• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

Глава VII СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО В ВОЕННЫЕ ГОДЫ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 

Отечественная война поставила перед социалистическим сельским хозяйством такие исключительно трудные задачи, как бесперебойное снабжение армии и тыла основными видами продовольствия, а промышленности сельскохозяйственным сырьем; вывоз из угрожаемых районов хлеба, сельскохозяйственной техники, эвакуация скота.

Решение продовольственной и сырьевой проблем осложнялось тем, что в начале войны из хозяйственного оборота страны выпал ряд крупнейших сельскохозяйственных районов, захваченных врагом. На территории, временно оккупированной немецко-фашистскими войсками, до войны проживало около 40% всего населения страны, 2/3 которого составляли жители села; находилось 47% посевных площадей, 38% общей численности крупного рогатого скота и 60% всего поголовья свиней; производилось 38% довоенной валовой продукции зерна и 84% — сахара1.

Во временно оккупированных районах осталась часть сельскохозяйственной техники, скота, лошадей и продукции сельского хозяйства. Производительные силы сельского хозяйства подверглись чудовищным разрушениям. Фашистские захватчики разорили и разграбили 98 тыс. колхозов, 1876 совхозов и 2890 машинно-тракторных станций, т.е. более 40% довоенного количества колхозов, МТС и свыше 45% совхозов. Гитлеровцы захватили и частично угнали в Германию 7 млн. лошадей, 17 млн. голов крупного рогатого скота, 20 млн. свиней, 27 млн. овец и коз, 110 млн. голов домашней птицы2.

Значительная часть оставшейся материально-технической базы колхозов, совхозов и МТС (более 40% тракторов, около 80% автомашин и лошадей) была мобилизована в армию. Так, в армию было мобилизовано 9300 тракторов из колхозов и совхозов Украины, почти все дизельные тракторы и несколько тысяч тракторов общей мощностью 103 тыс. л. с. из МТС Западной Сибири, около 147 тыс. рабочих лошадей, или почти 20% всего конского поголовья, из колхозов Сибири. К концу 1941 г. в МТС осталось 441,8 тыс. тракторов (в 15-сильном исчислении) против 663,8 тыс., имевшихся в сельском хозяйстве страны накануне войны.

В целом по СССР энергетические мощности сельского хозяйства, включая все виды механических двигателей (тракторы, автомобили, электроустановки, а также рабочий скот в пересчете на механическую силу), к концу войны снизились до 28 млн. л. с. против 47,5 млн. л. с. в 1940 г., или в 1,7 раза, в том числе мощность тракторного парка уменьшилась в 1,4 раза, количество грузовых машин — в 3,7, живое тягло — в 1,7 раза3.

С началом военных действий резко сократились поставки сельскому хозяйству новых машин, запасных частей, а также горючего, смазочных и строительных материалов, минеральных удобрений. Значительно уменьшились кредиты на ирригационное и другое строительство.

Все это вызвало резкое ухудшение общего состояния основных средств производства колхозов, совхозов, МТС и снизило степень механизации сельскохозяйственных работ.

Не могло не сказаться на сельскохозяйственном производстве и значительное сокращение трудоспособного населения в деревне. Война отвлекла на фронт, в промышленность и на транспорт наиболее работоспособную категорию производителей сельскохозяйственной продукции. В результате мобилизации в армию, на строительство оборонительных сооружений, в военную промышленность и на транспорт к концу 1941 г. количество трудоспособных в деревне сократилось больше чем наполовину по сравнению с 1940 г. В первый год войны число трудоспособных мужчин в сельском хозяйстве уменьшилось почти на 3 млн. человек, в 1942 г. — еще на 2,3 млн., в 1943 г. — почти на 1,3 млн. человек. Особенно тяжелым для сельского хозяйства был уход в армию механизаторов колхозов и совхозов. Всего за годы войны в армию и промышленность ушли до 13,5 млн. колхозников, или 38% сельских тружеников на январь 1941 г., в том числе 12,4 млн., или 73,7%, мужчин и свыше 1 млн. женщин. Значительно сократились трудовые ресурсы совхозов4.

Все эти факторы до крайности усложнили решение продовольственной и сырьевой проблем.

Для того чтобы восполнить квалифицированные кадры сельского хозяйства, 16 сентября 1941 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли постановление об обучении сельскохозяйственным профессиям учащихся старших классов средних школ, техникумов и студентов высших учебных заведений. К июлю 1942 г. в 37 автономных республиках, краях и областях РСФСР свыше 1 млн. школьников окончили курсы механизаторов, из них 158 122 человека получили специальность тракториста, 31 240 — комбайнера5. Эти кадры оказали большую помощь колхозам, совхозам и МТС.

В первый же год войны колхозы на сельскохозяйственных работах были вынуждены использовать ручной труд, широко применять лошадей, а также крупный рогатый скот. Мобилизация внутренних резервов живой тягловой силы стала важнейшим источником пополнения сократившихся тягловых ресурсов колхозов. Простейшими машинами, на лошадях, волах, коровах и ручным трудом (косами и серпом) было убрано в 1941 г. 2/3 колосовых. Многие сельские труженики, в основном женщины, при уборке хлеба серпами выполняли нормы на 120—130%. Максимально уплотнялся рабочий день, сокращались простои.

В прифронтовых районах работа на полях проходила под обстрелом и бомбежками вражеской авиации. Несмотря на огромные трудности, уборочные работы в 1941 г. были проведены в сжатые сроки. Благодаря массовому героизму тружеников полей была спасена большая часть урожая 1941 г. во многих прифронтовых областях и районах, которым угрожало вторжение врага. Например, в шести районах Украинской ССР на 15 июля 1941 г. были убраны зерновые с 959 тыс. га против 415,3 тыс. га на это же число в 1940 г. На уборке урожая 1941 г. самоотверженно трудились колхозники Белоруссии, Молдавии, западных и центральных областей РСФСР.

При приближении вражеских войск и невозможности полностью убрать урожай колхозники и работники совхозов уничтожали посевы и прямо с уборки отправляли на восток тракторы, комбайны и другую сельскохозяйственную технику, а также гурты скота. Все, что невозможно было вывезти, прятали в лесах, закапывали, уничтожали, отдавали на сохранение тем колхозникам, которые не могли эвакуироваться в тыл. По неполным данным, только за август и 23 дня сентября 1941 г. с Украины было вывезено 12,5 млн. ц зерна и других сельскохозяйственных продуктов6.

Все прифронтовые районы успешно справились с выполнением государственного плана поставок хлеба. По решению партии и правительства в октябре 1941 г. колхозам и совхозам прифронтовой полосы было разрешено сдать государству лишь половину собранного урожая. Колхозы и совхозы Украины полностью обеспечили продовольствием войска Юго-Западного и Южного фронтов.

Партия и правительство с первых дней войны принимали специальные меры для дальнейшего развития сельского хозяйства в Сибири, Казахстане, на Урале, Дальнем Востоке, в республиках Средней Азии и Закавказья. С целью компенсации потерь сельского хозяйства ЦК ВКП(б) 20 июля 1941 г. утвердил план увеличения озимого клина зерновых культур в областях Поволжья, Сибири, Урала и Казахской ССР. Выполняя это государственное задание, труженики сельского хозяйства восточных районов увеличили в 1941 г. посевные площади под озимые на 1 350 тыс. га. Кроме того, было принято решение расширить посевы зерновых культур в районах хлопководства: Узбекистане, Туркмении, Таджикистане, Киргизии и Азербайджане. Исследования академика Д. П. Прянишникова доказали, что здесь вполне возможно увеличение посевной площади за счет паров и перелогов на 1,3 млн. га.

Труженики сельского хозяйства восточных районов проявили высокую организованность, дисциплину и самоотверженность при выполнении заданий партии и правительства. В условиях острой нехватки сельскохозяйственной техники и кадров механизаторов требовалось срочно расширить посевные площади продовольственных и технических культур, а также освоить производство ряда новых культур, чтобы в известной мере компенсировать потери сельскохозяйственной продукции, которая производилась на территории временно оккупированных врагом районов.

Партийные организации подняли колхозное крестьянство и работников совхозов на борьбу за хлеб под лозунгом: «Все для фронта, все для победы над врагом!» На колхозных и совхозных полях развернулось настоящее сражение за хлеб, за обеспечение армии и тыла продовольствием, а промышленности — сырьем. Сокращение числа трудоспособных в деревне сельские труженики восполняли возросшей производственной активностью. «Будем работать столько, сколько потребуется для своевременного выполнения всех сельскохозяйственных работ», — заявляли они. На восток из районов прифронтовой полосы были эвакуированы тракторы и сельскохозяйственные машины. На местах изыскивались и использовались все возможности для организации изготовления и реставрации запасных частей с помощью промышленных предприятий. Для оказания помощи по ремонту тракторов в МТС, колхозы и совхозы были направлены заводские бригады рабочих. Принимались меры по подбору и подготовке кадров трактористов, комбайнеров, механиков и бригадиров тракторных бригад, по накоплению в МТС всех видов горючего и его экономному расходованию.

Партия и правительство осуществили ряд мер, направленных на улучшение работы машинно-тракторных станций, совхозов и колхозов. В ноябре 1941 г. были созданы особые органы для руководства сельским хозяйством — политотделы при МТС и совхозах. Политотделы были призваны вести политическую работу среди рабочих, служащих МТС и совхозов, а также среди колхозников и обеспечивать своевременное выполнение государственных заданий и планов сельскохозяйственных работ. Политотделы заняли видное место в общей системе партийного руководства сельским хозяйством.

13 апреля 1942 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление о повышении обязательного минимума трудодней для колхозников. С 1 января 1942 г. были введены новые типовые штаты МТС и установлены повышенные оклады руководящим работникам МТС (в зависимости от размеров тракторного парка). Для повышения материальной заинтересованности работников МТС постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 12 января 1942 г. были введены премии за выполнение и перевыполнение планов по отдельным периодам сельскохозяйственных работ (весенние полевые работы, уборка урожая, осенний сев, вспашка зяби) и плана сдачи натуроплаты за работы МТС как важнейшего источника поступления хлеба государству. 9 мая 1942 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление «О дополнительной оплате труда трактористов МТС и колхозников, работающих на прицепных сельскохозяйственных машинах, за повышение урожайности сельскохозяйственных культур»7.

Преимущества социалистической плановой системы хозяйства позволили партии и правительству регулировать размещение производства зерна и другой сельскохозяйственной продукции с учетом потребностей фронта и тыла. Государственный план колхозам и совхозам восточных районов предусматривал расширение посевов яровых культур в 1942 г. до 54,1 млн. га против 51,8 млн. га в 1941 г. Несмотря на серьезные трудности, весенний сев в 1942 г. был проведен в более сжатые сроки по сравнению с предыдущим годом. В 1942 г. колхозники восточных районов расширили посевные площади с 72,7 млн. га в 1940 г. до 77,7 млн. га, в том числе под зерновыми культурами — с 57,6 млн. до 60,4 млн. га, техническими — с 4,9 млн. до 5,1 млн. га, овоще-бахчевыми и картофелем — с 3,4 млн. до 4,2 млн. га, кормовыми — с 6,8 млн. до 8 млн. га8.

Заметный рост посевных площадей был достигнут также в центральных и северо-восточных районах СССР: в Ярославской, Ивановской, Горьковской, Кировской, Пермской областях и Коми АССР. Посевные площади в районах Дальнего Востока, Восточной и Западной Сибири, где имелись большие запасы свободных и удобных для распашки земель, увеличились в несравненно больших размерах.

Весной 1942 г. по призыву молодых трактористок Ставрополья началось Всесоюзное социалистическое соревнование женских тракторных бригад, а летом 1942 г. по инициативе колхозников и колхозниц Новосибирской и Алма-Атинской областей развернулось Всесоюзное социалистическое соревнование за высокий урожай сельскохозяйственных культур и дальнейший подъем животноводства. В ходе социалистического соревнования возросла активность работников сельского хозяйства, повысилась производительность труда. Многие труженики колхозов и совхозов выполняли по две-три и более норм. Бригада прославленной трактористки Паши Ангелиной давала почти четыре нормы.

В 1942 г. людские и материально-технические возможности колхозно-совхозного производства еще более уменьшились. Помимо сокращения трудоспособного населения в колхозах тыловых районов резко уменьшилось поступление тракторов и другой сельскохозяйственной техники. Если в 1940 г. в МТС было завезено 18 тыс. тракторов, то в 1942 г. — лишь 400, а поставка автомашин, комбайнов, молотилок, сеялок совсем прекратилась. Если в 1941 г. в колхозах тыловых районов конными машинами и вручную было убрано 2/3 колосовых, то в 1942 г. — до 4/59.

Несмотря на это, колхозы и совхозы провели уборочные работы в более сжатые сроки, чем в 1941 г., и завершили уборку зерновых к 1 октября 1942 г. Большую помощь сельским труженикам в выполнении плановых заданий оказали коллективы фабрик и заводов. В 1942 г. на колхозных и совхозных полях работало 4 млн. горожан.

В 1942 г. в Поволжье, на Урале, в Западной Сибири, Казахстане, Средней Азии и других районах страны увеличились посевы сельскохозяйственных культур первостепенной важности, принимались меры для сохранения поголовья скота. Был взят курс на то, чтобы каждая область, край и республика обеспечивались продуктами питания за счет собственного их производства.

Роль восточных районов страны в производстве сельскохозяйственной продукции значительно возросла. Посевная площадь всех сельскохозяйственных культур в этих районах в 1942 г. увеличилась по сравнению с 1940 г. почти на 5 млн, га, а против 1941 г. — на 2,8 млн. га. Многие колхозы и совхозы Сибири, Поволжья, Дальнего Востока, Средней Азии и Казахстана засеяли сотни тысяч гектаров в Фонд обороны. В 1942 г. и в последующие годы войны сверхплановые посевы в Фонд обороны проводились повсеместно. Они дали стране дополнительно значительное количество хлеба и овощей.

Хотя последовательное проведение военно-хозяйственной программы партии в области сельского хозяйства давало свои результаты, однако производственные возможности сельского хозяйства оставались низкими. В 1942 г. валовой сбор зерновых составил 29,7 млн. т против 95,5 млн. т в 1940 г. Значительно уменьшился также сбор хлопка-сырца, сахарной свеклы, подсолнечника, картофеля. Поголовье крупного рогатого скота в 1942 г. сократилось в 2,1 раза, лошадей — в 2,6, свиней — в 4,6 раза10.

Несмотря на сокращение сельскохозяйственного производства по сравнению с довоенным уровнем, Советское государство заготовило в 1942 г. достаточное количество продовольствия для удовлетворения основных потребностей — действующей армии и населения промышленных центров. Если до войны заготовлялось до 35—40% урожая, то в 1942 г. государство получило несколько большую долю сельскохозяйственной продукции — 44% урожая зерновых. Увеличение доли заготовок произошло главным образом за счет фондов потребления колхозного населения. Если в 1940 г. на потребление колхозников выделялось 21,8% валового сбора зерна, то в 1942 г. — 17,9%.

Война отрицательно сказалась на материальном положении колхозников. В 1942 г. на трудодень было выдано лишь 800 г зерна, 220 г картофеля и 1 руб. В расчете на душу населения колхозник получил из общественного хозяйства в среднем за год 100 кг зерна, 30 кг картофеля и 129 руб. По сравнению с 1940 г. стоимостное выражение трудодня уменьшилось по крайней мере в 2 раза, но другого выхода в тяжелом 1942 году не было11.

В сложнейших условиях военного времени партия и правительство, республиканские, краевые, областные и районные партийные и советские организации уделяли постоянное внимание развитию сельского хозяйства. В утверждаемых ежегодных планах сельскохозяйственного производства предусматривались расширение посевов и повышение урожайности сельскохозяйственных культур, увеличение производства зерна и технических культур, рост поголовья скота, организация отгонного животноводства в республиках и областях с большим свободным земельным фондом.

Партия и правительство всемерно форсировали расширение старых и строительство новых заводов по производству сельскохозяйственных машин и орудий. В результате принятых мер в 1943 г. вступил в строй тракторный завод на Алтае, развернулось производство сельхозмашин на ряде крупных машиностроительных заводов страны. По заданиям ГКО и в порядке шефства промышленные предприятия увеличили производство запасных частей для ремонта сельскохозяйственной техники. Выпуск запчастей приравнивался к выпуску военной продукции.

Осенью 1942 г. посевные площади озимых культур под урожай 1943 г. были увеличены по сравнению с 1942 г. на 3,8 млн. га. В 1943 г. весенние полевые работы проходили с огромными трудностями. В колхозах и совхозах значительно возросла нагрузка на каждого трудоспособного и тягловую единицу. Из-за острого недостатка сельскохозяйственных машин пришлось еще больше, чем в истекшие военные годы, использовать на пахотных работах живую тягловую силу и даже коров. В 1943 г. в областях РСФСР живым тяглом и коровами было выполнено 71,7% весенней вспашки, а в Казахстане — 65%, что привело к затяжке сева во многих районах и отрицательно сказалось на урожайности. Даже уменьшенный план весеннего сева колхозы недовыполнили на 11%, главным образом из-за нехватки семян. Хуже, чем в 1942 г., взошли озимые. Общая посевная площадь по всем категориям хозяйств составляла 84,8 млн. га против 86,4 млн. га в 1942 г., в том числе по колхозам — 72 млн. га против 74,5 млн. га в 1942 г.12

1943 год был самым тяжелым для сельского хозяйства страны. Хотя часть временно оккупированной врагом территории была уже освобождена, но сельское хозяйство в освобожденных районах оказалось настолько разрушенным, что о каком-либо улучшении продовольственного баланса страны за счет этих районов в 1943 г. не могло быть и речи.

Летом 1943 г. большинство районов Поволжья, Южного Урала, Западного Казахстана, Северного Кавказа и Сибири постигла сильная засуха. Предстояло тщательно, без потерь, убрать урожай, а между тем в колхозах и совхозах число трудоспособных работников вновь уменьшилось и соответственно возросла трудовая нагрузка на работающих. Во исполнение постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 18 июля 1943 г. «Об уборке урожая и заготовке сельскохозяйственных продуктов в 1943 г.» в колхозы, совхозы и МТС направлялись квалифицированные рабочие для оказания помощи в ремонте сельскохозяйственной техники и развернулась мобилизация на уборку урожая неработающего трудоспособного населения. Всего по стране в помощь колхозам, совхозам и МТС было мобилизовано 2 754 тыс. человек. В 1943 г. на долю горожан приходилось 12% общего числа трудодней, выработанных в колхозах, против 4% в 1942 г. Большую помощь колхозам оказывали студенты высших учебных заведений и школьники во время летних каникул13.

Уборка урожая 1943 г. проводилась на всех посевных площадях. Однако из-за засухи и снижения уровня агротехники урожай оказался крайне низким — в целом по тыловым колхозам 3,9 ц зерна с 1 га. Неблагополучно обстояло дело и с техническими культурами. На урожайность свеклы и хлопка особенно повлияло прекращение поставок минеральных удобрений и химикатов. Так, в 1943 г. было собрано всего 726 тыс. т хлопка-сырца — почти в 2 раза меньше, чем в 1942 г. В целом по стране валовая продукция сельского хозяйства составляла всего 37% уровня 1940 г., а в тыловых районах — 63%. Валовой сбор зерновых культур в 1943 г. составил 29,6 млн. т, т.е. остался на уровне 1942 г.14

В то же время в 1943 г. было достигнуто некоторое увеличение по сравнению с 1942 г. производства подсолнечника, картофеля, молока. В этом году значительных успехов добились сельские труженики Азербайджана, Грузии, Киргизии, Бурятии. Свой вклад в решение продовольственной проблемы внесли рыболовецкие колхозы Прикаспия, Дальнего Востока, охотники Якутии.

В суровые годы войны ярко проявились преимущества колхозного строя и высокая политическая сознательность советского крестьянства. В 1943 г. колхозы, совхозы и МТС поставили государству около 44% урожая зерновых, 32% урожая картофеля и немалую долю других продуктов. Но в целом по стране объем заготовок и закупок зерна, хлопка, масличных культур, молока, яиц был на 25—50% ниже, чем в 1940 г.

Труженики сельского хозяйства проявили высокий патриотизм при сдаче сельскохозяйственной продукции государству. Несмотря на сокращение валового сбора, они сдали государству значительно большую долю урожая, чем до войны, особенно в ведущих зерновых районах. В 1943 г. хлебозаготовки по колхозам Сибири вместе с натуроплатой за работу МТС и сдачей в хлебный фонд армии составили 55,5% валового сбора зерновых (при 43,6% по стране), в то время как в 1939 г. в Западной Сибири они составляли 40,7%, в Восточной Сибири — 29,8%15.

Колхозники сознательно шли на ограничение фондов потребления, уменьшение выдачи на трудодень. В 1943 г. в среднем по стране на один трудодень приходилось 650 г зерна, 40 г картофеля и 1 р. 24 к. В расчете на душу населения колхозник получал из общественного хозяйства примерно 200 г зерна и около 100 г картофеля в день.

Рассмотрев итоги 1943 г., партия и правительство отметили, что «в трудных условиях военного времени и при неблагоприятных для некоторых областей, краев и республик метеорологических условиях колхозы и совхозы справились в 1943 г. с сельскохозяйственными работами и обеспечили без серьезных перебоев снабжение Красной Армии и населения продовольствием, а промышленность сырьем»16.

В 1944 г. партия поставила перед тружениками сельского хозяйства новые большие задачи: значительно повысить урожайность и валовой сбор сельскохозяйственных культур, увеличить поголовье скота и поднять продуктивность животноводства. Основная роль в производстве продовольствия и сельскохозяйственного сырья по-прежнему отводилась Сибири, Уралу, Поволжью, Казахстану, центру РСФСР. Много внимания уделялось восстановлению сельского хозяйства в освобожденных от врага районах.

Большое значение для мобилизации тружеников полей на всемерное повышение производительности труда имело учреждение ЦК ВКП(б) и СНК СССР почетных званий: «Лучший тракторист Советского Союза», «Лучший пахарь области», «Лучший сеяльщик района» и др.

В 1944 г. по инициативе коллектива передового колхоза «Красный путиловец» Краснохолмского района Калининской области началось Всесоюзное социалистическое соревнование за отличное проведение сева, за высокий урожай. По почину прославленной трактористки Рыбновской МТС Рязанской области комсомолки Дарьи Гармаш развернулось соревнование женских тракторных бригад за высокий урожай. В нем участвовали более 150 тыс. трактористок. По призыву ЦК ВЛКСМ в соревнование включились комсомольско-молодежные тракторные бригады. На полях колхозов и совхозов самоотверженно трудились 96 тыс. комсомольско-молодежных звеньев, объединявших более 915 тыс. юношей и девушек17. Молодежь соревновалась не только между собой, но и с мастерами социалистического земледелия.

С целью укрепления материально-технической базы сельского хозяйства 18 февраля 1944 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление «О строительстве тракторных заводов и развитии производственных мощностей по выпуску товаров для сельского хозяйства». В нем предусматривались задания по увеличению выпуска тракторов на Алтайском, Липецком, Владимирском тракторных заводах; по ускоренному вводу в строй Куйбышевского завода тракторного электрооборудования; по восстановлению Харьковского и Сталинградского тракторных заводов18. Для работы на тракторных заводах были демобилизованы из армии специалисты — инженеры и техники.

Осуществлялись меры по улучшению материального обеспечения сельского хозяйства. В 1944 г. на оснащение МТС и совхозов государство направило 7,2 млрд. руб., т.е. в 1,5 раза больше, чем в 1943 г.

На завершающем этапе Великой Отечественной войны уже пять тракторных заводов обслуживали сельское хозяйство: восстановленные Сталинградский и Харьковский, новые Алтайский, Липецкий и Владимирский тракторные заводы, а также Красноярский завод комбайнов. В 1944—1945 гг. сельское хозяйство получило около 20 тыс. тракторов (в пересчете на 15-сильные). Больше стало поступать сеялок, косилок, молотилок.

Много внимания уделялось снабжению сельского хозяйства запасными частями. В 1944 г. производство запасных частей к сельскохозяйственным машинам на предприятиях союзной и местной промышленности увеличилось по сравнению с 1943 г. в 2,5 раза и даже превысило уровень 1940 г. Промышленные предприятия помимо выполнения военных заказов не только изготовляли запасные части, но и производили капитальный ремонт сельхозтехники. В 1943—1944 гг. они отремонтировали десятки тысяч тракторов и комбайнов. Благодаря помощи коллективов фабрик и заводов основная часть парка МТС и совхозов была приведена в работоспособное состояние.

Широкий размах получило шефство промышленных предприятий над отдельными колхозами, группами колхозов и целыми сельскохозяйственными районами в Московской, Свердловской, Челябинской, Пермской, Новосибирской, Куйбышевской, Кемеровской и других промышленных областях. В Московской области МТС, колхозам и совхозам помогало 177 промышленных предприятий, в том числе такие крупные, как автозавод, карбюраторный завод, фабрика «Красное знамя» и др. Промышленные предприятия посылали в МТС, колхозы и совхозы бригады квалифицированных токарей, кузнецов, электросварщиков, техников, механиков, инженеров. При активной шефской помощи рабочего класса на селе осуществлялось строительство около 1,5 тыс. мастерских капитального и текущего ремонта, 79 ремонтных заводов, сельских электростанций.

Однако колхозы по-прежнему остро нуждались в рабочей силе, особенно во время сева и уборки урожая. На 1 января 1945 г. в колхозах страны, включая и освобожденные районы, имелось 22 млн. трудоспособных — почти на 14 млн. (или на 38%) меньше, чем в начале 1941 г. В связи с этим в периоды посевных и уборочных работ город продолжал посылать в деревню рабочих, служащих, учащихся. В 1944 г. к уборочным работам было привлечено 3,3 млн. человек, из них больше половины составляли школьники.

В результате большой организаторской работы Коммунистической партии, напряженного и самоотверженного труда сельских тружеников и помощи рабочего класса были достигнуты существенные успехи в производстве продовольствия. В 1944 г. посевные площади страны увеличились почти на 16 млн. га, валовая продукция сельского хозяйства достигла 54% довоенного уровня, заготовка зерна составила 21,5 млн. т — почти в 2 раза больше, чем в 1943 г.19

В годы войны ведущее место в производстве и поставках продовольствия и сельскохозяйственного сырья занимала Сибирь. Наряду с Сибирью и центральными районами важную роль в снабжении армии и промышленных центров продовольствием играла Казахская ССР. За четыре года войны по сравнению с таким же предвоенным периодом Казахстан дал стране в 2 раза больше хлеба, в 3 раза больше картофеля и овощей, увеличил производство мяса на 24%, шерсти на 40%. Сельское хозяйство республик Закавказья, ставшее за годы мирного строительства крупным механизированным и многоотраслевым хозяйством, снабжало страну чаем, табаком, хлопком и другими техническими культурами. Несмотря на огромные трудности, колхозы и совхозы Закавказских республик добились в годы войны роста посевных площадей под зерновыми культурами, картофелем, овощами. Они не только обеспечивали себя хлебом, но и поставляли его в значительных размерах Красной Армии, что имело важное значение для продовольственного баланса страны. Достаточно сказать, что за годы войны колхозы и совхозы Грузии сдали государству до 115 млн. пудов сельскохозяйственных продуктов и сырья. Колхозники и рабочие совхозов Армении и Азербайджана также перевыполняли планы заготовок и сдавали дополнительно в Фонд Красной Армии хлеб, скот и другую сельскохозяйственную продукцию.

В завершающий период войны прекратился спад сельскохозяйственного производства. Сельское хозяйство начало выходить из тяжелого положения, сложившегося к середине войны. За два последних военных года посевные площади всех сельскохозяйственных культур выросли со 109,7 млн. га до 113,8 млн. га и составили 75,5% довоенного уровня. Изменения посевных площадей за годы войны характеризуются следующими данными20:

 

1940 г.

1941 г.

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 г.

Вся посевная площадь, млн. га

150,6

84,7

87,5

93,9

109,7

113,8

в % ко всей площади в 1940 г.

100

56,2

58,1

62,3

72,8

75,5

Рост за год, млн. га

2,2

2,8

6,4

15,8

4,1

Расширение посевов произошло главным образом за счет освобожденных районов. В восточных районах посевные площади за это время несколько уменьшились, однако их сокращение компенсировалось ростом урожайности. В 1944 г. зерновое производство в целом увеличилось по сравнению с 1943 г. на 15%. Повышение урожайности по сравнению с 1943 г. позволило увеличить поставки зерна государству. Они возросли с 215 млн. ц в 1943 г. до 465 млн. ц в 1944 г. Заготовки сахарной свеклы возросли в 3 раза, хлопка-сырца — в 1,5 раза. Увеличение заготовок продовольствия и сырья произошло не только за счет роста валового сбора: возросла и доля отчислений колхозной продукции в пользу государства. Так, в 1944—1945 гг. колхозы сдали государству вместе с натуроплатой МТС и закупками больше половины своей продукции зерновых21.

В связи с возросшим объемом сельскохозяйственной продукции появилась возможность предоставить некоторые льготы семьям военнослужащих. Советское правительство в 1944 г. только на территории, подвергавшейся временной оккупации, полностью освободило от всех видов поставок сельскохозяйственных продуктов государству более 1 млн. хозяйств, среди них около 800 тыс. хозяйств семей воинов Красной Армии и партизан22.

В условиях войны партия и правительство осуществили широкую программу мероприятий по оказанию помощи в восстановлении и развитии сельского хозяйства в районах, освобожденных от гитлеровской оккупации.

В освобожденных районах сельское хозяйство было отброшено на десятки лет назад и пришло в состояние полного упадка. Были заброшены огромные пашни, перепутаны поля севооборотов, резко снизился удельный вес технических и овоще-бахчевых культур. В пострадавших районах гитлеровцы почти полностью разрушили научно-производственную базу сельского хозяйства, уничтожили многие научно-исследовательские институты и селекционные станции, вывезли в Германию элитные семена ценных сортов. Только колхозам фашисты нанесли материальный ущерб в 18,1 млрд. руб. (в современном масштабе цен)23.

Восстановление сельского хозяйства началось в 1942 г., сразу же после изгнания гитлеровских захватчиков из районов Московской, Ленинградской, Калининской, Тульской, Орловской и Курской областей. В 1943 г. восстановительные работы в сельском хозяйстве приняли массовый характер. В освобожденных районах возрождался колхозный строй и на его основе происходили восстановление сельского хозяйства, интенсификация земледелия, процесс расширенного воспроизводства.

С огромным энтузиазмом включилось в восстановительные работы население освобожденных сел и деревень. Местные партийные и советские органы подбирали на руководящие должности в колхозы, совхозы, МТС инициативных и талантливых организаторов, способных в труднейших условиях войны обеспечить восстановление разрушенного фашистскими захватчиками сельского хозяйства. В колхозы и совхозы возвращались спрятанные от оккупантов общественный скот, сельскохозяйственная техника и инвентарь. Развертывалось строительство домов, скотных дворов и других хозяйственных построек.

На помощь возрождаемым колхозам, совхозам, МТС пришли тыловые районы, в чем с новой силой проявилась великая нерасторжимая дружба народов многонациональной Страны Советов. Особенно большую помощь пострадавшим районам оказывали промышленные предприятия, а также совхозы и колхозы восточных районов. В порядке шефства они направляли в освобожденные районы рабочую силу, скот, сельскохозяйственные машины и запасные части к ним, различные материалы, инвентарь и т.п.

Главную помощь в восстановлении материально-технической базы сельского хозяйства, без которой нельзя обеспечить развитие сельскохозяйственного производства, оказало пострадавшим районам Советское государство. В принятом СНК СССР и ЦК ВКП(б) 21 августа 1943 г. постановлении «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации» предусматривались реэвакуация рабочего и молочного скота из восточных районов; выдача семенной ссуды и денежных кредитов; восстановление машинно-тракторной базы; направление в колхозы, совхозы, МТС в порядке перераспределения кадров механизаторов и специалистов сельского хозяйства; предоставление колхозам и населению пострадавших районов различных льгот по налогам и обязательным поставкам; обеспечение строительными материалами и т.д.24

Все эти меры по укреплению и расширению материально-технической базы сельского хозяйства в освобожденных районах, проводимые партией и правительством в плановом порядке и в крупных масштабах, обеспечили быструю организацию нарушенного войной сельскохозяйственного производства. Партийные и советские организации освобожденных районов развернули грандиозную работу по восстановлению сельскохозяйственного производства до довоенного уровня, возглавили борьбу сельских тружеников за расширение посевных площадей и повышение урожайности. Исключительно высокими темпами восстанавливались колхозы, совхозы, МТС на Украине, в Белоруссии, на Дону и Кубани, в западных областях Российской Федерации.

Капитальные вложения в сельское хозяйство в 1943 г. составили 4,7 млрд. руб., в 1944 г. возросли до 7,2 млрд. руб., а в 1945 г. достигли 9,2 млрд. руб. В освобожденные районы возвращались ранее эвакуированные тракторы и другие сельскохозяйственные машины, а также скот. В 1943 г. из тыловых районов поступило 744 тыс. голов крупного рогатого скота, 55 тыс. свиней, 818 тыс. овец и коз, 65 тыс. лошадей, 417 тыс. голов домашней птицы. Из восточных областей и республик прибывали кадры механизаторов, большое число руководящих работников и специалистов сельского хозяйства. В пострадавшие районы было направлено свыше 7,5 тыс. агрономов, механиков, инженеров и других специалистов сельского хозяйства25.

К осени 1944 г. из тыловых областей в пострадавшие районы поступило 22 тыс. тракторов, 12 тыс. плугов, 1,5 тыс. комбайнов и более 600 автомашин. Кроме того, по решению ЦК ВКП(б) и СНК СССР Наркомат обороны выделил из своих ресурсов 3 тыс. гусеничных тракторов, а Наркомат Военно-Морского Флота — 300. Сельские труженики Украины получили от братских республик 11 тыс. тракторов, свыше 7 тыс. грузовых автомашин, свыше 1 тыс. комбайнов, 311 тыс. лошадей, 284 тыс. голов крупного рогатого скота. Всего в освобожденные районы из восточных областей в 1943—1945 гг. поступило 27,6 тыс. тракторов, 2,1 тыс. комбайнов.

Благодаря героическому труду колхозного крестьянства и большой помощи со стороны Советского государства сельское хозяйство в освобожденных районах быстро восстанавливалось. Могущество колхозного строя и патриотизм советского крестьянства проявились в высоких темпах наращивания сельскохозяйственного производства. Во втором полугодии 1943 г. возрожденные совхозы и колхозы успешно провели озимый сев. Еще в 1943 г. освобожденные районы дали стране 16% довоенной сельскохозяйственной продукции, а в 1944 г. — уже более 50% общегосударственных заготовок зерна, свыше 75% сахарной свеклы, 25% скота и птицы, около 33% молочных продуктов, что явилось весьма ощутимым вкладом в продовольственный баланс страны26.

В заключительный период войны еще более возросла трудовая активность колхозников и работников совхозов, воодушевленных успехами Красной Армии и приближением победоносного окончания войны. Значительных успехов в восстановлении сельского хозяйства добились хлеборобы Украины. В 1944 г. труженики села Киевской области вышли победителями в соревновании за высокий урожай и получили первую премию Совнаркома СССР, а труженики Полтавской области — вторую. Одновременно Совнарком СССР отметил хорошую работу Днепропетровской, Каменец-Подольской и Донецкой областей. В 1945 г. валовая продукция сельского хозяйства Украинской ССР достигла 60% довоенного уровня. Украина в 1945 г. освоила 84% довоенной посевной площади зерновых культур, а площади посевов подсолнечника превысили довоенные на 28%, проса — на 22, кукурузы — на 10%27.

Высокими темпами возрождала зерновое хозяйство Кубань. Некоторые ее районы уже к весне 1944 г. превысили довоенные посевные площади по всем культурам и собрали большой урожай. К освобожденным районам Северного Кавказа, Украины, Кубани, Дона, Центральной черноземной полосы вернулось их прежнее положение основных баз зернового производства в стране.

В западных районах Украины, Белоруссии, Молдавии и Прибалтики происходил процесс глубокой перестройки сельского хозяйства: началось осуществление аграрной реформы и коллективизации сельского хозяйства, создавались новые совхозы.

В освобожденных правобережных районах Молдавии крестьянам было возвращено около 250 тыс. га пахотных земель, садов и виноградников, полученных ими от Советской власти в 1940 г. и отнятых оккупантами в 1941 г. В республиках Прибалтики восстанавливался государственный сектор в сельском хозяйстве: МТС, машинно-конные пункты, совхозы. Одновременно проводилась земельная реформа. В Эстонии, например, к концу войны более 27 тыс. безземельных и 17 тыс. малоземельных крестьян получили 415 тыс. га земли. Для помощи крестьянским хозяйствам в республике было создано 25 МТС, 387 машинопрокатных пунктов. За 1943—1945 гг. всего на освобожденной от врага территории СССР было восстановлено 3093 МТС. В освобожденные районы до конца 1945 г. было направлено свыше 26 тыс. тракторов, 40 тыс. других сельскохозяйственных машин, более 3 млн. голов скота28.

В течение первого и второго периодов войны из-за отвлечения большого количества тракторов и квалифицированных кадров происходило резкое снижение объема работ, выполненных МТС для колхозов. Механизация основных сельскохозяйственных работ в колхозах находилась на особенно низком уровне в 1943 г., когда пахота была механизирована примерно на 50%, а сев и уборка — только на 25%. Впервые за всю войну общий объем работ МТС вырос в 1944 г., причем уровень 1943 г. был превышен на 40% на сопоставимой территории. Среднегодовая выработка на 15-сильный трактор, составлявшая в 1943 г. 182 га, увеличилась в 1944 г. на 28%, а в 1945 г. — более чем в 1,5 раза.

В последние военные годы снабжение сельского хозяйства техникой улучшилось, однако недостаток тракторов ощущался еще довольно остро, и особенно в освобожденных районах. Так, в 1944 г. в Курской области во время весеннего сева использовалось 110—140 тыс. коров. Когда и коров не хватало, колхозники брались за лопаты и вспахивали землю вручную. В Смоленской области весной 1944 г. было обработано таким образом 45 тыс. га, в освобожденных районах Калининской области — более 35 тыс. га29.

Даже в 1945 г., когда сельское хозяйство получило 10,8 тыс. тракторов, уровень механизации сельскохозяйственных работ значительно отставал от довоенного, что видно из следующих данных (в % к общему объему работы в колхозах)30:

 

1940 г.

1945 г.

Пахота под зерновые культуры

69

66

Сев

зерновых культур

61

39

хлопчатника

81

71

сахарной свеклы

93

75

Уборка зерновых культур (включая кукурузу) комбайнами

47

27

В 1945 г. в сельском хозяйстве насчитывалось 491 тыс. тракторов (в пересчете на 15-сильные), 148 тыс. зерноуборочных комбайнов, 62 тыс. грузовых автомобилей, 342 тыс. тракторных плугов, 204 тыс. тракторных сеялок и много другой техники. В 1945 г. поставки тракторов увеличились с 2,5 тыс. в 1944 г. до 6,5 тыс., грузовых автомобилей — с 0,8 тыс. в 1944 г. до 9,9 тыс.31

Труднейшей проблемой для МТС и совхозов было получение горючего. В 1942 г. поступление горючего в среднем на один трактор по стране сократилось по сравнению с 1940 г. почти в 2 раза. Отпуск горючего сельскому хозяйству строго лимитировался. Коллективы МТС и совхозов с целью максимальной экономии горючего, и особенно бензина, проводили конкретные мероприятия по сокращению расходования нефтепродуктов. Значительное количество комбайнов было переведено на работу на керосине и даже без мотора с приводом от мотора трактора или с конным приводом. Широко практиковались замена нефтяных масел смазочными материалами местного производства, а также очистка отработанного автола для вторичного его использования.

В 1945 г. колхозы получили 2,5 млн. т нефтетоплива и в расчете на одну машину были в основном обеспечены горючим лучше, чем в предыдущие годы. Совхозы получили горючего в расчете на один трактор почти на довоенном уровне32.

Несмотря на тяжелые условия военного времени, производились большие работы по орошению земель и электрификации сельского хозяйства. В тыловых районах электроэнергия широко применялась для механического орошения, механизации кормоприготовления, водоснабжения, дойки коров, прессования сена, соломы и т.п. В уборочные кампании на полях страны работало несколько тысяч электромолотильных пунктов. Продолжалось внедрение электрострижки овец.

В годы войны в больших масштабах осуществлялась подготовка кадров трактористов и комбайнеров, что показывают следующие данные (тыс. человек):

 

1940 г.

1941 г.

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 г.

Трактористы

285,0

438,0

354,2

276,6

233,0

230,2

Комбайнеры

41,6

75,6

48,8

42,0

33,0

26,0

Новые кадры механизаторов МТС в основной своей массе являлись кадрами высокой квалификации, ибо они владели не только знаниями сельскохозяйственных машин и агрегатов, но и навыками ремонта сельскохозяйственной техники. Новые механизаторские кадры готовились главным образом из числа женщин-колхозниц, которые встали на место мужчин, ушедших в армию защищать Родину. Сотни тысяч женщин работали трактористами, шоферами, ремонтными рабочими МТС. Всего за годы войны было обучено свыше 2 млн. механизаторов, из них свыше 1,5 млн. женщин. Уже в 1943 г. среди трактористов МТС женщины занимали 81%, среди комбайнеров — 62, в целом среди механизаторов — 55%33.

Вся тяжесть нелегкого крестьянского труда легла на плечи женщин. Вместе с подростками — юношами допризывного возраста (преимущественно 16 лет) женщины стали главной производительной силой в колхозах, совхозах и МТС. В 1944 г. на долю женщин приходилось 80% общей численности трудоспособных колхозников34.

За годы Великой Отечественной войны повысилась не только производственная, но и руководящая роль женщин во всех звеньях колхозного производства. На организаторскую работу в сельском хозяйстве были выдвинуты тысячи женщин. В 1944 г. среди председателей колхозов женщин было 12%, бригадиров растениеводческих бригад — 41, заведующих животноводческими фермами — 50%. В колхозах Нечерноземной зоны и северных районов должности бригадиров-растениеводов, заведующих животноводческими фермами и счетоводов в основном занимали женщины. В зерновых районах Поволжья, Урала и Сибири женщины составляли больше половины всех заведующих фермами и счетоводов.

Такое активное и массовое участие женщин в общественном производстве, возможное только в социалистическом обществе, обеспечившем политическое и экономическое равенство женщин, позволило успешно преодолеть в ходе войны трудное положение с квалифицированными кадрами сельского хозяйства.

В годы войны труженики полей, отвечая на призыв Коммунистической партии: «Все — для фронта, все — для победы!», упорно добивались повышения производительности труда в сельскохозяйственном производстве на основе улучшения организации труда и использования рабочего времени. Об этом свидетельствуют данные о средней выработке трудодней одним трудоспособным колхозником35:

 

1940 г.

1941 г.

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1944 г. в % к 1940 г.

Средняя выработка одного трудоспособного

250

243

262

266

275

110,0

женщины

193

188

237

244

252

130,6

мужчины

312

323

327

338

344

110,3

Большое значение имело укрепление полеводческих бригад. Для этой формы коллективной организации труда, зародившейся в колхозах еще до войны, характерно постоянство численного (45—60 человек) и личного состава и обрабатываемых земельных участков. В военные годы получила широкое распространение звеньевая форма организации труда внутри полеводческих бригад. На ее основе в колхозах создалась реальная возможность для устранения обезлички в земледелии.

В результате решительной борьбы с уравниловкой в оплате труда колхозников повременная оплата труда сохранялась в течение войны только в экономически слабых колхозах. Многие колхозы перешли на сдельную мелкогрупповую и индивидуальную оплату труда на основе установления обязательных сезонных заданий бригадным звеньям или индивидуально каждому колхознику. Внедрение сдельщины способствовало укреплению трудовой дисциплины, уплотнению рабочего дня и повышению производительности труда. Как мощный и гибкий экономический рычаг для повышения производительности труда и воздействия на все производство колхозы использовали трудодень.

Особую роль в стимулировании роста производительности труда в сельском хозяйстве сыграло решение об увеличении на время войны обязательного минимума трудодней для трудоспособных колхозников и подростков. В 1941 г. подавляющее большинство колхозников перевыполнило обязательный минимум трудодней, установленный для трудоспособных колхозников в 1939 г. Учитывая опыт передовых колхозов и необходимость возместить убыль трудовых ресурсов, Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) в 1942 г. установили на время войны для каждого трудоспособного колхозника и колхозницы новый, повышенный минимум трудодней — до 150 трудодней в хлопковых районах и 100—120 трудодней в прочих районах, а для подростков в возрасте от 12 до 16 лет — 50 трудодней. С целью обеспечения своевременного проведения в колхозах важнейших сельскохозяйственных работ годовой минимум трудодней был разделен на три периода: весенние работы, прополка и уборка урожая.

Этот закон организационно закрепил подъем трудовой активности советского крестьянства и одновременно явился мерой борьбы с отдельными дезорганизаторами сельскохозяйственного производства. Подавляющее большинство колхозников с полным сознанием своего долга перед Родиной самоотверженно трудились во имя победы над врагом. Обязательный минимум трудодней успешно выполняли и перевыполняли не только трудоспособные колхозники и подростки, но даже престарелые люди. Поэтому образовавшийся дефицит в балансе труда покрывался в основном за счет повышения годовой выработки трудодней и в значительно меньшей мере за счет вовлечения трудовых резервов. Высокий уровень выполнения установленных норм выработки трудодней в колхозах позволил не только восполнить в значительных размерах недостаток трудовых ресурсов, вызванный призывом мужчин в армию, но и компенсировать снижение уровня механизации сельскохозяйственных работ, обусловленное переключением на нужды армии большой доли тракторного и автомобильного парка.

Выработка трудодней по СССР в среднем на одного трудоспособного колхозника возросла с 243 в 1941 г. до 275 в 1944 г. Этому росту способствовал и осуществлявшийся в годы войны принцип материальной заинтересованности. В 1942 г. дополнительная оплата труда применялась в 19,4% колхозов, в 1943 г. — в 19,8, в 1944 г. — в 28,2, в 1945 г. — в 44,1% колхозов. В результате роста производительности труда значительно увеличился выход валовой продукции на одного трудоспособного в сельском хозяйстве по сравнению с довоенным временем. Например, в 1941—1943 гг. по сравнению с 1938—1940 гг. валовая продукция на одного трудоспособного в сельском хозяйстве в Западной Сибири составила 153,5%, в Поволжье — 143,6, на Севере — 133,5, на Урале (без Башкирской АССР) — 113,4, в Нечерноземной зоне — 110,0%36.

Зерновые культуры

За годы войны серьезные изменения произошли в структуре посевных площадей зернового хозяйства СССР. По сравнению с довоенным периодом снизились посевные площади под всеми зерновыми культурами, кроме кукурузы, посевы которой в 1945 г. достигли 116% довоенного уровня. В целом посевные площади под зерновыми культурами составляли в 1945 г. 77% довоенного уровня, в том числе под озимыми — до 79% и яровыми — до 76%. Посевные площади под просом составили 99% довоенного уровня, ячменем — 92, гречихой — 90, овсом — 71, бобовыми культурами — 63%37.

Специфической особенностью зернового хозяйства военного времени явилось расширение посевов озимых, а также увеличение производства проса и бобовых культур. Прирост посевной площади озимых в основном приходился на восточные районы: Сибирь, Дальний Восток, Казахстан, Среднюю Азию, а также Нижнее Поволжье. В условиях войны увеличение площади озимых посевов по существу явилось формой мобилизации дополнительных продовольственных ресурсов. Дело в том, что несовпадение сроков посева и уборки озимых и яровых культур позволяло расширять посевы без привлечения дополнительных материальных, трудовых и тягловых ресурсов, что имело исключительно важное значение в условиях войны. Учитывая эти особенности, правительство своевременно предусмотрело значительное расширение озимого клина. Именно за счет развития посевов озимых обеспечивался в основном прирост зерновых.

Роль отдельных районов в производстве зерна в период войны существенно менялась. Основными районами производства зерна были Западная Сибирь, Урал, Казахстан и районы Центральной зоны. За годы войны значительно возросла роль среднеазиатских и закавказских республик в сельскохозяйственном производстве.

В трудных условиях военного времени республики Закавказья и Средней Азии нашли резервы для увеличения производства зерна. В октябре 1942 г. Политбюро ЦК ВКП(б) рассмотрело вопрос об экономии хлеба. Центральный Комитет партии одобрил инициативу партийных организаций Узбекистана, Азербайджана, Грузии о дополнительном увеличении посевов зерновых и полном обеспечении населения республик собственным хлебом. В 1942 г. в колхозах Средней Азии посевные площади зерновых культур возросли по сравнению с 1941 г. на 23%38.

Однако в ходе развития зернового хозяйства в Средней Азии и Закавказье имели место факты чрезмерного расширения посевов зерна в ущерб хлопководству и посевам южных технических культур. Кое-где расширение посевов зерновых на орошаемых землях шло за счет вытеснения основных, ведущих культур. Партия и правительство указали местным партийным и советским органам на необходимость решительно устранить это ненормальное явление.

В 1942 г. труженики полей собрали около 250 млн. ц зерна против 355,6 млн. ц в 1941 г. На валовом сборе зерна отрицательно сказалось резкое снижение урожайности зерновых культур. Если до войны в колхозах страны она составляла в среднем 8,6 ц с 1 га, то в 1942 г. — лишь 4,4 ц с 1 га. Столь значительный недобор зерна произошел также вследствие того, что часть посевов зерна погибла, а сотни тысяч гектаров хлеба остались неубранными. Например, в Казахстане, на Урале и в Сибири остались неубранными 617 тыс. га посевов зерновых культур39.

В 1942 г. лучших результатов в производстве зерна добились колхозы и совхозы Нечерноземного центра, Севера и Северо-Запада европейской части СССР, а также Средней Азии и Закавказья. Эти районы были лучше обеспечены трудовыми ресурсами и живым тяглом. В республиках Средней Азии и Закавказья повышение валового сбора зерновых было достигнуто за счет некоторого снижения посевов трудоемких технических культур, в первую очередь хлопка.

В ряде зерновых районов страны урожайность сельскохозяйственных культур снизилась в результате серьезных нарушений основных правил агротехники. На местах систематически недовыполнялись планы подготовки паров и вспашки зяби, вследствие чего обеспеченность весеннего сева подготовленной с осени пашней резко снизилась по сравнению с довоенными годами. Кроме того, для ускорения сроков сева нередко вступали на путь упрощения обработки почвы и заменяли вспашку поверхностным рыхлением стерни. Все это отрицательно сказывалось на развитии посевов. Экстенсивное расширение посевных площадей в колхозах тыловых районов иногда приводило к нарушению установленных севооборотов.

Отрицательно влияли на состояние агротехники неудовлетворительное обеспечение сельского хозяйства минеральными удобрениями и горючим, значительное сокращение энергетических ресурсов МТС и колхозов, а также допущенные недостатки в руководстве сельским хозяйством со стороны ряда местных сельскохозяйственных органов.

В 1943 г. зяблевая пахота была проведена на значительной площади. Такие области, как Московская, Горьковская, Ярославская, Тульская и некоторые другие, сохранили довоенный уровень обеспеченности яровых посевов зяблевой пахотой и добились повышения урожайности. Однако зерновое хозяйство в целом переживало в этом году большие трудности. В Алтайском крае, Пензенской области, Башкирской АССР и ряде других областей, краев и республик не хватало семян для весеннего сева, так как семенные фонды были засыпаны примерно на 35—38% потребности. Колхозы и совхозы были вынуждены брать семена взаймы у колхозников и хозяйств, располагавших излишками, всемерно экономить семенной материал и сокращать норму высева. На помощь колхозам и совхозам пришло государство, которое выделило государственную семенную ссуду. В тыловых районах несколько уменьшились посевные площади вследствие направления части имевшейся техники в освобожденные районы. Летом 1943 г. многие зерновые районы страны постигла сильная засуха.

ЦК ВКП(б), республиканские, краевые, областные и районные партийные и советские организации принимали все необходимые меры для обеспечения уборки всего урожая, решения проблемы кадров, организации социалистического соревнования и устранения недостатков в руководстве сельским хозяйством.

Несмотря на засуху, в 1943 г. валовой сбор зерна составил 29,6 млн. т (амбарный урожай во всех категориях хозяйств), т.е. столько же, сколько в 1942 г.40 Немалый вклад в баланс продовольственного зерна страны внесла Украина. В 1943 г. доля Украины в общесоюзном производстве зерна составила 17%, удельный вес Средней Азии, Закавказья и Казахстана повысился с 10% в 1940 г. до 19%. Если до войны республики Средней Азии и Закавказья завозили извне 2/3 потребляемого зерна, то уже в 1943 г. население этих республик было обеспечено собственным хлебом.

О заготовках зерна дают представление следующие данные41:

 

1940 г.

1941 г.

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 г.

Млн. т

36,4

24,4

12,4

12,4

21,5

20,0

В % к 1940 г.

67

34

34

59

55

В % к валовому сбору

38,1

43,3

41,9

41,9

42,0

42,3

Колхозное крестьянство, выполняя свой патриотический долг помощи фронту, сдавало государству значительно большую часть полученной продукции, чем до войны. Ярким проявлением патриотизма советского крестьянства явились массовые отчисления сельскохозяйственной продукции сверх государственных поставок в фонды обороны страны и Красной Армии. К 1943 г., когда в результате резкого сокращения объема работ МТС почти в 2 раза уменьшилась натуральная оплата колхозов, отчисления в Фонд Красной Армии и Фонд обороны страны полностью компенсировали сокращение поступлений зерна через натуроплату. В 1943 г. труженики села сдали в Фонд Красной Армии почти 113 млн. пудов зерна42.

В развитии зернового хозяйства 1943—1944 годы стали переломными. Начиная со второй половины 1943 г. в освобожденных от гитлеровской оккупации районах быстрыми темпами восстанавливалось зерновое хозяйство. В 1944 г. расширение посевных площадей всех сельскохозяйственных культур составило против 1943 г. 15,8 млн. га, в том числе под зерновыми культурами — 11,5 млн. га. В 1944 г. колхозы и совхозы не только вырастили более высокий, чем в 1943 г., урожай, но и лучше организовали его уборку: валовой сбор зерновых культур увеличился с 29,6 млн. т в 1943 г. до 48,8 млн. т в 1944 г.43

В производстве зерновых культур большое место занимало просо. В условиях военного времени такие ценные качества и особенности возделывания проса, как засухоустойчивость, возможность позднего посева, малая потребность в семенах и др., имели особенно важное значение и выгодно отличали просо от других продовольственных культур. Посевы проса увеличились в основных районах его возделывания — в Казахстане и Средней Азии.

Иное положение сложилось с кукурузой, ибо основные районы ее возделывания подвергались временной оккупации, а семена наиболее ценных сортов и видов были разграблены фашистами. В структуре посевных площадей СССР посевы кукурузы на зерно до войны составляли 2,4%, в 1941 г. их доля снизилась до 1,29%, а в 1942 г. — до 0,8%. Посевы кукурузы росли крайне медленно до освобождения Украины и Северного Кавказа, когда, несмотря на отсутствие семян и недостаточность тягловых ресурсов, колхозы значительно расширили посевные площади под кукурузой. Начиная с 1943 г. довоенный удельный вес посевных площадей под кукурузой был превышен и составил в 1943 г. 2,6%, в 1944 г. — 3,6%44.

В 1944 г. в результате роста посевов всех зерновых культур и повышения урожайности страна получила на 1,1 млрд. пудов хлеба больше, чем в 1943 г. Несмотря на разорение фашистами богатейших земледельческих районов, ослабление материально-технической базы колхозов, МТС и совхозов, уход на фронт миллионов людей и другие трудности, порожденные войной, колхозное крестьянство, рабочие МТС и совхозов смогли обеспечить армию и тыл основными видами продовольствия, а промышленность — сырьем. За 1941—1944 гг. социалистическое земледелие дало государству 4 312 млн. пудов зерна. За такой же срок в годы первой мировой войны (1914—1917) частнособственническое хозяйство царской России заготовило только 1 399 млн. пудов зерна45.

В 1945 г. сельское хозяйство страны уже давало 60% продукции довоенного урожая. Производство сельскохозяйственной продукции и урожайность зерновых культур в 1945 г. характеризуются следующими данными46:

 

1940 г.

1945 г.

Производство, млн. т

Урожайность, ц/га

Производство, млн. т

Урожайность, ц/га

Зерновые культуры

95,6

8,6

47,3

5,6

В том числе:

пшеница

31,8

10,1*

13,4

6,3*

рожь

21,1

9,1**

10,6

5,2**

кукуруза

5,2

13,8

3,1

7,3

ячмень

12,0

8,6***

6,9

6,2***

овес

16,8

8,3

9,1

6,3

гречиха

1,31

6,4

0,61

3,4

рис

0,30

17,3

0,22

12,9

* Урожайность озимой пшеницы, а яровой в 1940 г. составляла 6 ц с 1 га, в 1945 г. — 4,8 ц с 1 га.

** Рожь озимая.

*** Ячмень озимый.

Среднегодовой импорт в СССР крупы, муки и зерна из США и Канады за время войны составил (в пересчете на зерно) 0,5 млн. т, что равнялось лишь 2,8% среднегодовой заготовки зерна в СССР47. Эти цифры убедительно опровергают клеветнические утверждения некоторых печатных изданий капиталистических стран о том, что во время Отечественной войны Красная Армия якобы снабжалась главным образом за счет продовольствия, завезенного из США и Канады.

Колхозы и совхозы успешно решили проблему продовольствия и сельскохозяйственного сырья и ярко продемонстрировали преимущества крупного социалистического коллективного хозяйства, позволившего максимально мобилизовать внутренние резервы и внести важнейший вклад в экономическую победу над фашистской Германией.

Технические культуры

За годы войны значительные изменения произошли в географии размещения производства технических культур в СССР. Накануне войны основными районами возделывания технических культур являлись Украинская ССР и среднеазиатские республики, в которых сосредоточивалось 43,7% всех посевов технических культур. В первые годы войны Украина потеряла свое значение в производстве технических культур и лишь к концу войны приблизилась к довоенному уровню посевных площадей под этими культурами. В течение первого и второго периодов войны повысилась роль Центрального района и среднеазиатских республик: удельный вес их посевных площадей возрос с 28% в 1940 г. до 35,9% в 1943 г., хотя в абсолютных размерах посевы технических культур в Центральном районе снизились против довоенного уровня на 40—45%, а в среднеазиатских республиках остались почти на уровне 1940 г. Некоторое повышение удельного веса посевных площадей имело место на Урале и в Сибири, доля которых в производстве технических культур увеличилась с 9,7% в 1940 г. до 12,6% в 1943 г.

Еще в мирное время во всевозрастающих масштабах проводилась работа по рассредоточению производства технических культур и созданию в СССР второй и третьей союзных сырьевых баз. Однако к началу войны этот процесс еще не был завершен. Перед войной в восточных районах было явно недостаточно предприятий по переработке сельскохозяйственного сырья. Значительное перемещение на восток в годы войны промышленных предприятий, работавших на сельскохозяйственном сырье, потребовало организации здесь производства сырьевых культур и коренного изменения специализации многих колхозов.

Колхозы восточных районов перестраивали структуру своего хозяйства применительно к новым требованиям перерабатывающей промышленности и вводили в севооборот новые виды технических культур. В ряде районов сохранялись ранее возделывавшиеся культуры, но и в этих случаях отраслевая структура хозяйства колхозов претерпевала существенные сдвиги.

В первые годы войны валовые сборы технических культур значительно снизились и составляли в среднем 45—50% довоенного уровня, причем особенно отставало производство льна-долгунца и конопли. Даже в 1945 г. валовой сбор этих культур составлял менее половины довоенного уровня. Тенденция неуклонного роста производства технических культур, особенно сахарной свеклы и подсолнечника, ярко проявилась с 1943 г.

С захватом Украины и Центральночерноземного района немецко-фашистскими оккупантами наша страна временно потеряла основную свекловодческую базу. Поэтому во время войны в тыловых районах, главным образом в восточных, создавались крупные базы по производству сахарной свеклы. В Средней Азии свеклосеяние заняло прочное место в севооборотах наряду с хлопком. Посевы сахарной свеклы значительно увеличились в Узбекистане, Киргизии и Казахстане, где ее раньше не сеяли.

Освоение производства сахарной свеклы в новых районах было сопряжено с большими трудностями. Потребовалось заново разработать агротехнику применительно к природным и экономическим условиям этих районов. Колхозы осваивали культуру сахарной свеклы в условиях отсутствия специального инвентаря и большого недостатка тягловой силы. Посевы сахарной свеклы были рассредоточены, располагались далеко от заводов, что затрудняло доставку свеклы на приемные пункты.

Колхозы и совхозы с большим напряжением преодолевали трудности. Колхозники прошли обучение по агротехнике возделывания новой культуры. Рабочие МТС переоборудовали инвентарь. Были заготовлены местные удобрения и созданы необходимые запасы семян. Специалисты выезжали на село и оказывали необходимую помощь в проведении сева и обеспечении должного ухода за посевами.

Несмотря на некоторые успехи в развитии свеклосеяния в восточных районах, потери свеклосахарного производства не компенсировались. В 1942 г. валовые сборы сахарной свеклы составили только 12% довоенного уровня, в 1943 г. они снизились до 7%. В 1944 г. производство сахарной свеклы возросло, но составило лишь 23% уровня 1940 г. На урожайности сахарной свеклы в новых районах и областях свеклосеяния отрицательно сказались нарушения требований агрокультуры: несоблюдение севооборота, недостаточное внесение удобрений, затягивание агротехнических сроков ухода за посевами из-за нехватки рабочих рук.

Война нанесла серьезный удар по льноводству. На временно оккупированной врагом территории осталось более половины всех посевных площадей льна в стране. Потеря таких важнейших льноводческих районов, как Белоруссия, Северо-Западный район и часть Центрального, а также вновь созданных за годы Советской власти районов льноводства на Украине обострила необходимость быстрого продвижения льноводства в новые районы, особенно на восток и Европейский Север.

Война поставила перед восточными и северными районами задачу компенсировать потерю временно оккупированных льноводческих районов и удовлетворить потребности народного хозяйства в льняном сырье. Выполнить эту задачу удалось лишь частично. В 1941 г. валовой сбор волокна льна-долгунца снизился и составил лишь 38% довоенного уровня; с 1942 г. он стал расти и составил в конце года 60% довоенного уровня, но в 1943 г. опять уменьшился до 45%. Примерно на этом уровне он оставался в последующие годы войны.

За годы войны Вологодская область и Коми АССР расширили посевы льна, но в Архангельской области посевные площади под льном остались на довоенном уровне.

Значительный вклад в возмещение потерь в льноводстве могли внести Урал и Сибирь, которые располагали благоприятными природными и экономическими условиями для развития льноводства. Большие массивы земель, слабая насыщенность льном и другими техническими культурами, высокая урожайность льна и хорошее качество волокна — все это создавало предпосылки для развития в этих районах льноводства. До войны на Урале льноводство развивалось главным образом в Пермской области, которая издавна славилась высококачественным волокном. Здесь имелись и большие возможности по первичной обработке льна, но использовались они далеко не полностью из-за недостатка собственного сырья.

В первые годы войны на Урале расширились посевные площади под льном, особенно в Пермской и Свердловской областях. Но в дальнейшем эти области не достигли устойчивого прироста посевов льна. В 1943 г. здесь произошло сокращение посевов льна, в результате чего они остались на довоенном уровне. В годы войны и в Сибири льноводство не получило должного развития. Сельскохозяйственные органы не уделяли достаточного внимания производству этой культуры, несмотря на всю ее ценность.

Производство льна было плохо механизировано, хотя, как известно, это очень трудоемкая культура. Посевные площади были крайне распылены. В процессе производства допускались крупные потери, значительная часть льна оставалась невытеребленной, неразостланной, не выбранной со стелищ. Все это приводило к крайне низкой товарности льна, особенно в Кировской, Вологодской и Архангельской областях, Удмуртской и Марийской АССР, в районах Сибири. В этих районах из-за больших потерь урожая из года в год не выполнялись планы заготовок волокна.

В условиях войны большое стратегическое значение имел хлопок. Проблема хлопка была решена еще до войны. СССР благодаря успехам колхозного строительства из страны, импортирующей хлопок, превратился в страну, поставляющую его другим государствам. Средняя Азия и Закавказье стали основными базами советского хлопководства. Перед среднеазиатскими и закавказскими республиками партия поставила задачу еще больше увеличить ресурсы хлопка. Однако, как уже отмечалось, хлопководческим республикам в условиях войны было необходимо организовать производство зерна для собственных нужд и армии, а также новых для них технических культур: сахарной свеклы, клещевины и др. Потому некоторая часть орошаемых земельных массивов была выделена для размещения производства зерновых и технических культур, а задачу увеличения производства хлопка можно было решить только одним путем — за счет повышения урожайности.

Но на этом пути стояла непреодолимая в годы войны преграда — острый дефицит минеральных удобрений. В довоенные годы хлопкосеющие районы получали большое количество минеральных удобрений. С начала войны завоз минеральных удобрений резко сократился и в последующие годы находился на крайне низком уровне, так как химическая промышленность была перегружена военными заказами. Практически хлопководческие хозяйства остались без минеральных удобрений, что привело к понижению урожайности хлопка, поскольку, как известно, орошаемые земли очень бедны азотом. Хлопководы пошли по пути замены минеральных удобрений местными, и в частности навозом, но это не спасло положение. Отрицательно влияло на урожайность хлопка и ухудшение агротехники. Из-за недостатка квалифицированных поливальщиков-мирабов, призванных в армию, приходилось вместо практиковавшихся до войны бороздковых поливов широко применять сплошные поливы путем затопления.

В результате сокращения в годы войны площадей хлопчатника по сравнению с довоенным уровнем хлопководческие республики недодавали стране сотни тысяч центнеров хлопка. В целом по стране посевы хлопчатника сократились с 2,08 млн. га в 1940 г. до 1,21 млн. га в 1945 г., или на 42%.

За годы войны значительно сократилось и производство пенькового сырья. Серьезный ущерб был нанесен пеньковой промышленности. Многие заводы первичной обработки были разрушены врагом, причем потери заводов произошли главным образом в областях наибольшего товарного коноплеводства.

Уборка и обмолот конопли и до войны были недостаточно механизированы, а за годы войны количество уборочных машин еще уменьшилось. Затяжка уборки и обмолота приводила к потере значительной части урожая. К снижению урожайности и товарности конопли вела распыленность ее посевов по областям, районам и колхозам, что исключало должное обеспечение этой культуры агрообслуживанием.

Обработка тресты (получение из тресты волокна) должна была производиться пенькозаводами, на которых этот процесс был механизирован. Однако вследствие малой мощности заводы не могли полностью обработать товарный сбор тресты. Первичная обработка остального количества тресты производилась самими колхозниками вручную, что требовало значительных затрат труда. Между тем отсутствие в колхозах необходимой для этого рабочей силы приводило к большим потерям сырья.

Из-за недостаточного обеспечения пеньковым сырьем резко сократилась выработка готовой продукции. В результате неудовлетворительного состояния коноплеводства и плохой работы заводов первичной обработки выработка пеньковых изделий была ниже довоенной.

Война причинила большой ущерб производству масличных культур. На временно захваченной врагом территории находилась большая часть посевов сои, арахиса, подсолнечника, горчицы и почти все посевы клещевины. За годы войны посевные площади по всем видам масличных культур, кроме рыжика, сократились. Так, посевы подсолнечника — наиболее важной масличной культуры — в 1941 г. уменьшились по сравнению с довоенным уровнем на 25%, а в 1942 г. — на 61%. Хотя начиная с 1943 г. площади подсолнечника возрастали, но по отношению к довоенному уровню в 1943 г. составили только 76%, в 1944 г. — 81, в 1945 г. — 82%.

В 1941 — 1943 гг. посевные площади и валовые сборы подсолнечника снизились в Казахстане, Поволжье, Центральночерноземной зоне, Сибири и на Дальнем Востоке, хотя в этих районах имелись условия для расширения его посевов. Производство подсолнечника медленно восстанавливалось в освобожденных от фашистских захватчиков основных районах его возделывания. К 1943 г. валовой сбор подсолнечника на Украине составил 38% довоенного уровня, в 1944 г. — 48%. В 1944 г., когда был получен самый высокий за годы войны сбор подсолнечника, на Северном Кавказе он составил 38% довоенного уровня, а в Центральночерноземной зоне — лишь 28%. В целом по стране валовой сбор подсолнечника достиг в 1944 г. только 38% довоенного уровня.

Резко сократились посевы одной из наиболее цепных и высокомасличных культур — клещевины, которая служит сырьем для производства касторового масла и широко используется в различных отраслях промышленности и медицины. За годы войны посевная площадь под клещевиной уменьшилась более чем в 3 раза, причем сокращение посевов произошло в основных районах ее возделывания — на Северном Кавказе и Украине.

Картофель и овощи

В годы войны важное народнохозяйственное значение имело увеличение производства картофеля и овощей. Роль этих культур как крупных источников продовольственного снабжения была значительной и в мирное время, а в условиях напряженного продовольственного баланса в годы войны еще больше возросла. Картофель — второй хлеб. Не говоря уже о снабжении армии картофелем в натуральном виде из районов прифронтовой полосы, высушенный картофель поступал на фронт из глубинных тыловых районов.

Наиболее высокими темпами увеличивались посевы картофеля в районах размещения крупных промышленных центров. Перебазирование промышленных предприятий на восток, создание новых промышленных центров и узлов сопровождались продвижением посевов овощей и картофеля на Урал, в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан. В 1944 г. валовые сборы картофеля в районах Сибири, Урала и Дальнего Востока возросли по сравнению с 1940 г. в 1,3—1,7 раза. Больших успехов в картофелеводстве и овощеводстве добилась в годы войны Московская область. В целом по стране валовой сбор картофеля (амбарный урожай во всех категориях хозяйств) увеличился с 23,6 млн. т в 1942 г. до 54,8 млн. т в 1944 г. и до 58,3 млн. т в 1945 г.48

В связи с развитием производства овощей потребовалось заново создать семенную базу овощных культур в новых районах, так как созданная за предвоенные годы семенная база овощеводства в основном находилась в южных районах страны, захваченных гитлеровскими войсками. Вследствие огромных потерь в овощном семеноводстве каждая область была вынуждена обеспечивать возросшие потребности в семенах овощных культур за счет их внутриобластного производства. Эта задача в основном была выполнена.

Высокие урожаи картофеля и овощей и расширение посевных площадей под ними во многих районах позволили значительно улучшить снабжение армии и населения.

Животноводство

Гитлеровские захватчики нанесли огромный урон животноводству нашей страны. В районах РСФСР, временно оккупированных немецко-фашистскими войсками, поголовье крупного рогатого скота сократилось против довоенного уровня на 60%, овец и коз — на 70, свиней — на 90, лошадей — на 77%. В Украинской ССР поголовье крупного рогатого скота уменьшилось на 44%, овец и коз — на 74, свиней — на 89, лошадей — на 70%. В районах Белорусской ССР поголовье крупного рогатого скота сократилось на 69%, овец и козна 78, свиней — на 88, лошадей — на 61%49.

Война нанесла большой урон племенному животноводству. Значительное количество племенного скота было угнано в фашистскую Германию и уничтожено гитлеровцами во время оккупации. Сильно пострадали районы тонкорунного овцеводства, верхового коневодства, а также мясного и молочного скотоводства и свиноводства.

Благодаря усилиям тружеников села, местных партийных и советских органов из прифронтовой полосы Украины, Белоруссии, центральных и западных областей РСФСР удалось эвакуировать значительную часть поголовья крупного рогатого скота, овец, коз, свиней и лошадей. Много лошадей по пути было передано армии. Часть поголовья скота при эвакуации была сдана на мясо. Основная часть скота была размещена в Ставропольском крае, Дагестанской АССР, Сталинградской области и на Северном Кавказе. Некоторые гурты скота украинских колхозов и совхозов достигли Восточно-Казахстанской области.

Летом 1942 г. проводилась вторая эвакуация скота. Перегон скота из прифронтовых районов Северного Кавказа, Среднего и Нижнего Дона, Сталинградской и Астраханской областей производился в два этапа: первый — переправа скота через Волгу, когда вследствие систематических налетов вражеской авиации погибло много людей и животных; второй — эвакуация гуртов скота через территорию Дагестанской АССР. На этом этапе потерь скота было значительно меньше, но часть его пришлось забить на мясо.

За счет убоя скота в значительной мере снабжались войска фронтов и стратегических резервов Ставки Верховного Главнокомандования.

Партия и правительство проявляли большую заботу о сохранении молодняка. 11 марта 1942 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли специальное постановление «О мерах сохранения молодняка и увеличения поголовья скота в колхозах и совхозах». В 1942 г. в порядке контрактации у колхозников было куплено 5,4 млн. голов скота, что позволило увеличить общественное поголовье крупного рогатого скота, овец и коз в колхозах тыловых районов примерно на 10%.

Однако вследствие сокращения кормовой базы к 1 января 1943 г. поголовье крупного рогатого скота в стране уменьшилось на сопоставимой территории по сравнению с 1 января 1941 г. на 48%, в том числе коров — на 50%; овец и коз стало меньше на 33%, свиней — на 78%. Заметно снизилась и продуктивность скота. В 1942 г. на одну фуражную корову в колхозах было получено 764 л молока против 949 л в 1940 г.50

Засуха и неурожай 1943 г. отрицательно сказались на животноводстве. Наряду с недостаточной заготовкой грубых и сочных кормов резко сократилась поставка концентрированных кормов: жмыха, отрубей и других отходов. Поэтому из-за бескормицы во многих колхозах имел место падеж скота. В 1943 г. он был в 2—3 раза больше, чем накануне войны. Например, за семь месяцев 1943 г. от бескормицы и истощения только в Алтайском крае пало 52 000 лошадей, 120 160 голов крупного рогатого скота, 449 300 овец и коз, 44 860 свиней.

В результате уменьшения поголовья скота снизились заготовки основных продуктов животноводства. В 1942 г. скота и птицы (в пересчете на убойный вес) было заготовлено 780 тыс. т, или 60% уровня 1940 г., молока и молочных продуктов — 2,9 млн. т, или 45% довоенного уровня51. Резкое сокращение поголовья свиней привело к снижению удельного веса свинины в общих заготовках мяса. Колхозы из-за недостатка свинины вынуждены были сдавать на мясо крупный рогатый скот и овец. Широко практиковалась в годы войны также сдача скота за хлеб, семена и другие продукты.

Партия и правительство, местные партийные и советские органы, труженики сельского хозяйства прилагали огромные усилия для развития животноводства и повышения его продуктивности. Государство помогло колхозам и совхозам кормами. Был резко уменьшен забой скота. В больших масштабах проводились мероприятия по восстановлению животноводства в районах, подвергавшихся временной оккупации. В освобожденные районы был возвращен скот, эвакуированный в тыл. Поскольку в тыловых районах сохранилась лишь небольшая часть эвакуированного стада, подлежавшего возвращению, колхозы и совхозы выделили из своих ресурсов и в течение короткого срока перегнали в пострадавшие районы значительное количество скота.

По всей стране развернулось патриотическое движение по оказанию помощи освобожденным районам в становлении и развитии животноводства. Правительственные задания колхозам тыловых районов по возвращению эвакуированного скота были перевыполнены. Так, на 1 января 1944 г. колхозам освобожденных районов было возвращено 630,8 тыс. голов скота вместо намеченных 591,5 тыс. Кроме того, государство закупило и продало колхозам освобожденных районов 250,6 тыс. голов различного скота. В районы, пострадавшие от оккупации, для комплектования животноводческих ферм поступило 886,8 тыс. телят и ягнят вместо предусмотренных контрактацией 604 тыс., свыше 516 тыс. кур, уток, гусей, т.е. почти на 17 тыс. голов домашней птицы больше, чем было установлено правительственным заданием52.

Колхозники Азербайджана направили в Сталинградскую область около 4,5 тыс. голов скота. Грузинские колхозники передали Украине 26 тыс. голов скота. На Северный Кавказ было возвращено 35 тыс. голов скота. Всего в январе 1944 г. в пострадавшие районы было отправлено 1 720 тыс. голов скота, 253 907 свиней, овец и коз, что способствовало возрождению колхозного и совхозного животноводства в освобожденных районах. В общей сложности в освобожденные районы поступило около 3 млн. голов скота, в том числе более 1 млн. голов крупного рогатого скота53.

В результате оказанной помощи поголовье продуктивного скота в переводе на крупный рогатый скот на конец года составило (млн. голов):

 

1940 г.

1945 г.

1945 г. в % к 1940 г.

На Украине

11,1

7,4

66,6

В Белоруссии

3,0

1,5

50,0

1944 год стал переломным в развитии животноводства. Во многих районах Советского Союза увеличилось поголовье скота, что обусловило рост колхозных и совхозных животноводческих ферм. С 1944 г. начался процесс повышения удоев, увеличения настрига шерсти, сокращения падежа скота, повышения удельного веса свиноводства. Качественные показатели развития животноводства особенно улучшились в 1945 г.

В годы войны в результате возросшего внимания к мелкому животноводству птицеводство и кролиководство развились в самостоятельную отрасль сельскохозяйственного производства и внесли значительный вклад в продовольственный баланс страны.

Животноводство страны к концу войны оказалось в лучшем состоянии, чем земледелие. Если валовой сбор зерновых и многих других культур уменьшился к концу войны по сравнению с мирным временем примерно в 2 раза, то поголовье основных видов скота (за исключением свиней) сократилось не более чем на одну четверть.

Наличие скота во всех категориях хозяйств на 1 января соответствующего года было следующим (в % к 1941 г.):

 

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 г.

Крупный рогатый скот

58

52

62

81

в том числе коровы

54

50

59

77

Свиньи

30

22

20

32

Овцы и козы

48

39

37

47

В животноводстве тыловых районов во время войны не произошло резкого ухудшения, если не считать свиноводства и коневодства. Поголовье скота в тыловых районах во всех категориях хозяйств на 1 января соответствующего года составляло (в % к 1941 г.):

 

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 г.

Крупный рогатый скот

94

95

92

94

в том числе коровы

97

98

94

94

Свиньи

83

73

52

48

Овцы и козы

96

97

91

92

Лошади

86

77

64

58

В тяжелом положении оказалось коневодство. К концу 1945 г. количество лошадей в стране сократилось на 10,7 млн. голов, или на 49%, в том числе почти на 9 млн. в районах, подвергшихся фашистской оккупации.

В целом по стране поголовье скота в абсолютных цифрах в 1945 г. в сравнении с 1940 г. характеризуется следующими данными (млн. голов на конец года)54:

 

1940 г.

1945 г.

1945 г. в % к 1940 г.

Крупный рогатый скот

54,8

47,6

87

Овцы

80,0

58,5

73

Козы

11,7

11,5

98

Свиньи

27,6

10,6

38

Лошади

21,1

10,7

51

Производство основных продуктов животноводства во всех категориях хозяйств к концу 1945 г. составило55:

 

1940 г.

1945 Г.

1945 г. в % к 1940 г.

Мясо всех видов (в убойном весе), млн. т

4,7

2,6

55,3

Молоко, млн. т

33,6

26,4

78,6

Яйца, млрд. шт.

12,2

4,9

40,2

Шерсть, тыс. т

161

111

68,9

Уровень производства основных продуктов животноводства в тыловых районах был в среднем в 2 раза выше, чем в целом по СССР, а по молоку и шерсти в абсолютных размерах приближался к довоенному объему. В 1945 г. в УССР производство мяса составило 36,4% уровня 1940 г., молока — 62%, в БССР — соответственно 32,2 и 45%56.

Продуктивность скота даже в конце войны была ниже довоенной, что видно из следующих данных57:

 

1940 г.

1945 г.

Средний годовой удой молока от одной коровы, кг

в колхозах

1 017

945

в совхозах

1 803

1 424

Средний годовой настриг шерсти с одной овцы, кг

в колхозах

2,5

2,0

в совхозах

2,9

2,4

Поэтому в годы войны упор был сделан на повышение товарности общественного животноводства, что имело большое значение для создания государственного фонда животноводческой продукции.

В годы войны увеличились обязательные поставки государству продуктов животноводства. Так, в 1941—1945 гг. доля государства в заготовке мяса крупного рогатого скота возросла в среднем за год с 71,8% в 1941 г. до 80,9%, в заготовке мяса овец и коз — соответственно с 44,2 до 72,7%. В целом за военные годы за счет повышенного забоя скота государство получило в порядке обязательных поставок в среднем за год на 17,8% больше мяса крупного рогатого скота, чем перед войной, и в 2,2 раза больше мяса овец и коз58.

Первое место в заготовке мяса занимала Сибирь. В 1943 г. Новосибирская область сдала государству в 2 с лишним раза больше мяса, чем в 1940 г., Казахская ССР — почти в 3 раза. Значительно возросли поставки мяса в Грузии, Азербайджане, Киргизии. Даже в наиболее тяжелый для сельского хозяйства 1943 год колхозы и совхозы страны сдали государству по обязательным поставкам почти столько же мяса (686,3 тыс. т), сколько в 1940 г. (691,5 тыс. т). В 1944—1945 гг. поставки животноводческой продукции остались примерно на уровне 1943 г.; в первые годы войны мясопоставки в повышенных размерах выполнялись за счет забоя эвакуируемого скота, а в 1944—1945 гг. этого источника уже не было.

Динамика заготовок продуктов животноводства59:

 

1940 г.

1941 г.

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 г.

Скот и птица (в пересчете на убойный вес), млн. т

1,3

0,95

0,78

0,77

0,70

0,7

в % к 1940 г.

73

60

59

54

59

в % к валовому продукту

27,7

23,2

43,3

42,8

35,0

26,9

Молоко и молочные продукты (в пересчете на молоко), млн. т

6,5

5,3

2,9

2,4

2,7

2,9

в % к 1940 г.

81

45

37

41

44,6

в % к валовому продукту

19,3

20,8

18,1

14,5

12,2

11,0

В период войны благодаря колхозному строю было обеспечено бесперебойное снабжение фронта продуктами животноводства.

В годы войны в кормовой базе СССР произошли существенные изменения.

Во-первых, возросла роль собственной кормовой базы животноводческих хозяйств в условиях войны, когда транспорт, перегруженный военными перевозками, не мог обеспечить доставку необходимого количества кормов в животноводческие хозяйства из других районов страны. Опыт показал, что в период войны животноводство успешно развивалось там, где в хозяйствах имелась собственная кормовая база и вовремя были заготовлены корма.

Во-вторых, за годы войны в кормовом балансе снизился удельный вес концентратов, многолетних и однолетних трав и увеличилась доля сочных кормов и силоса.

Значительное ухудшение положения с концентрированными кормами объяснялось тем, что, с одной стороны, армии требовалось большое количество зернофуражных кормов для конного поголовья, а с другой — производство фуражных зерновых в период войны было вытеснено другими сельскохозяйственными культурами. Из всех тыловых районов только в Закавказье в течение всей войны имелись посевы фуражных зерновых, да в Казахстане, Восточной Сибири и на Дальнем Востоке в первые два года войны был достигнут некоторый рост посевов этих культур. Поэтому всемерная экономия концентрированных кормов, изыскание их полноценных заменителей стали важнейшей и неотложной задачей животноводов. Одним из главных направлений ее решения явилось силосование кормов.

В период войны силосование возросло в тыловых районах более чем в 2 раза. Наряду с силосными культурами, посевы которых в годы войны значительно увеличились, во многих районах для силосования стали применяться дикорастущие травы, сорняки, ботва овощей, отходы свекловичного и кукурузного производства и т.п. Дополнительным источником кормов служили сенная мука и зеленые корма, которые по питательности мало уступают зерновым. При фермах крупного рогатого скота организовывались участки для выращивания сочных кормов и зеленой подкормки для скота. Использование их в комбинировании с силосом создавало необходимые условия для воспроизводства молочного скотоводства.

В-третьих, изыскивая дополнительные кормовые ресурсы, колхозы и совхозы особое внимание уделяли более полному и эффективному использованию естественной кормовой базы — сенокосных угодий и пастбищ.

В больших масштабах проводились работы по осушению заболоченных земель, раскорчевке, расчистке, распашке кустарников и мелколесья и другие меры, направленные на улучшение использования малопродуктивных сенокосов и пастбищ. Широко практиковался двукратный покос на естественных угодьях. Эти мероприятия в отдельных областях, краях и республиках дали положительные результаты.

Большой удельный вес естественных сенокосов и пастбищ в районах черноземной полосы европейской части СССР, Урала, Сибири и Дальнего Востока благоприятствовал развитию поголовья крупного рогатого скота. Однако во многих районах эти возможности не были использованы в полной мере из-за отсутствия трудовых ресурсов. В Центральночерноземной зоне и на Дальнем Востоке поголовье скота осталось на довоенном уровне, а в Сибири и отдельных районах Урала произошло его сокращение.

Для повышения материальной заинтересованности колхозников, занятых на уборке сена, вводились индивидуальная и аккордная формы сдельной оплаты и натуральное поощрение. Во многих колхозах за полеводческими бригадами закреплялись определенные участки сенокосов и пастбищ, что способствовало улучшению ухода за естественными пастбищами и повышало их продуктивность.

В годы войны возросло значение естественных выпасов. В районах, где естественных выпасов было мало, принимались меры для эффективного использования загонной пастьбы скота и повышения продуктивности выпасов. Широко практиковалась ночная пастьба скота. В слабо обеспеченных водой районах Армении и Казахстана велись работы по обводнению сельскохозяйственных угодий.

Большое народнохозяйственное значение получила отгонная пастьба скота. Развитие отгонного животноводства позволяло в значительной мере компенсировать вызванное войной уменьшение возделываемых кормов. Кроме того, отгонные операции сокращали потребность в рабочей силе и затраты на животноводческие постройки для стационарного содержания скота. Преимущество отгонного животноводства по сравнению со стационарным состоит в том, что количество скота, оставляемого на зиму, не лимитируется запасами заготавливаемых кормов и может быть увеличено за счет кормовых ресурсов выпасов, используемых правильно по зонам. Отгонное животноводство в годы войны развивалось в Казахской, Киргизской, Туркменской, Узбекской, Таджикской, Азербайджанской союзных республиках, в Дагестанской и Северо-Осетинской автономных республиках, в Астраханской и Грозненской областях, в Ставропольском, Красноярском, Алтайском краях и других степных районах Юго-Востока и Сибири. Все эти районы располагали большими ресурсами естественных выпасов.

Советские животноводы, упорно работая над созданием кормовых баз животноводческих хозяйств, из года в год добивались увеличения поголовья скота.

Совхозы

Война нанесла большой ущерб хозяйству совхозов. На временно захваченной врагом территории осталось 1876 совхозов из 4159 имевшихся накануне войны, или почти половина всех совхозов СССР. Совхозы за время оккупации были разорены и разграблены. Фашистские захватчики вывезли и уничтожили при отступлении тракторный парк, комбайны и другие сельскохозяйственные машины. Совхозы почти полностью лишились живого тягла. Понесло большой урон и совхозное животноводство.

В связи с захватом врагом значительной части совхозов потребовались огромные усилия для расширения пахотных и посевных площадей в совхозах тыловых районов.

Наркомат совхозов СССР уже в конце 1941 г. наметил дополнительно ввести в оборот в совхозах тыловых районов около 500 тыс. га земель. В сентябре 1942 г. правительство приняло решение расширить посевы зерновых культур в совхозах Западной Сибири, Северного Казахстана, Южного Урала60.

В результате огромных усилий работников совхозов, местных партийных и советских органов посевные площади озимых под урожай 1942 г. в совхозах Урала и Западной Сибири увеличились почти на 20%, а в совхозах Средней Азии и Казахстана — более чем на 40%. Совхозы и колхозы Казахстана в 1942 г. освоили 447 тыс. га целинных и залежных земель, а в 1943 г. — еще 443 тыс. га. Расширение посевных площадей в совхозах восточных районов позволило значительно поднять объемы их производственной деятельности. Однако в ряде совхозов из-за нехватки сельскохозяйственной техники и трудовых ресурсов новые земли осваивались медленно.

В первые годы войны заметно снизился уровень агротехники и удлинились сроки проведения полевых работ, вследствие чего урожаи зерна были низкими. Например, в 1942 г. они составляли лишь 4,5 ц с 1 га, а в 1943 г. из-за засухи уменьшились до 3,8 ц с 1 га. На качественные показатели совхозного производства отрицательно влияло снижение механизации полеводческих работ. Количество тракторов уменьшилось наполовину, а комбайнов — на одну треть. Вследствие этого в 1942 г. во многих совхозах конными машинами было скошено до 40% уборочных площадей зерновых культур. Выработка комбайнов снизилась в 1,8 раза (с 237 га на один комбайн в 1940 г. до 136 га в 1943—1944 гг.), тракторов — в 1,5 раза (с 322 до 208 га).

Хотя поставки сельскохозяйственной техники совхозам возобновились в 1943—1944 гг., однако в конце 1944 г. количество тракторов в совхозах достигло лишь 54% уровня 1940 г., а комбайнов — около 70% довоенного уровня. Несмотря на это, с 1944 г. начался некоторый подъем производства. Совхозы провели более организованно и качественно посевную кампанию, успешно справились с уборкой урожая. Во многих совхозах благодаря лучшему использованию тракторного парка сев был проведен в более сжатые сроки — за 15—20 дней. В 1944 г. урожайность зерновых культур в совхозах в целом увеличилась до 7 ц с 1 га.

Некоторые совхозы в сложнейших условиях войны сумели не только сохранить довоенные показатели урожайности всех культур и продуктивности животноводства, но и превзойти их, успешно выполняя напряженные планы сдачи государству сельскохозяйственной продукции.

В 1944 г. широко развернулось восстановление совхозов в освобожденных районах. Благодаря огромной помощи государства быстро возрождалась материально-производственная база совхозов. Уже в 1944—1945 гг. основная часть совхозов страны была восстановлена. Совхозы получили немало новых тракторов, комбайнов и других сельскохозяйственных машин.

1944 год совхозы закончили с некоторым перевыполнением планов сдачи государству хлеба, картофеля, овощей и животноводческой продукции, несмотря на то что эти планы были очень напряженными. В 1943—1944 гг. совхозы страны сдали государству более 60% валового сбора зерна.

В годы войны в совхозах значительное развитие получило картофелеводство и овощеводство. К производству картофеля и овощей помимо специализированных овощеводческих хозяйств были привлечены также зерновые и животноводческие совхозы. Они сдавали картофель государству, а также снабжали им своих рабочих и служащих. Посевные площади под картофелем и овощами наиболее значительно выросли в совхозах восточных областей и нечерноземной зоны. Производство картофеля и овощей в совхозах восточных районов стало крупной товарной отраслью. В 1944 г. совхозы перевыполнили план поставки государству картофеля и овощей.

Совхозы выращивали также технические культуры: хлопок, сахарную свеклу, подсолнечник. Однако производство хлопка резко сократилось по сравнению с довоенным периодом, так как в хлопковых совхозах, расположенных преимущественно в Средней Азии, посевы хлопка вытеснялись зерновыми культурами для удовлетворения населения республик собственным хлебом. Размеры хлопка, сдаваемого совхозами государству, уменьшились по сравнению с довоенным периодом более чем на одну треть.

Совхозному животноводству был нанесен большой урон. Поголовье скота в совхозах областей, пострадавших от оккупации, было уничтожено почти полностью. Скот, эвакуированный в тыловые районы, сильно пострадал при больших перегонах. Кроме того, в первые годы войны в совхозах происходил повышенный забой скота, вызванный необходимостью обеспечить мясными продуктами армию и население.

Проблему обеспечения скота кормами совхозы, так же как и колхозы, решали путем замены концентрированных кормов грубыми и сочными. Широко применялся силос в качестве заменителя концентрированных кормов. Для заготовки грубых и сочных кормов были мобилизованы все трудовые и энергетические ресурсы, что позволило совхозам успешно проводить заготовку силоса и кормов.

Совхозы много внимания уделяли организованному содержанию скота в зимний период, что создало благоприятные условия для подъема животноводства. С 1944 г. в животноводстве совхозов начался процесс расширенного воспроизводства и повышения продуктивности крупного рогатого скота. Этот процесс в более широких масштабах и интенсивно продолжался в 1945 г.

В годы войны совхозы формировались как многоотраслевые хозяйства. В совхозах получили развитие такие новые для них товарные отрасли, как овощеводство, птицеводство, пчеловодство и садоводство. Это, с одной стороны, повысило рентабельность совхозов, а с другой — создавало источник для получения дополнительного количества продовольствия: мяса птицы, картофеля, овощей, фруктов, ягод, меда.

Государство оказывало совхозам большую помощь путем поставки сельскохозяйственной техники, выделения ассигнований на укрепление материальной базы, подготовку кадров и т.п., что благотворно сказалось на качественных показателях развития совхозного земледелия и животноводства.

Важным фактором повышения производственной активности работников совхозов явилось развернувшееся в годы Отечественной войны Всесоюзное социалистическое соревнование за лучшие производственные показатели. Коллективы многих совхозов удостоились переходящего Красного знамени ГКО, ВЦСПС, Наркомата совхозов СССР и получили премии. В ходе соревнования росло количество передовых совхозов. Если в 1942 г. только 14 совхозов перевыполнили государственный план, то в 1943 г. их число увеличилось до 65, а в 1944 г. — до 186.

На основе социалистического соревнования в совхозах из года в год улучшалась организация труда, что явилось одним из решающих факторов подъема совхозного производства. Основной производственной единицей в совхозах была постоянная бригада. Основными были полеводческие, тракторные, животноводческие бригады, подсобными — огородные, садоводческие, ремонтно-строительные и др.

Совершенствовалась система денежной оплаты труда и премий-надбавок за перевыполнение норм выработки. Денежные премии дополнялись натуральным премированием, которое до войны распространялось только на комбайнеров. По решению правительства в 1942 г. натуральная форма премирования за выполнение и перевыполнение производственных планов и норм выработки в совхозах была распространена не только на комбайнеров, но и на трактористов, бригадиров тракторных бригад, а также на привлекаемое к полевым работам население.

В условиях войны натуральное премирование как вид материального поощрения передовиков производства осуществлялось в самых разнообразных формах и явилось большим материальным стимулом для развития социалистического соревнования и роста производительности труда в совхозах. Так, например, трактористам совхозов выдавались премии зерном — по 1,5 кг за выполнение дневной нормы выработки; доярки получали 1/5 л молока, надоенного сверх плана. Совхозы выплачивали населению, привлекаемому к уборочным работам, помимо денег натуральную плату в размере 1,5 кг зерна за выполнение дневной нормы выработки. Кроме того, совхозы продавали по твердым государственным ценам рабочим и специалистам часть сверхпланового урожая.

Большое значение придавалось развитию подсобного хозяйства работников совхозов. Хотя установленные в 1938—1940 гг. размеры подсобных хозяйств не были увеличены, но площади, используемые под индивидуальные и коллективные огороды, значительно расширились. Так, если в 1941 г. рабочие и служащие совхозов центральных районов РСФСР использовали под огороды 16,4 тыс. га, то в 1945 г. — уже 24,6 тыс. га.

Вследствие острой нехватки кадров и техники качественные показатели развития земледелия и животноводства совхозов не достигали к концу войны довоенного уровня. По сравнению с довоенным периодом посевные площади сократились на 43%, поголовье крупного рогатого скота — на 38, свиней — на 74%. Поставки государству зерна уменьшились на 47,7%, хлопка — на 60,4, мяса — на 82, молока — на 67,9%. Производительность труда в совхозах была в 2—2,5 раза ниже довоенной. Так, производство валовой продукции зерна на одного среднегодового рабочего в 1940 г. составило 78,5 ц, в 1942 г. — 34,2, в 1943 г. — 19,3, в 1945 г. — 33,7 ц. За годы войны себестоимость продукции в совхозах выросла в 1,5—2 раза.

В годы войны совхозы переживали и преодолевали те же трудности, что и колхозы: нехватку квалифицированных механизаторских кадров в связи с военной мобилизацией, дефицит энергетических и транспортных средств, горючего, минеральных удобрений, кормов, особенно зерновых концентратов, и т.д. Однако совхозы, так же как и колхозы, с честью выдержали суровые испытания войны и снабжали продовольствием армию и население, поставляли сельскохозяйственное сырье промышленности.

Большую работу провели совхозы по подготовке кадров механизаторов. Эта проблема в основном была решена за счет обучения молодежи и привлечения женщин к выполнению всех «мужских» работ. В совхозах, как и в колхозном производстве, в годы войны преобладал женский труд.

Так, уже в 1942 г. женщины составляли 33,9% общего числа трактористов совхозов, 28,6% комбайнеров, 31,1% шоферов. Женщины играли видную роль в совхозном производстве и как специалисты — агрономы, зоотехники, ветеринарные врачи.

Очень сложной была проблема энергетики. Компенсировать механическую силу, отвлеченную из сельского хозяйства, живым тяглом не представлялось возможным, так как значительное количество лошадей было передано в армию. Хотя на полевых работах широко использовались волы и частично коровы, все же основные работы в совхозах выполнялись по-прежнему на механической тяге. Поэтому в условиях войны важнейшее значение приобрели вопросы обеспечения нормальной работы машинно-тракторного парка, своевременного проведения ремонта сельскохозяйственных машин, наиболее рационального использования мощностей и вовлечения в хозяйственный оборот энергетических ресурсов. В совхозных мастерских было организовано изготовление простейших запасных частей и реставрация вышедших из строя деталей.

Преодоление совхозами огромных трудностей военного времени является ярким свидетельством их огромной жизненной силы и неиссякаемых возможностей как предприятий последовательно социалистического типа, высокого уровня организаторской работы партийных и советских органов по хозяйственному укреплению совхозов и огромного трудового энтузиазма рабочих и специалистов совхозов.

Подсобные хозяйства и огородничество

В годы войны широкое развитие получили сельскохозяйственные базы при промышленных предприятиях. 7 апреля 1942 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) специальным постановлением предусмотрели выделение земель для подсобных хозяйств предприятий и огородов рабочих и служащих61. Для подсобных хозяйств отводились пустующие земельные участки в городах и поселках, а также свободные земли государственного фонда, расположенные вокруг городов, населенных пунктов, и неиспользуемые земли колхозов и совхозов.

Уже весной 1942 г., по данным 28 промышленных наркоматов, подсобные хозяйства засевали 818 тыс. га земли. В 1943 г. посевные площади подсобных хозяйств составляли 3 104 тыс. га. В последующие годы войны подсобные хозяйства при промышленных предприятиях развивались быстрыми темпами, имели большое значение в продовольственном снабжении рабочих и служащих.

Небольшие подсобные хозяйства создавались при сельпо, рабочих кооперативах, райпотребсоюзах, отдельных столовых и чайных. К концу войны насчитывалось более 15 тыс. таких хозяйств, имевших почти 164 тыс. га посевной площади. Они выращивали картофель, овощи, производили молоко, мясо, птицу, яйца.

Подсобные хозяйства организовывались при санаториях, домах отдыха, больницах, домах инвалидов и престарелых, детских учреждениях и школах. По решению правительства лечебные учреждения, детские дома и ясли, дома инвалидов полностью использовали продукцию своих подсобных хозяйств.

В годы войны партия и правительство всемерно поощряли развитие коллективного и индивидуального огородничества как дополнительный источник продовольственного снабжения рабочих и служащих.

Земли под огороды рабочих и служащих выделялись по решению Совнаркома СССР из свободных земель близлежащих совхозов и колхозов, полос отчуждения шоссейных и железных дорог, а также из земель подсобных хозяйств предприятий и учреждений в городской черте, вблизи городов и рабочих поселков. При распределении земельных участков преимущества имели семьи военнослужащих и инвалидов Отечественной войны. Лицам этих категорий выделялись лучшие земельные участки, расположенные недалеко от места их жительства; в первую очередь выдавались семенные материалы, а нетрудоспособным государство оказывало помощь в обработке огородов и доставке урожая на дом.

Коллективным и индивидуальным огородничеством руководили профсоюзы. Большую работу по организации индивидуального и коллективного огородничества рабочих и служащих провели многие исполкомы Советов депутатов трудящихся. Необходимую помощь огородничеству оказывали торговые организации. Они продавали минеральные удобрения, лопаты, грабли, тяпки, лейки, ведра и другой инвентарь.

Особое значение огородничество имело в осажденном Ленинграде, где посевы огородных культур занимали до 10 тыс. га. Все удобные земли под городом были использованы. В городе под грядки раскопали скверы и газоны. Огороды были даже на Марсовом поле и в Летнем саду. В 1943 г. индивидуальным и коллективным огородничеством было охвачено 443 тыс. ленинградцев. Практически почти каждая семья обрабатывала свой участок земли или принимала участие в обработке коллективных огородов62.

Развитие огородничества среди рабочих и служащих сыграло важную роль в продовольственном снабжении населения освобожденных районов, В 1944 г. на предприятиях черной металлургии южных районов свыше 90% всех рабочих и служащих занимались огородничеством.

Количество рабочих и служащих, занимающихся огородничеством, из года в год возрастало. Если в 1942 г. число людей, занимавшихся огородничеством, составляло 5 млн. человек, то в 1944 г. — 16,5 млн., в 1945 г. — 18,6 млн. человек. Посевные площади под огородами расширились с 500 тыс. га в 1942 г. до 1 415 млн. га в 1944 г. и до 1 626 тыс. га в 1945 г. В 1942 г. трудящиеся получили от своих огородов почти 2 млн. т картофеля и овощей, а в 1944 г. — 9,8 млн. т. В 1945 г. рабочие и служащие со своих огородов собрали около 600 млн. пудов картофеля, овощей, зерновых и бобовых культур63. Такое резкое увеличение сборов было достигнуто не только в результате расширения посевных площадей, но и за счет лучшей организации дела, повышения урожайности.

Картофель и овощи, полученные рабочими и служащими с коллективных и индивидуальных огородов, занимали значительный удельный вес в общесоюзном производстве. В 1942 г. доля этого картофеля составила 7,2%, а в 1944 г. возросла до 12,8%. В среднем каждая семья, имевшая огород, получила в 1945 г. такое количество картофеля и овощей, которое в основном обеспечило ее до урожая будущего года.

Подсобные хозяйства, коллективные и индивидуальные огороды значительно повысили уровень обеспечения населения картофелем и овощами. В 1942 г. на душу городского населения (включая и не занимавшихся огородничеством) было произведено 77 кг картофеля, овощных и бахчевых культур, в 1943 г. — 112 кг, в 1944 г. — 147 кг. На территории, не затронутой военными действиями, потребление этих продуктов увеличилось за два года в 1,9 раза, причем в 1,7 раза за счет продукции подсобных хозяйств и в 2,1 раза за счет огородничества городского населения64.

Освоение большого массива земельной площади под огородами и получение значительного количества продукции оказали большое влияние на снижение цен на картофель и овощи на местных рынках, что явилось большим подспорьем в обеспечении населения тыловых районов продовольствием.

Анализ данных о состоянии сельского хозяйства в годы Великой Отечественной войны позволяет сделать ряд выводов.

Во-первых, война создала огромные трудности для сельского хозяйства. С одной стороны, в годы войны значительно возросла потребность в сельскохозяйственной продукции, а с другой — резко сузилась база сельского хозяйства и его производственные возможности. Вследствие отвлечения из сельского хозяйства большого количества рабочей силы, живого тягла, средств производства, особенно тракторов, и временного выпадения из сельскохозяйственного оборота важнейших сельскохозяйственных районов Украины, Кубани, Дона, европейской части РСФСР, Белоруссии, Прибалтики значительно сократились масштабы и снизились темпы воспроизводства, что вызвало значительное сокращение по сравнению с довоенным уровнем производства сельскохозяйственной продукции. Кроме того, в результате крайне ограниченного количества трудовых ресурсов, отвлечения техники и горючего на военные нужды, недостаточного снабжения минеральными удобрениями и т.д. понизилась культура земледелия и животноводства, что привело к снижению урожайности в земледелии и продуктивности в животноводстве.

Война причинила сельскому хозяйству больший урон, чем другим отраслям общественного производства. За годы войны объем валовой продукции сельского хозяйства снизился до 60% довоенного уровня, т.е. в 3,4 раза больше, чем уменьшился объем валовой продукции промышленности, и на 66,7% больше, чем сократился грузооборот транспорта65.

Однако колхозы и совхозы тыловых районов страны и во время войны продолжали вести хозяйство по принципу расширенного социалистического воспроизводства. Большое количество передовых колхозов и совхозов добилось значительного развития общественного хозяйства и социалистической собственности. На этой основе росла товарность социалистического сельского хозяйства. Многие передовые колхозы и совхозы в годы войны сдавали государству в 2—3 раза больше сельскохозяйственной продукции, чем до войны.

В целом по стране процесс расширенного воспроизводства в сельском хозяйстве начался в 1944 г. и сопровождался повышением качественных показателей: ростом урожайности, удоев, настрига шерсти и т.п. Подъем сельского хозяйства был обусловлен улучшением военно-стратегического положения страны. Государство получило возможность выделить средства для укрепления материально-производственной базы колхозов и совхозов.

Во многих колхозах и совхозах происходил процесс интенсификации земледелия и животноводства, характерной особенностью которого являлось расширенное воспроизводство в ряде важнейших отраслей сельского хозяйства. Он нашел выражение в развитии картофельного и овощного хозяйства, в росте посевов зерновых, расширении озимого клина, посевов технических культур — сахарной свеклы, масличных, каучуконосов, развитии племенного животноводства и увеличении удельного веса в нем крупного рогатого скота и свиней.

Однако расширенное воспроизводство в тыловых районах не могло компенсировать огромные разрушения производительных сил в сельском хозяйстве, нанесенные фашистской оккупацией. Хотя в 1945 г. была полностью восстановлена довоенная сеть машинно-тракторных станций, но техники в колхозном производстве все еще было мало. В 1945 г. тракторный парк МТС составил ¾, комбайновый — 4/5, парк грузовых автомашин — ¼ довоенного количества. Вследствие этого к концу войны в целом по СССР не были достигнуты довоенные размеры производства сельскохозяйственной продукции. На восстановление сельского хозяйства потребовался не один год мирного послевоенного труда.

Во-вторых, в целом по стране война не внесла значительных изменений в структуру земледелия по сравнению с довоенным периодом. В структуре посевных площадей произошло некоторое повышение удельного веса зерновых культур за счет снижения доли кормовых и небольшого сокращения удельного веса технических культур. Но по отдельным экономическим районам и областям изменения в структуре земледелия отличались большим многообразием. Существенные различия имелись в тыловых и освобожденных районах.

Основную роль в обеспечении потребностей армии и тыла в продовольствии, промышленности в сырье сыграли восточные районы. В 1945 г. они дали стране около 50% зерна и картофеля, 33% льна-долгунца, 20% сахарной свеклы и 100% хлопка-сырца. К концу войны в восточных районах находилось 57% общего поголовья крупного рогатого скота, около 70% овец и коз.

К 1945 г. в районах Средней Азии значительно увеличился удельный вес производства зерна, на Урале — продукции животноводства и картофеля. На востоке страны возросло производство овощей и картофеля, что было связано с развитием подсобных хозяйств промышленных предприятий и огородничества среди рабочих и служащих.

Важную роль в обеспечении армии и тыла продовольствием и промышленности сельскохозяйственным сырьем сыграли освобожденные от оккупации районы Украины, Северного Кавказа и РСФСР.

В-третьих, сельское хозяйство СССР смогло преодолеть трудности военного времени в силу преимуществ социалистической плановой системы хозяйства. К началу войны советская система хозяйства имела четкий, слаженный аппарат и многолетний опыт экономического регулирования сельскохозяйственного производства.

В годы войны развитие сельского хозяйства определялось народнохозяйственными планами. Планирование исходило из задачи обеспечения такого уровня сельскохозяйственного производства, который дал бы возможность, несмотря на отвлечение ресурсов и временную потерю большого количества посевных площадей, бесперебойно снабжать армию и население продовольствием, промышленность сырьем.

Единство народнохозяйственного плана для отдельных сельскохозяйственных предприятий, государственное планирование сверху донизу в сочетании с крупным коллективным хозяйством колхозов и совхозов обусловили исключительную маневренность при переключении сельскохозяйственного производства на выполнение новых производственных задач, выдвинутых войной.

В годы войны в сельском хозяйстве СССР в силу плановой системы социалистического производства правильно использовались трудовые ресурсы, в широких масштабах осуществлялась социалистическая кооперация и разделение труда. При значительно большем отвлечении, чем в первую мировую войну, трудоспособного населения из сельского хозяйства социалистическое сельское хозяйство в годы Великой Отечественной войны не только не пришло в упадок, как это случилось с единоличным сельским хозяйством царской России, но продолжало из года в год развиваться и давать все больше продукции.

В годы войны партия и правительство провели крупные мероприятия по дальнейшему колхозному строительству и организационно-хозяйственному укреплению колхозов с целью преодоления трудностей в выполнении поставленных перед сельским хозяйством задач. Достигнутое в результате этого экономическое укрепление колхозного строя проявилось в росте неделимых фондов и увеличении денежных доходов колхозов. Если в первые два года войны неделимые фонды колхозов сократились по сравнению с довоенным уровнем, то в последующие годы они превысили довоенный уровень и в 1945 г. составили 131% уровня 1940 г. Хотя в 1941—1942 гг. общая сумма доходов колхозов понизилась, но с 1943 г. она стала возрастать и в 1945 г. достигла почти довоенных размеров — 2,06 млрд. руб. в 1945 г. против 2,07 млрд. руб. в 1940 г. (в современном масштабе цен).

В-четвертых, трудности технико-экономических условий сельскохозяйственного производства в военное время преодолевались при всемерной помощи и поддержке рабочего класса. За годы войны еще более укрепился союз рабочего класса и колхозного крестьянства. Отношения сотрудничества и поддержки между этими классами проявились в регулярной помощи коллективов заводов и фабрик сельским труженикам в проведении посевных, уборочных и ремонтно-строительных работ, в шефстве над колхозами и совхозами. Благодаря этому союзу труженики сельского хозяйства полностью выполнили свои обязанности перед страной и тем самым способствовали достижению победы над врагом.

В-пятых, колхозный строй, созданный на основе ленинского учения о коллективизации сельского хозяйства, окрепший под мудрым руководством Коммунистической партии, стал одной из незыблемых опор Советского государства в его борьбе против гитлеровских захватчиков, показал свою силу и жизнеспособность. Он оказался не только лучшей формой организации сельского хозяйства в мирных условиях, но и лучшей формой мобилизации его сил и возможностей в условиях войны. Колхозный строй выдержал суровое испытание войной, на деле доказал свое неоспоримое превосходство перед мелким, раздробленным сельским хозяйством.

Великая Отечественная война развеяла «теорию» фашистов, согласно которой крестьяне, как прирожденные мелкие собственники, при первом же испытании откажутся от колхозного строя и не станут защищать социалистическое общество. Советское крестьянство, воспитанное Коммунистической партией, осознавшее за годы мирного строительства все преимущества социалистической формы хозяйства, проявило во время войны небывалое в истории деревни высокое понимание общенародных интересов, а колхозная форма хозяйства обеспечила выполнение тех трудных задач, которые поставила война перед социалистическим сельским хозяйством. Трудовой энтузиазм колхозников и работников совхозов помог восполнить недостаток в трудовых ресурсах, который остро испытывало сельское хозяйство.

В-шестых, враг, разорив и уничтожив на временно оккупированной советской территории колхозы, совхозы и МТС, рассчитывал уморить с голоду советский народ. В том, что эти расчеты рухнули как карточный домик, — огромная заслуга колхозников и колхозниц, работников совхозов, партийных и советских организаций на селе, которые в тяжелых условиях войны, при острой нехватке рабочих рук, тракторов, сельскохозяйственных машин развернули гигантскую работу по восстановлению сельского хозяйства. В этой колоссальной работе огромную помощь сельским труженикам оказали рабочий класс, все трудящиеся тыловых районов. Еще до окончания войны в пострадавших районах было восстановлено 85 тыс. колхозов, все совхозы и МТС.

Успехи социалистического сельского хозяйства в производстве зерна, технических культур, картофеля, овощей, продуктов животноводства и садоводства сыграли решающую роль в обеспечении Красной Армии и населения продовольствием, промышленности сельскохозяйственным сырьем. В годы Отечественной войны Советский Союз решил продовольственно-сырьевую проблему за счет собственных, внутренних ресурсов, ибо продовольствие, поступавшее в страну из США, Канады и Англии, составляло лишь незначительную часть того, что давало фронту и тылу социалистическое сельское хозяйство.

По мере успешного развертывания военных действий и продвижения вперед Красной Армии возникла необходимость оказывать продовольственную помощь населению стран, освобожденных от фашистского ига. Эта помощь была оказана, в чем еще раз проявился великий гуманизм советского социалистического строя.

Война явилась суровой проверкой силы и жизненности аграрного строя первого в мире социалистического государства, но совхозы и колхозы выдержали ее с честью. В этом сказались:

великие преимущества совхозно-колхозного строя, являющегося прочной и надежной основой для непрерывного роста сельскохозяйственного производства как в мирное время, так и в годы войны;

величайший патриотизм, самоотверженность, высокая трудовая активность тружеников сельского хозяйства: миллионы колхозников и колхозниц, работников МТС и совхозов участвовали во Всесоюзном социалистическом соревновании за повышение производительности труда, за высокое качество и своевременное проведение всех сельскохозяйственных работ, за высокий урожай и выполнение в установленные сроки всех обязательств перед государством;

титаническая организаторская работа Коммунистической партии и Советского правительства, местных партийных и советских органов, успешно решивших грандиозные и сложные задачи, поставленные перед сельским хозяйством в военные годы.

Труженики колхозов и совхозов и сельская интеллигенция представляли собой борющийся народ. Помимо снабжения Красной Армии продовольствием, передачи государству своих сбережений на военную технику они поддерживали боевой дух советских воинов, их волю к победе и помогли Красной Армии разгромить фашистских захватчиков.

Отечественная война поставила перед социалистическим сельским хозяйством такие исключительно трудные задачи, как бесперебойное снабжение армии и тыла основными видами продовольствия, а промышленности сельскохозяйственным сырьем; вывоз из угрожаемых районов хлеба, сельскохозяйственной техники, эвакуация скота.

Решение продовольственной и сырьевой проблем осложнялось тем, что в начале войны из хозяйственного оборота страны выпал ряд крупнейших сельскохозяйственных районов, захваченных врагом. На территории, временно оккупированной немецко-фашистскими войсками, до войны проживало около 40% всего населения страны, 2/3 которого составляли жители села; находилось 47% посевных площадей, 38% общей численности крупного рогатого скота и 60% всего поголовья свиней; производилось 38% довоенной валовой продукции зерна и 84% — сахара1.

Во временно оккупированных районах осталась часть сельскохозяйственной техники, скота, лошадей и продукции сельского хозяйства. Производительные силы сельского хозяйства подверглись чудовищным разрушениям. Фашистские захватчики разорили и разграбили 98 тыс. колхозов, 1876 совхозов и 2890 машинно-тракторных станций, т.е. более 40% довоенного количества колхозов, МТС и свыше 45% совхозов. Гитлеровцы захватили и частично угнали в Германию 7 млн. лошадей, 17 млн. голов крупного рогатого скота, 20 млн. свиней, 27 млн. овец и коз, 110 млн. голов домашней птицы2.

Значительная часть оставшейся материально-технической базы колхозов, совхозов и МТС (более 40% тракторов, около 80% автомашин и лошадей) была мобилизована в армию. Так, в армию было мобилизовано 9300 тракторов из колхозов и совхозов Украины, почти все дизельные тракторы и несколько тысяч тракторов общей мощностью 103 тыс. л. с. из МТС Западной Сибири, около 147 тыс. рабочих лошадей, или почти 20% всего конского поголовья, из колхозов Сибири. К концу 1941 г. в МТС осталось 441,8 тыс. тракторов (в 15-сильном исчислении) против 663,8 тыс., имевшихся в сельском хозяйстве страны накануне войны.

В целом по СССР энергетические мощности сельского хозяйства, включая все виды механических двигателей (тракторы, автомобили, электроустановки, а также рабочий скот в пересчете на механическую силу), к концу войны снизились до 28 млн. л. с. против 47,5 млн. л. с. в 1940 г., или в 1,7 раза, в том числе мощность тракторного парка уменьшилась в 1,4 раза, количество грузовых машин — в 3,7, живое тягло — в 1,7 раза3.

С началом военных действий резко сократились поставки сельскому хозяйству новых машин, запасных частей, а также горючего, смазочных и строительных материалов, минеральных удобрений. Значительно уменьшились кредиты на ирригационное и другое строительство.

Все это вызвало резкое ухудшение общего состояния основных средств производства колхозов, совхозов, МТС и снизило степень механизации сельскохозяйственных работ.

Не могло не сказаться на сельскохозяйственном производстве и значительное сокращение трудоспособного населения в деревне. Война отвлекла на фронт, в промышленность и на транспорт наиболее работоспособную категорию производителей сельскохозяйственной продукции. В результате мобилизации в армию, на строительство оборонительных сооружений, в военную промышленность и на транспорт к концу 1941 г. количество трудоспособных в деревне сократилось больше чем наполовину по сравнению с 1940 г. В первый год войны число трудоспособных мужчин в сельском хозяйстве уменьшилось почти на 3 млн. человек, в 1942 г. — еще на 2,3 млн., в 1943 г. — почти на 1,3 млн. человек. Особенно тяжелым для сельского хозяйства был уход в армию механизаторов колхозов и совхозов. Всего за годы войны в армию и промышленность ушли до 13,5 млн. колхозников, или 38% сельских тружеников на январь 1941 г., в том числе 12,4 млн., или 73,7%, мужчин и свыше 1 млн. женщин. Значительно сократились трудовые ресурсы совхозов4.

Все эти факторы до крайности усложнили решение продовольственной и сырьевой проблем.

Для того чтобы восполнить квалифицированные кадры сельского хозяйства, 16 сентября 1941 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли постановление об обучении сельскохозяйственным профессиям учащихся старших классов средних школ, техникумов и студентов высших учебных заведений. К июлю 1942 г. в 37 автономных республиках, краях и областях РСФСР свыше 1 млн. школьников окончили курсы механизаторов, из них 158 122 человека получили специальность тракториста, 31 240 — комбайнера5. Эти кадры оказали большую помощь колхозам, совхозам и МТС.

В первый же год войны колхозы на сельскохозяйственных работах были вынуждены использовать ручной труд, широко применять лошадей, а также крупный рогатый скот. Мобилизация внутренних резервов живой тягловой силы стала важнейшим источником пополнения сократившихся тягловых ресурсов колхозов. Простейшими машинами, на лошадях, волах, коровах и ручным трудом (косами и серпом) было убрано в 1941 г. 2/3 колосовых. Многие сельские труженики, в основном женщины, при уборке хлеба серпами выполняли нормы на 120—130%. Максимально уплотнялся рабочий день, сокращались простои.

В прифронтовых районах работа на полях проходила под обстрелом и бомбежками вражеской авиации. Несмотря на огромные трудности, уборочные работы в 1941 г. были проведены в сжатые сроки. Благодаря массовому героизму тружеников полей была спасена большая часть урожая 1941 г. во многих прифронтовых областях и районах, которым угрожало вторжение врага. Например, в шести районах Украинской ССР на 15 июля 1941 г. были убраны зерновые с 959 тыс. га против 415,3 тыс. га на это же число в 1940 г. На уборке урожая 1941 г. самоотверженно трудились колхозники Белоруссии, Молдавии, западных и центральных областей РСФСР.

При приближении вражеских войск и невозможности полностью убрать урожай колхозники и работники совхозов уничтожали посевы и прямо с уборки отправляли на восток тракторы, комбайны и другую сельскохозяйственную технику, а также гурты скота. Все, что невозможно было вывезти, прятали в лесах, закапывали, уничтожали, отдавали на сохранение тем колхозникам, которые не могли эвакуироваться в тыл. По неполным данным, только за август и 23 дня сентября 1941 г. с Украины было вывезено 12,5 млн. ц зерна и других сельскохозяйственных продуктов6.

Все прифронтовые районы успешно справились с выполнением государственного плана поставок хлеба. По решению партии и правительства в октябре 1941 г. колхозам и совхозам прифронтовой полосы было разрешено сдать государству лишь половину собранного урожая. Колхозы и совхозы Украины полностью обеспечили продовольствием войска Юго-Западного и Южного фронтов.

Партия и правительство с первых дней войны принимали специальные меры для дальнейшего развития сельского хозяйства в Сибири, Казахстане, на Урале, Дальнем Востоке, в республиках Средней Азии и Закавказья. С целью компенсации потерь сельского хозяйства ЦК ВКП(б) 20 июля 1941 г. утвердил план увеличения озимого клина зерновых культур в областях Поволжья, Сибири, Урала и Казахской ССР. Выполняя это государственное задание, труженики сельского хозяйства восточных районов увеличили в 1941 г. посевные площади под озимые на 1 350 тыс. га. Кроме того, было принято решение расширить посевы зерновых культур в районах хлопководства: Узбекистане, Туркмении, Таджикистане, Киргизии и Азербайджане. Исследования академика Д. П. Прянишникова доказали, что здесь вполне возможно увеличение посевной площади за счет паров и перелогов на 1,3 млн. га.

Труженики сельского хозяйства восточных районов проявили высокую организованность, дисциплину и самоотверженность при выполнении заданий партии и правительства. В условиях острой нехватки сельскохозяйственной техники и кадров механизаторов требовалось срочно расширить посевные площади продовольственных и технических культур, а также освоить производство ряда новых культур, чтобы в известной мере компенсировать потери сельскохозяйственной продукции, которая производилась на территории временно оккупированных врагом районов.

Партийные организации подняли колхозное крестьянство и работников совхозов на борьбу за хлеб под лозунгом: «Все для фронта, все для победы над врагом!» На колхозных и совхозных полях развернулось настоящее сражение за хлеб, за обеспечение армии и тыла продовольствием, а промышленности — сырьем. Сокращение числа трудоспособных в деревне сельские труженики восполняли возросшей производственной активностью. «Будем работать столько, сколько потребуется для своевременного выполнения всех сельскохозяйственных работ», — заявляли они. На восток из районов прифронтовой полосы были эвакуированы тракторы и сельскохозяйственные машины. На местах изыскивались и использовались все возможности для организации изготовления и реставрации запасных частей с помощью промышленных предприятий. Для оказания помощи по ремонту тракторов в МТС, колхозы и совхозы были направлены заводские бригады рабочих. Принимались меры по подбору и подготовке кадров трактористов, комбайнеров, механиков и бригадиров тракторных бригад, по накоплению в МТС всех видов горючего и его экономному расходованию.

Партия и правительство осуществили ряд мер, направленных на улучшение работы машинно-тракторных станций, совхозов и колхозов. В ноябре 1941 г. были созданы особые органы для руководства сельским хозяйством — политотделы при МТС и совхозах. Политотделы были призваны вести политическую работу среди рабочих, служащих МТС и совхозов, а также среди колхозников и обеспечивать своевременное выполнение государственных заданий и планов сельскохозяйственных работ. Политотделы заняли видное место в общей системе партийного руководства сельским хозяйством.

13 апреля 1942 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление о повышении обязательного минимума трудодней для колхозников. С 1 января 1942 г. были введены новые типовые штаты МТС и установлены повышенные оклады руководящим работникам МТС (в зависимости от размеров тракторного парка). Для повышения материальной заинтересованности работников МТС постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 12 января 1942 г. были введены премии за выполнение и перевыполнение планов по отдельным периодам сельскохозяйственных работ (весенние полевые работы, уборка урожая, осенний сев, вспашка зяби) и плана сдачи натуроплаты за работы МТС как важнейшего источника поступления хлеба государству. 9 мая 1942 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление «О дополнительной оплате труда трактористов МТС и колхозников, работающих на прицепных сельскохозяйственных машинах, за повышение урожайности сельскохозяйственных культур»7.

Преимущества социалистической плановой системы хозяйства позволили партии и правительству регулировать размещение производства зерна и другой сельскохозяйственной продукции с учетом потребностей фронта и тыла. Государственный план колхозам и совхозам восточных районов предусматривал расширение посевов яровых культур в 1942 г. до 54,1 млн. га против 51,8 млн. га в 1941 г. Несмотря на серьезные трудности, весенний сев в 1942 г. был проведен в более сжатые сроки по сравнению с предыдущим годом. В 1942 г. колхозники восточных районов расширили посевные площади с 72,7 млн. га в 1940 г. до 77,7 млн. га, в том числе под зерновыми культурами — с 57,6 млн. до 60,4 млн. га, техническими — с 4,9 млн. до 5,1 млн. га, овоще-бахчевыми и картофелем — с 3,4 млн. до 4,2 млн. га, кормовыми — с 6,8 млн. до 8 млн. га8.

Заметный рост посевных площадей был достигнут также в центральных и северо-восточных районах СССР: в Ярославской, Ивановской, Горьковской, Кировской, Пермской областях и Коми АССР. Посевные площади в районах Дальнего Востока, Восточной и Западной Сибири, где имелись большие запасы свободных и удобных для распашки земель, увеличились в несравненно больших размерах.

Весной 1942 г. по призыву молодых трактористок Ставрополья началось Всесоюзное социалистическое соревнование женских тракторных бригад, а летом 1942 г. по инициативе колхозников и колхозниц Новосибирской и Алма-Атинской областей развернулось Всесоюзное социалистическое соревнование за высокий урожай сельскохозяйственных культур и дальнейший подъем животноводства. В ходе социалистического соревнования возросла активность работников сельского хозяйства, повысилась производительность труда. Многие труженики колхозов и совхозов выполняли по две-три и более норм. Бригада прославленной трактористки Паши Ангелиной давала почти четыре нормы.

В 1942 г. людские и материально-технические возможности колхозно-совхозного производства еще более уменьшились. Помимо сокращения трудоспособного населения в колхозах тыловых районов резко уменьшилось поступление тракторов и другой сельскохозяйственной техники. Если в 1940 г. в МТС было завезено 18 тыс. тракторов, то в 1942 г. — лишь 400, а поставка автомашин, комбайнов, молотилок, сеялок совсем прекратилась. Если в 1941 г. в колхозах тыловых районов конными машинами и вручную было убрано 2/3 колосовых, то в 1942 г. — до 4/59.

Несмотря на это, колхозы и совхозы провели уборочные работы в более сжатые сроки, чем в 1941 г., и завершили уборку зерновых к 1 октября 1942 г. Большую помощь сельским труженикам в выполнении плановых заданий оказали коллективы фабрик и заводов. В 1942 г. на колхозных и совхозных полях работало 4 млн. горожан.

В 1942 г. в Поволжье, на Урале, в Западной Сибири, Казахстане, Средней Азии и других районах страны увеличились посевы сельскохозяйственных культур первостепенной важности, принимались меры для сохранения поголовья скота. Был взят курс на то, чтобы каждая область, край и республика обеспечивались продуктами питания за счет собственного их производства.

Роль восточных районов страны в производстве сельскохозяйственной продукции значительно возросла. Посевная площадь всех сельскохозяйственных культур в этих районах в 1942 г. увеличилась по сравнению с 1940 г. почти на 5 млн, га, а против 1941 г. — на 2,8 млн. га. Многие колхозы и совхозы Сибири, Поволжья, Дальнего Востока, Средней Азии и Казахстана засеяли сотни тысяч гектаров в Фонд обороны. В 1942 г. и в последующие годы войны сверхплановые посевы в Фонд обороны проводились повсеместно. Они дали стране дополнительно значительное количество хлеба и овощей.

Хотя последовательное проведение военно-хозяйственной программы партии в области сельского хозяйства давало свои результаты, однако производственные возможности сельского хозяйства оставались низкими. В 1942 г. валовой сбор зерновых составил 29,7 млн. т против 95,5 млн. т в 1940 г. Значительно уменьшился также сбор хлопка-сырца, сахарной свеклы, подсолнечника, картофеля. Поголовье крупного рогатого скота в 1942 г. сократилось в 2,1 раза, лошадей — в 2,6, свиней — в 4,6 раза10.

Несмотря на сокращение сельскохозяйственного производства по сравнению с довоенным уровнем, Советское государство заготовило в 1942 г. достаточное количество продовольствия для удовлетворения основных потребностей — действующей армии и населения промышленных центров. Если до войны заготовлялось до 35—40% урожая, то в 1942 г. государство получило несколько большую долю сельскохозяйственной продукции — 44% урожая зерновых. Увеличение доли заготовок произошло главным образом за счет фондов потребления колхозного населения. Если в 1940 г. на потребление колхозников выделялось 21,8% валового сбора зерна, то в 1942 г. — 17,9%.

Война отрицательно сказалась на материальном положении колхозников. В 1942 г. на трудодень было выдано лишь 800 г зерна, 220 г картофеля и 1 руб. В расчете на душу населения колхозник получил из общественного хозяйства в среднем за год 100 кг зерна, 30 кг картофеля и 129 руб. По сравнению с 1940 г. стоимостное выражение трудодня уменьшилось по крайней мере в 2 раза, но другого выхода в тяжелом 1942 году не было11.

В сложнейших условиях военного времени партия и правительство, республиканские, краевые, областные и районные партийные и советские организации уделяли постоянное внимание развитию сельского хозяйства. В утверждаемых ежегодных планах сельскохозяйственного производства предусматривались расширение посевов и повышение урожайности сельскохозяйственных культур, увеличение производства зерна и технических культур, рост поголовья скота, организация отгонного животноводства в республиках и областях с большим свободным земельным фондом.

Партия и правительство всемерно форсировали расширение старых и строительство новых заводов по производству сельскохозяйственных машин и орудий. В результате принятых мер в 1943 г. вступил в строй тракторный завод на Алтае, развернулось производство сельхозмашин на ряде крупных машиностроительных заводов страны. По заданиям ГКО и в порядке шефства промышленные предприятия увеличили производство запасных частей для ремонта сельскохозяйственной техники. Выпуск запчастей приравнивался к выпуску военной продукции.

Осенью 1942 г. посевные площади озимых культур под урожай 1943 г. были увеличены по сравнению с 1942 г. на 3,8 млн. га. В 1943 г. весенние полевые работы проходили с огромными трудностями. В колхозах и совхозах значительно возросла нагрузка на каждого трудоспособного и тягловую единицу. Из-за острого недостатка сельскохозяйственных машин пришлось еще больше, чем в истекшие военные годы, использовать на пахотных работах живую тягловую силу и даже коров. В 1943 г. в областях РСФСР живым тяглом и коровами было выполнено 71,7% весенней вспашки, а в Казахстане — 65%, что привело к затяжке сева во многих районах и отрицательно сказалось на урожайности. Даже уменьшенный план весеннего сева колхозы недовыполнили на 11%, главным образом из-за нехватки семян. Хуже, чем в 1942 г., взошли озимые. Общая посевная площадь по всем категориям хозяйств составляла 84,8 млн. га против 86,4 млн. га в 1942 г., в том числе по колхозам — 72 млн. га против 74,5 млн. га в 1942 г.12

1943 год был самым тяжелым для сельского хозяйства страны. Хотя часть временно оккупированной врагом территории была уже освобождена, но сельское хозяйство в освобожденных районах оказалось настолько разрушенным, что о каком-либо улучшении продовольственного баланса страны за счет этих районов в 1943 г. не могло быть и речи.

Летом 1943 г. большинство районов Поволжья, Южного Урала, Западного Казахстана, Северного Кавказа и Сибири постигла сильная засуха. Предстояло тщательно, без потерь, убрать урожай, а между тем в колхозах и совхозах число трудоспособных работников вновь уменьшилось и соответственно возросла трудовая нагрузка на работающих. Во исполнение постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 18 июля 1943 г. «Об уборке урожая и заготовке сельскохозяйственных продуктов в 1943 г.» в колхозы, совхозы и МТС направлялись квалифицированные рабочие для оказания помощи в ремонте сельскохозяйственной техники и развернулась мобилизация на уборку урожая неработающего трудоспособного населения. Всего по стране в помощь колхозам, совхозам и МТС было мобилизовано 2 754 тыс. человек. В 1943 г. на долю горожан приходилось 12% общего числа трудодней, выработанных в колхозах, против 4% в 1942 г. Большую помощь колхозам оказывали студенты высших учебных заведений и школьники во время летних каникул13.

Уборка урожая 1943 г. проводилась на всех посевных площадях. Однако из-за засухи и снижения уровня агротехники урожай оказался крайне низким — в целом по тыловым колхозам 3,9 ц зерна с 1 га. Неблагополучно обстояло дело и с техническими культурами. На урожайность свеклы и хлопка особенно повлияло прекращение поставок минеральных удобрений и химикатов. Так, в 1943 г. было собрано всего 726 тыс. т хлопка-сырца — почти в 2 раза меньше, чем в 1942 г. В целом по стране валовая продукция сельского хозяйства составляла всего 37% уровня 1940 г., а в тыловых районах — 63%. Валовой сбор зерновых культур в 1943 г. составил 29,6 млн. т, т.е. остался на уровне 1942 г.14

В то же время в 1943 г. было достигнуто некоторое увеличение по сравнению с 1942 г. производства подсолнечника, картофеля, молока. В этом году значительных успехов добились сельские труженики Азербайджана, Грузии, Киргизии, Бурятии. Свой вклад в решение продовольственной проблемы внесли рыболовецкие колхозы Прикаспия, Дальнего Востока, охотники Якутии.

В суровые годы войны ярко проявились преимущества колхозного строя и высокая политическая сознательность советского крестьянства. В 1943 г. колхозы, совхозы и МТС поставили государству около 44% урожая зерновых, 32% урожая картофеля и немалую долю других продуктов. Но в целом по стране объем заготовок и закупок зерна, хлопка, масличных культур, молока, яиц был на 25—50% ниже, чем в 1940 г.

Труженики сельского хозяйства проявили высокий патриотизм при сдаче сельскохозяйственной продукции государству. Несмотря на сокращение валового сбора, они сдали государству значительно большую долю урожая, чем до войны, особенно в ведущих зерновых районах. В 1943 г. хлебозаготовки по колхозам Сибири вместе с натуроплатой за работу МТС и сдачей в хлебный фонд армии составили 55,5% валового сбора зерновых (при 43,6% по стране), в то время как в 1939 г. в Западной Сибири они составляли 40,7%, в Восточной Сибири — 29,8%15.

Колхозники сознательно шли на ограничение фондов потребления, уменьшение выдачи на трудодень. В 1943 г. в среднем по стране на один трудодень приходилось 650 г зерна, 40 г картофеля и 1 р. 24 к. В расчете на душу населения колхозник получал из общественного хозяйства примерно 200 г зерна и около 100 г картофеля в день.

Рассмотрев итоги 1943 г., партия и правительство отметили, что «в трудных условиях военного времени и при неблагоприятных для некоторых областей, краев и республик метеорологических условиях колхозы и совхозы справились в 1943 г. с сельскохозяйственными работами и обеспечили без серьезных перебоев снабжение Красной Армии и населения продовольствием, а промышленность сырьем»16.

В 1944 г. партия поставила перед тружениками сельского хозяйства новые большие задачи: значительно повысить урожайность и валовой сбор сельскохозяйственных культур, увеличить поголовье скота и поднять продуктивность животноводства. Основная роль в производстве продовольствия и сельскохозяйственного сырья по-прежнему отводилась Сибири, Уралу, Поволжью, Казахстану, центру РСФСР. Много внимания уделялось восстановлению сельского хозяйства в освобожденных от врага районах.

Большое значение для мобилизации тружеников полей на всемерное повышение производительности труда имело учреждение ЦК ВКП(б) и СНК СССР почетных званий: «Лучший тракторист Советского Союза», «Лучший пахарь области», «Лучший сеяльщик района» и др.

В 1944 г. по инициативе коллектива передового колхоза «Красный путиловец» Краснохолмского района Калининской области началось Всесоюзное социалистическое соревнование за отличное проведение сева, за высокий урожай. По почину прославленной трактористки Рыбновской МТС Рязанской области комсомолки Дарьи Гармаш развернулось соревнование женских тракторных бригад за высокий урожай. В нем участвовали более 150 тыс. трактористок. По призыву ЦК ВЛКСМ в соревнование включились комсомольско-молодежные тракторные бригады. На полях колхозов и совхозов самоотверженно трудились 96 тыс. комсомольско-молодежных звеньев, объединявших более 915 тыс. юношей и девушек17. Молодежь соревновалась не только между собой, но и с мастерами социалистического земледелия.

С целью укрепления материально-технической базы сельского хозяйства 18 февраля 1944 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление «О строительстве тракторных заводов и развитии производственных мощностей по выпуску товаров для сельского хозяйства». В нем предусматривались задания по увеличению выпуска тракторов на Алтайском, Липецком, Владимирском тракторных заводах; по ускоренному вводу в строй Куйбышевского завода тракторного электрооборудования; по восстановлению Харьковского и Сталинградского тракторных заводов18. Для работы на тракторных заводах были демобилизованы из армии специалисты — инженеры и техники.

Осуществлялись меры по улучшению материального обеспечения сельского хозяйства. В 1944 г. на оснащение МТС и совхозов государство направило 7,2 млрд. руб., т.е. в 1,5 раза больше, чем в 1943 г.

На завершающем этапе Великой Отечественной войны уже пять тракторных заводов обслуживали сельское хозяйство: восстановленные Сталинградский и Харьковский, новые Алтайский, Липецкий и Владимирский тракторные заводы, а также Красноярский завод комбайнов. В 1944—1945 гг. сельское хозяйство получило около 20 тыс. тракторов (в пересчете на 15-сильные). Больше стало поступать сеялок, косилок, молотилок.

Много внимания уделялось снабжению сельского хозяйства запасными частями. В 1944 г. производство запасных частей к сельскохозяйственным машинам на предприятиях союзной и местной промышленности увеличилось по сравнению с 1943 г. в 2,5 раза и даже превысило уровень 1940 г. Промышленные предприятия помимо выполнения военных заказов не только изготовляли запасные части, но и производили капитальный ремонт сельхозтехники. В 1943—1944 гг. они отремонтировали десятки тысяч тракторов и комбайнов. Благодаря помощи коллективов фабрик и заводов основная часть парка МТС и совхозов была приведена в работоспособное состояние.

Широкий размах получило шефство промышленных предприятий над отдельными колхозами, группами колхозов и целыми сельскохозяйственными районами в Московской, Свердловской, Челябинской, Пермской, Новосибирской, Куйбышевской, Кемеровской и других промышленных областях. В Московской области МТС, колхозам и совхозам помогало 177 промышленных предприятий, в том числе такие крупные, как автозавод, карбюраторный завод, фабрика «Красное знамя» и др. Промышленные предприятия посылали в МТС, колхозы и совхозы бригады квалифицированных токарей, кузнецов, электросварщиков, техников, механиков, инженеров. При активной шефской помощи рабочего класса на селе осуществлялось строительство около 1,5 тыс. мастерских капитального и текущего ремонта, 79 ремонтных заводов, сельских электростанций.

Однако колхозы по-прежнему остро нуждались в рабочей силе, особенно во время сева и уборки урожая. На 1 января 1945 г. в колхозах страны, включая и освобожденные районы, имелось 22 млн. трудоспособных — почти на 14 млн. (или на 38%) меньше, чем в начале 1941 г. В связи с этим в периоды посевных и уборочных работ город продолжал посылать в деревню рабочих, служащих, учащихся. В 1944 г. к уборочным работам было привлечено 3,3 млн. человек, из них больше половины составляли школьники.

В результате большой организаторской работы Коммунистической партии, напряженного и самоотверженного труда сельских тружеников и помощи рабочего класса были достигнуты существенные успехи в производстве продовольствия. В 1944 г. посевные площади страны увеличились почти на 16 млн. га, валовая продукция сельского хозяйства достигла 54% довоенного уровня, заготовка зерна составила 21,5 млн. т — почти в 2 раза больше, чем в 1943 г.19

В годы войны ведущее место в производстве и поставках продовольствия и сельскохозяйственного сырья занимала Сибирь. Наряду с Сибирью и центральными районами важную роль в снабжении армии и промышленных центров продовольствием играла Казахская ССР. За четыре года войны по сравнению с таким же предвоенным периодом Казахстан дал стране в 2 раза больше хлеба, в 3 раза больше картофеля и овощей, увеличил производство мяса на 24%, шерсти на 40%. Сельское хозяйство республик Закавказья, ставшее за годы мирного строительства крупным механизированным и многоотраслевым хозяйством, снабжало страну чаем, табаком, хлопком и другими техническими культурами. Несмотря на огромные трудности, колхозы и совхозы Закавказских республик добились в годы войны роста посевных площадей под зерновыми культурами, картофелем, овощами. Они не только обеспечивали себя хлебом, но и поставляли его в значительных размерах Красной Армии, что имело важное значение для продовольственного баланса страны. Достаточно сказать, что за годы войны колхозы и совхозы Грузии сдали государству до 115 млн. пудов сельскохозяйственных продуктов и сырья. Колхозники и рабочие совхозов Армении и Азербайджана также перевыполняли планы заготовок и сдавали дополнительно в Фонд Красной Армии хлеб, скот и другую сельскохозяйственную продукцию.

В завершающий период войны прекратился спад сельскохозяйственного производства. Сельское хозяйство начало выходить из тяжелого положения, сложившегося к середине войны. За два последних военных года посевные площади всех сельскохозяйственных культур выросли со 109,7 млн. га до 113,8 млн. га и составили 75,5% довоенного уровня. Изменения посевных площадей за годы войны характеризуются следующими данными20:

 

1940 г.

1941 г.

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 г.

Вся посевная площадь, млн. га

150,6

84,7

87,5

93,9

109,7

113,8

в % ко всей площади в 1940 г.

100

56,2

58,1

62,3

72,8

75,5

Рост за год, млн. га

2,2

2,8

6,4

15,8

4,1

Расширение посевов произошло главным образом за счет освобожденных районов. В восточных районах посевные площади за это время несколько уменьшились, однако их сокращение компенсировалось ростом урожайности. В 1944 г. зерновое производство в целом увеличилось по сравнению с 1943 г. на 15%. Повышение урожайности по сравнению с 1943 г. позволило увеличить поставки зерна государству. Они возросли с 215 млн. ц в 1943 г. до 465 млн. ц в 1944 г. Заготовки сахарной свеклы возросли в 3 раза, хлопка-сырца — в 1,5 раза. Увеличение заготовок продовольствия и сырья произошло не только за счет роста валового сбора: возросла и доля отчислений колхозной продукции в пользу государства. Так, в 1944—1945 гг. колхозы сдали государству вместе с натуроплатой МТС и закупками больше половины своей продукции зерновых21.

В связи с возросшим объемом сельскохозяйственной продукции появилась возможность предоставить некоторые льготы семьям военнослужащих. Советское правительство в 1944 г. только на территории, подвергавшейся временной оккупации, полностью освободило от всех видов поставок сельскохозяйственных продуктов государству более 1 млн. хозяйств, среди них около 800 тыс. хозяйств семей воинов Красной Армии и партизан22.

В условиях войны партия и правительство осуществили широкую программу мероприятий по оказанию помощи в восстановлении и развитии сельского хозяйства в районах, освобожденных от гитлеровской оккупации.

В освобожденных районах сельское хозяйство было отброшено на десятки лет назад и пришло в состояние полного упадка. Были заброшены огромные пашни, перепутаны поля севооборотов, резко снизился удельный вес технических и овоще-бахчевых культур. В пострадавших районах гитлеровцы почти полностью разрушили научно-производственную базу сельского хозяйства, уничтожили многие научно-исследовательские институты и селекционные станции, вывезли в Германию элитные семена ценных сортов. Только колхозам фашисты нанесли материальный ущерб в 18,1 млрд. руб. (в современном масштабе цен)23.

Восстановление сельского хозяйства началось в 1942 г., сразу же после изгнания гитлеровских захватчиков из районов Московской, Ленинградской, Калининской, Тульской, Орловской и Курской областей. В 1943 г. восстановительные работы в сельском хозяйстве приняли массовый характер. В освобожденных районах возрождался колхозный строй и на его основе происходили восстановление сельского хозяйства, интенсификация земледелия, процесс расширенного воспроизводства.

С огромным энтузиазмом включилось в восстановительные работы население освобожденных сел и деревень. Местные партийные и советские органы подбирали на руководящие должности в колхозы, совхозы, МТС инициативных и талантливых организаторов, способных в труднейших условиях войны обеспечить восстановление разрушенного фашистскими захватчиками сельского хозяйства. В колхозы и совхозы возвращались спрятанные от оккупантов общественный скот, сельскохозяйственная техника и инвентарь. Развертывалось строительство домов, скотных дворов и других хозяйственных построек.

На помощь возрождаемым колхозам, совхозам, МТС пришли тыловые районы, в чем с новой силой проявилась великая нерасторжимая дружба народов многонациональной Страны Советов. Особенно большую помощь пострадавшим районам оказывали промышленные предприятия, а также совхозы и колхозы восточных районов. В порядке шефства они направляли в освобожденные районы рабочую силу, скот, сельскохозяйственные машины и запасные части к ним, различные материалы, инвентарь и т.п.

Главную помощь в восстановлении материально-технической базы сельского хозяйства, без которой нельзя обеспечить развитие сельскохозяйственного производства, оказало пострадавшим районам Советское государство. В принятом СНК СССР и ЦК ВКП(б) 21 августа 1943 г. постановлении «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации» предусматривались реэвакуация рабочего и молочного скота из восточных районов; выдача семенной ссуды и денежных кредитов; восстановление машинно-тракторной базы; направление в колхозы, совхозы, МТС в порядке перераспределения кадров механизаторов и специалистов сельского хозяйства; предоставление колхозам и населению пострадавших районов различных льгот по налогам и обязательным поставкам; обеспечение строительными материалами и т.д.24

Все эти меры по укреплению и расширению материально-технической базы сельского хозяйства в освобожденных районах, проводимые партией и правительством в плановом порядке и в крупных масштабах, обеспечили быструю организацию нарушенного войной сельскохозяйственного производства. Партийные и советские организации освобожденных районов развернули грандиозную работу по восстановлению сельскохозяйственного производства до довоенного уровня, возглавили борьбу сельских тружеников за расширение посевных площадей и повышение урожайности. Исключительно высокими темпами восстанавливались колхозы, совхозы, МТС на Украине, в Белоруссии, на Дону и Кубани, в западных областях Российской Федерации.

Капитальные вложения в сельское хозяйство в 1943 г. составили 4,7 млрд. руб., в 1944 г. возросли до 7,2 млрд. руб., а в 1945 г. достигли 9,2 млрд. руб. В освобожденные районы возвращались ранее эвакуированные тракторы и другие сельскохозяйственные машины, а также скот. В 1943 г. из тыловых районов поступило 744 тыс. голов крупного рогатого скота, 55 тыс. свиней, 818 тыс. овец и коз, 65 тыс. лошадей, 417 тыс. голов домашней птицы. Из восточных областей и республик прибывали кадры механизаторов, большое число руководящих работников и специалистов сельского хозяйства. В пострадавшие районы было направлено свыше 7,5 тыс. агрономов, механиков, инженеров и других специалистов сельского хозяйства25.

К осени 1944 г. из тыловых областей в пострадавшие районы поступило 22 тыс. тракторов, 12 тыс. плугов, 1,5 тыс. комбайнов и более 600 автомашин. Кроме того, по решению ЦК ВКП(б) и СНК СССР Наркомат обороны выделил из своих ресурсов 3 тыс. гусеничных тракторов, а Наркомат Военно-Морского Флота — 300. Сельские труженики Украины получили от братских республик 11 тыс. тракторов, свыше 7 тыс. грузовых автомашин, свыше 1 тыс. комбайнов, 311 тыс. лошадей, 284 тыс. голов крупного рогатого скота. Всего в освобожденные районы из восточных областей в 1943—1945 гг. поступило 27,6 тыс. тракторов, 2,1 тыс. комбайнов.

Благодаря героическому труду колхозного крестьянства и большой помощи со стороны Советского государства сельское хозяйство в освобожденных районах быстро восстанавливалось. Могущество колхозного строя и патриотизм советского крестьянства проявились в высоких темпах наращивания сельскохозяйственного производства. Во втором полугодии 1943 г. возрожденные совхозы и колхозы успешно провели озимый сев. Еще в 1943 г. освобожденные районы дали стране 16% довоенной сельскохозяйственной продукции, а в 1944 г. — уже более 50% общегосударственных заготовок зерна, свыше 75% сахарной свеклы, 25% скота и птицы, около 33% молочных продуктов, что явилось весьма ощутимым вкладом в продовольственный баланс страны26.

В заключительный период войны еще более возросла трудовая активность колхозников и работников совхозов, воодушевленных успехами Красной Армии и приближением победоносного окончания войны. Значительных успехов в восстановлении сельского хозяйства добились хлеборобы Украины. В 1944 г. труженики села Киевской области вышли победителями в соревновании за высокий урожай и получили первую премию Совнаркома СССР, а труженики Полтавской области — вторую. Одновременно Совнарком СССР отметил хорошую работу Днепропетровской, Каменец-Подольской и Донецкой областей. В 1945 г. валовая продукция сельского хозяйства Украинской ССР достигла 60% довоенного уровня. Украина в 1945 г. освоила 84% довоенной посевной площади зерновых культур, а площади посевов подсолнечника превысили довоенные на 28%, проса — на 22, кукурузы — на 10%27.

Высокими темпами возрождала зерновое хозяйство Кубань. Некоторые ее районы уже к весне 1944 г. превысили довоенные посевные площади по всем культурам и собрали большой урожай. К освобожденным районам Северного Кавказа, Украины, Кубани, Дона, Центральной черноземной полосы вернулось их прежнее положение основных баз зернового производства в стране.

В западных районах Украины, Белоруссии, Молдавии и Прибалтики происходил процесс глубокой перестройки сельского хозяйства: началось осуществление аграрной реформы и коллективизации сельского хозяйства, создавались новые совхозы.

В освобожденных правобережных районах Молдавии крестьянам было возвращено около 250 тыс. га пахотных земель, садов и виноградников, полученных ими от Советской власти в 1940 г. и отнятых оккупантами в 1941 г. В республиках Прибалтики восстанавливался государственный сектор в сельском хозяйстве: МТС, машинно-конные пункты, совхозы. Одновременно проводилась земельная реформа. В Эстонии, например, к концу войны более 27 тыс. безземельных и 17 тыс. малоземельных крестьян получили 415 тыс. га земли. Для помощи крестьянским хозяйствам в республике было создано 25 МТС, 387 машинопрокатных пунктов. За 1943—1945 гг. всего на освобожденной от врага территории СССР было восстановлено 3093 МТС. В освобожденные районы до конца 1945 г. было направлено свыше 26 тыс. тракторов, 40 тыс. других сельскохозяйственных машин, более 3 млн. голов скота28.

В течение первого и второго периодов войны из-за отвлечения большого количества тракторов и квалифицированных кадров происходило резкое снижение объема работ, выполненных МТС для колхозов. Механизация основных сельскохозяйственных работ в колхозах находилась на особенно низком уровне в 1943 г., когда пахота была механизирована примерно на 50%, а сев и уборка — только на 25%. Впервые за всю войну общий объем работ МТС вырос в 1944 г., причем уровень 1943 г. был превышен на 40% на сопоставимой территории. Среднегодовая выработка на 15-сильный трактор, составлявшая в 1943 г. 182 га, увеличилась в 1944 г. на 28%, а в 1945 г. — более чем в 1,5 раза.

В последние военные годы снабжение сельского хозяйства техникой улучшилось, однако недостаток тракторов ощущался еще довольно остро, и особенно в освобожденных районах. Так, в 1944 г. в Курской области во время весеннего сева использовалось 110—140 тыс. коров. Когда и коров не хватало, колхозники брались за лопаты и вспахивали землю вручную. В Смоленской области весной 1944 г. было обработано таким образом 45 тыс. га, в освобожденных районах Калининской области — более 35 тыс. га29.

Даже в 1945 г., когда сельское хозяйство получило 10,8 тыс. тракторов, уровень механизации сельскохозяйственных работ значительно отставал от довоенного, что видно из следующих данных (в % к общему объему работы в колхозах)30:

 

1940 г.

1945 г.

Пахота под зерновые культуры

69

66

Сев

зерновых культур

61

39

хлопчатника

81

71

сахарной свеклы

93

75

Уборка зерновых культур (включая кукурузу) комбайнами

47

27

В 1945 г. в сельском хозяйстве насчитывалось 491 тыс. тракторов (в пересчете на 15-сильные), 148 тыс. зерноуборочных комбайнов, 62 тыс. грузовых автомобилей, 342 тыс. тракторных плугов, 204 тыс. тракторных сеялок и много другой техники. В 1945 г. поставки тракторов увеличились с 2,5 тыс. в 1944 г. до 6,5 тыс., грузовых автомобилей — с 0,8 тыс. в 1944 г. до 9,9 тыс.31

Труднейшей проблемой для МТС и совхозов было получение горючего. В 1942 г. поступление горючего в среднем на один трактор по стране сократилось по сравнению с 1940 г. почти в 2 раза. Отпуск горючего сельскому хозяйству строго лимитировался. Коллективы МТС и совхозов с целью максимальной экономии горючего, и особенно бензина, проводили конкретные мероприятия по сокращению расходования нефтепродуктов. Значительное количество комбайнов было переведено на работу на керосине и даже без мотора с приводом от мотора трактора или с конным приводом. Широко практиковались замена нефтяных масел смазочными материалами местного производства, а также очистка отработанного автола для вторичного его использования.

В 1945 г. колхозы получили 2,5 млн. т нефтетоплива и в расчете на одну машину были в основном обеспечены горючим лучше, чем в предыдущие годы. Совхозы получили горючего в расчете на один трактор почти на довоенном уровне32.

Несмотря на тяжелые условия военного времени, производились большие работы по орошению земель и электрификации сельского хозяйства. В тыловых районах электроэнергия широко применялась для механического орошения, механизации кормоприготовления, водоснабжения, дойки коров, прессования сена, соломы и т.п. В уборочные кампании на полях страны работало несколько тысяч электромолотильных пунктов. Продолжалось внедрение электрострижки овец.

В годы войны в больших масштабах осуществлялась подготовка кадров трактористов и комбайнеров, что показывают следующие данные (тыс. человек):

 

1940 г.

1941 г.

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 г.

Трактористы

285,0

438,0

354,2

276,6

233,0

230,2

Комбайнеры

41,6

75,6

48,8

42,0

33,0

26,0

Новые кадры механизаторов МТС в основной своей массе являлись кадрами высокой квалификации, ибо они владели не только знаниями сельскохозяйственных машин и агрегатов, но и навыками ремонта сельскохозяйственной техники. Новые механизаторские кадры готовились главным образом из числа женщин-колхозниц, которые встали на место мужчин, ушедших в армию защищать Родину. Сотни тысяч женщин работали трактористами, шоферами, ремонтными рабочими МТС. Всего за годы войны было обучено свыше 2 млн. механизаторов, из них свыше 1,5 млн. женщин. Уже в 1943 г. среди трактористов МТС женщины занимали 81%, среди комбайнеров — 62, в целом среди механизаторов — 55%33.

Вся тяжесть нелегкого крестьянского труда легла на плечи женщин. Вместе с подростками — юношами допризывного возраста (преимущественно 16 лет) женщины стали главной производительной силой в колхозах, совхозах и МТС. В 1944 г. на долю женщин приходилось 80% общей численности трудоспособных колхозников34.

За годы Великой Отечественной войны повысилась не только производственная, но и руководящая роль женщин во всех звеньях колхозного производства. На организаторскую работу в сельском хозяйстве были выдвинуты тысячи женщин. В 1944 г. среди председателей колхозов женщин было 12%, бригадиров растениеводческих бригад — 41, заведующих животноводческими фермами — 50%. В колхозах Нечерноземной зоны и северных районов должности бригадиров-растениеводов, заведующих животноводческими фермами и счетоводов в основном занимали женщины. В зерновых районах Поволжья, Урала и Сибири женщины составляли больше половины всех заведующих фермами и счетоводов.

Такое активное и массовое участие женщин в общественном производстве, возможное только в социалистическом обществе, обеспечившем политическое и экономическое равенство женщин, позволило успешно преодолеть в ходе войны трудное положение с квалифицированными кадрами сельского хозяйства.

В годы войны труженики полей, отвечая на призыв Коммунистической партии: «Все — для фронта, все — для победы!», упорно добивались повышения производительности труда в сельскохозяйственном производстве на основе улучшения организации труда и использования рабочего времени. Об этом свидетельствуют данные о средней выработке трудодней одним трудоспособным колхозником35:

 

1940 г.

1941 г.

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1944 г. в % к 1940 г.

Средняя выработка одного трудоспособного

250

243

262

266

275

110,0

женщины

193

188

237

244

252

130,6

мужчины

312

323

327

338

344

110,3

Большое значение имело укрепление полеводческих бригад. Для этой формы коллективной организации труда, зародившейся в колхозах еще до войны, характерно постоянство численного (45—60 человек) и личного состава и обрабатываемых земельных участков. В военные годы получила широкое распространение звеньевая форма организации труда внутри полеводческих бригад. На ее основе в колхозах создалась реальная возможность для устранения обезлички в земледелии.

В результате решительной борьбы с уравниловкой в оплате труда колхозников повременная оплата труда сохранялась в течение войны только в экономически слабых колхозах. Многие колхозы перешли на сдельную мелкогрупповую и индивидуальную оплату труда на основе установления обязательных сезонных заданий бригадным звеньям или индивидуально каждому колхознику. Внедрение сдельщины способствовало укреплению трудовой дисциплины, уплотнению рабочего дня и повышению производительности труда. Как мощный и гибкий экономический рычаг для повышения производительности труда и воздействия на все производство колхозы использовали трудодень.

Особую роль в стимулировании роста производительности труда в сельском хозяйстве сыграло решение об увеличении на время войны обязательного минимума трудодней для трудоспособных колхозников и подростков. В 1941 г. подавляющее большинство колхозников перевыполнило обязательный минимум трудодней, установленный для трудоспособных колхозников в 1939 г. Учитывая опыт передовых колхозов и необходимость возместить убыль трудовых ресурсов, Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) в 1942 г. установили на время войны для каждого трудоспособного колхозника и колхозницы новый, повышенный минимум трудодней — до 150 трудодней в хлопковых районах и 100—120 трудодней в прочих районах, а для подростков в возрасте от 12 до 16 лет — 50 трудодней. С целью обеспечения своевременного проведения в колхозах важнейших сельскохозяйственных работ годовой минимум трудодней был разделен на три периода: весенние работы, прополка и уборка урожая.

Этот закон организационно закрепил подъем трудовой активности советского крестьянства и одновременно явился мерой борьбы с отдельными дезорганизаторами сельскохозяйственного производства. Подавляющее большинство колхозников с полным сознанием своего долга перед Родиной самоотверженно трудились во имя победы над врагом. Обязательный минимум трудодней успешно выполняли и перевыполняли не только трудоспособные колхозники и подростки, но даже престарелые люди. Поэтому образовавшийся дефицит в балансе труда покрывался в основном за счет повышения годовой выработки трудодней и в значительно меньшей мере за счет вовлечения трудовых резервов. Высокий уровень выполнения установленных норм выработки трудодней в колхозах позволил не только восполнить в значительных размерах недостаток трудовых ресурсов, вызванный призывом мужчин в армию, но и компенсировать снижение уровня механизации сельскохозяйственных работ, обусловленное переключением на нужды армии большой доли тракторного и автомобильного парка.

Выработка трудодней по СССР в среднем на одного трудоспособного колхозника возросла с 243 в 1941 г. до 275 в 1944 г. Этому росту способствовал и осуществлявшийся в годы войны принцип материальной заинтересованности. В 1942 г. дополнительная оплата труда применялась в 19,4% колхозов, в 1943 г. — в 19,8, в 1944 г. — в 28,2, в 1945 г. — в 44,1% колхозов. В результате роста производительности труда значительно увеличился выход валовой продукции на одного трудоспособного в сельском хозяйстве по сравнению с довоенным временем. Например, в 1941—1943 гг. по сравнению с 1938—1940 гг. валовая продукция на одного трудоспособного в сельском хозяйстве в Западной Сибири составила 153,5%, в Поволжье — 143,6, на Севере — 133,5, на Урале (без Башкирской АССР) — 113,4, в Нечерноземной зоне — 110,0%36.

Зерновые культуры

За годы войны серьезные изменения произошли в структуре посевных площадей зернового хозяйства СССР. По сравнению с довоенным периодом снизились посевные площади под всеми зерновыми культурами, кроме кукурузы, посевы которой в 1945 г. достигли 116% довоенного уровня. В целом посевные площади под зерновыми культурами составляли в 1945 г. 77% довоенного уровня, в том числе под озимыми — до 79% и яровыми — до 76%. Посевные площади под просом составили 99% довоенного уровня, ячменем — 92, гречихой — 90, овсом — 71, бобовыми культурами — 63%37.

Специфической особенностью зернового хозяйства военного времени явилось расширение посевов озимых, а также увеличение производства проса и бобовых культур. Прирост посевной площади озимых в основном приходился на восточные районы: Сибирь, Дальний Восток, Казахстан, Среднюю Азию, а также Нижнее Поволжье. В условиях войны увеличение площади озимых посевов по существу явилось формой мобилизации дополнительных продовольственных ресурсов. Дело в том, что несовпадение сроков посева и уборки озимых и яровых культур позволяло расширять посевы без привлечения дополнительных материальных, трудовых и тягловых ресурсов, что имело исключительно важное значение в условиях войны. Учитывая эти особенности, правительство своевременно предусмотрело значительное расширение озимого клина. Именно за счет развития посевов озимых обеспечивался в основном прирост зерновых.

Роль отдельных районов в производстве зерна в период войны существенно менялась. Основными районами производства зерна были Западная Сибирь, Урал, Казахстан и районы Центральной зоны. За годы войны значительно возросла роль среднеазиатских и закавказских республик в сельскохозяйственном производстве.

В трудных условиях военного времени республики Закавказья и Средней Азии нашли резервы для увеличения производства зерна. В октябре 1942 г. Политбюро ЦК ВКП(б) рассмотрело вопрос об экономии хлеба. Центральный Комитет партии одобрил инициативу партийных организаций Узбекистана, Азербайджана, Грузии о дополнительном увеличении посевов зерновых и полном обеспечении населения республик собственным хлебом. В 1942 г. в колхозах Средней Азии посевные площади зерновых культур возросли по сравнению с 1941 г. на 23%38.

Однако в ходе развития зернового хозяйства в Средней Азии и Закавказье имели место факты чрезмерного расширения посевов зерна в ущерб хлопководству и посевам южных технических культур. Кое-где расширение посевов зерновых на орошаемых землях шло за счет вытеснения основных, ведущих культур. Партия и правительство указали местным партийным и советским органам на необходимость решительно устранить это ненормальное явление.

В 1942 г. труженики полей собрали около 250 млн. ц зерна против 355,6 млн. ц в 1941 г. На валовом сборе зерна отрицательно сказалось резкое снижение урожайности зерновых культур. Если до войны в колхозах страны она составляла в среднем 8,6 ц с 1 га, то в 1942 г. — лишь 4,4 ц с 1 га. Столь значительный недобор зерна произошел также вследствие того, что часть посевов зерна погибла, а сотни тысяч гектаров хлеба остались неубранными. Например, в Казахстане, на Урале и в Сибири остались неубранными 617 тыс. га посевов зерновых культур39.

В 1942 г. лучших результатов в производстве зерна добились колхозы и совхозы Нечерноземного центра, Севера и Северо-Запада европейской части СССР, а также Средней Азии и Закавказья. Эти районы были лучше обеспечены трудовыми ресурсами и живым тяглом. В республиках Средней Азии и Закавказья повышение валового сбора зерновых было достигнуто за счет некоторого снижения посевов трудоемких технических культур, в первую очередь хлопка.

В ряде зерновых районов страны урожайность сельскохозяйственных культур снизилась в результате серьезных нарушений основных правил агротехники. На местах систематически недовыполнялись планы подготовки паров и вспашки зяби, вследствие чего обеспеченность весеннего сева подготовленной с осени пашней резко снизилась по сравнению с довоенными годами. Кроме того, для ускорения сроков сева нередко вступали на путь упрощения обработки почвы и заменяли вспашку поверхностным рыхлением стерни. Все это отрицательно сказывалось на развитии посевов. Экстенсивное расширение посевных площадей в колхозах тыловых районов иногда приводило к нарушению установленных севооборотов.

Отрицательно влияли на состояние агротехники неудовлетворительное обеспечение сельского хозяйства минеральными удобрениями и горючим, значительное сокращение энергетических ресурсов МТС и колхозов, а также допущенные недостатки в руководстве сельским хозяйством со стороны ряда местных сельскохозяйственных органов.

В 1943 г. зяблевая пахота была проведена на значительной площади. Такие области, как Московская, Горьковская, Ярославская, Тульская и некоторые другие, сохранили довоенный уровень обеспеченности яровых посевов зяблевой пахотой и добились повышения урожайности. Однако зерновое хозяйство в целом переживало в этом году большие трудности. В Алтайском крае, Пензенской области, Башкирской АССР и ряде других областей, краев и республик не хватало семян для весеннего сева, так как семенные фонды были засыпаны примерно на 35—38% потребности. Колхозы и совхозы были вынуждены брать семена взаймы у колхозников и хозяйств, располагавших излишками, всемерно экономить семенной материал и сокращать норму высева. На помощь колхозам и совхозам пришло государство, которое выделило государственную семенную ссуду. В тыловых районах несколько уменьшились посевные площади вследствие направления части имевшейся техники в освобожденные районы. Летом 1943 г. многие зерновые районы страны постигла сильная засуха.

ЦК ВКП(б), республиканские, краевые, областные и районные партийные и советские организации принимали все необходимые меры для обеспечения уборки всего урожая, решения проблемы кадров, организации социалистического соревнования и устранения недостатков в руководстве сельским хозяйством.

Несмотря на засуху, в 1943 г. валовой сбор зерна составил 29,6 млн. т (амбарный урожай во всех категориях хозяйств), т.е. столько же, сколько в 1942 г.40 Немалый вклад в баланс продовольственного зерна страны внесла Украина. В 1943 г. доля Украины в общесоюзном производстве зерна составила 17%, удельный вес Средней Азии, Закавказья и Казахстана повысился с 10% в 1940 г. до 19%. Если до войны республики Средней Азии и Закавказья завозили извне 2/3 потребляемого зерна, то уже в 1943 г. население этих республик было обеспечено собственным хлебом.

О заготовках зерна дают представление следующие данные41:

 

1940 г.

1941 г.

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 г.

Млн. т

36,4

24,4

12,4

12,4

21,5

20,0

В % к 1940 г.

67

34

34

59

55

В % к валовому сбору

38,1

43,3

41,9

41,9

42,0

42,3

Колхозное крестьянство, выполняя свой патриотический долг помощи фронту, сдавало государству значительно большую часть полученной продукции, чем до войны. Ярким проявлением патриотизма советского крестьянства явились массовые отчисления сельскохозяйственной продукции сверх государственных поставок в фонды обороны страны и Красной Армии. К 1943 г., когда в результате резкого сокращения объема работ МТС почти в 2 раза уменьшилась натуральная оплата колхозов, отчисления в Фонд Красной Армии и Фонд обороны страны полностью компенсировали сокращение поступлений зерна через натуроплату. В 1943 г. труженики села сдали в Фонд Красной Армии почти 113 млн. пудов зерна42.

В развитии зернового хозяйства 1943—1944 годы стали переломными. Начиная со второй половины 1943 г. в освобожденных от гитлеровской оккупации районах быстрыми темпами восстанавливалось зерновое хозяйство. В 1944 г. расширение посевных площадей всех сельскохозяйственных культур составило против 1943 г. 15,8 млн. га, в том числе под зерновыми культурами — 11,5 млн. га. В 1944 г. колхозы и совхозы не только вырастили более высокий, чем в 1943 г., урожай, но и лучше организовали его уборку: валовой сбор зерновых культур увеличился с 29,6 млн. т в 1943 г. до 48,8 млн. т в 1944 г.43

В производстве зерновых культур большое место занимало просо. В условиях военного времени такие ценные качества и особенности возделывания проса, как засухоустойчивость, возможность позднего посева, малая потребность в семенах и др., имели особенно важное значение и выгодно отличали просо от других продовольственных культур. Посевы проса увеличились в основных районах его возделывания — в Казахстане и Средней Азии.

Иное положение сложилось с кукурузой, ибо основные районы ее возделывания подвергались временной оккупации, а семена наиболее ценных сортов и видов были разграблены фашистами. В структуре посевных площадей СССР посевы кукурузы на зерно до войны составляли 2,4%, в 1941 г. их доля снизилась до 1,29%, а в 1942 г. — до 0,8%. Посевы кукурузы росли крайне медленно до освобождения Украины и Северного Кавказа, когда, несмотря на отсутствие семян и недостаточность тягловых ресурсов, колхозы значительно расширили посевные площади под кукурузой. Начиная с 1943 г. довоенный удельный вес посевных площадей под кукурузой был превышен и составил в 1943 г. 2,6%, в 1944 г. — 3,6%44.

В 1944 г. в результате роста посевов всех зерновых культур и повышения урожайности страна получила на 1,1 млрд. пудов хлеба больше, чем в 1943 г. Несмотря на разорение фашистами богатейших земледельческих районов, ослабление материально-технической базы колхозов, МТС и совхозов, уход на фронт миллионов людей и другие трудности, порожденные войной, колхозное крестьянство, рабочие МТС и совхозов смогли обеспечить армию и тыл основными видами продовольствия, а промышленность — сырьем. За 1941—1944 гг. социалистическое земледелие дало государству 4 312 млн. пудов зерна. За такой же срок в годы первой мировой войны (1914—1917) частнособственническое хозяйство царской России заготовило только 1 399 млн. пудов зерна45.

В 1945 г. сельское хозяйство страны уже давало 60% продукции довоенного урожая. Производство сельскохозяйственной продукции и урожайность зерновых культур в 1945 г. характеризуются следующими данными46:

 

1940 г.

1945 г.

Производство, млн. т

Урожайность, ц/га

Производство, млн. т

Урожайность, ц/га

Зерновые культуры

95,6

8,6

47,3

5,6

В том числе:

пшеница

31,8

10,1*

13,4

6,3*

рожь

21,1

9,1**

10,6

5,2**

кукуруза

5,2

13,8

3,1

7,3

ячмень

12,0

8,6***

6,9

6,2***

овес

16,8

8,3

9,1

6,3

гречиха

1,31

6,4

0,61

3,4

рис

0,30

17,3

0,22

12,9

* Урожайность озимой пшеницы, а яровой в 1940 г. составляла 6 ц с 1 га, в 1945 г. — 4,8 ц с 1 га.

** Рожь озимая.

*** Ячмень озимый.

Среднегодовой импорт в СССР крупы, муки и зерна из США и Канады за время войны составил (в пересчете на зерно) 0,5 млн. т, что равнялось лишь 2,8% среднегодовой заготовки зерна в СССР47. Эти цифры убедительно опровергают клеветнические утверждения некоторых печатных изданий капиталистических стран о том, что во время Отечественной войны Красная Армия якобы снабжалась главным образом за счет продовольствия, завезенного из США и Канады.

Колхозы и совхозы успешно решили проблему продовольствия и сельскохозяйственного сырья и ярко продемонстрировали преимущества крупного социалистического коллективного хозяйства, позволившего максимально мобилизовать внутренние резервы и внести важнейший вклад в экономическую победу над фашистской Германией.

Технические культуры

За годы войны значительные изменения произошли в географии размещения производства технических культур в СССР. Накануне войны основными районами возделывания технических культур являлись Украинская ССР и среднеазиатские республики, в которых сосредоточивалось 43,7% всех посевов технических культур. В первые годы войны Украина потеряла свое значение в производстве технических культур и лишь к концу войны приблизилась к довоенному уровню посевных площадей под этими культурами. В течение первого и второго периодов войны повысилась роль Центрального района и среднеазиатских республик: удельный вес их посевных площадей возрос с 28% в 1940 г. до 35,9% в 1943 г., хотя в абсолютных размерах посевы технических культур в Центральном районе снизились против довоенного уровня на 40—45%, а в среднеазиатских республиках остались почти на уровне 1940 г. Некоторое повышение удельного веса посевных площадей имело место на Урале и в Сибири, доля которых в производстве технических культур увеличилась с 9,7% в 1940 г. до 12,6% в 1943 г.

Еще в мирное время во всевозрастающих масштабах проводилась работа по рассредоточению производства технических культур и созданию в СССР второй и третьей союзных сырьевых баз. Однако к началу войны этот процесс еще не был завершен. Перед войной в восточных районах было явно недостаточно предприятий по переработке сельскохозяйственного сырья. Значительное перемещение на восток в годы войны промышленных предприятий, работавших на сельскохозяйственном сырье, потребовало организации здесь производства сырьевых культур и коренного изменения специализации многих колхозов.

Колхозы восточных районов перестраивали структуру своего хозяйства применительно к новым требованиям перерабатывающей промышленности и вводили в севооборот новые виды технических культур. В ряде районов сохранялись ранее возделывавшиеся культуры, но и в этих случаях отраслевая структура хозяйства колхозов претерпевала существенные сдвиги.

В первые годы войны валовые сборы технических культур значительно снизились и составляли в среднем 45—50% довоенного уровня, причем особенно отставало производство льна-долгунца и конопли. Даже в 1945 г. валовой сбор этих культур составлял менее половины довоенного уровня. Тенденция неуклонного роста производства технических культур, особенно сахарной свеклы и подсолнечника, ярко проявилась с 1943 г.

С захватом Украины и Центральночерноземного района немецко-фашистскими оккупантами наша страна временно потеряла основную свекловодческую базу. Поэтому во время войны в тыловых районах, главным образом в восточных, создавались крупные базы по производству сахарной свеклы. В Средней Азии свеклосеяние заняло прочное место в севооборотах наряду с хлопком. Посевы сахарной свеклы значительно увеличились в Узбекистане, Киргизии и Казахстане, где ее раньше не сеяли.

Освоение производства сахарной свеклы в новых районах было сопряжено с большими трудностями. Потребовалось заново разработать агротехнику применительно к природным и экономическим условиям этих районов. Колхозы осваивали культуру сахарной свеклы в условиях отсутствия специального инвентаря и большого недостатка тягловой силы. Посевы сахарной свеклы были рассредоточены, располагались далеко от заводов, что затрудняло доставку свеклы на приемные пункты.

Колхозы и совхозы с большим напряжением преодолевали трудности. Колхозники прошли обучение по агротехнике возделывания новой культуры. Рабочие МТС переоборудовали инвентарь. Были заготовлены местные удобрения и созданы необходимые запасы семян. Специалисты выезжали на село и оказывали необходимую помощь в проведении сева и обеспечении должного ухода за посевами.

Несмотря на некоторые успехи в развитии свеклосеяния в восточных районах, потери свеклосахарного производства не компенсировались. В 1942 г. валовые сборы сахарной свеклы составили только 12% довоенного уровня, в 1943 г. они снизились до 7%. В 1944 г. производство сахарной свеклы возросло, но составило лишь 23% уровня 1940 г. На урожайности сахарной свеклы в новых районах и областях свеклосеяния отрицательно сказались нарушения требований агрокультуры: несоблюдение севооборота, недостаточное внесение удобрений, затягивание агротехнических сроков ухода за посевами из-за нехватки рабочих рук.

Война нанесла серьезный удар по льноводству. На временно оккупированной врагом территории осталось более половины всех посевных площадей льна в стране. Потеря таких важнейших льноводческих районов, как Белоруссия, Северо-Западный район и часть Центрального, а также вновь созданных за годы Советской власти районов льноводства на Украине обострила необходимость быстрого продвижения льноводства в новые районы, особенно на восток и Европейский Север.

Война поставила перед восточными и северными районами задачу компенсировать потерю временно оккупированных льноводческих районов и удовлетворить потребности народного хозяйства в льняном сырье. Выполнить эту задачу удалось лишь частично. В 1941 г. валовой сбор волокна льна-долгунца снизился и составил лишь 38% довоенного уровня; с 1942 г. он стал расти и составил в конце года 60% довоенного уровня, но в 1943 г. опять уменьшился до 45%. Примерно на этом уровне он оставался в последующие годы войны.

За годы войны Вологодская область и Коми АССР расширили посевы льна, но в Архангельской области посевные площади под льном остались на довоенном уровне.

Значительный вклад в возмещение потерь в льноводстве могли внести Урал и Сибирь, которые располагали благоприятными природными и экономическими условиями для развития льноводства. Большие массивы земель, слабая насыщенность льном и другими техническими культурами, высокая урожайность льна и хорошее качество волокна — все это создавало предпосылки для развития в этих районах льноводства. До войны на Урале льноводство развивалось главным образом в Пермской области, которая издавна славилась высококачественным волокном. Здесь имелись и большие возможности по первичной обработке льна, но использовались они далеко не полностью из-за недостатка собственного сырья.

В первые годы войны на Урале расширились посевные площади под льном, особенно в Пермской и Свердловской областях. Но в дальнейшем эти области не достигли устойчивого прироста посевов льна. В 1943 г. здесь произошло сокращение посевов льна, в результате чего они остались на довоенном уровне. В годы войны и в Сибири льноводство не получило должного развития. Сельскохозяйственные органы не уделяли достаточного внимания производству этой культуры, несмотря на всю ее ценность.

Производство льна было плохо механизировано, хотя, как известно, это очень трудоемкая культура. Посевные площади были крайне распылены. В процессе производства допускались крупные потери, значительная часть льна оставалась невытеребленной, неразостланной, не выбранной со стелищ. Все это приводило к крайне низкой товарности льна, особенно в Кировской, Вологодской и Архангельской областях, Удмуртской и Марийской АССР, в районах Сибири. В этих районах из-за больших потерь урожая из года в год не выполнялись планы заготовок волокна.

В условиях войны большое стратегическое значение имел хлопок. Проблема хлопка была решена еще до войны. СССР благодаря успехам колхозного строительства из страны, импортирующей хлопок, превратился в страну, поставляющую его другим государствам. Средняя Азия и Закавказье стали основными базами советского хлопководства. Перед среднеазиатскими и закавказскими республиками партия поставила задачу еще больше увеличить ресурсы хлопка. Однако, как уже отмечалось, хлопководческим республикам в условиях войны было необходимо организовать производство зерна для собственных нужд и армии, а также новых для них технических культур: сахарной свеклы, клещевины и др. Потому некоторая часть орошаемых земельных массивов была выделена для размещения производства зерновых и технических культур, а задачу увеличения производства хлопка можно было решить только одним путем — за счет повышения урожайности.

Но на этом пути стояла непреодолимая в годы войны преграда — острый дефицит минеральных удобрений. В довоенные годы хлопкосеющие районы получали большое количество минеральных удобрений. С начала войны завоз минеральных удобрений резко сократился и в последующие годы находился на крайне низком уровне, так как химическая промышленность была перегружена военными заказами. Практически хлопководческие хозяйства остались без минеральных удобрений, что привело к понижению урожайности хлопка, поскольку, как известно, орошаемые земли очень бедны азотом. Хлопководы пошли по пути замены минеральных удобрений местными, и в частности навозом, но это не спасло положение. Отрицательно влияло на урожайность хлопка и ухудшение агротехники. Из-за недостатка квалифицированных поливальщиков-мирабов, призванных в армию, приходилось вместо практиковавшихся до войны бороздковых поливов широко применять сплошные поливы путем затопления.

В результате сокращения в годы войны площадей хлопчатника по сравнению с довоенным уровнем хлопководческие республики недодавали стране сотни тысяч центнеров хлопка. В целом по стране посевы хлопчатника сократились с 2,08 млн. га в 1940 г. до 1,21 млн. га в 1945 г., или на 42%.

За годы войны значительно сократилось и производство пенькового сырья. Серьезный ущерб был нанесен пеньковой промышленности. Многие заводы первичной обработки были разрушены врагом, причем потери заводов произошли главным образом в областях наибольшего товарного коноплеводства.

Уборка и обмолот конопли и до войны были недостаточно механизированы, а за годы войны количество уборочных машин еще уменьшилось. Затяжка уборки и обмолота приводила к потере значительной части урожая. К снижению урожайности и товарности конопли вела распыленность ее посевов по областям, районам и колхозам, что исключало должное обеспечение этой культуры агрообслуживанием.

Обработка тресты (получение из тресты волокна) должна была производиться пенькозаводами, на которых этот процесс был механизирован. Однако вследствие малой мощности заводы не могли полностью обработать товарный сбор тресты. Первичная обработка остального количества тресты производилась самими колхозниками вручную, что требовало значительных затрат труда. Между тем отсутствие в колхозах необходимой для этого рабочей силы приводило к большим потерям сырья.

Из-за недостаточного обеспечения пеньковым сырьем резко сократилась выработка готовой продукции. В результате неудовлетворительного состояния коноплеводства и плохой работы заводов первичной обработки выработка пеньковых изделий была ниже довоенной.

Война причинила большой ущерб производству масличных культур. На временно захваченной врагом территории находилась большая часть посевов сои, арахиса, подсолнечника, горчицы и почти все посевы клещевины. За годы войны посевные площади по всем видам масличных культур, кроме рыжика, сократились. Так, посевы подсолнечника — наиболее важной масличной культуры — в 1941 г. уменьшились по сравнению с довоенным уровнем на 25%, а в 1942 г. — на 61%. Хотя начиная с 1943 г. площади подсолнечника возрастали, но по отношению к довоенному уровню в 1943 г. составили только 76%, в 1944 г. — 81, в 1945 г. — 82%.

В 1941 — 1943 гг. посевные площади и валовые сборы подсолнечника снизились в Казахстане, Поволжье, Центральночерноземной зоне, Сибири и на Дальнем Востоке, хотя в этих районах имелись условия для расширения его посевов. Производство подсолнечника медленно восстанавливалось в освобожденных от фашистских захватчиков основных районах его возделывания. К 1943 г. валовой сбор подсолнечника на Украине составил 38% довоенного уровня, в 1944 г. — 48%. В 1944 г., когда был получен самый высокий за годы войны сбор подсолнечника, на Северном Кавказе он составил 38% довоенного уровня, а в Центральночерноземной зоне — лишь 28%. В целом по стране валовой сбор подсолнечника достиг в 1944 г. только 38% довоенного уровня.

Резко сократились посевы одной из наиболее цепных и высокомасличных культур — клещевины, которая служит сырьем для производства касторового масла и широко используется в различных отраслях промышленности и медицины. За годы войны посевная площадь под клещевиной уменьшилась более чем в 3 раза, причем сокращение посевов произошло в основных районах ее возделывания — на Северном Кавказе и Украине.

Картофель и овощи

В годы войны важное народнохозяйственное значение имело увеличение производства картофеля и овощей. Роль этих культур как крупных источников продовольственного снабжения была значительной и в мирное время, а в условиях напряженного продовольственного баланса в годы войны еще больше возросла. Картофель — второй хлеб. Не говоря уже о снабжении армии картофелем в натуральном виде из районов прифронтовой полосы, высушенный картофель поступал на фронт из глубинных тыловых районов.

Наиболее высокими темпами увеличивались посевы картофеля в районах размещения крупных промышленных центров. Перебазирование промышленных предприятий на восток, создание новых промышленных центров и узлов сопровождались продвижением посевов овощей и картофеля на Урал, в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан. В 1944 г. валовые сборы картофеля в районах Сибири, Урала и Дальнего Востока возросли по сравнению с 1940 г. в 1,3—1,7 раза. Больших успехов в картофелеводстве и овощеводстве добилась в годы войны Московская область. В целом по стране валовой сбор картофеля (амбарный урожай во всех категориях хозяйств) увеличился с 23,6 млн. т в 1942 г. до 54,8 млн. т в 1944 г. и до 58,3 млн. т в 1945 г.48

В связи с развитием производства овощей потребовалось заново создать семенную базу овощных культур в новых районах, так как созданная за предвоенные годы семенная база овощеводства в основном находилась в южных районах страны, захваченных гитлеровскими войсками. Вследствие огромных потерь в овощном семеноводстве каждая область была вынуждена обеспечивать возросшие потребности в семенах овощных культур за счет их внутриобластного производства. Эта задача в основном была выполнена.

Высокие урожаи картофеля и овощей и расширение посевных площадей под ними во многих районах позволили значительно улучшить снабжение армии и населения.

Животноводство

Гитлеровские захватчики нанесли огромный урон животноводству нашей страны. В районах РСФСР, временно оккупированных немецко-фашистскими войсками, поголовье крупного рогатого скота сократилось против довоенного уровня на 60%, овец и коз — на 70, свиней — на 90, лошадей — на 77%. В Украинской ССР поголовье крупного рогатого скота уменьшилось на 44%, овец и коз — на 74, свиней — на 89, лошадей — на 70%. В районах Белорусской ССР поголовье крупного рогатого скота сократилось на 69%, овец и козна 78, свиней — на 88, лошадей — на 61%49.

Война нанесла большой урон племенному животноводству. Значительное количество племенного скота было угнано в фашистскую Германию и уничтожено гитлеровцами во время оккупации. Сильно пострадали районы тонкорунного овцеводства, верхового коневодства, а также мясного и молочного скотоводства и свиноводства.

Благодаря усилиям тружеников села, местных партийных и советских органов из прифронтовой полосы Украины, Белоруссии, центральных и западных областей РСФСР удалось эвакуировать значительную часть поголовья крупного рогатого скота, овец, коз, свиней и лошадей. Много лошадей по пути было передано армии. Часть поголовья скота при эвакуации была сдана на мясо. Основная часть скота была размещена в Ставропольском крае, Дагестанской АССР, Сталинградской области и на Северном Кавказе. Некоторые гурты скота украинских колхозов и совхозов достигли Восточно-Казахстанской области.

Летом 1942 г. проводилась вторая эвакуация скота. Перегон скота из прифронтовых районов Северного Кавказа, Среднего и Нижнего Дона, Сталинградской и Астраханской областей производился в два этапа: первый — переправа скота через Волгу, когда вследствие систематических налетов вражеской авиации погибло много людей и животных; второй — эвакуация гуртов скота через территорию Дагестанской АССР. На этом этапе потерь скота было значительно меньше, но часть его пришлось забить на мясо.

За счет убоя скота в значительной мере снабжались войска фронтов и стратегических резервов Ставки Верховного Главнокомандования.

Партия и правительство проявляли большую заботу о сохранении молодняка. 11 марта 1942 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли специальное постановление «О мерах сохранения молодняка и увеличения поголовья скота в колхозах и совхозах». В 1942 г. в порядке контрактации у колхозников было куплено 5,4 млн. голов скота, что позволило увеличить общественное поголовье крупного рогатого скота, овец и коз в колхозах тыловых районов примерно на 10%.

Однако вследствие сокращения кормовой базы к 1 января 1943 г. поголовье крупного рогатого скота в стране уменьшилось на сопоставимой территории по сравнению с 1 января 1941 г. на 48%, в том числе коров — на 50%; овец и коз стало меньше на 33%, свиней — на 78%. Заметно снизилась и продуктивность скота. В 1942 г. на одну фуражную корову в колхозах было получено 764 л молока против 949 л в 1940 г.50

Засуха и неурожай 1943 г. отрицательно сказались на животноводстве. Наряду с недостаточной заготовкой грубых и сочных кормов резко сократилась поставка концентрированных кормов: жмыха, отрубей и других отходов. Поэтому из-за бескормицы во многих колхозах имел место падеж скота. В 1943 г. он был в 2—3 раза больше, чем накануне войны. Например, за семь месяцев 1943 г. от бескормицы и истощения только в Алтайском крае пало 52 000 лошадей, 120 160 голов крупного рогатого скота, 449 300 овец и коз, 44 860 свиней.

В результате уменьшения поголовья скота снизились заготовки основных продуктов животноводства. В 1942 г. скота и птицы (в пересчете на убойный вес) было заготовлено 780 тыс. т, или 60% уровня 1940 г., молока и молочных продуктов — 2,9 млн. т, или 45% довоенного уровня51. Резкое сокращение поголовья свиней привело к снижению удельного веса свинины в общих заготовках мяса. Колхозы из-за недостатка свинины вынуждены были сдавать на мясо крупный рогатый скот и овец. Широко практиковалась в годы войны также сдача скота за хлеб, семена и другие продукты.

Партия и правительство, местные партийные и советские органы, труженики сельского хозяйства прилагали огромные усилия для развития животноводства и повышения его продуктивности. Государство помогло колхозам и совхозам кормами. Был резко уменьшен забой скота. В больших масштабах проводились мероприятия по восстановлению животноводства в районах, подвергавшихся временной оккупации. В освобожденные районы был возвращен скот, эвакуированный в тыл. Поскольку в тыловых районах сохранилась лишь небольшая часть эвакуированного стада, подлежавшего возвращению, колхозы и совхозы выделили из своих ресурсов и в течение короткого срока перегнали в пострадавшие районы значительное количество скота.

По всей стране развернулось патриотическое движение по оказанию помощи освобожденным районам в становлении и развитии животноводства. Правительственные задания колхозам тыловых районов по возвращению эвакуированного скота были перевыполнены. Так, на 1 января 1944 г. колхозам освобожденных районов было возвращено 630,8 тыс. голов скота вместо намеченных 591,5 тыс. Кроме того, государство закупило и продало колхозам освобожденных районов 250,6 тыс. голов различного скота. В районы, пострадавшие от оккупации, для комплектования животноводческих ферм поступило 886,8 тыс. телят и ягнят вместо предусмотренных контрактацией 604 тыс., свыше 516 тыс. кур, уток, гусей, т.е. почти на 17 тыс. голов домашней птицы больше, чем было установлено правительственным заданием52.

Колхозники Азербайджана направили в Сталинградскую область около 4,5 тыс. голов скота. Грузинские колхозники передали Украине 26 тыс. голов скота. На Северный Кавказ было возвращено 35 тыс. голов скота. Всего в январе 1944 г. в пострадавшие районы было отправлено 1 720 тыс. голов скота, 253 907 свиней, овец и коз, что способствовало возрождению колхозного и совхозного животноводства в освобожденных районах. В общей сложности в освобожденные районы поступило около 3 млн. голов скота, в том числе более 1 млн. голов крупного рогатого скота53.

В результате оказанной помощи поголовье продуктивного скота в переводе на крупный рогатый скот на конец года составило (млн. голов):

 

1940 г.

1945 г.

1945 г. в % к 1940 г.

На Украине

11,1

7,4

66,6

В Белоруссии

3,0

1,5

50,0

1944 год стал переломным в развитии животноводства. Во многих районах Советского Союза увеличилось поголовье скота, что обусловило рост колхозных и совхозных животноводческих ферм. С 1944 г. начался процесс повышения удоев, увеличения настрига шерсти, сокращения падежа скота, повышения удельного веса свиноводства. Качественные показатели развития животноводства особенно улучшились в 1945 г.

В годы войны в результате возросшего внимания к мелкому животноводству птицеводство и кролиководство развились в самостоятельную отрасль сельскохозяйственного производства и внесли значительный вклад в продовольственный баланс страны.

Животноводство страны к концу войны оказалось в лучшем состоянии, чем земледелие. Если валовой сбор зерновых и многих других культур уменьшился к концу войны по сравнению с мирным временем примерно в 2 раза, то поголовье основных видов скота (за исключением свиней) сократилось не более чем на одну четверть.

Наличие скота во всех категориях хозяйств на 1 января соответствующего года было следующим (в % к 1941 г.):

 

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 г.

Крупный рогатый скот

58

52

62

81

в том числе коровы

54

50

59

77

Свиньи

30

22

20

32

Овцы и козы

48

39

37

47

В животноводстве тыловых районов во время войны не произошло резкого ухудшения, если не считать свиноводства и коневодства. Поголовье скота в тыловых районах во всех категориях хозяйств на 1 января соответствующего года составляло (в % к 1941 г.):

 

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 г.

Крупный рогатый скот

94

95

92

94

в том числе коровы

97

98

94

94

Свиньи

83

73

52

48

Овцы и козы

96

97

91

92

Лошади

86

77

64

58

В тяжелом положении оказалось коневодство. К концу 1945 г. количество лошадей в стране сократилось на 10,7 млн. голов, или на 49%, в том числе почти на 9 млн. в районах, подвергшихся фашистской оккупации.

В целом по стране поголовье скота в абсолютных цифрах в 1945 г. в сравнении с 1940 г. характеризуется следующими данными (млн. голов на конец года)54:

 

1940 г.

1945 г.

1945 г. в % к 1940 г.

Крупный рогатый скот

54,8

47,6

87

Овцы

80,0

58,5

73

Козы

11,7

11,5

98

Свиньи

27,6

10,6

38

Лошади

21,1

10,7

51

Производство основных продуктов животноводства во всех категориях хозяйств к концу 1945 г. составило55:

 

1940 г.

1945 Г.

1945 г. в % к 1940 г.

Мясо всех видов (в убойном весе), млн. т

4,7

2,6

55,3

Молоко, млн. т

33,6

26,4

78,6

Яйца, млрд. шт.

12,2

4,9

40,2

Шерсть, тыс. т

161

111

68,9

Уровень производства основных продуктов животноводства в тыловых районах был в среднем в 2 раза выше, чем в целом по СССР, а по молоку и шерсти в абсолютных размерах приближался к довоенному объему. В 1945 г. в УССР производство мяса составило 36,4% уровня 1940 г., молока — 62%, в БССР — соответственно 32,2 и 45%56.

Продуктивность скота даже в конце войны была ниже довоенной, что видно из следующих данных57:

 

1940 г.

1945 г.

Средний годовой удой молока от одной коровы, кг

в колхозах

1 017

945

в совхозах

1 803

1 424

Средний годовой настриг шерсти с одной овцы, кг

в колхозах

2,5

2,0

в совхозах

2,9

2,4

Поэтому в годы войны упор был сделан на повышение товарности общественного животноводства, что имело большое значение для создания государственного фонда животноводческой продукции.

В годы войны увеличились обязательные поставки государству продуктов животноводства. Так, в 1941—1945 гг. доля государства в заготовке мяса крупного рогатого скота возросла в среднем за год с 71,8% в 1941 г. до 80,9%, в заготовке мяса овец и коз — соответственно с 44,2 до 72,7%. В целом за военные годы за счет повышенного забоя скота государство получило в порядке обязательных поставок в среднем за год на 17,8% больше мяса крупного рогатого скота, чем перед войной, и в 2,2 раза больше мяса овец и коз58.

Первое место в заготовке мяса занимала Сибирь. В 1943 г. Новосибирская область сдала государству в 2 с лишним раза больше мяса, чем в 1940 г., Казахская ССР — почти в 3 раза. Значительно возросли поставки мяса в Грузии, Азербайджане, Киргизии. Даже в наиболее тяжелый для сельского хозяйства 1943 год колхозы и совхозы страны сдали государству по обязательным поставкам почти столько же мяса (686,3 тыс. т), сколько в 1940 г. (691,5 тыс. т). В 1944—1945 гг. поставки животноводческой продукции остались примерно на уровне 1943 г.; в первые годы войны мясопоставки в повышенных размерах выполнялись за счет забоя эвакуируемого скота, а в 1944—1945 гг. этого источника уже не было.

Динамика заготовок продуктов животноводства59:

 

1940 г.

1941 г.

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 г.

Скот и птица (в пересчете на убойный вес), млн. т

1,3

0,95

0,78

0,77

0,70

0,7

в % к 1940 г.

73

60

59

54

59

в % к валовому продукту

27,7

23,2

43,3

42,8

35,0

26,9

Молоко и молочные продукты (в пересчете на молоко), млн. т

6,5

5,3

2,9

2,4

2,7

2,9

в % к 1940 г.

81

45

37

41

44,6

в % к валовому продукту

19,3

20,8

18,1

14,5

12,2

11,0

В период войны благодаря колхозному строю было обеспечено бесперебойное снабжение фронта продуктами животноводства.

В годы войны в кормовой базе СССР произошли существенные изменения.

Во-первых, возросла роль собственной кормовой базы животноводческих хозяйств в условиях войны, когда транспорт, перегруженный военными перевозками, не мог обеспечить доставку необходимого количества кормов в животноводческие хозяйства из других районов страны. Опыт показал, что в период войны животноводство успешно развивалось там, где в хозяйствах имелась собственная кормовая база и вовремя были заготовлены корма.

Во-вторых, за годы войны в кормовом балансе снизился удельный вес концентратов, многолетних и однолетних трав и увеличилась доля сочных кормов и силоса.

Значительное ухудшение положения с концентрированными кормами объяснялось тем, что, с одной стороны, армии требовалось большое количество зернофуражных кормов для конного поголовья, а с другой — производство фуражных зерновых в период войны было вытеснено другими сельскохозяйственными культурами. Из всех тыловых районов только в Закавказье в течение всей войны имелись посевы фуражных зерновых, да в Казахстане, Восточной Сибири и на Дальнем Востоке в первые два года войны был достигнут некоторый рост посевов этих культур. Поэтому всемерная экономия концентрированных кормов, изыскание их полноценных заменителей стали важнейшей и неотложной задачей животноводов. Одним из главных направлений ее решения явилось силосование кормов.

В период войны силосование возросло в тыловых районах более чем в 2 раза. Наряду с силосными культурами, посевы которых в годы войны значительно увеличились, во многих районах для силосования стали применяться дикорастущие травы, сорняки, ботва овощей, отходы свекловичного и кукурузного производства и т.п. Дополнительным источником кормов служили сенная мука и зеленые корма, которые по питательности мало уступают зерновым. При фермах крупного рогатого скота организовывались участки для выращивания сочных кормов и зеленой подкормки для скота. Использование их в комбинировании с силосом создавало необходимые условия для воспроизводства молочного скотоводства.

В-третьих, изыскивая дополнительные кормовые ресурсы, колхозы и совхозы особое внимание уделяли более полному и эффективному использованию естественной кормовой базы — сенокосных угодий и пастбищ.

В больших масштабах проводились работы по осушению заболоченных земель, раскорчевке, расчистке, распашке кустарников и мелколесья и другие меры, направленные на улучшение использования малопродуктивных сенокосов и пастбищ. Широко практиковался двукратный покос на естественных угодьях. Эти мероприятия в отдельных областях, краях и республиках дали положительные результаты.

Большой удельный вес естественных сенокосов и пастбищ в районах черноземной полосы европейской части СССР, Урала, Сибири и Дальнего Востока благоприятствовал развитию поголовья крупного рогатого скота. Однако во многих районах эти возможности не были использованы в полной мере из-за отсутствия трудовых ресурсов. В Центральночерноземной зоне и на Дальнем Востоке поголовье скота осталось на довоенном уровне, а в Сибири и отдельных районах Урала произошло его сокращение.

Для повышения материальной заинтересованности колхозников, занятых на уборке сена, вводились индивидуальная и аккордная формы сдельной оплаты и натуральное поощрение. Во многих колхозах за полеводческими бригадами закреплялись определенные участки сенокосов и пастбищ, что способствовало улучшению ухода за естественными пастбищами и повышало их продуктивность.

В годы войны возросло значение естественных выпасов. В районах, где естественных выпасов было мало, принимались меры для эффективного использования загонной пастьбы скота и повышения продуктивности выпасов. Широко практиковалась ночная пастьба скота. В слабо обеспеченных водой районах Армении и Казахстана велись работы по обводнению сельскохозяйственных угодий.

Большое народнохозяйственное значение получила отгонная пастьба скота. Развитие отгонного животноводства позволяло в значительной мере компенсировать вызванное войной уменьшение возделываемых кормов. Кроме того, отгонные операции сокращали потребность в рабочей силе и затраты на животноводческие постройки для стационарного содержания скота. Преимущество отгонного животноводства по сравнению со стационарным состоит в том, что количество скота, оставляемого на зиму, не лимитируется запасами заготавливаемых кормов и может быть увеличено за счет кормовых ресурсов выпасов, используемых правильно по зонам. Отгонное животноводство в годы войны развивалось в Казахской, Киргизской, Туркменской, Узбекской, Таджикской, Азербайджанской союзных республиках, в Дагестанской и Северо-Осетинской автономных республиках, в Астраханской и Грозненской областях, в Ставропольском, Красноярском, Алтайском краях и других степных районах Юго-Востока и Сибири. Все эти районы располагали большими ресурсами естественных выпасов.

Советские животноводы, упорно работая над созданием кормовых баз животноводческих хозяйств, из года в год добивались увеличения поголовья скота.

Совхозы

Война нанесла большой ущерб хозяйству совхозов. На временно захваченной врагом территории осталось 1876 совхозов из 4159 имевшихся накануне войны, или почти половина всех совхозов СССР. Совхозы за время оккупации были разорены и разграблены. Фашистские захватчики вывезли и уничтожили при отступлении тракторный парк, комбайны и другие сельскохозяйственные машины. Совхозы почти полностью лишились живого тягла. Понесло большой урон и совхозное животноводство.

В связи с захватом врагом значительной части совхозов потребовались огромные усилия для расширения пахотных и посевных площадей в совхозах тыловых районов.

Наркомат совхозов СССР уже в конце 1941 г. наметил дополнительно ввести в оборот в совхозах тыловых районов около 500 тыс. га земель. В сентябре 1942 г. правительство приняло решение расширить посевы зерновых культур в совхозах Западной Сибири, Северного Казахстана, Южного Урала60.

В результате огромных усилий работников совхозов, местных партийных и советских органов посевные площади озимых под урожай 1942 г. в совхозах Урала и Западной Сибири увеличились почти на 20%, а в совхозах Средней Азии и Казахстана — более чем на 40%. Совхозы и колхозы Казахстана в 1942 г. освоили 447 тыс. га целинных и залежных земель, а в 1943 г. — еще 443 тыс. га. Расширение посевных площадей в совхозах восточных районов позволило значительно поднять объемы их производственной деятельности. Однако в ряде совхозов из-за нехватки сельскохозяйственной техники и трудовых ресурсов новые земли осваивались медленно.

В первые годы войны заметно снизился уровень агротехники и удлинились сроки проведения полевых работ, вследствие чего урожаи зерна были низкими. Например, в 1942 г. они составляли лишь 4,5 ц с 1 га, а в 1943 г. из-за засухи уменьшились до 3,8 ц с 1 га. На качественные показатели совхозного производства отрицательно влияло снижение механизации полеводческих работ. Количество тракторов уменьшилось наполовину, а комбайнов — на одну треть. Вследствие этого в 1942 г. во многих совхозах конными машинами было скошено до 40% уборочных площадей зерновых культур. Выработка комбайнов снизилась в 1,8 раза (с 237 га на один комбайн в 1940 г. до 136 га в 1943—1944 гг.), тракторов — в 1,5 раза (с 322 до 208 га).

Хотя поставки сельскохозяйственной техники совхозам возобновились в 1943—1944 гг., однако в конце 1944 г. количество тракторов в совхозах достигло лишь 54% уровня 1940 г., а комбайнов — около 70% довоенного уровня. Несмотря на это, с 1944 г. начался некоторый подъем производства. Совхозы провели более организованно и качественно посевную кампанию, успешно справились с уборкой урожая. Во многих совхозах благодаря лучшему использованию тракторного парка сев был проведен в более сжатые сроки — за 15—20 дней. В 1944 г. урожайность зерновых культур в совхозах в целом увеличилась до 7 ц с 1 га.

Некоторые совхозы в сложнейших условиях войны сумели не только сохранить довоенные показатели урожайности всех культур и продуктивности животноводства, но и превзойти их, успешно выполняя напряженные планы сдачи государству сельскохозяйственной продукции.

В 1944 г. широко развернулось восстановление совхозов в освобожденных районах. Благодаря огромной помощи государства быстро возрождалась материально-производственная база совхозов. Уже в 1944—1945 гг. основная часть совхозов страны была восстановлена. Совхозы получили немало новых тракторов, комбайнов и других сельскохозяйственных машин.

1944 год совхозы закончили с некоторым перевыполнением планов сдачи государству хлеба, картофеля, овощей и животноводческой продукции, несмотря на то что эти планы были очень напряженными. В 1943—1944 гг. совхозы страны сдали государству более 60% валового сбора зерна.

В годы войны в совхозах значительное развитие получило картофелеводство и овощеводство. К производству картофеля и овощей помимо специализированных овощеводческих хозяйств были привлечены также зерновые и животноводческие совхозы. Они сдавали картофель государству, а также снабжали им своих рабочих и служащих. Посевные площади под картофелем и овощами наиболее значительно выросли в совхозах восточных областей и нечерноземной зоны. Производство картофеля и овощей в совхозах восточных районов стало крупной товарной отраслью. В 1944 г. совхозы перевыполнили план поставки государству картофеля и овощей.

Совхозы выращивали также технические культуры: хлопок, сахарную свеклу, подсолнечник. Однако производство хлопка резко сократилось по сравнению с довоенным периодом, так как в хлопковых совхозах, расположенных преимущественно в Средней Азии, посевы хлопка вытеснялись зерновыми культурами для удовлетворения населения республик собственным хлебом. Размеры хлопка, сдаваемого совхозами государству, уменьшились по сравнению с довоенным периодом более чем на одну треть.

Совхозному животноводству был нанесен большой урон. Поголовье скота в совхозах областей, пострадавших от оккупации, было уничтожено почти полностью. Скот, эвакуированный в тыловые районы, сильно пострадал при больших перегонах. Кроме того, в первые годы войны в совхозах происходил повышенный забой скота, вызванный необходимостью обеспечить мясными продуктами армию и население.

Проблему обеспечения скота кормами совхозы, так же как и колхозы, решали путем замены концентрированных кормов грубыми и сочными. Широко применялся силос в качестве заменителя концентрированных кормов. Для заготовки грубых и сочных кормов были мобилизованы все трудовые и энергетические ресурсы, что позволило совхозам успешно проводить заготовку силоса и кормов.

Совхозы много внимания уделяли организованному содержанию скота в зимний период, что создало благоприятные условия для подъема животноводства. С 1944 г. в животноводстве совхозов начался процесс расширенного воспроизводства и повышения продуктивности крупного рогатого скота. Этот процесс в более широких масштабах и интенсивно продолжался в 1945 г.

В годы войны совхозы формировались как многоотраслевые хозяйства. В совхозах получили развитие такие новые для них товарные отрасли, как овощеводство, птицеводство, пчеловодство и садоводство. Это, с одной стороны, повысило рентабельность совхозов, а с другой — создавало источник для получения дополнительного количества продовольствия: мяса птицы, картофеля, овощей, фруктов, ягод, меда.

Государство оказывало совхозам большую помощь путем поставки сельскохозяйственной техники, выделения ассигнований на укрепление материальной базы, подготовку кадров и т.п., что благотворно сказалось на качественных показателях развития совхозного земледелия и животноводства.

Важным фактором повышения производственной активности работников совхозов явилось развернувшееся в годы Отечественной войны Всесоюзное социалистическое соревнование за лучшие производственные показатели. Коллективы многих совхозов удостоились переходящего Красного знамени ГКО, ВЦСПС, Наркомата совхозов СССР и получили премии. В ходе соревнования росло количество передовых совхозов. Если в 1942 г. только 14 совхозов перевыполнили государственный план, то в 1943 г. их число увеличилось до 65, а в 1944 г. — до 186.

На основе социалистического соревнования в совхозах из года в год улучшалась организация труда, что явилось одним из решающих факторов подъема совхозного производства. Основной производственной единицей в совхозах была постоянная бригада. Основными были полеводческие, тракторные, животноводческие бригады, подсобными — огородные, садоводческие, ремонтно-строительные и др.

Совершенствовалась система денежной оплаты труда и премий-надбавок за перевыполнение норм выработки. Денежные премии дополнялись натуральным премированием, которое до войны распространялось только на комбайнеров. По решению правительства в 1942 г. натуральная форма премирования за выполнение и перевыполнение производственных планов и норм выработки в совхозах была распространена не только на комбайнеров, но и на трактористов, бригадиров тракторных бригад, а также на привлекаемое к полевым работам население.

В условиях войны натуральное премирование как вид материального поощрения передовиков производства осуществлялось в самых разнообразных формах и явилось большим материальным стимулом для развития социалистического соревнования и роста производительности труда в совхозах. Так, например, трактористам совхозов выдавались премии зерном — по 1,5 кг за выполнение дневной нормы выработки; доярки получали 1/5 л молока, надоенного сверх плана. Совхозы выплачивали населению, привлекаемому к уборочным работам, помимо денег натуральную плату в размере 1,5 кг зерна за выполнение дневной нормы выработки. Кроме того, совхозы продавали по твердым государственным ценам рабочим и специалистам часть сверхпланового урожая.

Большое значение придавалось развитию подсобного хозяйства работников совхозов. Хотя установленные в 1938—1940 гг. размеры подсобных хозяйств не были увеличены, но площади, используемые под индивидуальные и коллективные огороды, значительно расширились. Так, если в 1941 г. рабочие и служащие совхозов центральных районов РСФСР использовали под огороды 16,4 тыс. га, то в 1945 г. — уже 24,6 тыс. га.

Вследствие острой нехватки кадров и техники качественные показатели развития земледелия и животноводства совхозов не достигали к концу войны довоенного уровня. По сравнению с довоенным периодом посевные площади сократились на 43%, поголовье крупного рогатого скота — на 38, свиней — на 74%. Поставки государству зерна уменьшились на 47,7%, хлопка — на 60,4, мяса — на 82, молока — на 67,9%. Производительность труда в совхозах была в 2—2,5 раза ниже довоенной. Так, производство валовой продукции зерна на одного среднегодового рабочего в 1940 г. составило 78,5 ц, в 1942 г. — 34,2, в 1943 г. — 19,3, в 1945 г. — 33,7 ц. За годы войны себестоимость продукции в совхозах выросла в 1,5—2 раза.

В годы войны совхозы переживали и преодолевали те же трудности, что и колхозы: нехватку квалифицированных механизаторских кадров в связи с военной мобилизацией, дефицит энергетических и транспортных средств, горючего, минеральных удобрений, кормов, особенно зерновых концентратов, и т.д. Однако совхозы, так же как и колхозы, с честью выдержали суровые испытания войны и снабжали продовольствием армию и население, поставляли сельскохозяйственное сырье промышленности.

Большую работу провели совхозы по подготовке кадров механизаторов. Эта проблема в основном была решена за счет обучения молодежи и привлечения женщин к выполнению всех «мужских» работ. В совхозах, как и в колхозном производстве, в годы войны преобладал женский труд.

Так, уже в 1942 г. женщины составляли 33,9% общего числа трактористов совхозов, 28,6% комбайнеров, 31,1% шоферов. Женщины играли видную роль в совхозном производстве и как специалисты — агрономы, зоотехники, ветеринарные врачи.

Очень сложной была проблема энергетики. Компенсировать механическую силу, отвлеченную из сельского хозяйства, живым тяглом не представлялось возможным, так как значительное количество лошадей было передано в армию. Хотя на полевых работах широко использовались волы и частично коровы, все же основные работы в совхозах выполнялись по-прежнему на механической тяге. Поэтому в условиях войны важнейшее значение приобрели вопросы обеспечения нормальной работы машинно-тракторного парка, своевременного проведения ремонта сельскохозяйственных машин, наиболее рационального использования мощностей и вовлечения в хозяйственный оборот энергетических ресурсов. В совхозных мастерских было организовано изготовление простейших запасных частей и реставрация вышедших из строя деталей.

Преодоление совхозами огромных трудностей военного времени является ярким свидетельством их огромной жизненной силы и неиссякаемых возможностей как предприятий последовательно социалистического типа, высокого уровня организаторской работы партийных и советских органов по хозяйственному укреплению совхозов и огромного трудового энтузиазма рабочих и специалистов совхозов.

Подсобные хозяйства и огородничество

В годы войны широкое развитие получили сельскохозяйственные базы при промышленных предприятиях. 7 апреля 1942 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) специальным постановлением предусмотрели выделение земель для подсобных хозяйств предприятий и огородов рабочих и служащих61. Для подсобных хозяйств отводились пустующие земельные участки в городах и поселках, а также свободные земли государственного фонда, расположенные вокруг городов, населенных пунктов, и неиспользуемые земли колхозов и совхозов.

Уже весной 1942 г., по данным 28 промышленных наркоматов, подсобные хозяйства засевали 818 тыс. га земли. В 1943 г. посевные площади подсобных хозяйств составляли 3 104 тыс. га. В последующие годы войны подсобные хозяйства при промышленных предприятиях развивались быстрыми темпами, имели большое значение в продовольственном снабжении рабочих и служащих.

Небольшие подсобные хозяйства создавались при сельпо, рабочих кооперативах, райпотребсоюзах, отдельных столовых и чайных. К концу войны насчитывалось более 15 тыс. таких хозяйств, имевших почти 164 тыс. га посевной площади. Они выращивали картофель, овощи, производили молоко, мясо, птицу, яйца.

Подсобные хозяйства организовывались при санаториях, домах отдыха, больницах, домах инвалидов и престарелых, детских учреждениях и школах. По решению правительства лечебные учреждения, детские дома и ясли, дома инвалидов полностью использовали продукцию своих подсобных хозяйств.

В годы войны партия и правительство всемерно поощряли развитие коллективного и индивидуального огородничества как дополнительный источник продовольственного снабжения рабочих и служащих.

Земли под огороды рабочих и служащих выделялись по решению Совнаркома СССР из свободных земель близлежащих совхозов и колхозов, полос отчуждения шоссейных и железных дорог, а также из земель подсобных хозяйств предприятий и учреждений в городской черте, вблизи городов и рабочих поселков. При распределении земельных участков преимущества имели семьи военнослужащих и инвалидов Отечественной войны. Лицам этих категорий выделялись лучшие земельные участки, расположенные недалеко от места их жительства; в первую очередь выдавались семенные материалы, а нетрудоспособным государство оказывало помощь в обработке огородов и доставке урожая на дом.

Коллективным и индивидуальным огородничеством руководили профсоюзы. Большую работу по организации индивидуального и коллективного огородничества рабочих и служащих провели многие исполкомы Советов депутатов трудящихся. Необходимую помощь огородничеству оказывали торговые организации. Они продавали минеральные удобрения, лопаты, грабли, тяпки, лейки, ведра и другой инвентарь.

Особое значение огородничество имело в осажденном Ленинграде, где посевы огородных культур занимали до 10 тыс. га. Все удобные земли под городом были использованы. В городе под грядки раскопали скверы и газоны. Огороды были даже на Марсовом поле и в Летнем саду. В 1943 г. индивидуальным и коллективным огородничеством было охвачено 443 тыс. ленинградцев. Практически почти каждая семья обрабатывала свой участок земли или принимала участие в обработке коллективных огородов62.

Развитие огородничества среди рабочих и служащих сыграло важную роль в продовольственном снабжении населения освобожденных районов, В 1944 г. на предприятиях черной металлургии южных районов свыше 90% всех рабочих и служащих занимались огородничеством.

Количество рабочих и служащих, занимающихся огородничеством, из года в год возрастало. Если в 1942 г. число людей, занимавшихся огородничеством, составляло 5 млн. человек, то в 1944 г. — 16,5 млн., в 1945 г. — 18,6 млн. человек. Посевные площади под огородами расширились с 500 тыс. га в 1942 г. до 1 415 млн. га в 1944 г. и до 1 626 тыс. га в 1945 г. В 1942 г. трудящиеся получили от своих огородов почти 2 млн. т картофеля и овощей, а в 1944 г. — 9,8 млн. т. В 1945 г. рабочие и служащие со своих огородов собрали около 600 млн. пудов картофеля, овощей, зерновых и бобовых культур63. Такое резкое увеличение сборов было достигнуто не только в результате расширения посевных площадей, но и за счет лучшей организации дела, повышения урожайности.

Картофель и овощи, полученные рабочими и служащими с коллективных и индивидуальных огородов, занимали значительный удельный вес в общесоюзном производстве. В 1942 г. доля этого картофеля составила 7,2%, а в 1944 г. возросла до 12,8%. В среднем каждая семья, имевшая огород, получила в 1945 г. такое количество картофеля и овощей, которое в основном обеспечило ее до урожая будущего года.

Подсобные хозяйства, коллективные и индивидуальные огороды значительно повысили уровень обеспечения населения картофелем и овощами. В 1942 г. на душу городского населения (включая и не занимавшихся огородничеством) было произведено 77 кг картофеля, овощных и бахчевых культур, в 1943 г. — 112 кг, в 1944 г. — 147 кг. На территории, не затронутой военными действиями, потребление этих продуктов увеличилось за два года в 1,9 раза, причем в 1,7 раза за счет продукции подсобных хозяйств и в 2,1 раза за счет огородничества городского населения64.

Освоение большого массива земельной площади под огородами и получение значительного количества продукции оказали большое влияние на снижение цен на картофель и овощи на местных рынках, что явилось большим подспорьем в обеспечении населения тыловых районов продовольствием.

Анализ данных о состоянии сельского хозяйства в годы Великой Отечественной войны позволяет сделать ряд выводов.

Во-первых, война создала огромные трудности для сельского хозяйства. С одной стороны, в годы войны значительно возросла потребность в сельскохозяйственной продукции, а с другой — резко сузилась база сельского хозяйства и его производственные возможности. Вследствие отвлечения из сельского хозяйства большого количества рабочей силы, живого тягла, средств производства, особенно тракторов, и временного выпадения из сельскохозяйственного оборота важнейших сельскохозяйственных районов Украины, Кубани, Дона, европейской части РСФСР, Белоруссии, Прибалтики значительно сократились масштабы и снизились темпы воспроизводства, что вызвало значительное сокращение по сравнению с довоенным уровнем производства сельскохозяйственной продукции. Кроме того, в результате крайне ограниченного количества трудовых ресурсов, отвлечения техники и горючего на военные нужды, недостаточного снабжения минеральными удобрениями и т.д. понизилась культура земледелия и животноводства, что привело к снижению урожайности в земледелии и продуктивности в животноводстве.

Война причинила сельскому хозяйству больший урон, чем другим отраслям общественного производства. За годы войны объем валовой продукции сельского хозяйства снизился до 60% довоенного уровня, т.е. в 3,4 раза больше, чем уменьшился объем валовой продукции промышленности, и на 66,7% больше, чем сократился грузооборот транспорта65.

Однако колхозы и совхозы тыловых районов страны и во время войны продолжали вести хозяйство по принципу расширенного социалистического воспроизводства. Большое количество передовых колхозов и совхозов добилось значительного развития общественного хозяйства и социалистической собственности. На этой основе росла товарность социалистического сельского хозяйства. Многие передовые колхозы и совхозы в годы войны сдавали государству в 2—3 раза больше сельскохозяйственной продукции, чем до войны.

В целом по стране процесс расширенного воспроизводства в сельском хозяйстве начался в 1944 г. и сопровождался повышением качественных показателей: ростом урожайности, удоев, настрига шерсти и т.п. Подъем сельского хозяйства был обусловлен улучшением военно-стратегического положения страны. Государство получило возможность выделить средства для укрепления материально-производственной базы колхозов и совхозов.

Во многих колхозах и совхозах происходил процесс интенсификации земледелия и животноводства, характерной особенностью которого являлось расширенное воспроизводство в ряде важнейших отраслей сельского хозяйства. Он нашел выражение в развитии картофельного и овощного хозяйства, в росте посевов зерновых, расширении озимого клина, посевов технических культур — сахарной свеклы, масличных, каучуконосов, развитии племенного животноводства и увеличении удельного веса в нем крупного рогатого скота и свиней.

Однако расширенное воспроизводство в тыловых районах не могло компенсировать огромные разрушения производительных сил в сельском хозяйстве, нанесенные фашистской оккупацией. Хотя в 1945 г. была полностью восстановлена довоенная сеть машинно-тракторных станций, но техники в колхозном производстве все еще было мало. В 1945 г. тракторный парк МТС составил ¾, комбайновый — 4/5, парк грузовых автомашин — ¼ довоенного количества. Вследствие этого к концу войны в целом по СССР не были достигнуты довоенные размеры производства сельскохозяйственной продукции. На восстановление сельского хозяйства потребовался не один год мирного послевоенного труда.

Во-вторых, в целом по стране война не внесла значительных изменений в структуру земледелия по сравнению с довоенным периодом. В структуре посевных площадей произошло некоторое повышение удельного веса зерновых культур за счет снижения доли кормовых и небольшого сокращения удельного веса технических культур. Но по отдельным экономическим районам и областям изменения в структуре земледелия отличались большим многообразием. Существенные различия имелись в тыловых и освобожденных районах.

Основную роль в обеспечении потребностей армии и тыла в продовольствии, промышленности в сырье сыграли восточные районы. В 1945 г. они дали стране около 50% зерна и картофеля, 33% льна-долгунца, 20% сахарной свеклы и 100% хлопка-сырца. К концу войны в восточных районах находилось 57% общего поголовья крупного рогатого скота, около 70% овец и коз.

К 1945 г. в районах Средней Азии значительно увеличился удельный вес производства зерна, на Урале — продукции животноводства и картофеля. На востоке страны возросло производство овощей и картофеля, что было связано с развитием подсобных хозяйств промышленных предприятий и огородничества среди рабочих и служащих.

Важную роль в обеспечении армии и тыла продовольствием и промышленности сельскохозяйственным сырьем сыграли освобожденные от оккупации районы Украины, Северного Кавказа и РСФСР.

В-третьих, сельское хозяйство СССР смогло преодолеть трудности военного времени в силу преимуществ социалистической плановой системы хозяйства. К началу войны советская система хозяйства имела четкий, слаженный аппарат и многолетний опыт экономического регулирования сельскохозяйственного производства.

В годы войны развитие сельского хозяйства определялось народнохозяйственными планами. Планирование исходило из задачи обеспечения такого уровня сельскохозяйственного производства, который дал бы возможность, несмотря на отвлечение ресурсов и временную потерю большого количества посевных площадей, бесперебойно снабжать армию и население продовольствием, промышленность сырьем.

Единство народнохозяйственного плана для отдельных сельскохозяйственных предприятий, государственное планирование сверху донизу в сочетании с крупным коллективным хозяйством колхозов и совхозов обусловили исключительную маневренность при переключении сельскохозяйственного производства на выполнение новых производственных задач, выдвинутых войной.

В годы войны в сельском хозяйстве СССР в силу плановой системы социалистического производства правильно использовались трудовые ресурсы, в широких масштабах осуществлялась социалистическая кооперация и разделение труда. При значительно большем отвлечении, чем в первую мировую войну, трудоспособного населения из сельского хозяйства социалистическое сельское хозяйство в годы Великой Отечественной войны не только не пришло в упадок, как это случилось с единоличным сельским хозяйством царской России, но продолжало из года в год развиваться и давать все больше продукции.

В годы войны партия и правительство провели крупные мероприятия по дальнейшему колхозному строительству и организационно-хозяйственному укреплению колхозов с целью преодоления трудностей в выполнении поставленных перед сельским хозяйством задач. Достигнутое в результате этого экономическое укрепление колхозного строя проявилось в росте неделимых фондов и увеличении денежных доходов колхозов. Если в первые два года войны неделимые фонды колхозов сократились по сравнению с довоенным уровнем, то в последующие годы они превысили довоенный уровень и в 1945 г. составили 131% уровня 1940 г. Хотя в 1941—1942 гг. общая сумма доходов колхозов понизилась, но с 1943 г. она стала возрастать и в 1945 г. достигла почти довоенных размеров — 2,06 млрд. руб. в 1945 г. против 2,07 млрд. руб. в 1940 г. (в современном масштабе цен).

В-четвертых, трудности технико-экономических условий сельскохозяйственного производства в военное время преодолевались при всемерной помощи и поддержке рабочего класса. За годы войны еще более укрепился союз рабочего класса и колхозного крестьянства. Отношения сотрудничества и поддержки между этими классами проявились в регулярной помощи коллективов заводов и фабрик сельским труженикам в проведении посевных, уборочных и ремонтно-строительных работ, в шефстве над колхозами и совхозами. Благодаря этому союзу труженики сельского хозяйства полностью выполнили свои обязанности перед страной и тем самым способствовали достижению победы над врагом.

В-пятых, колхозный строй, созданный на основе ленинского учения о коллективизации сельского хозяйства, окрепший под мудрым руководством Коммунистической партии, стал одной из незыблемых опор Советского государства в его борьбе против гитлеровских захватчиков, показал свою силу и жизнеспособность. Он оказался не только лучшей формой организации сельского хозяйства в мирных условиях, но и лучшей формой мобилизации его сил и возможностей в условиях войны. Колхозный строй выдержал суровое испытание войной, на деле доказал свое неоспоримое превосходство перед мелким, раздробленным сельским хозяйством.

Великая Отечественная война развеяла «теорию» фашистов, согласно которой крестьяне, как прирожденные мелкие собственники, при первом же испытании откажутся от колхозного строя и не станут защищать социалистическое общество. Советское крестьянство, воспитанное Коммунистической партией, осознавшее за годы мирного строительства все преимущества социалистической формы хозяйства, проявило во время войны небывалое в истории деревни высокое понимание общенародных интересов, а колхозная форма хозяйства обеспечила выполнение тех трудных задач, которые поставила война перед социалистическим сельским хозяйством. Трудовой энтузиазм колхозников и работников совхозов помог восполнить недостаток в трудовых ресурсах, который остро испытывало сельское хозяйство.

В-шестых, враг, разорив и уничтожив на временно оккупированной советской территории колхозы, совхозы и МТС, рассчитывал уморить с голоду советский народ. В том, что эти расчеты рухнули как карточный домик, — огромная заслуга колхозников и колхозниц, работников совхозов, партийных и советских организаций на селе, которые в тяжелых условиях войны, при острой нехватке рабочих рук, тракторов, сельскохозяйственных машин развернули гигантскую работу по восстановлению сельского хозяйства. В этой колоссальной работе огромную помощь сельским труженикам оказали рабочий класс, все трудящиеся тыловых районов. Еще до окончания войны в пострадавших районах было восстановлено 85 тыс. колхозов, все совхозы и МТС.

Успехи социалистического сельского хозяйства в производстве зерна, технических культур, картофеля, овощей, продуктов животноводства и садоводства сыграли решающую роль в обеспечении Красной Армии и населения продовольствием, промышленности сельскохозяйственным сырьем. В годы Отечественной войны Советский Союз решил продовольственно-сырьевую проблему за счет собственных, внутренних ресурсов, ибо продовольствие, поступавшее в страну из США, Канады и Англии, составляло лишь незначительную часть того, что давало фронту и тылу социалистическое сельское хозяйство.

По мере успешного развертывания военных действий и продвижения вперед Красной Армии возникла необходимость оказывать продовольственную помощь населению стран, освобожденных от фашистского ига. Эта помощь была оказана, в чем еще раз проявился великий гуманизм советского социалистического строя.

Война явилась суровой проверкой силы и жизненности аграрного строя первого в мире социалистического государства, но совхозы и колхозы выдержали ее с честью. В этом сказались:

великие преимущества совхозно-колхозного строя, являющегося прочной и надежной основой для непрерывного роста сельскохозяйственного производства как в мирное время, так и в годы войны;

величайший патриотизм, самоотверженность, высокая трудовая активность тружеников сельского хозяйства: миллионы колхозников и колхозниц, работников МТС и совхозов участвовали во Всесоюзном социалистическом соревновании за повышение производительности труда, за высокое качество и своевременное проведение всех сельскохозяйственных работ, за высокий урожай и выполнение в установленные сроки всех обязательств перед государством;

титаническая организаторская работа Коммунистической партии и Советского правительства, местных партийных и советских органов, успешно решивших грандиозные и сложные задачи, поставленные перед сельским хозяйством в военные годы.

Труженики колхозов и совхозов и сельская интеллигенция представляли собой борющийся народ. Помимо снабжения Красной Армии продовольствием, передачи государству своих сбережений на военную технику они поддерживали боевой дух советских воинов, их волю к победе и помогли Красной Армии разгромить фашистских захватчиков.