• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

2. Развитие хозяйственного расчета во второй пятилетке. Отмена государственных дотаций в тяжелой и лесной промышленности и реформа цен

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 

Центральное место в ряде мероприятий по укреплению хозрасчета и улучшению работы промышленности принадлежит проведенной с 1 апреля 1936 г. отмене государственных дотаций в тяжелой и лесной промышленности и пересмотру уровня отпускных цен на их продукцию. Этой радикальной мерой был по-новому поставлен вопрос о рентабельности промышленности и прежде всего так называемых планово-убыточных отраслей, подчеркнута решающая роль стоимостных рычагов в совершенствовании социалистического производства.

Дотации из государственного бюджета отдельным отраслям промышленности представляли собой оплату разницы между плановой себестоимостью и отпускной ценой на продукцию этих отраслей Они были экономически необходимы на том этапе социалистического строительства, когда осуществлялась индустриализация страны и решалась задача освоения новой техники и новых производств. В течение первой и в начале второй пятилетки отпускные цены на уголь, металл, лес, химические продукты оставались на неизменном уровне; их себестоимость в течение этих лет в основном не снижалась, а в некоторых случаях даже повышалась. Повышение себестоимости в добывающих и некоторых других отраслях тяжелой промышленности объяснялось, с одной стороны, трудностями, связанными со строительством массы новых сложных предприятий и освоением новой техники. В добывающих отраслях промышленности процесс освоения техники начался значительно позднее, чем в отраслях машиностроения, которые первыми прошли период реконструкции и начали снижать себестоимость уже в годы первой пятилетки. С другой стороны, повышение себестоимости в угольной, металлургической, нефтяной и лесной промышленности объяснялось значительным повышением заработной платы рабочих и служащих в этих отраслях. За годы первой и второй пятилеток уровень зарплаты в этих отраслях был повышен не менее чем в 2,5 раза65. Промышленности в эти годы приходилось расходовать большие средства на подготовку кадров для множества новых предприятий; высоки были расходы на гужевой транспорт, на фураж и т.д. Таким образом, объективных условий для снижения себестоимости еще не было. Повышать же цены на средства производства было нецелесообразно, так как в тех условиях это замедлило бы процесс освоения новой техники и мобилизацию внутренних ресурсов. Установление же цен на уровне высокой себестоимости подорвало бы всю систему цен в народном хозяйстве и устойчивость рубля. Укреплению экономики отраслей тяжелой индустрии и техническому перевооружению других отраслей народного хозяйства способствовала тогда политика стабильных цен на средства производства за счет компенсации разницы между плановой себестоимостью и отпускной ценой дотацией из государственного бюджета. Политика сохранения низкого уровня цен на уголь, металл, лес и другую продукцию трудоемких отраслей тяжелой промышленности давала возможность локализовать систему дотаций, не распространять ее на другие отрасли промышленности и создать условия для снижения себестоимости в этих отраслях и, в частности, в машиностроении66.

Вот почему система дотаций была наиболее целесообразной в годы создания новых пропорций в народном хозяйстве и освоения новой техники. Общество (в лице социалистического государства) поддерживало и развивало в определенный период отрасли производства или предприятия, которые были необходимы для решения основных задач социалистического строительства, но которые в течение известного времени не могли еще производить прибавочный продукт и даже являлись нерентабельными, убыточными. Общество восполняло дефицит в данных отраслях промышленности за счет прибавочного продукта, созданного в других отраслях народного хозяйства, обеспечивая таким образом расширенное социалистическое воспроизводство в народном хозяйстве в целом.

С точки зрения ускорения развития производительных сил и роста производительности общественного труда в ближайшем будущем, применение новой техники рентабельно даже и в тех случаях, когда в период ее освоения предприятия требуют государственных дотаций. Освоение новой техники и есть борьба за рентабельность. В социалистическом обществе подход к экономическому критерию рентабельности принципиально отличается от капиталистического. Но перераспределение прибавочного продукта для поддержания и развития необходимых обществу временно нерентабельных отраслей не может оставаться постоянным принципом воспроизводства. И в социалистическом обществе требование закона стоимости о расходовании общественного труда на производство продукта лишь в пределах общественно необходимого рабочего времени сохраняет свою силу. Постоянное или длительное нарушение этого требования неизбежно приводит к нарушению процесса воспроизводства в других отраслях народного хозяйства и, следовательно, к нарушению процесса воспроизводства в целом. Поэтому, когда ранее убыточные отрасли тяжелой промышленности добились известных успехов в освоении техники и снижении себестоимости продукции, было признано нецелесообразным дальнейшее сохранение системы дотаций.

Отмена дотаций и приближение цен на продукцию тяжелой промышленности к ее стоимости имели большое значение для определения действительного уровня затрат общественного труда на единицу изделий, а значит, и для укрепления хозрасчета. Практика отклонения цен на продукцию тяжелой промышленности вниз от ее стоимости приводила к тому, что калькуляция производственных затрат в отраслях, где эти средства производства применялись, скрывала действительные размеры себестоимости, и денежное выражение материальных затрат в себестоимости уменьшало их фактические затраты. При системе государственных дотаций и заниженных цен ценовая структура затрат неизбежно отклонялась от трудовой структуры. Занижались амортизационные отчисления, цена в этих условиях не могла выполнить свою роль мощного рычага борьбы за экономию. Все эти явления начали изживаться, когда промышленные предприятия стали сниматься с государственных дотаций, а уровень цен стал приближаться к действительной стоимости продукции. Эти меры свидетельствовали о том, что Советское государство все полнее овладевало товарно-денежными отношениями как орудием планомерного функционирования социалистической экономики.

1935 г. явился рубежом, подготовившим перелом, качественные сдвиги в работе тяжелой промышленности. Этот год ознаменовался началом массового стахановского движения за высшую производительность труда. Производительность труда начала повышаться нарастающими темпами после 1931 и 1932 гг., когда производительность труда в тяжелой промышленности повышалась (соответственно) на 5,7 и 6,7%; в 1933 и 1934 гг. рост производительности труда составлял уже 11,1 и 14,5%. Если до 1931 и 1932 гг. себестоимость тяжелой промышленности еще повышалась (в 1931 г. на 8% и в 1932 г. — на 6,5%), то с 1933 г. начался процесс снижения себестоимости67.

За 2,5 года второй пятилетки производительность труда в каменноугольной промышленности выросла на 48%, а в черной металлургии — на 58%. Производительность труда в отраслях машиностроения превышала в середине второй пятилетки уровень 1928 г. в 2,5 раза. В черной металлургии в первой половине 1935 г. производительность труда выросла на 18,4%, в цветной металлургии — на 46,2, в основной химии — на 31%. А это были отрасли, ранее отстававшие по росту производительности труда. Серьезно улучшились технико-экономические показатели работы тяжелой промышленности — коэффициент использования доменных печей, съем стали; снизились затраты труда на 1 т чугуна и т.д.68 Внутрипроизводственные накопления в тяжелой индустрии за 1933—1935 гг. достигли почти 5 млрд. руб. Новым в работе тяжелой промышленности было еще и то, что в круг отраслей, увеличивавших, накопления, были втянуты и трудоемкие отрасли добывающей промышленности (уголь, руда, торф), которые в первой пятилетке отличались высокой себестоимостью. В 1936 г. прирост промышленной продукции стал заметно обгонять прирост основных фондов, что отражало успехи в овладении техникой, в улучшении использования основных фондов (табл. 1)69.

Таблица 1

Темпы роста основных фондов и продукции крупной промышленности СССР (в % к предыдущему году)

Год

Вся крупная промышленность

В том числе производство средств производства

годовой прирост валовой продукции

годовой прирост фондов за предыдущий год

годовой прирост валовой продукции

годовой прирост фондов за предыдущий год

1933

+8,3

+30,2

+10,2

+38,3

1934

+20,3

+28,2

+24,7

+33,7

1935

+21,8

+22,1

+25,0

+24,7

1936

+30,0

+23,3

+33,3

+24,7

В 1933 г. темпы роста производственных фондов в наибольшей степени превышали темпы роста продукции. Это был трудный период освоения новой техники при высоких темпах увеличения основных фондов. В 1935 г. годовой прирост фондов и валовой продукции почти сравнялся, а в 1936 г. прирост продукции обогнал прирост основных фондов. Это свидетельствовало об успехах в освоении техники и увеличении загрузки основных фондов. В металлообрабатывающей промышленности уже в 1935 г. годовой прирост валовой продукции составил 30%, а прирост основных фондов за предшествующий год — 19,4%, в 1936 г. соответствующие цифры составляли 40,9 и 26,8%70.

Большое значение имело также повышение степени использования оборотных фондов (сырья, материалов, топлива и т.д.). Экономия от улучшения использования кокса в черной металлургии за 1934 г. и первую половину 1935 г. составила примерно 1,2 млн. т кокса, что на 20% превышало среднемесячную выработку всех коксовых установок в первом полугодии 1935 г.; столь же заметным было снижение норм расхода руды на 1 т чугуна71.

Эти качественные сдвиги в работе тяжелой промышленности повысили ее рентабельность и по-новому поставили вопрос о ценах и себестоимости ее продукции и об отношениях между тяжелой промышленностью и государственным бюджетом. Выявились возможность и необходимость перейти к работе без плановых государственных дотаций.

Инициатором отказа от государственных дотаций выступил Макеевский металлургический завод им. С. М. Кирова, который обязался работать без дотаций. В 1934 г. завод получил дотаций на 32 млн. руб., а за 8 месяцев 1935 г. он уже получил прибыли около 3 млн. руб. Завод им. Петровского получил в октябре 1935 г. 345 тыс. руб. чистой прибыли; сталинградский металлургический завод «Красный Октябрь» дал в октябре 1935 г. 3187 тыс. руб. прибыли; завод им. Коминтерна — 1016 тыс. руб.72 Таких же качественных сдвигов добились и другие передовые предприятия тяжелой промышленности. Завод тяжелого машиностроения им. Ленина (Ленинград) получил в первом квартале 1936 г. прибыли 1435 тыс. руб. Завод «Электросила» им. Кирова дал за этот период свыше 6 млн. руб. накоплений, завод «Светлана» — свыше 5600 тыс. руб.73 Коллектив завода «Серп и Молот» поставил перед собой в 1934 г. задачу отказаться от плановой дотации в 1 млн. руб. и добиться рентабельной работы74. Объединение «Сталь» взяло на себя обязательство сэкономить в 1935 г. 100 млн. руб. На всех заводах рабочие и инженерно-технические работники изыскивали резервы снижения себестоимости и их предложения обсуждались на общезаводских конференциях, посвященных этому вопросу. В результате уже к 1 ноября 1935 г. объединение «Сталь» выполнило свои обязательства по экономии 100 млн. руб. и отказалось от государственных дотаций75.

Учитывая новые условия работы тяжелой промышленности, партия провозгласила курс на переход к бездотационной, безубыточной работе. В конце 1934 г. Г. К. Орджоникидзе издал приказ о переводе Макеевского завода на работу без дотации. По приказу завод должен был «добиться такого снижения себестоимости, которое позволило бы заводу целиком уложиться в отпускные государственные цены без плановых дотаций»76. Пример Макеевского завода явился началом движения за отказ от государственной дотации других заводов тяжелой индустрии. Вскоре примеру Макеевского завода последовали металлургические заводы Юга — заводы им. Дзержинского и им. Коминтерна. С октября 1935 г. отказался от дотаций трест качественных сталей «Спецсталь» и трест «Трубосталь». Отказались от дотаций все предприятия, входившие в состав Главлегмаша; частично перешли на работу без дотации предприятия цветной металлургии, основной и органической химии, среднего машиностроения, Главметиз и др. Предприятия автотракторной промышленности, Химмаштреста обязались увеличить накопления сверх плана на 600 млн. руб. Предприятия синтетического каучука в результате успешного освоения техники стали получать десятки миллионов рублей экономии77.

В этих изменившихся условиях бюджетное финансирование предприятий тяжелой промышленности, необходимое ранее, стало ненужным. Оно затрудняло внедрение хозрасчета, питало иждивенческие настроения, подрывало хозяйственную заинтересованность в рентабельности производства. Поэтому с 1 апреля 1936 г. постановлением СНК СССР была отменена дотация из государственного бюджета каменноугольной, рудной промышленности, предприятиям черной металлургии и лесной промышленности, некоторых отраслей химии, частично торфяной промышленности и цветной металлургии и др. Одновременно по этим отраслям промышленности были повышены отпускные цены, которые создавали условия для рентабельности работы78.

Отмена государственных дотаций и установление на продукцию тяжелой промышленности новых цен, базой которых был средний уровень себестоимости продукции, явилась наиболее эффективной мерой укрепления хозрасчета. Отпали расчеты многих руководителей предприятий на «государственный кошелек», ответственность каждого предприятия за состояние своего финансового хозяйства резко повысилась. Теперь каждый хозяйственный руководитель обязан был сосредоточить свое внимание на экономике и финансах предприятия, на вопросах снижения себестоимости и увеличения рентабельности. Установленный уровень цен, хотя и приближался к своей базе — стоимости, не обеспечивал автоматической рентабельности: коллективам предприятий и их руководителям предстояло выполнить план снижения себестоимости, использовав имевшиеся резервы производства, чтобы добиться высокой рентабельности при новом уровне цен. Теперь рентабельность стала основным показателем действительного осуществления хозрасчета, финансы каждого предприятия стали более непосредственно, более полно отражать состояние материального производства. Отмена государственных дотаций привела к повышению качества хозрасчета в промышленности, потому что себестоимость стала действительна отражать величину затрат общественного труда.

Важной составной частью и основой осуществленной реформы в области отношений тяжелой и лесной промышленности с государственным бюджетом (снятие этих отраслей промышленности с государственных, дотаций) явилась реформа цен. В организации хозрасчета и повышении его действенности особо важное место занимает ценообразование, которое связано с финансово-кредитным механизмом, с планированием технико-экономических показателей, т.е. со всем комплексом проблем организации хозрасчета. В апреле 1936 г. был пересмотрен уровень цен в отраслях тяжелой и лесной промышленности. Уровень цен на продукцию этих отраслей был повышен, чтобы создать условия для рентабельной работы. Новые отпускные цены были построены на уровне средней себестоимости продукции в данной отрасли и с учетом запланированного снижения себестоимости на 1936 г., обеспечивая безубыточную, рентабельную работу предприятий. Потребители соответствующего сырья, топлива и оборудования, на которые были повышены отпускные цены, получили дополнительные оборотные средства, а по отраслям легкой промышленности (потребителям этой продукции) произведено было некоторое снижение налога с оборота с тем, чтобы весь процесс изменения цен был ограничен рамками хозяйственного оборота между предприятиями. Розничные же цены не были повышены.

Пересмотр цен в сторону их повышения не означал перехода от политики снижения цен как генеральной линии, постоянной и неизменной основы политики в области планового ценообразования, к политике высоких цен, к созданию искусственных условий для рентабельной работы тяжелой промышленности. В тех конкретных условиях, когда цены на средства производства исторически сложились на уровне ниже их стоимости и даже себестоимости, известное повышение цен, приближение их к своей основе — общественной стоимости, явились экономически необходимой предпосылкой для укрепления хозрасчета.

В какой мере назрела необходимость в повышении уровня цен, показывают данные о разрыве между плановой себестоимостью и отпускной ценой, который наблюдался до реформы цен в 1936 г. на некоторые виды продукции (за 1 т, в руб.)79:

 

Плановая коммерческая себестоимость (1935 г.) без налога с оборота*

Действовавшая отпускная цена

Каменный уголь

19,12

9,65

Торф

20,28

11,04

Руда железная

10,20

6,70

Кокс

28

16

Чугун передельный

75

50

» литейный

79

59

Сталь литая

120

83

Цемент

46,31

27,13

* Из этих данных видно, насколько плановые отпускные цены отставали от уровня себестоимости.

Реформа цен призвана была ликвидировать этот разрыв, причем ведущей политикой в области цен по-прежнему оставалась политика систематического снижения цен в меру снижения стоимости. Иными словами: политика снижения цен не противоречит принципу приближения цен к их базе — общественной стоимости, а исходит из этого принципа. Она обязывает промышленность постоянно изыскивать резервы для снижения общественно необходимых затрат на единицу продукции. В этом состоит прогрессивное значение этой политики. Что политика снижения цен осталась в качестве определяющей, главной основы в ценообразовании видно из того, что уже в начале 1937 г., когда выявились резервы снижения себестоимости в некоторых отраслях тяжелой промышленности, было проведено снижение отпускных цен на их продукцию. Общая сумма снижения цен составила почти 1 млрд. руб., в том числе около 900 млн. руб. по продукции Наркомтяжпрома.

Пересмотр уровня цен в тяжелой промышленности выдвигал на первый план качественные показатели работы, открывал новые пути увеличения источников накопления, повышения качества хозяйственной деятельности, стимулировал борьбу с бесхозяйственностью за укрепление хозрасчета, достижение всеми предприятиями общественно необходимых показателей использования материалов, оборудования и рабочей силы. Прибыль становилась более точным измерителем качества работы предприятий.

Новые отпускные цены были установлены путем прибавления к плановой себестоимости 4% прибыли. Кроме того, при реформе цен были учтены и другие принципы80, имевшие большое значение для укрепления хозрасчета, для планового руководства хозяйством. Плановая себестоимость предусматривала освобождение ее от элементов, не имеющих прямого отношения к издержкам производства. Так, например, расходы на подготовку кадров были отнесены в основном на счет бюджета, а предприятия стали покрывать только часть этих расходов (от 1 до 0,75% от фонда заработной платы).

При установлении новых отпускных цен учитывалась необходимость создания экономически обоснованной системы цен, чтобы отпускная цена на данный вид продукции находилась в экономически правильном соотношении с отпускными ценами на другие виды продукции, чтобы система цен способствовала экономному расходованию сырья и материалов, применению заменителей, местных видов топлива, сырья и материалов. Новые отпускные цены были построены таким образом, что они стимулировали производство продукции более высоких сортов и более высоких марок (в частности, заменяющих импортную продукцию), а также дефицитных материалов и экономное их расходование. Более низкие цены устанавливались на продукцию, которая нуждалась в поощрительных ценах, как, например, торф, чтобы сохранить конкурентоспособность этой продукции с аналогичной продукцией других отраслей (торф в отношении углей)81. Поэтому для торфяной промышленности временно были сохранены бюджетные дотации, что должно было помочь ей улучшить работу и в ближайшее время достигнуть безубыточности. Эти примеры показывают, как использовались цены для стимулирования народнохозяйственной экономии.

Одним из руководящих принципов установления новых цен был принцип единых отпускных цен в каждой отрасли промышленности. Для обеспечения нормальных условий хозяйственной деятельности отдельных предприятий отрасли, находящихся в разных хозяйственных условиях и различающихся по технической вооруженности, наркоматы устанавливали особые — расчетные цены за сдаваемую продукцию отраслевым сбытовым организациям с обязательным сохранением единых отпускных цен при реализации продукции сбытовыми органами.

Отсутствие единых отпускных цен тормозило внедрение хозрасчета, подрывало стимул к улучшению производства на отстающих предприятиях, затрудняло рациональное кооперирование в промышленности, так как предприятия-потребители отказывались кооперироваться с теми предприятиями-поставщиками, цены на продукцию которых были относительно выше, чем цены на других предприятиях. Рентабельность работы предприятий-потребителей часто зависела не от качества их работы, а от уровня цен на приобретаемую продукцию. Вот почему так важно было ликвидировать множественность цен и установить единую отпускную цену на одинаковую продукцию для всей отрасли.

Насколько резко различались цены на одну и ту же продукцию, показывает следующее: вследствие различных условий работы отдельных предприятий — различный уровень технического оснащения и освоения техники, различное состояние кадров и условий снабжения и т.д. — себестоимость чугуна колебалась от 47 р. 32 к. за 1 т на Макеевском заводе до 75 р. 37 к. на Керченском заводе и 94 р. 04 к. на Кабаковском заводе Востокстали. Себестоимость 1 т суперфосфата колебалась от 42 руб. на Чернореченском химзаводе до 75 руб. на Пермском заводе Востокхима82. Завод «Красный Октябрь» отпускал металл определенной марки для заводов Главного управления автотракторной промышленности по 215—232 руб., другим потребителям — по 238 руб., а завод «Серп и Молот» — по 470 руб.83

Единая отпускная цена на одинаковую продукцию, независимо от условий производства на отдельных предприятиях, способствовала укреплению хозрасчета, была важным стимулом для снижения себестоимости в отстающих предприятиях; она содействовала рациональной организации системы кооперирования и снабжения.

Вместе с установлением единой отпускной цены на одинаковую продукцию всей отрасли большое значение приобретало планомерное перераспределение оборотных средств между предприятиями внутри отрасли. В каждой отрасли были предприятия, получавшие повышенные прибыли (себестоимость их продукции была ниже средней по отрасли), и предприятия с более высокой, чем среднеотраслевая, себестоимостью, которые оставались убыточными. Эта задача была решена тогда, когда главкам промышленных наркоматов были предоставлены хозрасчетные права и им были присвоены наряду с производственными также и сбыто-снабженческие функции с правом перераспределения оборотных средств в порядке текущей работы, чтобы своевременно обеспечивать временно нерентабельные предприятия внутри отрасли необходимыми средствами за счет средств отрасли. Отраслевые сбытовые организации осуществляли также централизованные расчеты предприятий отрасли, покрывая задолженность временно убыточных предприятий, чтобы не допустить разрыва цепи расчетов взаимосвязанных предприятий.

Поскольку единая цена — это среднеотраслевая цена, в основе которой лежат планомерно устанавливаемые общественно необходимые затраты на производство единицы продукции независимо от индивидуальных условий производства (индивидуальная себестоимость), вопрос о рентабельности решался применительно к отраслям в целом, а внутри отрасли неизбежны были различия в уровне рентабельности — выше и ниже среднеотраслевой, в зависимости от индивидуальной себестоимости. Временно сохранялись и убыточные предприятия, которые нуждались во внутриотраслевой дотации. В этом состояла одна из основных особенностей хозрасчета во второй пятилетке.

Временное сохранение внутриотраслевой дотации, перераспределение главками оборотных средств внутри отрасли в определенной мере ослабляли действенность хозрасчета на отдельных предприятиях. Но на данном этапе развития промышленности это было неизбежно, так как неизбежны были значительные различия в техническом уровне производства на разных предприятиях.

Вместе с тем опыт показывает, что уже во второй пятилетке был достигнут весьма высокий уровень организации хозрасчета на тех передовых предприятиях тяжелой промышленности, в отношении которых уже осуществлялось в основном решение партии о предприятиях как основном звене в управлении промышленностью и которые способны были работать на основе оперативно-хозяйственной самостоятельности.

Это подтверждает прежде всего осуществление хозрасчета на таких предприятиях, как Макеевский металлургический завод им. С. М. Кирова и др.

Опыт Макеевского металлургического завода, инициатора движения за отказ от государственных дотаций, его достижения имели принципиальное значение, так как они показывали пути осуществления подлинного, действенного хозрасчета и решения важнейшей народнохозяйственной задачи, поставленной XVII съездом партии, — ликвидировать отставание черной металлургии. К концу 1934 г. благодаря перестройке всей своей работы завод по уровню себестоимости продукции вплотную приблизился к отпускным прейскурантным ценам и смог взять на себя — первым в черной металлургии обязательство полностью отказаться в 1935 г. от государственной дотации, добившись безубыточной работы. Уже в первом квартале 1935 г. завод дал 372 тыс. руб. прибыли, доказав на практике, что металлургия может работать рентабельно84.

Эти успехи были достигнуты благодаря коренной перестройке структуры управления на заводе, внедрению агрегатно-бригадного хозрасчета и изменению системы заработной платы руководящему техническому персоналу. Были сокращены непроизводственные расходы, резко уменьшены сверхнормативные запасы материалов и осуществлены меры строжайшей экономии на всех стадиях производства.

Структура управления на заводе была перестроена таким образом, что она облегчала непосредственную связь с цехами, агрегатами и рабочими местами; были ликвидированы все промежуточные звенья в управлении, порождавшие обезличку и безответственность. Основой хозяйственного руководства стало единоначалие и строгая хозяйственная и технологическая дисциплина сверху донизу.

Агрегатно-бригадный хозрасчет явился основной формой внутризаводского хозрасчета и основой хозрасчета вообще. Суть этой формы хозрасчета состояла в том, что работа бригады, ее зарплата связывалась непосредственно с работой агрегата; исключался тот копеечный, «хозрасчет», который сводился к экономии на спецодежде, смазочных материалах и т.д. Такой «хозрасчет» был оторван от самого главного — от техники производства. Агрегатно-бригадный хозрасчет означал, что работа бригады оценивалась по коэффициенту использования агрегата, по качеству обслуживания агрегата бригадой. Для каждой бригады были точно определены специальной технической инструкцией круг ее обязанностей по отношению к производственному процессу, к агрегату. Нарушение хотя бы одного из требований технической инструкции вело к снижению оценки работы бригады и соответственно уровня зарплаты и премий. Такая система организации труда и зарплаты заинтересовывала работников в овладении техникой и достижении высокой производительности труда.

Перестройка системы зарплаты на заводе явилась тем рычагом, который повлиял коренным образом на уровень его производственной деятельности. До этого зарплата руководящего персонала завода определялась общим выполнением плана. При старой системе зарплаты не учитывались качество продукции и эффективность использования производственных мощностей (коэффициенты использования доменных печей, съем стали с площади пода мартеновской печи). Мастер часто получал меньше подчиненных ему рабочих.

Новая система зарплаты состояла в том, что она строго дифференцировалась по цехам и профессиям и всесторонне учитывала качественные показатели работы агрегатов. При повышении уровня снижения себестоимости 50% экономии поступали начальнику цеха для поощрения отличившихся работников. Превышение же планового уровня себестоимости влекло за собой снижение заработка работников соответствующего агрегата. Система заработной платы конкретизировалась также применительно к особенностям вспомогательных цехов, которые дают воду, газ, пар, электроэнергию и т.д. К каждому из них, как и к отдельным участкам производства, применялись свои показатели выполнения планов. Так, в доменном цехе размер зарплаты зависел от коэффициента использования доменной печи и себестоимости чугуна; в железнодорожном цехе — в зависимости от простоев вагонов, своевременной отгрузки готовой продукции и себестоимости тонно-километра перевозок; в отделе снабжения — от состояния контокоррентного счета, от хозяйственного подхода к приобретению необходимых запасов, чтобы не было затоваривания и омертвления средств.

При этой системе зарплата заметно повысилась, но ее доля в себестоимости снижалась, так как рост производительности труда значительно обгонял рост зарплаты. Так, например, в доменном цехе выработка на одного рабочего поднялась с 52 т в месяц в 1933 г. до 95,3 т в июле 1935 г.

Заработная плата мастера была перестроена таким образом, что ее уровень зависел от коэффициента использования порученного ему оборудования и от производительности на одного рабочего в его бригаде. Мастер, таким образом, был заинтересован в овладении техникой всеми рабочими его бригады, в максимальном уплотнении рабочего дня, в освобождении бригады от излишних рабочих.

Цеховой хозрасчет занимал важное место в общей системе управления на заводе. Каждому цеху разрабатывались твердые позиции, исходя из общих заданий заводу, составлены были расчетные цены на электроэнергию, воду, воздух, сырье и всего потребного для производства. Были открыты результативные счета по каждому цеху, исходя из плановых расчетных цен на его продукцию.

Благодаря всей перестройке работы — внедрению хозрасчета и эффективной системы заработной платы, завод получил за три квартала 1935 г. прибыли в размере 5 млн. руб. В конце 1935 г. себестоимость продукции была снижена по сравнению с концом 1934 г. на 20,9%85.

Опыт внедрения хозрасчета на Макеевском заводе, применение им эффективной системы заработной платы и материального стимулирования роста производительности труда заслуживает внимания и в современных условиях.

На Московском автозаводе вместе с бригадным хозрасчетом применялся дополнительно «хозрасчет мастеров». Это была форма вовлечения мастера в систему хозрасчета с целью сделать его подлинным организатором всего производственного процесса на его участке. При этой форме хозрасчета мастер, объединяя в своем пролете несколько бригад, получал дополнительные к лимитам бригад лимиты по элементам, связанным только с его производственным участком, и уровень его заработной платы, как и премии, определялись качеством работы хозрасчетных бригад. До введения этой системы хозрасчета уровень зарплаты мастеров и их премирование за лучшую работу зависели от работы цеха в целом. Поэтому даже при перевыполнении плановых заданий их бригадами, но неудовлетворительной работе цеха в целом мастера премий не получали. При новой системе хозрасчета мастер был заинтересован в улучшении работы хозрасчетных бригад своего участка путем проведения ряда технических мероприятий и правильной организации труда во всех бригадах. Результаты этого мероприятия сказались очень быстро. Если экономия в хозрасчетных бригадах составляла в 1933 г. в среднем за месяц по 85 тыс. руб., то в феврале 1934 г. она достигла 114 тыс. руб. Значительно сократились простои из-за ремонта. Благодаря энергичной борьбе мастеров за качество продукции уменьшился брак86.

На заводе им. Дзержинского для снижения себестоимости продукции и отказа от дотации были детально выявлены резервы на каждом участке производства и способы их использования. Все операции агрегатов и цехов были выражены в стоимостной форме. Благодаря этому рабочие смогли представить все составные элементы себестоимости единицы продукции, а не только себестоимость в целом. После перехода на хозрасчет начальники доменного и мартеновских цехов стали отказываться от излишних паровозов, которые обслуживали эти цехи, уменьшились заявки на технические материалы, число заявок главному механику (цехи стали лучше использовать возможности цеховых мастерских); началось использование отходов; много паровых котлов стали работать на доменном газе. Система зарплаты была перестроена с учетом качества продукции. Если в июле 1935 г. (на второй месяц работы без дотации) завод получил 127 тыс. руб. чистой прибыли, то в августе — 861 тыс. руб.

Таким образом, внедрение хозрасчета на Макеевском заводе и других крупных предприятиях тяжелой промышленности, реформа цен и другие меры, направленные на развитие хозрасчета и его укрепление, показывают, что в годы второй пятилетки шли интенсивные поиски и широко применялись на практике различные формы и методы осуществления хозрасчета, которые доказали на практике свою действенность. Этот опыт нельзя игнорировать и теперь.

Образование фонда директора. Помимо реформы цен и снятия предприятий тяжелой промышленности с государственных дотаций в годы второй пятилетки был сделан также шаг и в материальном стимулировании предприятий — этом весьма существенном элементе хозяйственного расчета. В апреле 1936 г. одновременно с отменой государственных дотаций и пересмотром уровня цен постановлением ЦИК и СНК СССР на всех производственных предприятиях был установлен единый фонд директора за счет прибылей предприятий87.

Фонд директора заменял всю ранее существовавшую систему специальных фондов и отчислений на премирование и улучшение быта рабочих (ФУБР). Эта система не была в достаточной мере упорядочена и не соответствовала более новым условиям работы промышленности. Так, с 1931 г. фонд улучшения быта рабочих был централизован в главках и объединениях и распределялся между предприятиями независимо от выполнения ими производственных планов. Это ослабляло его стимулирующее значение. С 1927 г. фонд директора образовывался за счет экономии по снижению себестоимости, размер его определялся трестом. Существовал фонд социалистического соревнования, фонд экономии начальника цеха. Но и плохо работавшие предприятия выделяли средства на премирование, включая их в общую массу издержек производства.

С 1936 г. единственным источником фонда директора стала фактически полученная плановая и сверхплановая прибыль (4% от плановою прибыли и 50% от сверхплановой прибыли предприятия). Тем самым создавался реальный стимул для борьбы за высокую рентабельность, производства. Целевое направление фонда директора увеличивало заинтересованность коллектива предприятия в высоком уровне накопления. Не менее 50% фонда подлежало использованию на улучшение жилищных условий. Остальные 50% должны были расходоваться на улучшение культурно-бытового обслуживания рабочих предприятия, на дополнительные капитальные работы, рационализаторские мероприятия и техническую пропаганду. Определенная часть фонда директора выделялась на индивидуальное премирование особо отличившихся работников предприятия. Таким образом, при высокой рентабельности производства фонд директора становился серьезным источником коллективного материального стимулирования. Предприятиям, в которых по государственным планам не была предусмотрена прибыль, в 1936 г. правительство разрешило производить отчисления в фонд директора в размере 3% от экономии, полученной от заданного им по плану снижения себестоимости, и дополнительно 50% от сверхпланового снижения себестоимости88.

В 1936 г., первом году образования фонда директора, отчисления в этот фонд составили: по Наркомтяжпрому — 171 млн. руб., по Наркоммашу — 149 млн. руб., по Наркомлесу — 81 млн. руб., по Наркомлегпрому — 142 млн. руб. и по Наркомпищепрому — 407 млн. руб.89

Значение фонда директора в организации хозрасчета состояло в том, что он формировался не только за счет сверхплановой, но и плановой прибыли, и предприятия получали возможность осуществлять дополнительные капитальные вложения даже при выполнении плана, а не только при его перевыполнении. В известной мере это означало восстановление элементов самофинансирования капитальных вложений, что столь важно для укрепления хозрасчета. Кроме того, фонд директора, мог служить источником поощрения работы особо отличившихся работников90.

Но в принципах образования директорского фонда наблюдались, известные недостатки. При благоприятной структуре и уровне цен предприятие, выполнявшее все плановые показатели, получало большие суммы в фонд директора; предприятия, цены на продукцию которых не обеспечивали рентабельности производства или давали небольшую рентабельность, оказывались в неблагоприятных условиях в смысле возможности образования фонда директора. Как видно из приведенных выше данных, существовал большой разрыв между размерами отчислений в фонд директора по различным наркоматам. Это объясняется тем, что не была учтена зависимость размеров отчислений и уровня плановой рентабельности отдельных отраслей промышленности. Вследствие этого фонд директора в среднем на одного работника в промышленности Наркомпищепрома превышал более чем в 5 раз фонд директора на предприятиях Наркомтяжпрома. В пересчете на одного работника фонд директора в ряде отраслей тяжелой промышленности колебался от 2 р. 09 к. до 63 р. 73 к., а по Главэнерго он доходил до 427 руб.91 Фонды, незначительные по размеру, не могли играть сколько-нибудь заметной роли в личном материальном стимулировании. В этом существо недостатков установленного порядка отчислений в фонд директора. В годы второй пятилетки социалистическое общество не располагало еще такой экономической возможностью, чтобы существенно увеличить фонды личного материального стимулирования.

Но несмотря на указанные недостатки в принципах образования и использования фонда директора значение образования этого фонда в организации хозрасчета и его укреплении несомненно. В системе мер по укреплению хозрасчета и широкому внедрению в практику хозяйственного руководства ленинского принципа личного материального стимулирования важное место занимало совершенствование заработной платы92.

Контроль рублем по линии банков и хозяйственных договоров. Развитие товарно-денежных отношений, их использование для укрепления хозрасчета и совершенствования социалистического производства в промышленности в эти годы выразилось прежде всего в усилении всестороннего контроля рублем работы промышленности по линии кредита на основе принципов кредитной реформы и по линии хозяйственных договоров.

Усиление банковского контроля стало возможно благодаря развитию кредитных связей Госбанка с промышленностью. В общей сумме краткосрочных кредитов, вложенных в народное хозяйство, удельный вес Госбанка составлял (в млн. руб.)93:

Год

Всего

В том числе Госбанк

Удельный вес Госбанка, %

на 1.1.1933

10 692

10 452

97,8

на 1.1.1938

40 895

40 698

99,5

После кредитной реформы Госбанк стал почти единственным институтом краткосрочного кредита, обслуживающим народное хозяйство и прежде всего промышленность (табл. 2).

Таблица 2

Кредитование промышленности из ресурсов Госбанка (в млрд. руб.)*

 

На 1 января 1933 г.

На 1 января 1938 г.

всего

в % ко всем кредитам в народном хозяйстве

всего

в % ко всем кредитам в народном хозяйстве

Вся промышленность

4,3

41,0

21,9

53,8

Тяжелая, включая лесную

1,4

13,3

6,0

14,7

Легкая, пищевая и местная

2,9

27,6

15,9

39,1

* «Финансы СССР за XXX лет», стр. 127.

Данные табл. 2 показывают, что возросли масштабы участия Госбанка в пополнении оборотных средств хозяйственных организаций. На 1 января 1938 г. все оборотные средства по всему народному хозяйству равнялись 86,4 млрд. руб., из которых собственные оборотные средства составляли 45,7 млрд. руб., вложения Госбанка — 40,7 млрд. руб., т.е. удельный вес заемных оборотных средств достигал 47,1%94. Выросли также суммы на расчетных счетах хозяйственных органов. За 1933 г. на расчетные счета хозяйственных органов поступило 337,7 млрд. руб., а за 1938 г. — 683,7 млрд. руб.95 Такое значительное расширение связей Госбанка с промышленностью как по линии кредитования, так и по расчетным счетам увеличили его ВОЗМОЖНОСТИ осуществлять И Кредитный И расчетный контроль над деятельностью предприятий, причем расчетный контроль при обязательности акцептной формы расчетов шире и универсальнее кредитного контроля.

Одновременно с усилением контроля рублем по линии банков усилился контроль за счет хозяйственных договоров, значение которых заметно выросло, потому что с ростом новой техники все большее развитие получали процессы специализации и кооперирования и сотни предприятий оказывались связанными между собой единым сложным технологическим процессом. Оба эти вида контроля связаны друг с другом. Поскольку договорные отношения между социалистическими предприятиями реализуются не непосредственно, а только через банковскую систему, хозяйственные договоры становятся основой кредитных отношений хозрасчетной организации с банком и формой использования стоимостных рычагов для контроля рублем хозяйственной деятельности предприятий со стороны банка и для взаимного контроля самих хозрасчетных предприятий как поставщиков и потребителей. Благодаря этой системе контроля устанавливается прямая связь между выполнением планов и финансовыми результатами работы, которые должны отражать выполнение производственных планов. Значение хозяйственных договоров в том и состоит, что в них наилучшим образом сочетаются реализация народнохозяйственных планов и принципы хозрасчета.

Плановые договорные отношения между хозрасчетными предприятиями представляют прежде всего непосредственные планомерные производственные связи отдельных социалистических предприятий как отдельных звеньев единой системы общественного разделения труда. В то же время договорные отношения — это также планомерно организованный процесс товарного обмена (обмен продуктами как товарами) между социалистическими предприятиями в рамках и на основе единого народнохозяйственного плана. Через эту специфическую форму обмена осуществляется контроль соответствия количественных и качественных показателей работы каждого предприятия общественно необходимым (плановым) затратам на производство продукции.

В постановлении СНК СССР «О заключении договоров на 1936 г.» указывается, что «в условиях огромного роста товарооборота и широко развертывающейся борьбы за рентабельность возрастает значение договора для дальнейшего укрепления планово-хозяйственной дисциплины и хозяйственного расчета во всех отраслях народного хозяйства»96. Хозяйственные договоры, на основе которых осуществлялась вся система снабжения и сбыта, заключались на основе утвержденных планов, в пределах плановых заданий, в соответствии с выделенными предприятию фондами, кредитами и установленными ему нормами запасов.

Учитывая значение хозяйственных договоров, осуществлялись меры по укреплению договорной дисциплины как основы планово-финансовой дисциплины и обязательного условия хозрасчета. Специальными постановлениями правительства определялись задачи по заключению хозяйственных договоров на каждый год97. Особое внимание при этом уделялось повышению качества договоров, тщательной разработке условий, обеспечивающих надлежащее качество продукции, ассортимент и комплектность сдачи, строго установленные сроки поставок и нормы материальной ответственности за нарушение условий договора (уплата пени, неустоек, штрафов и убытков). Правительство требовало, чтобы в договорах были детально обусловлены цены на поставляемую продукцию в точном соответствии с решениями партии и правительства98, чтобы хозяйственные организации не допускали «взаимной амнистии», взаимного освобождения от ответственности за невыполнение договоров, а в обязательном порядке использовали предусмотренные договорами материальные санкции за нарушение договорных условий, что должно было способствовать повышению договорной дисциплины.

Для укрепления хозяйственной дисциплины внедрялся принцип недопустимости нарушения договоров: односторонним отказом от выполнения условий договоров, их изменением без санкции вышестоящей организации. Укреплению договорной дисциплины, повышению качества продукции должен был содействовать также Закон от 8 декабря 1933 г. об ответственности за выпуск недоброкачественной продукции99. Совершенствовалась система договорных отношений путем применения в каждой отрасли хозяйства или в каждом отдельном случае наиболее отвечающей конкретным условиям формы договора (генерального, локального, прямого или разового). Но при этом указывалось, что основной формой договоров должны быть прямые договоры, заключаемые по преимуществу низовыми и серединными звеньями хозяйственных систем. Этим подчеркивалось значение оперативно-хозяйственной самостоятельности предприятий. Большую роль в укреплении договорной дисциплины играл государственный арбитраж.

Товарная продукция, как показатель оценки работы предприятий. В годы второй пятилетки были предприняты шаги по совершенствованию показателей выполнения планов, которые стимулировали бы выполнение планов по качеству и ассортименту. Так, в 1934 г. при утверждении плана по стекольной промышленности запрещена была практика планирования производственной программы в тоннаже и предложено было перейти к планированию и учету в натуральных показателях (штуках и метрах) и в ценностном исчислении100. Важное значение имело решение о переходе от планирования выполнения планов по валовой продукции к планированию выполнения планов по товарной продукции, т.е. завершенной на данном предприятии комплектной продукции, готовой к дальнейшему производственному потреблению на других предприятиях или к личному потреблению. Учет выполнения планов по валовой продукции, как известно, не дает точной картины качества работы предприятия. Иногда видимость выполнения плана и порождает условия для превышенной оценки степени его выполнения.

Вот почему еще в 1936 г. Г. К. Орджоникидзе говорил: «…пора нам отказаться от планирования выполнения плана по валовой продукции. Надо планировать выполнение программы не по валовой продукции, а по товарной. Сколько готовой продукции мы выпустили для нашего населения, для нашего народного хозяйства»101. Постановлением ЦИК и СНК СССР «О народнохозяйственном плане СССР на 1936 г.» было установлено, «что выполнение плана предприятием должно оцениваться не по валовой продукции, а по выпуску готовой и комплектной продукции»102.

При планировании и учете выполнения планов по товарной продукции неизбежно обнажаются недостатки в выполнении планов, усиливается действенный контроль над осуществлением хозрасчета, создаются условия для более полного установления балансовых связей между отраслями народного хозяйства и предупреждения диспропорций. Планирование и учет выполнения планов по товарной продукции должны были непосредственно повлиять на усиление контроля по линии хозяйственных договоров, так как этот показатель предполагает учет выполнения планов не только по срокам, но и по ассортименту, качеству и комплектности.

Значение этих постановлений состоит в том, что они в принципе отвергают показатель «вала» в его различных формах и устанавливают по существу показатель выполнения плана, близкий в своей основе к показателю «реализация продукции», принятому постановлением сентябрьского (1965 г.) Пленума ЦК КПСС о новой системе планирования и экономического стимулирования, осуществляемой ныне в народном хозяйстве СССР. Но они не получили практического применения как вследствие обострения международной обстановки и необходимости переключения значительных сил и средств на развитие оборонных отраслей промышленности, так и ввиду ухудшения общих условий хозяйствования.

Но несмотря на это, принципиальное значение этих решений о переходе к планированию выполнения планов по показателю товарной продукции должно быть отмечено как исключительно важный шаг в системе предпринятых во второй пятилетке мер по развитию и укреплению хозрасчета.

Таковы практические меры, которые осуществлялись в годы второй пятилетки для проведения хозяйственного расчета и повышения его роли как действенного метода планового руководства и экономического стимулирования борьбы за высокую рентабельность производства. В совокупности эти меры представляют серьезный шаг в развитии хозрасчета, его углублении, совершенствовании его форм и содержания103.

Историческое место хозрасчета в годы второй пятилетки. Правильная оценка хозрасчета на каждом этапе социалистического строительства требует исторического подхода, поскольку хозрасчет как экономическая категория и как метод планового руководства не остается неизменным во все времена, а развивается и совершенствуется вместе с развитием и совершенствованием социалистической экономики. Бесспорно также, что развитие хозрасчета связано с развитием экономической теории социализма, так как хозрасчет связан с сознательным использованием всего комплекса экономических законов. Поскольку в 30-е годы в экономической теории еще преобладало отрицание необходимости товарно-денежных отношений и действия закона стоимости при социализме, теоретическая разработка проблем хозрасчета велась от случая к случаю и серьезно отставала от потребностей практики хозяйственного строительства. Но было бы неправомерно только этим объяснить недостаточное развитие хозрасчета в 30-х годах. Надо иметь в виду, что основы социалистического хозяйствования, вытекавшие из принципов кредитной и налоговой реформы, многочисленные решения партии о безусловной необходимости укрепления хозрасчета и его развития вширь и вглубь фактически исходили из признания необходимости планомерного использования товарно-денежных инструментов в управлении и плановом руководстве хозяйством. Но эти решения, как уже указывалось, не были еще теоретически осмыслены экономической наукой, что, естественно, сдерживало темпы внедрения хозрасчета. Следует также подчеркнуть, что формы хозрасчета, уровень, степень его зрелости, масштабы и методы его внедрения исторически обусловлены. Они определяются основными задачами экономической политики каждого данного периода, достигнутым уровнем планирования, зрелостью социалистических производственных отношений, ростом специализации и концентрации производства, материальными ресурсами государства и рядом других факторов. Поэтому хозрасчет во второй пятилетке, как и на других этапах развития народного хозяйства, надо рассматривать прежде всего в свете конкретных условий того периода.

Как показывает опыт внедрения новой системы планирования и экономического стимулирования, внедрение полного хозрасчета во все отрасли промышленности и строительство требует многих лет. Тем более сложной была эта задача в 30-е годы. Надо также учитывать специфические условия развития хозрасчета во второй пятилетке.

Предприятия как основное звено в системе управления промышленностью (вместо трестов) тогда не могли еще получить необходимой оперативно-хозяйственной самостоятельности, так как она не могла быть в одинаковой мере распространена на крупные и мелкие предприятия (а последних было еще немало). Поэтому хозрасчет во второй пятилетке получил распространение прежде всего на крупных предприятиях тяжелой промышленности.

Система государственных дотаций, которая в начале второй пятилетки была еще необходима, не способствовала последовательной реализации такого важного принципа хозрасчета, как самоокупаемость и использование экономических инструментов стимулирования. Поэтому развитие хозрасчета в середине 30-х годов было непосредственно связано с отменой государственных дотаций предприятиям тяжелой промышленности, которая (отмена) явилась рубежом в развитии хозрасчета.

Формирование фондов экономического стимулирования в годы второй пятилетки не могло в полной мере способствовать развитию и широкому применению принципа материальной заинтересованности во всех звеньях производства. Сколько-нибудь заметного индивидуального премирования не было ввиду общих экономических условий того времени. В условиях второй пятилетки еще практиковалось перераспределение в централизованном порядке внутри отрасли ресурсов предприятий — части амортизационного фонда и части прибыли для капитального строительства и пополнения оборотных средств одних предприятий за счет Других.

Эти объективные условия развития хозрасчета во второй пятилетке в определенной мере ограничивали сферу его действия, его глубину и действенность.

Но было бы неправильно делать из этого вывод, что хозрасчет не играл роли в решении основных хозяйственных задач второй пятилетки, носил чисто формальный характер и что его опыт не заслуживает внимания.

С отпадением связи хозрасчета с чисто рыночными формами хозяйствования, которые были необходимы на предшествовавших этапах нэпа, получали все большее развитие плановые основы хозрасчета, а качественные изменения в уровне планирования во второй пятилетке оказывали прямое влияние на его дальнейшее совершенствование. Сложная система технико-производственных показателей, разработанная в плане второй пятилетки, показывает, насколько повысился уровень планирования, которое уже охватывало не только объем производства, но и его технологию, экономику и организацию. Точные плановые задания по снижению себестоимости по отдельным ее элементам, повышению производительности труда, социалистическому накоплению, нормам использования оборудования и т.д. определяли в то же время конкретные задачи хозрасчета в каждой отрасли промышленности и отдельных предприятиях. Народнохозяйственные планы сами по себе наполняли хозрасчет новым содержанием, ставили перед ним новые, более сложные задачи, одновременно указывая пути их решения. Таким образом, хозрасчет еще теснее непосредственно связывался с планами развития народного хозяйства. Большое значение в повышении качественного уровня хозрасчета имели техпромфинпланы, в разработке которых принимали активное участие широкие массы рабочих и которые сочетали в себе производственные и технические планы.

Изложенное выше показывает, что хозрасчет на крупных предприятиях являлся основным методом реализации плановых заданий, выявления и использования скрытых резервов осуществления режима экономии и повышения на этой основе рентабельности производства. Этот опыт показывает также высокую эффективность внутризаводского хозрасчета — хозрасчета в бригадах, — который сочетал передовые формы организации труда и личную заинтересованность рабочих в результатах работы, когда создавалась неразрывная связь хозрасчета с поощрительной системой зарплаты и премирования.

Важнейшими предпосылками развития хозрасчета были разделение оборотных средств на собственные и заемные, новая система снабжения, основанная на плановых договорных отношениях между предприятиями, предоставление в распоряжение предприятий части плановой и сверхплановой прибыли.

Таким образом, в 30-х годах, в годы второй пятилетки, был сделан значительный шаг в освоении методов хозрасчета. Осуществлялись важные меры, которые призваны были создать экономические и организационные предпосылки для развития хозрасчета. Но необходимо подчеркнуть, что эти меры являлись в то же время мерами интенсивных поисков путей приведения в действие всего сложного механизма хозрасчета. Опыта, на который можно было бы опереться в этой области, не было. Приходилось идти непроторенными путями, искать, экспериментировать, проверять каждый шаг на практике. Поэтому полного хозрасчета в нынешнем его понимании в 30-х годах не могло быть. Тем не менее заслуживает внимания и изучения комплекс экономических и организационно-технических мер по развитию хозрасчета, осуществленных в этот период и доказавших на практике свою эффективность.

Центральное место в ряде мероприятий по укреплению хозрасчета и улучшению работы промышленности принадлежит проведенной с 1 апреля 1936 г. отмене государственных дотаций в тяжелой и лесной промышленности и пересмотру уровня отпускных цен на их продукцию. Этой радикальной мерой был по-новому поставлен вопрос о рентабельности промышленности и прежде всего так называемых планово-убыточных отраслей, подчеркнута решающая роль стоимостных рычагов в совершенствовании социалистического производства.

Дотации из государственного бюджета отдельным отраслям промышленности представляли собой оплату разницы между плановой себестоимостью и отпускной ценой на продукцию этих отраслей Они были экономически необходимы на том этапе социалистического строительства, когда осуществлялась индустриализация страны и решалась задача освоения новой техники и новых производств. В течение первой и в начале второй пятилетки отпускные цены на уголь, металл, лес, химические продукты оставались на неизменном уровне; их себестоимость в течение этих лет в основном не снижалась, а в некоторых случаях даже повышалась. Повышение себестоимости в добывающих и некоторых других отраслях тяжелой промышленности объяснялось, с одной стороны, трудностями, связанными со строительством массы новых сложных предприятий и освоением новой техники. В добывающих отраслях промышленности процесс освоения техники начался значительно позднее, чем в отраслях машиностроения, которые первыми прошли период реконструкции и начали снижать себестоимость уже в годы первой пятилетки. С другой стороны, повышение себестоимости в угольной, металлургической, нефтяной и лесной промышленности объяснялось значительным повышением заработной платы рабочих и служащих в этих отраслях. За годы первой и второй пятилеток уровень зарплаты в этих отраслях был повышен не менее чем в 2,5 раза65. Промышленности в эти годы приходилось расходовать большие средства на подготовку кадров для множества новых предприятий; высоки были расходы на гужевой транспорт, на фураж и т.д. Таким образом, объективных условий для снижения себестоимости еще не было. Повышать же цены на средства производства было нецелесообразно, так как в тех условиях это замедлило бы процесс освоения новой техники и мобилизацию внутренних ресурсов. Установление же цен на уровне высокой себестоимости подорвало бы всю систему цен в народном хозяйстве и устойчивость рубля. Укреплению экономики отраслей тяжелой индустрии и техническому перевооружению других отраслей народного хозяйства способствовала тогда политика стабильных цен на средства производства за счет компенсации разницы между плановой себестоимостью и отпускной ценой дотацией из государственного бюджета. Политика сохранения низкого уровня цен на уголь, металл, лес и другую продукцию трудоемких отраслей тяжелой промышленности давала возможность локализовать систему дотаций, не распространять ее на другие отрасли промышленности и создать условия для снижения себестоимости в этих отраслях и, в частности, в машиностроении66.

Вот почему система дотаций была наиболее целесообразной в годы создания новых пропорций в народном хозяйстве и освоения новой техники. Общество (в лице социалистического государства) поддерживало и развивало в определенный период отрасли производства или предприятия, которые были необходимы для решения основных задач социалистического строительства, но которые в течение известного времени не могли еще производить прибавочный продукт и даже являлись нерентабельными, убыточными. Общество восполняло дефицит в данных отраслях промышленности за счет прибавочного продукта, созданного в других отраслях народного хозяйства, обеспечивая таким образом расширенное социалистическое воспроизводство в народном хозяйстве в целом.

С точки зрения ускорения развития производительных сил и роста производительности общественного труда в ближайшем будущем, применение новой техники рентабельно даже и в тех случаях, когда в период ее освоения предприятия требуют государственных дотаций. Освоение новой техники и есть борьба за рентабельность. В социалистическом обществе подход к экономическому критерию рентабельности принципиально отличается от капиталистического. Но перераспределение прибавочного продукта для поддержания и развития необходимых обществу временно нерентабельных отраслей не может оставаться постоянным принципом воспроизводства. И в социалистическом обществе требование закона стоимости о расходовании общественного труда на производство продукта лишь в пределах общественно необходимого рабочего времени сохраняет свою силу. Постоянное или длительное нарушение этого требования неизбежно приводит к нарушению процесса воспроизводства в других отраслях народного хозяйства и, следовательно, к нарушению процесса воспроизводства в целом. Поэтому, когда ранее убыточные отрасли тяжелой промышленности добились известных успехов в освоении техники и снижении себестоимости продукции, было признано нецелесообразным дальнейшее сохранение системы дотаций.

Отмена дотаций и приближение цен на продукцию тяжелой промышленности к ее стоимости имели большое значение для определения действительного уровня затрат общественного труда на единицу изделий, а значит, и для укрепления хозрасчета. Практика отклонения цен на продукцию тяжелой промышленности вниз от ее стоимости приводила к тому, что калькуляция производственных затрат в отраслях, где эти средства производства применялись, скрывала действительные размеры себестоимости, и денежное выражение материальных затрат в себестоимости уменьшало их фактические затраты. При системе государственных дотаций и заниженных цен ценовая структура затрат неизбежно отклонялась от трудовой структуры. Занижались амортизационные отчисления, цена в этих условиях не могла выполнить свою роль мощного рычага борьбы за экономию. Все эти явления начали изживаться, когда промышленные предприятия стали сниматься с государственных дотаций, а уровень цен стал приближаться к действительной стоимости продукции. Эти меры свидетельствовали о том, что Советское государство все полнее овладевало товарно-денежными отношениями как орудием планомерного функционирования социалистической экономики.

1935 г. явился рубежом, подготовившим перелом, качественные сдвиги в работе тяжелой промышленности. Этот год ознаменовался началом массового стахановского движения за высшую производительность труда. Производительность труда начала повышаться нарастающими темпами после 1931 и 1932 гг., когда производительность труда в тяжелой промышленности повышалась (соответственно) на 5,7 и 6,7%; в 1933 и 1934 гг. рост производительности труда составлял уже 11,1 и 14,5%. Если до 1931 и 1932 гг. себестоимость тяжелой промышленности еще повышалась (в 1931 г. на 8% и в 1932 г. — на 6,5%), то с 1933 г. начался процесс снижения себестоимости67.

За 2,5 года второй пятилетки производительность труда в каменноугольной промышленности выросла на 48%, а в черной металлургии — на 58%. Производительность труда в отраслях машиностроения превышала в середине второй пятилетки уровень 1928 г. в 2,5 раза. В черной металлургии в первой половине 1935 г. производительность труда выросла на 18,4%, в цветной металлургии — на 46,2, в основной химии — на 31%. А это были отрасли, ранее отстававшие по росту производительности труда. Серьезно улучшились технико-экономические показатели работы тяжелой промышленности — коэффициент использования доменных печей, съем стали; снизились затраты труда на 1 т чугуна и т.д.68 Внутрипроизводственные накопления в тяжелой индустрии за 1933—1935 гг. достигли почти 5 млрд. руб. Новым в работе тяжелой промышленности было еще и то, что в круг отраслей, увеличивавших, накопления, были втянуты и трудоемкие отрасли добывающей промышленности (уголь, руда, торф), которые в первой пятилетке отличались высокой себестоимостью. В 1936 г. прирост промышленной продукции стал заметно обгонять прирост основных фондов, что отражало успехи в овладении техникой, в улучшении использования основных фондов (табл. 1)69.

Таблица 1

Темпы роста основных фондов и продукции крупной промышленности СССР (в % к предыдущему году)

Год

Вся крупная промышленность

В том числе производство средств производства

годовой прирост валовой продукции

годовой прирост фондов за предыдущий год

годовой прирост валовой продукции

годовой прирост фондов за предыдущий год

1933

+8,3

+30,2

+10,2

+38,3

1934

+20,3

+28,2

+24,7

+33,7

1935

+21,8

+22,1

+25,0

+24,7

1936

+30,0

+23,3

+33,3

+24,7

В 1933 г. темпы роста производственных фондов в наибольшей степени превышали темпы роста продукции. Это был трудный период освоения новой техники при высоких темпах увеличения основных фондов. В 1935 г. годовой прирост фондов и валовой продукции почти сравнялся, а в 1936 г. прирост продукции обогнал прирост основных фондов. Это свидетельствовало об успехах в освоении техники и увеличении загрузки основных фондов. В металлообрабатывающей промышленности уже в 1935 г. годовой прирост валовой продукции составил 30%, а прирост основных фондов за предшествующий год — 19,4%, в 1936 г. соответствующие цифры составляли 40,9 и 26,8%70.

Большое значение имело также повышение степени использования оборотных фондов (сырья, материалов, топлива и т.д.). Экономия от улучшения использования кокса в черной металлургии за 1934 г. и первую половину 1935 г. составила примерно 1,2 млн. т кокса, что на 20% превышало среднемесячную выработку всех коксовых установок в первом полугодии 1935 г.; столь же заметным было снижение норм расхода руды на 1 т чугуна71.

Эти качественные сдвиги в работе тяжелой промышленности повысили ее рентабельность и по-новому поставили вопрос о ценах и себестоимости ее продукции и об отношениях между тяжелой промышленностью и государственным бюджетом. Выявились возможность и необходимость перейти к работе без плановых государственных дотаций.

Инициатором отказа от государственных дотаций выступил Макеевский металлургический завод им. С. М. Кирова, который обязался работать без дотаций. В 1934 г. завод получил дотаций на 32 млн. руб., а за 8 месяцев 1935 г. он уже получил прибыли около 3 млн. руб. Завод им. Петровского получил в октябре 1935 г. 345 тыс. руб. чистой прибыли; сталинградский металлургический завод «Красный Октябрь» дал в октябре 1935 г. 3187 тыс. руб. прибыли; завод им. Коминтерна — 1016 тыс. руб.72 Таких же качественных сдвигов добились и другие передовые предприятия тяжелой промышленности. Завод тяжелого машиностроения им. Ленина (Ленинград) получил в первом квартале 1936 г. прибыли 1435 тыс. руб. Завод «Электросила» им. Кирова дал за этот период свыше 6 млн. руб. накоплений, завод «Светлана» — свыше 5600 тыс. руб.73 Коллектив завода «Серп и Молот» поставил перед собой в 1934 г. задачу отказаться от плановой дотации в 1 млн. руб. и добиться рентабельной работы74. Объединение «Сталь» взяло на себя обязательство сэкономить в 1935 г. 100 млн. руб. На всех заводах рабочие и инженерно-технические работники изыскивали резервы снижения себестоимости и их предложения обсуждались на общезаводских конференциях, посвященных этому вопросу. В результате уже к 1 ноября 1935 г. объединение «Сталь» выполнило свои обязательства по экономии 100 млн. руб. и отказалось от государственных дотаций75.

Учитывая новые условия работы тяжелой промышленности, партия провозгласила курс на переход к бездотационной, безубыточной работе. В конце 1934 г. Г. К. Орджоникидзе издал приказ о переводе Макеевского завода на работу без дотации. По приказу завод должен был «добиться такого снижения себестоимости, которое позволило бы заводу целиком уложиться в отпускные государственные цены без плановых дотаций»76. Пример Макеевского завода явился началом движения за отказ от государственной дотации других заводов тяжелой индустрии. Вскоре примеру Макеевского завода последовали металлургические заводы Юга — заводы им. Дзержинского и им. Коминтерна. С октября 1935 г. отказался от дотаций трест качественных сталей «Спецсталь» и трест «Трубосталь». Отказались от дотаций все предприятия, входившие в состав Главлегмаша; частично перешли на работу без дотации предприятия цветной металлургии, основной и органической химии, среднего машиностроения, Главметиз и др. Предприятия автотракторной промышленности, Химмаштреста обязались увеличить накопления сверх плана на 600 млн. руб. Предприятия синтетического каучука в результате успешного освоения техники стали получать десятки миллионов рублей экономии77.

В этих изменившихся условиях бюджетное финансирование предприятий тяжелой промышленности, необходимое ранее, стало ненужным. Оно затрудняло внедрение хозрасчета, питало иждивенческие настроения, подрывало хозяйственную заинтересованность в рентабельности производства. Поэтому с 1 апреля 1936 г. постановлением СНК СССР была отменена дотация из государственного бюджета каменноугольной, рудной промышленности, предприятиям черной металлургии и лесной промышленности, некоторых отраслей химии, частично торфяной промышленности и цветной металлургии и др. Одновременно по этим отраслям промышленности были повышены отпускные цены, которые создавали условия для рентабельности работы78.

Отмена государственных дотаций и установление на продукцию тяжелой промышленности новых цен, базой которых был средний уровень себестоимости продукции, явилась наиболее эффективной мерой укрепления хозрасчета. Отпали расчеты многих руководителей предприятий на «государственный кошелек», ответственность каждого предприятия за состояние своего финансового хозяйства резко повысилась. Теперь каждый хозяйственный руководитель обязан был сосредоточить свое внимание на экономике и финансах предприятия, на вопросах снижения себестоимости и увеличения рентабельности. Установленный уровень цен, хотя и приближался к своей базе — стоимости, не обеспечивал автоматической рентабельности: коллективам предприятий и их руководителям предстояло выполнить план снижения себестоимости, использовав имевшиеся резервы производства, чтобы добиться высокой рентабельности при новом уровне цен. Теперь рентабельность стала основным показателем действительного осуществления хозрасчета, финансы каждого предприятия стали более непосредственно, более полно отражать состояние материального производства. Отмена государственных дотаций привела к повышению качества хозрасчета в промышленности, потому что себестоимость стала действительна отражать величину затрат общественного труда.

Важной составной частью и основой осуществленной реформы в области отношений тяжелой и лесной промышленности с государственным бюджетом (снятие этих отраслей промышленности с государственных, дотаций) явилась реформа цен. В организации хозрасчета и повышении его действенности особо важное место занимает ценообразование, которое связано с финансово-кредитным механизмом, с планированием технико-экономических показателей, т.е. со всем комплексом проблем организации хозрасчета. В апреле 1936 г. был пересмотрен уровень цен в отраслях тяжелой и лесной промышленности. Уровень цен на продукцию этих отраслей был повышен, чтобы создать условия для рентабельной работы. Новые отпускные цены были построены на уровне средней себестоимости продукции в данной отрасли и с учетом запланированного снижения себестоимости на 1936 г., обеспечивая безубыточную, рентабельную работу предприятий. Потребители соответствующего сырья, топлива и оборудования, на которые были повышены отпускные цены, получили дополнительные оборотные средства, а по отраслям легкой промышленности (потребителям этой продукции) произведено было некоторое снижение налога с оборота с тем, чтобы весь процесс изменения цен был ограничен рамками хозяйственного оборота между предприятиями. Розничные же цены не были повышены.

Пересмотр цен в сторону их повышения не означал перехода от политики снижения цен как генеральной линии, постоянной и неизменной основы политики в области планового ценообразования, к политике высоких цен, к созданию искусственных условий для рентабельной работы тяжелой промышленности. В тех конкретных условиях, когда цены на средства производства исторически сложились на уровне ниже их стоимости и даже себестоимости, известное повышение цен, приближение их к своей основе — общественной стоимости, явились экономически необходимой предпосылкой для укрепления хозрасчета.

В какой мере назрела необходимость в повышении уровня цен, показывают данные о разрыве между плановой себестоимостью и отпускной ценой, который наблюдался до реформы цен в 1936 г. на некоторые виды продукции (за 1 т, в руб.)79:

 

Плановая коммерческая себестоимость (1935 г.) без налога с оборота*

Действовавшая отпускная цена

Каменный уголь

19,12

9,65

Торф

20,28

11,04

Руда железная

10,20

6,70

Кокс

28

16

Чугун передельный

75

50

» литейный

79

59

Сталь литая

120

83

Цемент

46,31

27,13

* Из этих данных видно, насколько плановые отпускные цены отставали от уровня себестоимости.

Реформа цен призвана была ликвидировать этот разрыв, причем ведущей политикой в области цен по-прежнему оставалась политика систематического снижения цен в меру снижения стоимости. Иными словами: политика снижения цен не противоречит принципу приближения цен к их базе — общественной стоимости, а исходит из этого принципа. Она обязывает промышленность постоянно изыскивать резервы для снижения общественно необходимых затрат на единицу продукции. В этом состоит прогрессивное значение этой политики. Что политика снижения цен осталась в качестве определяющей, главной основы в ценообразовании видно из того, что уже в начале 1937 г., когда выявились резервы снижения себестоимости в некоторых отраслях тяжелой промышленности, было проведено снижение отпускных цен на их продукцию. Общая сумма снижения цен составила почти 1 млрд. руб., в том числе около 900 млн. руб. по продукции Наркомтяжпрома.

Пересмотр уровня цен в тяжелой промышленности выдвигал на первый план качественные показатели работы, открывал новые пути увеличения источников накопления, повышения качества хозяйственной деятельности, стимулировал борьбу с бесхозяйственностью за укрепление хозрасчета, достижение всеми предприятиями общественно необходимых показателей использования материалов, оборудования и рабочей силы. Прибыль становилась более точным измерителем качества работы предприятий.

Новые отпускные цены были установлены путем прибавления к плановой себестоимости 4% прибыли. Кроме того, при реформе цен были учтены и другие принципы80, имевшие большое значение для укрепления хозрасчета, для планового руководства хозяйством. Плановая себестоимость предусматривала освобождение ее от элементов, не имеющих прямого отношения к издержкам производства. Так, например, расходы на подготовку кадров были отнесены в основном на счет бюджета, а предприятия стали покрывать только часть этих расходов (от 1 до 0,75% от фонда заработной платы).

При установлении новых отпускных цен учитывалась необходимость создания экономически обоснованной системы цен, чтобы отпускная цена на данный вид продукции находилась в экономически правильном соотношении с отпускными ценами на другие виды продукции, чтобы система цен способствовала экономному расходованию сырья и материалов, применению заменителей, местных видов топлива, сырья и материалов. Новые отпускные цены были построены таким образом, что они стимулировали производство продукции более высоких сортов и более высоких марок (в частности, заменяющих импортную продукцию), а также дефицитных материалов и экономное их расходование. Более низкие цены устанавливались на продукцию, которая нуждалась в поощрительных ценах, как, например, торф, чтобы сохранить конкурентоспособность этой продукции с аналогичной продукцией других отраслей (торф в отношении углей)81. Поэтому для торфяной промышленности временно были сохранены бюджетные дотации, что должно было помочь ей улучшить работу и в ближайшее время достигнуть безубыточности. Эти примеры показывают, как использовались цены для стимулирования народнохозяйственной экономии.

Одним из руководящих принципов установления новых цен был принцип единых отпускных цен в каждой отрасли промышленности. Для обеспечения нормальных условий хозяйственной деятельности отдельных предприятий отрасли, находящихся в разных хозяйственных условиях и различающихся по технической вооруженности, наркоматы устанавливали особые — расчетные цены за сдаваемую продукцию отраслевым сбытовым организациям с обязательным сохранением единых отпускных цен при реализации продукции сбытовыми органами.

Отсутствие единых отпускных цен тормозило внедрение хозрасчета, подрывало стимул к улучшению производства на отстающих предприятиях, затрудняло рациональное кооперирование в промышленности, так как предприятия-потребители отказывались кооперироваться с теми предприятиями-поставщиками, цены на продукцию которых были относительно выше, чем цены на других предприятиях. Рентабельность работы предприятий-потребителей часто зависела не от качества их работы, а от уровня цен на приобретаемую продукцию. Вот почему так важно было ликвидировать множественность цен и установить единую отпускную цену на одинаковую продукцию для всей отрасли.

Насколько резко различались цены на одну и ту же продукцию, показывает следующее: вследствие различных условий работы отдельных предприятий — различный уровень технического оснащения и освоения техники, различное состояние кадров и условий снабжения и т.д. — себестоимость чугуна колебалась от 47 р. 32 к. за 1 т на Макеевском заводе до 75 р. 37 к. на Керченском заводе и 94 р. 04 к. на Кабаковском заводе Востокстали. Себестоимость 1 т суперфосфата колебалась от 42 руб. на Чернореченском химзаводе до 75 руб. на Пермском заводе Востокхима82. Завод «Красный Октябрь» отпускал металл определенной марки для заводов Главного управления автотракторной промышленности по 215—232 руб., другим потребителям — по 238 руб., а завод «Серп и Молот» — по 470 руб.83

Единая отпускная цена на одинаковую продукцию, независимо от условий производства на отдельных предприятиях, способствовала укреплению хозрасчета, была важным стимулом для снижения себестоимости в отстающих предприятиях; она содействовала рациональной организации системы кооперирования и снабжения.

Вместе с установлением единой отпускной цены на одинаковую продукцию всей отрасли большое значение приобретало планомерное перераспределение оборотных средств между предприятиями внутри отрасли. В каждой отрасли были предприятия, получавшие повышенные прибыли (себестоимость их продукции была ниже средней по отрасли), и предприятия с более высокой, чем среднеотраслевая, себестоимостью, которые оставались убыточными. Эта задача была решена тогда, когда главкам промышленных наркоматов были предоставлены хозрасчетные права и им были присвоены наряду с производственными также и сбыто-снабженческие функции с правом перераспределения оборотных средств в порядке текущей работы, чтобы своевременно обеспечивать временно нерентабельные предприятия внутри отрасли необходимыми средствами за счет средств отрасли. Отраслевые сбытовые организации осуществляли также централизованные расчеты предприятий отрасли, покрывая задолженность временно убыточных предприятий, чтобы не допустить разрыва цепи расчетов взаимосвязанных предприятий.

Поскольку единая цена — это среднеотраслевая цена, в основе которой лежат планомерно устанавливаемые общественно необходимые затраты на производство единицы продукции независимо от индивидуальных условий производства (индивидуальная себестоимость), вопрос о рентабельности решался применительно к отраслям в целом, а внутри отрасли неизбежны были различия в уровне рентабельности — выше и ниже среднеотраслевой, в зависимости от индивидуальной себестоимости. Временно сохранялись и убыточные предприятия, которые нуждались во внутриотраслевой дотации. В этом состояла одна из основных особенностей хозрасчета во второй пятилетке.

Временное сохранение внутриотраслевой дотации, перераспределение главками оборотных средств внутри отрасли в определенной мере ослабляли действенность хозрасчета на отдельных предприятиях. Но на данном этапе развития промышленности это было неизбежно, так как неизбежны были значительные различия в техническом уровне производства на разных предприятиях.

Вместе с тем опыт показывает, что уже во второй пятилетке был достигнут весьма высокий уровень организации хозрасчета на тех передовых предприятиях тяжелой промышленности, в отношении которых уже осуществлялось в основном решение партии о предприятиях как основном звене в управлении промышленностью и которые способны были работать на основе оперативно-хозяйственной самостоятельности.

Это подтверждает прежде всего осуществление хозрасчета на таких предприятиях, как Макеевский металлургический завод им. С. М. Кирова и др.

Опыт Макеевского металлургического завода, инициатора движения за отказ от государственных дотаций, его достижения имели принципиальное значение, так как они показывали пути осуществления подлинного, действенного хозрасчета и решения важнейшей народнохозяйственной задачи, поставленной XVII съездом партии, — ликвидировать отставание черной металлургии. К концу 1934 г. благодаря перестройке всей своей работы завод по уровню себестоимости продукции вплотную приблизился к отпускным прейскурантным ценам и смог взять на себя — первым в черной металлургии обязательство полностью отказаться в 1935 г. от государственной дотации, добившись безубыточной работы. Уже в первом квартале 1935 г. завод дал 372 тыс. руб. прибыли, доказав на практике, что металлургия может работать рентабельно84.

Эти успехи были достигнуты благодаря коренной перестройке структуры управления на заводе, внедрению агрегатно-бригадного хозрасчета и изменению системы заработной платы руководящему техническому персоналу. Были сокращены непроизводственные расходы, резко уменьшены сверхнормативные запасы материалов и осуществлены меры строжайшей экономии на всех стадиях производства.

Структура управления на заводе была перестроена таким образом, что она облегчала непосредственную связь с цехами, агрегатами и рабочими местами; были ликвидированы все промежуточные звенья в управлении, порождавшие обезличку и безответственность. Основой хозяйственного руководства стало единоначалие и строгая хозяйственная и технологическая дисциплина сверху донизу.

Агрегатно-бригадный хозрасчет явился основной формой внутризаводского хозрасчета и основой хозрасчета вообще. Суть этой формы хозрасчета состояла в том, что работа бригады, ее зарплата связывалась непосредственно с работой агрегата; исключался тот копеечный, «хозрасчет», который сводился к экономии на спецодежде, смазочных материалах и т.д. Такой «хозрасчет» был оторван от самого главного — от техники производства. Агрегатно-бригадный хозрасчет означал, что работа бригады оценивалась по коэффициенту использования агрегата, по качеству обслуживания агрегата бригадой. Для каждой бригады были точно определены специальной технической инструкцией круг ее обязанностей по отношению к производственному процессу, к агрегату. Нарушение хотя бы одного из требований технической инструкции вело к снижению оценки работы бригады и соответственно уровня зарплаты и премий. Такая система организации труда и зарплаты заинтересовывала работников в овладении техникой и достижении высокой производительности труда.

Перестройка системы зарплаты на заводе явилась тем рычагом, который повлиял коренным образом на уровень его производственной деятельности. До этого зарплата руководящего персонала завода определялась общим выполнением плана. При старой системе зарплаты не учитывались качество продукции и эффективность использования производственных мощностей (коэффициенты использования доменных печей, съем стали с площади пода мартеновской печи). Мастер часто получал меньше подчиненных ему рабочих.

Новая система зарплаты состояла в том, что она строго дифференцировалась по цехам и профессиям и всесторонне учитывала качественные показатели работы агрегатов. При повышении уровня снижения себестоимости 50% экономии поступали начальнику цеха для поощрения отличившихся работников. Превышение же планового уровня себестоимости влекло за собой снижение заработка работников соответствующего агрегата. Система заработной платы конкретизировалась также применительно к особенностям вспомогательных цехов, которые дают воду, газ, пар, электроэнергию и т.д. К каждому из них, как и к отдельным участкам производства, применялись свои показатели выполнения планов. Так, в доменном цехе размер зарплаты зависел от коэффициента использования доменной печи и себестоимости чугуна; в железнодорожном цехе — в зависимости от простоев вагонов, своевременной отгрузки готовой продукции и себестоимости тонно-километра перевозок; в отделе снабжения — от состояния контокоррентного счета, от хозяйственного подхода к приобретению необходимых запасов, чтобы не было затоваривания и омертвления средств.

При этой системе зарплата заметно повысилась, но ее доля в себестоимости снижалась, так как рост производительности труда значительно обгонял рост зарплаты. Так, например, в доменном цехе выработка на одного рабочего поднялась с 52 т в месяц в 1933 г. до 95,3 т в июле 1935 г.

Заработная плата мастера была перестроена таким образом, что ее уровень зависел от коэффициента использования порученного ему оборудования и от производительности на одного рабочего в его бригаде. Мастер, таким образом, был заинтересован в овладении техникой всеми рабочими его бригады, в максимальном уплотнении рабочего дня, в освобождении бригады от излишних рабочих.

Цеховой хозрасчет занимал важное место в общей системе управления на заводе. Каждому цеху разрабатывались твердые позиции, исходя из общих заданий заводу, составлены были расчетные цены на электроэнергию, воду, воздух, сырье и всего потребного для производства. Были открыты результативные счета по каждому цеху, исходя из плановых расчетных цен на его продукцию.

Благодаря всей перестройке работы — внедрению хозрасчета и эффективной системы заработной платы, завод получил за три квартала 1935 г. прибыли в размере 5 млн. руб. В конце 1935 г. себестоимость продукции была снижена по сравнению с концом 1934 г. на 20,9%85.

Опыт внедрения хозрасчета на Макеевском заводе, применение им эффективной системы заработной платы и материального стимулирования роста производительности труда заслуживает внимания и в современных условиях.

На Московском автозаводе вместе с бригадным хозрасчетом применялся дополнительно «хозрасчет мастеров». Это была форма вовлечения мастера в систему хозрасчета с целью сделать его подлинным организатором всего производственного процесса на его участке. При этой форме хозрасчета мастер, объединяя в своем пролете несколько бригад, получал дополнительные к лимитам бригад лимиты по элементам, связанным только с его производственным участком, и уровень его заработной платы, как и премии, определялись качеством работы хозрасчетных бригад. До введения этой системы хозрасчета уровень зарплаты мастеров и их премирование за лучшую работу зависели от работы цеха в целом. Поэтому даже при перевыполнении плановых заданий их бригадами, но неудовлетворительной работе цеха в целом мастера премий не получали. При новой системе хозрасчета мастер был заинтересован в улучшении работы хозрасчетных бригад своего участка путем проведения ряда технических мероприятий и правильной организации труда во всех бригадах. Результаты этого мероприятия сказались очень быстро. Если экономия в хозрасчетных бригадах составляла в 1933 г. в среднем за месяц по 85 тыс. руб., то в феврале 1934 г. она достигла 114 тыс. руб. Значительно сократились простои из-за ремонта. Благодаря энергичной борьбе мастеров за качество продукции уменьшился брак86.

На заводе им. Дзержинского для снижения себестоимости продукции и отказа от дотации были детально выявлены резервы на каждом участке производства и способы их использования. Все операции агрегатов и цехов были выражены в стоимостной форме. Благодаря этому рабочие смогли представить все составные элементы себестоимости единицы продукции, а не только себестоимость в целом. После перехода на хозрасчет начальники доменного и мартеновских цехов стали отказываться от излишних паровозов, которые обслуживали эти цехи, уменьшились заявки на технические материалы, число заявок главному механику (цехи стали лучше использовать возможности цеховых мастерских); началось использование отходов; много паровых котлов стали работать на доменном газе. Система зарплаты была перестроена с учетом качества продукции. Если в июле 1935 г. (на второй месяц работы без дотации) завод получил 127 тыс. руб. чистой прибыли, то в августе — 861 тыс. руб.

Таким образом, внедрение хозрасчета на Макеевском заводе и других крупных предприятиях тяжелой промышленности, реформа цен и другие меры, направленные на развитие хозрасчета и его укрепление, показывают, что в годы второй пятилетки шли интенсивные поиски и широко применялись на практике различные формы и методы осуществления хозрасчета, которые доказали на практике свою действенность. Этот опыт нельзя игнорировать и теперь.

Образование фонда директора. Помимо реформы цен и снятия предприятий тяжелой промышленности с государственных дотаций в годы второй пятилетки был сделан также шаг и в материальном стимулировании предприятий — этом весьма существенном элементе хозяйственного расчета. В апреле 1936 г. одновременно с отменой государственных дотаций и пересмотром уровня цен постановлением ЦИК и СНК СССР на всех производственных предприятиях был установлен единый фонд директора за счет прибылей предприятий87.

Фонд директора заменял всю ранее существовавшую систему специальных фондов и отчислений на премирование и улучшение быта рабочих (ФУБР). Эта система не была в достаточной мере упорядочена и не соответствовала более новым условиям работы промышленности. Так, с 1931 г. фонд улучшения быта рабочих был централизован в главках и объединениях и распределялся между предприятиями независимо от выполнения ими производственных планов. Это ослабляло его стимулирующее значение. С 1927 г. фонд директора образовывался за счет экономии по снижению себестоимости, размер его определялся трестом. Существовал фонд социалистического соревнования, фонд экономии начальника цеха. Но и плохо работавшие предприятия выделяли средства на премирование, включая их в общую массу издержек производства.

С 1936 г. единственным источником фонда директора стала фактически полученная плановая и сверхплановая прибыль (4% от плановою прибыли и 50% от сверхплановой прибыли предприятия). Тем самым создавался реальный стимул для борьбы за высокую рентабельность, производства. Целевое направление фонда директора увеличивало заинтересованность коллектива предприятия в высоком уровне накопления. Не менее 50% фонда подлежало использованию на улучшение жилищных условий. Остальные 50% должны были расходоваться на улучшение культурно-бытового обслуживания рабочих предприятия, на дополнительные капитальные работы, рационализаторские мероприятия и техническую пропаганду. Определенная часть фонда директора выделялась на индивидуальное премирование особо отличившихся работников предприятия. Таким образом, при высокой рентабельности производства фонд директора становился серьезным источником коллективного материального стимулирования. Предприятиям, в которых по государственным планам не была предусмотрена прибыль, в 1936 г. правительство разрешило производить отчисления в фонд директора в размере 3% от экономии, полученной от заданного им по плану снижения себестоимости, и дополнительно 50% от сверхпланового снижения себестоимости88.

В 1936 г., первом году образования фонда директора, отчисления в этот фонд составили: по Наркомтяжпрому — 171 млн. руб., по Наркоммашу — 149 млн. руб., по Наркомлесу — 81 млн. руб., по Наркомлегпрому — 142 млн. руб. и по Наркомпищепрому — 407 млн. руб.89

Значение фонда директора в организации хозрасчета состояло в том, что он формировался не только за счет сверхплановой, но и плановой прибыли, и предприятия получали возможность осуществлять дополнительные капитальные вложения даже при выполнении плана, а не только при его перевыполнении. В известной мере это означало восстановление элементов самофинансирования капитальных вложений, что столь важно для укрепления хозрасчета. Кроме того, фонд директора, мог служить источником поощрения работы особо отличившихся работников90.

Но в принципах образования директорского фонда наблюдались, известные недостатки. При благоприятной структуре и уровне цен предприятие, выполнявшее все плановые показатели, получало большие суммы в фонд директора; предприятия, цены на продукцию которых не обеспечивали рентабельности производства или давали небольшую рентабельность, оказывались в неблагоприятных условиях в смысле возможности образования фонда директора. Как видно из приведенных выше данных, существовал большой разрыв между размерами отчислений в фонд директора по различным наркоматам. Это объясняется тем, что не была учтена зависимость размеров отчислений и уровня плановой рентабельности отдельных отраслей промышленности. Вследствие этого фонд директора в среднем на одного работника в промышленности Наркомпищепрома превышал более чем в 5 раз фонд директора на предприятиях Наркомтяжпрома. В пересчете на одного работника фонд директора в ряде отраслей тяжелой промышленности колебался от 2 р. 09 к. до 63 р. 73 к., а по Главэнерго он доходил до 427 руб.91 Фонды, незначительные по размеру, не могли играть сколько-нибудь заметной роли в личном материальном стимулировании. В этом существо недостатков установленного порядка отчислений в фонд директора. В годы второй пятилетки социалистическое общество не располагало еще такой экономической возможностью, чтобы существенно увеличить фонды личного материального стимулирования.

Но несмотря на указанные недостатки в принципах образования и использования фонда директора значение образования этого фонда в организации хозрасчета и его укреплении несомненно. В системе мер по укреплению хозрасчета и широкому внедрению в практику хозяйственного руководства ленинского принципа личного материального стимулирования важное место занимало совершенствование заработной платы92.

Контроль рублем по линии банков и хозяйственных договоров. Развитие товарно-денежных отношений, их использование для укрепления хозрасчета и совершенствования социалистического производства в промышленности в эти годы выразилось прежде всего в усилении всестороннего контроля рублем работы промышленности по линии кредита на основе принципов кредитной реформы и по линии хозяйственных договоров.

Усиление банковского контроля стало возможно благодаря развитию кредитных связей Госбанка с промышленностью. В общей сумме краткосрочных кредитов, вложенных в народное хозяйство, удельный вес Госбанка составлял (в млн. руб.)93:

Год

Всего

В том числе Госбанк

Удельный вес Госбанка, %

на 1.1.1933

10 692

10 452

97,8

на 1.1.1938

40 895

40 698

99,5

После кредитной реформы Госбанк стал почти единственным институтом краткосрочного кредита, обслуживающим народное хозяйство и прежде всего промышленность (табл. 2).

Таблица 2

Кредитование промышленности из ресурсов Госбанка (в млрд. руб.)*

 

На 1 января 1933 г.

На 1 января 1938 г.

всего

в % ко всем кредитам в народном хозяйстве

всего

в % ко всем кредитам в народном хозяйстве

Вся промышленность

4,3

41,0

21,9

53,8

Тяжелая, включая лесную

1,4

13,3

6,0

14,7

Легкая, пищевая и местная

2,9

27,6

15,9

39,1

* «Финансы СССР за XXX лет», стр. 127.

Данные табл. 2 показывают, что возросли масштабы участия Госбанка в пополнении оборотных средств хозяйственных организаций. На 1 января 1938 г. все оборотные средства по всему народному хозяйству равнялись 86,4 млрд. руб., из которых собственные оборотные средства составляли 45,7 млрд. руб., вложения Госбанка — 40,7 млрд. руб., т.е. удельный вес заемных оборотных средств достигал 47,1%94. Выросли также суммы на расчетных счетах хозяйственных органов. За 1933 г. на расчетные счета хозяйственных органов поступило 337,7 млрд. руб., а за 1938 г. — 683,7 млрд. руб.95 Такое значительное расширение связей Госбанка с промышленностью как по линии кредитования, так и по расчетным счетам увеличили его ВОЗМОЖНОСТИ осуществлять И Кредитный И расчетный контроль над деятельностью предприятий, причем расчетный контроль при обязательности акцептной формы расчетов шире и универсальнее кредитного контроля.

Одновременно с усилением контроля рублем по линии банков усилился контроль за счет хозяйственных договоров, значение которых заметно выросло, потому что с ростом новой техники все большее развитие получали процессы специализации и кооперирования и сотни предприятий оказывались связанными между собой единым сложным технологическим процессом. Оба эти вида контроля связаны друг с другом. Поскольку договорные отношения между социалистическими предприятиями реализуются не непосредственно, а только через банковскую систему, хозяйственные договоры становятся основой кредитных отношений хозрасчетной организации с банком и формой использования стоимостных рычагов для контроля рублем хозяйственной деятельности предприятий со стороны банка и для взаимного контроля самих хозрасчетных предприятий как поставщиков и потребителей. Благодаря этой системе контроля устанавливается прямая связь между выполнением планов и финансовыми результатами работы, которые должны отражать выполнение производственных планов. Значение хозяйственных договоров в том и состоит, что в них наилучшим образом сочетаются реализация народнохозяйственных планов и принципы хозрасчета.

Плановые договорные отношения между хозрасчетными предприятиями представляют прежде всего непосредственные планомерные производственные связи отдельных социалистических предприятий как отдельных звеньев единой системы общественного разделения труда. В то же время договорные отношения — это также планомерно организованный процесс товарного обмена (обмен продуктами как товарами) между социалистическими предприятиями в рамках и на основе единого народнохозяйственного плана. Через эту специфическую форму обмена осуществляется контроль соответствия количественных и качественных показателей работы каждого предприятия общественно необходимым (плановым) затратам на производство продукции.

В постановлении СНК СССР «О заключении договоров на 1936 г.» указывается, что «в условиях огромного роста товарооборота и широко развертывающейся борьбы за рентабельность возрастает значение договора для дальнейшего укрепления планово-хозяйственной дисциплины и хозяйственного расчета во всех отраслях народного хозяйства»96. Хозяйственные договоры, на основе которых осуществлялась вся система снабжения и сбыта, заключались на основе утвержденных планов, в пределах плановых заданий, в соответствии с выделенными предприятию фондами, кредитами и установленными ему нормами запасов.

Учитывая значение хозяйственных договоров, осуществлялись меры по укреплению договорной дисциплины как основы планово-финансовой дисциплины и обязательного условия хозрасчета. Специальными постановлениями правительства определялись задачи по заключению хозяйственных договоров на каждый год97. Особое внимание при этом уделялось повышению качества договоров, тщательной разработке условий, обеспечивающих надлежащее качество продукции, ассортимент и комплектность сдачи, строго установленные сроки поставок и нормы материальной ответственности за нарушение условий договора (уплата пени, неустоек, штрафов и убытков). Правительство требовало, чтобы в договорах были детально обусловлены цены на поставляемую продукцию в точном соответствии с решениями партии и правительства98, чтобы хозяйственные организации не допускали «взаимной амнистии», взаимного освобождения от ответственности за невыполнение договоров, а в обязательном порядке использовали предусмотренные договорами материальные санкции за нарушение договорных условий, что должно было способствовать повышению договорной дисциплины.

Для укрепления хозяйственной дисциплины внедрялся принцип недопустимости нарушения договоров: односторонним отказом от выполнения условий договоров, их изменением без санкции вышестоящей организации. Укреплению договорной дисциплины, повышению качества продукции должен был содействовать также Закон от 8 декабря 1933 г. об ответственности за выпуск недоброкачественной продукции99. Совершенствовалась система договорных отношений путем применения в каждой отрасли хозяйства или в каждом отдельном случае наиболее отвечающей конкретным условиям формы договора (генерального, локального, прямого или разового). Но при этом указывалось, что основной формой договоров должны быть прямые договоры, заключаемые по преимуществу низовыми и серединными звеньями хозяйственных систем. Этим подчеркивалось значение оперативно-хозяйственной самостоятельности предприятий. Большую роль в укреплении договорной дисциплины играл государственный арбитраж.

Товарная продукция, как показатель оценки работы предприятий. В годы второй пятилетки были предприняты шаги по совершенствованию показателей выполнения планов, которые стимулировали бы выполнение планов по качеству и ассортименту. Так, в 1934 г. при утверждении плана по стекольной промышленности запрещена была практика планирования производственной программы в тоннаже и предложено было перейти к планированию и учету в натуральных показателях (штуках и метрах) и в ценностном исчислении100. Важное значение имело решение о переходе от планирования выполнения планов по валовой продукции к планированию выполнения планов по товарной продукции, т.е. завершенной на данном предприятии комплектной продукции, готовой к дальнейшему производственному потреблению на других предприятиях или к личному потреблению. Учет выполнения планов по валовой продукции, как известно, не дает точной картины качества работы предприятия. Иногда видимость выполнения плана и порождает условия для превышенной оценки степени его выполнения.

Вот почему еще в 1936 г. Г. К. Орджоникидзе говорил: «…пора нам отказаться от планирования выполнения плана по валовой продукции. Надо планировать выполнение программы не по валовой продукции, а по товарной. Сколько готовой продукции мы выпустили для нашего населения, для нашего народного хозяйства»101. Постановлением ЦИК и СНК СССР «О народнохозяйственном плане СССР на 1936 г.» было установлено, «что выполнение плана предприятием должно оцениваться не по валовой продукции, а по выпуску готовой и комплектной продукции»102.

При планировании и учете выполнения планов по товарной продукции неизбежно обнажаются недостатки в выполнении планов, усиливается действенный контроль над осуществлением хозрасчета, создаются условия для более полного установления балансовых связей между отраслями народного хозяйства и предупреждения диспропорций. Планирование и учет выполнения планов по товарной продукции должны были непосредственно повлиять на усиление контроля по линии хозяйственных договоров, так как этот показатель предполагает учет выполнения планов не только по срокам, но и по ассортименту, качеству и комплектности.

Значение этих постановлений состоит в том, что они в принципе отвергают показатель «вала» в его различных формах и устанавливают по существу показатель выполнения плана, близкий в своей основе к показателю «реализация продукции», принятому постановлением сентябрьского (1965 г.) Пленума ЦК КПСС о новой системе планирования и экономического стимулирования, осуществляемой ныне в народном хозяйстве СССР. Но они не получили практического применения как вследствие обострения международной обстановки и необходимости переключения значительных сил и средств на развитие оборонных отраслей промышленности, так и ввиду ухудшения общих условий хозяйствования.

Но несмотря на это, принципиальное значение этих решений о переходе к планированию выполнения планов по показателю товарной продукции должно быть отмечено как исключительно важный шаг в системе предпринятых во второй пятилетке мер по развитию и укреплению хозрасчета.

Таковы практические меры, которые осуществлялись в годы второй пятилетки для проведения хозяйственного расчета и повышения его роли как действенного метода планового руководства и экономического стимулирования борьбы за высокую рентабельность производства. В совокупности эти меры представляют серьезный шаг в развитии хозрасчета, его углублении, совершенствовании его форм и содержания103.

Историческое место хозрасчета в годы второй пятилетки. Правильная оценка хозрасчета на каждом этапе социалистического строительства требует исторического подхода, поскольку хозрасчет как экономическая категория и как метод планового руководства не остается неизменным во все времена, а развивается и совершенствуется вместе с развитием и совершенствованием социалистической экономики. Бесспорно также, что развитие хозрасчета связано с развитием экономической теории социализма, так как хозрасчет связан с сознательным использованием всего комплекса экономических законов. Поскольку в 30-е годы в экономической теории еще преобладало отрицание необходимости товарно-денежных отношений и действия закона стоимости при социализме, теоретическая разработка проблем хозрасчета велась от случая к случаю и серьезно отставала от потребностей практики хозяйственного строительства. Но было бы неправомерно только этим объяснить недостаточное развитие хозрасчета в 30-х годах. Надо иметь в виду, что основы социалистического хозяйствования, вытекавшие из принципов кредитной и налоговой реформы, многочисленные решения партии о безусловной необходимости укрепления хозрасчета и его развития вширь и вглубь фактически исходили из признания необходимости планомерного использования товарно-денежных инструментов в управлении и плановом руководстве хозяйством. Но эти решения, как уже указывалось, не были еще теоретически осмыслены экономической наукой, что, естественно, сдерживало темпы внедрения хозрасчета. Следует также подчеркнуть, что формы хозрасчета, уровень, степень его зрелости, масштабы и методы его внедрения исторически обусловлены. Они определяются основными задачами экономической политики каждого данного периода, достигнутым уровнем планирования, зрелостью социалистических производственных отношений, ростом специализации и концентрации производства, материальными ресурсами государства и рядом других факторов. Поэтому хозрасчет во второй пятилетке, как и на других этапах развития народного хозяйства, надо рассматривать прежде всего в свете конкретных условий того периода.

Как показывает опыт внедрения новой системы планирования и экономического стимулирования, внедрение полного хозрасчета во все отрасли промышленности и строительство требует многих лет. Тем более сложной была эта задача в 30-е годы. Надо также учитывать специфические условия развития хозрасчета во второй пятилетке.

Предприятия как основное звено в системе управления промышленностью (вместо трестов) тогда не могли еще получить необходимой оперативно-хозяйственной самостоятельности, так как она не могла быть в одинаковой мере распространена на крупные и мелкие предприятия (а последних было еще немало). Поэтому хозрасчет во второй пятилетке получил распространение прежде всего на крупных предприятиях тяжелой промышленности.

Система государственных дотаций, которая в начале второй пятилетки была еще необходима, не способствовала последовательной реализации такого важного принципа хозрасчета, как самоокупаемость и использование экономических инструментов стимулирования. Поэтому развитие хозрасчета в середине 30-х годов было непосредственно связано с отменой государственных дотаций предприятиям тяжелой промышленности, которая (отмена) явилась рубежом в развитии хозрасчета.

Формирование фондов экономического стимулирования в годы второй пятилетки не могло в полной мере способствовать развитию и широкому применению принципа материальной заинтересованности во всех звеньях производства. Сколько-нибудь заметного индивидуального премирования не было ввиду общих экономических условий того времени. В условиях второй пятилетки еще практиковалось перераспределение в централизованном порядке внутри отрасли ресурсов предприятий — части амортизационного фонда и части прибыли для капитального строительства и пополнения оборотных средств одних предприятий за счет Других.

Эти объективные условия развития хозрасчета во второй пятилетке в определенной мере ограничивали сферу его действия, его глубину и действенность.

Но было бы неправильно делать из этого вывод, что хозрасчет не играл роли в решении основных хозяйственных задач второй пятилетки, носил чисто формальный характер и что его опыт не заслуживает внимания.

С отпадением связи хозрасчета с чисто рыночными формами хозяйствования, которые были необходимы на предшествовавших этапах нэпа, получали все большее развитие плановые основы хозрасчета, а качественные изменения в уровне планирования во второй пятилетке оказывали прямое влияние на его дальнейшее совершенствование. Сложная система технико-производственных показателей, разработанная в плане второй пятилетки, показывает, насколько повысился уровень планирования, которое уже охватывало не только объем производства, но и его технологию, экономику и организацию. Точные плановые задания по снижению себестоимости по отдельным ее элементам, повышению производительности труда, социалистическому накоплению, нормам использования оборудования и т.д. определяли в то же время конкретные задачи хозрасчета в каждой отрасли промышленности и отдельных предприятиях. Народнохозяйственные планы сами по себе наполняли хозрасчет новым содержанием, ставили перед ним новые, более сложные задачи, одновременно указывая пути их решения. Таким образом, хозрасчет еще теснее непосредственно связывался с планами развития народного хозяйства. Большое значение в повышении качественного уровня хозрасчета имели техпромфинпланы, в разработке которых принимали активное участие широкие массы рабочих и которые сочетали в себе производственные и технические планы.

Изложенное выше показывает, что хозрасчет на крупных предприятиях являлся основным методом реализации плановых заданий, выявления и использования скрытых резервов осуществления режима экономии и повышения на этой основе рентабельности производства. Этот опыт показывает также высокую эффективность внутризаводского хозрасчета — хозрасчета в бригадах, — который сочетал передовые формы организации труда и личную заинтересованность рабочих в результатах работы, когда создавалась неразрывная связь хозрасчета с поощрительной системой зарплаты и премирования.

Важнейшими предпосылками развития хозрасчета были разделение оборотных средств на собственные и заемные, новая система снабжения, основанная на плановых договорных отношениях между предприятиями, предоставление в распоряжение предприятий части плановой и сверхплановой прибыли.

Таким образом, в 30-х годах, в годы второй пятилетки, был сделан значительный шаг в освоении методов хозрасчета. Осуществлялись важные меры, которые призваны были создать экономические и организационные предпосылки для развития хозрасчета. Но необходимо подчеркнуть, что эти меры являлись в то же время мерами интенсивных поисков путей приведения в действие всего сложного механизма хозрасчета. Опыта, на который можно было бы опереться в этой области, не было. Приходилось идти непроторенными путями, искать, экспериментировать, проверять каждый шаг на практике. Поэтому полного хозрасчета в нынешнем его понимании в 30-х годах не могло быть. Тем не менее заслуживает внимания и изучения комплекс экономических и организационно-технических мер по развитию хозрасчета, осуществленных в этот период и доказавших на практике свою эффективность.