• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

Преодоление виртуальности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

Сергей Голубицкий, опубликовано в «Бизнес-журнале Онлайн», 23 Марта 2004 года.

Что знает рядовой читатель (не специалист в области информационных технологий) об Amazon.com? Три вещи: это - самый известный в мире интернет-магазин. Это - самый большой в мире интернет-магазин. Это - американский интернет-магазин. В общем, все правильно. В общем…

От габаритов «Амазона» (для простоты в дальнейшем мы будем называть Amazon.com именно так: по-родственному) легко зашкаливает любое воображение: на сайте компании выставлено на продажу более 18 миллионов товаров, ежеминутно со всего мира поступает более 100 заказов - чего уж там кривить душой: факты умопомрачительные.

Постановка вопроса

Однако существуют еще три вещи, превращающие «Амазон» в компанию совсем уж уникальную: год создания - 1995, рыночная капитализация - 17 миллиардов долларов (в 2000 году было 45 миллиардов!), первая прибыль получена в декабре 2002 года. Для усиления театрального эффекта переведем скупые биржевые сводки на человеческий язык: перед нами компания неполных девяти лет от роду, которая на протяжении первых семи лет регулярно, постоянно и всегда демонстрировала сплошные убытки, однако при этом добилась капитализации, превышающей всю остальную американскую книжную индустрию. Биржевые спекулянты в конце 90-х годов устраивали пари: «Есть у «Амазона» хоть малейший шанс выйти на рентабельность когда-нибудь в будущем или нет?» Ставки шли десять к одному, десять - за то, что рентабельности не будет никогда. Самое забавное, что спекулянты, не сомневаясь в отсутствии перспектив «Амазона», продолжали скупать акции компании пачками.

Итак, скажите на милость: как такое возможно? Как называется экономическая система, при которой компания с вековой историей «Барнс энд Нобл», владеющая по всему миру 886 книжными магазинами и 1231 магазином по продаже видеопродукции и компьютерных игр, оценивается инвесторами в 2 миллиарда 370 миллионов долларов, а «Амазон», у которого нет ни одного (!) магазина, получает кредит доверия общественности на 17 миллиардов?

Эта экономическая система называется просто: современное посткапиталистическое общество, в котором мы имеем счастье (или несчастье) жить вот уже пятнадцатый год. Другое дело, что понять закономерности его в целом и феномен «Амазона» в частности «нашему» человеку особенно тяжело. А все потому, что воспитаны мы на недоброй памяти экономической теории марксизма. И даже сегодня, когда почти вековое здание «развитого социализма» развалилось на мелкие черепки, идеи Карла Андреича Маркса, с легкой подачи якобинствующей интеллигенции (не только у нас - по всему миру!) продолжают занимать в общественном сознании почетное место. Миф о глубокой прозорливости догматов Маркса, переставших работать уже на исходе XIX века, упорно протаскивается в век XXI. Так что два удивительных франкенштейна - Маркс и Фрейд - по-прежнему теребят гондурас обывателя, навязывая себя по поводу и без повода в качестве универсального решения сложных вопросов экономики и человеческой психологии.

Что же представляет собой феномен «Амазона» с позиции марксистской экономики? А ничего не представляет! Вместо объяснения предлагается старая сказка про белого бычка: биржевой пузырь, массовый психоз, истерия необразованных вкладчиков, подрывная роль средств информации, скрывающих от трудящихся правду о реальном экономическом положении дел. Сколько раз мы слышали подобные «научные объяснения» со страниц журналов и газет? Короче говоря, феномен «Амазона» в рамках привычной теории принципиально необъясним.

Всякое очередное причитание о мыльном биржевом пузыре сопровождается ритуальным пророчеством неминуемой катастрофы. В 2000 году, когда просели акции не только «Амазона», но и всей индустрии «дот-комов» (компаний, занимающихся интернет-коммерцией), ученые дядьки потирали руки: «Ну вот: пузырь, о котором мы так долго говорили и предупреждали, - лопнул!»

Что же было дальше? Акции «Амазона», достигнув исторического пика 9 декабря 1999 года (113 долларов за штуку), устремились вниз и к октябрю 2001 года обесценились почти в 20 раз (до 6 долларов). Вроде все срасталось: пузырь сдулся, Карл Андреич победно провернулся в гробу, и еще одно недоразумение капитализма пало жертвой порочной системы. Однако сразу после падения без всякого подготовительного периода (известного в классической теории как консолидация) акции «Амазона» неудержимо пошли вверх, достигнув 21 октября прошлого года отметки в 61 доллар. Получалось, за рекордные сроки отыграно более половины пути. Но и это еще не все. «Амазон» не только не скончался и продолжил развитие, но и вышел на прибыльность уже через два года после жесточайшего падения. Прибыльность, которой у компании никогда в жизни не было! Даже в самые благоприятные периоды.

Может быть, что-то изменилось в компании? Может, «Амазон» одумался, радикально изменил схему бизнеса, пересмотрел ценовую политику, снизил себестоимость производства? Ничего подобного! Все как было раньше, так и осталось. Не поменялась ни одна стратегическая линия, даже уволенных в самый тяжкий период сотрудников сгребли обратно. Создается полное впечатление, что судьбой «Амазона» (да и рынком в целом) управляют законы, принципиально отличные от марксовых, а цена компании определяется не производственными издержками, а какими-то внешними по отношению к ней факторами. Так ли это?

У компетентных товарищей есть одна священная мантра: «Клевещите, сколько хотите, а все равно теорию прибавочной стоимости Карла Маркса никто еще не опроверг. И никто не проанализировал капиталистическое общество лучше и глубже великого основоположника».

А по правде говоря - и опровергли, и проанализировали. Просто в советских школах и вузах об этом не рассказывалось. И курьезнее всего, что сделали это более ста лет назад еще современники Карла Маркса - представители так называемой «австрийской школы экономики» - Карл Менгер, Фридрих фон Визер, Евгений фон Бём-Баверк. Здесь не место для высоколобых научно-исторических дискуссий, поэтому вынужденно свожу все многообразие идей замечательных «фонов» к простой картинке: стоимость товара определяется не затратами на его изготовление и прибавочной стоимостью капиталиста-эксплуататора (как верил Карл Маркс), а потребностью общества в этом товаре. То есть спросом. Всё! Просто и со вкусом. В книжке Менгера «Основания политической экономии» все, конечно, гораздо тоньше и сложнее, но суть - именно такова: добейтесь небывалого уровня производительности труда, снизьте себестоимость продукции до смехотворных значений, ужмите свою жадность сверх всяких границ и установите смешную прибавочную стоимость, а потом с гордостью выставьте свой товар на продажу - и все для того, чтобы убедиться: никто его не покупает, потому что он никому не интересен. Так что цена ему даже не алтын, а полушка в базарный день. Лучше - даром отдать.

При таком свежем (теории всего ничего: каких-то сто лет!) взгляде на мир судьба «Амазона» сразу же обретает определенность: акции компании легко оправились после биржевого краха и по второму разу обошли традиционных книжных торговцев типа «Барнс энд Нобл» только потому, что «Амазон» покупателям и инвесторам нравится! Им нравится покупать в «Амазоне», нравится вкладывать деньги именно в этот бизнес. А нести кровные в книжные магазины «Барнс энд Нобл», без которых, между прочим, не обходится ни один американский райцентр, не нравится. Вот и вся экономика.

Но это только кажется. На самом деле, наши умозаключения в духе «австрийской школы» ровным счетом ничего не объясняют. Потому что не дают ответа на главные вопросы: «Чем именно бизнес «Амазона» привлекает людей? Что заставляет их отдавать свои деньги ему, закрывая при этом глаза на объективные обстоятельства и экономические показатели?» Ответы можно получить, только изрядно пошуровав в кухне «Амазона» - экономической и не только.

Маленькая мифология

Не успел «Амазон» попасть в руки Журналистов, как тут же стал обрастать приторными сказками в лучших традициях Фабрики Грез. Девять статей из десяти, посвященных истории компании, начинаются с рассказа о том, как в 1995 году никому не известный маленький человечек с греческой фамилией Безос подсуетился продавать книжки прямо из своего гаража, расположенного в пригороде Сиэтла. Для усиления эффекта сообщается, что свой рабочий стол Джефф Безос, подобно папе Карло, собственноручно выстругал из деревянной двери (надо так понимать, что денег на нормальную мебель у него не было). Зато уже через четыре года (в 1999) мама Безоса купила легендарный столдверь на благотворительном аукционе за тридцать тысяч сто долларов. Вот, мол, как живуча американская мечта: даже в суровые будни гигантских стартовых капиталов у всякого Джо есть шанс добиться единственной и главной цели в жизни - разбогатеть. Стоит только пожелать. Ну и постараться. Очень.

Если мы искренне хотим понять скрытую механику успеха «Амазона», нам с самого начала придется распрощаться с подобными иллюзиями и враками. К своему «Амазону» Джефф Безос, выпускник элитного Принстонского университета (а вовсе не шофер, как кому-то мечтается), шел чуть ли не десять лет. Идея интернет-магазина вынашивалась не в гараже, а в сотнях человеко-часов, напряженных исканиях и ночной зубрежке умных книжек. И в этом первая разгадка нашей большой загадки: «Амазон» не шальное и непутевое дитя рулетки, а выверенный плод скрупулезных расчетов. Расчетов научных и профессиональных.

Джеффри родился в Альбукерке 12 января 1964 года. Главным человеком в его жизни была мама, потому как папа выпал из радара уже на первом году супружеского счастья. Слава богу, бытовой трагедии не случилось: мама Джеффа принадлежала к семье первых техасских поселенцев, поэтому унаследовала ранчо Котулла и 10 тысяч гектаров (!) земли в придачу. Это добрая весть для нашего повествования: она хоть и наносит непоправимый удар по американской мечте, но автоматически снимает догадки о стартовом капитале в жизни Безоса и «Амазона».

Дедушка по материнской линии был тоже простым человеком - служил директором региональной комиссии по атомной энергетике в Альбукерке. Детство Джефф провел на его ранчо, энергично наращивая интеллектуальный мускул и готовясь стать астронавтом (на худой конец - ядерным физиком). Вот и еще один хук американской мечте: чуть ли не с младенчества Джефф проявил себя феноменально одаренным ребенком. Вполне вероятно, даже вундеркиндом. В три года он на кусочки развинтил отверткой свою кроватку, а в 12 лет был отмечен в книге юных дарований Хьюстона. Кстати, о Хьюстоне. Когда Джеффу исполнилось четыре года, его мама во второй раз вышла замуж - за Майка Безоса, кубинского грека (такое тоже бывает!). В 15 лет Майк сбежал от Фиделя Кастро, очень быстро перестал разносить пиццу, поступил в университет Альбукерке и добился диплома инженера. Сразу после свадьбы пассионарное семейство переехало в Хьюстон, где Майк Безос получил работу инженера в Экксоне.

Как я уже сказал, любовь к конструированию не оставляла Джеффа с младых ногтей: он собственноручно разработал схему и собрал электросигнализацию для того, чтобы изгонять сводных братьев и сестер из своей комнаты. Родительский гараж Джефф переоборудовал в лабораторию для научных экспериментов. Теперь читатель догадывается, откуда растут ноги у мифологии «Амазона»? В любом случае, к гаражам Безос питал явную слабость.

Семья перебралась в Майами, штат Флорида, где Джефф окончил школу и пристрастился к компьютерам. Свое образование он продолжил в престижном Принстоне, специализируясь поначалу на физике, затем - на компьютерах и электротехнике.

Сразу после окончания университета Безос получил место в одной из компаний на Уолл-стрите - «Фител», которая разрабатывала компьютерные сети для торговли на международных площадках. Биржевой трейдинг переживал второе рождение, поскольку доступная компьютерная техника открывала невиданные горизонты для технического анализа ценных бумаг. Диплом Джеффа оказался как нельзя кстати. Скоро обнаружилось, что компьютеры интересуют Безоса исключительно в прикладном смысле, а не как самоцель. Главное - это биржа, финансы, акции, дивиденды и… деньги. Тем самым Джефф продемонстрировал уникальный симбиоз технических знаний и правильных приоритетов, который отличает всех величайших предпринимателей посткапиталистического общества. Вне всякого сомнения, Билл Гейтс наиболее близок Джеффу Безосу по духу и экзистенциальной модели.

Свое карьерное восхождение Безос продолжил в солидной компании «Банкер Траст», где дослужился до вице-президента. Следующая ступень - большая инвестиционная компания «D.E. Shaw», он стал первым ее вице-президентом. Там Джефф познакомился со своей будущей женой Макензи, тоже выпускницей Принстона.

Быть бы Безосу высокооплачиваемым чиновником до конца своей жизни, если б не открытие, сделанное весной 1994 года. Читая очередную сводку финансовых новостей, Джефф споткнулся на невероятной цифре: рост пользователей Интернета составил 2300 процентов в год!

Если кто-то полагает, что Безос тут же пустился во все тяжкие - торговать книжками из своего гаража под Сиэтлом, то он ошибается. До 16 июля 1995 года - дебюта «Амазона» в Интернете - оставалось больше года, и все это время ушло на интенсивнейшую подготовку.

Для начала Джефф и Макензи (которая принимала самое действенное участие в становлении проекта) перебрали все возможные торговые варианты, подходящие для Интернета. Условия эксперимента и окончательный выбор - это еще одна разгадка феномена «Амазона», дающая простой ответ на простой вопрос: почему самый большой в мире интернет-магазин появился в Америке?

Свою модель Безос строил на так называемом mail order business - торговле по почте с помощью каталогов. Не берусь утверждать, что этот бизнес является чисто американским явлением, но, по крайней мере, первородство и пальму первенства американцы в нем никогда никому не уступали. Главная предпосылка для торговли по почте, как догадывается читатель, - это отлаженная работа самой почты. Последние лет сто пятьдесят американская почта может смело считаться недосягаемым образцом для остального мира. Поэтому не удивительно, что торговля с помощью каталогов расцветала пышным цветом уже на заре ХХ века. Читатели «Великих афер» прекрасно помнят «подвиги» и Чарльза Понци, и доктора Бринкли, и удачливого наследника Фрэнсиса Дрейка - все они торговали по почте, и всех их судили по статьям о злоупотреблении почтовыми отправлениями.

Интересно наблюдать, как наши предприниматели пытаются копировать американскую модель, которая упорно отказывается ложиться на кривую отечественную инфраструктуру. Каждый россиянин рано утром выгребает из почтового ящика ворох никчемной назойливой макулатуры - этакое знамение времени в стиле «хотели как лучше». Точно так же по утрам выгребают бумаги из своих почтовых ящиков и американцы. С одной лишь маленькой разницей: в нашем случае речь идет о бесполезных картинках и неудачной рекламе, в американском - о выгодных каталогах, позволяющих незамедлительно заполнить формуляр и заказать по почте любой приглянувшийся товар. И товар этот доставят (за соответствующую плату) уже следующим утром - будьте уверены.

Именно эта отлаженная инфраструктура вкупе с почтенной исторической традицией легла краеугольным камнем в успех предприятия Джеффа Безоса. Джефф и Макензи проанализировали около 20 различных направлений почтово-каталожного бизнеса, и в глаза им тут же бросился дисбаланс: торговля книгами явно отставала от продажи продуктов питания, детских игрушек, бытовой техники, бижутерии и лекарств. Отставала по крайне банальной причине: не существовало ни одного приличного книжного каталога! Оно и понятно: мало-мальски полный каталог должен был насчитывать не одну тысячу страниц - кто же будет рассылать такой по почте, да еще бесплатно? «Вот оно, золотое дно!» - осенило Безоса. Ведь на сайте в Интернете практически с нулевыми затратами можно легко разместить каталог любого размера, причем мгновенный доступ к нему получала гораздо более обширная аудитория (вспомните 2300% годового роста пользователей Сети!).

Могла ли прийти идея продавать книги через Интернет русскому, немцу или японцу? Конечно, могла, и наверняка приходила. Был ли у них шанс стать «Амазоном»? Ни единого, потому что нет либо инфраструктуры (в России), либо традиции (в Германии и Японии).

Джефф Безос отправляется в Лос-Анджелес на ежегодную Конвенцию американских книготорговцев и интенсивно знакомится со спецификой книжного бизнеса. Оказывается, практически у всех крупных оптовиков заготовлены в электронном виде полные инвентарные списки. Оставалось сделать единственный шаг: открыть сайт в Интернете, выложить каталоги и пригласить читающую публику размещать заказы. Вы думаете, эта идея пришла в голову одному Безосу? Ну, что вы! Она буквально носилась в воздухе Конвенции. Скажу даже больше: «Амазон» не был первым книжным магазином в Интернете! Не был он и вторым, и даже третьим! По крайней мере, три конкурента появились в Сети заведомо раньше: clbooks.com, books.com и wordsworth.com, причем последний опередил «Амазона» на целых два года! Всеони до сих пор на плаву: clbooks.com как торговал, так и продолжает торговать специализированной медицинской литературой. Wordsworth.com, запущенный в 1993 году (!), напоминает доморощенную страничку студента-любителя. А books.com приобрел «наземный» гигант «Барнс энд Нобл». Думаю, выложил за домен не одну сотню миллионов долларов, но даже такая тотальная марка (books.com!) не приблизила старика «Барнса» к успеху «Амазона» и на пушечный выстрел.

Вопрос: что же помешало участникам калифорнийской Конвенции и сетевым первопроходцам добиться успеха? Ответ: отсутствие технологии! Не было ее и у Безоса. Зато у него имелись необходимые знания, правильные знакомые и время.

Джефф совершил героический поступок: ушел из «D. E. Shaw», поставив тем самым жирный крест на звездной карьере управленца. Весь следующий год он посвятил разработке программного обеспечения, способного соединить управление обширнейшими базами данных (книжными каталогами) с полным циклом обработки клиентских заказов. Конечно, работа велась не в одиночку: Безос сумел так или иначе привлечь к проекту 300 знакомых и приятелей, многие из которых были блестящими программистами. Помимо этого, на семейном совете было принято решение перебраться из Нью-Йорка в Сиэтл - американский центр софтостроения. По пути Джефф и Макензи заскочили в Хьюстон, чтобы прихватить новенький «Шевроле Блейзер» - подарок отчима Майка.

В «Амазоновском» мифотворчестве дареную машину не особенно поминают, равно как и 300 тысяч долларов, которые техасская мама и греко-кубинский отчим вложили в грядущий проект. Глубинное понимание перспектив информационных технологий продемонстрировала мама Джеффа в одном из поздних интервью: «Мы вложили деньги не в Интернет, а в нашего сына». За 300 тысяч родители получили 6 процентов акций «Амазона», которых через четыре года хватило за глаза, чтобы стать миллиардерами.

Итак, блестящий джип шелестел гудиеровской резиной по зеркальному хайвею, за рулем сидела Макензи, а Джефф, разложив на коленках лэптоп, кропал бизнесплан «Амазона» - очередная умильная картинка из мифологического загашника. Следующий лубок: по прибытии в Сиэтл Джефф и Макензи разбили офис в своем трехкомнатном домишке, переоборудовав гараж в серверную комнату. Безос сгонял в ближайший «Home Depot»[1] и прикупил пару-тройку тех самых легендарных столов-дверей по 60 долларов за штуку. Правда, на эти малобюджетные столы поставили три микростанции Sun тысяч по 25 долларов каждая, но это уже детали.

В предварительном тестировании программного обеспечения участвовало более 300 человек. 16 июля 1995 года сайт «Амазона» открылся для приема заказов. Джефф Безос обратился к своим многочисленным бета-тестерам с призывом рассказать знакомым и знакомым знакомых о новом чудо-магазине. Сработала цепная реакция, и уже через месяц книги «Амазона» продавались не только во всех штатах Америки, но и в 45 странах мира. И это без всякой рекламы и маркетинговой кампании. В начале осени объем продаж составил 20 тысяч долларов в неделю - феноменальный результат для 1995 года!

Вехи

октябрь 1995: «100-order Day» - первый день, в течение которого было получено 100 заказов;

июль 1996: «Амазон» запускает первую «немыслимую» партнерскую программу с сайтом PuppyNet, специализирующимся на продаже домашних животных: теперь наряду с книгами «Амазон» продает породистых щенков. Джефф Безос берет открытый курс на превращение «Амазона» из книжного магазина в «тотальный магазин всего». Впрочем, такой ход событий прочитывался уже в самом названии компании: ведь Amazon - это Амазонка, река из тысячи впадающих потоков. Мечта Безоса: дать клиенту все, чего он только пожелает. Сегодня она реализована практически полностью: у «Амазона» полмиллиона партнеров и буквально безбрежный ассортимент товаров;

ноябрь 1996: «100-hour Day» - 100 заказов поступили в течение одного часа. В 2003 году «Амазон» обслуживал уже более 100 клиентов в минуту;

май 1997: главное событие в жизни «Амазона» - go public. Компания получает статус общественной, и ее акции поступают в открытую продажу на бирже NASDAQ. Десятки миллиардов долларов в активе «Амазона» - это деньги инвесторов, а не поступления от продаж. Последних даже не хватает на покрытие всех текущих издержек и производственных расходов;

октябрь 1997. Получен заказ миллионного клиента. Джефф Безос собственноручно доставил в Японию две книжки - «Руководство по Windows NT» и «Биографию принцессы Дианы» (блестящий маркетинговый ход!);

июнь 1998: следующий важный шаг на пути тотальной диверсификации - запуск раздела Amazon Music;

октябрь 1998: продолжение мировой экспансии: «Амазон» открывает два новых сайта: Amazon.co.uk для обслуживания покупателей в Англии и Amazon.de - для немцев;

декабрь 1998: в течение двух предрождественских недель «Амазон» обработал более миллиона заказов. Жесткие требования по доставке (не позднее 24 декабря!) форсировали переход на круглосуточный режим работы;

апрель 1999: «Амазон» открывает большой отдел по продаже открыток; июнь 1999: десятимиллионный клиент;

- июль 1999: новые отделы - игрушки (Amazon Toys) и электроника (Amazon Electronics);

- декабрь 1999: 9 числа акции «Амазона» достигли исторического пика - 113 долларов за штуку. К этому времени компания поставила покупателям из 150 стран 20 миллионов товаров. Журнал «Тайм» присвоил Джеффу Безосу титул Человека Года (Time Person of the Year). В секторе «дот-комов» начинается глобальный спад, который приводит к общебиржевой смене тренда и наступлению затяжного «медвежьего» рынка.

Возрождение, которого никто не ждал

Почему «Амазон» пережил кризис «дот-комов»? Наверное, потому, что деньги никогда не стояли во главе приоритетов руководителя компании. Впрочем, только так настоящие деньги и зарабатываются. В результате биржевого обвала капитализация «Амазона» упала с 45 миллиардов до двух с половиной. Миллиарды Безоса улетучились прямо пропорционально, но, казалось, он этого даже не заметил. Компания перешла в режим жесточайшей экономии, а все поступления практически целиком инвестировались в дальнейшую экспансию - «Амазон» открывал новые отделы: модная одежда от Gap, Nordstrom и Land’s End, детские игрушки в партнерстве с Toys’R’Us, спортивные товары от более чем трех тысяч производителей. Недалеким аналитикам это напоминало пир во время чумы.

Расширение давалось большой кровью. 28 января 2000 года «Амазон» объявил об увольнении 150 сотрудников и, хотя речь шла лишь о двух процентах штата, акции компании тут же обвалились на 10 процентов. Ровно через год состоялось массовое увольнение - за виртуальными воротами оказались 1300 человек, ощутимые 15% штата. Это позволило сократить издержки на 150 миллионов. Кроме того, «Амазон» эмитировал долгосрочные долговые обязательства (так называемые debentures), которые позволили привлечь дополнительные средства инвесторов. Почти все деньги пошли на разработку новых технологий, в частности коммерческой поисковой машины, позволяющей находить любые товары, представленные на всех торговых площадках Интернета. Блестящий ход, с учетом того, что «Амазоном» накоплен уникальный опыт в области электронной коммерции.

Ставка Безоса на технологии была не случайной: новые решения не только понижали себестоимость работ в разы, но и превратились в уникальный - и самый перспективный - товар «Амазона». Планируется, что в ближайшие годы продажа технологий составит не менее половины всего оборота «Амазона». Поистине революционный поворот в профиле компании.

Совокупность всех этих усилий дала удивительный результат: объем продаж «Амазона» по результатам 2002 года подскочил до 3,9 миллиарда долларов, а в 2003 году составил 5,3 миллиарда. Но самое главное - пока по остальным «доткомам» справлялись массовые поминки, «Амазон» впервые в своей истории стал приносить прибыль!

Открытый эпилог

Сегодня будущее «Амазона» выглядит безоблачным, как никогда раньше. Что позволяет Джеффу и Макензи перевести дух и сосредоточиться на новом увлечении: широкомасштабной деятельности. По словам Безоса: «Отдавать деньги нужно так же внимательно, как и строить успешную компанию».

Сергей Голубицкий, опубликовано в «Бизнес-журнале Онлайн», 23 Марта 2004 года.

Что знает рядовой читатель (не специалист в области информационных технологий) об Amazon.com? Три вещи: это - самый известный в мире интернет-магазин. Это - самый большой в мире интернет-магазин. Это - американский интернет-магазин. В общем, все правильно. В общем…

От габаритов «Амазона» (для простоты в дальнейшем мы будем называть Amazon.com именно так: по-родственному) легко зашкаливает любое воображение: на сайте компании выставлено на продажу более 18 миллионов товаров, ежеминутно со всего мира поступает более 100 заказов - чего уж там кривить душой: факты умопомрачительные.

Постановка вопроса

Однако существуют еще три вещи, превращающие «Амазон» в компанию совсем уж уникальную: год создания - 1995, рыночная капитализация - 17 миллиардов долларов (в 2000 году было 45 миллиардов!), первая прибыль получена в декабре 2002 года. Для усиления театрального эффекта переведем скупые биржевые сводки на человеческий язык: перед нами компания неполных девяти лет от роду, которая на протяжении первых семи лет регулярно, постоянно и всегда демонстрировала сплошные убытки, однако при этом добилась капитализации, превышающей всю остальную американскую книжную индустрию. Биржевые спекулянты в конце 90-х годов устраивали пари: «Есть у «Амазона» хоть малейший шанс выйти на рентабельность когда-нибудь в будущем или нет?» Ставки шли десять к одному, десять - за то, что рентабельности не будет никогда. Самое забавное, что спекулянты, не сомневаясь в отсутствии перспектив «Амазона», продолжали скупать акции компании пачками.

Итак, скажите на милость: как такое возможно? Как называется экономическая система, при которой компания с вековой историей «Барнс энд Нобл», владеющая по всему миру 886 книжными магазинами и 1231 магазином по продаже видеопродукции и компьютерных игр, оценивается инвесторами в 2 миллиарда 370 миллионов долларов, а «Амазон», у которого нет ни одного (!) магазина, получает кредит доверия общественности на 17 миллиардов?

Эта экономическая система называется просто: современное посткапиталистическое общество, в котором мы имеем счастье (или несчастье) жить вот уже пятнадцатый год. Другое дело, что понять закономерности его в целом и феномен «Амазона» в частности «нашему» человеку особенно тяжело. А все потому, что воспитаны мы на недоброй памяти экономической теории марксизма. И даже сегодня, когда почти вековое здание «развитого социализма» развалилось на мелкие черепки, идеи Карла Андреича Маркса, с легкой подачи якобинствующей интеллигенции (не только у нас - по всему миру!) продолжают занимать в общественном сознании почетное место. Миф о глубокой прозорливости догматов Маркса, переставших работать уже на исходе XIX века, упорно протаскивается в век XXI. Так что два удивительных франкенштейна - Маркс и Фрейд - по-прежнему теребят гондурас обывателя, навязывая себя по поводу и без повода в качестве универсального решения сложных вопросов экономики и человеческой психологии.

Что же представляет собой феномен «Амазона» с позиции марксистской экономики? А ничего не представляет! Вместо объяснения предлагается старая сказка про белого бычка: биржевой пузырь, массовый психоз, истерия необразованных вкладчиков, подрывная роль средств информации, скрывающих от трудящихся правду о реальном экономическом положении дел. Сколько раз мы слышали подобные «научные объяснения» со страниц журналов и газет? Короче говоря, феномен «Амазона» в рамках привычной теории принципиально необъясним.

Всякое очередное причитание о мыльном биржевом пузыре сопровождается ритуальным пророчеством неминуемой катастрофы. В 2000 году, когда просели акции не только «Амазона», но и всей индустрии «дот-комов» (компаний, занимающихся интернет-коммерцией), ученые дядьки потирали руки: «Ну вот: пузырь, о котором мы так долго говорили и предупреждали, - лопнул!»

Что же было дальше? Акции «Амазона», достигнув исторического пика 9 декабря 1999 года (113 долларов за штуку), устремились вниз и к октябрю 2001 года обесценились почти в 20 раз (до 6 долларов). Вроде все срасталось: пузырь сдулся, Карл Андреич победно провернулся в гробу, и еще одно недоразумение капитализма пало жертвой порочной системы. Однако сразу после падения без всякого подготовительного периода (известного в классической теории как консолидация) акции «Амазона» неудержимо пошли вверх, достигнув 21 октября прошлого года отметки в 61 доллар. Получалось, за рекордные сроки отыграно более половины пути. Но и это еще не все. «Амазон» не только не скончался и продолжил развитие, но и вышел на прибыльность уже через два года после жесточайшего падения. Прибыльность, которой у компании никогда в жизни не было! Даже в самые благоприятные периоды.

Может быть, что-то изменилось в компании? Может, «Амазон» одумался, радикально изменил схему бизнеса, пересмотрел ценовую политику, снизил себестоимость производства? Ничего подобного! Все как было раньше, так и осталось. Не поменялась ни одна стратегическая линия, даже уволенных в самый тяжкий период сотрудников сгребли обратно. Создается полное впечатление, что судьбой «Амазона» (да и рынком в целом) управляют законы, принципиально отличные от марксовых, а цена компании определяется не производственными издержками, а какими-то внешними по отношению к ней факторами. Так ли это?

У компетентных товарищей есть одна священная мантра: «Клевещите, сколько хотите, а все равно теорию прибавочной стоимости Карла Маркса никто еще не опроверг. И никто не проанализировал капиталистическое общество лучше и глубже великого основоположника».

А по правде говоря - и опровергли, и проанализировали. Просто в советских школах и вузах об этом не рассказывалось. И курьезнее всего, что сделали это более ста лет назад еще современники Карла Маркса - представители так называемой «австрийской школы экономики» - Карл Менгер, Фридрих фон Визер, Евгений фон Бём-Баверк. Здесь не место для высоколобых научно-исторических дискуссий, поэтому вынужденно свожу все многообразие идей замечательных «фонов» к простой картинке: стоимость товара определяется не затратами на его изготовление и прибавочной стоимостью капиталиста-эксплуататора (как верил Карл Маркс), а потребностью общества в этом товаре. То есть спросом. Всё! Просто и со вкусом. В книжке Менгера «Основания политической экономии» все, конечно, гораздо тоньше и сложнее, но суть - именно такова: добейтесь небывалого уровня производительности труда, снизьте себестоимость продукции до смехотворных значений, ужмите свою жадность сверх всяких границ и установите смешную прибавочную стоимость, а потом с гордостью выставьте свой товар на продажу - и все для того, чтобы убедиться: никто его не покупает, потому что он никому не интересен. Так что цена ему даже не алтын, а полушка в базарный день. Лучше - даром отдать.

При таком свежем (теории всего ничего: каких-то сто лет!) взгляде на мир судьба «Амазона» сразу же обретает определенность: акции компании легко оправились после биржевого краха и по второму разу обошли традиционных книжных торговцев типа «Барнс энд Нобл» только потому, что «Амазон» покупателям и инвесторам нравится! Им нравится покупать в «Амазоне», нравится вкладывать деньги именно в этот бизнес. А нести кровные в книжные магазины «Барнс энд Нобл», без которых, между прочим, не обходится ни один американский райцентр, не нравится. Вот и вся экономика.

Но это только кажется. На самом деле, наши умозаключения в духе «австрийской школы» ровным счетом ничего не объясняют. Потому что не дают ответа на главные вопросы: «Чем именно бизнес «Амазона» привлекает людей? Что заставляет их отдавать свои деньги ему, закрывая при этом глаза на объективные обстоятельства и экономические показатели?» Ответы можно получить, только изрядно пошуровав в кухне «Амазона» - экономической и не только.

Маленькая мифология

Не успел «Амазон» попасть в руки Журналистов, как тут же стал обрастать приторными сказками в лучших традициях Фабрики Грез. Девять статей из десяти, посвященных истории компании, начинаются с рассказа о том, как в 1995 году никому не известный маленький человечек с греческой фамилией Безос подсуетился продавать книжки прямо из своего гаража, расположенного в пригороде Сиэтла. Для усиления эффекта сообщается, что свой рабочий стол Джефф Безос, подобно папе Карло, собственноручно выстругал из деревянной двери (надо так понимать, что денег на нормальную мебель у него не было). Зато уже через четыре года (в 1999) мама Безоса купила легендарный столдверь на благотворительном аукционе за тридцать тысяч сто долларов. Вот, мол, как живуча американская мечта: даже в суровые будни гигантских стартовых капиталов у всякого Джо есть шанс добиться единственной и главной цели в жизни - разбогатеть. Стоит только пожелать. Ну и постараться. Очень.

Если мы искренне хотим понять скрытую механику успеха «Амазона», нам с самого начала придется распрощаться с подобными иллюзиями и враками. К своему «Амазону» Джефф Безос, выпускник элитного Принстонского университета (а вовсе не шофер, как кому-то мечтается), шел чуть ли не десять лет. Идея интернет-магазина вынашивалась не в гараже, а в сотнях человеко-часов, напряженных исканиях и ночной зубрежке умных книжек. И в этом первая разгадка нашей большой загадки: «Амазон» не шальное и непутевое дитя рулетки, а выверенный плод скрупулезных расчетов. Расчетов научных и профессиональных.

Джеффри родился в Альбукерке 12 января 1964 года. Главным человеком в его жизни была мама, потому как папа выпал из радара уже на первом году супружеского счастья. Слава богу, бытовой трагедии не случилось: мама Джеффа принадлежала к семье первых техасских поселенцев, поэтому унаследовала ранчо Котулла и 10 тысяч гектаров (!) земли в придачу. Это добрая весть для нашего повествования: она хоть и наносит непоправимый удар по американской мечте, но автоматически снимает догадки о стартовом капитале в жизни Безоса и «Амазона».

Дедушка по материнской линии был тоже простым человеком - служил директором региональной комиссии по атомной энергетике в Альбукерке. Детство Джефф провел на его ранчо, энергично наращивая интеллектуальный мускул и готовясь стать астронавтом (на худой конец - ядерным физиком). Вот и еще один хук американской мечте: чуть ли не с младенчества Джефф проявил себя феноменально одаренным ребенком. Вполне вероятно, даже вундеркиндом. В три года он на кусочки развинтил отверткой свою кроватку, а в 12 лет был отмечен в книге юных дарований Хьюстона. Кстати, о Хьюстоне. Когда Джеффу исполнилось четыре года, его мама во второй раз вышла замуж - за Майка Безоса, кубинского грека (такое тоже бывает!). В 15 лет Майк сбежал от Фиделя Кастро, очень быстро перестал разносить пиццу, поступил в университет Альбукерке и добился диплома инженера. Сразу после свадьбы пассионарное семейство переехало в Хьюстон, где Майк Безос получил работу инженера в Экксоне.

Как я уже сказал, любовь к конструированию не оставляла Джеффа с младых ногтей: он собственноручно разработал схему и собрал электросигнализацию для того, чтобы изгонять сводных братьев и сестер из своей комнаты. Родительский гараж Джефф переоборудовал в лабораторию для научных экспериментов. Теперь читатель догадывается, откуда растут ноги у мифологии «Амазона»? В любом случае, к гаражам Безос питал явную слабость.

Семья перебралась в Майами, штат Флорида, где Джефф окончил школу и пристрастился к компьютерам. Свое образование он продолжил в престижном Принстоне, специализируясь поначалу на физике, затем - на компьютерах и электротехнике.

Сразу после окончания университета Безос получил место в одной из компаний на Уолл-стрите - «Фител», которая разрабатывала компьютерные сети для торговли на международных площадках. Биржевой трейдинг переживал второе рождение, поскольку доступная компьютерная техника открывала невиданные горизонты для технического анализа ценных бумаг. Диплом Джеффа оказался как нельзя кстати. Скоро обнаружилось, что компьютеры интересуют Безоса исключительно в прикладном смысле, а не как самоцель. Главное - это биржа, финансы, акции, дивиденды и… деньги. Тем самым Джефф продемонстрировал уникальный симбиоз технических знаний и правильных приоритетов, который отличает всех величайших предпринимателей посткапиталистического общества. Вне всякого сомнения, Билл Гейтс наиболее близок Джеффу Безосу по духу и экзистенциальной модели.

Свое карьерное восхождение Безос продолжил в солидной компании «Банкер Траст», где дослужился до вице-президента. Следующая ступень - большая инвестиционная компания «D.E. Shaw», он стал первым ее вице-президентом. Там Джефф познакомился со своей будущей женой Макензи, тоже выпускницей Принстона.

Быть бы Безосу высокооплачиваемым чиновником до конца своей жизни, если б не открытие, сделанное весной 1994 года. Читая очередную сводку финансовых новостей, Джефф споткнулся на невероятной цифре: рост пользователей Интернета составил 2300 процентов в год!

Если кто-то полагает, что Безос тут же пустился во все тяжкие - торговать книжками из своего гаража под Сиэтлом, то он ошибается. До 16 июля 1995 года - дебюта «Амазона» в Интернете - оставалось больше года, и все это время ушло на интенсивнейшую подготовку.

Для начала Джефф и Макензи (которая принимала самое действенное участие в становлении проекта) перебрали все возможные торговые варианты, подходящие для Интернета. Условия эксперимента и окончательный выбор - это еще одна разгадка феномена «Амазона», дающая простой ответ на простой вопрос: почему самый большой в мире интернет-магазин появился в Америке?

Свою модель Безос строил на так называемом mail order business - торговле по почте с помощью каталогов. Не берусь утверждать, что этот бизнес является чисто американским явлением, но, по крайней мере, первородство и пальму первенства американцы в нем никогда никому не уступали. Главная предпосылка для торговли по почте, как догадывается читатель, - это отлаженная работа самой почты. Последние лет сто пятьдесят американская почта может смело считаться недосягаемым образцом для остального мира. Поэтому не удивительно, что торговля с помощью каталогов расцветала пышным цветом уже на заре ХХ века. Читатели «Великих афер» прекрасно помнят «подвиги» и Чарльза Понци, и доктора Бринкли, и удачливого наследника Фрэнсиса Дрейка - все они торговали по почте, и всех их судили по статьям о злоупотреблении почтовыми отправлениями.

Интересно наблюдать, как наши предприниматели пытаются копировать американскую модель, которая упорно отказывается ложиться на кривую отечественную инфраструктуру. Каждый россиянин рано утром выгребает из почтового ящика ворох никчемной назойливой макулатуры - этакое знамение времени в стиле «хотели как лучше». Точно так же по утрам выгребают бумаги из своих почтовых ящиков и американцы. С одной лишь маленькой разницей: в нашем случае речь идет о бесполезных картинках и неудачной рекламе, в американском - о выгодных каталогах, позволяющих незамедлительно заполнить формуляр и заказать по почте любой приглянувшийся товар. И товар этот доставят (за соответствующую плату) уже следующим утром - будьте уверены.

Именно эта отлаженная инфраструктура вкупе с почтенной исторической традицией легла краеугольным камнем в успех предприятия Джеффа Безоса. Джефф и Макензи проанализировали около 20 различных направлений почтово-каталожного бизнеса, и в глаза им тут же бросился дисбаланс: торговля книгами явно отставала от продажи продуктов питания, детских игрушек, бытовой техники, бижутерии и лекарств. Отставала по крайне банальной причине: не существовало ни одного приличного книжного каталога! Оно и понятно: мало-мальски полный каталог должен был насчитывать не одну тысячу страниц - кто же будет рассылать такой по почте, да еще бесплатно? «Вот оно, золотое дно!» - осенило Безоса. Ведь на сайте в Интернете практически с нулевыми затратами можно легко разместить каталог любого размера, причем мгновенный доступ к нему получала гораздо более обширная аудитория (вспомните 2300% годового роста пользователей Сети!).

Могла ли прийти идея продавать книги через Интернет русскому, немцу или японцу? Конечно, могла, и наверняка приходила. Был ли у них шанс стать «Амазоном»? Ни единого, потому что нет либо инфраструктуры (в России), либо традиции (в Германии и Японии).

Джефф Безос отправляется в Лос-Анджелес на ежегодную Конвенцию американских книготорговцев и интенсивно знакомится со спецификой книжного бизнеса. Оказывается, практически у всех крупных оптовиков заготовлены в электронном виде полные инвентарные списки. Оставалось сделать единственный шаг: открыть сайт в Интернете, выложить каталоги и пригласить читающую публику размещать заказы. Вы думаете, эта идея пришла в голову одному Безосу? Ну, что вы! Она буквально носилась в воздухе Конвенции. Скажу даже больше: «Амазон» не был первым книжным магазином в Интернете! Не был он и вторым, и даже третьим! По крайней мере, три конкурента появились в Сети заведомо раньше: clbooks.com, books.com и wordsworth.com, причем последний опередил «Амазона» на целых два года! Всеони до сих пор на плаву: clbooks.com как торговал, так и продолжает торговать специализированной медицинской литературой. Wordsworth.com, запущенный в 1993 году (!), напоминает доморощенную страничку студента-любителя. А books.com приобрел «наземный» гигант «Барнс энд Нобл». Думаю, выложил за домен не одну сотню миллионов долларов, но даже такая тотальная марка (books.com!) не приблизила старика «Барнса» к успеху «Амазона» и на пушечный выстрел.

Вопрос: что же помешало участникам калифорнийской Конвенции и сетевым первопроходцам добиться успеха? Ответ: отсутствие технологии! Не было ее и у Безоса. Зато у него имелись необходимые знания, правильные знакомые и время.

Джефф совершил героический поступок: ушел из «D. E. Shaw», поставив тем самым жирный крест на звездной карьере управленца. Весь следующий год он посвятил разработке программного обеспечения, способного соединить управление обширнейшими базами данных (книжными каталогами) с полным циклом обработки клиентских заказов. Конечно, работа велась не в одиночку: Безос сумел так или иначе привлечь к проекту 300 знакомых и приятелей, многие из которых были блестящими программистами. Помимо этого, на семейном совете было принято решение перебраться из Нью-Йорка в Сиэтл - американский центр софтостроения. По пути Джефф и Макензи заскочили в Хьюстон, чтобы прихватить новенький «Шевроле Блейзер» - подарок отчима Майка.

В «Амазоновском» мифотворчестве дареную машину не особенно поминают, равно как и 300 тысяч долларов, которые техасская мама и греко-кубинский отчим вложили в грядущий проект. Глубинное понимание перспектив информационных технологий продемонстрировала мама Джеффа в одном из поздних интервью: «Мы вложили деньги не в Интернет, а в нашего сына». За 300 тысяч родители получили 6 процентов акций «Амазона», которых через четыре года хватило за глаза, чтобы стать миллиардерами.

Итак, блестящий джип шелестел гудиеровской резиной по зеркальному хайвею, за рулем сидела Макензи, а Джефф, разложив на коленках лэптоп, кропал бизнесплан «Амазона» - очередная умильная картинка из мифологического загашника. Следующий лубок: по прибытии в Сиэтл Джефф и Макензи разбили офис в своем трехкомнатном домишке, переоборудовав гараж в серверную комнату. Безос сгонял в ближайший «Home Depot»[1] и прикупил пару-тройку тех самых легендарных столов-дверей по 60 долларов за штуку. Правда, на эти малобюджетные столы поставили три микростанции Sun тысяч по 25 долларов каждая, но это уже детали.

В предварительном тестировании программного обеспечения участвовало более 300 человек. 16 июля 1995 года сайт «Амазона» открылся для приема заказов. Джефф Безос обратился к своим многочисленным бета-тестерам с призывом рассказать знакомым и знакомым знакомых о новом чудо-магазине. Сработала цепная реакция, и уже через месяц книги «Амазона» продавались не только во всех штатах Америки, но и в 45 странах мира. И это без всякой рекламы и маркетинговой кампании. В начале осени объем продаж составил 20 тысяч долларов в неделю - феноменальный результат для 1995 года!

Вехи

октябрь 1995: «100-order Day» - первый день, в течение которого было получено 100 заказов;

июль 1996: «Амазон» запускает первую «немыслимую» партнерскую программу с сайтом PuppyNet, специализирующимся на продаже домашних животных: теперь наряду с книгами «Амазон» продает породистых щенков. Джефф Безос берет открытый курс на превращение «Амазона» из книжного магазина в «тотальный магазин всего». Впрочем, такой ход событий прочитывался уже в самом названии компании: ведь Amazon - это Амазонка, река из тысячи впадающих потоков. Мечта Безоса: дать клиенту все, чего он только пожелает. Сегодня она реализована практически полностью: у «Амазона» полмиллиона партнеров и буквально безбрежный ассортимент товаров;

ноябрь 1996: «100-hour Day» - 100 заказов поступили в течение одного часа. В 2003 году «Амазон» обслуживал уже более 100 клиентов в минуту;

май 1997: главное событие в жизни «Амазона» - go public. Компания получает статус общественной, и ее акции поступают в открытую продажу на бирже NASDAQ. Десятки миллиардов долларов в активе «Амазона» - это деньги инвесторов, а не поступления от продаж. Последних даже не хватает на покрытие всех текущих издержек и производственных расходов;

октябрь 1997. Получен заказ миллионного клиента. Джефф Безос собственноручно доставил в Японию две книжки - «Руководство по Windows NT» и «Биографию принцессы Дианы» (блестящий маркетинговый ход!);

июнь 1998: следующий важный шаг на пути тотальной диверсификации - запуск раздела Amazon Music;

октябрь 1998: продолжение мировой экспансии: «Амазон» открывает два новых сайта: Amazon.co.uk для обслуживания покупателей в Англии и Amazon.de - для немцев;

декабрь 1998: в течение двух предрождественских недель «Амазон» обработал более миллиона заказов. Жесткие требования по доставке (не позднее 24 декабря!) форсировали переход на круглосуточный режим работы;

апрель 1999: «Амазон» открывает большой отдел по продаже открыток; июнь 1999: десятимиллионный клиент;

- июль 1999: новые отделы - игрушки (Amazon Toys) и электроника (Amazon Electronics);

- декабрь 1999: 9 числа акции «Амазона» достигли исторического пика - 113 долларов за штуку. К этому времени компания поставила покупателям из 150 стран 20 миллионов товаров. Журнал «Тайм» присвоил Джеффу Безосу титул Человека Года (Time Person of the Year). В секторе «дот-комов» начинается глобальный спад, который приводит к общебиржевой смене тренда и наступлению затяжного «медвежьего» рынка.

Возрождение, которого никто не ждал

Почему «Амазон» пережил кризис «дот-комов»? Наверное, потому, что деньги никогда не стояли во главе приоритетов руководителя компании. Впрочем, только так настоящие деньги и зарабатываются. В результате биржевого обвала капитализация «Амазона» упала с 45 миллиардов до двух с половиной. Миллиарды Безоса улетучились прямо пропорционально, но, казалось, он этого даже не заметил. Компания перешла в режим жесточайшей экономии, а все поступления практически целиком инвестировались в дальнейшую экспансию - «Амазон» открывал новые отделы: модная одежда от Gap, Nordstrom и Land’s End, детские игрушки в партнерстве с Toys’R’Us, спортивные товары от более чем трех тысяч производителей. Недалеким аналитикам это напоминало пир во время чумы.

Расширение давалось большой кровью. 28 января 2000 года «Амазон» объявил об увольнении 150 сотрудников и, хотя речь шла лишь о двух процентах штата, акции компании тут же обвалились на 10 процентов. Ровно через год состоялось массовое увольнение - за виртуальными воротами оказались 1300 человек, ощутимые 15% штата. Это позволило сократить издержки на 150 миллионов. Кроме того, «Амазон» эмитировал долгосрочные долговые обязательства (так называемые debentures), которые позволили привлечь дополнительные средства инвесторов. Почти все деньги пошли на разработку новых технологий, в частности коммерческой поисковой машины, позволяющей находить любые товары, представленные на всех торговых площадках Интернета. Блестящий ход, с учетом того, что «Амазоном» накоплен уникальный опыт в области электронной коммерции.

Ставка Безоса на технологии была не случайной: новые решения не только понижали себестоимость работ в разы, но и превратились в уникальный - и самый перспективный - товар «Амазона». Планируется, что в ближайшие годы продажа технологий составит не менее половины всего оборота «Амазона». Поистине революционный поворот в профиле компании.

Совокупность всех этих усилий дала удивительный результат: объем продаж «Амазона» по результатам 2002 года подскочил до 3,9 миллиарда долларов, а в 2003 году составил 5,3 миллиарда. Но самое главное - пока по остальным «доткомам» справлялись массовые поминки, «Амазон» впервые в своей истории стал приносить прибыль!

Открытый эпилог

Сегодня будущее «Амазона» выглядит безоблачным, как никогда раньше. Что позволяет Джеффу и Макензи перевести дух и сосредоточиться на новом увлечении: широкомасштабной деятельности. По словам Безоса: «Отдавать деньги нужно так же внимательно, как и строить успешную компанию».