оборудованием. Поэтому требовалось с небывалой быстротой изыскать и создать новые источники снабжения промышленности сырьем, топливом, электроэнергией, оборудованием и в корне перестроить всю систему межотраслевых и межрайонных связей.

Эти проблемы решались путем создания мощной военно-промышленной базы на востоке страны, особенно на Урале и в Сибири, где высокими темпами осуществлялось строительство новых промышленных предприятий на основе эвакуированного оборудования, происходил процесс наращивания энергетических мощностей и шли интенсивные поиски новых сырьевых ресурсов. Поэтому новые главные экономические связи в основном стали замыкаться в пределах восточных районов СССР, и особенно Урала и Сибири. Это были двусторонние связи: навстречу металлу, топливу и сырью шли машины, станки и оборудование. Наряду с этими связями установились еще односторонние потребительские связи между восточными районами и районами Поволжья, Севера, Центра. Восточные районы направляли предприятиям Поволжья, Севера и Центра, занятым главным образом производством военной продукции, черные металлы, топливо, сырье, а они перерабатывали их в вооружение, боеприпасы, военно-инженерное имущество и поставляли фронту. Радиус межрайонных связей по большинству видов продукции значительно уменьшился, но по некоторым видам ресурсов и готовой продукции дальность перевозок возросла. Например, в связи с выпадением из топливного баланса продукции Донбасса и частично Подмосковного угольного бассейна дальность перевозок угля увеличилась более чем на 150 км и составила 860 км.

К середине 1942 г. главные трудности, связанные с восстановлением эвакуированных предприятий, были преодолены. Созданная на востоке страны военно-промышленная база не только возместила временно утраченные в летний и осенний периоды 1941 г. производственные мощности, но и значительно превзошла их. Завершение военной перестройки промышленности существенно изменило структуру промышленного производства Урала, Сибири и других восточных районов. Эвакуированные на Урал 700 предприятий, в основном металлургической, машиностроительной и военной промышленности, резко повысили его индустриальную мощь. Основные предприятия Урала были настолько усилены эвакуированным оборудованием, что во много раз увеличили свои производственные мощности. Так, Магнитогорский комбинат принял и развернул на своих площадях оборудование 34 заводов, Нижнетагильский — 13, Орский — 13, Челябинский — 13, Синарский трубный — 9 заводов.

В результате эвакуации и ввода в действие на новых местах предприятий значительно возросло население городов. Во втором полугодии 1941 г. число жителей Казани, например, выросло с 401 тыс. человек до 515 тыс., Куйбышева — с 390 тыс. до 529 тыс., Свердловска — с 425 тыс. до 544 тыс., Омска — с 281 тыс. до 400 тыс., Ташкента — с 585 тыс. до 660 тыс. человек. В 1942 г. численность населения в городах восточных областей еще более увеличилась, а в некоторых из них даже удвоилась.

Согласно переписи эвакуированного населения по состоянию на 1 февраля 1942 г., в 40 областях, краях и автономных республиках РСФСР было размещено около 5 914 тыс. эвакуированных, из них в Ярославской области — 500 тыс., в Чкаловской — 242 тыс., в Куйбышевской — свыше 200 тыс., в Кировской — 227 тыс., в Новосибирской — 255 тыс., в Татарской АССР — 266 тыс., в Челябинской области — 425 тыс., в Свердловской — 719 тыс. человек. Около 600 тыс. человек приняла Казахская ССР, 716 тыс. — Узбекская ССР, 100 тыс. — Киргизская ССР, около 87 тыс. человек — остальные среднеазиатские республики и Закавказье. Таким образом, в восточных районах страны было размещено 7 417 тыс. эвакуированных23. К осени 1942 г. количество эвакуированных во многих восточных областях еще более увеличилось в связи с проведением летом 1942 г. второй эвакуации.

Эти данные свидетельствуют об огромных масштабах работ по размещению и трудоустройству эвакуированных, по обеспечению их жильем и другими бытовыми услугами.

Период перебазирования предприятий был наиболее трудным в развитии советской военной экономики. Эвакуация привела к резкому сокращению объема промышленного производства, так как направленные в глубокий тыл предприятия временно прекратили выпуск продукции.

В октябре — ноябре 1941 г. большинство эвакуированных предприятий было еще «на колесах», а потому с июня по ноябрь 1941 г. объем валовой продукции промышленности СССР снизился до 47,6% довоенного уровня. Выпуск проката черных металлов в декабре 1941 г. уменьшился против июня в 3,1 раза, проката цветных металлов — в 430 раз, производство шарикоподшипников, необходимых для изготовления самолетов, танков, артиллерии, — в 21 раз. Вследствие этого в октябре — ноябре 1941 г. произошел спад в производстве вооружения и боевой техники, особенно тяжелых и средних танков, боеприпасов, стрелкового вооружения и самолетов. К тому же ощущался недостаток сырья, электроэнергии, трудовых ресурсов. Численность рабочих и служащих в народном хозяйстве с 31,5 млн. человек в начале 1941 г. уменьшилась к концу года до 18,5 млн.

Однако уже к началу 1942 г. падение промышленного производства в стране прекратилось и наметился определенный подъем: стали расти производственные показатели, постепенно налаживалась работа эвакуированных предприятий, с марта 1942 г. началось увеличение выпуска промышленной продукции. Особенно важным сдвигом явилось быстрое восстановление тяжелой и военной промышленности. К концу 1941 г. вся металлургия Урала и Сибири была переведена на производство качественных сталей, а производство броневой стали на уральских и сибирских заводах за короткий срок увеличилось почти в 20 раз. Многие эвакуированные предприятия стали выпускать на новом месте больше продукции, чем до эвакуации.

С осени 1941 г. быстро наращивались темпы развития военной промышленности в районах Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана, Средней Азии и в Центральном районе. Во втором полугодии 1941 г. по сравнению с первым среднемесячный выпуск самолетов ИЛ-2, ПЕ-2, ЯК-1, МИГ-3 и других увеличился в 2 раза, выпуск танков — более чем в 2,5 раза и составил 4740 машин. Производство винтовок и карабинов возросло с 792 тыс. до 1 500 тыс., автоматов и пулеметов — с 11 тыс. до 143 тыс., орудий и минометов — с 15 600 до 55 500, снарядов и мин — с 18 800 тыс. до 40 200 тыс. Начался выпуск реактивных установок и противотанковых ружей. Однако потребности Красной Армии в вооружении и боевой технике в то время еще далеко не удовлетворялись. Особенно не хватало боеприпасов.

В конце 1941 и в начале 1942 г. широко развернулось новое строительство. В 1942 г. в восточных районах насчитывалось 10 315 новостроек24. За несколько месяцев воздвигались крупные цехи и целые заводы.

Процесс эвакуации и восстановления перебазированных предприятий, явившийся важнейшим этапом в развитии военной экономики СССР, длился сравнительно недолго — примерно один-полтора года (второе полугодие 1941—1942 г.) — и ознаменовался тем, что за этот срок была успешно завершена перестройка производственной базы военной экономики СССР. В целом по промышленности эвакуация завершилась в основном уже к середине 1942 г., а но военной промышленности еще раньше — в первом квартале 1942 г. К концу 1942 г. основная масса эвакуированного оборудования была пущена на полный ход. Оборудование эвакуированных предприятий явилось одним из основных источников массового производства боевых средств в военное время.

Перебазирование промышленности на восток страны вошло в историю как одна из крупных побед социалистического строя. Оно было проведено исключительно быстро и эффективно, позволило сохранить экономический потенциал страны для последующего мощного развития военной экономики.

К концу 1942 г. в советском тылу, в том числе на Урале и в Западной Сибири, было создано слаженное, быстро растущее военное хозяйство. Объем валовой продукции промышленности Урала по сравнению с довоенным уровнем возрос в 1943 г. в 3,3 раза, а в 1945 г. — в 3,6 раза. Не менее интенсивно развивалась промышленность Западной Сибири, валовая продукция которой в 1942 г. увеличилась против уровня 1940 г. в 2,4 раза, в 1943 г. — в 3 раза. За четыре года войны промышленное производство в целом по Сибири увеличилось в 2,8 раза25. Внутри этих районов, выдвинувшихся в число ведущих промышленных центров страны, изменились специализация и кооперирование предприятий и производственные связи между ними.

В результате успешного восстановления эвакуированных предприятий значительно укрепился военно-промышленный потенциал страны, произошли огромные сдвиги в размещении и структуре промышленного производства, возросла роль восточных районов как арсенала, обеспечивающего фронт всем необходимым, изменились пропорции и темпы развития промышленного производства.

За годы войны промышленность значительно приблизилась к источникам сырья, топлива, а также к районам потребления продукции. Особенно ярко это видно на примере машиностроения. Эвакуация военных и гражданских машиностроительных заводов на Урал и в Сибирь и создание передельных заводов черной металлургии на базе местных ресурсов железного лома в Средней Азии и Казахстане территориально сблизили предприятия машиностроения и черной металлургии. Перебазирование предприятий приблизило военную промышленность и машиностроение также к базам производства цветных металлов. Урал, Западная Сибирь, Казахстан и до войны были основными производителями меди, свинца, цинка, никеля. Кроме того, Урал был крупным производителем алюминия. Во время войны концентрация мощностей цветной металлургии в восточных районах еще более возросла.

Гитлеровская пропаганда усиленно трубила, что в результате ударов фашистской армии советская экономика полностью парализована и не сможет справиться с военно-хозяйственными задачами. Между тем в результате внезапного нападения Советский Союз потерял только часть территории, а основную часть находящегося на ней оборудования сумел передислоцировать в безопасные районы и в тылу организовать производство необходимой продукции.

Перебазирование промышленности на восток и осуществление нового строительства внесли коренные изменения в пропорции промышленного производства по экономическим районам СССР. Так, удельный вес Поволжья, Урала, Западной и Восточной Сибири в производстве промышленной продукции повысился в 1942 г. против довоенного уровня в 3,3 раза. Правда, в 1945 г. доля этих районов в производстве промышленной продукции несколько снизилась, но была все же в 3 раза больше, чем в 1940 г. Восточные районы уже в 1942 г. стали основными поставщиками промышленной продукции, а Поволжье, Урал, Западная Сибирь, Казахстан — главными центрами цветной и черной металлургии, добычи угля и нефти и основными поставщиками оружия и военной техники для Красной Армии. В целом за четыре года Отечественной войны на Урале промышленное производство выросло в 3,6 раза, в Сибири — в 2,8 раза, в Поволжье — в 3,4 раза.

Значительное место в военной экономике страны занимало Поволжье. Здесь был создан мощный массив машиностроительных и химических предприятий, превративший Поволжье в одну из крупнейших индустриальных баз СССР. Особенно быстрыми темпами в связи с ростом выпуска военной продукции развивалась металлообрабатывающая промышленность. Уже в 1943 г. в Поволжье объем валовой продукции металлообрабатывающей промышленности возрос против довоенного уровня почти в 9 раз. Вместе с тем снизилось производство стали, проката черных металлов, цемента и сократился выпуск продукции легкой и пищевой промышленности.

За годы войны значительно повысился удельный вес местного топлива (сланца, торфа) в общем топливном балансе этого экономического района. Не прекращались работы по строительству «Второго Баку», что обеспечило повышение добычи нефти по сравнению с 1940 г. в несколько раз. К важнейшим промышленным очагам Поволжья были проложены трубопроводы для подачи нефтяных газов, что позволило сэкономить миллионы тонн дальнепривозного топлива. Большое значение имело развитие в Поволжье добычи газа. Объем валовой продукции промышленности в Поволжье за годы войны вырос по сравнению с 1940 г. в 3,4 раза.

В суровых прифронтовых условиях создавалось военное хозяйство в Центральном районе. В Ярославской, Ивановской, Владимирской, Костромской и Тамбовской областях, в Марийской, Мордовской и Чувашской автономных республиках, где не было военных действий, имел место большой рост промышленного производства. Но в областях этого района, подвергшихся временной оккупации, объем промышленного производства значительно сократился вследствие огромного ущерба, нанесенного немецко-фашистскими захватчиками хозяйству этих областей. Даже к концу войны они не смогли достичь довоенного уровня выплавки чугуна, производства стали, проката черных металлов, металлорежущих станков, автомобилей, строительных материалов, тканей, кожаной обуви, сахара, растительного масла и т.д.

По мере освобождения советской территории от немецко-фашистских захватчиков, и особенно после победоносного завершения битвы под Москвой, Центральный район восстанавливал и увеличивал промышленное производство. Так, заводы и предприятия Москвы, Московской и других областей за короткий срок значительно расширили производство вооружения и боеприпасов. Московские заводы давали фронту больше автоматов, чем все специализированные заводы Наркомата вооружения.

Район Юга полностью подвергся вражеской оккупации, причем во многих областях Украины и районах Молдавии она продолжалась свыше двух лет. Естественно, что на этот срок хозяйство оккупированных районов выпало из экономической жизни страны. После освобождения промышленность этих районов оказалась в таком состоянии, что не только не могла давать продукцию, но и сама требовала значительной хозяйственной помощи.

Начиная со второго периода войны возрастали масштабы восстановительных работ на Украине, в Молдавии, Белоруссии и республиках Прибалтики.

Восстановительные работы в Донбассе начались в феврале — марте 1943 г., а с сентября, когда Донецкий бассейн был полностью освобожден, развернулось восстановление его металлургической и угольной промышленности. В течение 1944 г. в Донбассе и Приднепровье было восстановлено 10 металлургических заводов, 11 доменных и 40 мартеновских печей, 20 прокатных станов. Украина и Молдавия стали быстро наращивать темпы промышленного производства.

Из рассмотренных нами данных о перебазировании производительных сил и крупном новом строительстве военных заводов и предприятий тяжелой индустрии в восточных районах СССР вытекает ряд основных выводов.

Во-первых, центр тяжести промышленного производства в СССР переместился из центральных и южных районов в восточные районы, которые заняли ведущее положение в промышленности, и в первую очередь в военном производстве.

В годы войны упало значение Центра и Юга, занимавших до войны основное место в экономике СССР, а Урал, Сибирь и Поволжье стали важнейшими производителями и поставщиками вооружения, боеприпасов, военно-инженерного имущества и сыграли главную роль в организации военной экономики СССР. Особенно возросло значение этих районов в выпуске важнейших видов стратегического сырья. К концу Отечественной войны они давали 82% общесоюзного производства черных металлов, 89% полезной руды, почти половину угля.

Важное место в военной экономике СССР заняли Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Туркмения, Киргизия и Закавказские республики. Эти районы, развивая производство военной техники, значительно укрепили свою индустриальную базу. В республиках Средней Азии наряду с хлопком расширились посевы продовольственных и технических культур, развивалось животноводство.

Во-вторых, бурное развитие экономики восточных районов позволило изменить сложившуюся до войны неравномерность размещения производительных сил, когда промышленность главным образом концентрировалась в центральных районах страны, а огромные потенциальные возможности восточных районов для промышленного производства использовались недостаточно.

Урал, Сибирь и Поволжье, занимая почти половину территории СССР, на которой проживало 23% населения страны, накануне войны выпускали менее 1/6 всей промышленной продукции. В годы войны в этих районах промышленность развивалась исключительно быстрыми темпами и достигла такого уровня, для которого в мирные годы потребовались бы десятки лет.

В-третьих, война резко изменила разделение труда между экономическими районами СССР. В первые же месяцы войны выпала из хозяйственного оборота промышленность Украины, Белоруссии, Прибалтики, Молдавии, оказавшихся в зоне фашистской оккупации, и вследствие этого прекратились экономические связи названных республик с другими районами страны. В то же время усилились экономические связи между районами Урала, Сибири, Поволжья и республиками Средней Азии и Казахстаном.

Благодаря большой помощи Урала, Сибири и Поволжья республики Средней Азии, Закавказья и Казахская ССР добились значительного увеличения промышленного производства.

В-четвертых, высокие темпы роста промышленного производства в восточных районах в годы войны были обусловлены целеустремленным развитием определенного количества отраслей промышленности, узкой специализацией их на выпуске главным образом военной техники, продукции гражданского машиностроения, металла и угля при снижении против довоенного уровня объемов выпуска продукции легкой, пищевой и некоторых других отраслей промышленности.

В-пятых, в восточных районах в связи с притоком эвакуированного населения, ростом производства промышленной продукции и развернувшимся строительством значительно увеличилась численность рабочих и служащих. Так, на Урале число рабочих и служащих в 1943 г. возросло по сравнению с 1940 г. на 36%, в том числе в промышленности — на 65%; в Поволжье — соответственно на 16 и 65%, в Западной Сибири — на 23 и 71%, в Казахстане и Средней Азии — на 7 и 54%. В результате перераспределения производительных сил значительно увеличился удельный вес рабочих и служащих, занятых в промышленности восточных районов, в численности рабочих и служащих, занятых в промышленности СССР: в Поволжье — с 3% в 1940 г. до 7,5% в 1943 г., на Урале — соответственно с 8,5 до 20,5%, в Западной Сибири — с 4 до 9%, в Казахстане и Средней Азии — с 3,5 до 8%.

В-шестых, перемещение основной части производственных мощностей промышленности СССР на восток и достигнутое на этой основе улучшение размещения производительных сил страны явились ярким свидетельством преимуществ социалистической плановой системы хозяйства и созидательной силы Коммунистической партии и героического советского народа.

Перебазирование производительных сил на восток — одна из ярчайших страниц Великой Отечественной войны. Эвакуация промышленных предприятий и населения из прифронтовой полосы в глубокие тыловые районы с целью сохранить основные фонды народного хозяйства для создания военной экономики являлась составной, хотя и вынужденной, частью перестройки социалистической экономики на военный лад.

Гитлеровское руководство рассчитывало, что с захватом важных промышленных и сырьевых центров СССР советская промышленность потерпит крах, а потери сельскохозяйственных баз вызовут голод в стране. Коммунистическая партия и Советское правительство сорвали замыслы врага, развернув в огромных масштабах беспримерное в истории перебазирование производительных сил страны в безопасные районы тыла.

Партия и правительство в первые же дни войны экстренно принимали все необходимые меры для того, чтобы эвакуировать население, промышленные предприятия, продукцию сельского хозяйства, а также транспорт из зоны военных действий. Перед советскими людьми была поставлена задача не только не дать врагу овладеть оборудованием фабрик, заводов, электростанций, но и вывезти все это в глубокий тыл и там восстановить.

24 июня 1941 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли решение образовать Совет по эвакуации для руководства эвакуацией промышленности, сельскохозяйственных объектов и населения городов и сел из прифронтовой полосы. В тот же день Политбюро ЦК ВКП(б) рассмотрело и одобрило постановление СНК СССР о перемещении в тыл предприятий авиационной промышленности и об ускорении строительства авиазаводов-дублеров в восточных районах страны. 27 июня 1941 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли постановление «О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества». Эти решения и последующая директива ГКО от 4 июля 1941 г., определившая основные задачи хозяйственной политики партии в условиях вынужденной эвакуации, явились составной частью единой программы перевода народного хозяйства па военные рельсы.

При эвакуации из угрожаемых районов и размещении предприятий в тылу преимущество отдавалось заводам, выпускавшим военную продукцию, а также предприятиям металлургической и химической промышленности. Было решено перебазировать производительные силы западных районов в Поволжье, на Урал, в Западную Сибирь и республики Средней Азии. На востоке страны за годы довоенных пятилеток была создана достаточно мощная экономическая база. Так, в 1940 г. в восточных районах выплавлялось почти 29% общесоюзного производства чугуна, 32% стали, добывалось 36% угля. Здесь была основная база и цветной металлургии страны. Удельный вес восточных районов в общесоюзном производстве военной продукции составил к лету 1941 г. 18,5%1.

Наркоматам было предложено возложить на одного из заместителей наркомов персональную ответственность за проведение эвакуации подведомственных им предприятий из прифронтовой полосы, а также разработать планы их перебазирования на восток. Совет по эвакуации взял на учет все производственные, складские, административные, учебные и другие общественные здания в тылу страны, где можно было разместить эвакуированные предприятия, и на основании планов наркоматов определял города и пункты, куда должны были перебазироваться предприятия; давал задания НКПС выделять вагоны под оборудование и для трудящихся с семьями; назначал уполномоченных Совета по эвакуации из числа руководящих работников наркоматов, которые выезжали на места и проводили эвакуацию предприятий.

Политбюро ЦК ВКП(б) 5 июля 1941 г. утвердило разработанное Советом по эвакуации «Положение об эвакуационном пункте». На эти пункты были возложены прием и отправка эшелонов с эвакуированными, организация питания и медицинское обслуживание эвакуированного населения.

Для принятия и размещения эвакуированных предприятий еще до их прибытия проводилась большая подготовительная работа. Партийные, советские и хозяйственные органы восточных районов страны приняли соответствующие решения о размещении и быстрейшем восстановлении предприятий, работавших на нужды фронта.

Эвакуация предприятий, их размещение и восстановление рассматривались как важнейшая военно-политическая задача партии и народа. Перебазирование промышленности носило научный характер, осуществлялось на основе ленинских принципов размещения производительных сил под неослабным контролем Центрального Комитета партии и Советского правительства. Социалистическая плановая система хозяйства позволила осуществить перебазирование производительных сил по единому плану, с тщательным выбором места для пуска эвакуированных предприятий и с учетом обеспечения связей между предприятиями.

Массовое перебазирование промышленности из прифронтовой полосы в восточные районы было сопряжено с огромными трудностями. Большие сложности возникали уже на стадии демонтажа оборудования. Не всегда хватало времени для эвакуации оборудования в полном комплекте. Некоторое оборудование вообще нельзя было демонтировать и приходилось вывозить только отдельные, самые важные агрегаты и узлы. По существу каждый агрегат предприятий металлургической промышленности представлял собой целый завод. Демонтаж и вывоз оборудования происходили зачастую под артиллерийским обстрелом противника и бомбежками фашистской авиации. Несмотря на это, делалось все необходимое, чтобы эвакуировать население и в сжатые сроки перевезти с огромной территории значительное количество предприятий, и прежде всего оборудование таких крупных заводов, как «Днепроспецсталь», «Запорожсталь», Новокраматорский, Ижорский, Ленинградский Кировский, Невский им. В. И. Ленина, имевших десятки цехов, тысячи станков и машин, энергетические агрегаты и т.п.

Партийные, советские и военные органы прифронтовых районов делали все возможное для отправки в тыл населения, промышленных и сельскохозяйственных объектов. Например, ЦК КП(б) Белоруссии и Совнарком БССР на второй день войны приняли решение о немедленной эвакуации предприятий и населения. Однако в связи с быстрым продвижением противника по советской территории представилось возможным эвакуировать только часть предприятий из восточных областей республики: Могилевской, Витебской, Гомельской и Полесской. Из Белоруссии было эвакуировано оборудование 109 важнейших промышленных предприятий. В тыл было отправлено 17 тыс. единиц промышленного оборудований, 5,5 тыс. вагонов готовой продукции, 845 т цветных металлов, 44 км силового кабеля, а также значительное количество общественного скота, научные и культурные ценности2.

Большую работу по эвакуации провели партийные и советские организации Украины. Только в июне — июле 1941 г. из Киева было эвакуировано 335 тыс. человек, а всего с Украины выехало около 4 млн. человек. Летом 1941 г. из Киева пришлось вывезти 197 предприятий, в том числе завод химического машиностроения «Большевик», станкостроительный завод им. М. Горького, завод «Арсенал» им. В. И. Ленина. Из районов Приднепровья в тыл были отправлены важнейшие металлургические заводы: им. Г. И. Петровского, им. Ф. Э. Дзержинского, Криворожский им. В. И. Ленина, Никопольский трубный, Днепропетровский трубный им. Карла Либкнехта, а также Днепродзержинский азотно-туковый завод, многие электростанции и машиностроительные заводы. Осенью 1941 г. была осуществлена эвакуация промышленных предприятий Харькова и Донбасса. В западных областях Украинской ССР из-за быстрого продвижения немецко-фашистских войск эвакуация оказалась почти невозможной.

Всего с Украины и из Крыма в течение июня — декабря 1941 г. было перебазировано около 550 крупных промышленных предприятий. Только заводы наркоматов станкостроения, тяжелого и среднего машиностроения вывезли почти 9,5 тыс. станков3.

По мере приближения вражеских войск к Прибалтике осуществлялся демонтаж и вывоз оборудования заводов вместе с рабочими, служащими и их семьями. Например, из Эстонской ССР в глубь страны было эвакуировано около 13 тыс. единиц различного оборудования, 65 паровозов и мотовозов, 5425 автомашин, более 750 тыс. м хлопчатобумажных тканей, а всего материальных ценностей — на сумму свыше 600 млн. руб. В целом из Прибалтийских республик только железнодорожным транспортом было эвакуировано около 120 тыс. человек4.

С приближением врага к Ленинграду началась эвакуация в первую очередь местных предприятий оборонной промышленности и населения. Только в течение месяца было вывезено свыше 300 тыс. детей и почти 100 тыс. взрослых. С 29 июня, т.е. с начала эвакуации, до 27 августа 1941 г., когда железнодорожная связь со страной прервалась, из Ленинграда успело выехать 636 283 человека. Эвакуация осуществлялась и через Ладожское озеро судами Северо-Западного пароходства и Ладожской военной флотилии. В навигацию 1942 г. эвакуировалось население, не связанное с работой по обеспечению нужд Ленинградского фронта и кораблей Краснознаменного Балтийского флота, а также оборудование заводов, паровозы, цистерны. За навигацию 1942 г. из Ленинграда было отправлено 795 тыс. человек, а всего из Ленинграда с 23 июня 1941 по 1 апреля 1943 г. было эвакуировано 1 743 029 человек5.

Секретарь Ленинградской партийной организации Л. А. Жданов докладывал Государственному Комитету Обороны, что с июля 1941 по октябрь 1943 г. из Ленинграда в глубь страны было эвакуировано: 70 предприятий (полностью), 22 проектные, 11 конструкторских и 7 строительных организаций, 70 319 единиц металлорежущего, металлоплавильного, технологического и другого оборудования, 58 тыс. электромоторов, 22 комплекта котельных агрегатов, 23 гидро- и турбогенератора, теплоэлектростанции общей мощностью 30 МВт, 93 паровоза, 6 тыс. железнодорожных вагонов. Готовой продукции и полуфабрикатов было отправлено в тыл на 2 051 900 тыс. руб., черных металлов (прокат, броня, сортовой лист и т.д.) — 125 тыс. т, цветных металлов (пруток, лист, лента, чушка и т.д.) — 31 тыс. т.

Несмотря на попытки гитлеровцев помешать эвакуации из Ленинграда населения и оборудования, в целом процесс эвакуации проходил успешно. Эвакуация оборудования таких крупных ленинградских заводов, как Кировский и Ижорский, велась в октябре и даже в ноябре 1941 г., а уже в конце 1941 г. эти заводы были восстановлены на востоке и начали производить тяжелые танки КВ.

В результате эвакуации в Ленинграде значительно сократилось количество действующих предприятий. В 1943 г. по 11 основным наркоматам давали продукцию лишь 58 заводов и фабрик из 95, которые работали в 1940 г. На действующих предприятиях было занято только 46,5 тыс. работающих против 246,8 тыс., работавших в 1940 г. Весь парк оборудования промышленных предприятий Ленинграда составил в 1943 г. 21 тыс. единиц, или 20% по отношению к 1940 г. Установленная мощность электростанций уменьшилась до 268 тыс. кВт против 761 тыс. кВт в 1940 г. Совершенно выбыли из строя 8, 9 и 10-я ЛГЭС, значительно уменьшилась мощность 1-й и 2-й ЛГЭС, а также более мелких электростанций. В условиях блокады пришлось законсервировать значительное количество предприятий, а производство таких изделий, как гидротурбины, паровые турбины, дизели, генераторы, моторы, станки и т.п., полностью прекратить.

Но, несмотря на эвакуацию и консервацию многих крупнейших предприятий, длительную блокаду, бомбовые и артиллерийские удары, ленинградские рабочие давали фронту большое количество военной продукции: орудия, стрелковое вооружение, снаряды, мины — и строили легкие боевые суда. За первое военное полугодие ленинградская военная промышленность выпустила 713 танков, 480 бронемашин, 58 бронепоездов, а боеприпасов — в 10 раз больше, чем в первом полугодии 1941 г. С марта 1942 г., после пуска Волховской ГЭС, производство боевой продукции быстро росло. Так, в 1942 г. ленинградцы изготовили 8 млн. артснарядов, мин и авиационных бомб6.

Эвакуация оборудования предприятий Москвы и Московской области началась в июле 1941 г. В первую очередь производилось перебазирование машиностроительных заводов.

3 июля 1941 г. ГКО утвердил план эвакуации основного артиллерийского и стрелкового оружия, приборов и патронов, в котором предусматривались задания по перебазированию из Москвы, Тулы и Ленинграда в города Поволжья и Сибири 26 заводов Наркомата вооружения. 5 июля 1941 г. СНК СССР принял постановление об эвакуации из центральных областей в Западную Сибирь части кадров и оборудования для производства авиаприборов. Одновременно Наркомату среднего машиностроения было поручено создать на Урале и в Поволжье заводы-дублеры по изготовлению танковых дизелей и моторов на базе эвакуированных в Челябинскую область Харьковского дизелестроительного завода, дизельных цехов Ленинградского Кировского и Харьковского тракторного заводов.

В связи с прорывом гитлеровских войск в глубь страны количество оборудования, вывозимого из Москвы и Московской области, все более увеличивалось. 1 августа 1941 г. было принято решение эвакуировать 103 машиностроительных, станкостроительных и инструментальных предприятий Москвы и Московской области. 7 августа 1941 г. ГКО постановил перебазировать на Урал отдельные цехи металлургических заводов «Серп и молот» и «Электросталь», выпускавших качественную сталь. Оборудование фасоннолитейного цеха завода «Серп и молот» было намечено эвакуировать в Магнитогорск, а его цехи холодного проката — на Нижнетагильский завод им. В. В. Куйбышева; электропечи двух цехов и часть прокатного оборудования завода «Электросталь» — на Магнитогорский металлургический комбинат, а оборудование термического, калибровочного, кузнечного, молотового цехов, трех дуговых и одной высокочастотной печи — на Златоустовский завод.

В августе 1941 г. наряду с перебазированием предприятий из центрального района началась эвакуация предприятий, расположенных на левом берегу Днепра. Так, 18 августа 1941 г. запорожцы приступили к эвакуации завода «Запорожсталь». На помощь к ним для демонтажа уникальных листопрокатных станов этого завода прибыло из Донбасса около 2 тыс. рабочих-металлургов. Эвакуация проходила под непрерывным артиллерийским обстрелом врага, позиции которого находились на противоположном берегу Днепра. В течение почти полутора месяцев круглосуточно велась работа и по демонтажу и отправке ценнейшего оборудования, и по выпуску листовой стали. Несмотря на прямые попадания снарядов в заводские помещения, на заводе работали все цехи. 19 августа 1941 г. во время сильного артиллерийского обстрела жилого поселка и завода прекратились водоснабжение и подача электроэнергии, но повреждения были быстро устранены и производственная деятельность завода возобновилась. Только по сигналу воздушной тревоги, когда требовалось соблюдать светомаскировку, на доменных печах сокращалось дутье и прекращался выпуск чугуна и шлака. Усилиями запорожцев и металлургов Донбасса завод «Запорожсталь» был эвакуирован на Урал.

О масштабе эвакуационных работ свидетельствует тот факт, что для перебазирования одной «Запорожстали» потребовалось около 12,5 тыс. вагонов. Демонтаж и отправка на восток оборудования многих заводов Запорожской области шли днем и ночью, часто под артиллерийским и минометным огнем противника. Рабочие сутками не уходили с заводов, ночевали в цехах. Железнодорожные составы с оборудованием, а также с рабочими, инженерами и их семьями, как правило, формировались ночью и в темноте отправлялись с заводской территории. Многие промышленные предприятия работали до последней минуты. Пока в одних цехах выполнялись заказы фронта, соседние цехи спешно готовились к отправке.

Например, организованно и быстро прошла эвакуация оборудования Запорожского моторостроительного завода, хотя рабочим, занятым демонтажом оборудования, пришлось вместе с бойцами Красной Армии вступить в бой с гитлеровскими частями и оказывать им сопротивление до последней возможности7.

С большинства предприятий все оборудование, все заделы, силовые кабели, материальные склады были демонтированы и с документацией отправлены в течение считанных дней. В первую очередь демонтировались и грузились для эвакуации уникальное оборудование, решающая оснастка, а также приспособления и инструменты. Большегрузные штамповочные молоты, крупногабаритные детали гидропрессов поштучно устанавливались на толстый лист котельного железа и по стальным пруткам, подложенным на всем пути до места погрузки, двумя — четырьмя мощными тракторами передвигались к эстакаде.

Наиболее полно удалось демонтировать и эвакуировать заводы по производству корпусов снарядов и гильз авиавыстрела из Москвы и Московской области, Ростова, Таганрога, Днепропетровска, Тулы, Ленинграда и ряда других городов и областей. Сложнее было эвакуировать заводы, производящие порох, взрывчатые вещества, и другие химические производства. Начатое в предвоенные годы на Урале и в Сибири строительство заводов по производству нитроглицериновых порохов не было закончено. Эти заводы после достройки стали важной базой по производству взрывчатых веществ.

Партия и правительство придавали особое значение перебазированию предприятий черной металлургии. Базой для основных эвакуированных заводов были избраны Магнитогорский комбинат, Златоустовский, Нижнетагильский заводы, Первоуральский новотрубный и Синарский заводы.

С целью сохранения производства броневого листа в экстренном порядке были демонтированы и вывезены два толстолистовых стана: один — с ленинградского Ижорского завода на Новотагильский завод, другой — с Мариупольского завода им. Ильича на Магнитогорский металлургический комбинат. Погрузка оборудования толстолистового стана и термических печей с Ижорского и Кировского заводов была осуществлена 24 июня 1941 г. Пока они находились в пути, на Новотагильском металлургическом заводе проводились земляные, бетонные работы и огнеупорная закладка печей. С прибытием оборудования стана 18 августа 1941 г. начался его монтаж. Вскоре стан был введен в действие.

В первые дни войны проводилась эвакуация горняков и оборудования шахт Криворожского железорудного и Никопольского марганцевого бассейнов на горные предприятия Урала. В правительственном задании Наркомчермету предусматривалось силами горняков Кривого Рога резко увеличить добычу руды на Высокогорском, Гороблагодатском, Богословском и Бакальском рудниках. Специалисты по добыче марганцевой руды направлялись на рудник «Полуночный», расположенный на крайней точке Северного Урала, в 24 км от последней железнодорожной станции Ивдель.

В последующем была осуществлена эвакуация большой группы крупных и важных заводов черной металлургии Приднепровья (трубных, метизных и др.) на Магнитогорский комбинат, Златоустовский и Нижнетагильский заводы. Рабочие и оборудование днепропетровских трубных заводов им. В. И. Ленина, им. Карла Либкнехта и Никопольского южнотрубного завода направлялись на Первоуральский новотрубный и Синарский заводы8.

Период с августа по декабрь 1941 г. был самым напряженным в работе по эвакуации предприятий черной металлургии. Ведь эвакуировались не только металлургические предприятия. Кроме того, навстречу этому потоку двигались на фронт армии, боеприпасы и все необходимое для отпора врагу. К концу декабря 1941 г. по пяти основным главкам Наркомчермета из 50 предприятий, подлежавших эвакуации, были эвакуированы 33 и 6 находились в состоянии демонтажа. Наркомат черной металлургии и Наркомат путей сообщения принимали все меры, чтобы ускорить продвижение к местам назначения оборудования и работников предприятий. Несмотря на огромные трудности, к декабрю 1941 г. оборудование 26 заводов черной металлургии прибыло на место назначения.

С приближением вражеских войск к Донбассу развернулась напряженнейшая работа по эвакуации химических, машиностроительных заводов и оборудования шахт. Не более пяти дней длилась эвакуация Макеевского, Енакиевского, Константиновского и других заводов Донбасса. Краматорский машиностроительный завод был вывезен сначала на Урал, а затем реэвакуирован под Москву, в Электросталь, где был создан новый завод тяжелого машиностроения. Все угольные шахты были остановлены и частично взорваны. Часть оборудования и горняков была эвакуирована на Урал, в Кузбасс, Караганду и Среднюю Азию. Из Донбасса было вывезено основное оборудование (котлы, турбины, генераторы, трансформаторы) крупных Зуевской, Штеровской и строящейся Кураховской ГРЭС.

По ряду отраслей промышленности мощности перебазированных предприятий составляли свыше 1/3 общесоюзной производственной мощности этих отраслей промышленности. Некоторые заводы были эвакуированы на восток целиком, и среди них такие крупнейшие, как Новокраматорский завод тяжелого машиностроения, Харьковский тракторный, заводы вооружения, боеприпасов, авиационные. Из Харькова, например, был целиком перебазирован на Урал завод, производящий танки: вывезли не только оборудование, но и весь основной состав квалифицированных рабочих, инженеров, техников, мастеров и служащих, а также членов их семей. Только одному Харьковскому тракторному заводу для переброски оборудования потребовалось 26 эшелонов. Один из воронежских заводов отправил свыше 25 тыс. единиц металлорежущего и кузнечно-прессового оборудования, а также около 11 тыс. работников завода. Рыбинскому заводу для переброски оборудования, материалов и личного состава работников потребовалось 30 железнодорожных эшелонов, 7 пассажирских пароходов и 15 грузовых барж9.

Из Харькова были эвакуированы и другие заводы. Например, оборудование и работники Харьковского электромеханического завода были эвакуированы в ряд пунктов: в Чебоксары — электроаппаратное производство, в Уфу — производство низковольтной аппаратуры, в Кемерово — производство взрывобезопасных электродвигателей, в Свердловск — на завод «Уралэлектротяжмаш» — производство электромашин постоянного тока.

Своевременно и полностью было демонтировано и вывезено оборудование Днепровского алюминиевого завода, имевшего большое значение для отечественного самолетостроения. Благодаря энергичным усилиям наркомата и рабочих завода оборудование завода в течение нескольких недель было доставлено на Уральский алюминиевый завод и там быстро установлено с участием рабочих и инженеров, прибывших с Днепра.

На восток перебазировались вместе с личным составом работников важнейшие заводы из Ростова-на-Дону. Так, оборудование, квалифицированные рабочие, инженерно-технический персонал завода «Ростсельмаш» были эвакуированы в сентябре 1941 г. в Ташкент, где на этой базе был создан новый завод сельскохозяйственного машиностроения «Ташсельмаш». Уже с февраля 1942 г. он начал выпускать военную продукцию для Красной Армии.

Сложные и большие работы были проведены по перебазированию предприятий химической промышленности. На Урал и восток страны было эвакуировано 34 завода, и среди них крупные Днепродзержинский, Горловский, Северодонецкий (Лисичанский) азотно-туковые заводы. Славянский и Донецкий содовые заводы, Славянский новосодовый, находившийся в процессе пуска, Константиновский и Воскресенский химические заводы, Рубежанский химкомбинат, частично орехово-зуевский «Карболит», Дорогомиловский, Дербеневский заводы и много других более мелких предприятий.

В крайне трудных условиях проходила эвакуация населения и предприятий Москвы, Московской области и ряда прилегающих к Москве областей осенью 1941 г. В те дни положение под Москвой было исключительно тревожным: гитлеровские войска, находясь на ближних подступах к столице, пытались прорвать советскую оборону и занять Москву. Учитывая опасность, нависшую над столицей, ГКО 14 октября 1941 г. принял решение об эвакуации из Москвы и Московской области оборонных и других важных заводов. Одновременно возникла необходимость провести массовую эвакуацию важнейших предприятий оборонного значения из ряда прилегающих к Москве областей10.

14 октября 1941 г. на заседание ГКО были вызваны секретари обкомов партии: Ярославского — Н. С. Патоличев, Ивановского — Г. Н. Пальцев, Горьковского — М. И. Родионов. ГКО обязал их разработать план эвакуации оборонных предприятий этих областей и принять активное участие в работе по перебазированию московских и подмосковных предприятий в Поволжье, на Урал, в Западную Сибирь и республики Средней Азии.

Во исполнение решения ГКО развернулась массовая эвакуация из Москвы и Московской области населения, всех основных заводов и предприятий, производивших боевую технику, вооружение и боеприпасы.

Московский шарикоподшипниковый завод был разделен на несколько частей и эвакуирован в Саратов, Куйбышев, Томск. В результате в этих городах были созданы самостоятельные крупные шарикоподшипниковые заводы. Отдельными частями перебазировался и Московский автомобильный завод, так как для его размещения в одном месте не оказалось свободных площадей. Кузнечный, прессовый и рессорный цехи были эвакуированы в Челябинск и соседние с ним города: в Миасс, где были развернуты моторостроительные и литейные цехи, и в Шадринск, где производство отдельных узлов автомашин было размещено в кооперации с местными машиностроительными заводами; главный конвейер завода — цех шасси и ряд других производств были эвакуированы в Ульяновск и размещены в каменных корпусах складов Заготзерно.

Московский завод «Фрезер» был эвакуирован в Томск, завод «Калибр» — в Челябинск, электромашиностроительный завод «Динамо» — частично в Миасс, где был организован завод «Миассэлектроаппарат», Кудинский завод «Электроугли» был переброшен в Свердловск, Подольский аккумуляторный завод — в Тюмень, «Москабель» — частично в Томск.

Из Москвы и Московской области было эвакуировано на восток свыше 1,5 млн. человек, около 500 крупных промышленных предприятий, свыше 101 тыс. различных металлорежущих станков и кузнечно-прессовых установок, более 238 тыс. т черных и цветных металлов и различных материалов.

Эвакуация промышленных предприятий Москвы и Московской области привела к резкому сокращению материально-технической базы производства военной продукции в Москве и Подмосковье. Однако трудящиеся столицы и области сумели использовать оставшиеся производственные мощности для организации производства боеприпасов и вооружения. Уже к осени 1941 г. для нужд фронта работало около 2 тыс. московских предприятий. В ноябре 1941 г. в Москве и Подмосковье производились самолеты, стрелковое и артиллерийское оружие и боеприпасы11.

Перебазировались некоторые оборонные предприятия из областей, примыкающих к Москве. Например, было вывезено оборудование, а также готовая продукция, сырье и полуфабрикаты Новотульского, Косогорского, Липецкого металлургических заводов.

В октябре 1941 г., когда положение на фронте было наиболее тяжелым, партия и правительство предприняли меры для эвакуации оборудования предприятий, сырья, промышленных товаров, а также запасов продовольствия из угрожаемых районов Северного Кавказа, Воронежской, Курской, Орловской, Тульской и Рязанской областей.

Летом 1942 г. положение на фронте вновь резко ухудшилось: гитлеровские войска прорвались к Волге и на Кавказ. На советской территории врагу удалось захватить ряд важных промышленных, энергетических, сырьевых и продовольственных ресурсов. Однако значительную часть ресурсов угрожаемых районов удалось перевезти на восток. Масштабы этого перемещения были значительно меньшими, чем в 1941 г.

Вторая эвакуация охватила ряд важных районов — от Донбасса до Северного Кавказа и Закавказья, от Воронежа до Астрахани. В течение лета и осени 1942 г. из Ростовской, Ворошиловградской, Курской, Воронежской, части Орловской, Сталинградской областей, а также из краев и республик Северного Кавказа было эвакуировано на Урал, в республики Средней Азии и частично в Закавказье около 8 млн. человек, более 150 крупных предприятий и значительные запасы хлеба.

Эвакуация из Ростовской области, Краснодарского и Ставропольского краев проходила с огромными трудностями. Из-за выхода немецко-фашистских войск в излучину Дона пришлось эшелоны с грузами направлять сначала на Кавказ, а для дальнейшей их транспортировки использовать Каспийское море. На крупных морских баржах эвакогрузы переправлялись пароходами на восточное побережье, а затем по железной дороге следовали в Среднюю Азию и на Дальний Восток.

Летом 1942 г. через Каспийское море было переправлено оборудование электростанций из Донбасса и Грозного. В Кузбасс и Караганду было направлено до 25 тыс. донецких шахтеров.

Тяжело отразился на ходе военных действий ущерб, нанесенный фашистами нефтепромыслам Грозного и Майкопа. Сокращение добычи нефти явилось одной из причин ухудшения обстановки на советско-германском фронте.

Хотя демонтаж оборудования промыслов Майкопа и Грозного начался еще в конце 1941 г., летом и осенью 1942 г. эти районы оказались под ударом врага и пришлось оборудование нефтепромыслов кружным путем перебрасывать через Каспийское море для увеличения добычи нефти в Поволжье и Казахстане. В августе 1942 г. удалось снять и переправить в Поволжье нефтепровод, ранее соединявший Баку с Батуми. Была демонтирована и эвакуирована на восток часть оборудования нефтепромыслов Баку. Сложнее обстояло дело с вывозом нефти. На бакинских складах имелось 6 млн. т нефти. До начала боевых действий у Сталинграда было вывезено по Волге только 1,6 млн. т. Остальное количество нефти из-за недостатка времени, нехватки судов и железнодорожных составов было перекачено в горные лощины, что позволило использовать эту нефть в последующем.

Большие трудности были преодолены в деле эвакуации населения, сельскохозяйственной техники и скота через Волгу. В 17 пунктах были созданы специальные переправы, через которые с 18 июля по 18 августа 1942 г. моряки Волжской военной флотилии и гражданского флота перевезли на речных судах 3500 тракторов и комбайнов, 5 тыс. автомашин, около 2 млн. голов скота, 10 тыс. подвод с имуществом колхозов и совхозов, а также много зерна, горючего и т.п.12

Вторая эвакуация не затронула крупных предприятий Сталинграда. Когда фронт приблизился к Сталинграду и положение осложнилось, многие наркоматы поставили перед Советом по эвакуации вопрос о перебазировании важных промышленных предприятий города. Но Государственный Комитет Обороны отверг эти предложения наркоматов. На заседании ГКО было сказано: «Ничего из Сталинграда эвакуировать не будем. Мы должны сказать армии и народу, что отступать дальше некуда. Надо защищать Сталинград». Это вынужденное в создавшихся условиях решение в целом себя оправдало. В критические дни боев за Сталинград в цехах завода ремонтировались танки и другое вооружение. Рабочие тракторного завода, «Баррикад», «Красного Октября» и других предприятий города вместе с бойцами Красной Армии героически отражали натиск врага. Подвиг трудящихся Сталинграда бессмертен13.

И первая, и вторая эвакуации промышленности и населения проходили в тяжелых условиях первого периода войны. Нередко не хватало времени для демонтажа и вывоза оборудования, и приходилось уничтожать ценное оборудование, здания, материалы. Порой недоставало железнодорожных вагонов для эвакуации оборудования и людей. С целью маневрирования парком железнодорожных вагонов с разрешения Совета по эвакуации оборудование разгружали на попутных станциях, порожние вагоны возвращали в прифронтовую полосу. Впоследствии при первой возможности оборудование вновь грузилось и доставлялось к месту назначения.

Эвакуация проходила в условиях активных военных действий и была связана с большими потерями, но советские люди проявили великое мужество и стойкость. Осуществление эвакуации потребовало огромных, поистине героических усилий советских людей, исключительной четкости, слаженности и оперативности в работе партийных, советских и хозяйственных организаций.

Первая эвакуация осуществлялась в течение первых трех-четырех военных месяцев и отличалась колоссальными масштабами. С июля по ноябрь 1941 г. на восток было эвакуировано оборудование 93 предприятий черной металлургии, 150 машиностроительных заводов, 40 заводов электротехнической промышленности, свыше 650 предприятий других отраслей. В первую очередь эвакуировались предприятия оборонной промышленности. За это время на восток было отправлено оборудование всех заводов танковой, авиационной, моторостроительной промышленности, промышленности боеприпасов и других промышленных отраслей, имевших военное значение.

В течение второго полугодия 1941 г. с Украины, из Белоруссии, Крыма, Ростовской, Курской, Воронежской, Орловской, Тульской, Московской, Калининской, Ленинградской и Мурманской областей, из Москвы и Ленинграда, а также других прифронтовых и угрожаемых районов в восточные районы СССР, по неполным данным, только по железным дорогам было перебазировано оборудование 2593 промышленных предприятий, большое количество институтов и лабораторий, множество оборудования. Эшелоны везли на восток десятки тысяч станков, тысячи молотов, прессов, сотни турбин. Из колхозов, совхозов и других государственных хозяйств было эвакуировано около 2,4 млн. голов крупного рогатого скота (в том числе 0,9 млн. коров), 5,1 млн. овец и коз, около 0,2 млн. свиней, 0,8 млн. лошадей, миллионы тонн зерна14.

Иногда эшелоны с эвакуированными грузами уничтожались врагом в пути. Из-за этого много ценного оборудования было потеряно, что привело к снижению производственных мощностей советской промышленности в первый и второй периоды Отечественной войны. Однако фашистские захватчики не смогли пустить в эксплуатацию предприятия и воспользоваться промышленностью на оккупированной территории: саботаж населения, многочисленные диверсионные акты на фабриках, заводах, железных дорогах и шахтах, всенародное партизанское движение срывали все мероприятия врага.

Эвакуировалась на восток не только промышленность. Из опасной зоны вывозились также памятники культуры и культурные ценности. Их охрана и спасение были частью общего плана эвакуационных работ. Но то, что не удалось или нельзя было спасти, гитлеровские вандалы подвергли жестокому уничтожению. Только на территории РСФСР фашистские войска уничтожили и повредили 2234 здания древних монастырей и церквей, а на временно оккупированной территории СССР разграбили 427 музеев. Однако благодаря героическим усилиям советских людей основные богатства культуры народов СССР были спасены и сохранены. Целиком были эвакуированы в тыл архивы К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина, Государственный музей В. И. Ленина и Музей Революции СССР с их ценнейшими фондами, а также фонды многих музеев страны. Так, из 15 областей РСФСР были полностью вывезены фонды 66 крупнейших музеев.

Из угрожаемых районов с июля по ноябрь 1941 г. было эвакуировано на восток свыше 10 млн. человек. Но не всем советским людям удалось эвакуироваться из-за быстрого продвижения немецко-фашистских армий в начале войны. На временно оккупированной врагом советской территории оказалась почти треть населения страны15.

Массовое перебазирование производительных сил вызвало колоссальную нагрузку на железнодорожный транспорт, который должен был одновременно с перевозкой оборудования, материалов и рабочих с их семьями обеспечивать перевозки воинских эшелонов, вооружения, боеприпасов, продовольствия, а также товаров для населения. Общее представление о масштабах эвакуационных работ железнодорожного транспорта дает тот факт, что для эвакуации промышленности и населения было использовано около 1,5 млн. вагонов. Из угрожаемых районов в глубокий тыл в среднем отправлялось до 200 поездов и 10 тыс. вагонов в сутки. «Наши железнодорожники, — отмечал М. И. Калинин, — проделали гигантскую работу. На тысячи километров с запада на восток они перекинули горы оборудования, материалов, зерна и миллионы спасавшихся от фашистских варваров людей. Страна этого не забудет и высоко ценит работников железнодорожного транспорта за проделанную ими работу. Между прочим, советские железнодорожники утерли нос некоторым зарубежным «специалистам», предсказывавшим, что наш транспорт не справится со своими задачами в военное время»16.

Эвакуация в тыл промышленных и других объектов, а также культурных, научных и материальных ценностей была проведена в целом организованно и четко. Практически целая индустриальная держава всего за несколько месяцев была перебазирована за тысячи километров. Можно ли было выполнить в столь сжатый срок такую колоссальную работу в условиях капиталистического строя? Разумеется, нет. Только социалистической плановой системе хозяйства, основанной на общественной собственности на средства производства, был по плечу этот беспримерный в истории всех войн и стран маневр с производительными силами.

Эвакуация населения, промышленности, сельскохозяйственной техники, скота, культурных ценностей была одним из крупных экономических мероприятий, успешно осуществленных в годы Великой Отечественной войны. Благодаря перебазированию производительных сил на восток Советский Союз сохранил основную, главную часть производственных мощностей промышленности, расположенных до войны на временно оккупированной врагом территории, что способствовало срыву гитлеровских планов «блицкрига».

Эвакуированные предприятия размещались в Поволжье, на Урале, в Западной и Восточной Сибири, Казахстане и Средней Азии, причем почти 70% из них — на Урале, в Западной Сибири, Средней Азии и Казахстане. Наибольшее количество крупных предприятий — 667 — было переброшено на Урал. Основная их часть разместилась в Свердловской, Челябинской и Пермской областях. В Западную Сибирь удалось перебазировать 244 предприятия, а в Восточную Сибирь — 78 крупных заводов и фабрик. 308 крупных эвакуированных промышленных объектов было вывезено в районы Средней Азии и Казахстана17.

Первыми приняли эшелоны с эвакуированным населением центральные районы РСФСР: Ярославская, Вологодская, Ивановская, Кировская области, автономные республики и области Поволжья. На Новосибирский вокзал первый эшелон с эвакуированными прибыл 15 июля 1941 г. Вскоре поток эшелонов на восток стал возрастать. В августе и сентябре за сутки прибывало по пять — семь эшелонов, а всего за два года войны через Новосибирский транзитно-приемный эвакопункт прошло 1 494 тыс. человек. Только в сельских районах Новосибирской, Кемеровской и Томской областей к концу 1942 г. было размещено 193 052 эвакуированных. В отдельных случаях их число достигало почти 50% местного населения18.

Наибольшее количество людей и предприятий было эвакуировано на Урал. Для размещения эвакуированного оборудования Урал был выбран не случайно. Это был один из крупнейших промышленных центров страны. Здесь на основе богатейших природных ресурсов за годы мирного строительства был создан крупный промышленный комплекс, который вместе с Кузбассом составил прочную базу для дальнейшего развития промышленного производства. Здесь же имелись многочисленные квалифицированные кадры рабочих и специалистов. Урал накопил огромный опыт производства боевой техники. Еще с петровских времен он вслед за Тулой и Подмосковьем был крупнейшим производителем боевого оружия. Таким образом, эвакуированные на Урал заводы получили хорошую базу снабжения сырьем, электроэнергией, топливом, трудовыми ресурсами.

Поволжье и Западная Сибирь, куда были вывезены многие предприятия, представляли собой хотя и менее мощные, но также крупные промышленные районы с большой численностью населения и хорошей топливно-энергетической и сырьевой базой. Менее благоприятными условиями для размещения промышленности располагали Казахская ССР и республики Средней Азии. Здесь не было развитой черной металлургии и топливно-энергетической базы. Но сюда были перебазированы главным образом предприятия машиностроения, которым для работы требовались в основном трудовые ресурсы, а также предприятия легкой и пищевой промышленности, приступившие к переработке местного сырья.

При направлении эвакуируемых предприятий учитывались сложившаяся специализация союзных республик и перспективы их дальнейшего развития. Например, в Узбекистан была направлена большая часть сельскохозяйственных фабрик, заводов тяжелого и среднего машиностроения, электротехнической промышленности, около половины предприятий легкой и пищевой промышленности. В Казахстан прибыло большое число предприятий станкостроения, сельскохозяйственного машиностроения и пищевой промышленности.

Партия и правительство принимали необходимые меры для безотлагательного восстановления эвакуированных предприятий. К этому делу были подключены Госплан СССР и часть правительственного аппарата в Куйбышеве. Политбюро ЦК ВКП(б) и ГКО возложили на члена ГКО Н. А. Вознесенского персональную ответственность за то, чтобы заводы наркоматов авиационной и танковой промышленности, а также черной металлургии, промышленности вооружения и боеприпасов, перебазированные на Волгу, Урал и в Сибирь, в кратчайший срок были пущены в ход.

В работе по перемещению производительных сил и быстрейшему развитию на востоке материально-технической базы, способной обеспечить военную промышленность и Красную Армию всем необходимым, участвовали такие крупнейшие ученые страны, как президент Академии наук СССР В. Л. Комаров, А. А. Байков, И. П. Бардин, С. И. Вавилов, В. Н. Варенцов, Б. Е. Веденеев, A. В. Винтер, П. Л. Капица, Г. М. Кржижановский, B. Н. Образцов, Н. Н. Семенов, А. А. Скочинский, C. Г. Струмилин, А. Е. Ферсман, Л. Д. Шевяков и многие другие. Комиссия АН СССР по мобилизации ресурсов Урала под руководством академика В. Л. Комарова разработала важные предложения, позволившие обеспечить расширение рудной базы черной металлургии Урала и Сибири, а также увеличить добычу угля на Урале, в Кузбассе и Караганде.

Для размещения каждого эвакуированного предприятия и оборудования был определен конкретный населенный пункт. Для этого использовались данные переписей ЦСУ, а также сообщения уполномоченных Госплана СССР. С первого дня прибытия к месту назначения были разработаны твердые графики восстановления эвакуированных заводов, определены важнейшие, первоочередные стройки. Местные партийные и советские органы, а также трудящиеся тыловых районов оказывали огромную помощь в разгрузке оборудования, устройстве приехавших рабочих, инженерно-технических работников и их семей, установке оборудования на отведенных площадях и строительстве новых зданий.

Прибывающие эшелоны разгружались без задержки, и оборудование немедленно направлялось к месту назначения, где сразу же начинался скоростной монтаж и пуск оборудования. Нередко прибывшее на место оборудование было некомплектным, так как во время пути отдельные вагоны выходили из строя. Обычно неисправные вагоны отцеплялись и на различных станциях загонялись в тупики. Поиски таких вагонов по полученным от железной дороги номерам и направление их к месту назначения входили в функцию диспетчерской службы и отрывали много времени. Большую помощь в этом нелегком деле оказывали Наркомат путей сообщения и Госплан СССР.

Советское правительство, местные партийные, советские и хозяйственные органы приложили много усилий, чтобы обеспечить жилищно-бытовые условия для эвакуированного населения. Особенно большую работу по размещению прибывших рабочих и служащих, обеспечению их питанием, коммунальными услугами провели обкомы, горкомы и райкомы партии восточных районов, созданные при местных Советах депутатов трудящихся специальные группы, а также эвакопункты. Они были организованы в Свердловске, Челябинске, Куйбышеве, Горьком, Новосибирске, Ташкенте и других городах.

В местах прибытия эвакуированного населения под жилье использовались помещения клубов, театров, школ, общежитий. Если общественных помещений не хватало, то производилось временное уплотнение местных жителей, что приводило к ухудшению жилищных условий. Так, в ряде городов Урала размеры жилой площади на одного жителя сократились до 2—2,5 кв. м. Нередко эвакуированные предприятия размещались на отдаленной от населенных пунктов территории, где совсем не было жилья, столовых, пекарен, торговых и коммунальных предприятий. В таких случаях сооружались палатки, землянки, бараки, полевые пекарни, строились на быструю руку ларьки, использовались походные кухни. Конечно, все это создавало большие неудобства для прибывших, но никто не роптал, не выражал недовольства, все мужественно переносили тяготы и трудности военной жизни.

Жители восточных районов РСФСР, Закавказья, Казахстана и Средней Азии проявили заботу и внимание к эвакуированным с предприятиями рабочим и служащим, особенно к женщинам, старикам и детям. Местные жители принимали эвакуированных по-братски, как своих родных и близких, делились с ними одеждой, продовольствием, всем, чем могли. На 1 декабря 1942 г. только Киргизия приняла, обеспечила продуктами, жильем и работой свыше 108 тыс. человек. К весне 1942 г. в Узбекистане было размещено 716 тыс. человек19.

Эвакуированное с запада население влилось в трудовые коллективы колхозов и совхозов восточных районов и самоотверженно трудилось на благо победы над фашистской Германией. Особенно большим подспорьем было оно для Сибири, где не хватало трудовых ресурсов. Многие эвакуированные стали трактористами, механиками, счетоводами, бухгалтерами. Наиболее активные и способные избирались на должности председателей колхозов, членами их правлений, выдвигались на ответственную работу в Сельские Советы, в районные организации.

Однако размещение эвакуированного населения было сопряжено с большими трудностями. В первое время серьезные недостатки имели место в бытовом устройстве эвакуированных рабочих и их семей. Зачастую люди размещались за 12—16 км от заводов. Если и были там трамваи, то они часто простаивали из-за снежных заносов. Рабочим приходилось ходить на заводы пешком. Предоставляемые эвакуированному населению жилые помещения нередко были холодными и сырыми. В связи с этим в ноябре 1941 г. партийным организациям восточных районов была направлена телеграмма о фактах неправильного отношения к эвакуированным из прифронтовых районов рабочим, служащим и колхозникам, в которой осуждались случаи невнимательного отношения к эвакуированному населению и содержалось требование исправить допущенные ошибки.

Партия и правительство, местные партийные, советские и хозяйственные организации много внимания уделили обеспечению топливом и одеждой эвакуированных рабочих, специалистов и их семей, а также жилищному строительству, налаживанию продовольственного снабжения, организации общественного питания. 13 сентября 1941 г. Совнарком СССР принял постановление «О строительстве жилых помещений для эвакуированного населения», которое обязало исполкомы Советов депутатов трудящихся восточных районов при недостатке жилой площади организовать строительство жилых и коммунально-бытовых помещений упрощенного типа. Промбанку было дано указание предоставлять рабочим и служащим эвакуированных предприятий долгосрочный кредит на индивидуальное жилищное строительство в размере 50% стоимости жилищ, а остальную часть относить на счет государственного бюджета20. Наряду с жильем строились бани, прачечные, медпункты, больницы, детские дома и приемники, санпропускники, дезокамеры и т.п.

Наибольшие трудности при восстановлении и пуске перебазированных предприятий состояли в отсутствии готовых помещений. Поскольку готовых производственных площадей было далеко не достаточно, приходилось изыскивать дополнительные возможности и приспосабливать для размещения эвакуированного оборудования складские помещения и другие непроизводственные здания. Например, заводу пластических масс были предоставлены здания театров Уфы и Кемерова, Московскому часовому заводу — здание средней школы в Златоусте. Во многих городах для размещения эвакуированных предприятий и институтов отводились здания средних школ, техникумов, высших учебных заведений, театров, клубов, Дворцов культуры, музеев.

Значительная часть эвакуированного оборудования размещалась в различных не приспособленных для этого помещениях. В случае если габариты выделенных помещений не позволяли размещать прибывшее оборудование, например черной металлургии, для его установки использовались действующие производственные площади, занятые выпуском такой продукции, которая в условиях войны уже не требовалась или мало требовалась народному хозяйству. Имевшееся здесь оборудование демонтировалось, вместо него устанавливались новые агрегаты, и начиналось производство нужной фронту продукции.

Во многих случаях для экономии производственных помещений оборудование машиностроительных предприятий размещалось не на обычных 20—30 кв. м площади на станок, а на 10—15 кв. м, что вело к уплотнению площадей. Размещение эвакуированного оборудования на готовых площадях имело большое преимущество: использовались действующие коммуникации пара, воды, сжатого воздуха, не надо было строить новых электростанций, подъездных путей и т.п.

Решительные меры партии и правительства по использованию непроизводственных зданий и готовых производственных площадей для размещения оборудования позволили значительно ускорить восстановление эвакуированных предприятий и обеспечить быстрый ввод в действие производственных мощностей. Однако в ряде районов этот путь не полностью решал проблему размещения эвакуированного оборудования и потребовалось быстро построить новые цехи и здания.

С целью ускорения строительства проектирование велось непосредственно на стройках, там же изготовлялись чертежи, максимально использовались строительные материалы, имевшиеся в районе стройки, а также местные трудовые ресурсы. Однако множество людей, пришедших на строительные площадки, до этого не имели никакого строительного опыта. Главным образом это были вчерашние домохозяйки, работники культуры, студенты, учащиеся. Строители, монтажники, слесари, сварщики дневали и ночевали на стройплощадках и в цехах. Они старались найти выход из любого положения. Поскольку электрической энергии не хватало, в вечернее и ночное время работа шла при свете факелов и костров. Еще не было закончено строительство производственных площадей, а под открытым небом уже начинался монтаж оборудования. Коллективы рабочих вместе со строителями выполняли все строительные и монтажные работы.

Например, Запорожскому моторостроительному заводу, эвакуированному в Омск, была отведена территория на окраине города, представлявшая собой огромный пустырь, окруженный лесом. Перед самой войной здесь были начаты работы по строительству самолетного и агрегатного заводов и кое-где были возведены только фундаменты, колонны и стены. Устанавливать станки и оборудование пришлось под открытым небом. Вскоре нагрянули холода. Южане-запорожцы очень тяжело переносили суровые сибирские морозы, но завод начал выпускать продукцию 7 января 1942 г.

С большим энтузиазмом работали все прибывшие рабочие и инженеры, местное население, партийные, советские и хозяйственные организации. Работа велась круглосуточно. Рабочие и инженерно-технические работники невиданными темпами монтировали оборудование и налаживали его работу нередко на пустом месте, в сибирской тайге и степях Казахстана.

Оборудование некоторых заводов так быстро устанавливалось, что уже через несколько недель заводы и фабрики начинали выпускать нужную фронту продукцию. Так, крупнейший в стране авиастроительный завод выпустил первый истребитель на 14-й день после прибытия в Поволжье последнего эшелона с оборудованием. Над цехами завода еще не было крыш, а станки уже действовали.

Высокие темпы строительных работ обеспечили быстрый ввод производственных мощностей. Например, первый эшелон с оборудованием Днепропетровского трубопрокатного завода им. В. И. Ленина отошел 7 августа 1941 г., в течение следующих шести дней было отправлено еще шесть эшелонов. Последний, девятый эшелон прибыл в Первоуральск 6 сентября, а 24 декабря цех тонкостенных труб начал выпускать дефицитные виды труб для производства вооружения и боеприпасов. В черной металлургии уже через два-три месяца демонтированное оборудование начинало давать продукцию. Так, в эти сроки удалось наладить такое важное для обороны производство, как трубоволочильное, холодная прокатка ленты и др. Эвакуированный с завода им. Карла Либкнехта цех быстро развернули в недостроенном здании автобазы, и он через два месяца уже начал давать очень нужную фронту продукцию.

Исключительно быстрыми темпами восстанавливался на Урале Харьковский танковый завод. 19 октября 1941 г. последняя группа работников завода покинула Харьков, а уже 8 декабря 1941 г. харьковские танкостроители собрали из привезенных с собой частей и узлов первые 25 танков Т-34 и отправили их на фронт. Эвакуированные на Урал Ленинградский Кировский и Харьковский дизельный заводы разместились на территории Челябинского тракторного. На базе этих трех заводов был создан крупнейший в стране Уральский Кировский танковый, завод, получивший название «Танкоград».

К концу 1941 г. к выпуску танков приступили все перебазированные танковые заводы, а именно: восемь танкостроительных заводов, три — по производству танковых корпусов, три дизельных. Авиационные, моторостроительные и другие военные заводы восстанавливались также в сжатые сроки.

Эвакуированные предприятия не только полностью восстанавливали производство на новом месте, но и увеличивали свои мощности. Об этом свидетельствуют многочисленные факты. Так, один из вывезенных в глубь страны заводов, производящих мины, прибыл на новое место назначения в сентябре 1941 г. В соответствии с утвержденным правительством планом он должен был начать работу к ноябрю 1941 г., но фактически уже в октябре выпустил мин больше, чем до эвакуации, в декабре дал больше мин, чем до войны за полугодие, а еще через месяц — в 10 раз больше, чем производил до эвакуации21.

Правительства союзных республик, и в частности Белоруссии, Прибалтики и Украины, уделяли огромное внимание своим эвакуированным предприятиям, содействовали их быстрейшему размещению и восстановлению.

Например, представители Совнаркома Белоруссии побывали в тех районах, где было сконцентрировано наибольшее количество трудовых и материальных ресурсов, эвакуированных из БССР: в Поволжье, Башкирской АССР, Тамбовской и Пензенской областях, на Среднем Урале. В Поволжье разместилось 40 заводов и фабрик, эвакуированных из Белоруссии, на Урале — 24, в средней полосе РСФСР — 18, в Западной Сибири — 8, в Средней Азии — одно предприятие. В августе — сентябре 1941 г. в работу включились 15 эвакуированных белорусских заводов и фабрик, в октябре — ноябре — еще 20. К лету 1942 г. военную продукцию выпускали коллективы более 80 белорусских предприятий, перебазированных в тыл. Эвакуированное из Белоруссии оборудование в основном сливалось с местным однотипным производством. Только 20 наиболее крупных предприятий сохранили в эвакуации самостоятельность, и среди них «Гомсельмаш», «Красный металлист», «Двигатель революции», «КИМ», завод им. Клары Цеткин, «Красный химик».

Прибалтийские предприятия были эвакуированы главным образом в центральные, приуральские, приволжские области и автономные республики РСФСР, частично в Западную Сибирь, среднеазиатские республики и Казахстан. В этом деле большую роль сыграли правительства, уполномоченные Советов по эвакуации и наркоматы Прибалтийских республик.

Благодаря помощи Совнаркома и наркоматов Украинской ССР было быстро задействовано оборудование шахт Криворожского железорудного и Никопольского марганцевого бассейнов на горных предприятиях Урала. В результате горнякам Высокогорского, Гороблагодатского, Богословского и Бакальского рудников вместе с горняками Кривого Рога удалось значительно увеличить добычу железной руды. Если в 1940 г. железная руда, добытая в восточных районах, составляла 28,7% общесоюзной добычи, то в 1941 г. — уже 42,4%. Специалисты по добыче марганцевой руды, направленные с Украины на рудник «Полуночный», помогли значительно увеличить добычу этой руды.

Горняки с угольных бассейнов Украины вместе с местными шахтерами установили эвакуированное шахтное оборудование на действующих шахтах, а также развернули строительство новых угольных шахт и разрезов и тем самым добились значительного увеличения добычи угля в восточных районах. В целом в 1945 г. добыча угля по сравнению с 1940 г. составила: в Кузбассе — 137,4%, в Караганде — 179,3, на Урале — 214,5%22.

При содействии руководящих работников наркоматов Украины в самые сжатые сроки было пущено оборудование цехов завода «Запорожсталь», вывезенного на Магнитогорский металлургический комбинат, а также оборудование Харьковского турбинного завода, перебазированного в Свердловск на Уралтурбзавод. На этот же свердловский завод были переведены из Ленинграда основные инженерно-технические кадры турбостроения с Невского машиностроительного завода и Ленинградского металлического завода.

Пуск в эксплуатацию многих украинских заводов и фабрик происходил путем слияния их с местными родственными предприятиями, за исключением таких предприятий, как Одесский станкостроительный завод им. В. И. Ленина, донецкий завод «Красный тигель», харьковский фармзавод «Здоровье трудящихся», Горловский машиностроительный завод им. С. М. Кирова, харьковская фабрика «Большевичка Украины», которые на новых местах сохранили самостоятельность. Промышленное оборудование других украинских предприятий было передано местным родственным предприятиям.

Многие эвакуированные заводы стали базой для создания новых отраслей или крупнейших предприятий в восточных районах страны. Так, сахарные заводы, эвакуированные с Украины в Среднюю Азию, значительно усилили здесь мощности молодой сахарной промышленности. Харьковский тракторный завод, эвакуированный на Алтай, стал основой для развертывания нового мощного Алтайского тракторного завода. На базе эвакуированных московских заводов создавались новые крупные заводы и отрасли промышленности на Волге, Урале и в Сибири. Например, в результате перебазирования Московского автозавода в Ульяновск и на Урал были созданы автомобильные заводы в Ульяновске и Миассе, агрегатный завод в Шадринске и кузнечно-прессовый завод в Челябинске.

В результате эвакуации миллионы трудящихся были вывезены из временно оккупированных и прифронтовых областей, спасены от уничтожения и угона на фашистскую каторгу. Это позволило сохранить значительное количество трудовых ресурсов и облегчило решение проблемы кадров в промышленности, строительстве и сельском хозяйстве восточных районов СССР, которая на протяжении всей войны оставалась очень острой.

Для осуществления такой грандиозной задачи, как размещение, монтаж и пуск в действие в рекордные сроки и нередко в необжитых местах Урала, Сибири и Казахстана эвакуированных туда заводов и фабрик, которые составляли по существу целую индустриальную державу, требовались огромные трудовые ресурсы. Восточные районы не располагали достаточным количеством работников необходимых профессий и специальностей. Урал и Сибирь, приняв сотни перебазированных заводов, переживали по сути промышленную революцию, которая предъявила повышенные требования не только к количеству, но и к качеству трудовых ресурсов. Между тем в первые дни войны добровольно и по мобилизации ушли на фронт более трети рабочих страны. Во второй половине 1941 г. по этой причине уменьшилась численность рабочих и служащих в восточных районах, несмотря на приток рабочих и служащих с эвакуированными предприятиями, учреждениями и строительными организациями. В то же время предприятия, имевшие до эвакуации производственные мощности, обслуживаемые 2—3 тыс. человек, в короткий срок увеличили их в несколько раз, что потребовало довести контингент рабочих до 30—35 тыс. человек. Для этого крупные предприятия провели большую работу по набору и срочной подготовке на местах многих тысяч новых рабочих, так как при массовой мобилизации в армию на смену опытным рабочим пришли в основном женщины и подростки, не имевшие производственного опыта.

В решении проблемы кадров большую помощь эвакуированным предприятиям оказывали местные партийные и советские органы. В восточных районах в больших масштабах проводились мероприятия по подготовке и переподготовке кадров для военной промышленности и смежных с ней отраслей взамен ушедших на фронт.

Массовое перебазирование промышленности на восток выдвинуло еще одну чрезвычайно трудную и сложную задачу — налаживание новых межотраслевых и межрайонных экономических связей, значительно нарушенных из-за временной потери ряда крупных промышленных районов и эвакуации предприятий.

Потеря южной угольно-металлургической базы вызвала резкое ухудшение снабжения углем и металлом военного хозяйства страны, так как в 1940 г. удельный вес Украины в общесоюзном производстве черных металлов составлял 49,7%, в добыче угля — 50,5%. Выход немецко-фашистских войск к Волге и предгорьям Северного Кавказа нарушил связи с главной нефтяной и нефтеперерабатывающей базой СССР и пути снабжения фронта и тыла бакинской нефтью. Центральные районы и особенно Москва и Ленинград находились в прифронтовой полосе и вследствие эвакуации машиностроительных предприятий утратили значение крупных баз снабжения страны высококачественным оборудованием. Поэтому требовалось с небывалой быстротой изыскать и создать новые источники снабжения промышленности сырьем, топливом, электроэнергией, оборудованием и в корне перестроить всю систему межотраслевых и межрайонных связей.

Эти проблемы решались путем создания мощной военно-промышленной базы на востоке страны, особенно на Урале и в Сибири, где высокими темпами осуществлялось строительство новых промышленных предприятий на основе эвакуированного оборудования, происходил процесс наращивания энергетических мощностей и шли интенсивные поиски новых сырьевых ресурсов. Поэтому новые главные экономические связи в основном стали замыкаться в пределах восточных районов СССР, и особенно Урала и Сибири. Это были двусторонние связи: навстречу металлу, топливу и сырью шли машины, станки и оборудование. Наряду с этими связями установились еще односторонние потребительские связи между восточными районами и районами Поволжья, Севера, Центра. Восточные районы направляли предприятиям Поволжья, Севера и Центра, занятым главным образом производством военной продукции, черные металлы, топливо, сырье, а они перерабатывали их в вооружение, боеприпасы, военно-инженерное имущество и поставляли фронту. Радиус межрайонных связей по большинству видов продукции значительно уменьшился, но по некоторым видам ресурсов и готовой продукции дальность перевозок возросла. Например, в связи с выпадением из топливного баланса продукции Донбасса и частично Подмосковного угольного бассейна дальность перевозок угля увеличилась более чем на 150 км и составила 860 км.

К середине 1942 г. главные трудности, связанные с восстановлением эвакуированных предприятий, были преодолены. Созданная на востоке страны военно-промышленная база не только возместила временно утраченные в летний и осенний периоды 1941 г. производственные мощности, но и значительно превзошла их. Завершение военной перестройки промышленности существенно изменило структуру промышленного производства Урала, Сибири и других восточных районов. Эвакуированные на Урал 700 предприятий, в основном металлургической, машиностроительной и военной промышленности, резко повысили его индустриальную мощь. Основные предприятия Урала были настолько усилены эвакуированным оборудованием, что во много раз увеличили свои производственные мощности. Так, Магнитогорский комбинат принял и развернул на своих площадях оборудование 34 заводов, Нижнетагильский — 13, Орский — 13, Челябинский — 13, Синарский трубный — 9 заводов.

В результате эвакуации и ввода в действие на новых местах предприятий значительно возросло население городов. Во втором полугодии 1941 г. число жителей Казани, например, выросло с 401 тыс. человек до 515 тыс., Куйбышева — с 390 тыс. до 529 тыс., Свердловска — с 425 тыс. до 544 тыс., Омска — с 281 тыс. до 400 тыс., Ташкента — с 585 тыс. до 660 тыс. человек. В 1942 г. численность населения в городах восточных областей еще более увеличилась, а в некоторых из них даже удвоилась.

Согласно переписи эвакуированного населения по состоянию на 1 февраля 1942 г., в 40 областях, краях и автономных республиках РСФСР было размещено около 5 914 тыс. эвакуированных, из них в Ярославской области — 500 тыс., в Чкаловской — 242 тыс., в Куйбышевской — свыше 200 тыс., в Кировской — 227 тыс., в Новосибирской — 255 тыс., в Татарской АССР — 266 тыс., в Челябинской области — 425 тыс., в Свердловской — 719 тыс. человек. Около 600 тыс. человек приняла Казахская ССР, 716 тыс. — Узбекская ССР, 100 тыс. — Киргизская ССР, около 87 тыс. человек — остальные среднеазиатские республики и Закавказье. Таким образом, в восточных районах страны было размещено 7 417 тыс. эвакуированных23. К осени 1942 г. количество эвакуированных во многих восточных областях еще более увеличилось в связи с проведением летом 1942 г. второй эвакуации.

Эти данные свидетельствуют об огромных масштабах работ по размещению и трудоустройству эвакуированных, по обеспечению их жильем и другими бытовыми услугами.

Период перебазирования предприятий был наиболее трудным в развитии советской военной экономики. Эвакуация привела к резкому сокращению объема промышленного производства, так как направленные в глубокий тыл предприятия временно прекратили выпуск продукции.

В октябре — ноябре 1941 г. большинство эвакуированных предприятий было еще «на колесах», а потому с июня по ноябрь 1941 г. объем валовой продукции промышленности СССР снизился до 47,6% довоенного уровня. Выпуск проката черных металлов в декабре 1941 г. уменьшился против июня в 3,1 раза, проката цветных металлов — в 430 раз, производство шарикоподшипников, необходимых для изготовления самолетов, танков, артиллерии, — в 21 раз. Вследствие этого в октябре — ноябре 1941 г. произошел спад в производстве вооружения и боевой техники, особенно тяжелых и средних танков, боеприпасов, стрелкового вооружения и самолетов. К тому же ощущался недостаток сырья, электроэнергии, трудовых ресурсов. Численность рабочих и служащих в народном хозяйстве с 31,5 млн. человек в начале 1941 г. уменьшилась к концу года до 18,5 млн.

Однако уже к началу 1942 г. падение промышленного производства в стране прекратилось и наметился определенный подъем: стали расти производственные показатели, постепенно налаживалась работа эвакуированных предприятий, с марта 1942 г. началось увеличение выпуска промышленной продукции. Особенно важным сдвигом явилось быстрое восстановление тяжелой и военной промышленности. К концу 1941 г. вся металлургия Урала и Сибири была переведена на производство качественных сталей, а производство броневой стали на уральских и сибирских заводах за короткий срок увеличилось почти в 20 раз. Многие эвакуированные предприятия стали выпускать на новом месте больше продукции, чем до эвакуации.

С осени 1941 г. быстро наращивались темпы развития военной промышленности в районах Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана, Средней Азии и в Центральном районе. Во втором полугодии 1941 г. по сравнению с первым среднемесячный выпуск самолетов ИЛ-2, ПЕ-2, ЯК-1, МИГ-3 и других увеличился в 2 раза, выпуск танков — более чем в 2,5 раза и составил 4740 машин. Производство винтовок и карабинов возросло с 792 тыс. до 1 500 тыс., автоматов и пулеметов — с 11 тыс. до 143 тыс., орудий и минометов — с 15 600 до 55 500, снарядов и мин — с 18 800 тыс. до 40 200 тыс. Начался выпуск реактивных установок и противотанковых ружей. Однако потребности Красной Армии в вооружении и боевой технике в то время еще далеко не удовлетворялись. Особенно не хватало боеприпасов.

В конце 1941 и в начале 1942 г. широко развернулось новое строительство. В 1942 г. в восточных районах насчитывалось 10 315 новостроек24. За несколько месяцев воздвигались крупные цехи и целые заводы.

Процесс эвакуации и восстановления перебазированных предприятий, явившийся важнейшим этапом в развитии военной экономики СССР, длился сравнительно недолго — примерно один-полтора года (второе полугодие 1941—1942 г.) — и ознаменовался тем, что за этот срок была успешно завершена перестройка производственной базы военной экономики СССР. В целом по промышленности эвакуация завершилась в основном уже к середине 1942 г., а но военной промышленности еще раньше — в первом квартале 1942 г. К концу 1942 г. основная масса эвакуированного оборудования была пущена на полный ход. Оборудование эвакуированных предприятий явилось одним из основных источников массового производства боевых средств в военное время.

Перебазирование промышленности на восток страны вошло в историю как одна из крупных побед социалистического строя. Оно было проведено исключительно быстро и эффективно, позволило сохранить экономический потенциал страны для последующего мощного развития военной экономики.

К концу 1942 г. в советском тылу, в том числе на Урале и в Западной Сибири, было создано слаженное, быстро растущее военное хозяйство. Объем валовой продукции промышленности Урала по сравнению с довоенным уровнем возрос в 1943 г. в 3,3 раза, а в 1945 г. — в 3,6 раза. Не менее интенсивно развивалась промышленность Западной Сибири, валовая продукция которой в 1942 г. увеличилась против уровня 1940 г. в 2,4 раза, в 1943 г. — в 3 раза. За четыре года войны промышленное производство в целом по Сибири увеличилось в 2,8 раза25. Внутри этих районов, выдвинувшихся в число ведущих промышленных центров страны, изменились специализация и кооперирование предприятий и производственные связи между ними.

В результате успешного восстановления эвакуированных предприятий значительно укрепился военно-промышленный потенциал страны, произошли огромные сдвиги в размещении и структуре промышленного производства, возросла роль восточных районов как арсенала, обеспечивающего фронт всем необходимым, изменились пропорции и темпы развития промышленного производства.

За годы войны промышленность значительно приблизилась к источникам сырья, топлива, а также к районам потребления продукции. Особенно ярко это видно на примере машиностроения. Эвакуация военных и гражданских машиностроительных заводов на Урал и в Сибирь и создание передельных заводов черной металлургии на базе местных ресурсов железного лома в Средней Азии и Казахстане территориально сблизили предприятия машиностроения и черной металлургии. Перебазирование предприятий приблизило военную промышленность и машиностроение также к базам производства цветных металлов. Урал, Западная Сибирь, Казахстан и до войны были основными производителями меди, свинца, цинка, никеля. Кроме того, Урал был крупным производителем алюминия. Во время войны концентрация мощностей цветной металлургии в восточных районах еще более возросла.

Гитлеровская пропаганда усиленно трубила, что в результате ударов фашистской армии советская экономика полностью парализована и не сможет справиться с военно-хозяйственными задачами. Между тем в результате внезапного нападения Советский Союз потерял только часть территории, а основную часть находящегося на ней оборудования сумел передислоцировать в безопасные районы и в тылу организовать производство необходимой продукции.

Перебазирование промышленности на восток и осуществление нового строительства внесли коренные изменения в пропорции промышленного производства по экономическим районам СССР. Так, удельный вес Поволжья, Урала, Западной и Восточной Сибири в производстве промышленной продукции повысился в 1942 г. против довоенного уровня в 3,3 раза. Правда, в 1945 г. доля этих районов в производстве промышленной продукции несколько снизилась, но была все же в 3 раза больше, чем в 1940 г. Восточные районы уже в 1942 г. стали основными поставщиками промышленной продукции, а Поволжье, Урал, Западная Сибирь, Казахстан — главными центрами цветной и черной металлургии, добычи угля и нефти и основными поставщиками оружия и военной техники для Красной Армии. В целом за четыре года Отечественной войны на Урале промышленное производство выросло в 3,6 раза, в Сибири — в 2,8 раза, в Поволжье — в 3,4 раза.

Значительное место в военной экономике страны занимало Поволжье. Здесь был создан мощный массив машиностроительных и химических предприятий, превративший Поволжье в одну из крупнейших индустриальных баз СССР. Особенно быстрыми темпами в связи с ростом выпуска военной продукции развивалась металлообрабатывающая промышленность. Уже в 1943 г. в Поволжье объем валовой продукции металлообрабатывающей промышленности возрос против довоенного уровня почти в 9 раз. Вместе с тем снизилось производство стали, проката черных металлов, цемента и сократился выпуск продукции легкой и пищевой промышленности.

За годы войны значительно повысился удельный вес местного топлива (сланца, торфа) в общем топливном балансе этого экономического района. Не прекращались работы по строительству «Второго Баку», что обеспечило повышение добычи нефти по сравнению с 1940 г. в несколько раз. К важнейшим промышленным очагам Поволжья были проложены трубопроводы для подачи нефтяных газов, что позволило сэкономить миллионы тонн дальнепривозного топлива. Большое значение имело развитие в Поволжье добычи газа. Объем валовой продукции промышленности в Поволжье за годы войны вырос по сравнению с 1940 г. в 3,4 раза.

В суровых прифронтовых условиях создавалось военное хозяйство в Центральном районе. В Ярославской, Ивановской, Владимирской, Костромской и Тамбовской областях, в Марийской, Мордовской и Чувашской автономных республиках, где не было военных действий, имел место большой рост промышленного производства. Но в областях этого района, подвергшихся временной оккупации, объем промышленного производства значительно сократился вследствие огромного ущерба, нанесенного немецко-фашистскими захватчиками хозяйству этих областей. Даже к концу войны они не смогли достичь довоенного уровня выплавки чугуна, производства стали, проката черных металлов, металлорежущих станков, автомобилей, строительных материалов, тканей, кожаной обуви, сахара, растительного масла и т.д.

По мере освобождения советской территории от немецко-фашистских захватчиков, и особенно после победоносного завершения битвы под Москвой, Центральный район восстанавливал и увеличивал промышленное производство. Так, заводы и предприятия Москвы, Московской и других областей за короткий срок значительно расширили производство вооружения и боеприпасов. Московские заводы давали фронту больше автоматов, чем все специализированные заводы Наркомата вооружения.

Район Юга полностью подвергся вражеской оккупации, причем во многих областях Украины и районах Молдавии она продолжалась свыше двух лет. Естественно, что на этот срок хозяйство оккупированных районов выпало из экономической жизни страны. После освобождения промышленность этих районов оказалась в таком состоянии, что не только не могла давать продукцию, но и сама требовала значительной хозяйственной помощи.

Начиная со второго периода войны возрастали масштабы восстановительных работ на Украине, в Молдавии, Белоруссии и республиках Прибалтики.

Восстановительные работы в Донбассе начались в феврале — марте 1943 г., а с сентября, когда Донецкий бассейн был полностью освобожден, развернулось восстановление его металлургической и угольной промышленности. В течение 1944 г. в Донбассе и Приднепровье было восстановлено 10 металлургических заводов, 11 доменных и 40 мартеновских печей, 20 прокатных станов. Украина и Молдавия стали быстро наращивать темпы промышленного производства.

Из рассмотренных нами данных о перебазировании производительных сил и крупном новом строительстве военных заводов и предприятий тяжелой индустрии в восточных районах СССР вытекает ряд основных выводов.

Во-первых, центр тяжести промышленного производства в СССР переместился из центральных и южных районов в восточные районы, которые заняли ведущее положение в промышленности, и в первую очередь в военном производстве.

В годы войны упало значение Центра и Юга, занимавших до войны основное место в экономике СССР, а Урал, Сибирь и Поволжье стали важнейшими производителями и поставщиками вооружения, боеприпасов, военно-инженерного имущества и сыграли главную роль в организации военной экономики СССР. Особенно возросло значение этих районов в выпуске важнейших видов стратегического сырья. К концу Отечественной войны они давали 82% общесоюзного производства черных металлов, 89% полезной руды, почти половину угля.

Важное место в военной экономике СССР заняли Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Туркмения, Киргизия и Закавказские республики. Эти районы, развивая производство военной техники, значительно укрепили свою индустриальную базу. В республиках Средней Азии наряду с хлопком расширились посевы продовольственных и технических культур, развивалось животноводство.

Во-вторых, бурное развитие экономики восточных районов позволило изменить сложившуюся до войны неравномерность размещения производительных сил, когда промышленность главным образом концентрировалась в центральных районах страны, а огромные потенциальные возможности восточных районов для промышленного производства использовались недостаточно.

Урал, Сибирь и Поволжье, занимая почти половину территории СССР, на которой проживало 23% населения страны, накануне войны выпускали менее 1/6 всей промышленной продукции. В годы войны в этих районах промышленность развивалась исключительно быстрыми темпами и достигла такого уровня, для которого в мирные годы потребовались бы десятки лет.

В-третьих, война резко изменила разделение труда между экономическими районами СССР. В первые же месяцы войны выпала из хозяйственного оборота промышленность Украины, Белоруссии, Прибалтики, Молдавии, оказавшихся в зоне фашистской оккупации, и вследствие этого прекратились экономические связи названных республик с другими районами страны. В то же время усилились экономические связи между районами Урала, Сибири, Поволжья и республиками Средней Азии и Казахстаном.

Благодаря большой помощи Урала, Сибири и Поволжья республики Средней Азии, Закавказья и Казахская ССР добились значительного увеличения промышленного производства.

В-четвертых, высокие темпы роста промышленного производства в восточных районах в годы войны были обусловлены целеустремленным развитием определенного количества отраслей промышленности, узкой специализацией их на выпуске главным образом военной техники, продукции гражданского машиностроения, металла и угля при снижении против довоенного уровня объемов выпуска продукции легкой, пищевой и некоторых других отраслей промышленности.

В-пятых, в восточных районах в связи с притоком эвакуированного населения, ростом производства промышленной продукции и развернувшимся строительством значительно увеличилась численность рабочих и служащих. Так, на Урале число рабочих и служащих в 1943 г. возросло по сравнению с 1940 г. на 36%, в том числе в промышленности — на 65%; в Поволжье — соответственно на 16 и 65%, в Западной Сибири — на 23 и 71%, в Казахстане и Средней Азии — на 7 и 54%. В результате перераспределения производительных сил значительно увеличился удельный вес рабочих и служащих, занятых в промышленности восточных районов, в численности рабочих и служащих, занятых в промышленности СССР: в Поволжье — с 3% в 1940 г. до 7,5% в 1943 г., на Урале — соответственно с 8,5 до 20,5%, в Западной Сибири — с 4 до 9%, в Казахстане и Средней Азии — с 3,5 до 8%.

В-шестых, перемещение основной части производственных мощностей промышленности СССР на восток и достигнутое на этой основе улучшение размещения производительных сил страны явились ярким свидетельством преимуществ социалистической плановой системы хозяйства и созидательной силы Коммунистической партии и героического советского народа.