• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

Глава X СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ НА СЛУЖБЕ ФРОНТА И ТЫЛА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 

Фашистская Германия, предпринимая нападение на СССР, рассчитывала, что война вызовет продовольственную разруху и голод в нашей стране, но эти расчеты агрессора полностью провалились. Еще до вероломного вторжения гитлеровских войск на территорию СССР Советское правительство приняло меры для пополнения государственных резервов продовольствия.

В военный период снабжение населения продовольственными и промышленными товарами осложнялось временной потерей крупных и наиболее плодородных районов, ухудшением общего состояния сельского хозяйства, усилением подвижности городского и сельского населения, а также тем, что многие предприятия, выпускавшие в мирное время продукты питания и товары широкого потребления, с началом войны были переключены на производство военной продукции. Значительная часть промышленных и продовольственных товаров направлялась на фронт. Вследствие этих причин централизованные рыночные фонды продовольственных и промышленных товаров существенно сократились.

Сокращение объема товаров, направляемых на удовлетворение нужд населения, потребовало коренной перестройки товарооборота, торговли и снабжения в стране. Перестройка ставила целью обеспечить концентрацию запасов продовольствия в руках социалистического государства, строгий учет и централизованное плановое распределение товарных ресурсов и первоочередное снабжение продовольственными и промышленными товарами армии и работников ведущих отраслей народного хозяйства. Для того чтобы фронт и тыл не испытывали перебоев в обеспечении продуктами сельского хозяйства, Коммунистическая партия и Советское правительство провели ряд важных соответствовавших условиям войны мероприятий по жесткой экономии продовольствия, ограничению и правильному нормированию потребления. По решению Политбюро ЦК ВКП(б) в стране была введена карточная система.

В июле 1941 г. было принято решение об установлении гарантированных норм снабжения (по карточкам) хлебом, сахаром и кондитерскими изделиями всего городского населения, а мясом, рыбопродуктами, жирами, крупой и макаронными изделиями — населения Москвы, Ленинграда и городов Московской и Ленинградской областей. Таким образом, с начала войны распределение продовольственных товаров стало нормированным. В местностях, где вводилась карточная система на продовольствие, население делилось на четыре категории: рабочие и инженерно-технические работники; служащие; иждивенцы; дети до 12 лет включительно. Кроме того, были определены дополнительные виды питания для ударников производства и работающих на особо важных участках.

С ноября 1941 г. началось государственное снабжение мясом, рыбопродуктами, жирами, крупой, макаронными изделиями населения 43 крупнейших городов страны, в том числе Свердловска, Перми, Челябинска, Магнитогорска, Горького, Куйбышева, Саратова, Сталинграда, Новосибирска, Казани, Омска, Иванова, Березников, Караганды. Это означало, что население крупнейших городов страны централизованно снабжалось через государственную торговлю всеми основными видами продуктов. В дальнейшем перечень таких пунктов постепенно расширялся, и впоследствии на снабжении по карточкам мясом, рыбой, жирами, крупой, макаронами находилось население уже 115 крупных городов и промышленных центров.

Нормы снабжения рабочих и служащих дифференцировались в зависимости от важности работы для обороны страны, условий и характера труда. Например, к снабжению первой категории относились работники военной, угольной, нефтяной, химической промышленности, черной и цветной металлургии, электростанций и электропромышленности, а также ряда других отраслей. При этом наиболее высокие нормы снабжения хлебом были установлены для рабочих, занятых тяжелым трудом, и работников важнейших отраслей народного хозяйства. По первой категории дневная норма хлеба составляла 800 г, причем рабочие, занятые на подземных и вредных работах, получали 1 кг, по второй категории — 600 г. Месячная норма снабжения мясом и рыбой для первой категории составляла 2200 г, для второй — 1800 г. Служащие и члены семей получали хлеб, мясо и рыбу по пониженным нормам.

Советские воины были обеспечены вполне удовлетворительным питанием — 3—5 тыс. калорий в день. Только в начальный период войны бойцы не всегда обеспечивались двух- и трехразовым горячим питанием, но во все последующие военные годы трехразовое питание осуществлялось регулярно. В годы войны многие органы тыла организовали в дивизионном и армейском звене переработку зерна на муку и крупу, выпечку доброкачественного хлеба, приготовление вкусной питательной пищи.

На гарантированное снабжение продуктами питания были переведены рабочие, инженерно-технические работники, служащие (и их дети) предприятий тяжелой, военной промышленности и транспорта, расположенных вне пунктов, где были введены карточки.

Партия и правительство проявляли заботу и о других группах трудящихся в городах и рабочих поселках, где не были введены карточки на мясо, рыбу, жиры, крупу, макаронные изделия. На соответствующий контингент населения этих городов и поселков выделялись централизованные фонды по расчетным нормам, которые иногда менялись в зависимости от состояния централизованных ресурсов. Выделяемые по расчетным нормам продукты в первую очередь направлялись для обеспечения предприятий общественного питания. Снабжение мясом, жирами, крупой через магазины производилось в зависимости от их наличия по разовым безыменным талонам хлебопродуктовых карточек, но, разумеется, в количестве, не превышающем нормы отпуска, установленные для соответствующих групп населения городов и поселков, где была введена карточная система снабжения этими продуктами.

Продажа остальных продовольственных товаров, плодов и овощей в городах и рабочих поселках производилась в зависимости от наличия и завоза, а количество их для отпуска отдельным группам населения определялось исполкомами местных Советов депутатов трудящихся. Молоко в городах направлялось преимущественно для снабжения детей, детских и лечебных учреждений, рабочих вредных цехов и предприятий общественного питания. Продажа таких товаров повседневного спроса, как соль, чай, осуществлялась повсеместно, но лишь по талонам карточек или отдельным талонам.

В первый год войны резко ухудшилось положение с продовольствием в Ленинграде, особенно после того, как фашистам удалось блокировать город и разбомбить основные городские склады с зернопродуктами. В этот период 2/3 запасов муки и больше половины крупы находилось за Ладожским озером, но из-за раннего ледостава на мелких местах движение речного флота прекратилось. В связи с уменьшением запасов продовольствия и невозможностью его доставки в Ленинград было принято решение сократить нормы выдачи продуктов гражданскому населению.

Даже в период становления проезжего льда по Ладожскому озеру ресурсы продовольствия в Ленинграде еще больше сократились, что повлекло второе снижение норм выдачи продовольствия гражданскому населению. Согласно введенным с 13 ноября 1941 г. продовольственным нормам, рабочим выдавалось 300 г хлеба в сутки, служащим, иждивенцам и детям до 12 лет — 150 г.

Однако и эти нормы снабжения хлебом не соответствовали имевшимся ресурсам, поэтому с 20 ноября 1941 г. в третий раз были уменьшены нормы выдачи хлеба. Рабочие стали получать 250 г хлеба в сутки, служащие, иждивенцы и дети — 125 г. Тогда же был уменьшен паек и войскам. Бойцы первой линии обороны, личный состав боевых кораблей и летно-технический состав Военно-Воздушных Сил стали получать 500 г хлеба, а все остальные военнослужащие — 300 г.

Снижение норм выдачи хлеба и то, что ленинградцы не получали регулярно другие продукты, привело к крайне тяжелым последствиям для населения города. Немного лучше обеспечивались рабочие оборонных предприятий, которым дополнительно отпускалось несколько сот граммов соевого кефира, белковых дрожжей, казеинового клея, фруктового сиропа, морской капусты и желудевого кофе.

Только с 25 декабря 1941 г. появилась возможность несколько увеличить нормы выдачи хлеба ленинградцам: рабочие и инженерно-технические работники получили прибавку на 100 г, служащие, иждивенцы и дети — на 75 г. Но даже эта мизерная прибавка обрадовала ленинградцев как признак того, что город-герой вскоре будет освобожден от блокады.

В стране росло количество населения, состоявшего на нормированном снабжении хлебом. Так, в связи с перебазированием производительных сил в Поволжье, на Урал, в Сибирь, Казахстан и увеличением населения городов и промышленных центров восточных районов уже в 1942 г. на государственном нормированном снабжении хлебом находилось 61,7 млн. человек, а в 1945 г. — 80,6 млн.

Увеличение в годы войны численности населения, состоявшего на государственном снабжении хлебом, показывают следующие данные (млн. человек; на конец года)1:

 

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 г.

В городе

40,9

43,2

48,4

53,8

На селе

20,8

24,5

25,6

26,8

Итого

61,7

67,7

74,0

80,6

В годы войны было введено нормированное снабжение по карточкам промышленными товарами: хлопчатобумажными, льняными и шелковыми тканями, трикотажем, швейными и чулочно-носочными изделиями, кожаной и резиновой обувью, мылом.

Основным принципом нормирования являлось распределение предметов потребления по количеству и качеству труда. На этой основе были увеличены нормы продовольственного снабжения (в форме дополнительного питания) для рабочих, выполнявших и перевыполнявших нормы выработки. В различных отраслях тяжелой и военной промышленности в период войны таким дополнительным питанием пользовалось около 60% всех рабочих.

Для рабочих крупных предприятий тяжелой и военной промышленности устанавливались особые, более высокие нормы снабжения. С конца 1942 г. так называемые особо повышенные нормы снабжения были установлены для рабочих угольной промышленности, занятых на подземных работах (навалоотбойщиков, забойщиков, электрослесарей, машинистов врубовых машин и т.п.), а несколько позднее — и для рабочих ведущих профессий черной металлургии (сталеваров, горновых, плавильщиков и т.п.). Шахтеры и металлурги, кроме того, получали перед началом работ холодные завтраки (хлеб, жиры, колбасу).

Хотя нормированное снабжение ограничивало потребление, но эта вынужденная экономическая мера соответствовала интересам трудящихся, так как давала населению твердую гарантию получения определенного минимума продовольственных товаров. Введение карточной системы в период войны позволило обеспечить бесперебойное снабжение населения продовольствием.

Нормирование продовольственного снабжения подчинило потребление интересам производства и обеспечило более высокий уровень потребления рабочих, занятых в решающих для военной экономики отраслях промышленности: военной, топливной, металлургической, энергетической и на железнодорожном транспорте.

В военный период усиленно велась работа по изысканию и использованию местных сырьевых и производственных ресурсов для дополнительного обеспечения населения продуктами питания и промышленными изделиями. В этом отношении большую работу проводили местные партийные, советские, хозяйственные и профсоюзные организации.

Благодаря увеличению производства продовольствия, ряда промышленных товаров и их рациональному распределению со второй половины 1943 г. начало улучшаться обеспечение населения мясом и мясопродуктами, крупой, макаронными изделиями, яйцами и некоторыми промышленными товарами. Однако государственные фонды по наиболее ходовым продовольственным товарам составляли лишь около половины довоенных, а по швейным и трикотажным изделиям колебались в пределах 10—15% довоенного уровня. Хотя начиная с 1944 г. эти фонды стали возрастать, но и в 1945 г. они были значительно ниже, чем перед войной.

В 1943—1944 гг. в связи с освобождением временно оккупированных врагом районов и начавшимися восстановительными работами в сельском хозяйстве был достигнут определенный рост производства сельскохозяйственной продукции и увеличился выпуск продуктов питания на предприятиях пищевой промышленности.

В 1945 г. из централизованных государственных фондов население получило больше продуктов, чем в 1942 г.: крупы — в 1,9 раза, мясопродуктов — почти в 2,8, макаронных изделий — в 4,9 раза больше и т.д. Поступление по централизованным фондам на снабжение населения в 1944 г. по сравнению с 1942 г. увеличилось: по картофелю — в 2,3 раза, по овощам — в 1,8 раза. Хотя на заключительном этапе войны были повышены государственные нормы снабжения, однако такие продукты, как хлеб и мука, в 1944 г. составляли в бюджете питания лишь 83,5% уровня сентября 1940 г., сахар и кондитерские изделия — 22,4, мясо и мясопродукты — 59,5%. Но уже в 1944 г. в городах в расчете на душу населения потребление животных и растительных жиров повысилось по сравнению с 1940 г. на 6,5%), рыбы и сельди — на 11,6, картофеля — на 134%.

В результате добровольной передачи государству сельскими тружениками значительной части производимой ими продукции в годы войны произошло существенное снижение личного потребления колхозников. Так, в 1943 г. по хлебопродуктам оно снизилось на 35% по сравнению с 1939 г., по мясу и салу — на 66%. Наряду с этим потребление картофеля повысилось на 109%, овощей — на 24%, а потребление молочных продуктов в деревне осталось на прежнем уровне.

В 1944 г. наряду с нормированной торговлей началась продажа продовольственных товаров по коммерческим среднерыночным ценам.

В период войны для улучшения обслуживания действующей армии была создана широкая торговая сеть Военторга. Через систему военторгов на фронте производилась продажа таких товаров, как конфеты, печенье, папиросы, портсигары, писчебумажные принадлежности, трикотажные изделия, одеколон, туалетное мыло, бритвенные приборы, записные книжки, перочинные ножи и т.п. Эти товары интендантская служба не могла поставлять в войска.

Большое внимание уделялось в годы войны развитию общественного питания. Приток многих женщин, занимавшихся раньше домашним хозяйством, на предприятия, стройки, транспорт, в госпитали, торговую сеть и учреждения требовал замены домашней кухни доступными общественными столовыми. Кроме того, столовые могли более экономно использовать продовольствие, полагающееся по карточкам, и обеспечить трудящихся более обильным питанием за счет привлечения различных видов дополнительных ресурсов и ненормируемых продуктов.

Сеть общественного питания была значительно расширена путем открытия новых столовых и резкого увеличения пропускной способности действующих за счет повышения сменности и установки дополнительного оборудования. Это позволило превратить общественное питание в основную форму питания большого контингента населения.

На многих предприятиях действовали цеховые столовые и буфеты, которые обеспечивали рабочих всех смен горячим питанием, так как приготовление блюд производилось в головной столовой, а тепловая обработка и подогрев — в цеховой. С целью улучшения питания и стимулирования высокой производительности труда на военных заводах и транспорте вводилось второе горячее питание для тех рабочих и инженерно-технических работников, которые выполняли и перевыполняли производственные задания.

В 1944 г. общественным питанием пользовались почти 25 млн. человек против около 11 млн. в 1940 г. Благодаря общественному питанию население получало большое количество витаминов. Многие столовые и фабрики-кухни организовали производство концентратов провитамина «А» (каротина) из собранных своими силами трав и ягод, а также из поступающих в столовую на переработку. Только в 1944 г. за счет добавок в пищу витаминов население получило свыше 4,3 млрд. человеко-доз витаминов «А», «В» и «С».

Наркомторг СССР проявил важную инициативу по производству концентратов белкового бульона. В 1943 г. было построено десять предприятий (каждое мощностью 50 тыс. порций в сутки) по производству бульонного экстракта из богатых белками жмыхов хлопковых, подсолнечных и льняных семян. Этот экстракт успешно использовался в столовых для восполнения нехватки в пище белковых веществ.

Значительное развитие получило детское общественное питание за счет открытия широкой сети школьных столовых, детских столовых на предприятиях и в учреждениях, специальных столовых для детей, нуждавшихся в усиленном питании. Для детских оздоровительных мероприятий (лагерей, площадок и т.п.) выделялись специальные дополнительные фонды продовольствия. Летом 1943 г. этими мероприятиями было охвачено 1,5 млн. детей, в 1944 г. — 2,5 млн., в 1945 г. — 3,6 млн.2

Значительно повысился удельный вес общественного питания в общем товарообороте страны. Если до войны он составлял 13% всего розничного товарооборота государственной и кооперативной торговли, то в 1944 г. — 24%, в 1945 г. — 21%. Товарооборот предприятий общественного питания (в ценах соответствующих лет) возрос с 1 823,5 млн. руб. в 1942 г. до 2 853,6 млн. руб. в 1944 г. и 3 310 млн. руб. в 1945 г. против 2 347 млн. руб. в довоенном 1940 г. Выпуск блюд в 1940 г. составил 8 133 млн., в 1942 г. — 10 815 млн., а в 1945 г. — 14 952 млн., т.е. на 84% превысил довоенный объем3.

Для обеспечения преимущественного снабжения рабочих промышленных предприятий и подчинения снабжения непосредственно производству в годы войны была организована широкая сеть отделов рабочего снабжения (орсов) при промышленных предприятиях. В 1942 г. уже имелось около 2 тыс. орсов, к январю 1944 г. — свыше 4 тыс., а к январю 1945 г. — 7 тыс. Через орсы реализовывалась основная масса товаров по государственным планам снабжения. К концу войны — в первом квартале 1945 г. — удельный вес орсов в рыночных фондах страны по мясо- и рыбопродуктам составил 55,5%, по животным жирам — 42, по растительному маслу — 46,7, по сахару — 34, по кондитерским изделиям — 29%. Доля орсов в городском рыночном фонде важнейших непродовольственных товаров составляла в первом полугодии 1945 г. 56%.

За годы войны торговая сеть расширилась не только в тыловых районах, но и на освобожденной от врага советской территории, разумеется, после ее восстановления. Торговые работники в первую очередь обеспечивали население освобожденных районов хлебом, солью, мылом, спичками. Немедленно налаживалось общественное питание, прежде всего для детей и работников, занятых на восстановительных работах. Особое внимание обращалось на питание сильно ослабленных детей. Они снабжались продовольствием по повышенным нормам. Для них были организованы детские столовые, где они получали усиленное диетическое питание.

В заключительный период войны были достигнуты высокие темны роста народного потребления, что наглядно проявилось в увеличении розничного товарооборота. Объем розничного товарооборота государственной и кооперативной торговли, снизившийся с 17,5 млрд. руб. в 1940 г. до 7,8 млрд. руб. в 1942 г., затем стал заметно возрастать и в 1943 г. достиг 8,4 млрд., в 1944 г. — 11,9 млрд., в 1945 г. — 16 млрд. руб., что было лишь на 1,5 млрд. руб. меньше, чем в 1940 г.

Увеличение товарооборота произошло в основном за счет реализации продовольственных товаров. Их удельный вес в розничной государственной торговле повышался из года в год и к концу войны достиг 69,7% против 57,6% в 1940 г.4

Характерной особенностью торговли в годы войны был устойчивый, стабильный уровень государственных розничных цен на продовольственные и другие товары первой необходимости. Несмотря на неизбежный в условиях войны рост издержек производства, Советское государство в военный период осуществляло нормированное снабжение населения потребительскими товарами по существовавшим до войны твердым государственным розничным ценам. В 1943 г. индекс государственных розничных цен на нормированные продовольственные и промышленные товары (без алкогольных напитков и табачных изделий) составил 100,5% довоенного уровня. Стабильность цен осуществлялась в интересах обеспечения трудящимся нормального жизненного уровня и устойчивости советского рубля.

Сохранение довоенных цен на нормируемые товары было связано с определенными потерями для государства. Однако оно сознательно шло на эти неизбежные в военное время потери, ибо иначе нельзя было обеспечить устойчивость бюджета трудящихся, а следовательно, и уровень производительности труда, необходимый растущему военному хозяйству.

Наряду с государственной и кооперативной торговлей Советское правительство создавало необходимые условия для развития колхозной торговли и вместе с тем систематически проводило экономические меры, воздействующие на колхозный рынок в направлении снижения розничных цен.

В частности, обеспечивая регулярное снабжение населения потребительскими товарами по устойчивым нормам и ценам, Советское государство по мере восстановления сельскохозяйственного производства и увеличения выпуска промышленных товаров получило возможность направить известное количество продовольствия и других предметов первой необходимости для снабжения населения сверх карточек в порядке коммерческой торговли.

В начале 1944 г. с целью регулирования покупательной способности населения и цен на колхозном рынке были открыты коммерческие магазины, которые стали дополнительным источником снабжения населения товарами. Развитие коммерческой торговли и последовательное снижение действовавших в ней цен оказали определенное влияние на колхозный рынок. По мере улучшения нормированного снабжения, развития подсобных хозяйств, индивидуального и коллективного огородничества снижался спрос на продукты на колхозных рынках. Так, в 1945 г. индекс цен колхозного рынка снизился по сравнению с 1943 г. в 2,3 раза.

Вместе с тем коммерческая торговля явилась подготовительной стадией к развертыванию торговли без карточек. Однако наличие коммерческой торговли привело к множественности государственных цен. К концу войны на один и тот же товар в зависимости от каналов его реализации существовали пайковые цены, сохранившиеся на довоенном уровне, и высокие коммерческие цены. Кроме того, в начале организации коммерческой торговли наряду с общими коммерческими ценами действовали дифференцированные льготные цены для отдельных категория потребителей.

Существование множественности цен в годы Отечественной войны несомненно находилось в противоречии с законом стоимости и объяснялось только особыми условиями военного времени, когда, по словам Н. А. Вознесенского, «закономерности развития советской экономики… приходилось иногда насиловать и придавать им односторонне-военный характер»5.

Советское государство, осуществив перестройку торговли на военный лад, подчинив ее интересам победоносного завершения войны, успешно решило без помощи извне основные задачи в области товарооборота военного времени. Максимально используя преимущества плановой социалистической экономики, колхозного и совхозного строя, обеспечивших высокую товарность зерна и других сельскохозяйственных продуктов, партия и правительство решили задачу бесперебойного снабжения армии и тыла продовольственными товарами, а также обеспечения населения товарами широкого потребления. Поставки продовольствия союзниками были весьма незначительными. В 1941 — 1945 гг. среднегодовой экспорт зерна, крупы, муки из США и Канады в Советский Союз (в пересчете на зерно) составил лишь 2,8% среднегодовых заготовок зерна в СССР. Несмотря на временную потерю основных житниц — Украины, Северного Кавказа и других сельскохозяйственных районов страны, за 1941—1944 гг. было заготовлено 4,3 млрд. пудов хлеба, т.е. в 3 раза больше, чем было заготовлено и закуплено в дореволюционной России в первую мировую войну6.

Коммунистическая партия и Советское правительство решали задачи создания военной экономики и разгрома немецко-фашистских войск при неустанном стремлении обеспечить трудящимся необходимый материальный и культурный уровень. Однако колоссальный ущерб, причиненный народному хозяйству СССР гитлеровским нашествием, перестройка народного хозяйства на военный лад, вызвавшая большие расходы на оборону, ликвидация огромных разрушений в освобожденных районах не позволили проводить в довоенных масштабах мероприятия по подъему жизненного уровня советского народа и привели даже к снижению достигнутого уровня. Так, в 1945 г. производство предметов потребления уменьшилось по сравнению с 1940 г. примерно в 2 раза. Из-за огромных разрушений жилищного фонда без крова осталось около 25 млн. человек. Ухудшилось коммунально-бытовое обслуживание трудящихся в городах и рабочих поселках. Но советские люди во имя завоевания победы над фашизмом сознательно шли на материальные лишения и мужественно их переносили.

Особенно тяжелым был первый период войны, приведший к значительному уменьшению национального дохода страны. В 1941 г. национальный доход СССР составил 92% уровня 1940 г., в 1942 г. — 66%. В 1942 г. при сокращении национального дохода на 34% военные расходы (не считая личного потребления военнослужащих) увеличились почти в 4 раза и к 1943 г. достигли максимума за всю войну — 33%. Война потребовала огромнейшего напряжения всего народного хозяйства и переключения денежных, материальных и трудовых ресурсов на развитие тяжелой и военной промышленности, что привело к задержке экономического развития СССР, к уменьшению гражданского промышленного и сельскохозяйственного производства, а это в свою очередь вызвало понижение уровня производства национального дохода, а также внесло изменения в пропорции его распределения. Доля личного потребления трудящихся СССР в составе совокупного дохода снизилась с 42% в 1940 г. до 38% в 1942 г., а такой показатель народного благосостояния в структуре национального дохода, как накопление, уменьшился в 1942 г. почти в 4 раза7.

Перспективы повышения темпов роста национального дохода открылись во втором периоде войны, когда наступил решительный перелом в ходе Отечественной войны. С этого периода началось реальное расширение ресурсов для накопления, динамичное расширенное воспроизводство, обеспечиваемое преимуществами плановой социалистической экономики. Если в 1942 г. национальный доход страны упал до 66% довоенного уровня, то в 1944 г. он возрос до 88% уровня 1940 г. Начиная со второго периода войны создавались предпосылки для неуклонного увеличения национального дохода за счет роста общественного продукта в сфере материального производства, повышения эффективности народного хозяйства и квалификации рабочих, обеспечившей рост производительности труда. Фактор роста производительности труда явился определяющим источником увеличения физического объема национального дохода СССР. При этом очень важно, что рост производительности труда происходил при увеличении численности трудящихся в сфере материального производства.

В годы войны Советское государство осуществляло распределение и перераспределение национального дохода в интересах победы над фашистской Германией, а также удовлетворения материальных и культурных потребностей советского народа. Существенная часть фонда социалистического накопления направлялась также на создание непроизводственных основных фондов страны — жилых домов, социально-культурных учреждений и т.п. Крупная часть национального дохода направлялась на реэвакуацию промышленных предприятий и восстановление всего народного хозяйства СССР. Однако даже в условиях огромных потерь и военных затрат партия и правительство постоянно проявляли заботу о благосостоянии советского народа, принимали необходимые меры, чтобы обеспечить трудящимся максимум возможных в то время жизненных благ, изыскивали и использовали для этого все возможности.

Советское государство, владея такими важными рычагами, как общественная собственность на средства производства и монополия внешней торговли, имея в своих руках основную массу обращавшихся в стране товарных ресурсов и такой важный инструмент, как плановое распределение товарных фондов, располагало возможностью регулировать розничные цены, исходя из интересов укрепления военного хозяйства СССР и обеспечения необходимого жизненного уровня трудящихся города и деревни.

В годы войны были сохранены устойчивый уровень государственных розничных цен на продовольственные товары и предметы первой необходимости, а также действовавшие низкие тарифы на коммунальные и транспортные услуги. Это, разумеется, способствовало устойчивости реальной заработной платы и повышению материальной заинтересованности трудящихся в результатах своего труда. В своей книге «Военная экономика СССР в период Отечественной войны» Н. А. Вознесенский отмечал: «Среднемесячная денежная заработная плата рабочих в союзной промышленности СССР увеличилась с 375 руб. в 1940 г. до 573 руб. в 1944 г., или на 53%, причем в угольной промышленности она достигла 729 руб. и в черной металлургии — 697 руб. Среднемесячная заработная плата инженерно-технических работников в союзной промышленности выросла с 768 руб. в 1940 г. до 1209 руб. в 1944 г., причем в угольной промышленности она достигла 1502 руб., а в черной металлургии — даже 1725 руб.» (в старом масштабе цен)8.

Заработная плата в значительных размерах дополнялась бюджетными ассигнованиями государства, направляемыми в общественные фонды потребления: на просвещение, здравоохранение и проведение ряда других социально-культурных мероприятий. В 1942 г. произошло абсолютное сокращение этих расходов, но в расчете на душу населения оно было незначительным. В 1944 г. общественные фонды потребления возросли против довоенных лет и в абсолютном размере, и на душу населения. В годы войны выплаты и льготы из общественных фондов потребления увеличили на 38% среднюю денежную заработную плату рабочих СССР.

Партия и правительство проявляли огромную заботу о государственном обеспечении и бытовом устройстве семей военнослужащих и инвалидов Великой Отечественной войны. Расходы Советского государства на выдачу пособий семьям военнослужащих и пенсий инвалидам за четыре с половиной года войны только за счет государственного бюджета составили более 5 млрд. руб. Кроме того, широко проводилось трудоустройство инвалидов, первоочередное обеспечение их жилой площадью, обучение на курсах новым профессиям, установление налоговых льгот и оказание финансовой помощи государством.

Начиная со второго периода войны уровень материального благосостояния советского народа стал заметно повышаться по сравнению с первым военным периодом, что явилось результатом улучшения общего экономического положения страны.

Одним из ярких свидетельств преимуществ плановой социалистической экономики явилось дальнейшее развитие культурно-бытового строительства в годы войны. Хотя объем капиталовложений на культурно-бытовое и жилищное строительство в период войны сократился, но он все же был значительным. Со второго полугодия 1941 и до конца 1945 г. в жилищное строительство было вложено 1128 млн. руб., что составляло 59% капитальных вложений, направленных на эти цели за такой же довоенный период (с 1938 по первое полугодие 1941 г. включительно). Жилищное строительство увеличивалось из года в год: в 1942 г. было построено 5,8 млн. кв. м жилой площади, в 1943 г. — 10,5 млн., в 1944 г. — 15,7 млн. и в 1945 г. — 15 млн. кв. м. Всего в стране с 1 июля 1941 по 31 декабря 1945 г. было построено 49 млн. кв. м жилой площади9.

На строительство торговых и коммунальных предприятий, учреждений науки, культуры, просвещения и здравоохранения за те же военные годы было направлено 2 602 млн. руб. против 3 100 млн. руб., вложенных в строительство этих предприятий и учреждений с 1938 по первое полугодие 1941 г.10

Наряду с новым строительством широким фронтом развернулись работы по восстановлению жилых зданий и культурно-бытовых учреждений, разрушенных во время военных действий. Начиная с 1943 г. большое жилищное и культурно-бытовое строительство велось с районах, подвергавшихся временной оккупации, так как там жилой фонд был почти полностью разрушен врагом. В освобожденных Красной Армией от фашистских захватчиков городах и рабочих поселках было построено и восстановлено жилых домов общей площадью 24,8 млн. кв. м, а в сельской местности — 1,4 млн. жилых домов.

В годы войны государство постоянно оказывало помощь семьям военнослужащих рядового, сержантского и старшинского состава. Им выплачивались регулярные и единовременные пособия. Военнослужащие при увольнении в отставку или в запас обеспечивались пенсиями за выслугу лет, а в случае потери трудоспособности — пенсиями по инвалидности.

В военные годы Советское государство значительно увеличило ассигнования на охрану материнства и младенчества. Так, в 1944 г. число матерей, получавших государственное пособие, увеличилось в 2 раза.

В период войны повсеместно развивалось всенародное движение по оказанию помощи детям защитников Родины, детям, потерявшим родителей, а также эвакуированным в тыловые районы. Широко практиковались шефство над детскими учреждениями, сбор денежных средств, вещей, продовольствия в фонд помощи детям, организация детских домов, создание детских столовых и т.п.

За время войны значительно расширилась сеть детских домов для детей-сирот, детских садов, яслей и других детских воспитательных учреждений. На территории СССР, не подвергавшейся фашистской оккупации, количество детей, обслуживаемых детскими садами, увеличилось с 683 тыс. в 1941 г. до 1 210 тыс. в 1944 г., а детскими яслями — соответственно с 509 тыс. до 645 тыс. В 1945 г. по сравнению с 1940 г. количество постоянных детских садов увеличилось на 18%, а детских домов — в 1,8 раза. Характерной особенностью Великой Отечественной войны было отсутствие беспризорных, в то время как значительный рост беспризорности в период первой мировой и гражданской войн стал большим социальным бедствием для страны.

В годы Великой Отечественной войны Коммунистическая партия и Советское правительство принимали необходимые меры для обеспечения нормальной и бесперебойной работы общеобразовательных школ, училищ, средних специальных и высших учебных заведений. Однако в годы войны численность учащихся в общеобразовательных школах значительно сократилась по сравнению с довоенным периодом. Так, в 1941/42 учебном году количество учащихся в начальных, семилетних и средних школах составляло только 51% численности учащихся в 1940/41 учебном году. В то же время в училищах и школах системы трудовых резервов и школах ФЗУ численность учащихся за годы войны значительно увеличилась. Если на 1 января 1941 г. в них обучалось 602 тыс. человек, то на 1 января 1945 г. — 683 тыс. человек, или на 13% больше11.

Задачи расширения и укрепления военной экономики, восстановления и развития народного хозяйства в освобожденных районах требовали подготовки высококвалифицированных специалистов с высшим образованием. Для обеспечения нормальной работы действовавших высших учебных заведений было увеличено количество стипендий, улучшено питание студентов. Значительная часть студентов освобождалась от призыва в Красную Армию. В результате принятых партией и правительством мер в период войны не произошло резкого сокращения количества вузов и студентов. Так, если к началу 1940/41 учебного года в стране имелось 817 вузов, то к началу 1945/46 учебного года — 789 вузов. В военные годы было открыто 60 новых вузов, в том числе 15 промышленных и строительных, 7 сельскохозяйственных, 3 — по транспорту и связи. В 1943/44 учебном году по сравнению с 1942/43 учебным годом, когда имел место самый низкий уровень приема абитуриентов, число студентов выросло на 44% и составило 325,8 тыс., в 1944/45 учебном году — уже 455 тыс. В 1945/46 учебном году на дневных и вечерних отделениях вузов обучалось 539 тыс. человек против 585 тыс. в 1940/41 учебном году, а в первом послевоенном учебном году — 730,2 тыс. человек12.

Несмотря на огромные трудности военного времени, советские вузы успешно решили проблему обеспечения военной экономики высококвалифицированными кадрами специалистов. За 1941—1945 гг. высшее образование получили 302 тыс. человек. В 1941—1945 гг. советские вузы ежегодно выпускали в среднем 60,4 тыс. специалистов с высшим образованием. За период войны среднее специальное образование получили 540 тыс. человек13.

В годы войны под руководством Коммунистической партии проводилась огромная работа по массовой ускоренной подготовке командных, политических и инженерно-технических кадров для армии и флота. ЦК ВКП(б) и ГКО принимали необходимые меры для развертывания сети военно-учебных заведений и курсов, по перестройке работы существовавших до войны военных академий и училищ. В период войны расширилась сеть военных училищ, в военных академиях открылись новые филиалы, были вновь созданы курсы усовершенствования командного состава, а в военных округах, фронтах и армиях были организованы курсы младших лейтенантов и младших политруков. Если к началу войны в стране было 26 высших военно-учебных заведений, 203 средних и 68 курсов усовершенствования, то на заключительном этапе войны — 31 высшее, 220 средних военно-учебных заведений и более 200 различных курсов, в которых одновременно обучалось около 500 тыс. человек. Всего за годы войны было подготовлено около 2 млн. офицеров14.

В период войны осуществлялась подготовка научных кадров. Однако количество аспирантов не достигло довоенного уровня и составило в 1945 г. 9,8 тыс. человек пролив 16,9 тыс. человек в 1940 г.15

Партия и правительство постоянно проявляли большое внимание и заботу о создании необходимых условий для жизни и деятельности ученых, профессорско-преподавательского состава, деятелей культуры, литературы, искусства.

В годы войны ученые и научные работники Академии наук СССР, научно-исследовательских институтов, конструкторских бюро, высших учебных заведений активно помогали совершенствовать военное производство, провели значительную плодотворную работу по совершенствованию различных видов военной техники и разработке новых образцов танков, самолетов, артиллерийских систем, стрелкового оружия; по выявлению и мобилизации сырьевых ресурсов страны, замене дефицитных материалов местным сырьем; по совершенствованию промышленной технологии, механизации производства и т.п.

Ведущими конструкторами военной техники и вооружения были С. В. Ильюшин, С. А. Лавочкин, А. И. Микоян, А. П. Туполев, А. С. Яковлев, А. Г. Грабин, И. И. Иванов, Ф. Ф. Петров, Ж. Я. Котин, Н. А. Кучеренко, А. А. Морозов, В. А. Дегтярев, С. Г. Симонов, Ф. В. Токарев.

Большой вклад в разработку насущных проблем фронта и тыла и научно-исследовательскую работу в области физики, химии, математики, биологии и т.д. внесли такие ученые, как А. И. Абрикосов, А. П. Александров, А. Е. Арбузов, А. А. Байков, И. П. Бардин, А. И. Берг, А. А. Благонравов, А. А. Богомолец, Э. В. Брицке, Н. Н. Бурденко, С. И. Вавилов, Б. А. Введенский, Б. Е. Веденеев, В. И. Вернадский, И. М. Виноградов, А. В. Винтер, B. П. Глушко, Н. Д. Зелинский, А. Ф. Иоффе, П. Л. Капица, М. В. Келдыш, А. Н. Колмогоров, В. Л. Комаров, C. П. Королев, В. А. Котельников, Г. М. Кржижановский, В. С. Кулебакин, И. В. Курчатов, А. А. Лебедев, А. Н. Несмеянов, В. Н. Образцов, В. А. Обручев, Л. А. Орбели, А. В. Палладин, Е. О. Патон, Д. Н. Прянишников, Н. Н. Семенов, К. И. Скрябин, С. Г. Струмилин, Е. В. Тарле, И. Н. Федосеев, А. Е. Ферсман, В. А. Фок, С. А. Христианович, Е. А. Чудаков, Е. М. Ярославский и др.

Огромную победу в Великой Отечественной войне одержала советская медицина. Она вернула в строй более 72% раненых и 91% больных воинов. Благодаря героическому и самоотверженному труду врачей и медицинских сестер из возвратившихся в строй солдат и офицеров можно было бы сформировать несколько фронтов.

В годы войны быстро возросшая потребность в массовых санитарных кадрах удовлетворялась полностью. С июля 1941 по май 1945 г. на курсах общества Красного Креста было подготовлено на добровольных началах 300 тыс. медицинских сестер и более 500 тыс. санитарных дружинниц. Наличие подготовленных медицинских кадров позволило развернуть в стране широкую сеть санитарных дружин и постов. Уже к концу 1942 г. действовало 13 312 санитарных дружин (по 15 человек в каждой). Если в начале 1942 г. имелось 107 тыс. санитарных постов, то к концу 1944 г. — 210 тыс. В их работе принимали участие 840 тыс. человек16.

Для приема и лечения раненых, контуженных, обожженных, больных солдат и офицеров действующей армии было создано достаточное количество госпиталей как в армиях и во фронтах, так и в глубоком тылу.

Местные партийные и советские органы, все советские люди проявили большую заботу о раненых, поступавших в тыловые госпитали. При ЦК компартий союзных республик, обкомах, крайкомах партии были образованы комитеты помощи раненым воинам. Рабочие и служащие предприятий, которые шефствовали над госпиталями (в основном женщины), вели здесь круглосуточное дежурство, ухаживали за больными и ранеными бойцами. Многие санитарные дружины и санитарные посты работали в нерабочее время в госпиталях, помогали вести санитарное обслуживание, погрузку и выгрузку раненых.

Во время Великой Отечественной войны продолжалась большая работа по охране здоровья населения. Число больничных коек в 1941 г. составило 54,5% уровня 1940 г. С 1942 г. больничная сеть стала возрастать, что было связано с восстановлением больничного фонда в освобожденных районах и с осуществлением нового строительства. В 1942 г. количество больничных коек составило 59% уровня 1940 г., в 1943 г. — 75, в 1944 г. — 92%. В 1945 г. больничная сеть превысила довоенные размеры.

В годы войны продолжалось, хотя и замедленными темпами по сравнению с довоенным периодом, строительство кинотеатров, увеличивалась сеть массовых библиотек, восстанавливались культурно-массовые учреждения на освобожденной от врага советской территории, возрастал тираж газет и книжно-журнальной продукции. В военный период вышло в свет более 500 изданий трудов К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина общим тиражом 17 млн. экземпляров, было выпущено для массового читателя 460 названий политических книг тиражом свыше 33 млн. экземпляров и около 170 млн. экземпляров произведений художественной литературы17.

Огромную роль в духовной жизни советских людей играли литература, искусство, кино. На фронте и в тылу люди читали гневные и острые политические памфлеты, патриотические книги, рассказы, очерки, стихи виднейших советских писателей и поэтов. Фронтовые песни лучших советских композиторов пели в землянках, окопах, у станков, на полях. Бригады артистов и целые фронтовые театры давали спектакли и концерты непосредственно на передовых позициях, нередко под артиллерийским огнем противника.

В годы войны советские кинематографисты выпустили немало фильмов, которые правдиво показывали боевую жизнь и отношения людей на фронте, героический труд советских людей в тылу, ковавших экономическую победу над фашистской Германией, а также ряд исторических и историко-революционных фильмов, большое количество хроникально-документальных фильмов. Значительно возрос выпуск военно-учебных фильмов, которые помогали советским воинам овладевать новой военной техникой.

Все средства духовного воздействия Коммунистическая партия направляла на формирование у воинов и тружеников тыла ясного понимания нераздельности интересов Родины и коммунизма, на воспитание у советских людей священной ненависти к фашистским захватчикам и уверенности в неизбежности разгрома гитлеровской Германии.

Фашистская Германия, предпринимая нападение на СССР, рассчитывала, что война вызовет продовольственную разруху и голод в нашей стране, но эти расчеты агрессора полностью провалились. Еще до вероломного вторжения гитлеровских войск на территорию СССР Советское правительство приняло меры для пополнения государственных резервов продовольствия.

В военный период снабжение населения продовольственными и промышленными товарами осложнялось временной потерей крупных и наиболее плодородных районов, ухудшением общего состояния сельского хозяйства, усилением подвижности городского и сельского населения, а также тем, что многие предприятия, выпускавшие в мирное время продукты питания и товары широкого потребления, с началом войны были переключены на производство военной продукции. Значительная часть промышленных и продовольственных товаров направлялась на фронт. Вследствие этих причин централизованные рыночные фонды продовольственных и промышленных товаров существенно сократились.

Сокращение объема товаров, направляемых на удовлетворение нужд населения, потребовало коренной перестройки товарооборота, торговли и снабжения в стране. Перестройка ставила целью обеспечить концентрацию запасов продовольствия в руках социалистического государства, строгий учет и централизованное плановое распределение товарных ресурсов и первоочередное снабжение продовольственными и промышленными товарами армии и работников ведущих отраслей народного хозяйства. Для того чтобы фронт и тыл не испытывали перебоев в обеспечении продуктами сельского хозяйства, Коммунистическая партия и Советское правительство провели ряд важных соответствовавших условиям войны мероприятий по жесткой экономии продовольствия, ограничению и правильному нормированию потребления. По решению Политбюро ЦК ВКП(б) в стране была введена карточная система.

В июле 1941 г. было принято решение об установлении гарантированных норм снабжения (по карточкам) хлебом, сахаром и кондитерскими изделиями всего городского населения, а мясом, рыбопродуктами, жирами, крупой и макаронными изделиями — населения Москвы, Ленинграда и городов Московской и Ленинградской областей. Таким образом, с начала войны распределение продовольственных товаров стало нормированным. В местностях, где вводилась карточная система на продовольствие, население делилось на четыре категории: рабочие и инженерно-технические работники; служащие; иждивенцы; дети до 12 лет включительно. Кроме того, были определены дополнительные виды питания для ударников производства и работающих на особо важных участках.

С ноября 1941 г. началось государственное снабжение мясом, рыбопродуктами, жирами, крупой, макаронными изделиями населения 43 крупнейших городов страны, в том числе Свердловска, Перми, Челябинска, Магнитогорска, Горького, Куйбышева, Саратова, Сталинграда, Новосибирска, Казани, Омска, Иванова, Березников, Караганды. Это означало, что население крупнейших городов страны централизованно снабжалось через государственную торговлю всеми основными видами продуктов. В дальнейшем перечень таких пунктов постепенно расширялся, и впоследствии на снабжении по карточкам мясом, рыбой, жирами, крупой, макаронами находилось население уже 115 крупных городов и промышленных центров.

Нормы снабжения рабочих и служащих дифференцировались в зависимости от важности работы для обороны страны, условий и характера труда. Например, к снабжению первой категории относились работники военной, угольной, нефтяной, химической промышленности, черной и цветной металлургии, электростанций и электропромышленности, а также ряда других отраслей. При этом наиболее высокие нормы снабжения хлебом были установлены для рабочих, занятых тяжелым трудом, и работников важнейших отраслей народного хозяйства. По первой категории дневная норма хлеба составляла 800 г, причем рабочие, занятые на подземных и вредных работах, получали 1 кг, по второй категории — 600 г. Месячная норма снабжения мясом и рыбой для первой категории составляла 2200 г, для второй — 1800 г. Служащие и члены семей получали хлеб, мясо и рыбу по пониженным нормам.

Советские воины были обеспечены вполне удовлетворительным питанием — 3—5 тыс. калорий в день. Только в начальный период войны бойцы не всегда обеспечивались двух- и трехразовым горячим питанием, но во все последующие военные годы трехразовое питание осуществлялось регулярно. В годы войны многие органы тыла организовали в дивизионном и армейском звене переработку зерна на муку и крупу, выпечку доброкачественного хлеба, приготовление вкусной питательной пищи.

На гарантированное снабжение продуктами питания были переведены рабочие, инженерно-технические работники, служащие (и их дети) предприятий тяжелой, военной промышленности и транспорта, расположенных вне пунктов, где были введены карточки.

Партия и правительство проявляли заботу и о других группах трудящихся в городах и рабочих поселках, где не были введены карточки на мясо, рыбу, жиры, крупу, макаронные изделия. На соответствующий контингент населения этих городов и поселков выделялись централизованные фонды по расчетным нормам, которые иногда менялись в зависимости от состояния централизованных ресурсов. Выделяемые по расчетным нормам продукты в первую очередь направлялись для обеспечения предприятий общественного питания. Снабжение мясом, жирами, крупой через магазины производилось в зависимости от их наличия по разовым безыменным талонам хлебопродуктовых карточек, но, разумеется, в количестве, не превышающем нормы отпуска, установленные для соответствующих групп населения городов и поселков, где была введена карточная система снабжения этими продуктами.

Продажа остальных продовольственных товаров, плодов и овощей в городах и рабочих поселках производилась в зависимости от наличия и завоза, а количество их для отпуска отдельным группам населения определялось исполкомами местных Советов депутатов трудящихся. Молоко в городах направлялось преимущественно для снабжения детей, детских и лечебных учреждений, рабочих вредных цехов и предприятий общественного питания. Продажа таких товаров повседневного спроса, как соль, чай, осуществлялась повсеместно, но лишь по талонам карточек или отдельным талонам.

В первый год войны резко ухудшилось положение с продовольствием в Ленинграде, особенно после того, как фашистам удалось блокировать город и разбомбить основные городские склады с зернопродуктами. В этот период 2/3 запасов муки и больше половины крупы находилось за Ладожским озером, но из-за раннего ледостава на мелких местах движение речного флота прекратилось. В связи с уменьшением запасов продовольствия и невозможностью его доставки в Ленинград было принято решение сократить нормы выдачи продуктов гражданскому населению.

Даже в период становления проезжего льда по Ладожскому озеру ресурсы продовольствия в Ленинграде еще больше сократились, что повлекло второе снижение норм выдачи продовольствия гражданскому населению. Согласно введенным с 13 ноября 1941 г. продовольственным нормам, рабочим выдавалось 300 г хлеба в сутки, служащим, иждивенцам и детям до 12 лет — 150 г.

Однако и эти нормы снабжения хлебом не соответствовали имевшимся ресурсам, поэтому с 20 ноября 1941 г. в третий раз были уменьшены нормы выдачи хлеба. Рабочие стали получать 250 г хлеба в сутки, служащие, иждивенцы и дети — 125 г. Тогда же был уменьшен паек и войскам. Бойцы первой линии обороны, личный состав боевых кораблей и летно-технический состав Военно-Воздушных Сил стали получать 500 г хлеба, а все остальные военнослужащие — 300 г.

Снижение норм выдачи хлеба и то, что ленинградцы не получали регулярно другие продукты, привело к крайне тяжелым последствиям для населения города. Немного лучше обеспечивались рабочие оборонных предприятий, которым дополнительно отпускалось несколько сот граммов соевого кефира, белковых дрожжей, казеинового клея, фруктового сиропа, морской капусты и желудевого кофе.

Только с 25 декабря 1941 г. появилась возможность несколько увеличить нормы выдачи хлеба ленинградцам: рабочие и инженерно-технические работники получили прибавку на 100 г, служащие, иждивенцы и дети — на 75 г. Но даже эта мизерная прибавка обрадовала ленинградцев как признак того, что город-герой вскоре будет освобожден от блокады.

В стране росло количество населения, состоявшего на нормированном снабжении хлебом. Так, в связи с перебазированием производительных сил в Поволжье, на Урал, в Сибирь, Казахстан и увеличением населения городов и промышленных центров восточных районов уже в 1942 г. на государственном нормированном снабжении хлебом находилось 61,7 млн. человек, а в 1945 г. — 80,6 млн.

Увеличение в годы войны численности населения, состоявшего на государственном снабжении хлебом, показывают следующие данные (млн. человек; на конец года)1:

 

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 г.

В городе

40,9

43,2

48,4

53,8

На селе

20,8

24,5

25,6

26,8

Итого

61,7

67,7

74,0

80,6

В годы войны было введено нормированное снабжение по карточкам промышленными товарами: хлопчатобумажными, льняными и шелковыми тканями, трикотажем, швейными и чулочно-носочными изделиями, кожаной и резиновой обувью, мылом.

Основным принципом нормирования являлось распределение предметов потребления по количеству и качеству труда. На этой основе были увеличены нормы продовольственного снабжения (в форме дополнительного питания) для рабочих, выполнявших и перевыполнявших нормы выработки. В различных отраслях тяжелой и военной промышленности в период войны таким дополнительным питанием пользовалось около 60% всех рабочих.

Для рабочих крупных предприятий тяжелой и военной промышленности устанавливались особые, более высокие нормы снабжения. С конца 1942 г. так называемые особо повышенные нормы снабжения были установлены для рабочих угольной промышленности, занятых на подземных работах (навалоотбойщиков, забойщиков, электрослесарей, машинистов врубовых машин и т.п.), а несколько позднее — и для рабочих ведущих профессий черной металлургии (сталеваров, горновых, плавильщиков и т.п.). Шахтеры и металлурги, кроме того, получали перед началом работ холодные завтраки (хлеб, жиры, колбасу).

Хотя нормированное снабжение ограничивало потребление, но эта вынужденная экономическая мера соответствовала интересам трудящихся, так как давала населению твердую гарантию получения определенного минимума продовольственных товаров. Введение карточной системы в период войны позволило обеспечить бесперебойное снабжение населения продовольствием.

Нормирование продовольственного снабжения подчинило потребление интересам производства и обеспечило более высокий уровень потребления рабочих, занятых в решающих для военной экономики отраслях промышленности: военной, топливной, металлургической, энергетической и на железнодорожном транспорте.

В военный период усиленно велась работа по изысканию и использованию местных сырьевых и производственных ресурсов для дополнительного обеспечения населения продуктами питания и промышленными изделиями. В этом отношении большую работу проводили местные партийные, советские, хозяйственные и профсоюзные организации.

Благодаря увеличению производства продовольствия, ряда промышленных товаров и их рациональному распределению со второй половины 1943 г. начало улучшаться обеспечение населения мясом и мясопродуктами, крупой, макаронными изделиями, яйцами и некоторыми промышленными товарами. Однако государственные фонды по наиболее ходовым продовольственным товарам составляли лишь около половины довоенных, а по швейным и трикотажным изделиям колебались в пределах 10—15% довоенного уровня. Хотя начиная с 1944 г. эти фонды стали возрастать, но и в 1945 г. они были значительно ниже, чем перед войной.

В 1943—1944 гг. в связи с освобождением временно оккупированных врагом районов и начавшимися восстановительными работами в сельском хозяйстве был достигнут определенный рост производства сельскохозяйственной продукции и увеличился выпуск продуктов питания на предприятиях пищевой промышленности.

В 1945 г. из централизованных государственных фондов население получило больше продуктов, чем в 1942 г.: крупы — в 1,9 раза, мясопродуктов — почти в 2,8, макаронных изделий — в 4,9 раза больше и т.д. Поступление по централизованным фондам на снабжение населения в 1944 г. по сравнению с 1942 г. увеличилось: по картофелю — в 2,3 раза, по овощам — в 1,8 раза. Хотя на заключительном этапе войны были повышены государственные нормы снабжения, однако такие продукты, как хлеб и мука, в 1944 г. составляли в бюджете питания лишь 83,5% уровня сентября 1940 г., сахар и кондитерские изделия — 22,4, мясо и мясопродукты — 59,5%. Но уже в 1944 г. в городах в расчете на душу населения потребление животных и растительных жиров повысилось по сравнению с 1940 г. на 6,5%), рыбы и сельди — на 11,6, картофеля — на 134%.

В результате добровольной передачи государству сельскими тружениками значительной части производимой ими продукции в годы войны произошло существенное снижение личного потребления колхозников. Так, в 1943 г. по хлебопродуктам оно снизилось на 35% по сравнению с 1939 г., по мясу и салу — на 66%. Наряду с этим потребление картофеля повысилось на 109%, овощей — на 24%, а потребление молочных продуктов в деревне осталось на прежнем уровне.

В 1944 г. наряду с нормированной торговлей началась продажа продовольственных товаров по коммерческим среднерыночным ценам.

В период войны для улучшения обслуживания действующей армии была создана широкая торговая сеть Военторга. Через систему военторгов на фронте производилась продажа таких товаров, как конфеты, печенье, папиросы, портсигары, писчебумажные принадлежности, трикотажные изделия, одеколон, туалетное мыло, бритвенные приборы, записные книжки, перочинные ножи и т.п. Эти товары интендантская служба не могла поставлять в войска.

Большое внимание уделялось в годы войны развитию общественного питания. Приток многих женщин, занимавшихся раньше домашним хозяйством, на предприятия, стройки, транспорт, в госпитали, торговую сеть и учреждения требовал замены домашней кухни доступными общественными столовыми. Кроме того, столовые могли более экономно использовать продовольствие, полагающееся по карточкам, и обеспечить трудящихся более обильным питанием за счет привлечения различных видов дополнительных ресурсов и ненормируемых продуктов.

Сеть общественного питания была значительно расширена путем открытия новых столовых и резкого увеличения пропускной способности действующих за счет повышения сменности и установки дополнительного оборудования. Это позволило превратить общественное питание в основную форму питания большого контингента населения.

На многих предприятиях действовали цеховые столовые и буфеты, которые обеспечивали рабочих всех смен горячим питанием, так как приготовление блюд производилось в головной столовой, а тепловая обработка и подогрев — в цеховой. С целью улучшения питания и стимулирования высокой производительности труда на военных заводах и транспорте вводилось второе горячее питание для тех рабочих и инженерно-технических работников, которые выполняли и перевыполняли производственные задания.

В 1944 г. общественным питанием пользовались почти 25 млн. человек против около 11 млн. в 1940 г. Благодаря общественному питанию население получало большое количество витаминов. Многие столовые и фабрики-кухни организовали производство концентратов провитамина «А» (каротина) из собранных своими силами трав и ягод, а также из поступающих в столовую на переработку. Только в 1944 г. за счет добавок в пищу витаминов население получило свыше 4,3 млрд. человеко-доз витаминов «А», «В» и «С».

Наркомторг СССР проявил важную инициативу по производству концентратов белкового бульона. В 1943 г. было построено десять предприятий (каждое мощностью 50 тыс. порций в сутки) по производству бульонного экстракта из богатых белками жмыхов хлопковых, подсолнечных и льняных семян. Этот экстракт успешно использовался в столовых для восполнения нехватки в пище белковых веществ.

Значительное развитие получило детское общественное питание за счет открытия широкой сети школьных столовых, детских столовых на предприятиях и в учреждениях, специальных столовых для детей, нуждавшихся в усиленном питании. Для детских оздоровительных мероприятий (лагерей, площадок и т.п.) выделялись специальные дополнительные фонды продовольствия. Летом 1943 г. этими мероприятиями было охвачено 1,5 млн. детей, в 1944 г. — 2,5 млн., в 1945 г. — 3,6 млн.2

Значительно повысился удельный вес общественного питания в общем товарообороте страны. Если до войны он составлял 13% всего розничного товарооборота государственной и кооперативной торговли, то в 1944 г. — 24%, в 1945 г. — 21%. Товарооборот предприятий общественного питания (в ценах соответствующих лет) возрос с 1 823,5 млн. руб. в 1942 г. до 2 853,6 млн. руб. в 1944 г. и 3 310 млн. руб. в 1945 г. против 2 347 млн. руб. в довоенном 1940 г. Выпуск блюд в 1940 г. составил 8 133 млн., в 1942 г. — 10 815 млн., а в 1945 г. — 14 952 млн., т.е. на 84% превысил довоенный объем3.

Для обеспечения преимущественного снабжения рабочих промышленных предприятий и подчинения снабжения непосредственно производству в годы войны была организована широкая сеть отделов рабочего снабжения (орсов) при промышленных предприятиях. В 1942 г. уже имелось около 2 тыс. орсов, к январю 1944 г. — свыше 4 тыс., а к январю 1945 г. — 7 тыс. Через орсы реализовывалась основная масса товаров по государственным планам снабжения. К концу войны — в первом квартале 1945 г. — удельный вес орсов в рыночных фондах страны по мясо- и рыбопродуктам составил 55,5%, по животным жирам — 42, по растительному маслу — 46,7, по сахару — 34, по кондитерским изделиям — 29%. Доля орсов в городском рыночном фонде важнейших непродовольственных товаров составляла в первом полугодии 1945 г. 56%.

За годы войны торговая сеть расширилась не только в тыловых районах, но и на освобожденной от врага советской территории, разумеется, после ее восстановления. Торговые работники в первую очередь обеспечивали население освобожденных районов хлебом, солью, мылом, спичками. Немедленно налаживалось общественное питание, прежде всего для детей и работников, занятых на восстановительных работах. Особое внимание обращалось на питание сильно ослабленных детей. Они снабжались продовольствием по повышенным нормам. Для них были организованы детские столовые, где они получали усиленное диетическое питание.

В заключительный период войны были достигнуты высокие темны роста народного потребления, что наглядно проявилось в увеличении розничного товарооборота. Объем розничного товарооборота государственной и кооперативной торговли, снизившийся с 17,5 млрд. руб. в 1940 г. до 7,8 млрд. руб. в 1942 г., затем стал заметно возрастать и в 1943 г. достиг 8,4 млрд., в 1944 г. — 11,9 млрд., в 1945 г. — 16 млрд. руб., что было лишь на 1,5 млрд. руб. меньше, чем в 1940 г.

Увеличение товарооборота произошло в основном за счет реализации продовольственных товаров. Их удельный вес в розничной государственной торговле повышался из года в год и к концу войны достиг 69,7% против 57,6% в 1940 г.4

Характерной особенностью торговли в годы войны был устойчивый, стабильный уровень государственных розничных цен на продовольственные и другие товары первой необходимости. Несмотря на неизбежный в условиях войны рост издержек производства, Советское государство в военный период осуществляло нормированное снабжение населения потребительскими товарами по существовавшим до войны твердым государственным розничным ценам. В 1943 г. индекс государственных розничных цен на нормированные продовольственные и промышленные товары (без алкогольных напитков и табачных изделий) составил 100,5% довоенного уровня. Стабильность цен осуществлялась в интересах обеспечения трудящимся нормального жизненного уровня и устойчивости советского рубля.

Сохранение довоенных цен на нормируемые товары было связано с определенными потерями для государства. Однако оно сознательно шло на эти неизбежные в военное время потери, ибо иначе нельзя было обеспечить устойчивость бюджета трудящихся, а следовательно, и уровень производительности труда, необходимый растущему военному хозяйству.

Наряду с государственной и кооперативной торговлей Советское правительство создавало необходимые условия для развития колхозной торговли и вместе с тем систематически проводило экономические меры, воздействующие на колхозный рынок в направлении снижения розничных цен.

В частности, обеспечивая регулярное снабжение населения потребительскими товарами по устойчивым нормам и ценам, Советское государство по мере восстановления сельскохозяйственного производства и увеличения выпуска промышленных товаров получило возможность направить известное количество продовольствия и других предметов первой необходимости для снабжения населения сверх карточек в порядке коммерческой торговли.

В начале 1944 г. с целью регулирования покупательной способности населения и цен на колхозном рынке были открыты коммерческие магазины, которые стали дополнительным источником снабжения населения товарами. Развитие коммерческой торговли и последовательное снижение действовавших в ней цен оказали определенное влияние на колхозный рынок. По мере улучшения нормированного снабжения, развития подсобных хозяйств, индивидуального и коллективного огородничества снижался спрос на продукты на колхозных рынках. Так, в 1945 г. индекс цен колхозного рынка снизился по сравнению с 1943 г. в 2,3 раза.

Вместе с тем коммерческая торговля явилась подготовительной стадией к развертыванию торговли без карточек. Однако наличие коммерческой торговли привело к множественности государственных цен. К концу войны на один и тот же товар в зависимости от каналов его реализации существовали пайковые цены, сохранившиеся на довоенном уровне, и высокие коммерческие цены. Кроме того, в начале организации коммерческой торговли наряду с общими коммерческими ценами действовали дифференцированные льготные цены для отдельных категория потребителей.

Существование множественности цен в годы Отечественной войны несомненно находилось в противоречии с законом стоимости и объяснялось только особыми условиями военного времени, когда, по словам Н. А. Вознесенского, «закономерности развития советской экономики… приходилось иногда насиловать и придавать им односторонне-военный характер»5.

Советское государство, осуществив перестройку торговли на военный лад, подчинив ее интересам победоносного завершения войны, успешно решило без помощи извне основные задачи в области товарооборота военного времени. Максимально используя преимущества плановой социалистической экономики, колхозного и совхозного строя, обеспечивших высокую товарность зерна и других сельскохозяйственных продуктов, партия и правительство решили задачу бесперебойного снабжения армии и тыла продовольственными товарами, а также обеспечения населения товарами широкого потребления. Поставки продовольствия союзниками были весьма незначительными. В 1941 — 1945 гг. среднегодовой экспорт зерна, крупы, муки из США и Канады в Советский Союз (в пересчете на зерно) составил лишь 2,8% среднегодовых заготовок зерна в СССР. Несмотря на временную потерю основных житниц — Украины, Северного Кавказа и других сельскохозяйственных районов страны, за 1941—1944 гг. было заготовлено 4,3 млрд. пудов хлеба, т.е. в 3 раза больше, чем было заготовлено и закуплено в дореволюционной России в первую мировую войну6.

Коммунистическая партия и Советское правительство решали задачи создания военной экономики и разгрома немецко-фашистских войск при неустанном стремлении обеспечить трудящимся необходимый материальный и культурный уровень. Однако колоссальный ущерб, причиненный народному хозяйству СССР гитлеровским нашествием, перестройка народного хозяйства на военный лад, вызвавшая большие расходы на оборону, ликвидация огромных разрушений в освобожденных районах не позволили проводить в довоенных масштабах мероприятия по подъему жизненного уровня советского народа и привели даже к снижению достигнутого уровня. Так, в 1945 г. производство предметов потребления уменьшилось по сравнению с 1940 г. примерно в 2 раза. Из-за огромных разрушений жилищного фонда без крова осталось около 25 млн. человек. Ухудшилось коммунально-бытовое обслуживание трудящихся в городах и рабочих поселках. Но советские люди во имя завоевания победы над фашизмом сознательно шли на материальные лишения и мужественно их переносили.

Особенно тяжелым был первый период войны, приведший к значительному уменьшению национального дохода страны. В 1941 г. национальный доход СССР составил 92% уровня 1940 г., в 1942 г. — 66%. В 1942 г. при сокращении национального дохода на 34% военные расходы (не считая личного потребления военнослужащих) увеличились почти в 4 раза и к 1943 г. достигли максимума за всю войну — 33%. Война потребовала огромнейшего напряжения всего народного хозяйства и переключения денежных, материальных и трудовых ресурсов на развитие тяжелой и военной промышленности, что привело к задержке экономического развития СССР, к уменьшению гражданского промышленного и сельскохозяйственного производства, а это в свою очередь вызвало понижение уровня производства национального дохода, а также внесло изменения в пропорции его распределения. Доля личного потребления трудящихся СССР в составе совокупного дохода снизилась с 42% в 1940 г. до 38% в 1942 г., а такой показатель народного благосостояния в структуре национального дохода, как накопление, уменьшился в 1942 г. почти в 4 раза7.

Перспективы повышения темпов роста национального дохода открылись во втором периоде войны, когда наступил решительный перелом в ходе Отечественной войны. С этого периода началось реальное расширение ресурсов для накопления, динамичное расширенное воспроизводство, обеспечиваемое преимуществами плановой социалистической экономики. Если в 1942 г. национальный доход страны упал до 66% довоенного уровня, то в 1944 г. он возрос до 88% уровня 1940 г. Начиная со второго периода войны создавались предпосылки для неуклонного увеличения национального дохода за счет роста общественного продукта в сфере материального производства, повышения эффективности народного хозяйства и квалификации рабочих, обеспечившей рост производительности труда. Фактор роста производительности труда явился определяющим источником увеличения физического объема национального дохода СССР. При этом очень важно, что рост производительности труда происходил при увеличении численности трудящихся в сфере материального производства.

В годы войны Советское государство осуществляло распределение и перераспределение национального дохода в интересах победы над фашистской Германией, а также удовлетворения материальных и культурных потребностей советского народа. Существенная часть фонда социалистического накопления направлялась также на создание непроизводственных основных фондов страны — жилых домов, социально-культурных учреждений и т.п. Крупная часть национального дохода направлялась на реэвакуацию промышленных предприятий и восстановление всего народного хозяйства СССР. Однако даже в условиях огромных потерь и военных затрат партия и правительство постоянно проявляли заботу о благосостоянии советского народа, принимали необходимые меры, чтобы обеспечить трудящимся максимум возможных в то время жизненных благ, изыскивали и использовали для этого все возможности.

Советское государство, владея такими важными рычагами, как общественная собственность на средства производства и монополия внешней торговли, имея в своих руках основную массу обращавшихся в стране товарных ресурсов и такой важный инструмент, как плановое распределение товарных фондов, располагало возможностью регулировать розничные цены, исходя из интересов укрепления военного хозяйства СССР и обеспечения необходимого жизненного уровня трудящихся города и деревни.

В годы войны были сохранены устойчивый уровень государственных розничных цен на продовольственные товары и предметы первой необходимости, а также действовавшие низкие тарифы на коммунальные и транспортные услуги. Это, разумеется, способствовало устойчивости реальной заработной платы и повышению материальной заинтересованности трудящихся в результатах своего труда. В своей книге «Военная экономика СССР в период Отечественной войны» Н. А. Вознесенский отмечал: «Среднемесячная денежная заработная плата рабочих в союзной промышленности СССР увеличилась с 375 руб. в 1940 г. до 573 руб. в 1944 г., или на 53%, причем в угольной промышленности она достигла 729 руб. и в черной металлургии — 697 руб. Среднемесячная заработная плата инженерно-технических работников в союзной промышленности выросла с 768 руб. в 1940 г. до 1209 руб. в 1944 г., причем в угольной промышленности она достигла 1502 руб., а в черной металлургии — даже 1725 руб.» (в старом масштабе цен)8.

Заработная плата в значительных размерах дополнялась бюджетными ассигнованиями государства, направляемыми в общественные фонды потребления: на просвещение, здравоохранение и проведение ряда других социально-культурных мероприятий. В 1942 г. произошло абсолютное сокращение этих расходов, но в расчете на душу населения оно было незначительным. В 1944 г. общественные фонды потребления возросли против довоенных лет и в абсолютном размере, и на душу населения. В годы войны выплаты и льготы из общественных фондов потребления увеличили на 38% среднюю денежную заработную плату рабочих СССР.

Партия и правительство проявляли огромную заботу о государственном обеспечении и бытовом устройстве семей военнослужащих и инвалидов Великой Отечественной войны. Расходы Советского государства на выдачу пособий семьям военнослужащих и пенсий инвалидам за четыре с половиной года войны только за счет государственного бюджета составили более 5 млрд. руб. Кроме того, широко проводилось трудоустройство инвалидов, первоочередное обеспечение их жилой площадью, обучение на курсах новым профессиям, установление налоговых льгот и оказание финансовой помощи государством.

Начиная со второго периода войны уровень материального благосостояния советского народа стал заметно повышаться по сравнению с первым военным периодом, что явилось результатом улучшения общего экономического положения страны.

Одним из ярких свидетельств преимуществ плановой социалистической экономики явилось дальнейшее развитие культурно-бытового строительства в годы войны. Хотя объем капиталовложений на культурно-бытовое и жилищное строительство в период войны сократился, но он все же был значительным. Со второго полугодия 1941 и до конца 1945 г. в жилищное строительство было вложено 1128 млн. руб., что составляло 59% капитальных вложений, направленных на эти цели за такой же довоенный период (с 1938 по первое полугодие 1941 г. включительно). Жилищное строительство увеличивалось из года в год: в 1942 г. было построено 5,8 млн. кв. м жилой площади, в 1943 г. — 10,5 млн., в 1944 г. — 15,7 млн. и в 1945 г. — 15 млн. кв. м. Всего в стране с 1 июля 1941 по 31 декабря 1945 г. было построено 49 млн. кв. м жилой площади9.

На строительство торговых и коммунальных предприятий, учреждений науки, культуры, просвещения и здравоохранения за те же военные годы было направлено 2 602 млн. руб. против 3 100 млн. руб., вложенных в строительство этих предприятий и учреждений с 1938 по первое полугодие 1941 г.10

Наряду с новым строительством широким фронтом развернулись работы по восстановлению жилых зданий и культурно-бытовых учреждений, разрушенных во время военных действий. Начиная с 1943 г. большое жилищное и культурно-бытовое строительство велось с районах, подвергавшихся временной оккупации, так как там жилой фонд был почти полностью разрушен врагом. В освобожденных Красной Армией от фашистских захватчиков городах и рабочих поселках было построено и восстановлено жилых домов общей площадью 24,8 млн. кв. м, а в сельской местности — 1,4 млн. жилых домов.

В годы войны государство постоянно оказывало помощь семьям военнослужащих рядового, сержантского и старшинского состава. Им выплачивались регулярные и единовременные пособия. Военнослужащие при увольнении в отставку или в запас обеспечивались пенсиями за выслугу лет, а в случае потери трудоспособности — пенсиями по инвалидности.

В военные годы Советское государство значительно увеличило ассигнования на охрану материнства и младенчества. Так, в 1944 г. число матерей, получавших государственное пособие, увеличилось в 2 раза.

В период войны повсеместно развивалось всенародное движение по оказанию помощи детям защитников Родины, детям, потерявшим родителей, а также эвакуированным в тыловые районы. Широко практиковались шефство над детскими учреждениями, сбор денежных средств, вещей, продовольствия в фонд помощи детям, организация детских домов, создание детских столовых и т.п.

За время войны значительно расширилась сеть детских домов для детей-сирот, детских садов, яслей и других детских воспитательных учреждений. На территории СССР, не подвергавшейся фашистской оккупации, количество детей, обслуживаемых детскими садами, увеличилось с 683 тыс. в 1941 г. до 1 210 тыс. в 1944 г., а детскими яслями — соответственно с 509 тыс. до 645 тыс. В 1945 г. по сравнению с 1940 г. количество постоянных детских садов увеличилось на 18%, а детских домов — в 1,8 раза. Характерной особенностью Великой Отечественной войны было отсутствие беспризорных, в то время как значительный рост беспризорности в период первой мировой и гражданской войн стал большим социальным бедствием для страны.

В годы Великой Отечественной войны Коммунистическая партия и Советское правительство принимали необходимые меры для обеспечения нормальной и бесперебойной работы общеобразовательных школ, училищ, средних специальных и высших учебных заведений. Однако в годы войны численность учащихся в общеобразовательных школах значительно сократилась по сравнению с довоенным периодом. Так, в 1941/42 учебном году количество учащихся в начальных, семилетних и средних школах составляло только 51% численности учащихся в 1940/41 учебном году. В то же время в училищах и школах системы трудовых резервов и школах ФЗУ численность учащихся за годы войны значительно увеличилась. Если на 1 января 1941 г. в них обучалось 602 тыс. человек, то на 1 января 1945 г. — 683 тыс. человек, или на 13% больше11.

Задачи расширения и укрепления военной экономики, восстановления и развития народного хозяйства в освобожденных районах требовали подготовки высококвалифицированных специалистов с высшим образованием. Для обеспечения нормальной работы действовавших высших учебных заведений было увеличено количество стипендий, улучшено питание студентов. Значительная часть студентов освобождалась от призыва в Красную Армию. В результате принятых партией и правительством мер в период войны не произошло резкого сокращения количества вузов и студентов. Так, если к началу 1940/41 учебного года в стране имелось 817 вузов, то к началу 1945/46 учебного года — 789 вузов. В военные годы было открыто 60 новых вузов, в том числе 15 промышленных и строительных, 7 сельскохозяйственных, 3 — по транспорту и связи. В 1943/44 учебном году по сравнению с 1942/43 учебным годом, когда имел место самый низкий уровень приема абитуриентов, число студентов выросло на 44% и составило 325,8 тыс., в 1944/45 учебном году — уже 455 тыс. В 1945/46 учебном году на дневных и вечерних отделениях вузов обучалось 539 тыс. человек против 585 тыс. в 1940/41 учебном году, а в первом послевоенном учебном году — 730,2 тыс. человек12.

Несмотря на огромные трудности военного времени, советские вузы успешно решили проблему обеспечения военной экономики высококвалифицированными кадрами специалистов. За 1941—1945 гг. высшее образование получили 302 тыс. человек. В 1941—1945 гг. советские вузы ежегодно выпускали в среднем 60,4 тыс. специалистов с высшим образованием. За период войны среднее специальное образование получили 540 тыс. человек13.

В годы войны под руководством Коммунистической партии проводилась огромная работа по массовой ускоренной подготовке командных, политических и инженерно-технических кадров для армии и флота. ЦК ВКП(б) и ГКО принимали необходимые меры для развертывания сети военно-учебных заведений и курсов, по перестройке работы существовавших до войны военных академий и училищ. В период войны расширилась сеть военных училищ, в военных академиях открылись новые филиалы, были вновь созданы курсы усовершенствования командного состава, а в военных округах, фронтах и армиях были организованы курсы младших лейтенантов и младших политруков. Если к началу войны в стране было 26 высших военно-учебных заведений, 203 средних и 68 курсов усовершенствования, то на заключительном этапе войны — 31 высшее, 220 средних военно-учебных заведений и более 200 различных курсов, в которых одновременно обучалось около 500 тыс. человек. Всего за годы войны было подготовлено около 2 млн. офицеров14.

В период войны осуществлялась подготовка научных кадров. Однако количество аспирантов не достигло довоенного уровня и составило в 1945 г. 9,8 тыс. человек пролив 16,9 тыс. человек в 1940 г.15

Партия и правительство постоянно проявляли большое внимание и заботу о создании необходимых условий для жизни и деятельности ученых, профессорско-преподавательского состава, деятелей культуры, литературы, искусства.

В годы войны ученые и научные работники Академии наук СССР, научно-исследовательских институтов, конструкторских бюро, высших учебных заведений активно помогали совершенствовать военное производство, провели значительную плодотворную работу по совершенствованию различных видов военной техники и разработке новых образцов танков, самолетов, артиллерийских систем, стрелкового оружия; по выявлению и мобилизации сырьевых ресурсов страны, замене дефицитных материалов местным сырьем; по совершенствованию промышленной технологии, механизации производства и т.п.

Ведущими конструкторами военной техники и вооружения были С. В. Ильюшин, С. А. Лавочкин, А. И. Микоян, А. П. Туполев, А. С. Яковлев, А. Г. Грабин, И. И. Иванов, Ф. Ф. Петров, Ж. Я. Котин, Н. А. Кучеренко, А. А. Морозов, В. А. Дегтярев, С. Г. Симонов, Ф. В. Токарев.

Большой вклад в разработку насущных проблем фронта и тыла и научно-исследовательскую работу в области физики, химии, математики, биологии и т.д. внесли такие ученые, как А. И. Абрикосов, А. П. Александров, А. Е. Арбузов, А. А. Байков, И. П. Бардин, А. И. Берг, А. А. Благонравов, А. А. Богомолец, Э. В. Брицке, Н. Н. Бурденко, С. И. Вавилов, Б. А. Введенский, Б. Е. Веденеев, В. И. Вернадский, И. М. Виноградов, А. В. Винтер, B. П. Глушко, Н. Д. Зелинский, А. Ф. Иоффе, П. Л. Капица, М. В. Келдыш, А. Н. Колмогоров, В. Л. Комаров, C. П. Королев, В. А. Котельников, Г. М. Кржижановский, В. С. Кулебакин, И. В. Курчатов, А. А. Лебедев, А. Н. Несмеянов, В. Н. Образцов, В. А. Обручев, Л. А. Орбели, А. В. Палладин, Е. О. Патон, Д. Н. Прянишников, Н. Н. Семенов, К. И. Скрябин, С. Г. Струмилин, Е. В. Тарле, И. Н. Федосеев, А. Е. Ферсман, В. А. Фок, С. А. Христианович, Е. А. Чудаков, Е. М. Ярославский и др.

Огромную победу в Великой Отечественной войне одержала советская медицина. Она вернула в строй более 72% раненых и 91% больных воинов. Благодаря героическому и самоотверженному труду врачей и медицинских сестер из возвратившихся в строй солдат и офицеров можно было бы сформировать несколько фронтов.

В годы войны быстро возросшая потребность в массовых санитарных кадрах удовлетворялась полностью. С июля 1941 по май 1945 г. на курсах общества Красного Креста было подготовлено на добровольных началах 300 тыс. медицинских сестер и более 500 тыс. санитарных дружинниц. Наличие подготовленных медицинских кадров позволило развернуть в стране широкую сеть санитарных дружин и постов. Уже к концу 1942 г. действовало 13 312 санитарных дружин (по 15 человек в каждой). Если в начале 1942 г. имелось 107 тыс. санитарных постов, то к концу 1944 г. — 210 тыс. В их работе принимали участие 840 тыс. человек16.

Для приема и лечения раненых, контуженных, обожженных, больных солдат и офицеров действующей армии было создано достаточное количество госпиталей как в армиях и во фронтах, так и в глубоком тылу.

Местные партийные и советские органы, все советские люди проявили большую заботу о раненых, поступавших в тыловые госпитали. При ЦК компартий союзных республик, обкомах, крайкомах партии были образованы комитеты помощи раненым воинам. Рабочие и служащие предприятий, которые шефствовали над госпиталями (в основном женщины), вели здесь круглосуточное дежурство, ухаживали за больными и ранеными бойцами. Многие санитарные дружины и санитарные посты работали в нерабочее время в госпиталях, помогали вести санитарное обслуживание, погрузку и выгрузку раненых.

Во время Великой Отечественной войны продолжалась большая работа по охране здоровья населения. Число больничных коек в 1941 г. составило 54,5% уровня 1940 г. С 1942 г. больничная сеть стала возрастать, что было связано с восстановлением больничного фонда в освобожденных районах и с осуществлением нового строительства. В 1942 г. количество больничных коек составило 59% уровня 1940 г., в 1943 г. — 75, в 1944 г. — 92%. В 1945 г. больничная сеть превысила довоенные размеры.

В годы войны продолжалось, хотя и замедленными темпами по сравнению с довоенным периодом, строительство кинотеатров, увеличивалась сеть массовых библиотек, восстанавливались культурно-массовые учреждения на освобожденной от врага советской территории, возрастал тираж газет и книжно-журнальной продукции. В военный период вышло в свет более 500 изданий трудов К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина общим тиражом 17 млн. экземпляров, было выпущено для массового читателя 460 названий политических книг тиражом свыше 33 млн. экземпляров и около 170 млн. экземпляров произведений художественной литературы17.

Огромную роль в духовной жизни советских людей играли литература, искусство, кино. На фронте и в тылу люди читали гневные и острые политические памфлеты, патриотические книги, рассказы, очерки, стихи виднейших советских писателей и поэтов. Фронтовые песни лучших советских композиторов пели в землянках, окопах, у станков, на полях. Бригады артистов и целые фронтовые театры давали спектакли и концерты непосредственно на передовых позициях, нередко под артиллерийским огнем противника.

В годы войны советские кинематографисты выпустили немало фильмов, которые правдиво показывали боевую жизнь и отношения людей на фронте, героический труд советских людей в тылу, ковавших экономическую победу над фашистской Германией, а также ряд исторических и историко-революционных фильмов, большое количество хроникально-документальных фильмов. Значительно возрос выпуск военно-учебных фильмов, которые помогали советским воинам овладевать новой военной техникой.

Все средства духовного воздействия Коммунистическая партия направляла на формирование у воинов и тружеников тыла ясного понимания нераздельности интересов Родины и коммунизма, на воспитание у советских людей священной ненависти к фашистским захватчикам и уверенности в неизбежности разгрома гитлеровской Германии.