• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

Черная и цветная металлургия

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 

Отечественная война выдвинула перед черной металлургией в качестве важнейшей военно-хозяйственной задачи дальнейший рост выплавки металла, необходимого во всевозрастающем количестве для производства военной техники. Однако увеличить мощности металлургической промышленности было гораздо труднее, чем военной.

Если значительного расширения мощностей военной промышленности можно было достичь за счет переключения гражданских предприятий на военное производство и перевода предприятий на круглосуточную работу, то у металлургии таких возможностей не было, так как на производство металла нельзя было мобилизовать какие-либо предприятия других отраслей, а сами металлургические заводы в соответствии с их технологией непрерывного производства и в мирное время работали круглосуточно.

Существенной трудностью для металлургической промышленности был переход на выпуск специальных сортов металла для военной продукции, таких, как специальные стали, броневой лист, снарядная заготовка и др. Выпуск их требовал больше времени, чем выпуск обычного, так называемого торгового металла.

Производство металла требовало наличия взаимосвязанной и слаженной системы различных производств, огромного количества железной руды, коксующихся углей, известняка, марганца и, следовательно, создания необходимых мощностей в смежных отраслях, которые снабжали металлургические предприятия сырьем и вспомогательными материалами и развитие которых в свою очередь зависело от проведения целого комплекса работ по разведке месторождений, наращиванию мощностей в добывающих отраслях и т.д.

В первый период Отечественной войны эти трудности усугублялись потерей южной металлургической базы, дававшей до войны примерно 2/3 всей выплавки чугуна и более половины производства стали, а также резким сокращением производства металла в центральных районах в связи с приближением к ним боевых действий. Потребовалось перенести центр тяжести производства металлургической продукции в восточные районы, что повлекло за собой резкое сокращение производства металла. Между тем потребности в металле значительно увеличились, и в первую очередь военной промышленности. Коренным образом изменилась и номенклатура металла. Особенно резко возросла потребность в качественном металле, а он выпускался тогда в крайне ограниченных размерах. Поскольку качественный металл был необходим для производства самолетов и танков, предстояло в кратчайший срок значительно расширить его производство.

Проблема обеспечения металлом военной промышленности сильно обострилась в период падения производства всех видов промышленной продукции. Во втором полугодии 1941 и первом квартале 1942 г. уровень производства черных металлов был самым низким. Снижение уровня производства черных металлов в это время было вызвано главным образом сокращением производственных мощностей черной металлургии в связи с перебазированием предприятий на восток, серьезной перестройкой сортамента металла применительно к нуждам войны, а также неудовлетворительным материальным обеспечением, особенно топливом, из-за снижения объема железнодорожных перевозок сырья для металлургических предприятий. Кроме того, предприятия черной металлургии крайне нуждались в марганце. Без ферромарганца, который является основным раскислителем, невозможно производство стали. Между тем Никопольский марганцевый рудник был временно оккупирован фашистами, а доставки марганцевой руды с рудников треста «Чиатурмарганец» в Грузии были затруднены военными действиями.

ЦК ВКП(б), ГКО и СНК СССР приняли ряд чрезвычайных мер по оказанию помощи предприятиям черной металлургии. ГКО утвердил специальный план строительства и наращивания мощностей черной металлургии. Осуществлялись мероприятия, направленные на улучшение материально-технического снабжения предприятий и строек черной металлургии и создание необходимых запасов топлива и сырья для металлургической промышленности. Изыскивались внутренние резервы и потенциальные возможности для увеличения выпуска металла. Главное внимание сосредоточивалось на увеличении производства металлургической продукции в восточных районах путем эффективного использования созданной здесь до войны второй металлургической базы и ввода новых производственных мощностей за счет использования эвакуированного оборудования и интенсивного строительства новых предприятий.

В результате принятых мер предприятия черной металлургии прошли критическую стадию: с марта 1942 г. сокращение выпуска металла было приостановлено. Во втором полугодии 1942 г. по сравнению с первым выплавка чугуна увеличилась на 9%, стали — на 4, производство проката — на 7%. Если в январе 1942 г. из 10 металлургических заводов Урала и Сибири государственный план выполнил лишь один завод, то в мае и июне — уже 9 заводов. С августа 1942 г. металлургические заводы восточных районов обеспечили дальнейшее увеличение выплавки металла.

Однако черная металлургия в целом не выполнила годового задания, хотя и дала прирост продукции. В 1942 г. выпуск стали составил лишь 8 млн. т. Между тем гитлеровская Германия в тот год получила 32 млн. т стали.

Острую нехватку металла испытывали предприятия всех наркоматов. Они были вынуждены заменить дефицитные виды проката менее дефицитными. Например, вместо стальных отливок и поковок стали применяться детали из ковкого чугуна. Чугуном заменялась даже бронза, разумеется в допустимых пределах.

Но и в дальнейшем металлургическая промышленность продолжала испытывать трудности вследствие крайне недостаточного снабжения топливом, электроэнергией и обеспечения трудовыми ресурсами. Порой дело доходило до остановки предприятий. Например, в конце 1942 и начале 1943 г. из-за отсутствия топлива, электроэнергии, перебоев в снабжении железной и марганцевой рудами остановился ряд доменных, мартеновских печей и прокатных станов на заводах восточных районов. На таком крупнейшем металлургическом комбинате, как Магнитогорский, доменные и коксовые печи были переведены на тихий ход, из 19 мартеновских печей работало только 11, из 10 прокатных станов — 4. На Челябинском ферросплавном заводе из 17 печей действовало только 5. Доменные печи Новотагильского комбината, Ашинского и Саткинского металлургических заводов работали тихим ходом. Мартеновские печи и прокатные станы стояли и на ряде других заводов34.

Многие металлургические предприятия к концу 1942 г. имели огромную задолженность потребителям металла. Например, Магнитогорский металлургический комбинат недодал стране в 1942 г. 120 тыс. т стали. Комбинат не справился и с планом первого квартала 1943 г. Кузнецкий металлургический комбинат также недодавал потребителям выделенный им по плану металл. Главная причина отставаний состояла в срыве доставки предприятиям черной металлургии руды, дров, лесных материалов из-за неудовлетворительной работы транспорта.

Положение с обеспечением металлургической промышленности топливом, электроэнергией и рудой стало предметом специального рассмотрения ЦК ВКП(б) и ГКО.

ЦК ВКП(б) обязал первых секретарей Свердловского, Челябинского, Пермского, Кемеровского, Новосибирского, Карагандинского и других обкомов партии взять под строгий контроль все металлургические предприятия и постоянно оказывать им всемерную помощь. ГКО в принятом 7 февраля 1943 г. постановлении «О мерах неотложной помощи черной металлургии» потребовал от наркоматов первоочередного выполнения заказов предприятий черной металлургии, бесперебойного обеспечения их топливом, электроэнергией, сырьем, материалами: коксующимися углями, железной и марганцевой рудами, огнеупорами и др. В постановлении предусматривалось и первоочередное обеспечение строительства предприятий черной металлургии металлом, металлоконструкциями, цементом, лесом и трудовыми ресурсами35.

ЦК партии и Советское правительство призвали тружеников черной металлургии в кратчайший срок резко увеличить производство металла и смягчить его дефицит. Металлурги ответили на призыв и помощь партии и правительства героическим трудом, приняли социалистические обязательства всемерно форсировать темпы производства металлов, легированной стали, броневого проката.

В 1943 г. возросли вдвое по сравнению с 1942 г. капиталовложения в черную металлургию, электроэнергетику, а также угольную промышленность. Широким фронтом велось строительство домен, электропечей, прокатных станов. Начиная с 1943 г. стали увеличиваться добыча руды и производство металла. Советские Вооруженные Силы перестали испытывать недостаток в вооружении и боеприпасах.

В результате большой помощи, оказанной предприятиям черной металлургии, улучшилось использование мощностей на действовавших металлургических заводах. Значительного роста производства черных металлов достигли Кузнецкий и Магнитогорский металлургические комбинаты.

В 1943 г. на 62% увеличил производство металла дальневосточный завод «Амурсталь». В 1943 г. в стране было выплавлено 5,6 млн. т чугуна, 8,5 млн. т стали, получено 5,7 млн. т проката.

Ударными темпами сооружались Беговатский металлургический завод в Узбекской ССР, Карагандинский металлургический завод в Казахской ССР. Усилиями трудящихся советских республик в предельно сжатые сроки были построены заводы ферросплавов в Актюбинске и Новокузнецке.

В 1944 г. продолжался значительный рост производства металла. Выплавка чугуна увеличилась на 1,7 млн. т по сравнению с 1943 г. В восточных районах СССР производство чугуна увеличилось на 47%, стали — на 34, проката — на 34% против 1940 г. Наиболее высокого уровня производства металла достигли Кузнецкий и Магнитогорский комбинаты. В марте 1944 г. первую плавку стали осуществил металлургический завод в Беговате (Узбекская ССР), а в декабре 1944 г. — в Темиртау (Казахская ССР). В 1944 г. большое количество металла выпустили предприятия Среднего и Западного Урала. Уральские металлургические заводы освоили выпуск ряда новых марок стали, в том числе для производства автомобилей, тракторов, нефтяного оборудования. Начали давать металл восстанавливаемые Новотульский, Косогорский и другие заводы Центра и частично Юга страны.

В 1945 г. выплавка чугуна в стране увеличилась по сравнению с 1943 г. на 3,2 млн. т, выплавка стали — на 3,7 млн. т, выпуск проката — на 2,8 млн. т.

За годы войны производство металла составило (тыс. т)36:

 

1940 г.

1941 г.

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 г.

Чугун

14 902

13 816

4 779

5 591

7 296

8 803

Сталь

18 317

17 898

8 070

8 475

10 887

12 252

Прокат

13 113

12 588

5 415

5 675

7 878

8 485

В годы войны произошли коренные изменения в структуре производства металла. В сортаменте проката черных металлов резко возросло значение качественного проката и снизилась роль рядового проката (рельсов, балок, швеллеров, сортового и листового металла), имевшего большой удельный вес в мирное время. Это объясняется тем, что для производства вооружения потребовалось значительное количество высококачественных сталей, в состав которых в качестве компонентов входят марганец, хром, ванадий, а также ряд других редких металлов. Особенно значительный рост производства качественного проката был достигнут на восточных заводах: в 1944 г. он составлял 68% против 26% в 1940 г. Восточная металлургия производила на 30% больше качественного проката, чем вся черная металлургия в предвоенный год37.

На металлургических заводах Урала и Западной Сибири была успешно освоена и непрерывно росла выплавка легированной стали, увеличивался выпуск броневого проката. Между тем перед войной восточная металлургия выпускала только рядовые стали и совершенно не производила броневую сталь, поковки для авиационной и танковой промышленности; незначительным был выпуск тонкостенных труб для авиации. Поскольку во время войны возникла неотложная необходимость увеличить на базе восточных районов, где сосредоточилась основная масса эвакуированных металлургических предприятий, выпуск качественных сталей для военной промышленности, был осуществлен перевод производства некачественных сталей на производство качественных, для чего потребовалось срочно изменить технологию действующих сталеплавильных и прокатных цехов.

Сложность решения этой задачи состояла, во-первых, в том, что материально-техническая база (оборудование и вся оснастка) большинства металлургических цехов восточных заводов была приспособлена для производства рядовых сталей и не отвечала требованиям производства качественных и высококачественных сталей, необходимых для выпуска военной техники. Во-вторых, процесс производства проката конструкционного металла для военной техники был значительно сложнее производства металла обычного типа сортамента и минимум в 1,5—2 раза превосходил его по трудоемкости. В-третьих, если до войны восточные металлургические заводы выпускали продукцию в небольшом количестве и на небольших агрегатах, то теперь им предстояло срочно освоить массовое производство новой для них продукции и более сложное оборудование, что создавало дополнительные трудности.

Из-за отсутствия специальных печей качественные стали нужно было выплавлять в обычных мартеновских печах, что потребовало модернизации печей, установки дополнительного оборудования и изменения технологии производства. Восточные металлурги в короткий срок внедрили форсированный нагрев мартеновских печей, повысили их стойкость, установили особый тепловой режим и тщательный контроль за ходом плавки, сменили и пополнили парк изложниц, ковшей и других устройств, а также перестроили всю организацию производства в сталеплавильных цехах. В результате этих усилий была успешно освоена выплавка качественных сталей в мартеновских печах.

Ускоренными темпами устанавливались и приводились в действие эвакуированные с южных заводов прокатные станы, строились большие термические цехи с печами, оборудованными специальной контрольно-измерительной аппаратурой, осваивалась термическая обработка брони. Производственные мощности восточной металлургии по выпуску броневого проката значительно расширились. Выплавка броневой стали производилась также в больших мартеновских печах. При этом броневая сталь выплавлялась прямым мартеновским процессом, минуя общепринятый ранее дуплекс-процесс, почти вдвое уменьшавший производительность мартеновских печей. В 1942 г. доля качественного проката в общем объеме производства проката черных металлов увеличилась в 2,6 раза, а рядового проката уменьшилась в 2 раза.

Благодаря принятым мерам восточные металлургические заводы смогли в кратчайший срок полностью удовлетворить потребности танкостроителей в броне. Выпускаемая ими сталь для брони превосходила прочность вражеской стали, что явилось одним из выдающихся достижений тружеников восточной металлургии.

Ответственной задачей явилось освоение и развитие производства поковок для танковой и авиационной промышленности. До войны эту продукцию выпускали лишь специальные кузнечно-штамповочные цехи завода «Электросталь». Взамен этого завода, вышедшего временно из строя, по решению ГКО в трехмесячный срок в Чебаркуле Челябинской области был построен специальный завод по производству поковок из высших сортов высококачественной стали.

Так же остро стояла проблема развития на востоке СССР производства труб широкого ассортимента: тонко- и толстостенных, малого и большого диаметров, холоднотянутых и горячекатаных. Единственными производителями некоторых труб, особенно больших диаметров, изготовляемых из слитков, до войны были южные заводы. Хотя в довоенные годы в восточных районах было налажено трубное производство, но оно выпускало трубы не тех размеров, которые требовались для производства минометов, авиабомб, корпусов и моторной группы самолетов.

В кратчайший срок на востоке страны на базе оборудования, эвакуированного с южных заводов и установленного в существующих и вновь строящихся цехах, была создана мощная трубная промышленность. Сортамент труб, выпускавшихся на предприятиях восточных районов, расширился, и потребности военной промышленности удовлетворялись в полной мере.

На восточных заводах черной металлургии значительно возрос выпуск мин, баллонов и другой военной продукции. Объем их производства в несколько раз превышал размеры довоенного общесоюзного производства таких оборонных изделий.

С ростом военного производства значительно увеличился расход легированных сталей. Однако вследствие оккупации южных районов Советский Союз временно лишился почти всего производства ферромарганца, значительной части производства ферросилиция и феррохрома. Нужно было возместить эти потери, и это было сделано.

Производство ферромарганца освоили на Урале на базе местных и казахстанских руд. Магнитогорский комбинат и другие предприятия организовали плавку ферромарганца в доменных печах объемом свыше 1 тыс. куб. м. Для компенсации потерянных мощностей южных заводов по производству ферросилиция была разработана технология выплавки его в малых сталеплавильных печах. В последующем ферросилиций производился в нормальных ферросплавных печах на вновь построенных ферросплавных заводах.

В начале войны выплавка феррохрома была освоена в доменных печах. Одновременно благодаря новой технологии выплавки рафинированного феррохрома удалось увеличить в 1,5—2 раза производительность действующих электропечей. Но непрерывный рост потребности в ферросплавах в ходе войны, главным образом в связи с расширением производства брони, заставил развернуть строительство новых мощностей. За военные годы были введены в действие два новых ферросплавных завода, что позволило резко поднять по сравнению с предвоенным уровнем выплавку ферросплавов на восточных заводах черной металлургии.

В годы войны большое внимание уделялось расширению железорудной базы. Мощности предприятий по добыче железной руды значительно увеличились, и соответственно возросли возможности для обеспечения железной рудой черной металлургии восточных районов. Кроме того, широко развернулись поисковые работы, благодаря которым умножились разведанные запасы железных руд. Даже в первые, самые трудные годы войны прирост запасов железных руд в восточных районах составил 27%.

Сложной проблемой в период войны оказалось снабжение восточной металлургии марганцем. Дело в том, что добыча марганцевой руды в довоенное время в основном была сосредоточена на Украине и в Грузии, а на долю Урала и Восточной Сибири приходилось только 8% основной добычи марганца. Однако начиная с осени 1941 г. Магнитогорский, и Кузнецкий комбинаты были полностью обеспечены местной марганцевой рудой взамен привозимой с Кавказа. База восточной марганцевой промышленности значительно расширилась за счет освоения новых рудников в Серовском и Ивдельском районах Свердловской области, в Уразовском районе Башкирской АССР, в Джездинском районе Карагандинской области (близ Джезказгана), в Мазульском районе Красноярского края (около Ачинска).

Быстро растущая черная металлургия потребовала расширения производства кокса. Задача обеспечения коксом новых мощных доменных печей, чугунолитейного производства, цветной металлургии, химической и других отраслей промышленности решалась путем форсирования работы действующих на востоке страны коксовых печей, батарей, коксохимических заводов и скоростного строительства новых коксовых заводов. В первую очередь налаживалось производство таких химических продуктов, которые до войны выпускались только на юге. Реконструкция ректификационных цехов коксохимических заводов и внедрение повой технологии дали возможность увеличить выход фенолов и поглотительных масел. В химических цехах коксовых заводов был организован ряд новых производств: специальной фенольной фракции для выработки пластмасс, чистого пиридина для выработки сульфидина, карболки, флотореагентов для промышленности цветных металлов и золота. Выпуск химической продукции значительно расширился.

Для того чтобы обеспечить нормальное снабжение потребителей металлическими изделиями, прежде всего в кратчайшие сроки было установлено все оборудование метизной промышленности, эвакуированное из временно оккупированных врагом районов. В первые же месяцы войны на Урале ввели в строй несколько новых цехов по производству тросов и пружин. Производство стальной ленты было расширено до размеров, полностью удовлетворявших потребности военной промышленности. Большое значение имело улучшение качества тросов, пружин и ленты, так как эти изделия использовались при изготовлении деталей самых важных узлов боевых машин, вооружения и боеприпасов.

В условиях войны из-за перебоев в снабжении высококалорийными видами топлива в тяжелом положении оказались энергетические цехи предприятий черной металлургии. Перегруженный военными перевозками транспорт не мог обеспечить нормальный подвоз дальнепривозного топлива. Поэтому многие энергетические установки черной металлургии были переведены на местные виды топлива: дрова, торф, бурые угли, ишимбаевскую нефть, что потребовало приспособления топок и генераторов для сжигания местных видов топлива. Реконструкция предприятий была проведена в сжатые сроки. Таким образом, был найден выход из топливных затруднений.

В военные годы были проведены крупнейшие мероприятия по увеличению производства всех видов важнейших стратегических материалов. Цветным и редким металлам принадлежала исключительная роль в обеспечении производства многих машин, боевой техники и боеприпасов. Например, без меди немыслимо производство боеприпасов и аккумуляторов для подводных лодок; без алюминия невозможно осуществлять самолетостроение, изготовлять отражающие зеркала прожекторов; без никеля, молибдена, вольфрама, ванадия нельзя выпускать легированные стали: нержавеющие, жароустойчивые, орудийные и пулеметные стволы, бронебойные снаряды и т.д.

Большую роль в увеличении производства цветных металлов сыграли постановления ЦК ВКП(б), ГКО и СНК СССР, направленные на устранение «узких мест» в развитии цветной металлургии. Во исполнение решений правительства в 1943 г. вступили в строй алюминиевые заводы в Кузбассе, Свердловской, Кемеровской областях, комбинат по добыче сурьмы и ртути в Киргизской ССР и другие предприятия во многих районах страны.

Ресурсы цветных металлов значительно пополнялись в результате расширения мощностей Уральского алюминиевого, Березниковского магниевого и других комбинатов. В Западной Сибири было организовано производство алюминия и олова. В Казахстане, Узбекистане, Туркменистане, Таджикистане и Киргизии был осуществлен ввод в действие новых мощностей по добыче и обогащению свинцовой и вольфрамовой руд, увеличению производства сурьмы, ртути, молибдена, ванадия и других редких металлов, в которых нуждалась военная промышленность.

В первый год войны вследствие эвакуации Мончегорского комбината выпуск никеля снизился почти наполовину. Благодаря форсированному использованию всех мощностей комбината «Южуралникель» и Уфалейского завода, а также проведению других мер удалось значительно увеличить производство никеля и обеспечить повышенную потребность в нем восточной металлургии.

В годы войны в связи с растущим потреблением предприятиями черной металлургии легирующих материалов резко увеличились добыча вольфрамовых концентратов и производство молибденовой продукции. Исключительно важную задачу решила цветная металлургия, освоив выпуск сердечников для бронебойных пуль и снарядов. Восточная промышленность не имела опыта такого производства. Впервые выпуск сердечников для бронебойных пуль и снарядов освоил Московский комбинат твердых сплавов, несмотря на то что значительная часть необходимого для этого оборудования была вывезена на Урал. В дальнейшем на Урале без значительных капиталовложений в помещении гаража и механических мастерских медного предприятия смонтировали и ввели в строй второй завод (дублер) твердых сплавов.

В военный период были открыты новые залежи молибдена, интенсивная разработка которых позволила уже в 1943 г. увеличить по сравнению с 1940 г. выпуск молибденового концентрата.

Сложнее обстояло дело с медью. В 1942 г. достигнутый до войны уровень производства меди снизился вследствие резкого сокращения подачи электроэнергии медным предприятиям Урала. Поэтому в первую очередь максимально использовались и увеличивались мощности на тех предприятиях, где трудности со снабжением электроэнергией и топливом ощущались в меньшей мере. Одними из первых увеличили выпуск продукции предприятия медной промышленности Казахстана, находившиеся в лучшем положении.

В первый период войны промышленности не хватало цветного проката. По указанию ГКО Наркомцветмет срочно принял меры для расширения производства этой продукции. С января 1942 г. начал регулярно выпускать цветной прокат завод, введенный в строй в г. Ревде, что значительно облегчило положение промышленности.

В результате принятых мер цветная металлургия в основном бесперебойно обеспечивала военное хозяйство страны важнейшими стратегическими материалами. Уже в 1943 г. был заметно превзойден уровень 1940 г. по производству важнейших видов цветных металлов: алюминия первичного — на 4%, никеля — на 29, олова — на 68, вольфрамовых концентратов — на 84, молибденовых — на 230%. В 1944 г. рост производства важнейших видов цветных металлов составил по сравнению с 1943 г. в среднем 34,7%38.

Отечественная война выдвинула перед черной металлургией в качестве важнейшей военно-хозяйственной задачи дальнейший рост выплавки металла, необходимого во всевозрастающем количестве для производства военной техники. Однако увеличить мощности металлургической промышленности было гораздо труднее, чем военной.

Если значительного расширения мощностей военной промышленности можно было достичь за счет переключения гражданских предприятий на военное производство и перевода предприятий на круглосуточную работу, то у металлургии таких возможностей не было, так как на производство металла нельзя было мобилизовать какие-либо предприятия других отраслей, а сами металлургические заводы в соответствии с их технологией непрерывного производства и в мирное время работали круглосуточно.

Существенной трудностью для металлургической промышленности был переход на выпуск специальных сортов металла для военной продукции, таких, как специальные стали, броневой лист, снарядная заготовка и др. Выпуск их требовал больше времени, чем выпуск обычного, так называемого торгового металла.

Производство металла требовало наличия взаимосвязанной и слаженной системы различных производств, огромного количества железной руды, коксующихся углей, известняка, марганца и, следовательно, создания необходимых мощностей в смежных отраслях, которые снабжали металлургические предприятия сырьем и вспомогательными материалами и развитие которых в свою очередь зависело от проведения целого комплекса работ по разведке месторождений, наращиванию мощностей в добывающих отраслях и т.д.

В первый период Отечественной войны эти трудности усугублялись потерей южной металлургической базы, дававшей до войны примерно 2/3 всей выплавки чугуна и более половины производства стали, а также резким сокращением производства металла в центральных районах в связи с приближением к ним боевых действий. Потребовалось перенести центр тяжести производства металлургической продукции в восточные районы, что повлекло за собой резкое сокращение производства металла. Между тем потребности в металле значительно увеличились, и в первую очередь военной промышленности. Коренным образом изменилась и номенклатура металла. Особенно резко возросла потребность в качественном металле, а он выпускался тогда в крайне ограниченных размерах. Поскольку качественный металл был необходим для производства самолетов и танков, предстояло в кратчайший срок значительно расширить его производство.

Проблема обеспечения металлом военной промышленности сильно обострилась в период падения производства всех видов промышленной продукции. Во втором полугодии 1941 и первом квартале 1942 г. уровень производства черных металлов был самым низким. Снижение уровня производства черных металлов в это время было вызвано главным образом сокращением производственных мощностей черной металлургии в связи с перебазированием предприятий на восток, серьезной перестройкой сортамента металла применительно к нуждам войны, а также неудовлетворительным материальным обеспечением, особенно топливом, из-за снижения объема железнодорожных перевозок сырья для металлургических предприятий. Кроме того, предприятия черной металлургии крайне нуждались в марганце. Без ферромарганца, который является основным раскислителем, невозможно производство стали. Между тем Никопольский марганцевый рудник был временно оккупирован фашистами, а доставки марганцевой руды с рудников треста «Чиатурмарганец» в Грузии были затруднены военными действиями.

ЦК ВКП(б), ГКО и СНК СССР приняли ряд чрезвычайных мер по оказанию помощи предприятиям черной металлургии. ГКО утвердил специальный план строительства и наращивания мощностей черной металлургии. Осуществлялись мероприятия, направленные на улучшение материально-технического снабжения предприятий и строек черной металлургии и создание необходимых запасов топлива и сырья для металлургической промышленности. Изыскивались внутренние резервы и потенциальные возможности для увеличения выпуска металла. Главное внимание сосредоточивалось на увеличении производства металлургической продукции в восточных районах путем эффективного использования созданной здесь до войны второй металлургической базы и ввода новых производственных мощностей за счет использования эвакуированного оборудования и интенсивного строительства новых предприятий.

В результате принятых мер предприятия черной металлургии прошли критическую стадию: с марта 1942 г. сокращение выпуска металла было приостановлено. Во втором полугодии 1942 г. по сравнению с первым выплавка чугуна увеличилась на 9%, стали — на 4, производство проката — на 7%. Если в январе 1942 г. из 10 металлургических заводов Урала и Сибири государственный план выполнил лишь один завод, то в мае и июне — уже 9 заводов. С августа 1942 г. металлургические заводы восточных районов обеспечили дальнейшее увеличение выплавки металла.

Однако черная металлургия в целом не выполнила годового задания, хотя и дала прирост продукции. В 1942 г. выпуск стали составил лишь 8 млн. т. Между тем гитлеровская Германия в тот год получила 32 млн. т стали.

Острую нехватку металла испытывали предприятия всех наркоматов. Они были вынуждены заменить дефицитные виды проката менее дефицитными. Например, вместо стальных отливок и поковок стали применяться детали из ковкого чугуна. Чугуном заменялась даже бронза, разумеется в допустимых пределах.

Но и в дальнейшем металлургическая промышленность продолжала испытывать трудности вследствие крайне недостаточного снабжения топливом, электроэнергией и обеспечения трудовыми ресурсами. Порой дело доходило до остановки предприятий. Например, в конце 1942 и начале 1943 г. из-за отсутствия топлива, электроэнергии, перебоев в снабжении железной и марганцевой рудами остановился ряд доменных, мартеновских печей и прокатных станов на заводах восточных районов. На таком крупнейшем металлургическом комбинате, как Магнитогорский, доменные и коксовые печи были переведены на тихий ход, из 19 мартеновских печей работало только 11, из 10 прокатных станов — 4. На Челябинском ферросплавном заводе из 17 печей действовало только 5. Доменные печи Новотагильского комбината, Ашинского и Саткинского металлургических заводов работали тихим ходом. Мартеновские печи и прокатные станы стояли и на ряде других заводов34.

Многие металлургические предприятия к концу 1942 г. имели огромную задолженность потребителям металла. Например, Магнитогорский металлургический комбинат недодал стране в 1942 г. 120 тыс. т стали. Комбинат не справился и с планом первого квартала 1943 г. Кузнецкий металлургический комбинат также недодавал потребителям выделенный им по плану металл. Главная причина отставаний состояла в срыве доставки предприятиям черной металлургии руды, дров, лесных материалов из-за неудовлетворительной работы транспорта.

Положение с обеспечением металлургической промышленности топливом, электроэнергией и рудой стало предметом специального рассмотрения ЦК ВКП(б) и ГКО.

ЦК ВКП(б) обязал первых секретарей Свердловского, Челябинского, Пермского, Кемеровского, Новосибирского, Карагандинского и других обкомов партии взять под строгий контроль все металлургические предприятия и постоянно оказывать им всемерную помощь. ГКО в принятом 7 февраля 1943 г. постановлении «О мерах неотложной помощи черной металлургии» потребовал от наркоматов первоочередного выполнения заказов предприятий черной металлургии, бесперебойного обеспечения их топливом, электроэнергией, сырьем, материалами: коксующимися углями, железной и марганцевой рудами, огнеупорами и др. В постановлении предусматривалось и первоочередное обеспечение строительства предприятий черной металлургии металлом, металлоконструкциями, цементом, лесом и трудовыми ресурсами35.

ЦК партии и Советское правительство призвали тружеников черной металлургии в кратчайший срок резко увеличить производство металла и смягчить его дефицит. Металлурги ответили на призыв и помощь партии и правительства героическим трудом, приняли социалистические обязательства всемерно форсировать темпы производства металлов, легированной стали, броневого проката.

В 1943 г. возросли вдвое по сравнению с 1942 г. капиталовложения в черную металлургию, электроэнергетику, а также угольную промышленность. Широким фронтом велось строительство домен, электропечей, прокатных станов. Начиная с 1943 г. стали увеличиваться добыча руды и производство металла. Советские Вооруженные Силы перестали испытывать недостаток в вооружении и боеприпасах.

В результате большой помощи, оказанной предприятиям черной металлургии, улучшилось использование мощностей на действовавших металлургических заводах. Значительного роста производства черных металлов достигли Кузнецкий и Магнитогорский металлургические комбинаты.

В 1943 г. на 62% увеличил производство металла дальневосточный завод «Амурсталь». В 1943 г. в стране было выплавлено 5,6 млн. т чугуна, 8,5 млн. т стали, получено 5,7 млн. т проката.

Ударными темпами сооружались Беговатский металлургический завод в Узбекской ССР, Карагандинский металлургический завод в Казахской ССР. Усилиями трудящихся советских республик в предельно сжатые сроки были построены заводы ферросплавов в Актюбинске и Новокузнецке.

В 1944 г. продолжался значительный рост производства металла. Выплавка чугуна увеличилась на 1,7 млн. т по сравнению с 1943 г. В восточных районах СССР производство чугуна увеличилось на 47%, стали — на 34, проката — на 34% против 1940 г. Наиболее высокого уровня производства металла достигли Кузнецкий и Магнитогорский комбинаты. В марте 1944 г. первую плавку стали осуществил металлургический завод в Беговате (Узбекская ССР), а в декабре 1944 г. — в Темиртау (Казахская ССР). В 1944 г. большое количество металла выпустили предприятия Среднего и Западного Урала. Уральские металлургические заводы освоили выпуск ряда новых марок стали, в том числе для производства автомобилей, тракторов, нефтяного оборудования. Начали давать металл восстанавливаемые Новотульский, Косогорский и другие заводы Центра и частично Юга страны.

В 1945 г. выплавка чугуна в стране увеличилась по сравнению с 1943 г. на 3,2 млн. т, выплавка стали — на 3,7 млн. т, выпуск проката — на 2,8 млн. т.

За годы войны производство металла составило (тыс. т)36:

 

1940 г.

1941 г.

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 г.

Чугун

14 902

13 816

4 779

5 591

7 296

8 803

Сталь

18 317

17 898

8 070

8 475

10 887

12 252

Прокат

13 113

12 588

5 415

5 675

7 878

8 485

В годы войны произошли коренные изменения в структуре производства металла. В сортаменте проката черных металлов резко возросло значение качественного проката и снизилась роль рядового проката (рельсов, балок, швеллеров, сортового и листового металла), имевшего большой удельный вес в мирное время. Это объясняется тем, что для производства вооружения потребовалось значительное количество высококачественных сталей, в состав которых в качестве компонентов входят марганец, хром, ванадий, а также ряд других редких металлов. Особенно значительный рост производства качественного проката был достигнут на восточных заводах: в 1944 г. он составлял 68% против 26% в 1940 г. Восточная металлургия производила на 30% больше качественного проката, чем вся черная металлургия в предвоенный год37.

На металлургических заводах Урала и Западной Сибири была успешно освоена и непрерывно росла выплавка легированной стали, увеличивался выпуск броневого проката. Между тем перед войной восточная металлургия выпускала только рядовые стали и совершенно не производила броневую сталь, поковки для авиационной и танковой промышленности; незначительным был выпуск тонкостенных труб для авиации. Поскольку во время войны возникла неотложная необходимость увеличить на базе восточных районов, где сосредоточилась основная масса эвакуированных металлургических предприятий, выпуск качественных сталей для военной промышленности, был осуществлен перевод производства некачественных сталей на производство качественных, для чего потребовалось срочно изменить технологию действующих сталеплавильных и прокатных цехов.

Сложность решения этой задачи состояла, во-первых, в том, что материально-техническая база (оборудование и вся оснастка) большинства металлургических цехов восточных заводов была приспособлена для производства рядовых сталей и не отвечала требованиям производства качественных и высококачественных сталей, необходимых для выпуска военной техники. Во-вторых, процесс производства проката конструкционного металла для военной техники был значительно сложнее производства металла обычного типа сортамента и минимум в 1,5—2 раза превосходил его по трудоемкости. В-третьих, если до войны восточные металлургические заводы выпускали продукцию в небольшом количестве и на небольших агрегатах, то теперь им предстояло срочно освоить массовое производство новой для них продукции и более сложное оборудование, что создавало дополнительные трудности.

Из-за отсутствия специальных печей качественные стали нужно было выплавлять в обычных мартеновских печах, что потребовало модернизации печей, установки дополнительного оборудования и изменения технологии производства. Восточные металлурги в короткий срок внедрили форсированный нагрев мартеновских печей, повысили их стойкость, установили особый тепловой режим и тщательный контроль за ходом плавки, сменили и пополнили парк изложниц, ковшей и других устройств, а также перестроили всю организацию производства в сталеплавильных цехах. В результате этих усилий была успешно освоена выплавка качественных сталей в мартеновских печах.

Ускоренными темпами устанавливались и приводились в действие эвакуированные с южных заводов прокатные станы, строились большие термические цехи с печами, оборудованными специальной контрольно-измерительной аппаратурой, осваивалась термическая обработка брони. Производственные мощности восточной металлургии по выпуску броневого проката значительно расширились. Выплавка броневой стали производилась также в больших мартеновских печах. При этом броневая сталь выплавлялась прямым мартеновским процессом, минуя общепринятый ранее дуплекс-процесс, почти вдвое уменьшавший производительность мартеновских печей. В 1942 г. доля качественного проката в общем объеме производства проката черных металлов увеличилась в 2,6 раза, а рядового проката уменьшилась в 2 раза.

Благодаря принятым мерам восточные металлургические заводы смогли в кратчайший срок полностью удовлетворить потребности танкостроителей в броне. Выпускаемая ими сталь для брони превосходила прочность вражеской стали, что явилось одним из выдающихся достижений тружеников восточной металлургии.

Ответственной задачей явилось освоение и развитие производства поковок для танковой и авиационной промышленности. До войны эту продукцию выпускали лишь специальные кузнечно-штамповочные цехи завода «Электросталь». Взамен этого завода, вышедшего временно из строя, по решению ГКО в трехмесячный срок в Чебаркуле Челябинской области был построен специальный завод по производству поковок из высших сортов высококачественной стали.

Так же остро стояла проблема развития на востоке СССР производства труб широкого ассортимента: тонко- и толстостенных, малого и большого диаметров, холоднотянутых и горячекатаных. Единственными производителями некоторых труб, особенно больших диаметров, изготовляемых из слитков, до войны были южные заводы. Хотя в довоенные годы в восточных районах было налажено трубное производство, но оно выпускало трубы не тех размеров, которые требовались для производства минометов, авиабомб, корпусов и моторной группы самолетов.

В кратчайший срок на востоке страны на базе оборудования, эвакуированного с южных заводов и установленного в существующих и вновь строящихся цехах, была создана мощная трубная промышленность. Сортамент труб, выпускавшихся на предприятиях восточных районов, расширился, и потребности военной промышленности удовлетворялись в полной мере.

На восточных заводах черной металлургии значительно возрос выпуск мин, баллонов и другой военной продукции. Объем их производства в несколько раз превышал размеры довоенного общесоюзного производства таких оборонных изделий.

С ростом военного производства значительно увеличился расход легированных сталей. Однако вследствие оккупации южных районов Советский Союз временно лишился почти всего производства ферромарганца, значительной части производства ферросилиция и феррохрома. Нужно было возместить эти потери, и это было сделано.

Производство ферромарганца освоили на Урале на базе местных и казахстанских руд. Магнитогорский комбинат и другие предприятия организовали плавку ферромарганца в доменных печах объемом свыше 1 тыс. куб. м. Для компенсации потерянных мощностей южных заводов по производству ферросилиция была разработана технология выплавки его в малых сталеплавильных печах. В последующем ферросилиций производился в нормальных ферросплавных печах на вновь построенных ферросплавных заводах.

В начале войны выплавка феррохрома была освоена в доменных печах. Одновременно благодаря новой технологии выплавки рафинированного феррохрома удалось увеличить в 1,5—2 раза производительность действующих электропечей. Но непрерывный рост потребности в ферросплавах в ходе войны, главным образом в связи с расширением производства брони, заставил развернуть строительство новых мощностей. За военные годы были введены в действие два новых ферросплавных завода, что позволило резко поднять по сравнению с предвоенным уровнем выплавку ферросплавов на восточных заводах черной металлургии.

В годы войны большое внимание уделялось расширению железорудной базы. Мощности предприятий по добыче железной руды значительно увеличились, и соответственно возросли возможности для обеспечения железной рудой черной металлургии восточных районов. Кроме того, широко развернулись поисковые работы, благодаря которым умножились разведанные запасы железных руд. Даже в первые, самые трудные годы войны прирост запасов железных руд в восточных районах составил 27%.

Сложной проблемой в период войны оказалось снабжение восточной металлургии марганцем. Дело в том, что добыча марганцевой руды в довоенное время в основном была сосредоточена на Украине и в Грузии, а на долю Урала и Восточной Сибири приходилось только 8% основной добычи марганца. Однако начиная с осени 1941 г. Магнитогорский, и Кузнецкий комбинаты были полностью обеспечены местной марганцевой рудой взамен привозимой с Кавказа. База восточной марганцевой промышленности значительно расширилась за счет освоения новых рудников в Серовском и Ивдельском районах Свердловской области, в Уразовском районе Башкирской АССР, в Джездинском районе Карагандинской области (близ Джезказгана), в Мазульском районе Красноярского края (около Ачинска).

Быстро растущая черная металлургия потребовала расширения производства кокса. Задача обеспечения коксом новых мощных доменных печей, чугунолитейного производства, цветной металлургии, химической и других отраслей промышленности решалась путем форсирования работы действующих на востоке страны коксовых печей, батарей, коксохимических заводов и скоростного строительства новых коксовых заводов. В первую очередь налаживалось производство таких химических продуктов, которые до войны выпускались только на юге. Реконструкция ректификационных цехов коксохимических заводов и внедрение повой технологии дали возможность увеличить выход фенолов и поглотительных масел. В химических цехах коксовых заводов был организован ряд новых производств: специальной фенольной фракции для выработки пластмасс, чистого пиридина для выработки сульфидина, карболки, флотореагентов для промышленности цветных металлов и золота. Выпуск химической продукции значительно расширился.

Для того чтобы обеспечить нормальное снабжение потребителей металлическими изделиями, прежде всего в кратчайшие сроки было установлено все оборудование метизной промышленности, эвакуированное из временно оккупированных врагом районов. В первые же месяцы войны на Урале ввели в строй несколько новых цехов по производству тросов и пружин. Производство стальной ленты было расширено до размеров, полностью удовлетворявших потребности военной промышленности. Большое значение имело улучшение качества тросов, пружин и ленты, так как эти изделия использовались при изготовлении деталей самых важных узлов боевых машин, вооружения и боеприпасов.

В условиях войны из-за перебоев в снабжении высококалорийными видами топлива в тяжелом положении оказались энергетические цехи предприятий черной металлургии. Перегруженный военными перевозками транспорт не мог обеспечить нормальный подвоз дальнепривозного топлива. Поэтому многие энергетические установки черной металлургии были переведены на местные виды топлива: дрова, торф, бурые угли, ишимбаевскую нефть, что потребовало приспособления топок и генераторов для сжигания местных видов топлива. Реконструкция предприятий была проведена в сжатые сроки. Таким образом, был найден выход из топливных затруднений.

В военные годы были проведены крупнейшие мероприятия по увеличению производства всех видов важнейших стратегических материалов. Цветным и редким металлам принадлежала исключительная роль в обеспечении производства многих машин, боевой техники и боеприпасов. Например, без меди немыслимо производство боеприпасов и аккумуляторов для подводных лодок; без алюминия невозможно осуществлять самолетостроение, изготовлять отражающие зеркала прожекторов; без никеля, молибдена, вольфрама, ванадия нельзя выпускать легированные стали: нержавеющие, жароустойчивые, орудийные и пулеметные стволы, бронебойные снаряды и т.д.

Большую роль в увеличении производства цветных металлов сыграли постановления ЦК ВКП(б), ГКО и СНК СССР, направленные на устранение «узких мест» в развитии цветной металлургии. Во исполнение решений правительства в 1943 г. вступили в строй алюминиевые заводы в Кузбассе, Свердловской, Кемеровской областях, комбинат по добыче сурьмы и ртути в Киргизской ССР и другие предприятия во многих районах страны.

Ресурсы цветных металлов значительно пополнялись в результате расширения мощностей Уральского алюминиевого, Березниковского магниевого и других комбинатов. В Западной Сибири было организовано производство алюминия и олова. В Казахстане, Узбекистане, Туркменистане, Таджикистане и Киргизии был осуществлен ввод в действие новых мощностей по добыче и обогащению свинцовой и вольфрамовой руд, увеличению производства сурьмы, ртути, молибдена, ванадия и других редких металлов, в которых нуждалась военная промышленность.

В первый год войны вследствие эвакуации Мончегорского комбината выпуск никеля снизился почти наполовину. Благодаря форсированному использованию всех мощностей комбината «Южуралникель» и Уфалейского завода, а также проведению других мер удалось значительно увеличить производство никеля и обеспечить повышенную потребность в нем восточной металлургии.

В годы войны в связи с растущим потреблением предприятиями черной металлургии легирующих материалов резко увеличились добыча вольфрамовых концентратов и производство молибденовой продукции. Исключительно важную задачу решила цветная металлургия, освоив выпуск сердечников для бронебойных пуль и снарядов. Восточная промышленность не имела опыта такого производства. Впервые выпуск сердечников для бронебойных пуль и снарядов освоил Московский комбинат твердых сплавов, несмотря на то что значительная часть необходимого для этого оборудования была вывезена на Урал. В дальнейшем на Урале без значительных капиталовложений в помещении гаража и механических мастерских медного предприятия смонтировали и ввели в строй второй завод (дублер) твердых сплавов.

В военный период были открыты новые залежи молибдена, интенсивная разработка которых позволила уже в 1943 г. увеличить по сравнению с 1940 г. выпуск молибденового концентрата.

Сложнее обстояло дело с медью. В 1942 г. достигнутый до войны уровень производства меди снизился вследствие резкого сокращения подачи электроэнергии медным предприятиям Урала. Поэтому в первую очередь максимально использовались и увеличивались мощности на тех предприятиях, где трудности со снабжением электроэнергией и топливом ощущались в меньшей мере. Одними из первых увеличили выпуск продукции предприятия медной промышленности Казахстана, находившиеся в лучшем положении.

В первый период войны промышленности не хватало цветного проката. По указанию ГКО Наркомцветмет срочно принял меры для расширения производства этой продукции. С января 1942 г. начал регулярно выпускать цветной прокат завод, введенный в строй в г. Ревде, что значительно облегчило положение промышленности.

В результате принятых мер цветная металлургия в основном бесперебойно обеспечивала военное хозяйство страны важнейшими стратегическими материалами. Уже в 1943 г. был заметно превзойден уровень 1940 г. по производству важнейших видов цветных металлов: алюминия первичного — на 4%, никеля — на 29, олова — на 68, вольфрамовых концентратов — на 84, молибденовых — на 230%. В 1944 г. рост производства важнейших видов цветных металлов составил по сравнению с 1943 г. в среднем 34,7%38.