• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

Энергетика и топливная промышленность

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 

В годы войны энергетика сыграла исключительную роль в становлении и развитии военной экономики.

Потребность в электроэнергии значительно возросла по сравнению с довоенным уровнем в связи с высокими темпами развития промышленности и резким ростом электроемких производств. Удельный вес электроемкой продукции повысился за счет расширения выпуска стали в электропечах, увеличения таких технологических процессов, как термическая обработка и электросварка металла. Кроме того, большой рост потребления электроэнергии был вызван интенсивным строительством новых предприятий в восточных районах, где потребность в электроэнергии далеко не покрывалась имеющимися мощностями.

Страна испытывала огромные трудности в обеспечении электроэнергией всех отраслей народного хозяйства, включая и военную промышленность.

Эвакуированные на восток и вновь построенные предприятия требовали огромного количества электроэнергии. В свою очередь предприятия, действовавшие в восточных районах и до войны, значительно повысили потребление электроэнергии вследствие увеличения времени работы оборудования в течение суток. Поэтому перед энергетикой прежде всего встала задача обеспечить в кратчайший срок ввод в действие эвакуированного энергетического оборудования и добиться максимального расширения энергетических мощностей на востоке страны.

Самым трудным периодом в электроснабжении народного хозяйства были последние месяцы 1941 г. и особенно 1942 год — год резкого сокращения общей выработки электроэнергии. Это произошло не только потому, что вследствие временной оккупации врагом территории Украины прекратили работу крупнейшие электростанции Донэнерго и Днепроэнерго. В тот период из-за недостатка топлива значительно сократили выработку электроэнергии многие электростанции Мосэнерго, Ленэнерго и других, менее крупных энергосистем. Кроме того, из-за недостатка топлива и аварийного состояния агрегатов резко снизилась нагрузка на некоторых электростанциях Уральской, Куйбышевской, Орской, Горьковской, Ивановской, Казанской энергосистем, и они не обеспечили бесперебойной подачи электроэнергии потребителям, в том числе и оборонным заводам. С большими ограничениями снабжались электроэнергией уральские медеплавильные заводы и предприятия меднорудной промышленности. В начале 1942 г. из-за неправильной технической эксплуатации снизила выработку электроэнергии Березниковская ТЭЦ, что вызвало значительное сокращение выпуска продукции заводами химической и других отраслей промышленности, которые получали от этой ТЭЦ пар и электроэнергию.

Укрепление энергетической базы страны явилось одной из важнейших военно-политических задач. Уже в 1941 г. большие работы по увеличению мощностей электростанций развернулись в районах наибольшего сосредоточения промышленных предприятий. Решение этой задачи облегчалось тем, что все вывезенное в восточные районы демонтированное оборудование было стандартным. Турбины и котлы были стандартизованы по типам, мощности и параметрам пара, а генераторы — по мощности и напряжению. Эвакуированное оборудование включалось в паровые магистрали действующих электростанций, а генераторы подключались к машинам равного напряжения. Из угрожаемых и фронтовых районов было вывезено около 200 паровых турбин общей мощностью 2,5 млн. кВт и 85 паровых котлов мощностью 1,5 млн. кВт.

В Узбекской, Казахской, Туркменской и Таджикской союзных республиках осуществлялось строительство гидроэлектростанций средней и небольшой мощности. На малых реках Урала были построены и введены в эксплуатацию гидроэлектростанции общей мощностью 113 тыс. кВт.

Новое энергетическое строительство велось ускоренными темпами. Если в мирное время котлы паропроизводительностью 160—200 т/ч устанавливались за пять-шесть месяцев, то в период войны эти сроки сокращались в несколько раз. Несмотря на внедрение упрощенных методов строительства, например единовременный монтаж нескольких агрегатов, электростанции сооружались по последнему слову техники и с применением самого совершенного оборудования. Так, в ходе строительства одной из электростанций Урала прямо на стройплощадке в течение трех с половиной месяцев были изготовлены и установлены прямоточные котлы Л. К. Рамзина, являющиеся крупным достижением советской науки и техники.

Благодаря принятым мерам увеличилась общая мощность электростанций. На Урале к концу 1942 г. по сравнению с 1941 г. она возросла на 36,8%. Уральская энергосистема превратилась в самую мощную в стране. Этому в значительной мере способствовал быстрый пуск в эксплуатацию ряда новых электростанций в Челябинске, Кузбассе и Узбекистане. По мере улучшения снабжения электроэнергией устранялись перебои в работе предприятий восточных районов. Однако урон, причиненный фашистскими захватчиками энергохозяйству страны, был настолько велик, что в первые годы войны вновь вводимые мощности не могли полностью возместить выбывшие агрегаты. Хотя В 1943 г. выработка электроэнергии в стране по сравнению с 1942 г. возросла на 11%, но она составляла еще лишь 67% уровня 1940 г.

Решением ГКО строительство новых электростанций было приравнено к первоочередным оборонным стройкам. Особенно ускоренными темпами сооружались электростанции в Свердловской и Челябинской областях, в Сибири и Средней Азии, где положение с электроэнергией было особенно напряженным. Выработка электроэнергии увеличилась с 32,3 млрд. кВт-ч в 1943 г. до 39,2 млрд. кВт-ч в 1944 г.39

Несмотря на значительный рост выработки электроэнергии, потребности в ней все же удовлетворялись не полностью. Поэтому правительство было вынуждено ввести лимитирование подачи электроэнергии потребителям. Наличие районных энергосистем обеспечило возможность рационального (с точки зрения военного времени) перераспределения имевшихся ресурсов электроэнергии и удовлетворения в первую очередь потребностей военной промышленности, производства черных, цветных металлов и других важных стратегических материалов, игравших решающую роль в снабжении армии вооружением и боеприпасами. В большинстве промышленных районов страны осуществлялось централизованное распределение электроэнергии, причем по наиболее важным энергосистемам лимиты отпуска электроэнергии потребителям и лимиты мощности утверждались правительством. Жесткое лимитирование расхода и централизованное распределение электроэнергии по потребителям в известной мере способствовали улучшению снабжения электроэнергией.

За годы войны заметные сдвиги произошли в структуре топливного баланса электростанций: повысилась доля местных видов топлива при одновременном значительном снижении удельного веса дальнепривозного топлива.

В связи с переводом электростанций с высокосортного угля на низкосортный и торф советские энергетики успешно решили ряд сложных технических задач. Так, быстрый переход электростанций Москвы, работавших до войны на донецком угле, на сжигание влажного подмосковного угля стал возможным благодаря внедрению метода сушки угля газами высокой температуры перед мельницей без установки специальных труб-сушилок, что потребовало бы много времени и металла. Опыт московских электростанций способствовал ускоренному переводу на использование подмосковного угля десятков оборонных и других промышленных предприятий.

В годы войны широко проводились мероприятия по экономии топлива. Серьезным достижением энергетиков в условиях войны явилось снижение на 2% удельного расхода топлива на один произведенный киловатт-час электроэнергии при использовании низкосортных видов топлива.

Динамика развития мощностей и выработки электроэнергии на электростанциях СССР в годы войны40

Год

Мощность всех электростанций

Производство электроэнергии

млн. кВт

% к предыдущему году

% к 1940 г.

млрд. кВт-ч

% к предыдущему году

% к 1940 г.

1940

11,2

 

100

48,3

 

100

1941

46,6

96

1942

7,3

100

65

29,1

100

60

1943

8,5

116,4

76

32,3

111

67

1944

9,9

116,5

88,4

39,2

121,3

81

1945

11,1

112,1

99,0

43,3

110,5

90

Благодаря развитию мощностей электроэнергетики к концу войны удалось почти полностью возместить потери в энергетическом хозяйстве, понесенные в результате немецко-фашистской оккупации. Так, установленная мощность электростанций составила в 1945 г. 11,1 млн. кВт против 11,2 млн. кВт в 1940 г.

За годы войны общая структура потребления электроэнергии не претерпела существенных изменений. Основным потребителем электроэнергии осталась промышленность, на долю которой в 1945 г. приходилось 70% всей электроэнергии. Примерно прежнюю долю электроэнергии потребляли сельское хозяйство, транспорт и прочие отрасли.

Во время войны ведущую роль в снабжении народного хозяйства углем сыграла созданная в восточных районах за годы довоенных пятилеток угольная промышленность, располагавшая большими резервными мощностями. Восточная угольная база обеспечивала топливом не только функционировавшие до войны промышленные предприятия восточных районов, потребность которых в угле резко возросла в годы войны, но и все предприятия, эвакуированные на восток, множество новых, ускоренными темпами строившихся заводов, а также промышленность западных и центральных районов.

Восточные районы, и прежде всего Кузбасс, стали основной угольной базой страны. Однако от угольщиков восточных районов потребовались титанические усилия для того, чтобы довести добычу угля до необходимых военному хозяйству размеров. За восемь месяцев 1941 г. комбинат «Кузбассуголь» недодал стране 5,2 млн. т угля. В первой половине 1942 г. ежесуточная добыча угля была ниже, чем в 1941 г. Меньше было добыто и коксующихся углей, в которых нуждалась металлургия. Угольная промышленность восточных районов, включая Кузбасс, не выполнила плана добычи угля на 1942 г. и дала стране на 7,4 млн. т меньше угля, чем в 1941 г.

1942 год был самым тяжелым для угольной промышленности. Добыча угля упала до самого низкого уровня за все время войны и составила 75,5 млн. т против 165,9 млн. т в 1940 г., т.е. снизилась в 2,2 раза. Почти полностью прекратилась добыча в Донецком бассейне: она составила 4% довоенного уровня, а в Подмосковном бассейне она снизилась до 87% уровня 1940 г. Лучше выполнялись задания по добыче угля на Урале, где прирост против 1941 г. составил 1,7 млн. т, но это не могло изменить общее тяжелое положение с углем в стране41.

Главная причина отставания угольной промышленности состояла в том, что не хватало квалифицированных кадров, и прежде всего забойщиков и навалоотбойщиков. Взамен мобилизованных в армию шахтеров пришли рабочие, не обладавшие квалификацией и физически не приспособленные к работе в горнодобывающей промышленности. На их подготовку требовалось время. Кроме того, отрицательно влияли на плановую дисциплину снижение уровня политико-воспитательной работы среди шахтеров, нарушения трудовой дисциплины и технологического режима, низкий уровень подготовительных работ, увеличение числа аварий и простоев механизмов, ухудшение материально-бытовых условий горняков.

Вследствие неудовлетворительного выполнения плана добычи угля правительство было вынуждено снять со снабжения углем некоторые предприятия, ограничить отпуск угля ряду потребителей и для бытовых нужд. Основные ресурсы угля были направлены на снабжение решающих отраслей народного хозяйства, и прежде всего военной промышленности. При этом в отраслях, смежных с военной промышленностью, положение с углем продолжало оставаться напряженным. Как уже отмечалось, в начале 1943 г. из 19 мартеновских печей Магнитогорского комбината сталь выплавляли только 11, из 10 прокатных станов работали 4.

ЦК ВКП(б), ГКО и СНК СССР приняли ряд важных решений, направленных на улучшение работы угольной промышленности и создание условий для этого: «Об увеличении добычи угля на Урале в 1942 г.» от 4 мая 1942 г., «О повышении заработной платы угольщикам» от 21 августа 1942 г., «О неотложных мерах по увеличению добычи угля в Кузнецком бассейне» от 24 августа 1942 г., «Об увеличении добычи угля в Карагандинском бассейне» от 13 сентября 1942 г.42

Совнарком СССР ввел новую систему прогрессивно-сдельной оплаты труда, в результате которой наиболее высокий уровень заработной платы был достигнут в угольной промышленности. Заработная плата горняков и нефтяников стала даже выше, чем у металлургов и рабочих военной промышленности.

Решением ГКО на шахты Кузбасса и Караганды были направлены десятки тысяч новых рабочих и улучшено снабжение горняков продовольственными и промышленными товарами.

Центральный Комитет партии рассматривал увеличение добычи угля как главную задачу партийных организаций угольных районов и оказал им большую помощь в улучшении партийной работы на шахтах. 24 сентября 1942 г. ЦК ВКП(б) принял два постановления: «О мерах улучшения партийной работы в угольных районах Кузбасса в связи с задачей увеличения добычи угля» и «О мерах по улучшению партийной работы в Карагандинском угольном бассейне в связи с задачей увеличения добычи угля»43.

По решению ЦК ВКП(б) партийные организации Кузбасса и Караганды были укреплены кадрами опытных организаторов работы в промышленности. Важным мероприятием ЦК партии явилось введение на крупных шахтах должности парторга ЦК ВКП(б), а в Новосибирском и Карагандинском обкомах партии — должности секретаря обкома по угольной промышленности и создание соответствующих отделов. В аппарате Карагандинского, Ленинск-Кузнецкого, Прокопьевского, Анжеро-Судженского, Кемеровского, Киселевского и других городских комитетов партии были созданы отделы угольной промышленности во главе с секретарями горкомов.

Центральный Комитет партии указал ЦК КП(б) Казахстана, Новосибирскому и Карагандинскому обкомам и соответствующим горкомам партии на необходимость добиться такого положения, чтобы увеличение добычи угля стало главным содержанием деятельности партийных организаций и их партийно-массовой работы. ЦК ВКП(б) потребовал от партийных и хозяйственных организаций в кратчайший срок решить кадровую проблему на шахтах; организовать помощь новым рабочим, не имеющим достаточных производственных навыков; улучшить материально-бытовые условия шахтеров и обеспечить базу для роста производительности труда.

Претворяя в жизнь решения ЦК ВКП(б), партийные организации угольных районов направили на подземные работы новые тысячи коммунистов, которые возглавили борьбу горняков за всемерное увеличение добычи угля; приняли меры для правильной организации труда на участках, в шахтерских бригадах и сменах; шире развернули обучение молодых кадров; повели решительную борьбу со штурмовщиной, за ритмичную работу шахт.

В авангарде борьбы за увеличение добычи угля шли горняки Урала. На Урал вместе с оборудованием были эвакуированы из Донбасса и Подмосковного бассейна кадры высококвалифицированных шахтеров, инженеров и техников. Постановление СНК СССР «Об увеличении добычи угля на Урале в 1942 г.» предусматривало довести среднесуточную добычу угля с 34,5 тыс. т в первом квартале 1942 г. до 50,1 тыс. т во втором квартале, 58,4 тыс. т в третьем и 62,6 тыс. т в четвертом квартале 1942 г. Это правительственное задание в основном было выполнено. Добыча угля почти удвоилась.

Однако в целом добыча угля в стране все еще резко отставала от довоенного уровня и потребностей военного хозяйства. Так, в 1942 г. она составила 75,5 млн. т, или 45% уровня 1940 г.44 В Кузбассе рост добычи угля, особенно коксующегося, увеличивался еще медленно.

В связи с этим 15 июня 1943 г. ГКО принял постановление о мерах неотложной помощи Кузбассу по увеличению добычи и улучшению качества коксующихся углей45. Наркомат угольной промышленности направил в Кузбасс инженеров, техников, хозяйственников. Кузнецкому бассейну были выделены механизмы и оборудование.

Труженики Кузнецкого бассейна ответили на заботу и помощь партии и правительства значительным повышением производительности труда. С сентября 1943 г. Кузбасс стал перевыполнять месячные задания по добыче угля и к концу года значительно превысил уровень 1942 г. В 1943 г. было добыто 24,9 млн. т угля, в том числе коксующихся углей для черной металлургии — 9,5 млн. т. Восемь крупных шахт были введены в строй.

Большое внимание уделялось развитию нового крупного угольного бассейна — Карагандинского. В 1943 г. Академия паук СССР направила в Карагандинский бассейн комиссию во главе с академиком М. А. Павловым, которая подтвердила возможность получения хорошего металлургического кокса из шихты с участием 100% карагандинских углей. Пробное использование таких углей на Магнитогорском металлургическом комбинате полностью подтвердило выводы комиссии. Карагандинскому угольному бассейну была оказана большая материально-техническая помощь. В 1943 г. он выполнил государственное задание и увеличил добычу угля на 36,6% по сравнению с 1942 г. Этому способствовал ввод в эксплуатацию 28 новых горизонтов и 6 шахт.

В середине 1943 г. началось освоение Гремячинского месторождения угля в Пермской области. На месте глухого непроходимого леса выросли шахты, рабочий поселок.

Большим подспорьем в снабжении страны углем стал возрожденный Подмосковный бассейн. В 1943 г. горняки Подмосковья дали народному хозяйству 14,4 млн. т угля.

Всего за 1943 г. страна получила 93,1 млн. т угля, или на 17,6 млн. т больше, чем в 1942 г.46

В 1944—1945 гг. ГКО принял ряд новых решений, направленных на дальнейшее увеличение добычи угля в Кузбассе, Караганде, на Урале и предусматривающих дополнительные меры помощи угольной промышленности, и прежде всего улучшение материально-технического снабжения. Реализация этих решений позволила резко поднять добычу угля на действовавших шахтах восточных бассейнов.

Одним из путей увеличения добычи угля явилось более полное освоение производственных мощностей шахтного фонда, введенного в эксплуатацию накануне войны, поскольку они значительно превышали фактическую добычу. Кроме того, для форсированного строительства и увеличения производственных мощностей шахтного фонда использовался немалый довоенный задел новых шахт. Значительное увеличение добычи угля было достигнуто путем повышения производительности труда, широкого развития открытой добычи угля на разрезах Коркино и Караганды, ввода в эксплуатацию новых шахт.

В годы войны колоссальная работа проводилась по развитию в восточных районах добычи коксующихся углей, так как только восточная металлургия увеличила более чем вдвое потребление коксующихся углей Кузнецкого бассейна. Трудность снабжения сырьем коксохимической промышленности состояла в том, что ей требовались угли определенных марок. Эта задача успешно решалась. Уже в 1942 г. добыча этих углей была повышена по сравнению с уровнем 1941 г. Правда, тогда нужды черной металлургии удовлетворялись далеко не достаточно, но в последующем восточная коксохимическая промышленность полностью и бесперебойно обеспечивалась необходимым сырьем и добыча угля для коксования увеличивалась из года в год. Если в 1940 г. в восточных районах было добыто 7,9 млн. т этого угля, то уже в 1941 г. — 9,8 млн., в 1942 г. — 10,7 млн., в 1943 г. — 13,6 млн., в 1944 г. — 16,8 млн. и в 1945 г. — 18,4 млн. т. Ведущее место в добыче коксующихся углей занимал Кузбасс, где она возросла с 5,9 млн. т в 1940 г. до 11,8 млн. т в 1944 г. и 12,9 млн. т в 1945 г.47

В годы Отечественной войны было положено прочное начало превращению Печорского угольного района в крупный промышленный центр с большим числом предприятий и железнодорожной магистралью. Здесь имелись залежи многих марок углей: бурых, каменных, газовых, полуантрацитов и антрацитов. Богат этот бассейн и спекающимися углями. Большими топливными ресурсами располагала южная часть бассейна — Инта, металлургическими — Воркута, Хальмер-Ю. Уголь северных месторождений Печоры занимал по калорийности второе место после Кузбасса.

К концу войны в Печорском бассейне уже работало 11 шахт и много находилось в строительстве. Добыча угля в бассейне росла быстрыми темпами. В 1941 г. она составила 119,2% уровня 1940 г., в 1942 г. увеличилась в 2,4 раза по сравнению с 1941 г., а за весь военный период выросла в 12 раз. Разработки производились главным образом на трех месторождениях: Воркутинском, Интинском и Еджидкуртинском. Печорский бассейн стал снабжать углем не только промышленные центры Европейского Севера, но и многие центральные районы страны, получавшие раньше уголь из Донбасса и Подмосковья.

В военные годы большое внимание уделялось дальнейшему развитию Подмосковного бассейна, ставшего накануне войны одним из ведущих угольных районов страны. Правда, в первые годы войны добыча подмосковного угля уменьшилась по сравнению с довоенным уровнем вследствие временной оккупации части территории бассейна. Однако после освобождения Подмосковный бассейн превысил к 1943 г. довоенный уровень добычи, а в 1945 г. она увеличилась в 2 раза.

Быстрое развитие Печорского угольного бассейна, восстановление и расширение угольной промышленности Подмосковного бассейна значительно облегчили решение проблемы топливоснабжения европейской части СССР. Еще до полного освобождения Донбасса представилась возможность резко уменьшить поставки угля из восточных бассейнов: Кузнецкого, Карагандинского и Кизеловского — на запад от Волги и тем самым разгрузить железные дороги от перевозок топлива на дальние расстояния. После освобождения и восстановления в короткий срок Донбасс начиная с 1943 г. стал принимать существенное участие в топливоснабжении страны.

В годы войны добыча угля по бассейнам составляла (млн. т)48:

 

1940 г.

1941 г.

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 Г.

Всего по стране

165,9

151,4

75,5

93,1

121,5

149,3

Наркомуголь СССР

153,2

143,1

72,2

88,8

116,0

142,9

Донбасс

85,5

66,0

3,8

4,1

20,3

36,9

Мосбасс

10,0

9,5

8,6

14,4

17,6

20,0

Кузбасс

21,1

25,1

21,0

24,9

27,1

29,0

Печора

0,26

0,31

0,76

1,70

2,55

3,32

Урал

11,7

14,1

15,8

20,5

22,9

25,1

Караганда

6,3

7,2

7,0

9,6

10,8

11,3

В годы войны широко осуществлялась механизации процессов добычи угля, и в первую очередь очистных работ и внутришахтного транспорта. Например, в 1942—1943 гг. на большинстве шахт количество тяжелых врубовых машин возросло на 25—30%, отбойных молотков — на 80% и более. Резко увеличилось количество шахтных транспортеров, электровозов и других механизмов, шире внедрялись ленточные и скребковые транспортеры.

В условиях недостатка угля важное значение приобрел торф. Однако развитие добычи торфа не получило такого размаха, который мог бы быть достигнут исходя из имеющихся в стране ресурсов. В 1942 г. по сравнению с довоенным уровнем добыча торфа упала более чем в 2 раза, а в 1945 г. поднялась лишь до 67% довоенного уровня.

На первом этапе войны возросла роль древесного топлива в топливоснабжении европейских районов СССР. В тот период в этих районах дрова являлись фактически основным топливным резервом, а для большого количества предприятий были почти единственным видом топлива. В первый год Отечественной войны, когда промышленность в основном работала на имевшихся запасах угля, заготовке дров не уделялось особого внимания. К массовой заготовке дров приступили только в середине 1942 г. Так, в июне 1942 г. партийный актив Москвы обсудил мероприятия по заготовке и вывозке дров в Москву на отопительный сезон 1942/43 г. К заготовке дров были привлечены десятки тысяч коммунистов и беспартийных. В результате Москва была обеспечена топливом.

В период второй мировой войны — «войны моторов» — в огромной мере возросла роль нефтяной промышленности.

Однако, в то время как потребности советского фронта и тыла в жидком топливе с каждым днем росли, добыча нефти в стране не только не увеличивалась, но даже сокращалась. В связи с военными действиями на Северном Кавказе и в Сталинграде во второй половине 1942 г. резко снизилась добыча бакинской нефти, а в Майкопском и Грозненском районах она вовсе прекратилась. Враг занял район Майкопа и подошел к Грозному, поэтому многие его нефтяные скважины были законсервированы.

Для удовлетворения возросших потребностей военного хозяйства в горючем еще до прорыва противника на Северный Кавказ были приняты меры по разведке и разработке легко осваиваемых нефтяных залежей в восточных районах страны. Новые месторождения нефти и природных газов были открыты в Башкирии, Татарии, Сызрани, Средней Азии и на Дальнем Востоке. В ряде районов уже в первый год войны увеличилась добыча нефти. До войны в восточных районах было введено в эксплуатацию лишь 10 нефтяных месторождений. В 1940 г. они дали стране 1 848 тыс. т нефти, а в 1941 г. — уже 1 950 тыс. т.

В конце 1941 г. ГКО принял развернутую программу развития нефтяной промышленности на востоке страны. Всемерное форсирование добычи нефти в районах Волги, Урала, Казахстана и Средней Азии рассматривалось как важнейшая военно-хозяйственная задача. Нефтяники Востока получили ударное задание — к концу 1942 г. увеличить среднесуточную добычу нефти в 1,5 раза по сравнению с августом 1941 г. и довести среднесуточную добычу нефти до 15 тыс. т в конце октября 1943 г.

Для развития нефтепромыслов и увеличения добычи нефти в Волго-Уральский нефтегазоносный бассейн («Второе Баку»), Казахстан и Среднюю Азию были направлены значительные капиталовложения, перебазированы из Грозного и Баку технические средства и оборудование, выделены дополнительные трудовые ресурсы. Геологи и нефтяники получили задание усилить разведку и освоение новых нефтяных районов. Наибольшие капиталовложения были выделены нефтепромыслам Поволжья и Урала. В 1943 г. размер капитальных затрат на расширение «Второго Баку» увеличился до 55,8% общесоюзных капиталовложений в нефтяную промышленность.

В 1943 г. значительно возрос вклад восточных промыслов в общесоюзную нефтедобычу. Например, в Куйбышевской области добыча нефти возросла более чем в 3 раза но сравнению с 1941 г., в республиках Средней Азии — почти в 2 раза. В начале 1943 г. стал давать нефть сверх плана Краснокамский нефтепромысел.

Однако главными поставщиками жидкого топлива фронту и промышленности по-прежнему являлись промыслы Азербайджана. Государственный Комитет Обороны в июле 1943 г. принял специальное постановление «Об оказании помощи азербайджанской нефтяной промышленности». Во исполнение этого решения в Азербайджан прибыло около 20 тыс. рабочих, а часть заводов, производивших военную продукцию, была снова переведена на выпуск нефтяного оборудования и ремонт компрессоров. В решении ГКО указывалось, что работники нефтяной промышленности считаются мобилизованными на все время войны и не подлежат призыву в армию, а те нефтяники, которые находятся в рядах армии, подлежат демобилизации и откомандированию на нефтепромыслы.

В 1943 г. положение с нефтедобычей в стране оставалось тяжелым: нефтедобывающая промышленность в целом не увеличила, а снизила добычу нефти. Но, несмотря на это, выработка горючего для самолетов, танков и автомашин не только не уменьшилась, а, наоборот, увеличилась благодаря напряженному труду рабочих коллективов предприятий нефтеперерабатывающей промышленности и применению новой технологии, которая позволила получать из нефти максимальное количество бензина, керосина и масел. В 1943 г. производство бензина в стране увеличилось на 10% по сравнению с 1942 г., дизельного топлива — в 2,3 раза, моторного топлива — в 1,7 раза49.

Партийные организации Азербайджана, Казахстана, Туркмении, Узбекистана и Волжско-Уральского нефтяного района направили усилия работников нефтяной промышленности на выполнение заданий ГКО по увеличению добычи нефти и развитию нефтяных промыслов, быстрый ввод в строй новых скважин и использование всех имевшихся на предприятиях внутренних ресурсов для расширения мощностей нефтяной промышленности.

Война поставила перед нефтедобывающей промышленностью и такую неотложную задачу, как увеличение производительности действующего фонда нефтяных скважин без больших капитальных затрат. С этой целью особое внимание уделялось продлению срока службы действующих и максимальному сокращению количества бездействующих скважин. Исключительное значение придавалось обеспечению стабильности дебитов скважин и компенсации их естественного падения. Это достигалось путем ввода в действие простаивающих скважин, а также внедрения таких технических мероприятий в области бурения новых скважин, которые гарантировали быстрый прирост добычи нефти. Большое внимание уделялось капитальному и текущему ремонту бурового и эксплуатационного оборудования промыслов, оборудования нефтеперерабатывающих заводов и энергетического хозяйства, а также снабжению нефтяной промышленности оборудованием и различными запасными частями.

В 1944 г. широко разрабатывались неглубоко залегающие горизонты во всех старых нефтяных районах востока страны и осуществлялись мероприятия по улучшению технологического режима эксплуатации действующих скважин.

После организации в 1944 г. при «Азнефти» треста морского бурения возобновились буровые работы, поиски и разработка новых месторождений на Апшеронском полуострове и в Каспийском море. Увенчались успехом настойчивые поиски нефти в районах «Второго Баку», где на основе научных прогнозов советских геологов были открыты высокодебитные нефтяные месторождения. Например, в районе Туймазы в Башкирской АССР были обнаружены нефтяные залежи, имеющие площадь нефтеносности в несколько десятков квадратных метров.

Все это имело большое значение для увеличения добычи и переработки нефти.

Большую организаторскую работу, направленную на развитие нефтяной промышленности, провела партийная организация Башкирской АССР. В июне 1944 г. пленум Башкирского обкома партии обсудил работу предприятий Башкирского нефтекомбината и обратил внимание на необходимость усилить разведочное бурение в более глубоких, девонских пластах Туймазинского нефтяного месторождения.

Хотя в годы Отечественной войны нефтяная промышленность в целом еще не достигла довоенного объема буровых работ, широкое распространение, особенно на востоке страны, получил новый вид бурения — турбинный. Этот способ стал применяться в Баку, Грозном, Дагестане, Краснокамске, Башкирии и Куйбышевской области. Турбинный способ доказал свое значительное преимущество перед роторным, вращательным способом бурения, так как обеспечивал непрерывный рост скорости бурения. В области техники самого бурения новым достижением явилось внедрение направленного бурения турбобуром, освоенное впервые на нефтепромыслах Пермской области в 1943 г.

За последние три года войны значительно повысилась роль восточных районов в обеспечении народного хозяйства и армии горючим. Удельный вес восточных районов в общесоюзной добыче нефти в 1943 г. составил 23,8%, в 1944 г. — 25,5, в 1945 г. — 28,3%.

Хотя в 1944 г. наметился некоторый перелом в работе нефтяной промышленности в целом и она несколько увеличила добычу нефти по сравнению с 1943 г., но все главные отрасли тяжелой индустрии СССР на завершающем этапе войны развивались более ускоренными темпами, чем нефтяная промышленность. Вследствие огромных трудностей военного времени добыча нефти росла медленно. К 1944 г. в стране было добыто 18,2 млн. т нефти, в 1945 г. — 19,4 млн. т против 17,9 млн. т в 1943 г. Даже в 1945 г. нефтяная промышленность достигла только 62% довоенного уровня.

В годы войны добыча нефти по укрупненным районам характеризуется следующими данными (млн. т)50:

 

1940 г.

1941 г.

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 г.

Всего по СССР

31,1

33,0

22,0

17,9

18,2

19,4

в % к 1940 г.

100

106,0

70,6

57,7

58,6

62,4

Прифронтовые районы (УССР, Северный Кавказ, АзССР)

27,2

28,7

17,8

13,5

13,4

13,7

в % к 1940 г.

100

105,3

65,3

49,7

49,3

50,2

Районы, удаленные от фронта

3,9

4,3

4,2

4,4

4,8

5,7

в % к 1940 г.

100

110,3

107,0

113,4

123,2

146,5

К числу центральных проблем военной экономики относилась и проблема обеспечения горючим и маслами самолетов, танков, самоходных пушек, автомашин, тракторов, кораблей, подводных лодок. Поэтому партия и правительство постоянно уделяли внимание работе нефтеперерабатывающей промышленности. За годы войны в этой отрасли был осуществлен ряд важных мероприятий.

Прежде всего коренной перестройке подвергся процесс переработки нефти. В связи с огромным ростом выпуска моторов, потребовавшим большого количества высокооктанового топлива, нефтеперерабатывающая промышленность перешла на производство так называемых базовых бензинов, стала разрабатывать и осуществлять наряду с другими методами очистку бензинов от серы. Проводилась также большая работа по сортировке нефти и внедрению синтетических методов выработки высокооктановых бензинов. Эти меры позволили уже в первый период войны полностью удовлетворить возросшие потребности авиации в нужных ей бензинах.

Первостепенным делом было обеспечение потребностей авиации и моторизованных наземных войск в маслах. Нефтеперерабатывающая промышленность обеспечила дополнительную выработку авиационных масел из парафинистых нефтей Эмбенского района, а также значительно расширила производство масел за счет сортировки масляных нефтей и применения разработанной в военное время рецептуры по очистке смеси нефтей различных месторождений. Внедрение более совершенных технологических схем на действовавших предприятиях и пуск в эксплуатацию новых нефтеперегонных установок в восточных районах обеспечили увеличение отбора светлых продуктов из нефтей.

На протяжении всей войны производство авиационного бензина было выше довоенных размеров, а производство автомобильного бензина сократилось. По сравнению с довоенным периодом снизилось также производство всех остальных видов жидкого топлива: керосина, дизельного топлива, моторного топлива и топливного мазута.

Во время Отечественной войны высокими темпами развивалась газовая промышленность. До войны главной базой добычи природных газов была Азербайджанская ССР, доля которой в общесоюзной добыче составляла 78%. В 1940 г. проводились работы по развитию использования природных газов на Кавказе, увеличению их добычи в районах Волги, Урала, Средней Азии. В Поволжье промышленное использование газовых месторождений началось с вводом в эксплуатацию Елшанского месторождения в районе Саратова и с пуском газопровода Елшанск — Саратов.

В военные годы был построен газопровод Бугуруслан — Куйбышев и строился газопровод Саратов — Москва.

Хотя в целом по СССР добыча природных газов за годы войны несколько уменьшилась (главным образом вследствие сокращения в 2,6 раза добычи в Азербайджанской ССР), на Урале она возросла к концу войны в 8,8 раза. До войны в Поволжье газ не добывался, а в 1945 г. его доля составила 22% общей добычи газа в стране.

Природные газы сыграли большую роль в снабжении топливом саратовских и куйбышевских предприятий. Не только промышленность, но и значительная часть коммунального хозяйства, особенно г. Саратова, снабжалась во время войны природным газом, что дало большой экономический эффект. В 1944 г. в Куйбышевской и Челябинской областях благодаря развитию добычи природных газов в Бугурусланском районе газ стали получать более 140 промышленных предприятий, что позволило заменить сотни тысяч тонн дальнепривозного карагандинского угля.

За годы войны произошли качественные изменения в топливном балансе страны. Это видно из следующей динамики и структуры добычи топлива в 1940—1945 гг.51:

 

1940 г.

1945 г.

1945 г. в % к 1940 г.

Структура снижения добычи условного топлива

Добыча

В % к итогу

Добыча

В % к итогу

Уголь, млн. т

165,9

59,1

149,3

62,2

90,0

48,35

Нефть (включая газовый концентрат), млн. т

31,1

18,7

19,4

15,0

62,4

31,85

Природный газ (включая газ попутной добычи), млрд. куб. м

3,2

1,9

3,3

2,3

103,1

0,35

Торф, млн. т

33,2

5,7

22,4

4,9

67,5

8,3

Сланцы, млн. т

1,7

0,3

1,4

0,2

82,4

0,35

Дрова, млн. плотных куб. м

128,2

14,3

106,8

15,2

83,3

10,8

Всего топлива, млн. тут

237,7

100

185

100

77,8

100

Если в структуре предвоенного топливного баланса уголь и нефть составляли 77,8%, а дрова, торф и сланцы — 20,3%, то в первые годы войны это соотношение ухудшилось.

Так, в 1941—1943 гг. доля минерального топлива (угля и нефти) резко снизилась, а доля древесного топлива — повысилась. В 1944—1945 гг. происходил процесс повышения удельного веса угля и снижения доли нефти. В 1945 г. в структуре топливного баланса удельный вес угля составил 62,2%), а доля нефти, имевшей экономические преимущества по сравнению с углем, соответственно снизилась до 15%. В то же время наметилась тенденция к возрастанию в топливном балансе доли природного газа, но повышение удельного веса этого высокоэффективного топлива было крайне незначительным.

В годы войны энергетика сыграла исключительную роль в становлении и развитии военной экономики.

Потребность в электроэнергии значительно возросла по сравнению с довоенным уровнем в связи с высокими темпами развития промышленности и резким ростом электроемких производств. Удельный вес электроемкой продукции повысился за счет расширения выпуска стали в электропечах, увеличения таких технологических процессов, как термическая обработка и электросварка металла. Кроме того, большой рост потребления электроэнергии был вызван интенсивным строительством новых предприятий в восточных районах, где потребность в электроэнергии далеко не покрывалась имеющимися мощностями.

Страна испытывала огромные трудности в обеспечении электроэнергией всех отраслей народного хозяйства, включая и военную промышленность.

Эвакуированные на восток и вновь построенные предприятия требовали огромного количества электроэнергии. В свою очередь предприятия, действовавшие в восточных районах и до войны, значительно повысили потребление электроэнергии вследствие увеличения времени работы оборудования в течение суток. Поэтому перед энергетикой прежде всего встала задача обеспечить в кратчайший срок ввод в действие эвакуированного энергетического оборудования и добиться максимального расширения энергетических мощностей на востоке страны.

Самым трудным периодом в электроснабжении народного хозяйства были последние месяцы 1941 г. и особенно 1942 год — год резкого сокращения общей выработки электроэнергии. Это произошло не только потому, что вследствие временной оккупации врагом территории Украины прекратили работу крупнейшие электростанции Донэнерго и Днепроэнерго. В тот период из-за недостатка топлива значительно сократили выработку электроэнергии многие электростанции Мосэнерго, Ленэнерго и других, менее крупных энергосистем. Кроме того, из-за недостатка топлива и аварийного состояния агрегатов резко снизилась нагрузка на некоторых электростанциях Уральской, Куйбышевской, Орской, Горьковской, Ивановской, Казанской энергосистем, и они не обеспечили бесперебойной подачи электроэнергии потребителям, в том числе и оборонным заводам. С большими ограничениями снабжались электроэнергией уральские медеплавильные заводы и предприятия меднорудной промышленности. В начале 1942 г. из-за неправильной технической эксплуатации снизила выработку электроэнергии Березниковская ТЭЦ, что вызвало значительное сокращение выпуска продукции заводами химической и других отраслей промышленности, которые получали от этой ТЭЦ пар и электроэнергию.

Укрепление энергетической базы страны явилось одной из важнейших военно-политических задач. Уже в 1941 г. большие работы по увеличению мощностей электростанций развернулись в районах наибольшего сосредоточения промышленных предприятий. Решение этой задачи облегчалось тем, что все вывезенное в восточные районы демонтированное оборудование было стандартным. Турбины и котлы были стандартизованы по типам, мощности и параметрам пара, а генераторы — по мощности и напряжению. Эвакуированное оборудование включалось в паровые магистрали действующих электростанций, а генераторы подключались к машинам равного напряжения. Из угрожаемых и фронтовых районов было вывезено около 200 паровых турбин общей мощностью 2,5 млн. кВт и 85 паровых котлов мощностью 1,5 млн. кВт.

В Узбекской, Казахской, Туркменской и Таджикской союзных республиках осуществлялось строительство гидроэлектростанций средней и небольшой мощности. На малых реках Урала были построены и введены в эксплуатацию гидроэлектростанции общей мощностью 113 тыс. кВт.

Новое энергетическое строительство велось ускоренными темпами. Если в мирное время котлы паропроизводительностью 160—200 т/ч устанавливались за пять-шесть месяцев, то в период войны эти сроки сокращались в несколько раз. Несмотря на внедрение упрощенных методов строительства, например единовременный монтаж нескольких агрегатов, электростанции сооружались по последнему слову техники и с применением самого совершенного оборудования. Так, в ходе строительства одной из электростанций Урала прямо на стройплощадке в течение трех с половиной месяцев были изготовлены и установлены прямоточные котлы Л. К. Рамзина, являющиеся крупным достижением советской науки и техники.

Благодаря принятым мерам увеличилась общая мощность электростанций. На Урале к концу 1942 г. по сравнению с 1941 г. она возросла на 36,8%. Уральская энергосистема превратилась в самую мощную в стране. Этому в значительной мере способствовал быстрый пуск в эксплуатацию ряда новых электростанций в Челябинске, Кузбассе и Узбекистане. По мере улучшения снабжения электроэнергией устранялись перебои в работе предприятий восточных районов. Однако урон, причиненный фашистскими захватчиками энергохозяйству страны, был настолько велик, что в первые годы войны вновь вводимые мощности не могли полностью возместить выбывшие агрегаты. Хотя В 1943 г. выработка электроэнергии в стране по сравнению с 1942 г. возросла на 11%, но она составляла еще лишь 67% уровня 1940 г.

Решением ГКО строительство новых электростанций было приравнено к первоочередным оборонным стройкам. Особенно ускоренными темпами сооружались электростанции в Свердловской и Челябинской областях, в Сибири и Средней Азии, где положение с электроэнергией было особенно напряженным. Выработка электроэнергии увеличилась с 32,3 млрд. кВт-ч в 1943 г. до 39,2 млрд. кВт-ч в 1944 г.39

Несмотря на значительный рост выработки электроэнергии, потребности в ней все же удовлетворялись не полностью. Поэтому правительство было вынуждено ввести лимитирование подачи электроэнергии потребителям. Наличие районных энергосистем обеспечило возможность рационального (с точки зрения военного времени) перераспределения имевшихся ресурсов электроэнергии и удовлетворения в первую очередь потребностей военной промышленности, производства черных, цветных металлов и других важных стратегических материалов, игравших решающую роль в снабжении армии вооружением и боеприпасами. В большинстве промышленных районов страны осуществлялось централизованное распределение электроэнергии, причем по наиболее важным энергосистемам лимиты отпуска электроэнергии потребителям и лимиты мощности утверждались правительством. Жесткое лимитирование расхода и централизованное распределение электроэнергии по потребителям в известной мере способствовали улучшению снабжения электроэнергией.

За годы войны заметные сдвиги произошли в структуре топливного баланса электростанций: повысилась доля местных видов топлива при одновременном значительном снижении удельного веса дальнепривозного топлива.

В связи с переводом электростанций с высокосортного угля на низкосортный и торф советские энергетики успешно решили ряд сложных технических задач. Так, быстрый переход электростанций Москвы, работавших до войны на донецком угле, на сжигание влажного подмосковного угля стал возможным благодаря внедрению метода сушки угля газами высокой температуры перед мельницей без установки специальных труб-сушилок, что потребовало бы много времени и металла. Опыт московских электростанций способствовал ускоренному переводу на использование подмосковного угля десятков оборонных и других промышленных предприятий.

В годы войны широко проводились мероприятия по экономии топлива. Серьезным достижением энергетиков в условиях войны явилось снижение на 2% удельного расхода топлива на один произведенный киловатт-час электроэнергии при использовании низкосортных видов топлива.

Динамика развития мощностей и выработки электроэнергии на электростанциях СССР в годы войны40

Год

Мощность всех электростанций

Производство электроэнергии

млн. кВт

% к предыдущему году

% к 1940 г.

млрд. кВт-ч

% к предыдущему году

% к 1940 г.

1940

11,2

 

100

48,3

 

100

1941

46,6

96

1942

7,3

100

65

29,1

100

60

1943

8,5

116,4

76

32,3

111

67

1944

9,9

116,5

88,4

39,2

121,3

81

1945

11,1

112,1

99,0

43,3

110,5

90

Благодаря развитию мощностей электроэнергетики к концу войны удалось почти полностью возместить потери в энергетическом хозяйстве, понесенные в результате немецко-фашистской оккупации. Так, установленная мощность электростанций составила в 1945 г. 11,1 млн. кВт против 11,2 млн. кВт в 1940 г.

За годы войны общая структура потребления электроэнергии не претерпела существенных изменений. Основным потребителем электроэнергии осталась промышленность, на долю которой в 1945 г. приходилось 70% всей электроэнергии. Примерно прежнюю долю электроэнергии потребляли сельское хозяйство, транспорт и прочие отрасли.

Во время войны ведущую роль в снабжении народного хозяйства углем сыграла созданная в восточных районах за годы довоенных пятилеток угольная промышленность, располагавшая большими резервными мощностями. Восточная угольная база обеспечивала топливом не только функционировавшие до войны промышленные предприятия восточных районов, потребность которых в угле резко возросла в годы войны, но и все предприятия, эвакуированные на восток, множество новых, ускоренными темпами строившихся заводов, а также промышленность западных и центральных районов.

Восточные районы, и прежде всего Кузбасс, стали основной угольной базой страны. Однако от угольщиков восточных районов потребовались титанические усилия для того, чтобы довести добычу угля до необходимых военному хозяйству размеров. За восемь месяцев 1941 г. комбинат «Кузбассуголь» недодал стране 5,2 млн. т угля. В первой половине 1942 г. ежесуточная добыча угля была ниже, чем в 1941 г. Меньше было добыто и коксующихся углей, в которых нуждалась металлургия. Угольная промышленность восточных районов, включая Кузбасс, не выполнила плана добычи угля на 1942 г. и дала стране на 7,4 млн. т меньше угля, чем в 1941 г.

1942 год был самым тяжелым для угольной промышленности. Добыча угля упала до самого низкого уровня за все время войны и составила 75,5 млн. т против 165,9 млн. т в 1940 г., т.е. снизилась в 2,2 раза. Почти полностью прекратилась добыча в Донецком бассейне: она составила 4% довоенного уровня, а в Подмосковном бассейне она снизилась до 87% уровня 1940 г. Лучше выполнялись задания по добыче угля на Урале, где прирост против 1941 г. составил 1,7 млн. т, но это не могло изменить общее тяжелое положение с углем в стране41.

Главная причина отставания угольной промышленности состояла в том, что не хватало квалифицированных кадров, и прежде всего забойщиков и навалоотбойщиков. Взамен мобилизованных в армию шахтеров пришли рабочие, не обладавшие квалификацией и физически не приспособленные к работе в горнодобывающей промышленности. На их подготовку требовалось время. Кроме того, отрицательно влияли на плановую дисциплину снижение уровня политико-воспитательной работы среди шахтеров, нарушения трудовой дисциплины и технологического режима, низкий уровень подготовительных работ, увеличение числа аварий и простоев механизмов, ухудшение материально-бытовых условий горняков.

Вследствие неудовлетворительного выполнения плана добычи угля правительство было вынуждено снять со снабжения углем некоторые предприятия, ограничить отпуск угля ряду потребителей и для бытовых нужд. Основные ресурсы угля были направлены на снабжение решающих отраслей народного хозяйства, и прежде всего военной промышленности. При этом в отраслях, смежных с военной промышленностью, положение с углем продолжало оставаться напряженным. Как уже отмечалось, в начале 1943 г. из 19 мартеновских печей Магнитогорского комбината сталь выплавляли только 11, из 10 прокатных станов работали 4.

ЦК ВКП(б), ГКО и СНК СССР приняли ряд важных решений, направленных на улучшение работы угольной промышленности и создание условий для этого: «Об увеличении добычи угля на Урале в 1942 г.» от 4 мая 1942 г., «О повышении заработной платы угольщикам» от 21 августа 1942 г., «О неотложных мерах по увеличению добычи угля в Кузнецком бассейне» от 24 августа 1942 г., «Об увеличении добычи угля в Карагандинском бассейне» от 13 сентября 1942 г.42

Совнарком СССР ввел новую систему прогрессивно-сдельной оплаты труда, в результате которой наиболее высокий уровень заработной платы был достигнут в угольной промышленности. Заработная плата горняков и нефтяников стала даже выше, чем у металлургов и рабочих военной промышленности.

Решением ГКО на шахты Кузбасса и Караганды были направлены десятки тысяч новых рабочих и улучшено снабжение горняков продовольственными и промышленными товарами.

Центральный Комитет партии рассматривал увеличение добычи угля как главную задачу партийных организаций угольных районов и оказал им большую помощь в улучшении партийной работы на шахтах. 24 сентября 1942 г. ЦК ВКП(б) принял два постановления: «О мерах улучшения партийной работы в угольных районах Кузбасса в связи с задачей увеличения добычи угля» и «О мерах по улучшению партийной работы в Карагандинском угольном бассейне в связи с задачей увеличения добычи угля»43.

По решению ЦК ВКП(б) партийные организации Кузбасса и Караганды были укреплены кадрами опытных организаторов работы в промышленности. Важным мероприятием ЦК партии явилось введение на крупных шахтах должности парторга ЦК ВКП(б), а в Новосибирском и Карагандинском обкомах партии — должности секретаря обкома по угольной промышленности и создание соответствующих отделов. В аппарате Карагандинского, Ленинск-Кузнецкого, Прокопьевского, Анжеро-Судженского, Кемеровского, Киселевского и других городских комитетов партии были созданы отделы угольной промышленности во главе с секретарями горкомов.

Центральный Комитет партии указал ЦК КП(б) Казахстана, Новосибирскому и Карагандинскому обкомам и соответствующим горкомам партии на необходимость добиться такого положения, чтобы увеличение добычи угля стало главным содержанием деятельности партийных организаций и их партийно-массовой работы. ЦК ВКП(б) потребовал от партийных и хозяйственных организаций в кратчайший срок решить кадровую проблему на шахтах; организовать помощь новым рабочим, не имеющим достаточных производственных навыков; улучшить материально-бытовые условия шахтеров и обеспечить базу для роста производительности труда.

Претворяя в жизнь решения ЦК ВКП(б), партийные организации угольных районов направили на подземные работы новые тысячи коммунистов, которые возглавили борьбу горняков за всемерное увеличение добычи угля; приняли меры для правильной организации труда на участках, в шахтерских бригадах и сменах; шире развернули обучение молодых кадров; повели решительную борьбу со штурмовщиной, за ритмичную работу шахт.

В авангарде борьбы за увеличение добычи угля шли горняки Урала. На Урал вместе с оборудованием были эвакуированы из Донбасса и Подмосковного бассейна кадры высококвалифицированных шахтеров, инженеров и техников. Постановление СНК СССР «Об увеличении добычи угля на Урале в 1942 г.» предусматривало довести среднесуточную добычу угля с 34,5 тыс. т в первом квартале 1942 г. до 50,1 тыс. т во втором квартале, 58,4 тыс. т в третьем и 62,6 тыс. т в четвертом квартале 1942 г. Это правительственное задание в основном было выполнено. Добыча угля почти удвоилась.

Однако в целом добыча угля в стране все еще резко отставала от довоенного уровня и потребностей военного хозяйства. Так, в 1942 г. она составила 75,5 млн. т, или 45% уровня 1940 г.44 В Кузбассе рост добычи угля, особенно коксующегося, увеличивался еще медленно.

В связи с этим 15 июня 1943 г. ГКО принял постановление о мерах неотложной помощи Кузбассу по увеличению добычи и улучшению качества коксующихся углей45. Наркомат угольной промышленности направил в Кузбасс инженеров, техников, хозяйственников. Кузнецкому бассейну были выделены механизмы и оборудование.

Труженики Кузнецкого бассейна ответили на заботу и помощь партии и правительства значительным повышением производительности труда. С сентября 1943 г. Кузбасс стал перевыполнять месячные задания по добыче угля и к концу года значительно превысил уровень 1942 г. В 1943 г. было добыто 24,9 млн. т угля, в том числе коксующихся углей для черной металлургии — 9,5 млн. т. Восемь крупных шахт были введены в строй.

Большое внимание уделялось развитию нового крупного угольного бассейна — Карагандинского. В 1943 г. Академия паук СССР направила в Карагандинский бассейн комиссию во главе с академиком М. А. Павловым, которая подтвердила возможность получения хорошего металлургического кокса из шихты с участием 100% карагандинских углей. Пробное использование таких углей на Магнитогорском металлургическом комбинате полностью подтвердило выводы комиссии. Карагандинскому угольному бассейну была оказана большая материально-техническая помощь. В 1943 г. он выполнил государственное задание и увеличил добычу угля на 36,6% по сравнению с 1942 г. Этому способствовал ввод в эксплуатацию 28 новых горизонтов и 6 шахт.

В середине 1943 г. началось освоение Гремячинского месторождения угля в Пермской области. На месте глухого непроходимого леса выросли шахты, рабочий поселок.

Большим подспорьем в снабжении страны углем стал возрожденный Подмосковный бассейн. В 1943 г. горняки Подмосковья дали народному хозяйству 14,4 млн. т угля.

Всего за 1943 г. страна получила 93,1 млн. т угля, или на 17,6 млн. т больше, чем в 1942 г.46

В 1944—1945 гг. ГКО принял ряд новых решений, направленных на дальнейшее увеличение добычи угля в Кузбассе, Караганде, на Урале и предусматривающих дополнительные меры помощи угольной промышленности, и прежде всего улучшение материально-технического снабжения. Реализация этих решений позволила резко поднять добычу угля на действовавших шахтах восточных бассейнов.

Одним из путей увеличения добычи угля явилось более полное освоение производственных мощностей шахтного фонда, введенного в эксплуатацию накануне войны, поскольку они значительно превышали фактическую добычу. Кроме того, для форсированного строительства и увеличения производственных мощностей шахтного фонда использовался немалый довоенный задел новых шахт. Значительное увеличение добычи угля было достигнуто путем повышения производительности труда, широкого развития открытой добычи угля на разрезах Коркино и Караганды, ввода в эксплуатацию новых шахт.

В годы войны колоссальная работа проводилась по развитию в восточных районах добычи коксующихся углей, так как только восточная металлургия увеличила более чем вдвое потребление коксующихся углей Кузнецкого бассейна. Трудность снабжения сырьем коксохимической промышленности состояла в том, что ей требовались угли определенных марок. Эта задача успешно решалась. Уже в 1942 г. добыча этих углей была повышена по сравнению с уровнем 1941 г. Правда, тогда нужды черной металлургии удовлетворялись далеко не достаточно, но в последующем восточная коксохимическая промышленность полностью и бесперебойно обеспечивалась необходимым сырьем и добыча угля для коксования увеличивалась из года в год. Если в 1940 г. в восточных районах было добыто 7,9 млн. т этого угля, то уже в 1941 г. — 9,8 млн., в 1942 г. — 10,7 млн., в 1943 г. — 13,6 млн., в 1944 г. — 16,8 млн. и в 1945 г. — 18,4 млн. т. Ведущее место в добыче коксующихся углей занимал Кузбасс, где она возросла с 5,9 млн. т в 1940 г. до 11,8 млн. т в 1944 г. и 12,9 млн. т в 1945 г.47

В годы Отечественной войны было положено прочное начало превращению Печорского угольного района в крупный промышленный центр с большим числом предприятий и железнодорожной магистралью. Здесь имелись залежи многих марок углей: бурых, каменных, газовых, полуантрацитов и антрацитов. Богат этот бассейн и спекающимися углями. Большими топливными ресурсами располагала южная часть бассейна — Инта, металлургическими — Воркута, Хальмер-Ю. Уголь северных месторождений Печоры занимал по калорийности второе место после Кузбасса.

К концу войны в Печорском бассейне уже работало 11 шахт и много находилось в строительстве. Добыча угля в бассейне росла быстрыми темпами. В 1941 г. она составила 119,2% уровня 1940 г., в 1942 г. увеличилась в 2,4 раза по сравнению с 1941 г., а за весь военный период выросла в 12 раз. Разработки производились главным образом на трех месторождениях: Воркутинском, Интинском и Еджидкуртинском. Печорский бассейн стал снабжать углем не только промышленные центры Европейского Севера, но и многие центральные районы страны, получавшие раньше уголь из Донбасса и Подмосковья.

В военные годы большое внимание уделялось дальнейшему развитию Подмосковного бассейна, ставшего накануне войны одним из ведущих угольных районов страны. Правда, в первые годы войны добыча подмосковного угля уменьшилась по сравнению с довоенным уровнем вследствие временной оккупации части территории бассейна. Однако после освобождения Подмосковный бассейн превысил к 1943 г. довоенный уровень добычи, а в 1945 г. она увеличилась в 2 раза.

Быстрое развитие Печорского угольного бассейна, восстановление и расширение угольной промышленности Подмосковного бассейна значительно облегчили решение проблемы топливоснабжения европейской части СССР. Еще до полного освобождения Донбасса представилась возможность резко уменьшить поставки угля из восточных бассейнов: Кузнецкого, Карагандинского и Кизеловского — на запад от Волги и тем самым разгрузить железные дороги от перевозок топлива на дальние расстояния. После освобождения и восстановления в короткий срок Донбасс начиная с 1943 г. стал принимать существенное участие в топливоснабжении страны.

В годы войны добыча угля по бассейнам составляла (млн. т)48:

 

1940 г.

1941 г.

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 Г.

Всего по стране

165,9

151,4

75,5

93,1

121,5

149,3

Наркомуголь СССР

153,2

143,1

72,2

88,8

116,0

142,9

Донбасс

85,5

66,0

3,8

4,1

20,3

36,9

Мосбасс

10,0

9,5

8,6

14,4

17,6

20,0

Кузбасс

21,1

25,1

21,0

24,9

27,1

29,0

Печора

0,26

0,31

0,76

1,70

2,55

3,32

Урал

11,7

14,1

15,8

20,5

22,9

25,1

Караганда

6,3

7,2

7,0

9,6

10,8

11,3

В годы войны широко осуществлялась механизации процессов добычи угля, и в первую очередь очистных работ и внутришахтного транспорта. Например, в 1942—1943 гг. на большинстве шахт количество тяжелых врубовых машин возросло на 25—30%, отбойных молотков — на 80% и более. Резко увеличилось количество шахтных транспортеров, электровозов и других механизмов, шире внедрялись ленточные и скребковые транспортеры.

В условиях недостатка угля важное значение приобрел торф. Однако развитие добычи торфа не получило такого размаха, который мог бы быть достигнут исходя из имеющихся в стране ресурсов. В 1942 г. по сравнению с довоенным уровнем добыча торфа упала более чем в 2 раза, а в 1945 г. поднялась лишь до 67% довоенного уровня.

На первом этапе войны возросла роль древесного топлива в топливоснабжении европейских районов СССР. В тот период в этих районах дрова являлись фактически основным топливным резервом, а для большого количества предприятий были почти единственным видом топлива. В первый год Отечественной войны, когда промышленность в основном работала на имевшихся запасах угля, заготовке дров не уделялось особого внимания. К массовой заготовке дров приступили только в середине 1942 г. Так, в июне 1942 г. партийный актив Москвы обсудил мероприятия по заготовке и вывозке дров в Москву на отопительный сезон 1942/43 г. К заготовке дров были привлечены десятки тысяч коммунистов и беспартийных. В результате Москва была обеспечена топливом.

В период второй мировой войны — «войны моторов» — в огромной мере возросла роль нефтяной промышленности.

Однако, в то время как потребности советского фронта и тыла в жидком топливе с каждым днем росли, добыча нефти в стране не только не увеличивалась, но даже сокращалась. В связи с военными действиями на Северном Кавказе и в Сталинграде во второй половине 1942 г. резко снизилась добыча бакинской нефти, а в Майкопском и Грозненском районах она вовсе прекратилась. Враг занял район Майкопа и подошел к Грозному, поэтому многие его нефтяные скважины были законсервированы.

Для удовлетворения возросших потребностей военного хозяйства в горючем еще до прорыва противника на Северный Кавказ были приняты меры по разведке и разработке легко осваиваемых нефтяных залежей в восточных районах страны. Новые месторождения нефти и природных газов были открыты в Башкирии, Татарии, Сызрани, Средней Азии и на Дальнем Востоке. В ряде районов уже в первый год войны увеличилась добыча нефти. До войны в восточных районах было введено в эксплуатацию лишь 10 нефтяных месторождений. В 1940 г. они дали стране 1 848 тыс. т нефти, а в 1941 г. — уже 1 950 тыс. т.

В конце 1941 г. ГКО принял развернутую программу развития нефтяной промышленности на востоке страны. Всемерное форсирование добычи нефти в районах Волги, Урала, Казахстана и Средней Азии рассматривалось как важнейшая военно-хозяйственная задача. Нефтяники Востока получили ударное задание — к концу 1942 г. увеличить среднесуточную добычу нефти в 1,5 раза по сравнению с августом 1941 г. и довести среднесуточную добычу нефти до 15 тыс. т в конце октября 1943 г.

Для развития нефтепромыслов и увеличения добычи нефти в Волго-Уральский нефтегазоносный бассейн («Второе Баку»), Казахстан и Среднюю Азию были направлены значительные капиталовложения, перебазированы из Грозного и Баку технические средства и оборудование, выделены дополнительные трудовые ресурсы. Геологи и нефтяники получили задание усилить разведку и освоение новых нефтяных районов. Наибольшие капиталовложения были выделены нефтепромыслам Поволжья и Урала. В 1943 г. размер капитальных затрат на расширение «Второго Баку» увеличился до 55,8% общесоюзных капиталовложений в нефтяную промышленность.

В 1943 г. значительно возрос вклад восточных промыслов в общесоюзную нефтедобычу. Например, в Куйбышевской области добыча нефти возросла более чем в 3 раза но сравнению с 1941 г., в республиках Средней Азии — почти в 2 раза. В начале 1943 г. стал давать нефть сверх плана Краснокамский нефтепромысел.

Однако главными поставщиками жидкого топлива фронту и промышленности по-прежнему являлись промыслы Азербайджана. Государственный Комитет Обороны в июле 1943 г. принял специальное постановление «Об оказании помощи азербайджанской нефтяной промышленности». Во исполнение этого решения в Азербайджан прибыло около 20 тыс. рабочих, а часть заводов, производивших военную продукцию, была снова переведена на выпуск нефтяного оборудования и ремонт компрессоров. В решении ГКО указывалось, что работники нефтяной промышленности считаются мобилизованными на все время войны и не подлежат призыву в армию, а те нефтяники, которые находятся в рядах армии, подлежат демобилизации и откомандированию на нефтепромыслы.

В 1943 г. положение с нефтедобычей в стране оставалось тяжелым: нефтедобывающая промышленность в целом не увеличила, а снизила добычу нефти. Но, несмотря на это, выработка горючего для самолетов, танков и автомашин не только не уменьшилась, а, наоборот, увеличилась благодаря напряженному труду рабочих коллективов предприятий нефтеперерабатывающей промышленности и применению новой технологии, которая позволила получать из нефти максимальное количество бензина, керосина и масел. В 1943 г. производство бензина в стране увеличилось на 10% по сравнению с 1942 г., дизельного топлива — в 2,3 раза, моторного топлива — в 1,7 раза49.

Партийные организации Азербайджана, Казахстана, Туркмении, Узбекистана и Волжско-Уральского нефтяного района направили усилия работников нефтяной промышленности на выполнение заданий ГКО по увеличению добычи нефти и развитию нефтяных промыслов, быстрый ввод в строй новых скважин и использование всех имевшихся на предприятиях внутренних ресурсов для расширения мощностей нефтяной промышленности.

Война поставила перед нефтедобывающей промышленностью и такую неотложную задачу, как увеличение производительности действующего фонда нефтяных скважин без больших капитальных затрат. С этой целью особое внимание уделялось продлению срока службы действующих и максимальному сокращению количества бездействующих скважин. Исключительное значение придавалось обеспечению стабильности дебитов скважин и компенсации их естественного падения. Это достигалось путем ввода в действие простаивающих скважин, а также внедрения таких технических мероприятий в области бурения новых скважин, которые гарантировали быстрый прирост добычи нефти. Большое внимание уделялось капитальному и текущему ремонту бурового и эксплуатационного оборудования промыслов, оборудования нефтеперерабатывающих заводов и энергетического хозяйства, а также снабжению нефтяной промышленности оборудованием и различными запасными частями.

В 1944 г. широко разрабатывались неглубоко залегающие горизонты во всех старых нефтяных районах востока страны и осуществлялись мероприятия по улучшению технологического режима эксплуатации действующих скважин.

После организации в 1944 г. при «Азнефти» треста морского бурения возобновились буровые работы, поиски и разработка новых месторождений на Апшеронском полуострове и в Каспийском море. Увенчались успехом настойчивые поиски нефти в районах «Второго Баку», где на основе научных прогнозов советских геологов были открыты высокодебитные нефтяные месторождения. Например, в районе Туймазы в Башкирской АССР были обнаружены нефтяные залежи, имеющие площадь нефтеносности в несколько десятков квадратных метров.

Все это имело большое значение для увеличения добычи и переработки нефти.

Большую организаторскую работу, направленную на развитие нефтяной промышленности, провела партийная организация Башкирской АССР. В июне 1944 г. пленум Башкирского обкома партии обсудил работу предприятий Башкирского нефтекомбината и обратил внимание на необходимость усилить разведочное бурение в более глубоких, девонских пластах Туймазинского нефтяного месторождения.

Хотя в годы Отечественной войны нефтяная промышленность в целом еще не достигла довоенного объема буровых работ, широкое распространение, особенно на востоке страны, получил новый вид бурения — турбинный. Этот способ стал применяться в Баку, Грозном, Дагестане, Краснокамске, Башкирии и Куйбышевской области. Турбинный способ доказал свое значительное преимущество перед роторным, вращательным способом бурения, так как обеспечивал непрерывный рост скорости бурения. В области техники самого бурения новым достижением явилось внедрение направленного бурения турбобуром, освоенное впервые на нефтепромыслах Пермской области в 1943 г.

За последние три года войны значительно повысилась роль восточных районов в обеспечении народного хозяйства и армии горючим. Удельный вес восточных районов в общесоюзной добыче нефти в 1943 г. составил 23,8%, в 1944 г. — 25,5, в 1945 г. — 28,3%.

Хотя в 1944 г. наметился некоторый перелом в работе нефтяной промышленности в целом и она несколько увеличила добычу нефти по сравнению с 1943 г., но все главные отрасли тяжелой индустрии СССР на завершающем этапе войны развивались более ускоренными темпами, чем нефтяная промышленность. Вследствие огромных трудностей военного времени добыча нефти росла медленно. К 1944 г. в стране было добыто 18,2 млн. т нефти, в 1945 г. — 19,4 млн. т против 17,9 млн. т в 1943 г. Даже в 1945 г. нефтяная промышленность достигла только 62% довоенного уровня.

В годы войны добыча нефти по укрупненным районам характеризуется следующими данными (млн. т)50:

 

1940 г.

1941 г.

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 г.

Всего по СССР

31,1

33,0

22,0

17,9

18,2

19,4

в % к 1940 г.

100

106,0

70,6

57,7

58,6

62,4

Прифронтовые районы (УССР, Северный Кавказ, АзССР)

27,2

28,7

17,8

13,5

13,4

13,7

в % к 1940 г.

100

105,3

65,3

49,7

49,3

50,2

Районы, удаленные от фронта

3,9

4,3

4,2

4,4

4,8

5,7

в % к 1940 г.

100

110,3

107,0

113,4

123,2

146,5

К числу центральных проблем военной экономики относилась и проблема обеспечения горючим и маслами самолетов, танков, самоходных пушек, автомашин, тракторов, кораблей, подводных лодок. Поэтому партия и правительство постоянно уделяли внимание работе нефтеперерабатывающей промышленности. За годы войны в этой отрасли был осуществлен ряд важных мероприятий.

Прежде всего коренной перестройке подвергся процесс переработки нефти. В связи с огромным ростом выпуска моторов, потребовавшим большого количества высокооктанового топлива, нефтеперерабатывающая промышленность перешла на производство так называемых базовых бензинов, стала разрабатывать и осуществлять наряду с другими методами очистку бензинов от серы. Проводилась также большая работа по сортировке нефти и внедрению синтетических методов выработки высокооктановых бензинов. Эти меры позволили уже в первый период войны полностью удовлетворить возросшие потребности авиации в нужных ей бензинах.

Первостепенным делом было обеспечение потребностей авиации и моторизованных наземных войск в маслах. Нефтеперерабатывающая промышленность обеспечила дополнительную выработку авиационных масел из парафинистых нефтей Эмбенского района, а также значительно расширила производство масел за счет сортировки масляных нефтей и применения разработанной в военное время рецептуры по очистке смеси нефтей различных месторождений. Внедрение более совершенных технологических схем на действовавших предприятиях и пуск в эксплуатацию новых нефтеперегонных установок в восточных районах обеспечили увеличение отбора светлых продуктов из нефтей.

На протяжении всей войны производство авиационного бензина было выше довоенных размеров, а производство автомобильного бензина сократилось. По сравнению с довоенным периодом снизилось также производство всех остальных видов жидкого топлива: керосина, дизельного топлива, моторного топлива и топливного мазута.

Во время Отечественной войны высокими темпами развивалась газовая промышленность. До войны главной базой добычи природных газов была Азербайджанская ССР, доля которой в общесоюзной добыче составляла 78%. В 1940 г. проводились работы по развитию использования природных газов на Кавказе, увеличению их добычи в районах Волги, Урала, Средней Азии. В Поволжье промышленное использование газовых месторождений началось с вводом в эксплуатацию Елшанского месторождения в районе Саратова и с пуском газопровода Елшанск — Саратов.

В военные годы был построен газопровод Бугуруслан — Куйбышев и строился газопровод Саратов — Москва.

Хотя в целом по СССР добыча природных газов за годы войны несколько уменьшилась (главным образом вследствие сокращения в 2,6 раза добычи в Азербайджанской ССР), на Урале она возросла к концу войны в 8,8 раза. До войны в Поволжье газ не добывался, а в 1945 г. его доля составила 22% общей добычи газа в стране.

Природные газы сыграли большую роль в снабжении топливом саратовских и куйбышевских предприятий. Не только промышленность, но и значительная часть коммунального хозяйства, особенно г. Саратова, снабжалась во время войны природным газом, что дало большой экономический эффект. В 1944 г. в Куйбышевской и Челябинской областях благодаря развитию добычи природных газов в Бугурусланском районе газ стали получать более 140 промышленных предприятий, что позволило заменить сотни тысяч тонн дальнепривозного карагандинского угля.

За годы войны произошли качественные изменения в топливном балансе страны. Это видно из следующей динамики и структуры добычи топлива в 1940—1945 гг.51:

 

1940 г.

1945 г.

1945 г. в % к 1940 г.

Структура снижения добычи условного топлива

Добыча

В % к итогу

Добыча

В % к итогу

Уголь, млн. т

165,9

59,1

149,3

62,2

90,0

48,35

Нефть (включая газовый концентрат), млн. т

31,1

18,7

19,4

15,0

62,4

31,85

Природный газ (включая газ попутной добычи), млрд. куб. м

3,2

1,9

3,3

2,3

103,1

0,35

Торф, млн. т

33,2

5,7

22,4

4,9

67,5

8,3

Сланцы, млн. т

1,7

0,3

1,4

0,2

82,4

0,35

Дрова, млн. плотных куб. м

128,2

14,3

106,8

15,2

83,3

10,8

Всего топлива, млн. тут

237,7

100

185

100

77,8

100

Если в структуре предвоенного топливного баланса уголь и нефть составляли 77,8%, а дрова, торф и сланцы — 20,3%, то в первые годы войны это соотношение ухудшилось.

Так, в 1941—1943 гг. доля минерального топлива (угля и нефти) резко снизилась, а доля древесного топлива — повысилась. В 1944—1945 гг. происходил процесс повышения удельного веса угля и снижения доли нефти. В 1945 г. в структуре топливного баланса удельный вес угля составил 62,2%), а доля нефти, имевшей экономические преимущества по сравнению с углем, соответственно снизилась до 15%. В то же время наметилась тенденция к возрастанию в топливном балансе доли природного газа, но повышение удельного веса этого высокоэффективного топлива было крайне незначительным.