• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

Глава 32. Pixar и его друзья …и враги

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 

«Приключения Флика»

[26]

Когда на свет появился iMac, Джобс и Джони Айв отправились в Pixar, чтобы продемонстрировать новинку знакомым. Джобс был уверен, что именно такой тонко чувствующий компьютер должен был прийтись по душе создателям Базза Лайтера и ковбоя Вуди, и ему нравилось, что Джона Лассетера и Джони Айва сближала тяга к скрещиванию искусства и технологий.

Pixar был тихой гаванью, куда Джобс порой сбегал от суматохи Купертино. Менеджеры Apple вечно находились или в возбуждении, или в состоянии подавленности, а у самого Джобса постоянно менялось настроение, и люди нервничали, просто находясь рядом с ним. Иллюстраторы и авторы Pixar вели себя более искренне и дружелюбно как друг с другом, так и с Джобсом. Иными словами, тон в обеих компаниях задавали руководители — Джобс в Apple и Лассетер в Pixar.

Джобс наслаждался атмосферой съемок, а магия, позволяющая виртуальным каплям отражать солнечные лучи и заставляющая виртуальную траву колебаться на ветру, просто завораживала его. К тому же здесь ему удавалось сдерживать себя и не пытаться вмешиваться в творческий процесс. Именно в Pixar он научился не мешать другим командовать и свободно творить. Главным образом это произошло потому, что он любил Лассетера — кроткого и спокойного художника, который, как и Айв, пробуждал в Джобсе все лучшее.

Основной обязанностью Джобса в Pixar было заключение сделок, в этом деле очень помогала его напористость. Вскоре после выхода «Истории игрушек» он разругался с Джеффри Катценбергом, который ушел из Disney летом 1994 года и вместе со Стивеном Спилбергом и Дэвидом Геффеном основал новую студию DreamWorks SKG. Джобс был уверен, что кто-то из сотрудников Pixar рассказал Катценбергу о задумке «Приключений Флика», и тот украл идею мультфильма про насекомых, выпустив в DreamWorks «Муравья Антца». Джобс рассказывал:

На самом деле все было гораздо интереснее. Во время работы в Disney Катценберг ничего не знал о «Приключениях Флика». Но когда он ушел в DreamWorks, он продолжал общаться с Лассетером: «Привет, как дела? Ну, на связи». Поэтому, когда Лассетер оказался на территории Universal, где располагался и DreamWorks, он позвонил Катценбергу и вместе с коллегами заглянул к нему в гости. Когда Катценберг поинтересовался их планами, Лассетер рассказал о «Приключениях Флика». «Мы пересказали ему сюжет „Приключений Флика“: главный герой — муравей, который вдохновляет остальных муравьев сразиться с кузнечиками, — вспоминал Лассетер. — Не надо было этого делать. Джеффри без конца спрашивал, когда фильм выйдет в прокат».

Лассетер начал беспокоиться, когда в начале 1996 года до него дошли слухи, что DreamWorks готовит к выпуску мультфильм про насекомых. Он позвонил Катценбергу и задал ему вопрос в лоб. Катценберг мялся, что-то бормотал и наконец поинтересовался, откуда дует ветер. Лассетер повторил вопрос, и Катценберг признался, что это правда.

— Как ты мог?! — взревел Лассетер, который крайне редко повышал голос.

— У нас давно родилась эта идея, — запротестовал Катценберг и рассказал, что решение принял директор отдела развития DreamWorks.

— Я тебе не верю, — ответил Лассетер.

Катценберг признал, что «Муравей Антц» дал ему возможность обскакать бывших коллег по Disney. Предполагалось, что первым крупным мультфильмом DreamWorks станет «Принц Египта», выход которого был запланирован на День благодарения 1998 года. Но, узнав, что Pixar тогда же собирается выпускать «Приключения Флика», он пришел в ужас и принялся торопить запуск «Муравья Антца», чтобы вынудить Disney изменить дату премьеры.

«Пошел на хрен», — отреагировал Лассетер, хотя обычно он так не выражался. И следующие тринадцать лет не разговаривал с Катценбергом.

Джобс пришел в ярость, а он куда лучше Лассетера умел выражать свои эмоции. Он позвонил Катценбергу и начал реветь в трубку. Катценберг предложил следующее: он отложит выпуск «Муравья Антца», если Джобс и Disney передвинут премьеру «Приключений Флика», чтобы она не мешала «Принцу Египта». «Это был наглый шантаж, и я не согласился», — вспоминал Джобс. Он заявил Катценбергу, что не может заставить Disney сменить дату премьеры.

«Можешь! Ты способен двигать горы! Ты сам меня этому научил, — ответил Катценберг и напомнил Джобсу, что, когда Pixar практически разорился, именно он оказался спасителем, отдав им заказ на „Историю игрушек“. — Я был тем парнем, который пришел к вам на помощь, а теперь ты хочешь позволить им растоптать меня!» Он предложил, чтобы Джобс затормозил производство «Приключений Флика «, ничего не говоря остальным. В этом случае Катценберг задержал бы выход «Муравья Антца «. «Даже не мечтай», — ответил Джобс.

Катценберг имел право сердиться. Было ясно, что Эйснер и Disney используют «Приключения Флика», чтобы отомстить ему за уход в конкурирующую компанию. «Нашим первым мультиком был „Принц Египта“, и они назначили свою премьеру на один день с нашей просто из вредности, — рассказывал Катценберг. — Я решил так: если кто-то вздумает сунуть руку ко мне в клетку, то, как говорится в „Короле Льве“, пусть не жалуется».

Никто не уступил, и конкурентная борьба двух мультфильмов про муравьев произвела фурор в прессе. Disney пытался уговорить Джобса не муссировать тему соперничества, потому что это сыграло бы на руку DreamWorks, но того было не так-то легко утихомирить. «Злодеи редко побеждают», — заявил он Los Angeles Times. В ответ на это Терри Пресс, ушлый знаток рынка из DreamWorks, заметил, что Джобсу неплохо бы принять успокоительное.

«Муравей Антц» вышел в прокат в начале октября 1998 года. Это был неплохой мультфильм. Вуди Аллен озвучивал нервного муравья, живущего в конформистском обществе и стремящегося самовыразиться. «Получилась абсолютно алленовская комедия — из тех, что Вуди Аллен больше не снимает», — написали в Time. Мультфильм принес создателям достойные сборы — 91 миллион долларов в США и 172 миллиона во всем мире.

«Приключения Флика», как и ожидалось, вышли полтора месяца спустя. Сюжет был более масштабным, с отсылкой к басне Эзопа «Жук и Муравей», а техническое исполнение — более совершенным, что позволяло, например, показать траву с точки зрения жука. Об этом мультфильме Time отзывался более эмоционально. «Блестящая дизайнерская работа — широкоэкранный райский сад, населенный десятками уродливых, причудливых и недалеких созданий. По сравнению с этой картиной фильм DreamWorks смотрится устаревшим, как радио», — написал критик Ричард Корлисс. По сборам «Флик» обогнал «Антца» в два раза — 163 миллиона в США и 363 во всем мире («Принца Египта» он тоже оставил позади).

Случайно столкнувшись с Джобсом несколько лет спустя, Катценберг попытался наладить отношения. Он начал твердить, что ничего не знал о «Приключениях Флика», пока работал в Disney, в противном случае он бы остался и получил полагающийся ему по должности процент, так что ему не было смысла затевать эту историю. Джобс посмеялся и сделал вид, что поверил. «Я попросил тебя передвинуть дату премьеры, но ты отказался, поэтому не злись на то, что я защищал свое детище», — сказал ему Катценберг. Впоследствии он вспоминал, что Джобс вел себя очень спокойно, «как дзен-буддист», и утверждал, что все понимает. Но Джобс так и не простил:

В свою очередь Катценберг был гораздо более любезным. Он считал Джобса одним из «настоящих гениев мира» и научился уважать его, несмотря на их непростые отношения. Куда важнее, чем обогнать «Муравья Антца», было доказать, что Pixar — не студия одного фильма. «Приключения Флика» прогремели так же, как и «История игрушек», и это означало, что первый успех не был случайностью. «В бизнесе существует такое классическое понятие, как синдром второго продукта, — говорил Джобс позже. — Это происходит из непонимания того, что принесло успех дебюту. Я проходил такое в Apple. И теперь я думал: если второй фильм получится, все будет хорошо».

Личный фильм Стива

«История игрушек-2» вышла в прокат в ноябре 1999 года и принесла создателям еще большую прибыль — 485 миллионов долларов в мировом прокате. Поскольку успешность Pixar уже не подлежала сомнению, настала пора строить подобающий дом. Джобс и группа техобслуживания Pixar нашли заброшенную фабрику фруктовых консервов Del Monte в Эмервилле, индустриальном районе между Беркли и Оклендом, как раз напротив Бэй-Бридж. Фабрику снесли, и Джобс заказал Питеру Болину, архитектору магазинов Apple, дизайн здания.

Джобс пристально следил за процессом строительства, обращая внимание на все — от общего проекта до мельчайших деталей, связанных с материалами и конструкцией. «Стив был убежден, что правильные здания вносят большой вклад в культуру», — рассказывал президент Pixar Эд Кэтмалл. Джобс контролировал стройку, как будто был режиссером, выверяющим каждый кадр. «Здание Pixar стало личным фильмом Стива», — говорил Лассетер.

Изначально Лассетер мечтал о традиционной голливудской студии, с отдельными зданиями под проекты и бунгало для команды. Но сотрудники Disney сказали, что не любят свой новый кампус, потому что чувствуют себя разобщенно, и Джобс согласился. Он решил удариться в другую крайность и построить одно большое здание вокруг центрального атриума, чтобы все постоянно натыкались друг на друга.

Несмотря на то что Джобс был жителем цифрового мира, а может быть, потому что слишком хорошо знал изолирующий потенциал этого мира, он считал, что все вопросы нужно решать при личной встрече. «В наше время есть искушение считать, что все проекты могут разрабатываться в электронных письмах и чатах, — говорил он. — Но это безумие. Идеи рождаются в случайных встречах и посторонних разговорах. Натыкаешься на кого-нибудь, спрашиваешь, как дела, восторгаешься — и вскоре уже бурлишь миллионом идей». Поэтому здание Pixar должно было быть спроектировано так, чтобы в нем постоянно происходили случайные встречи и незапланированные совещания. «Если здание для этого не приспособлено, теряется магия внезапности, — объяснял Джобс. — Поэтому мы спроектировали студию так, чтобы поощрить людей выходить из своих офисов и натыкаться в атриуме на коллег, с которыми они бы иначе не встретились». Главный вход, основные лестницы и коридоры вели в атриум, где располагались кафе и почтовые ящики, туда же выходили окна конференц-залов, театральный зал на 600 мест и две небольшие просмотровые комнаты. «Теория Стива сработала сразу же, — вспоминал Лассетер. — Я постоянно натыкался на людей, которых не встречал до этого месяцами. Никогда раньше не видел офис, который бы так побуждал к сотрудничеству и совместному творчеству».

Джобс дошел до того, что спроектировал всего две туалетные комнаты, выходящие в тот же атриум. «Он очень настаивал на своей идее, — рассказывала Пэм Кервин, главная управляющая Pixar. — Но многие из нас решили, что это уже слишком. Одна беременная заявила, что никто не имеет права принуждать ее десять минут шагать до туалета, и это привело к серьезным разногласиям». Это был один из тех редких случаев, когда Лассетер вступил в спор с Джобсом. Они достигли компромисса: на всех этажах должно было быть по туалету с каждой стороны атриума.

Конструкция здания предполагала, что будут видны стальные балки, и Джобс изучал образцы, присланные производителями со всей страны, чтобы найти идеальный оттенок и текстуру. Он выбрал фабрику в Арканзасе, заказал чистую сталь и попросил проследить за тем, чтобы во время транспортировки она не потрескалась. Кроме того, он настоял на том, что балки должны быть не сварены между собой, а скреплены болтами. «Сталь была обработана песком и покрыта лаком, демонстрируя свою текстуру, — вспоминал Джобс. — Когда монтажники собирали конструкцию, по выходным они привозили родственников, чтобы показать им эту красоту».

Самым безумным озарением был «Романтический лаунж». Один из мультипликаторов обнаружил в стене своего офиса маленькую дверку. Она вела в низкий коридор, по которому можно было проползти в помещение, обшитое листовой сталью. Они с коллегами захватили тайную комнату, украсили ее светящимися гирляндами и гелевыми светильниками, обставили кушетками с изображениями животных, с подушками, с кисточками и коктейльными столиками, на которых стояли бутылки с ликерами и барное оборудование и лежали салфетки с надписью «Романтический лаунж». Видеокамера, установленная в коридоре, позволяла находящимся в комнате видеть, кто к ним идет.

Лассетер и Джобс привели туда несколько человек и попросили их расписаться на стене — среди гостей были Майкл Эйснер, Рой Дисней, Тим Аллен и Рэнди Ньюман. Джобс полюбил эту комнату, но, поскольку он не пил, называл ее комнатой для медитаций. Он говорил, что она напоминает ему комнату, которая была у них с Дэниелом Коттке в Риде, только без кислоты.

Разрыв

В речи перед комитетом сената в феврале 2002 года Майкл Эйснер критиковал рекламу, которую Джобс придумал для iTunes: «Одна компьютерная компания рекламирует себя слоганом Rip, mix, burn — «Скачай, смикшируй, запиши». Другими словами, они утверждают, что покупка их компьютера позволяет заниматься воровством и распространением украденного среди своих друзей».

Это было неумно. Такая трактовка подразумевала незаконное копирование, а не простое импортирование файлов с диска на компьютер. И, что важнее, это рассердило Джобса — Эйснер мог бы предвидеть такое развитие событий. Pixar недавно выпустила «Корпорацию монстров» — четвертый совместный с Disney мультфильм, и он оказался самым успешным, заработав 525 миллионов долларов в мировом прокате. Близилось время обновления сделки Pixar с Disney, и Эйснер не облегчил ситуацию, публично пнув своего партнера. Джобс пришел в такую ярость, что немедленно позвонил в Disney: «Вы слышали, что только что наговорил про меня Майкл?»

Эйснер и Джобс вышли из разных слоев общества, из разных песочниц, но оба были сильными личностями, не склонными к компромиссам. Их объединяла страсть к созданию качественных продуктов, то есть склонность к кропотливому контролю мелочей и не всегда деликатной критике. Эйснер без конца катался на Wildlife Express по Стране животных в Диснейленде и всякий раз придумывал, что можно улучшить, — это было такое же вдохновляющее зрелище, как и вид Джобса, который вертел в руках iPod и размышлял о том, как его упростить. С другой стороны, наблюдать за тем, как они управляют людьми, было не так поучительно.

Оба привыкли заставлять, а не подчиняться, что приводило к конфликтам, когда они пытались давить друг на друга. Во время стычек каждый утверждал, что его противник врет. Более того, ни Эйснер, ни Джобс не считали, что могут чему-нибудь научиться друг у друга, и даже не пытались притвориться, что это не так. Джобс возлагал ответственность на Эйснера:

Это было слишком грубо. Эйснер бывал в Pixar чаще, в том числе и тогда, когда Джобс отсутствовал. Хотя он на самом деле мало интересовался процессом работы. Но и Джобс не слишком интересовался управлением Disney.

Открытая вражда между Джобсом и Эйснером началась летом 2002 года. Джобс всегда восхищался Уолтом Диснеем, особенно тем, что тот создал компанию, которая существовала уже несколько поколений. Рой, племянник Уолта, был для него воплощением этого исторического наследия и творческого духа. Несмотря на то что отношения Роя с Эйснером постепенно портились, он еще состоял в совете директоров Disney, и Джобс сообщил ему, что не будет продлевать контракт Pixar с Disney, если Эйснер останется генеральным директором.

Рой Дисней и Стэнли Голд, его друг и коллега по совету директоров, предупредили прочих о проблеме с Pixar. Это привело к тому, что в конце августа 2002 года Эйснер написал членам совета крайне несдержанное письмо, в котором говорилось, что он уверен — Pixar в любом случае продлит сделку с Disney, хотя бы потому, что права на фильмы и персонажи Pixar принадлежат компании. Кроме того, писал Эйснер, через год Disney будет в более выгодной позиции, потому что выйдет в прокат мультфильм Pixar «В поисках Немо». «Вчера мы во второй раз смотрели новый мультфильм Pixar „В поисках Немо“, который выходит в прокат в следующем мае, — писал он. — Тогда они спустятся с небес на землю. Фильм неплох, но куда хуже их предыдущих картин. Но они-то, конечно, считают его шедевром». С этим письмом возникло две проблемы: во-первых, его перехватила и опубликовала Los Angeles Times, что окончательно вывело Джобса из себя. Во-вторых, Эйснер серьезно ошибался.

«В поисках Немо» стал самым успешным фильмом Pixar Disney), снятым на тот момент. Он с легкостью побил «Короля Льва» и стал еще и самым успешным мультфильмом в истории. Сборы составили 340 миллионов долларов в США и 868 миллионов в мировом прокате. Вплоть до 2010 года диск с мультфильмом оставался самым продаваемым DVD в мире (всего было продано больше 40 миллионов копий). По мотивам мультфильма было построено несколько популярнейших аттракционов Диснейленда. Это была яркая, искусно выполненная работа, которая получила «Оскара» как лучший мультфильм. «Мне нравится этот мультфильм, потому что в нем говорится о риске и о том, как позволить рисковать тем, кого любишь», — сказал Джобс. Успех мультфильма добавил 183 миллиона долларов в бюджет Pixar — таким образом, на решающую битву с Disney у них была солидная сумма в 521 миллион.

Вскоре после того, как работа над фильмом «В поисках Немо» была закончена, Джобс сделал Эйснеру предложение — настолько невыгодное, что было ясно: согласия никто не ждал. Вместо того чтобы, как раньше, делить доходы поровну, Джобс предложил новый контракт, согласно которому права на фильмы и персонажи принадлежали бы Pixar, а Disney получала бы 7,5 % дохода от распространения. Кроме того, последние два фильма, сделанные во время действия прежнего контракта, — «Суперсемейка» и «Тачки» — тоже подпадали бы под условия нового.

Но и Эйснер обладал мощным козырем. Даже если Pixar не продлила бы контракт, у Disney оставалось право выпускать продолжения «Истории игрушек» и других сделанных Pixar фильмов, а также права на все персонажи, от Вуди до Немо, которые встали бы в один ряд с Микки Маусом и Дональдом Даком. Эйснер даже угрожал выпустить в Disney «Историю игрушек-3», раз Pixar отказывается. «Зная, что эта компания сделала с „Золушкой-2“, я приходил в ужас уже от подобной мысли», — говорил Джобс.

В ноябре 2003-го Эйснеру удалось исключить Роя Диснея из совета директоров, но на этом разборки не закончились. Дисней опубликовал жесткое открытое письмо. «Компания потеряла ориентацию, энергию и свое наследие», — написал он. Длинный перечень предполагаемых злодеяний Эйснера включал и ухудшение отношений с Pixar. В этот момент Джобс решил, что больше не желает работать с Эйснером. В январе 2004 года он публично заявил, что прекращает отношения с компанией Disney.

Обычно Джобс удерживался от слишком резких заявлений, которые высказывал друзьям на своей кухне в Пало-Альто. Но на этот раз он не сдерживался. В телефонной конференции с журналистами он заявил, что, пока Pixar выпускала хиты, Disney делала «какую-то чушь». Он издевательски прокомментировал заявление Эйснера, что Disney вносила свой вклад в фильмы Pixar. «Правда заключается в том, что никакого сотрудничества с Disney нет уже много лет. Сравните качество трех наших последних фильмов и трех последних фильмов Disney и сделайте выводы сами». Джобс не только собрал более успешную команду, он создал бренд, который стал таким же притягательным для зрителей, как Disney: «Мы считаем, что в настоящее время Pixar — самый крупный и надежный бренд в анимации». Когда Джобс позвонил Рою Диснею, чтобы предупредить, тот ответил: «Когда злая ведьма будет повержена, мы опять начнем работать с тобой».

Джон Лассетер был в ужасе от перспективы разрыва с Disney. «Я беспокоился о своих детях — что будет с созданными нами персонажами, — вспоминал он. — Одна эта мысль была как нож в сердце». Сообщив новость руководству Pixar, он заплакал. То же самое произошло, когда Лассетер выступал перед 800 сотрудниками Pixar в атриуме: «Как будто твоих любимых детей уводят, чтобы отдать каким-то мерзким растлителям». За ним на сцену вышел Джобс и постарался успокоить аудиторию. Он объяснил, почему необходимо порвать с Disney, и уверил сотрудников, что Pixar ждет успех. «У него был талант вдохновлять людей, — рассказывал Орен Джейкоб, давний работник студии. — Мы все вдруг поверили, что Pixar будет процветать, несмотря ни на что».

Боб Айгер, директор по производству компании Disney, старался минимизировать последствия разрыва. Он был разумным и надежным человеком в той же мере, в какой все вокруг были болтунами. В прошлом он работал на телевидении и был президентом ABC Network, приобретенной Disney в 1996 году. Он был отличным менеджером и хорошо распознавал таланты, обладал чувством юмора, умел общаться и всем своим видом давал понять, что способен хранить секреты. В отличие от Эйснера и Джобса он был спокойным и сдержанным человеком, что позволяло ему ладить с самоуверенными и самовлюбленными персонами. «Стив объявил, что прекращает с нами отношения, чтобы порисоваться, — впоследствии вспоминал Айгер. — Мы переживали кризис, и я наметил несколько пунктов, которые нам следовало обсудить».

Эйснер с большим успехом председательствовал в Disney более десяти лет, пока президентом там был Фрэнк Уэллс. Уэллс снимал с Эйснера множество административных обязанностей, так что тот мог вносить свои предложения — обычно ценные, а иногда даже блестящие — по улучшению фильмов, аттракционов, телесериалов и прочих проектов. Но после того, как в 1994 году Уэллс погиб при крушении вертолета, Эйснер так и не нашел другого менеджера. Катценберга выжили из компании, потому что он не мог работать без Уэллса. Майкл Овиц стал президентом в 1995 году, но через два года ушел. Джобс вспоминал:

В 2004 году самой большой проблемой Эйснера было то, что он не видел трудностей анимационного подразделения. Два последних фильма, «Планета сокровищ» и «Братец медвежонок», не принесли ни славы наследию Диснея, ни пользы бюджету. Мультфильмы были главным источником дохода компании: они питали аттракционы, игрушки и телевизионные шоу. После выхода «Истории игрушек» было снято игровое продолжение, шоу «Дисней на льду», фильм про Базза Лайтера, который не пошел в прокат и распространялся только на видеокассетах, был поставлен мюзикл, который показывали на прогулочных пароходах Disney, были выпущены компьютерная игра, две видеоигры, дюжина игрушек, разошедшихся тиражом в 25 миллионов экземпляров, линия одежды и девять аттракционов в Диснейлендах. С «Планетой игрушек» ничего подобного не произошло.

«Майкл не понимал, насколько серьезны проблемы Disney, — объяснял Айгер. — Это видно хотя бы по тому, как он говорил с Pixar. Он никогда не осознавал, насколько на самом деле нуждается в Pixar». К тому же Эйснер любил переговоры, но ненавидел компромиссы, что было не лучшим вариантом в случае с Джобсом, отличавшимся тем же. «Переговоры должны приводить к компромиссам, — говорит Айгер. — А они оба — совершенно не мастера компромисса».

Ситуация разрешилась мартовским субботним вечером 2005 года, когда с Айгером связались бывший сенатор Джордж Митчелл и другие члены совета директоров компании, чтобы сообщить, что через несколько месяцев он заменит Эйснера на посту генерального директора Disney. На следующее утро Айгер позвонил своим дочерям, а затем — Стиву Джобсу и Джону Лассетеру. Он просто и ясно дал понять, что ценит Pixar и хочет заключить сделку. Джобс был в восторге. Ему нравился Айгер, и он радовался совпадению: его бывшая девушка, Дженнифер Иган,[27] жила в общежитии в одной комнате с женой Айгера Уиллоу Бэй.

В то лето, прежде чем Айгер официально заступил на должность, они с Джобсом обсуждали условия сделки. Компания Apple планировала выпустить iPod, способный проигрывать не только музыку, но и видео. Требовались сериалы, которые можно было бы продавать, а Джобс не горел желанием вступать в публичные переговоры, поскольку, как обычно, хотел сохранить тайну до выпуска продукта. Два самых успешных американских сериала, «Отчаянные домохозяйки» и «Остаться в живых», принадлежали компании ABC, с которой сотрудничал Айгер. У самого Айгера было несколько iPod, он использовал их круглые сутки и уже предвкушал, как будет смотреть на них сериалы. Поэтому он немедленно предложил предоставить самые популярные сериалы ABC. «Мы неделю обсуждали эту сделку, переговоры шли нелегко, — вспоминал Айгер. — Это было важно, потому что Стив увидел, как я работаю, и все поняли, что Disney может сотрудничать со Стивом».

Для презентации нового iPod Джобс снял театр в Сан-Хосе и пригласил Айгера выступить. «Я раньше никогда не видел его презентаций и не знал, какое это грандиозное шоу, — рассказывал потом Айгер. — Это был реальный прорыв. Он понял, что я разбираюсь в технологиях и готов рискнуть». Джобс, как обычно, устроил настоящее шоу — продемонстрировал все возможности нового iPod, рассказал, что это «одна из лучших штук, какие мы делали», и объявил, что теперь в iTunes будут продаваться клипы и короткометражные фильмы. А потом традиционно добавил: «Да, совсем забыл! В iTunes будут продаваться сериалы». Все начали аплодировать. Дальше Джобс сказал, что самые популярные сериалы идут по каналу ABC: «А кто владеет ABC? Disney! Так мы знакомы!» Когда на сцене появился Айгер, он держался так же расслабленно и уверенно, как Джобс. «Мы со Стивом счастливы, что технологические достижения сочетаются здесь с отличным наполнением, — сказал он. — И мне приятно объявить сегодня о восстановлении наших отношений с Apple». После паузы Айгер повторил: «Не с Pixar, а с Apple».

Но из последовавшего объятия стало ясно, что сотрудничество Pixar и Disney вновь стало возможным. «Я продемонстрировал, что стремлюсь к дружбе, а не к войне, — вспоминал Айгер. — Мы воевали с Роем Диснеем, Comcast, Apple и Pixar. Я хотел восстановить отношения — главным образом с Pixar».

Айгер только недавно вернулся с открытия нового Диснейленда в Гонконге. Вместе с ним ездил и Эйснер — это было его последнее мероприятие в качестве генерального директора Disney. Церемония включала традиционный парад на Мейн-стрит, во время которого Айгер осознал, что среди присутствовавших на параде персонажей, созданных за последние десять лет, были только те, кого придумали в Pixar. «У меня слово лампочка над головой зажглась, — рассказывает он. — Я стоял рядом с Майклом, но не стал с ним делиться — это было бы приговором его работе в компании. После десяти лет „Короля Льва“, „Красавицы и чудовища“ и „Алладина“ были десять лет пустоты».

Айгер вернулся в Бербанк и произвел некоторые подсчеты. Он выяснил, что последние десять лет производство мультфильмов и сопутствующих товаров было убыточным. На первой же встрече, которую он вел в качестве нового генерального директора, он предъявил свои расчеты совету директоров. Члены совета негодовали, потому что им не демонстрировали эти цифры раньше. «Наша компания зависит от мультфильмов, — сказал Айгер. — Хит — это волна, рябь от которой доходит до всех частей нашего бизнеса, от персонажей на параде до музыки, парков, видеоигр, телешоу, интернета, игрушек. Без таких волн мы ничего не добьемся». Затем Айгер описал совету возможные варианты развития событий. Первым было продолжать в том же духе — Айгер считал этот путь тупиковым. Вторым — уволить нынешних руководителей и найти новых, и Айгер не знал, кого надо брать на их место. Последним вариантом стала покупка Pixar. «Проблема в том, что я не знаю, продается ли компания, а если она продается, то, скорее всего, будет чертовски дорого стоить», — сказал Айгер. Совет уполномочил его навести справки.

Айгер нетрадиционно подошел к задаче. При первом разговоре с Джобсом он рассказал о своем гонконгском озарении и о том, как он осознал, что Disney нуждается в Pixar. «За это я и полюбил Боба Айгера, — вспоминал Джобс. — Он просто взял и рассказал мне все. Считается, что это худший способ начинать переговоры. Он выложил карты на стол и заявил: у нас проблемы. Он мне тут же понравился, потому что я действую так же. Надо просто бросить карты на стол и посмотреть, как они лягут». (На самом деле чаще всего Джобс действовал иначе. Он часто начинал переговоры с того, что объявлял продукты или услуги другой компании дерьмом.)

Джобс и Айгер много гуляли вместе — по кампусу Apple, по Пало-Альто, на семинаре Allen and Co. в Солнечной долине. Вначале они разработали план сделки: Pixar возвращает себе права на все сделанные компанией фильмы и все персонажи, отдает Disney пакет своих акций и платит за распространение будущих фильмов. Но Айгер решил, что такая сделка сделает Pixar соперником Disney, что нехорошо, даже если у Disney будет пакет их акций. Тогда он принялся намекать Джобсу на более серьезный ход. «Хочу, чтобы ты знал, что я действительно обдумываю все варианты», — сказал Айгер. Джобс был не против. «И вскоре мы поняли, что этот разговор приведет нас к обсуждению покупки», — вспоминал Джобс.

Но сначала Джобсу требовалось благословение Джона Лассетера и Эдвина Кэтмалла, поэтому он пригласил их к себе и сразу перешел к делу. «Нам нужно поближе узнать Боба Айгера, — сказал он. — Возможно, мы захотим работать с ним и помочь ему восстановить Disney. Он отличный парень». Сначала они отнеслись к этому скептически. Лассетер вспоминал, что они были шокированы.

«Если вы не хотите, ничего страшного, но, прежде чем будете решать, познакомьтесь с Айгером, — продолжил Джобс. — Вначале я думал так же, как вы, но он мне понравился». Он объяснил, как легко было заключить сделку по поводу сериалов ABC, и добавил: «Если сравнивать с Эйснером, это просто небо и земля. Он прямолинейный и здравомыслящий человек». По словам Лассетера, они с Кэтмаллом сидели с открытыми ртами.

Айгер пришел в офис. Он прилетел из Лос-Анджелеса, чтобы поужинать с Лассетером, познакомился с его семьей, и они засиделись за разговорами за полночь. Потом он пригласил Кэтмалла на ужин и навестил Pixar — один, без сопровождения и даже без Джобса. «Я познакомился со всеми директорами, и они рассказали мне о новых фильмах», — вспоминал он. Лассетер гордился тем, какое впечатление на Айгера произвело знакомство с сотрудниками Pixar. Конечно, это дополнительно расположило его к Айгеру. «Я никогда не гордился Pixar больше, чем в тот день, — вспоминал он. — Все прошло идеально, и Боб был просто в восторге».

Действительно, узнав планы на следующие несколько лет — «Тачки», «Рататуй», «ВАЛЛ-И», — Айгер после возвращения заявил начальнику отдела финансов Disney: «У них грандиозные планы. Мы должны заключить сделку. От этого зависит наше будущее». И признал, что не верит в фильмы, которые в тот момент были в работе у Disney.

Согласно условиям сделки, Disney покупала Pixar за 7,4 миллиарда долларов. Таким образом, Джобс становился держателем самого большого пакета акций Disney: 7 % против 1,7 % Эйснера или 1 % Роя Диснея. Disney Animation поступала в распоряжение Pixar, и всем должны были управлять Лассетер и Кэтмалл. Сама компания Pixar сохраняла бренд, студия и офис оставались в Эмервилле, даже не менялось старое доменное имя.

Айгер попросил Джобса привезти Лассетера и Кэтмалла на тайную встречу совета директоров Disney в Сенчури-Сити, в Лос-Анджелес. Целью встречи было смягчить их отношение к столь дорогой и радикальной сделке. Когда они поднимались с парковки в офис, Лассетер сказал Джобсу: «Если я слишком увлекусь, дотронься до моего колена». Джобсу пришлось поступить так лишь один раз, в остальном Лассетер сделал отличное предложение. «Я рассказывал, как мы делаем фильмы, какова наша философия, что мы честны друг с другом и заботимся о талантах», — вспоминал он. Члены совета задавали множество вопросов, и Джобс позволил Лассетеру ответить на большинство из них. Сам же говорил о том, как восхитительно соединять искусство и технологию. «В этом — суть нашей культуры, как и в Apple», — сказал он.

Прежде чем совет директоров Disney успел одобрить слияние, Майкл Эйснер восстал из небытия, чтобы попытаться помешать сделке. Он позвонил Айгеру и заявил, что цена слишком высока.

— Ты сам можешь разобраться с анимацией, — сказал он.

— Как? — спросил Айгер.

— Ты способен, я знаю.

Айгера это вывело из себя. «Майкл, как ты можешь говорить, что я способен все исправить, когда тебе самому это не удалось?»

Эйснер заявил, что придет на встречу членов совета, хотя уже не состоит в нем, и будет выступать против сделки. Айгер запротестовал, но Эйснер позвонил Уоррену Баффету, у которого был большой пакет акций, и Джорджу Митчеллу, председателю совета. Бывший сенатор убедил Айгера дать Эйснеру слово. «Я сообщил членам совета, что им не нужно покупать Pixar, поскольку они уже владеют 85 % выпущенных Pixar фильмов, — вспоминал Эйснер. Он указал на то, что Disney получала процент с продажи уже выпущенных фильмов и имела право выпускать продолжения и эксплуатировать персонажи. — Я подготовил презентацию, где говорилось: Disney не владеет всего 15 % Pixar. Вы получаете только это. Остальное — ставка на еще не существующие фильмы». Эйснер признал, что Pixar работает успешно, но заявил, что успех может в любой момент отвернуться от компании: «Я продемонстрировал им историю продюсеров и режиссеров, которые выпустили ряд успешных фильмов, а потом провалились. Так было со Спилбергом, Уолтом Диснеем — со всеми». Чтобы сделка оправдала себя, подсчитал он, каждый новый фильм Pixar должен был принести 1,3 миллиарда прибыли. «Стива взбесило, что я это знаю», — впоследствии говорил Эйснер.

Когда он вышел из комнаты, Айгер шаг за шагом опроверг все его аргументы. «Сейчас я вам объясню, какие ошибки были допущены в данной презентации», — начал он. Когда совет директоров выслушал обоих, сделка была одобрена.

Айгер полетел в Эмервилль, чтобы встретиться с Джобсом и объявить о сделке сотрудникам Pixar. Но перед этим Джобс уединился с Лассетером и Кэтмаллом. «Если у вас есть какие-то сомнения, я все отменю», — сказал он. Его слова были не совсем искренними — на этом этапе уже было практически невозможно все отменить. Но это был дружеский жест. «Все в порядке», — сказал Лассетер. «Давайте сделаем это», — согласился Кэтмалл. Они обнялись, и Джобс всхлипнул.

Затем все собрались в атриуме. «Disney покупает Pixar», — объявил Джобс. Некоторые расстроились до слез, но, когда он все объяснил, сотрудники поняли, что в определенном смысле все обстояло наоборот. Кэтмалл должен был стать главой Disney animation, а Лассетер — креативным директором. К финалу речи все ликовали. Айгер стоял сбоку, и Джобс пригласил его в центр сцены. Когда он говорил о культуре Pixar, о том, как важно Disney усвоить ее, зал взорвался аплодисментами.

«Моей целью всегда было создание не только хороших продуктов, но и отличных компаний, — впоследствии говорил Джобс. — Это удалось Уолту Диснею. И в результате той сделки мы сохранили Pixar и помогли спасти Disney».

«Приключения Флика»

[26]

Когда на свет появился iMac, Джобс и Джони Айв отправились в Pixar, чтобы продемонстрировать новинку знакомым. Джобс был уверен, что именно такой тонко чувствующий компьютер должен был прийтись по душе создателям Базза Лайтера и ковбоя Вуди, и ему нравилось, что Джона Лассетера и Джони Айва сближала тяга к скрещиванию искусства и технологий.

Pixar был тихой гаванью, куда Джобс порой сбегал от суматохи Купертино. Менеджеры Apple вечно находились или в возбуждении, или в состоянии подавленности, а у самого Джобса постоянно менялось настроение, и люди нервничали, просто находясь рядом с ним. Иллюстраторы и авторы Pixar вели себя более искренне и дружелюбно как друг с другом, так и с Джобсом. Иными словами, тон в обеих компаниях задавали руководители — Джобс в Apple и Лассетер в Pixar.

Джобс наслаждался атмосферой съемок, а магия, позволяющая виртуальным каплям отражать солнечные лучи и заставляющая виртуальную траву колебаться на ветру, просто завораживала его. К тому же здесь ему удавалось сдерживать себя и не пытаться вмешиваться в творческий процесс. Именно в Pixar он научился не мешать другим командовать и свободно творить. Главным образом это произошло потому, что он любил Лассетера — кроткого и спокойного художника, который, как и Айв, пробуждал в Джобсе все лучшее.

Основной обязанностью Джобса в Pixar было заключение сделок, в этом деле очень помогала его напористость. Вскоре после выхода «Истории игрушек» он разругался с Джеффри Катценбергом, который ушел из Disney летом 1994 года и вместе со Стивеном Спилбергом и Дэвидом Геффеном основал новую студию DreamWorks SKG. Джобс был уверен, что кто-то из сотрудников Pixar рассказал Катценбергу о задумке «Приключений Флика», и тот украл идею мультфильма про насекомых, выпустив в DreamWorks «Муравья Антца». Джобс рассказывал:

На самом деле все было гораздо интереснее. Во время работы в Disney Катценберг ничего не знал о «Приключениях Флика». Но когда он ушел в DreamWorks, он продолжал общаться с Лассетером: «Привет, как дела? Ну, на связи». Поэтому, когда Лассетер оказался на территории Universal, где располагался и DreamWorks, он позвонил Катценбергу и вместе с коллегами заглянул к нему в гости. Когда Катценберг поинтересовался их планами, Лассетер рассказал о «Приключениях Флика». «Мы пересказали ему сюжет „Приключений Флика“: главный герой — муравей, который вдохновляет остальных муравьев сразиться с кузнечиками, — вспоминал Лассетер. — Не надо было этого делать. Джеффри без конца спрашивал, когда фильм выйдет в прокат».

Лассетер начал беспокоиться, когда в начале 1996 года до него дошли слухи, что DreamWorks готовит к выпуску мультфильм про насекомых. Он позвонил Катценбергу и задал ему вопрос в лоб. Катценберг мялся, что-то бормотал и наконец поинтересовался, откуда дует ветер. Лассетер повторил вопрос, и Катценберг признался, что это правда.

— Как ты мог?! — взревел Лассетер, который крайне редко повышал голос.

— У нас давно родилась эта идея, — запротестовал Катценберг и рассказал, что решение принял директор отдела развития DreamWorks.

— Я тебе не верю, — ответил Лассетер.

Катценберг признал, что «Муравей Антц» дал ему возможность обскакать бывших коллег по Disney. Предполагалось, что первым крупным мультфильмом DreamWorks станет «Принц Египта», выход которого был запланирован на День благодарения 1998 года. Но, узнав, что Pixar тогда же собирается выпускать «Приключения Флика», он пришел в ужас и принялся торопить запуск «Муравья Антца», чтобы вынудить Disney изменить дату премьеры.

«Пошел на хрен», — отреагировал Лассетер, хотя обычно он так не выражался. И следующие тринадцать лет не разговаривал с Катценбергом.

Джобс пришел в ярость, а он куда лучше Лассетера умел выражать свои эмоции. Он позвонил Катценбергу и начал реветь в трубку. Катценберг предложил следующее: он отложит выпуск «Муравья Антца», если Джобс и Disney передвинут премьеру «Приключений Флика», чтобы она не мешала «Принцу Египта». «Это был наглый шантаж, и я не согласился», — вспоминал Джобс. Он заявил Катценбергу, что не может заставить Disney сменить дату премьеры.

«Можешь! Ты способен двигать горы! Ты сам меня этому научил, — ответил Катценберг и напомнил Джобсу, что, когда Pixar практически разорился, именно он оказался спасителем, отдав им заказ на „Историю игрушек“. — Я был тем парнем, который пришел к вам на помощь, а теперь ты хочешь позволить им растоптать меня!» Он предложил, чтобы Джобс затормозил производство «Приключений Флика «, ничего не говоря остальным. В этом случае Катценберг задержал бы выход «Муравья Антца «. «Даже не мечтай», — ответил Джобс.

Катценберг имел право сердиться. Было ясно, что Эйснер и Disney используют «Приключения Флика», чтобы отомстить ему за уход в конкурирующую компанию. «Нашим первым мультиком был „Принц Египта“, и они назначили свою премьеру на один день с нашей просто из вредности, — рассказывал Катценберг. — Я решил так: если кто-то вздумает сунуть руку ко мне в клетку, то, как говорится в „Короле Льве“, пусть не жалуется».

Никто не уступил, и конкурентная борьба двух мультфильмов про муравьев произвела фурор в прессе. Disney пытался уговорить Джобса не муссировать тему соперничества, потому что это сыграло бы на руку DreamWorks, но того было не так-то легко утихомирить. «Злодеи редко побеждают», — заявил он Los Angeles Times. В ответ на это Терри Пресс, ушлый знаток рынка из DreamWorks, заметил, что Джобсу неплохо бы принять успокоительное.

«Муравей Антц» вышел в прокат в начале октября 1998 года. Это был неплохой мультфильм. Вуди Аллен озвучивал нервного муравья, живущего в конформистском обществе и стремящегося самовыразиться. «Получилась абсолютно алленовская комедия — из тех, что Вуди Аллен больше не снимает», — написали в Time. Мультфильм принес создателям достойные сборы — 91 миллион долларов в США и 172 миллиона во всем мире.

«Приключения Флика», как и ожидалось, вышли полтора месяца спустя. Сюжет был более масштабным, с отсылкой к басне Эзопа «Жук и Муравей», а техническое исполнение — более совершенным, что позволяло, например, показать траву с точки зрения жука. Об этом мультфильме Time отзывался более эмоционально. «Блестящая дизайнерская работа — широкоэкранный райский сад, населенный десятками уродливых, причудливых и недалеких созданий. По сравнению с этой картиной фильм DreamWorks смотрится устаревшим, как радио», — написал критик Ричард Корлисс. По сборам «Флик» обогнал «Антца» в два раза — 163 миллиона в США и 363 во всем мире («Принца Египта» он тоже оставил позади).

Случайно столкнувшись с Джобсом несколько лет спустя, Катценберг попытался наладить отношения. Он начал твердить, что ничего не знал о «Приключениях Флика», пока работал в Disney, в противном случае он бы остался и получил полагающийся ему по должности процент, так что ему не было смысла затевать эту историю. Джобс посмеялся и сделал вид, что поверил. «Я попросил тебя передвинуть дату премьеры, но ты отказался, поэтому не злись на то, что я защищал свое детище», — сказал ему Катценберг. Впоследствии он вспоминал, что Джобс вел себя очень спокойно, «как дзен-буддист», и утверждал, что все понимает. Но Джобс так и не простил:

В свою очередь Катценберг был гораздо более любезным. Он считал Джобса одним из «настоящих гениев мира» и научился уважать его, несмотря на их непростые отношения. Куда важнее, чем обогнать «Муравья Антца», было доказать, что Pixar — не студия одного фильма. «Приключения Флика» прогремели так же, как и «История игрушек», и это означало, что первый успех не был случайностью. «В бизнесе существует такое классическое понятие, как синдром второго продукта, — говорил Джобс позже. — Это происходит из непонимания того, что принесло успех дебюту. Я проходил такое в Apple. И теперь я думал: если второй фильм получится, все будет хорошо».

Личный фильм Стива

«История игрушек-2» вышла в прокат в ноябре 1999 года и принесла создателям еще большую прибыль — 485 миллионов долларов в мировом прокате. Поскольку успешность Pixar уже не подлежала сомнению, настала пора строить подобающий дом. Джобс и группа техобслуживания Pixar нашли заброшенную фабрику фруктовых консервов Del Monte в Эмервилле, индустриальном районе между Беркли и Оклендом, как раз напротив Бэй-Бридж. Фабрику снесли, и Джобс заказал Питеру Болину, архитектору магазинов Apple, дизайн здания.

Джобс пристально следил за процессом строительства, обращая внимание на все — от общего проекта до мельчайших деталей, связанных с материалами и конструкцией. «Стив был убежден, что правильные здания вносят большой вклад в культуру», — рассказывал президент Pixar Эд Кэтмалл. Джобс контролировал стройку, как будто был режиссером, выверяющим каждый кадр. «Здание Pixar стало личным фильмом Стива», — говорил Лассетер.

Изначально Лассетер мечтал о традиционной голливудской студии, с отдельными зданиями под проекты и бунгало для команды. Но сотрудники Disney сказали, что не любят свой новый кампус, потому что чувствуют себя разобщенно, и Джобс согласился. Он решил удариться в другую крайность и построить одно большое здание вокруг центрального атриума, чтобы все постоянно натыкались друг на друга.

Несмотря на то что Джобс был жителем цифрового мира, а может быть, потому что слишком хорошо знал изолирующий потенциал этого мира, он считал, что все вопросы нужно решать при личной встрече. «В наше время есть искушение считать, что все проекты могут разрабатываться в электронных письмах и чатах, — говорил он. — Но это безумие. Идеи рождаются в случайных встречах и посторонних разговорах. Натыкаешься на кого-нибудь, спрашиваешь, как дела, восторгаешься — и вскоре уже бурлишь миллионом идей». Поэтому здание Pixar должно было быть спроектировано так, чтобы в нем постоянно происходили случайные встречи и незапланированные совещания. «Если здание для этого не приспособлено, теряется магия внезапности, — объяснял Джобс. — Поэтому мы спроектировали студию так, чтобы поощрить людей выходить из своих офисов и натыкаться в атриуме на коллег, с которыми они бы иначе не встретились». Главный вход, основные лестницы и коридоры вели в атриум, где располагались кафе и почтовые ящики, туда же выходили окна конференц-залов, театральный зал на 600 мест и две небольшие просмотровые комнаты. «Теория Стива сработала сразу же, — вспоминал Лассетер. — Я постоянно натыкался на людей, которых не встречал до этого месяцами. Никогда раньше не видел офис, который бы так побуждал к сотрудничеству и совместному творчеству».

Джобс дошел до того, что спроектировал всего две туалетные комнаты, выходящие в тот же атриум. «Он очень настаивал на своей идее, — рассказывала Пэм Кервин, главная управляющая Pixar. — Но многие из нас решили, что это уже слишком. Одна беременная заявила, что никто не имеет права принуждать ее десять минут шагать до туалета, и это привело к серьезным разногласиям». Это был один из тех редких случаев, когда Лассетер вступил в спор с Джобсом. Они достигли компромисса: на всех этажах должно было быть по туалету с каждой стороны атриума.

Конструкция здания предполагала, что будут видны стальные балки, и Джобс изучал образцы, присланные производителями со всей страны, чтобы найти идеальный оттенок и текстуру. Он выбрал фабрику в Арканзасе, заказал чистую сталь и попросил проследить за тем, чтобы во время транспортировки она не потрескалась. Кроме того, он настоял на том, что балки должны быть не сварены между собой, а скреплены болтами. «Сталь была обработана песком и покрыта лаком, демонстрируя свою текстуру, — вспоминал Джобс. — Когда монтажники собирали конструкцию, по выходным они привозили родственников, чтобы показать им эту красоту».

Самым безумным озарением был «Романтический лаунж». Один из мультипликаторов обнаружил в стене своего офиса маленькую дверку. Она вела в низкий коридор, по которому можно было проползти в помещение, обшитое листовой сталью. Они с коллегами захватили тайную комнату, украсили ее светящимися гирляндами и гелевыми светильниками, обставили кушетками с изображениями животных, с подушками, с кисточками и коктейльными столиками, на которых стояли бутылки с ликерами и барное оборудование и лежали салфетки с надписью «Романтический лаунж». Видеокамера, установленная в коридоре, позволяла находящимся в комнате видеть, кто к ним идет.

Лассетер и Джобс привели туда несколько человек и попросили их расписаться на стене — среди гостей были Майкл Эйснер, Рой Дисней, Тим Аллен и Рэнди Ньюман. Джобс полюбил эту комнату, но, поскольку он не пил, называл ее комнатой для медитаций. Он говорил, что она напоминает ему комнату, которая была у них с Дэниелом Коттке в Риде, только без кислоты.

Разрыв

В речи перед комитетом сената в феврале 2002 года Майкл Эйснер критиковал рекламу, которую Джобс придумал для iTunes: «Одна компьютерная компания рекламирует себя слоганом Rip, mix, burn — «Скачай, смикшируй, запиши». Другими словами, они утверждают, что покупка их компьютера позволяет заниматься воровством и распространением украденного среди своих друзей».

Это было неумно. Такая трактовка подразумевала незаконное копирование, а не простое импортирование файлов с диска на компьютер. И, что важнее, это рассердило Джобса — Эйснер мог бы предвидеть такое развитие событий. Pixar недавно выпустила «Корпорацию монстров» — четвертый совместный с Disney мультфильм, и он оказался самым успешным, заработав 525 миллионов долларов в мировом прокате. Близилось время обновления сделки Pixar с Disney, и Эйснер не облегчил ситуацию, публично пнув своего партнера. Джобс пришел в такую ярость, что немедленно позвонил в Disney: «Вы слышали, что только что наговорил про меня Майкл?»

Эйснер и Джобс вышли из разных слоев общества, из разных песочниц, но оба были сильными личностями, не склонными к компромиссам. Их объединяла страсть к созданию качественных продуктов, то есть склонность к кропотливому контролю мелочей и не всегда деликатной критике. Эйснер без конца катался на Wildlife Express по Стране животных в Диснейленде и всякий раз придумывал, что можно улучшить, — это было такое же вдохновляющее зрелище, как и вид Джобса, который вертел в руках iPod и размышлял о том, как его упростить. С другой стороны, наблюдать за тем, как они управляют людьми, было не так поучительно.

Оба привыкли заставлять, а не подчиняться, что приводило к конфликтам, когда они пытались давить друг на друга. Во время стычек каждый утверждал, что его противник врет. Более того, ни Эйснер, ни Джобс не считали, что могут чему-нибудь научиться друг у друга, и даже не пытались притвориться, что это не так. Джобс возлагал ответственность на Эйснера:

Это было слишком грубо. Эйснер бывал в Pixar чаще, в том числе и тогда, когда Джобс отсутствовал. Хотя он на самом деле мало интересовался процессом работы. Но и Джобс не слишком интересовался управлением Disney.

Открытая вражда между Джобсом и Эйснером началась летом 2002 года. Джобс всегда восхищался Уолтом Диснеем, особенно тем, что тот создал компанию, которая существовала уже несколько поколений. Рой, племянник Уолта, был для него воплощением этого исторического наследия и творческого духа. Несмотря на то что отношения Роя с Эйснером постепенно портились, он еще состоял в совете директоров Disney, и Джобс сообщил ему, что не будет продлевать контракт Pixar с Disney, если Эйснер останется генеральным директором.

Рой Дисней и Стэнли Голд, его друг и коллега по совету директоров, предупредили прочих о проблеме с Pixar. Это привело к тому, что в конце августа 2002 года Эйснер написал членам совета крайне несдержанное письмо, в котором говорилось, что он уверен — Pixar в любом случае продлит сделку с Disney, хотя бы потому, что права на фильмы и персонажи Pixar принадлежат компании. Кроме того, писал Эйснер, через год Disney будет в более выгодной позиции, потому что выйдет в прокат мультфильм Pixar «В поисках Немо». «Вчера мы во второй раз смотрели новый мультфильм Pixar „В поисках Немо“, который выходит в прокат в следующем мае, — писал он. — Тогда они спустятся с небес на землю. Фильм неплох, но куда хуже их предыдущих картин. Но они-то, конечно, считают его шедевром». С этим письмом возникло две проблемы: во-первых, его перехватила и опубликовала Los Angeles Times, что окончательно вывело Джобса из себя. Во-вторых, Эйснер серьезно ошибался.

«В поисках Немо» стал самым успешным фильмом Pixar Disney), снятым на тот момент. Он с легкостью побил «Короля Льва» и стал еще и самым успешным мультфильмом в истории. Сборы составили 340 миллионов долларов в США и 868 миллионов в мировом прокате. Вплоть до 2010 года диск с мультфильмом оставался самым продаваемым DVD в мире (всего было продано больше 40 миллионов копий). По мотивам мультфильма было построено несколько популярнейших аттракционов Диснейленда. Это была яркая, искусно выполненная работа, которая получила «Оскара» как лучший мультфильм. «Мне нравится этот мультфильм, потому что в нем говорится о риске и о том, как позволить рисковать тем, кого любишь», — сказал Джобс. Успех мультфильма добавил 183 миллиона долларов в бюджет Pixar — таким образом, на решающую битву с Disney у них была солидная сумма в 521 миллион.

Вскоре после того, как работа над фильмом «В поисках Немо» была закончена, Джобс сделал Эйснеру предложение — настолько невыгодное, что было ясно: согласия никто не ждал. Вместо того чтобы, как раньше, делить доходы поровну, Джобс предложил новый контракт, согласно которому права на фильмы и персонажи принадлежали бы Pixar, а Disney получала бы 7,5 % дохода от распространения. Кроме того, последние два фильма, сделанные во время действия прежнего контракта, — «Суперсемейка» и «Тачки» — тоже подпадали бы под условия нового.

Но и Эйснер обладал мощным козырем. Даже если Pixar не продлила бы контракт, у Disney оставалось право выпускать продолжения «Истории игрушек» и других сделанных Pixar фильмов, а также права на все персонажи, от Вуди до Немо, которые встали бы в один ряд с Микки Маусом и Дональдом Даком. Эйснер даже угрожал выпустить в Disney «Историю игрушек-3», раз Pixar отказывается. «Зная, что эта компания сделала с „Золушкой-2“, я приходил в ужас уже от подобной мысли», — говорил Джобс.

В ноябре 2003-го Эйснеру удалось исключить Роя Диснея из совета директоров, но на этом разборки не закончились. Дисней опубликовал жесткое открытое письмо. «Компания потеряла ориентацию, энергию и свое наследие», — написал он. Длинный перечень предполагаемых злодеяний Эйснера включал и ухудшение отношений с Pixar. В этот момент Джобс решил, что больше не желает работать с Эйснером. В январе 2004 года он публично заявил, что прекращает отношения с компанией Disney.

Обычно Джобс удерживался от слишком резких заявлений, которые высказывал друзьям на своей кухне в Пало-Альто. Но на этот раз он не сдерживался. В телефонной конференции с журналистами он заявил, что, пока Pixar выпускала хиты, Disney делала «какую-то чушь». Он издевательски прокомментировал заявление Эйснера, что Disney вносила свой вклад в фильмы Pixar. «Правда заключается в том, что никакого сотрудничества с Disney нет уже много лет. Сравните качество трех наших последних фильмов и трех последних фильмов Disney и сделайте выводы сами». Джобс не только собрал более успешную команду, он создал бренд, который стал таким же притягательным для зрителей, как Disney: «Мы считаем, что в настоящее время Pixar — самый крупный и надежный бренд в анимации». Когда Джобс позвонил Рою Диснею, чтобы предупредить, тот ответил: «Когда злая ведьма будет повержена, мы опять начнем работать с тобой».

Джон Лассетер был в ужасе от перспективы разрыва с Disney. «Я беспокоился о своих детях — что будет с созданными нами персонажами, — вспоминал он. — Одна эта мысль была как нож в сердце». Сообщив новость руководству Pixar, он заплакал. То же самое произошло, когда Лассетер выступал перед 800 сотрудниками Pixar в атриуме: «Как будто твоих любимых детей уводят, чтобы отдать каким-то мерзким растлителям». За ним на сцену вышел Джобс и постарался успокоить аудиторию. Он объяснил, почему необходимо порвать с Disney, и уверил сотрудников, что Pixar ждет успех. «У него был талант вдохновлять людей, — рассказывал Орен Джейкоб, давний работник студии. — Мы все вдруг поверили, что Pixar будет процветать, несмотря ни на что».

Боб Айгер, директор по производству компании Disney, старался минимизировать последствия разрыва. Он был разумным и надежным человеком в той же мере, в какой все вокруг были болтунами. В прошлом он работал на телевидении и был президентом ABC Network, приобретенной Disney в 1996 году. Он был отличным менеджером и хорошо распознавал таланты, обладал чувством юмора, умел общаться и всем своим видом давал понять, что способен хранить секреты. В отличие от Эйснера и Джобса он был спокойным и сдержанным человеком, что позволяло ему ладить с самоуверенными и самовлюбленными персонами. «Стив объявил, что прекращает с нами отношения, чтобы порисоваться, — впоследствии вспоминал Айгер. — Мы переживали кризис, и я наметил несколько пунктов, которые нам следовало обсудить».

Эйснер с большим успехом председательствовал в Disney более десяти лет, пока президентом там был Фрэнк Уэллс. Уэллс снимал с Эйснера множество административных обязанностей, так что тот мог вносить свои предложения — обычно ценные, а иногда даже блестящие — по улучшению фильмов, аттракционов, телесериалов и прочих проектов. Но после того, как в 1994 году Уэллс погиб при крушении вертолета, Эйснер так и не нашел другого менеджера. Катценберга выжили из компании, потому что он не мог работать без Уэллса. Майкл Овиц стал президентом в 1995 году, но через два года ушел. Джобс вспоминал:

В 2004 году самой большой проблемой Эйснера было то, что он не видел трудностей анимационного подразделения. Два последних фильма, «Планета сокровищ» и «Братец медвежонок», не принесли ни славы наследию Диснея, ни пользы бюджету. Мультфильмы были главным источником дохода компании: они питали аттракционы, игрушки и телевизионные шоу. После выхода «Истории игрушек» было снято игровое продолжение, шоу «Дисней на льду», фильм про Базза Лайтера, который не пошел в прокат и распространялся только на видеокассетах, был поставлен мюзикл, который показывали на прогулочных пароходах Disney, были выпущены компьютерная игра, две видеоигры, дюжина игрушек, разошедшихся тиражом в 25 миллионов экземпляров, линия одежды и девять аттракционов в Диснейлендах. С «Планетой игрушек» ничего подобного не произошло.

«Майкл не понимал, насколько серьезны проблемы Disney, — объяснял Айгер. — Это видно хотя бы по тому, как он говорил с Pixar. Он никогда не осознавал, насколько на самом деле нуждается в Pixar». К тому же Эйснер любил переговоры, но ненавидел компромиссы, что было не лучшим вариантом в случае с Джобсом, отличавшимся тем же. «Переговоры должны приводить к компромиссам, — говорит Айгер. — А они оба — совершенно не мастера компромисса».

Ситуация разрешилась мартовским субботним вечером 2005 года, когда с Айгером связались бывший сенатор Джордж Митчелл и другие члены совета директоров компании, чтобы сообщить, что через несколько месяцев он заменит Эйснера на посту генерального директора Disney. На следующее утро Айгер позвонил своим дочерям, а затем — Стиву Джобсу и Джону Лассетеру. Он просто и ясно дал понять, что ценит Pixar и хочет заключить сделку. Джобс был в восторге. Ему нравился Айгер, и он радовался совпадению: его бывшая девушка, Дженнифер Иган,[27] жила в общежитии в одной комнате с женой Айгера Уиллоу Бэй.

В то лето, прежде чем Айгер официально заступил на должность, они с Джобсом обсуждали условия сделки. Компания Apple планировала выпустить iPod, способный проигрывать не только музыку, но и видео. Требовались сериалы, которые можно было бы продавать, а Джобс не горел желанием вступать в публичные переговоры, поскольку, как обычно, хотел сохранить тайну до выпуска продукта. Два самых успешных американских сериала, «Отчаянные домохозяйки» и «Остаться в живых», принадлежали компании ABC, с которой сотрудничал Айгер. У самого Айгера было несколько iPod, он использовал их круглые сутки и уже предвкушал, как будет смотреть на них сериалы. Поэтому он немедленно предложил предоставить самые популярные сериалы ABC. «Мы неделю обсуждали эту сделку, переговоры шли нелегко, — вспоминал Айгер. — Это было важно, потому что Стив увидел, как я работаю, и все поняли, что Disney может сотрудничать со Стивом».

Для презентации нового iPod Джобс снял театр в Сан-Хосе и пригласил Айгера выступить. «Я раньше никогда не видел его презентаций и не знал, какое это грандиозное шоу, — рассказывал потом Айгер. — Это был реальный прорыв. Он понял, что я разбираюсь в технологиях и готов рискнуть». Джобс, как обычно, устроил настоящее шоу — продемонстрировал все возможности нового iPod, рассказал, что это «одна из лучших штук, какие мы делали», и объявил, что теперь в iTunes будут продаваться клипы и короткометражные фильмы. А потом традиционно добавил: «Да, совсем забыл! В iTunes будут продаваться сериалы». Все начали аплодировать. Дальше Джобс сказал, что самые популярные сериалы идут по каналу ABC: «А кто владеет ABC? Disney! Так мы знакомы!» Когда на сцене появился Айгер, он держался так же расслабленно и уверенно, как Джобс. «Мы со Стивом счастливы, что технологические достижения сочетаются здесь с отличным наполнением, — сказал он. — И мне приятно объявить сегодня о восстановлении наших отношений с Apple». После паузы Айгер повторил: «Не с Pixar, а с Apple».

Но из последовавшего объятия стало ясно, что сотрудничество Pixar и Disney вновь стало возможным. «Я продемонстрировал, что стремлюсь к дружбе, а не к войне, — вспоминал Айгер. — Мы воевали с Роем Диснеем, Comcast, Apple и Pixar. Я хотел восстановить отношения — главным образом с Pixar».

Айгер только недавно вернулся с открытия нового Диснейленда в Гонконге. Вместе с ним ездил и Эйснер — это было его последнее мероприятие в качестве генерального директора Disney. Церемония включала традиционный парад на Мейн-стрит, во время которого Айгер осознал, что среди присутствовавших на параде персонажей, созданных за последние десять лет, были только те, кого придумали в Pixar. «У меня слово лампочка над головой зажглась, — рассказывает он. — Я стоял рядом с Майклом, но не стал с ним делиться — это было бы приговором его работе в компании. После десяти лет „Короля Льва“, „Красавицы и чудовища“ и „Алладина“ были десять лет пустоты».

Айгер вернулся в Бербанк и произвел некоторые подсчеты. Он выяснил, что последние десять лет производство мультфильмов и сопутствующих товаров было убыточным. На первой же встрече, которую он вел в качестве нового генерального директора, он предъявил свои расчеты совету директоров. Члены совета негодовали, потому что им не демонстрировали эти цифры раньше. «Наша компания зависит от мультфильмов, — сказал Айгер. — Хит — это волна, рябь от которой доходит до всех частей нашего бизнеса, от персонажей на параде до музыки, парков, видеоигр, телешоу, интернета, игрушек. Без таких волн мы ничего не добьемся». Затем Айгер описал совету возможные варианты развития событий. Первым было продолжать в том же духе — Айгер считал этот путь тупиковым. Вторым — уволить нынешних руководителей и найти новых, и Айгер не знал, кого надо брать на их место. Последним вариантом стала покупка Pixar. «Проблема в том, что я не знаю, продается ли компания, а если она продается, то, скорее всего, будет чертовски дорого стоить», — сказал Айгер. Совет уполномочил его навести справки.

Айгер нетрадиционно подошел к задаче. При первом разговоре с Джобсом он рассказал о своем гонконгском озарении и о том, как он осознал, что Disney нуждается в Pixar. «За это я и полюбил Боба Айгера, — вспоминал Джобс. — Он просто взял и рассказал мне все. Считается, что это худший способ начинать переговоры. Он выложил карты на стол и заявил: у нас проблемы. Он мне тут же понравился, потому что я действую так же. Надо просто бросить карты на стол и посмотреть, как они лягут». (На самом деле чаще всего Джобс действовал иначе. Он часто начинал переговоры с того, что объявлял продукты или услуги другой компании дерьмом.)

Джобс и Айгер много гуляли вместе — по кампусу Apple, по Пало-Альто, на семинаре Allen and Co. в Солнечной долине. Вначале они разработали план сделки: Pixar возвращает себе права на все сделанные компанией фильмы и все персонажи, отдает Disney пакет своих акций и платит за распространение будущих фильмов. Но Айгер решил, что такая сделка сделает Pixar соперником Disney, что нехорошо, даже если у Disney будет пакет их акций. Тогда он принялся намекать Джобсу на более серьезный ход. «Хочу, чтобы ты знал, что я действительно обдумываю все варианты», — сказал Айгер. Джобс был не против. «И вскоре мы поняли, что этот разговор приведет нас к обсуждению покупки», — вспоминал Джобс.

Но сначала Джобсу требовалось благословение Джона Лассетера и Эдвина Кэтмалла, поэтому он пригласил их к себе и сразу перешел к делу. «Нам нужно поближе узнать Боба Айгера, — сказал он. — Возможно, мы захотим работать с ним и помочь ему восстановить Disney. Он отличный парень». Сначала они отнеслись к этому скептически. Лассетер вспоминал, что они были шокированы.

«Если вы не хотите, ничего страшного, но, прежде чем будете решать, познакомьтесь с Айгером, — продолжил Джобс. — Вначале я думал так же, как вы, но он мне понравился». Он объяснил, как легко было заключить сделку по поводу сериалов ABC, и добавил: «Если сравнивать с Эйснером, это просто небо и земля. Он прямолинейный и здравомыслящий человек». По словам Лассетера, они с Кэтмаллом сидели с открытыми ртами.

Айгер пришел в офис. Он прилетел из Лос-Анджелеса, чтобы поужинать с Лассетером, познакомился с его семьей, и они засиделись за разговорами за полночь. Потом он пригласил Кэтмалла на ужин и навестил Pixar — один, без сопровождения и даже без Джобса. «Я познакомился со всеми директорами, и они рассказали мне о новых фильмах», — вспоминал он. Лассетер гордился тем, какое впечатление на Айгера произвело знакомство с сотрудниками Pixar. Конечно, это дополнительно расположило его к Айгеру. «Я никогда не гордился Pixar больше, чем в тот день, — вспоминал он. — Все прошло идеально, и Боб был просто в восторге».

Действительно, узнав планы на следующие несколько лет — «Тачки», «Рататуй», «ВАЛЛ-И», — Айгер после возвращения заявил начальнику отдела финансов Disney: «У них грандиозные планы. Мы должны заключить сделку. От этого зависит наше будущее». И признал, что не верит в фильмы, которые в тот момент были в работе у Disney.

Согласно условиям сделки, Disney покупала Pixar за 7,4 миллиарда долларов. Таким образом, Джобс становился держателем самого большого пакета акций Disney: 7 % против 1,7 % Эйснера или 1 % Роя Диснея. Disney Animation поступала в распоряжение Pixar, и всем должны были управлять Лассетер и Кэтмалл. Сама компания Pixar сохраняла бренд, студия и офис оставались в Эмервилле, даже не менялось старое доменное имя.

Айгер попросил Джобса привезти Лассетера и Кэтмалла на тайную встречу совета директоров Disney в Сенчури-Сити, в Лос-Анджелес. Целью встречи было смягчить их отношение к столь дорогой и радикальной сделке. Когда они поднимались с парковки в офис, Лассетер сказал Джобсу: «Если я слишком увлекусь, дотронься до моего колена». Джобсу пришлось поступить так лишь один раз, в остальном Лассетер сделал отличное предложение. «Я рассказывал, как мы делаем фильмы, какова наша философия, что мы честны друг с другом и заботимся о талантах», — вспоминал он. Члены совета задавали множество вопросов, и Джобс позволил Лассетеру ответить на большинство из них. Сам же говорил о том, как восхитительно соединять искусство и технологию. «В этом — суть нашей культуры, как и в Apple», — сказал он.

Прежде чем совет директоров Disney успел одобрить слияние, Майкл Эйснер восстал из небытия, чтобы попытаться помешать сделке. Он позвонил Айгеру и заявил, что цена слишком высока.

— Ты сам можешь разобраться с анимацией, — сказал он.

— Как? — спросил Айгер.

— Ты способен, я знаю.

Айгера это вывело из себя. «Майкл, как ты можешь говорить, что я способен все исправить, когда тебе самому это не удалось?»

Эйснер заявил, что придет на встречу членов совета, хотя уже не состоит в нем, и будет выступать против сделки. Айгер запротестовал, но Эйснер позвонил Уоррену Баффету, у которого был большой пакет акций, и Джорджу Митчеллу, председателю совета. Бывший сенатор убедил Айгера дать Эйснеру слово. «Я сообщил членам совета, что им не нужно покупать Pixar, поскольку они уже владеют 85 % выпущенных Pixar фильмов, — вспоминал Эйснер. Он указал на то, что Disney получала процент с продажи уже выпущенных фильмов и имела право выпускать продолжения и эксплуатировать персонажи. — Я подготовил презентацию, где говорилось: Disney не владеет всего 15 % Pixar. Вы получаете только это. Остальное — ставка на еще не существующие фильмы». Эйснер признал, что Pixar работает успешно, но заявил, что успех может в любой момент отвернуться от компании: «Я продемонстрировал им историю продюсеров и режиссеров, которые выпустили ряд успешных фильмов, а потом провалились. Так было со Спилбергом, Уолтом Диснеем — со всеми». Чтобы сделка оправдала себя, подсчитал он, каждый новый фильм Pixar должен был принести 1,3 миллиарда прибыли. «Стива взбесило, что я это знаю», — впоследствии говорил Эйснер.

Когда он вышел из комнаты, Айгер шаг за шагом опроверг все его аргументы. «Сейчас я вам объясню, какие ошибки были допущены в данной презентации», — начал он. Когда совет директоров выслушал обоих, сделка была одобрена.

Айгер полетел в Эмервилль, чтобы встретиться с Джобсом и объявить о сделке сотрудникам Pixar. Но перед этим Джобс уединился с Лассетером и Кэтмаллом. «Если у вас есть какие-то сомнения, я все отменю», — сказал он. Его слова были не совсем искренними — на этом этапе уже было практически невозможно все отменить. Но это был дружеский жест. «Все в порядке», — сказал Лассетер. «Давайте сделаем это», — согласился Кэтмалл. Они обнялись, и Джобс всхлипнул.

Затем все собрались в атриуме. «Disney покупает Pixar», — объявил Джобс. Некоторые расстроились до слез, но, когда он все объяснил, сотрудники поняли, что в определенном смысле все обстояло наоборот. Кэтмалл должен был стать главой Disney animation, а Лассетер — креативным директором. К финалу речи все ликовали. Айгер стоял сбоку, и Джобс пригласил его в центр сцены. Когда он говорил о культуре Pixar, о том, как важно Disney усвоить ее, зал взорвался аплодисментами.

«Моей целью всегда было создание не только хороших продуктов, но и отличных компаний, — впоследствии говорил Джобс. — Это удалось Уолту Диснею. И в результате той сделки мы сохранили Pixar и помогли спасти Disney».