• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

1. Завоевание технико-экономической независимости

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 

Достижение экономической независимости было одним из необходимых условий борьбы за укрепление политической самостоятельности первого и тогда единственного в мире социалистического государства. Для обеспечения народного хозяйства всеми важнейшими видами новой техники и сырья Советской стране нужна была надежная материально-техническая база, что позволило бы завершить коренные социально-политические и экономические преобразования и гарантировало бы от всяких неожиданностей и враждебных акций со стороны международного империализма.

Решающим этапом в борьбе советского народа за экономическую независимость страны явились довоенные пятилетки. Этот период, сравнительно непродолжительный по времени, по насыщенности и важности событий может сравниться с целой эпохой. В итоге осуществления первой пятилетки СССР выдвинулся в ряд наиболее развитых в технико-экономическом отношении держав654. Успехи первой пятилетки — создание собственной тяжелой индустрии — подготовили предпосылки и базу для дальнейшего хозяйственного подъема и завоевания технико-экономической независимости страны. Электрификация страны, рост добычи угля и нефти позволили обеспечить страну таким важнейшим видом сырья, как топливо, еще до второй пятилетки, когда, перестроив структуру топливного баланса и электрифицировав производство, Советское государство в основном решило эту проблему.

К концу второй пятилетки в СССР в основном было завершено строительство материально-технической базы социализма. Осуществлена глубокая техническая реконструкция народного хозяйства, решающим условием которой стало освоение новой техники и новых производств. В эти годы большую часть промышленной продукции стали давать предприятия, построенные вновь или реконструированные в годы первой и второй пятилеток. С учетом достижений высокого уровня отечественной и зарубежной научно-технической мысли производственный аппарат советской индустрии был обновлен на неизмеримо более высокой технической основе. Социалистическое народное хозяйство обогатилось не только большим числом новых и реконструированных первоклассных предприятий в старых отраслях промышленности, но и новыми мощными отраслями современной индустрии. К этому времени меняется и характер экономических отношений СССР с капиталистическими странами. Реже привлекаются иностранные технические консультанты, до минимума сокращается валютная задолженность зарубежным фирмам и банкам.

XVIII съезд КПСС отмечал, что в итоге выполнения двух пятилеток «СССР превратился в независимую экономически страну, обеспечивающую свое хозяйство и нужды обороны всем необходимым техническим вооружением»655.

*

Задачи, поставленные вторым пятилетним планом развития народного хозяйства СССР, в первую очередь требовали форсированного развития машиностроения. Собственное машиностроение — это один из важнейших показателей индустриальной зрелости страны, ее техникоэкономической независимости. Машиностроение обеспечивает все отрасли народного хозяйства средствами производства, способствует укреплению обороны государства.

Авангардная роль в борьбе за технико-экономическую независимость принадлежала станкостроению, ибо его продукция ускоряла осуществление технической реконструкции во всех отраслях народного хозяйства. Во второй пятилетке заметно увеличилось производство шлифовальных, фрезерных, револьверных станков, начали выпускать агрегатные, автоматические, специальные станки. В целом за пятилетие советские станкостроители в содружестве с конструкторами передали промышленности 270 типоразмеров станков, тогда как планировалось освоить производство 200 типов656. Часть из них была создана на базе лучших импортных агрегатов.

В 1938 г. из имевшегося парка станков более половины были произведены именно за годы второй пятилетки. В 1928 г. среди установленных станков на иностранные станки приходилось 66,4%, в 1935 г. — 14% и в 1937 г. — всего 10%. Основная потребность страны в станках уже покрывалась собственным производством. И все же среди всех ввозимых машин и оборудования преобладающая доля падала на станки: в 1932 г. они составляли 26,3% общего импорта машиностроительной продукции и в 1937 г. — 36,0%657. Но, например, отношение ввоза металлорежущих станков к их внутреннему производству снизилось с 36,7 до 8,04%658. В 1932 г. в СССР был налажен массовый выпуск автомобилей, тракторов, сельскохозяйственной техники. До этого потребности в этих машинах удовлетворяли посредством импорта. Почти весь мировой экспорт тракторов начала 30-х годов поступал в СССР (в 1931 г. — 90,5%)659. Уже в 1932 г. ввоз из-за границы автомобилей, тракторов, сельскохозяйственных машин свелся к ничтожному числу. В годы второй пятилетки импорт легковых, грузовых и специальных автомобилей уменьшился по сравнению с первой в 10,5 раза, а тракторов (в весовом эквиваленте) — в 577,9 раза. Поступление их в народное хозяйство за счет внутреннего производства из года в год увеличивалось. Советский Союз выдвинулся на одно из первых мест в мире по выпуску тракторов, грузовых автомобилей, комбайнов. С 1934 г. СССР стал выступать на мировом рынке уже и как их экспортер. Выручка от экспорта автотранспорта и гаражного оборудования в 1935 г. превышала затраты на их импорт в 1,8 раза, в 1937 г. — в 15 раз660.

Строительство новых районных электростанций, предусмотренных ленинским планом электрификации СССР, осуществлялось в основном на базе импортного энергетического оборудования, которое в 1930 г. составляло 87—90% введенной мощности турбин, котлов, генераторов661. В 1933 г. советская электротехническая промышленность произвела 70% введенной в эксплуатацию мощности генераторов и котлов, в 1936 г. строительство электростанций уже полностью базировалось на внутреннем производстве турбин любых мощностей.

Событием мирового значения было изготовление коллективом ленинградского завода «Электросила» турбогенератора мощностью в 100 тыс. квт (двухкорпусный, быстроходный агрегат). В международной практике турбостроения тогда не было подобных агрегатов. Изготовлялась эта турбина по чертежам советских конструкторов и из отечественных материалов. В середине 20-х годов турбины мощностью даже в 2 тыс. квт сооружались с помощью (по чертежам) иностранных фирм662. Ленинградские энергомашиностроители достигли производственно-технического уровня самой мощной в мире фирмы по производству электрооборудования — американской фирмы «Дженерал электрик» и заложили прочные основы отечественного турбогенераторостроения. По техническому уровню советское энергомашиностроение прочно выдвинулось на одно из первых мест в мире. Всего за 1933—1937 гг. в СССР было произведено 264 гидравлических турбины общей мощностью в 341 тыс. квт, мощность произведенных паровых турбин увеличилась в 4,5 раза. Импорт паровых турбин и вспомогательного оборудования за эти годы снизился в 10 раз и составил 13 млн. руб.663 Со второй половины пятилетки ввозились главным образом части к ранее приобретенным агрегатам.

Советские электромашиностроители, выпуская новую продукцию, модернизировали импортные агрегаты. Так было с ремонтом турбин иностранного производства, выполненным рабочими и инженерами Харьковского турбогенераторного завода — импортные агрегаты не только ремонтировались, но в них устранялись некоторые существенные дефекты конструкций.

Прогрессивные изменения произошли в технологии и специализации машиностроения, в конструкторском деле, поднялась квалификация машиностроителей, которые почти полностью отказались от непосредственной технической помощи иностранных фирм. Успешно осваивались поточность и серийность в машиностроительном производстве. Делом общегосударственной значимости становилась стандартизация оборудования и запасных частей к машинам.

Вторая пятилетка стала переломной в развитии производства подшипников. Заводы, производящие подшипники, переходили на отечественное сырье и использовали инструменты отечественного производства. За пять лет производство подшипников возросло в 20 раз (с 2 млн. шт. до 40,1 млн. шт.), ввоз их сократился в 6,2 раза, а по сравнению с первой пятилеткой — на 40%664. Советская промышленность успешно осваивала выпуск новых видов подшипников. Раньше они полностью ввозились из-за границы. Партия и правительство твердо осуществляли курс обеспечения машиностроения, транспорта и оборонной индустрии подшипниками собственного производства.

В отличие от предшествующих лет за годы второй пятилетки массового импорта машин в СССР уже не было. В 1933—1937 гг. размеры их ввоза в среднем за год составили 121,4 тыс. т, т.е. в 3,6 раза меньше по сравнению с импортом машин и оборудования в первой пятилетке665. Импорт машин покрывал потребности народного хозяйства в машинах в 1932 г. на 12,7%, в 1937 г. — на 0,9%666. Если в первой пятилетке ввозились не только машины, но и оборудование для машиностроительных заводов, то к 1934 г. народное хозяйство страны настолько окрепло, что в основном освободилось от импорта машин, каким бы сложным и трудным ни был процесс их производства. Был прекращен или намного сокращен импорт многих изделий машиностроения: турбин и генераторов, локомобилей, значительной части металлургического и горно-шахтного оборудования, текстильных машин, насосно-компрессорной техники и т.д. Некоторые виды этой техники Советский Союз стал вывозить в Голландию, Болгарию, Данию, Египет.

Таким образом, в итоге осуществления второй пятилетки было завершено создание отечественной мощной, технически оснащенной машиностроительной индустрии, избавлявшей СССР от необходимости ввоза оборудования из-за рубежа. По объему продукции машиностроения и ее удельному весу в валовой продукции всей промышленности, по степени электровооруженности машиностроения и другим показателям СССР уступал лишь США. СССР выходил на передовые технические рубежи. Многие вновь построенные или реконструированные предприятия по масштабам и техническому оснащению не уступали зарубежным. Харьковский турбогенераторный завод, например, являлся не только крупнейшим в мире, но и превосходил по оборудованию всемирно известные фирмы «Метрополитен Виккерс» (Англия) и «Дженерал электрик» (США). Литейные цехи Краматорского завода тяжелого машиностроения вдвое превышали (по мощности) цехи заводов Круппа (Германия) и Шкоды (Чехословакия). Уникальным был завод «Станколит».

Сложнее было решение проблемы технико-экономической независимости в области черной и цветной металлургии. Металл был труднейшим участком борьбы за индустриализацию.

Вследствие отставания черной металлургии ввоз из-за границы металла и проката первоначально был жизненно необходим. Однако долго ориентироваться на импорт и ставить в зависимость развитие всей промышленности от конъюнктуры внешнего рынка было нельзя. Поэтому параллельно с ввозом металлов СССР закупал за границей оборудование для металлургической промышленности и ускоренными темпами создавал собственную металлургическую индустрию. Как ни грандиозны успехи первой пятилетки, не менее величественны и важны достижения 1933—1937 гг. Среднегодовой абсолютный прирост выплавки чугуна увеличился в 2,3 раза (1665 тыс. т против 720 тыс. т за 1928—1932 гг.), стали — в 5,6 раза (2361 тыс. т против 419), проката черных металлов — в 6,8 раза (1708 тыс. т против 249). Крупные заводы, подобных которым не было в годы первой пятилетки, давали теперь 61,1% выплавки чугуна, 54,3% стали и 48,9% проката черных металлов667. Успехи металлургов позволили сократить импорт черных металлов с 1 млн. т в 1932 г. до 221,3 тыс. т в 1937 г., т.е. почти в 5 раз668.

Несмотря на устойчивый и систематический рост производства качественного проката, дефицит на отдельные его виды сохранялся на протяжении всего рассматриваемого периода. При абсолютном сокращении за два пятилетия закупок сортовой и листовой стали в 1,8 раза, их долевое участие в импортных поставках проката черных металлов повысилось с 72,3 до 84,8%669. Потребности в автомобильном листе, например, в 1937 г. на 44% удовлетворялись через каналы внешней торговли, а нержавеющего тонкого листа — на 2/3.

Большие сдвиги были обеспечены в производстве качественного металла. В 1932 г. советские металлурги дали стране 31 тыс. т ферросилиция, а спустя пять лет — 83 тыс. т, т.е. в 2,7 раза больше. Импорт его, составлявший в конце первой пятилетки 19% по отношению к внутреннему производству, с 1935 г. был вообще прекращен670. Если в конце первой пятилетки доля импорта качественного металла составляла почти 17%, то уже с середины 30-х годов она уменьшилась до 2,8%671.

Особые успехи были достигнуты в электросталеплавлении. В 1937 г. было выплавлено 849 тыс. т электростали, или в 8,4 раза больше, чем в 1932 г. СССР превзошел уровень европейских развитых капиталистических стран по производству электростали и вплотную приблизился по объему ее выплавки к США (859 тыс. т)672.

Предвоенные годы ознаменовались рождением металлургии редких металлов: молибдена, вольфрама, кобальта, тория и др., прежде целиком ввозившихся из-за границы. Были созданы предпосылки для появления собственной качественной металлургии, необходимой прежде всего для оборонной промышленности.

Одним из наиболее «узких мест» в народном хозяйстве длительное время оставалась цветная металлургия, несмотря на то, что капитальные вложения в нее за вторую пятилетку увеличились в 2,7 раза по сравнению с первой673. Успехи геологической службы позволили в годы второй пятилетки организовать собственное производство многих цветных металлов — меди, свинца, алюминия, магния, тем самым создав предпосылки для освобождения от их ввоза.

Вплоть до 1932 г. в СССР не было алюминиевой промышленности и растущие потребности промышленности в алюминии покрывались за счет импортных поставок. Однако уже в 1935 г. удельный вес импорта его в потреблении снизился до 2,3% против 100% в 1931 г.674

При многократно возросшем внутреннем потреблении меди доля ее импорта также значительно снизилась, достигнув в 1937 г. 24,6%675. Однако в абсолютном выражении ввоз этого металла почти удвоился, что в немалой степени диктовалось стратегическими соображениями.

По производству алюминия СССР уже в середине второй пятилетки выдвинулся на третье место в мире и второе — в Европе; меди — на четвертое место в мире и первое в Европе.

К концу второй пятилетки советская цветная металлургия удовлетворяла больше половины производственной потребности страны в свинце и почти всю потребность в цинке676, в то время как в начале первой пятилетки снабжение ими осуществлялось почти целиком путем ввоза из-за границы.

Фактически заново создавалась металлургия кадмия, сурьмы, магния. В декабре 1935 г. Днепровский завод (Запорожье) впервые в СССР начал промышленным способом выплавлять магний677.

Наиболее отстающим от уровня потребностей народного хозяйства страны было производство олова и никеля. Большая часть их еще ввозилась из-за границы. Доля импорта никеля в производственном потреблении СССР в 1937 г. составляла 70,5%, олова — 88%678. Увеличились в 2—2,5 раза абсолютные размеры их ввоза; значительно повысилась за пятилетие их доля в общем объеме импорта цветных металлов по сравнению с 1928—1932 гг.: олова — с 4,1 до 9,5% и никеля — с 2,5 до 7,1%679.

Наряду с осуществлением мер по расширению минерально-сырьевой базы и увеличению выплавки цветных металлов Коммунистическая партия усилила борьбу за экономное их расходование, а также за мобилизацию металлоотходов. Благодаря высоким темпам развития отечественной цветной металлургии в целом (в 1937 г., например, 90% продукции цветной металлургии дали новые или целиком реконструированные предприятия)680 ввоз постепенно переставал играть решающую роль в снабжении промышленности страны цветными металлами, хотя темпы развития машиностроительной и оборонной индустрии, необходимость наращивания мобилизационно-стратегических запасов требовали цветных металлов больше, чем в то время производилось в стране. Ввоз цветных металлов в весовом эквиваленте в первую и вторую пятилетки был почти равен (479 и 419 тыс. т), но среднегодовые затраты валюты на их приобретение за границей снизились почти в 2 раза. Это позволило ускоренными темпами развивать собственное машиностроение, что активно способствовало развитию социалистической индустриализации.

Огромное значение для завоевания экономической независимости народного хозяйства СССР имело дальнейшее развитие химической промышленности. XVII съезд ВКП(б), указывая конкретные меры подъема химической индустрии, акцентировал внимание на тех отраслях, продукцию которых приходилось импортировать681.

С развитием собственной автомобильной промышленности, ростом автомобильного парка и новейшей техники в вооружении Красной Армии проблемой первостепенной значимости стала проблема каучука. Решение ее шло как по линии изыскания растений-каучуконосов, способных произрастать в умеренном климате, так и разработке процессов изготовления искусственного каучука. Промышленное производство синтетического каучука в СССР было освоено в 1932 г., а в 1937 г. 74,1% своих потребностей в этом сырье Советский Союз удовлетворял за счет внутреннего его производства. Отношение доли импорта натурального каучука к внутреннему производству синтетического каучука в 1932 г. составляло 204,5%, а в 1937—31,5%682.

Таким образом была почти ликвидирована необходимость ввоза и такого важного сырья, как каучук.

Советский Союз обладал теперь новой отраслью индустрии, имевшей огромное экономическое, политическое и оборонное значение. По пути, проложенному советскими учеными и инженерами, пошли многие страны и фирмы мира.

В системе мероприятий, направленных на сокращение импорта химических продуктов, важная роль отводилась расширению производства химических волокон, пластмасс, синтетических красителей, минеральных удобрений и т.п.

Общий подъем химической индустрии позволил СССР произвести в 1937 г. минеральных удобрений в 3,5 раза больше по сравнению с 1932 г. Если в 1932 г. их выпуск на 93,6% состоял из фосфатных удобрений и фосфористой муки, то в 1937 г. на их долю приходилось уже 65,4%. Социалистическое сельское хозяйство получило калийные и азотные удобрения. За пять лет импорт всех удобрений сократился в 14 раз, было ввезено всего 593 тыс. т удобрений, а экспортировано — 1,9 млн. т683.

В годы предвоенных пятилеток Советское государство решило еще одну важную хозяйственно-политическую задачу: легкая индустрия была освобождена от необходимости ввоза хлопка, шелка-сырца, до минимума снизился ввоз шерсти, кожи, джута, для развития промышленности группы «Б» была создана собственная многоструктурная сырьевая база.

Несмотря на то, что после первой пятилетки рост производственных мощностей легкой промышленности обеспечивался отечественным оборудованием и уже не зависел от его импорта, сырьевая база отставала и некоторое время была сдерживающим фактором развития отрасли. На импорт недостающего сырья для текстильной промышленности расходовалось золото и иностранная валюта. Поэтому во второй пятилетке была поставлена задача создания необходимых запасов сырья для легкой промышленности.

До 1936 г. ввоз хлопка увеличивался, но к концу второй пятилетки по мере развития собственного хлопководства и хлопкоочистительной промышленности сырьевая проблема в этой отрасли была успешно решена. К 1937 г. СССР по производству хлопка вышел на третье место в мире после США и Индии. В Европе Советский Союз стал единственным государством, экспортировавшим хлопок. В 1938 г. доля импортного хлопка в потреблении текстильной промышленности понизилась до 2%684.

Большие трудности испытывало народное хозяйство страны в обеспечении сырьем шерстяной и кожевенной промышленности. Удельный вес импортной шерсти и кожи в сырьевом балансе легкой промышленности хотя и сокращался, но оставался достаточно большим. Импорт шерсти, например, равнялся 22,1%685. Одной из мер смягчения дефицита кожевенного сырья явилось расширение (начиная с середины второй пятилетки) производства суррогатов кожи.

В целом же шел интенсивный процесс сокращения сырьевой зависимости Советского Союза от внешних рынков. СССР становился одним из крупных в мире производителей льна, хлопка, чая, новолубяных и эфиромасличных культур, шелка. Роль импорта как дополнительного источника постепенно сводилась к нулю. По степени самообеспеченности сырьем легкая индустрия СССР вышла на одно из первых мест в мире.

*

По мере роста экономической мощи СССР сводилась на нет роль иностранной технической помощи. Уже в 1935—1936 гг. расходы на эти цели по госбюджету уменьшились вдвое по сравнению с 1929/30 г.686

Последовательно проводилась политика вытеснения иностранных концессий. В течение 1933—1935 гг. было ликвидировано семь, а к концу пятилетки осталось всего лишь около десяти иностранных концессий687. Одной из наиболее крупных была японская концессия «Ничиро Гиого Кабусики Кайся», состоящая из 22 рыбоконсервных предприятий, к которым были прикреплены 37 рыболовецких и 7 крабовых участков. Общие доходы концессии в 1937 г. составили 4,8 млн. руб.688 В связи с уменьшением числа концессий Главный концессионный комитет при СНК СССР в декабре 1937 г. был упразднен. Функции контроля за деятельностью оставшихся концессий перешли к Концессионному отделу, сохранившемуся в составе Наркомвнешторга.

Как по масштабам, так и по объектам и форме сотрудничества значительно изменилась в годы второй пятилетки иностранная техническая консультация. Лишь на отдельных заводах Москвы, Куйбышева, Пензы и других городов еще продолжали работать консультанты из США, Швейцарии (производство часов, инструментов, сборка автомобильных узлов). Преобладающим способом использования иностранного опыта были выезды за границу советских специалистов с целью изучения отдельных конкретных производственно-технических проблем. Широкие контакты такого рода развивались Наркомтяжпромом, посылавшим своих специалистов на фирменные предприятия США, Германии, Англии. Большую ценность представляла техническая информация, поступавшая из-за границы от торгпредств, приемщиков, а также информация, содержавшаяся в иностранной технической литературе. В 1933—1937 гг. существовали договоры о технической консультации объединения «Главмедь» со шведской фирмой «Индустриметодер», фабрики «Клинволокно» со швейцарской «А. Маурер», завод «Запорожсталь» пользовался техническими услугами американской «Юнайтед инжиниринг энд Фаудри компани». Велись переговоры «Главхима» с американской фирмой «Кемико» о консультации в организации производства олеума. Продолжалось, хотя и с меньшим эффектом вследствие обострившейся международной обстановки, техническое сотрудничество с английской фирмой «Метрополитен Виккерс», германской «Фрейн», французской «Рено», рядом американских фирм. Соглашения с ними имели целью ускорить производство в СССР металлургического и телемеханического оборудования, авиамоторов, самолетов-амфибий, подводных лодок и т.п.

С приходом к власти фашистов известный концерн «ИГ Фарбениндустри», ранее предлагавший Советской стране техническое содействие в организации производства пластмасс и красителей, в 1935 г. отказался от сотрудничества с советскими органами. Плохо выполняла договор о технической консультации другая немецкая фирма «Зульцер». Ссылаясь на зависимость от «ИГ Фарбениндустри», уклонилась от технического содействия советской анилинокрасочной промышленности и итальянская фирма «Мантикини».

Однако к этому времени производственно-технический авторитет СССР уже настолько вырос, что к Советскому правительству стали обращаться с просьбами о постройке или оказании помощи в сооружении промышленных и коммунальных объектов другие страны. На XVII съезде ВКП(б) указывалось, что к январю 1934 г. поступило несколько десятков таких предложений из Франции, Турции, Ирана, Греции и других стран. В 1935 г. Наркомтяжпром отобрал для реализации 50 наиболее важных объектов, преимущественно в восточных странах, в том числе 15 в Иране и 4 — в Турции.

Во второй пятилетке развернуло свою деятельность созданное в декабре 1932 г. смешанное Монголо-Советское акционерное общество по оптовой торговле — «Монголбунер». С помощью СССР в МНР были построены промышленный комплекс, шерстомойная фабрика, первая железная дорога Улан-Батор — Налайха, шоссейные дороги. С предоставлением кредитов на льготных условиях поставлялись строительные материалы, нефтепродукты, сельскохозяйственные машины, оборудование. В 1937 г. СССР передал в дар монгольскому народу 10 машинно-сенокосных станций, ставших опорными пунктами в создании прочной кормовой базы животноводства689.

В 1935 и 1937 гг. вступили в эксплуатацию текстильные комбинаты в Кайсери и Назилли (Турция), построенные с помощью СССР и оснащенные советским оборудованием. Советский Союз активно помогал Ирану в сооружении элеваторов, шерстомоек и рисоочистительных заводов; в дорожном строительстве — Афганистану, Туве, Ирану690.

Поскольку борьба за полную технико-экономическую независимость осуществлялась во враждебном капиталистическом окружении, Советскому государству пришлось форсированно развивать все отрасли народного хозяйства, в том числе и оборонную промышленность.

Политика и практическая деятельность Коммунистической партии, Советского государства и всего советского народа обеспечили небывалые в мировой истории темпы и масштабы экономического роста в прошлом отсталой страны. Среднегодовой темп прироста промышленной продукции за предвоенное десятилетие в СССР равнялся 16,5%, в США — 1,2%691. Это было выдающимся достижением советского народа в экономическом соревновании с капиталистическими странами. Оно предопределило достижение полной технико-экономической независимости Союза ССР.

В результате коренной технической реконструкции советской экономики не только в области промышленных изделий, но и в области сырья и средств обороны (за исключением некоторых цветных металлов) СССР добился полной импортной независимости. К концу второй пятилетки Советский Союз мог производить не только любые машины, но и все важнейшие виды сырья в необходимом количестве.

*

Большую роль в достижении технико-экономической независимости СССР сыграла советская наука. В целях более тесной связи деятельности Академии наук СССР с практикой социалистического строительства и планомерной координации этой деятельности с наркоматами и Госпланом Академия наук была непосредственно подчинена СНК СССР692. Непременным стало планирование ее научно-исследовательской работы. В 1933—1934 гг. правительство СССР приняло меры по укреплению Всесоюзной, Украинской и Белорусской академий наук.

В соответствии с указаниями XVII съезда ВКП(б) уточнялись направления исследований, сосредоточивались силы и средства на нерешенных производственно-технических проблемах, имевших большое значение для обеспечения экономической независимости страны. После съезда ученые особое внимание обращали на проблемы совершенствования конструкций машин, расширения энергетических и минеральных ресурсов народного хозяйства, дальнейшего подъема химической индустрии, производства специальных черных и цветных металлов. Почти все институты, их филиалы, лаборатории усилили участие во всенародной борьбе за индустриализацию СССР и скорейшее развитие его в технико-экономическом отношении. Поскольку решающая роль в этой борьбе принадлежала промышленности, внимание ученых, научных работников направлялось главным образом в эту отрасль народного хозяйства.

В результате организационной и тематической перестройки Академия наук превратилась в деятельный центр не только теоретических, но и прикладных наук. В планах работы Академии наук, наряду с теоретическими проблемами, все большее место стали занимать исследования прикладного характера. Теснее становилась связь академических институтов с головными институтами Наркомтяжпрома и заводскими лабораториями. Для систематического обслуживания наиболее важных производств 82 института были прикреплены к 300 предприятиям693. Показательным в этом отношении было сотрудничество АН СССР с коллективом подмосковного завода «Электросталь», выпускавшего металл 100 марок, многие из которых ранее ввозились из-за границы. В марте 1934 г. на заводе состоялась конференция бригады Академии наук с участием академиков А. Ф. Иоффе, А. А. Байкова, П. С. Курнакова, И. В. Гребенщикова, Э. В. Брицке, представителей ряда других московских заводов и «Запорожстали», некоторых ведомств. Конференция выдвинула ряд научно-производственных проблем по освоению новых марок сталей694. Ученые приняли активное участие в их разрешении.

АН СССР и ее институты проводили многочисленные консультации, совещания и конференции: по организации производства цветных металлов и алюминия, ферросплавов, качественных сталей, в области гидромашиностроения. Большинство этих проблем так или иначе было направлено на увеличение производства дефицитных металлов и материалов.

Советские ученые многое сделали в разработке теории машин, в практике их конструирования.

Большое народнохозяйственное значение имела деятельность Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ), коллектив которого активно участвовал в создании отечественной науки о самолетостроении. Основоположником металлического самолетостроения в СССР выступил А. Н. Туполев, под руководством которого было спроектировано и построено много новых типов самолетов. В ЦАГИ конструировались авиадвигатели, создавались приборы для управления самолетами и наблюдения за ними. Институт имел большие заслуги в развитии отечественной авиатехники, выдвинувшись еще до войны на одно из первых мест в мире.

Плодотворная работа проводилась Всесоюзным электротехническим институтом (ВЭИ), созданным еще при В. И. Ленине. Институт вел исследования в области теории электромашин и материалов, конструировал многочисленные электроприборы и аппараты. Работники ВЭИ участвовали в испытании импортного электрооборудования и не раз по их настоянию зарубежные фирмы переделывали схемы машин695. В тесной связи с промышленностью действовал Ленинградский физико-технический институт. В лабораториях института проводились исследования в области полупроводников, электропроводности изоляторов, теплового и электрического пробоя, передачи электроэнергии на большие расстояния696.

Важнейшей явилась проблема создания специальных видов металла и сплавов, которые машиностроение и авиационная промышленность вынуждены были импортировать. Научно-исследовательские институты были особенно тесно связаны с производством. Ученые и научные сотрудники — металлурги не только вырабатывали рецептуру необходимых металлов и сплавов, технологию их производства, но и оказывали практическую помощь заводам по применению научных достижений. Немало конкретных производственно-технических вопросов решили коллективы Центрального института металлов (ЦИМ) и Уральского института металлов (УИМ). Только в 1934 г. коллектив выполнял договорные задания 95 промышленных объединений и предприятий. Выполняя директивы XVII съезда ВКП(б) о подъеме черной металлургии и развитии качественной металлургии, коллектив Центрального института металлов совместно с уральскими металлургами и учеными выработали рецепты и технологию плавки хромоуглеродистой стали, нужной для изготовления подшипников. В качестве заменителя импортных сталей и некоторых цветных металлов был создан специальный сорт чугуна. Коллектив ЦИМа участвовал в разработке способов получения ферросплавов (ферромарганца, ферросилиция, феррованадия, ферротитана и других). В результате этого был сокращен импорт этих сплавов и сэкономлено 5—6 млн. валютных руб.697

Коллектив Института легких металлов активно участвовал в разработке технологических процессов Тихвинского и Уральского алюминиевых заводов, Днепровского глиноземного завода. Большим достижением института явилось решение проблемы получения магния698, за техническую консультацию в организации производства которого немецкие капиталисты в свое время запрашивали огромные деньги.

Важные исследования по созданию технологии переработки кобальтовых руд, заменителей олова, новых методов электролиза редких металлов, определению состава импортных сплавов проводил коллектив Государственного научно-исследовательского института редких металлов (ГИРЕДМЕТ) и Центрального научно-исследовательского института цветных металлов (ЦГИНЦВЕТМЕТ). Они оказывали большую техническую помощь заводам при освоении технологии этих сплавов.

Усилиями ученых Института легких металлов и Института редких металлов был изобретен способ и разработана технология получения ванадия из шлаков Керченского металлургического комбината. Экономический эффект этого изобретения выражался в 200 тыс. руб. золотом. Ванадий использовался преимущественно в оборонной промышленности, а концентраты его ранее полностью ввозились из-за рубежа; поэтому разгадка секрета получения этого металла имела особую государственную значимость. В конце первой пятилетки уже вступил в строй единственный тогда в СССР ванадиевый завод. А спустя пять лет был прекращен импорт феррованадия699.

В содружестве с рабочими и инженерами завода «Красный выборжец» и Кольчугинского завода Институт легких металлов разработал технологию производства биметаллов, выплавка которых промышленным способом началась в СССР с 1933 г.

Коллективы ряда институтов Академии наук и НКТП СССР активизировали свои исследования в области разработки новых технологических процессов получения цветных металлов, позволявших увеличить их производство. Изыскивались возможности комплексной переработки полиметаллических руд с пониженным содержанием цветных и редких металлов.

В металлургии важным вопросом являлось определение оптимальных размеров доменных и мартеновских печей. Естественно, что советские металлурги, вследствие нехватки металла в стране, старались строить крупные печи. Против строительства крупных агрегатов выступали в печати некоторые иностранные ученые. В 1934—1936 гг. академик М. А. Павлов произвел детальные исследования на крупных домнах Магнитогорского, Кузнецкого, Макеевского металлургических заводов. Он опроверг «доказательства» немецких металлургов о невыгодности строительства мощных печей. «Помимо практических целей изучения, — писал М. А. Павлов, — это представляло большой теоретический интерес, так как оно могло установить неизвестные металлургам данные о работе доменных печей неиспытанных в Европе размеров; несколько таких печей работало в Соединенных Штатах Америки, но там они не подвергались такого рода исследованиям, какие могли быть произведены в СССР»700.

Научно-исследовательская работа в области машиностроения и металлургии являлась важным фактором, способствовавшим созданию современных высокопроизводительных машин и оборудования, совершенствованию технологии производства, выплавки необходимых сортов металла и сплавов. Оказывая действенное влияние на развитие этих отраслей тяжелой индустрии, ученые выступали активными борцами за технико-экономическую независимость СССР.

Ввиду того, что промышленность широко применяла металлические сплавы, содержащие никель, молибден, вольфрам и олово, бывшие тогда дефицитными, Академия наук развернула работы по замене их другими, менее дефицитными металлами. Результативно работал в этом направлении коллектив Института общей и неорганической химии: он решал проблемы создания новых легких сплавов, изыскивал новые составы специальных и конструкционных сталей, разрабатывал способы получения безоловянистых антифрикционных и типографских сплавов, продолжал поиски создания сплавов благородных и редких металлов, исследовал вопросы пластической деформации твердого вещества, химии редких элементов. Эти исследования химиков проводились в тесном сотрудничестве с металлургами, работниками заводских лабораторий.

По заданиям проектных организаций и промышленных предприятий многие проблемы прикладного характера решались коллективом физико-химического института им. Л. Я. Карпова. Институт превратился в опорную научную базу химической индустрии, решая для нее многие вопросы, связанные с организацией новых и совершенствованием старых производств, а также в связи с созданием методов переработки новых видов химического сырья.

Большие средства выделялись на научные поиски синтетических каучуков, несколько видов которого советские химики во второй пятилетке передали производству. На основе достижений советской химической науки развивалось производство синтетического каучука не только в СССР, айв других странах мира.

Научно-исследовательский институт искусственного волокна изыскивал сырье для промышленности искусственного волокна, разрабатывал для нее машины совершенных конструкций. Широкое применение нашли исследования института по изготовлению штапельного волокна (в стране тогда ощущался дефицит мериносовых и полугрубых шерстей). В 1933 г. вступила в строй первая в СССР фабрика штапельного волокна. Работники института вели исследования по производству искусственного шелка.

Особая роль в достижении сырьевой независимости промышленности СССР принадлежала геологии. Промышленные руды, золото, редкие металлы, нефть, алмазы, сырье для алюминиевой промышленности и для производства удобрений — обеспеченность ими народного хозяйства страны во многом зависела от геологии.

Начиная с 1936 г., все геологоразведочные работы включались в общий народнохозяйственный план, что положительно сказалось на их организации и эффективности. В следующем году правительство приняло постановление «Об организации геологоразведочных и поисковых работ в СССР», которым устанавливалось, что геологоисследовательские (съемки) и изыскательские и поисковые (геологоразведка) работы сосредоточивались в Главном геологическом управлении Наркомтяжпрома. Наркомату подчинялась также Центральная комиссия по запасам полезных ископаемых. В Академии наук СССР сосредоточивалась вся научно-теоретическая разработка вопросов геологии СССР701.

К концу второй пятилетки геологической съемкой было охвачено около 45,6% всей территории страны702. До революции геологическое исследование страны зачастую было оторвано от промышленности. Теперь оно стало неотъемлемой частью горно-разведочных работ. Геологическая съемка производилась прежде всего в Казахстане, Сибири, Средней Азии, на Дальнем Востоке.

Для решения больших научно-производственных проблем, особенно в связи с расширением сырьевой базы промышленности, Президиумом АН СССР создавались комиссии, направлялись экспедиции, организовывались съезды и конференции ученых. Большое значение имели Таджикско-Памирская, Дагестанская, Дальневосточная, Карело-Мурманская, Северо-Двинская экспедиции, конференция по изучению производительных сил Средней Азии, Закавказья, Бурят-Монголии703.

Практическим результатом работ советских геологов явилось то, что накануне войны СССР занимал первое место по разведанным запасам нефти, гидроэнергии, торфа, железной и марганцевой руды, цинка, свинца, апатитов, калийных солей. Запасы угля нашей страны составляли значительную часть всех мировых ресурсов. В результате проведенных разведочных работ во многих районах страны были открыты месторождения железной руды, марганца и хрома.

Немалые достижения геологическая наука и разведка имели в изыскании новых месторождений цветных и редких металлов, алмазов. В целях форсирования добычи редких металлов в 1934 г. трестам «Рудметразведка» и «Рудмет» были созданы более благоприятные условия. Наряду с приростом запасов меди, свинца, цинка, никеля, вскоре были выявлены новые месторождения золота, олова, вольфрама, молибдена, сурьмы и ртути. СССР превратился в страну, богатую разведанными сырьевыми ресурсами цветной и редкой металлургии.

Решающую роль в создании и развитии алюминиевой промышленности сыграло открытие, а затем эксплуатация месторождений бокситов — сырья, идущего на производство алюминия, абразивов и огнеупоров. В дореволюционной России месторождения бокситов не были известны.

Во второй пятилетке большая часть олова еще ввозилась из-за границы. Поэтому во многих восточных районах страны были активизированы оловорудные поиски.

Таким образом, в годы довоенных пятилеток СССР сделал крупный шаг вперед по разведке новых полезных ископаемых и расширению минерально-сырьевой базы для народного хозяйства. Благодаря этому импорт ряда видов сырья был прекращен или сильно сократился; увеличилось производство металла; вырос экспорт минералов и руд. Все это являлось важным вкладом в дело достижения полной технико-экономической независимости страны.

В годы довоенных пятилеток неотложные задачи индустриализации, достижения полной экономической независимости и укрепления обороноспособности СССР требовали от ученых скорейшей прикладной отдачи. Большинство научных сил и было сосредоточено на решении этих задач. Вместе с тем партия и правительство решительно выступали против недооценки развития теоретических наук, в большинстве своем связанных с производством не непосредственно, а через прикладные науки. «Практическая отдача» их достижений происходит значительно позднее. В стране эффективно развивались в тесной взаимосвязи и фундаментальные и прикладные науки.

Одним из примеров огромного научного, политического и оборонного значения теоретических исследований может служить история развития ядерной физики. Уже за 1932—1935 гг. советские физики опубликовали около 100 работ по ядерным исследованиям704. Эти успехи стали возможными благодаря развитию отечественной индустрии, ее техники. Необходимая аппаратура, приборы изготовлялись на советских заводах. В конце 1933 г. Президиум АН, отметив успехи физиков-атомщиков, определил исследования атомного ядра и космических лучей центральными задачами физической науки.

В СССР раньше, чем за границей, развернулись работы по изучению полупроводников. Советские ученые обогатили мировую физику рядом других открытий.

Достижения науки 30-х годов стали базой выдающихся научных открытий в послевоенный период. Зарубежные «критики» тогда недооценивали успехи советских ученых, в ошибочности этого они вскоре убедились.

Само собой разумеется, советская наука и техника не развивались изолированно от мировой науки и техники. Наши ученые находились в курсе научно-теоретических достижений других стран. Как и любая другая страна, СССР использовал новейшие достижения мировой науки в интересах ускорения темпов социалистического строительства.

Руководствуясь интересами конкурентной борьбы, капиталистические фирмы засекречивали технико-производственные открытия своих ученых. Многие государства и монополии по политическим и коммерческим соображениям скрывали от СССР новые образцы машин, оборудования и технологические процессы. Советским ученым в большинстве случаев приходилось идти своим оригинальным путем при переводе промышленного производства на современную научно-техническую основу. Они уже тогда внесли существенный вклад в сокровищницу мировой науки и техники, подготовили условия для невиданного развития отечественной науки и техники в последующие годы.

Благодаря неустанной заботе Коммунистической партии и Советского государства ученые, инженеры и конструкторы СССР выдвинулись на передовые рубежи в развитии индустриальной, оборонной и научно-экспериментальной техники. Участие ученых в борьбе за технико-экономическую независимость СССР выдвигало перед наукой новые проблемы, оснащало их новыми средствами и прокладывало новые пути исследования. Опираясь на достижения науки, Советское государство смогло решить многие проблемы развития и снабжения сырьем ряда отраслей народного хозяйства. Это способствовало укреплению экономической мощи и технико-экономической независимости СССР.

Достижение экономической независимости было одним из необходимых условий борьбы за укрепление политической самостоятельности первого и тогда единственного в мире социалистического государства. Для обеспечения народного хозяйства всеми важнейшими видами новой техники и сырья Советской стране нужна была надежная материально-техническая база, что позволило бы завершить коренные социально-политические и экономические преобразования и гарантировало бы от всяких неожиданностей и враждебных акций со стороны международного империализма.

Решающим этапом в борьбе советского народа за экономическую независимость страны явились довоенные пятилетки. Этот период, сравнительно непродолжительный по времени, по насыщенности и важности событий может сравниться с целой эпохой. В итоге осуществления первой пятилетки СССР выдвинулся в ряд наиболее развитых в технико-экономическом отношении держав654. Успехи первой пятилетки — создание собственной тяжелой индустрии — подготовили предпосылки и базу для дальнейшего хозяйственного подъема и завоевания технико-экономической независимости страны. Электрификация страны, рост добычи угля и нефти позволили обеспечить страну таким важнейшим видом сырья, как топливо, еще до второй пятилетки, когда, перестроив структуру топливного баланса и электрифицировав производство, Советское государство в основном решило эту проблему.

К концу второй пятилетки в СССР в основном было завершено строительство материально-технической базы социализма. Осуществлена глубокая техническая реконструкция народного хозяйства, решающим условием которой стало освоение новой техники и новых производств. В эти годы большую часть промышленной продукции стали давать предприятия, построенные вновь или реконструированные в годы первой и второй пятилеток. С учетом достижений высокого уровня отечественной и зарубежной научно-технической мысли производственный аппарат советской индустрии был обновлен на неизмеримо более высокой технической основе. Социалистическое народное хозяйство обогатилось не только большим числом новых и реконструированных первоклассных предприятий в старых отраслях промышленности, но и новыми мощными отраслями современной индустрии. К этому времени меняется и характер экономических отношений СССР с капиталистическими странами. Реже привлекаются иностранные технические консультанты, до минимума сокращается валютная задолженность зарубежным фирмам и банкам.

XVIII съезд КПСС отмечал, что в итоге выполнения двух пятилеток «СССР превратился в независимую экономически страну, обеспечивающую свое хозяйство и нужды обороны всем необходимым техническим вооружением»655.

*

Задачи, поставленные вторым пятилетним планом развития народного хозяйства СССР, в первую очередь требовали форсированного развития машиностроения. Собственное машиностроение — это один из важнейших показателей индустриальной зрелости страны, ее техникоэкономической независимости. Машиностроение обеспечивает все отрасли народного хозяйства средствами производства, способствует укреплению обороны государства.

Авангардная роль в борьбе за технико-экономическую независимость принадлежала станкостроению, ибо его продукция ускоряла осуществление технической реконструкции во всех отраслях народного хозяйства. Во второй пятилетке заметно увеличилось производство шлифовальных, фрезерных, револьверных станков, начали выпускать агрегатные, автоматические, специальные станки. В целом за пятилетие советские станкостроители в содружестве с конструкторами передали промышленности 270 типоразмеров станков, тогда как планировалось освоить производство 200 типов656. Часть из них была создана на базе лучших импортных агрегатов.

В 1938 г. из имевшегося парка станков более половины были произведены именно за годы второй пятилетки. В 1928 г. среди установленных станков на иностранные станки приходилось 66,4%, в 1935 г. — 14% и в 1937 г. — всего 10%. Основная потребность страны в станках уже покрывалась собственным производством. И все же среди всех ввозимых машин и оборудования преобладающая доля падала на станки: в 1932 г. они составляли 26,3% общего импорта машиностроительной продукции и в 1937 г. — 36,0%657. Но, например, отношение ввоза металлорежущих станков к их внутреннему производству снизилось с 36,7 до 8,04%658. В 1932 г. в СССР был налажен массовый выпуск автомобилей, тракторов, сельскохозяйственной техники. До этого потребности в этих машинах удовлетворяли посредством импорта. Почти весь мировой экспорт тракторов начала 30-х годов поступал в СССР (в 1931 г. — 90,5%)659. Уже в 1932 г. ввоз из-за границы автомобилей, тракторов, сельскохозяйственных машин свелся к ничтожному числу. В годы второй пятилетки импорт легковых, грузовых и специальных автомобилей уменьшился по сравнению с первой в 10,5 раза, а тракторов (в весовом эквиваленте) — в 577,9 раза. Поступление их в народное хозяйство за счет внутреннего производства из года в год увеличивалось. Советский Союз выдвинулся на одно из первых мест в мире по выпуску тракторов, грузовых автомобилей, комбайнов. С 1934 г. СССР стал выступать на мировом рынке уже и как их экспортер. Выручка от экспорта автотранспорта и гаражного оборудования в 1935 г. превышала затраты на их импорт в 1,8 раза, в 1937 г. — в 15 раз660.

Строительство новых районных электростанций, предусмотренных ленинским планом электрификации СССР, осуществлялось в основном на базе импортного энергетического оборудования, которое в 1930 г. составляло 87—90% введенной мощности турбин, котлов, генераторов661. В 1933 г. советская электротехническая промышленность произвела 70% введенной в эксплуатацию мощности генераторов и котлов, в 1936 г. строительство электростанций уже полностью базировалось на внутреннем производстве турбин любых мощностей.

Событием мирового значения было изготовление коллективом ленинградского завода «Электросила» турбогенератора мощностью в 100 тыс. квт (двухкорпусный, быстроходный агрегат). В международной практике турбостроения тогда не было подобных агрегатов. Изготовлялась эта турбина по чертежам советских конструкторов и из отечественных материалов. В середине 20-х годов турбины мощностью даже в 2 тыс. квт сооружались с помощью (по чертежам) иностранных фирм662. Ленинградские энергомашиностроители достигли производственно-технического уровня самой мощной в мире фирмы по производству электрооборудования — американской фирмы «Дженерал электрик» и заложили прочные основы отечественного турбогенераторостроения. По техническому уровню советское энергомашиностроение прочно выдвинулось на одно из первых мест в мире. Всего за 1933—1937 гг. в СССР было произведено 264 гидравлических турбины общей мощностью в 341 тыс. квт, мощность произведенных паровых турбин увеличилась в 4,5 раза. Импорт паровых турбин и вспомогательного оборудования за эти годы снизился в 10 раз и составил 13 млн. руб.663 Со второй половины пятилетки ввозились главным образом части к ранее приобретенным агрегатам.

Советские электромашиностроители, выпуская новую продукцию, модернизировали импортные агрегаты. Так было с ремонтом турбин иностранного производства, выполненным рабочими и инженерами Харьковского турбогенераторного завода — импортные агрегаты не только ремонтировались, но в них устранялись некоторые существенные дефекты конструкций.

Прогрессивные изменения произошли в технологии и специализации машиностроения, в конструкторском деле, поднялась квалификация машиностроителей, которые почти полностью отказались от непосредственной технической помощи иностранных фирм. Успешно осваивались поточность и серийность в машиностроительном производстве. Делом общегосударственной значимости становилась стандартизация оборудования и запасных частей к машинам.

Вторая пятилетка стала переломной в развитии производства подшипников. Заводы, производящие подшипники, переходили на отечественное сырье и использовали инструменты отечественного производства. За пять лет производство подшипников возросло в 20 раз (с 2 млн. шт. до 40,1 млн. шт.), ввоз их сократился в 6,2 раза, а по сравнению с первой пятилеткой — на 40%664. Советская промышленность успешно осваивала выпуск новых видов подшипников. Раньше они полностью ввозились из-за границы. Партия и правительство твердо осуществляли курс обеспечения машиностроения, транспорта и оборонной индустрии подшипниками собственного производства.

В отличие от предшествующих лет за годы второй пятилетки массового импорта машин в СССР уже не было. В 1933—1937 гг. размеры их ввоза в среднем за год составили 121,4 тыс. т, т.е. в 3,6 раза меньше по сравнению с импортом машин и оборудования в первой пятилетке665. Импорт машин покрывал потребности народного хозяйства в машинах в 1932 г. на 12,7%, в 1937 г. — на 0,9%666. Если в первой пятилетке ввозились не только машины, но и оборудование для машиностроительных заводов, то к 1934 г. народное хозяйство страны настолько окрепло, что в основном освободилось от импорта машин, каким бы сложным и трудным ни был процесс их производства. Был прекращен или намного сокращен импорт многих изделий машиностроения: турбин и генераторов, локомобилей, значительной части металлургического и горно-шахтного оборудования, текстильных машин, насосно-компрессорной техники и т.д. Некоторые виды этой техники Советский Союз стал вывозить в Голландию, Болгарию, Данию, Египет.

Таким образом, в итоге осуществления второй пятилетки было завершено создание отечественной мощной, технически оснащенной машиностроительной индустрии, избавлявшей СССР от необходимости ввоза оборудования из-за рубежа. По объему продукции машиностроения и ее удельному весу в валовой продукции всей промышленности, по степени электровооруженности машиностроения и другим показателям СССР уступал лишь США. СССР выходил на передовые технические рубежи. Многие вновь построенные или реконструированные предприятия по масштабам и техническому оснащению не уступали зарубежным. Харьковский турбогенераторный завод, например, являлся не только крупнейшим в мире, но и превосходил по оборудованию всемирно известные фирмы «Метрополитен Виккерс» (Англия) и «Дженерал электрик» (США). Литейные цехи Краматорского завода тяжелого машиностроения вдвое превышали (по мощности) цехи заводов Круппа (Германия) и Шкоды (Чехословакия). Уникальным был завод «Станколит».

Сложнее было решение проблемы технико-экономической независимости в области черной и цветной металлургии. Металл был труднейшим участком борьбы за индустриализацию.

Вследствие отставания черной металлургии ввоз из-за границы металла и проката первоначально был жизненно необходим. Однако долго ориентироваться на импорт и ставить в зависимость развитие всей промышленности от конъюнктуры внешнего рынка было нельзя. Поэтому параллельно с ввозом металлов СССР закупал за границей оборудование для металлургической промышленности и ускоренными темпами создавал собственную металлургическую индустрию. Как ни грандиозны успехи первой пятилетки, не менее величественны и важны достижения 1933—1937 гг. Среднегодовой абсолютный прирост выплавки чугуна увеличился в 2,3 раза (1665 тыс. т против 720 тыс. т за 1928—1932 гг.), стали — в 5,6 раза (2361 тыс. т против 419), проката черных металлов — в 6,8 раза (1708 тыс. т против 249). Крупные заводы, подобных которым не было в годы первой пятилетки, давали теперь 61,1% выплавки чугуна, 54,3% стали и 48,9% проката черных металлов667. Успехи металлургов позволили сократить импорт черных металлов с 1 млн. т в 1932 г. до 221,3 тыс. т в 1937 г., т.е. почти в 5 раз668.

Несмотря на устойчивый и систематический рост производства качественного проката, дефицит на отдельные его виды сохранялся на протяжении всего рассматриваемого периода. При абсолютном сокращении за два пятилетия закупок сортовой и листовой стали в 1,8 раза, их долевое участие в импортных поставках проката черных металлов повысилось с 72,3 до 84,8%669. Потребности в автомобильном листе, например, в 1937 г. на 44% удовлетворялись через каналы внешней торговли, а нержавеющего тонкого листа — на 2/3.

Большие сдвиги были обеспечены в производстве качественного металла. В 1932 г. советские металлурги дали стране 31 тыс. т ферросилиция, а спустя пять лет — 83 тыс. т, т.е. в 2,7 раза больше. Импорт его, составлявший в конце первой пятилетки 19% по отношению к внутреннему производству, с 1935 г. был вообще прекращен670. Если в конце первой пятилетки доля импорта качественного металла составляла почти 17%, то уже с середины 30-х годов она уменьшилась до 2,8%671.

Особые успехи были достигнуты в электросталеплавлении. В 1937 г. было выплавлено 849 тыс. т электростали, или в 8,4 раза больше, чем в 1932 г. СССР превзошел уровень европейских развитых капиталистических стран по производству электростали и вплотную приблизился по объему ее выплавки к США (859 тыс. т)672.

Предвоенные годы ознаменовались рождением металлургии редких металлов: молибдена, вольфрама, кобальта, тория и др., прежде целиком ввозившихся из-за границы. Были созданы предпосылки для появления собственной качественной металлургии, необходимой прежде всего для оборонной промышленности.

Одним из наиболее «узких мест» в народном хозяйстве длительное время оставалась цветная металлургия, несмотря на то, что капитальные вложения в нее за вторую пятилетку увеличились в 2,7 раза по сравнению с первой673. Успехи геологической службы позволили в годы второй пятилетки организовать собственное производство многих цветных металлов — меди, свинца, алюминия, магния, тем самым создав предпосылки для освобождения от их ввоза.

Вплоть до 1932 г. в СССР не было алюминиевой промышленности и растущие потребности промышленности в алюминии покрывались за счет импортных поставок. Однако уже в 1935 г. удельный вес импорта его в потреблении снизился до 2,3% против 100% в 1931 г.674

При многократно возросшем внутреннем потреблении меди доля ее импорта также значительно снизилась, достигнув в 1937 г. 24,6%675. Однако в абсолютном выражении ввоз этого металла почти удвоился, что в немалой степени диктовалось стратегическими соображениями.

По производству алюминия СССР уже в середине второй пятилетки выдвинулся на третье место в мире и второе — в Европе; меди — на четвертое место в мире и первое в Европе.

К концу второй пятилетки советская цветная металлургия удовлетворяла больше половины производственной потребности страны в свинце и почти всю потребность в цинке676, в то время как в начале первой пятилетки снабжение ими осуществлялось почти целиком путем ввоза из-за границы.

Фактически заново создавалась металлургия кадмия, сурьмы, магния. В декабре 1935 г. Днепровский завод (Запорожье) впервые в СССР начал промышленным способом выплавлять магний677.

Наиболее отстающим от уровня потребностей народного хозяйства страны было производство олова и никеля. Большая часть их еще ввозилась из-за границы. Доля импорта никеля в производственном потреблении СССР в 1937 г. составляла 70,5%, олова — 88%678. Увеличились в 2—2,5 раза абсолютные размеры их ввоза; значительно повысилась за пятилетие их доля в общем объеме импорта цветных металлов по сравнению с 1928—1932 гг.: олова — с 4,1 до 9,5% и никеля — с 2,5 до 7,1%679.

Наряду с осуществлением мер по расширению минерально-сырьевой базы и увеличению выплавки цветных металлов Коммунистическая партия усилила борьбу за экономное их расходование, а также за мобилизацию металлоотходов. Благодаря высоким темпам развития отечественной цветной металлургии в целом (в 1937 г., например, 90% продукции цветной металлургии дали новые или целиком реконструированные предприятия)680 ввоз постепенно переставал играть решающую роль в снабжении промышленности страны цветными металлами, хотя темпы развития машиностроительной и оборонной индустрии, необходимость наращивания мобилизационно-стратегических запасов требовали цветных металлов больше, чем в то время производилось в стране. Ввоз цветных металлов в весовом эквиваленте в первую и вторую пятилетки был почти равен (479 и 419 тыс. т), но среднегодовые затраты валюты на их приобретение за границей снизились почти в 2 раза. Это позволило ускоренными темпами развивать собственное машиностроение, что активно способствовало развитию социалистической индустриализации.

Огромное значение для завоевания экономической независимости народного хозяйства СССР имело дальнейшее развитие химической промышленности. XVII съезд ВКП(б), указывая конкретные меры подъема химической индустрии, акцентировал внимание на тех отраслях, продукцию которых приходилось импортировать681.

С развитием собственной автомобильной промышленности, ростом автомобильного парка и новейшей техники в вооружении Красной Армии проблемой первостепенной значимости стала проблема каучука. Решение ее шло как по линии изыскания растений-каучуконосов, способных произрастать в умеренном климате, так и разработке процессов изготовления искусственного каучука. Промышленное производство синтетического каучука в СССР было освоено в 1932 г., а в 1937 г. 74,1% своих потребностей в этом сырье Советский Союз удовлетворял за счет внутреннего его производства. Отношение доли импорта натурального каучука к внутреннему производству синтетического каучука в 1932 г. составляло 204,5%, а в 1937—31,5%682.

Таким образом была почти ликвидирована необходимость ввоза и такого важного сырья, как каучук.

Советский Союз обладал теперь новой отраслью индустрии, имевшей огромное экономическое, политическое и оборонное значение. По пути, проложенному советскими учеными и инженерами, пошли многие страны и фирмы мира.

В системе мероприятий, направленных на сокращение импорта химических продуктов, важная роль отводилась расширению производства химических волокон, пластмасс, синтетических красителей, минеральных удобрений и т.п.

Общий подъем химической индустрии позволил СССР произвести в 1937 г. минеральных удобрений в 3,5 раза больше по сравнению с 1932 г. Если в 1932 г. их выпуск на 93,6% состоял из фосфатных удобрений и фосфористой муки, то в 1937 г. на их долю приходилось уже 65,4%. Социалистическое сельское хозяйство получило калийные и азотные удобрения. За пять лет импорт всех удобрений сократился в 14 раз, было ввезено всего 593 тыс. т удобрений, а экспортировано — 1,9 млн. т683.

В годы предвоенных пятилеток Советское государство решило еще одну важную хозяйственно-политическую задачу: легкая индустрия была освобождена от необходимости ввоза хлопка, шелка-сырца, до минимума снизился ввоз шерсти, кожи, джута, для развития промышленности группы «Б» была создана собственная многоструктурная сырьевая база.

Несмотря на то, что после первой пятилетки рост производственных мощностей легкой промышленности обеспечивался отечественным оборудованием и уже не зависел от его импорта, сырьевая база отставала и некоторое время была сдерживающим фактором развития отрасли. На импорт недостающего сырья для текстильной промышленности расходовалось золото и иностранная валюта. Поэтому во второй пятилетке была поставлена задача создания необходимых запасов сырья для легкой промышленности.

До 1936 г. ввоз хлопка увеличивался, но к концу второй пятилетки по мере развития собственного хлопководства и хлопкоочистительной промышленности сырьевая проблема в этой отрасли была успешно решена. К 1937 г. СССР по производству хлопка вышел на третье место в мире после США и Индии. В Европе Советский Союз стал единственным государством, экспортировавшим хлопок. В 1938 г. доля импортного хлопка в потреблении текстильной промышленности понизилась до 2%684.

Большие трудности испытывало народное хозяйство страны в обеспечении сырьем шерстяной и кожевенной промышленности. Удельный вес импортной шерсти и кожи в сырьевом балансе легкой промышленности хотя и сокращался, но оставался достаточно большим. Импорт шерсти, например, равнялся 22,1%685. Одной из мер смягчения дефицита кожевенного сырья явилось расширение (начиная с середины второй пятилетки) производства суррогатов кожи.

В целом же шел интенсивный процесс сокращения сырьевой зависимости Советского Союза от внешних рынков. СССР становился одним из крупных в мире производителей льна, хлопка, чая, новолубяных и эфиромасличных культур, шелка. Роль импорта как дополнительного источника постепенно сводилась к нулю. По степени самообеспеченности сырьем легкая индустрия СССР вышла на одно из первых мест в мире.

*

По мере роста экономической мощи СССР сводилась на нет роль иностранной технической помощи. Уже в 1935—1936 гг. расходы на эти цели по госбюджету уменьшились вдвое по сравнению с 1929/30 г.686

Последовательно проводилась политика вытеснения иностранных концессий. В течение 1933—1935 гг. было ликвидировано семь, а к концу пятилетки осталось всего лишь около десяти иностранных концессий687. Одной из наиболее крупных была японская концессия «Ничиро Гиого Кабусики Кайся», состоящая из 22 рыбоконсервных предприятий, к которым были прикреплены 37 рыболовецких и 7 крабовых участков. Общие доходы концессии в 1937 г. составили 4,8 млн. руб.688 В связи с уменьшением числа концессий Главный концессионный комитет при СНК СССР в декабре 1937 г. был упразднен. Функции контроля за деятельностью оставшихся концессий перешли к Концессионному отделу, сохранившемуся в составе Наркомвнешторга.

Как по масштабам, так и по объектам и форме сотрудничества значительно изменилась в годы второй пятилетки иностранная техническая консультация. Лишь на отдельных заводах Москвы, Куйбышева, Пензы и других городов еще продолжали работать консультанты из США, Швейцарии (производство часов, инструментов, сборка автомобильных узлов). Преобладающим способом использования иностранного опыта были выезды за границу советских специалистов с целью изучения отдельных конкретных производственно-технических проблем. Широкие контакты такого рода развивались Наркомтяжпромом, посылавшим своих специалистов на фирменные предприятия США, Германии, Англии. Большую ценность представляла техническая информация, поступавшая из-за границы от торгпредств, приемщиков, а также информация, содержавшаяся в иностранной технической литературе. В 1933—1937 гг. существовали договоры о технической консультации объединения «Главмедь» со шведской фирмой «Индустриметодер», фабрики «Клинволокно» со швейцарской «А. Маурер», завод «Запорожсталь» пользовался техническими услугами американской «Юнайтед инжиниринг энд Фаудри компани». Велись переговоры «Главхима» с американской фирмой «Кемико» о консультации в организации производства олеума. Продолжалось, хотя и с меньшим эффектом вследствие обострившейся международной обстановки, техническое сотрудничество с английской фирмой «Метрополитен Виккерс», германской «Фрейн», французской «Рено», рядом американских фирм. Соглашения с ними имели целью ускорить производство в СССР металлургического и телемеханического оборудования, авиамоторов, самолетов-амфибий, подводных лодок и т.п.

С приходом к власти фашистов известный концерн «ИГ Фарбениндустри», ранее предлагавший Советской стране техническое содействие в организации производства пластмасс и красителей, в 1935 г. отказался от сотрудничества с советскими органами. Плохо выполняла договор о технической консультации другая немецкая фирма «Зульцер». Ссылаясь на зависимость от «ИГ Фарбениндустри», уклонилась от технического содействия советской анилинокрасочной промышленности и итальянская фирма «Мантикини».

Однако к этому времени производственно-технический авторитет СССР уже настолько вырос, что к Советскому правительству стали обращаться с просьбами о постройке или оказании помощи в сооружении промышленных и коммунальных объектов другие страны. На XVII съезде ВКП(б) указывалось, что к январю 1934 г. поступило несколько десятков таких предложений из Франции, Турции, Ирана, Греции и других стран. В 1935 г. Наркомтяжпром отобрал для реализации 50 наиболее важных объектов, преимущественно в восточных странах, в том числе 15 в Иране и 4 — в Турции.

Во второй пятилетке развернуло свою деятельность созданное в декабре 1932 г. смешанное Монголо-Советское акционерное общество по оптовой торговле — «Монголбунер». С помощью СССР в МНР были построены промышленный комплекс, шерстомойная фабрика, первая железная дорога Улан-Батор — Налайха, шоссейные дороги. С предоставлением кредитов на льготных условиях поставлялись строительные материалы, нефтепродукты, сельскохозяйственные машины, оборудование. В 1937 г. СССР передал в дар монгольскому народу 10 машинно-сенокосных станций, ставших опорными пунктами в создании прочной кормовой базы животноводства689.

В 1935 и 1937 гг. вступили в эксплуатацию текстильные комбинаты в Кайсери и Назилли (Турция), построенные с помощью СССР и оснащенные советским оборудованием. Советский Союз активно помогал Ирану в сооружении элеваторов, шерстомоек и рисоочистительных заводов; в дорожном строительстве — Афганистану, Туве, Ирану690.

Поскольку борьба за полную технико-экономическую независимость осуществлялась во враждебном капиталистическом окружении, Советскому государству пришлось форсированно развивать все отрасли народного хозяйства, в том числе и оборонную промышленность.

Политика и практическая деятельность Коммунистической партии, Советского государства и всего советского народа обеспечили небывалые в мировой истории темпы и масштабы экономического роста в прошлом отсталой страны. Среднегодовой темп прироста промышленной продукции за предвоенное десятилетие в СССР равнялся 16,5%, в США — 1,2%691. Это было выдающимся достижением советского народа в экономическом соревновании с капиталистическими странами. Оно предопределило достижение полной технико-экономической независимости Союза ССР.

В результате коренной технической реконструкции советской экономики не только в области промышленных изделий, но и в области сырья и средств обороны (за исключением некоторых цветных металлов) СССР добился полной импортной независимости. К концу второй пятилетки Советский Союз мог производить не только любые машины, но и все важнейшие виды сырья в необходимом количестве.

*

Большую роль в достижении технико-экономической независимости СССР сыграла советская наука. В целях более тесной связи деятельности Академии наук СССР с практикой социалистического строительства и планомерной координации этой деятельности с наркоматами и Госпланом Академия наук была непосредственно подчинена СНК СССР692. Непременным стало планирование ее научно-исследовательской работы. В 1933—1934 гг. правительство СССР приняло меры по укреплению Всесоюзной, Украинской и Белорусской академий наук.

В соответствии с указаниями XVII съезда ВКП(б) уточнялись направления исследований, сосредоточивались силы и средства на нерешенных производственно-технических проблемах, имевших большое значение для обеспечения экономической независимости страны. После съезда ученые особое внимание обращали на проблемы совершенствования конструкций машин, расширения энергетических и минеральных ресурсов народного хозяйства, дальнейшего подъема химической индустрии, производства специальных черных и цветных металлов. Почти все институты, их филиалы, лаборатории усилили участие во всенародной борьбе за индустриализацию СССР и скорейшее развитие его в технико-экономическом отношении. Поскольку решающая роль в этой борьбе принадлежала промышленности, внимание ученых, научных работников направлялось главным образом в эту отрасль народного хозяйства.

В результате организационной и тематической перестройки Академия наук превратилась в деятельный центр не только теоретических, но и прикладных наук. В планах работы Академии наук, наряду с теоретическими проблемами, все большее место стали занимать исследования прикладного характера. Теснее становилась связь академических институтов с головными институтами Наркомтяжпрома и заводскими лабораториями. Для систематического обслуживания наиболее важных производств 82 института были прикреплены к 300 предприятиям693. Показательным в этом отношении было сотрудничество АН СССР с коллективом подмосковного завода «Электросталь», выпускавшего металл 100 марок, многие из которых ранее ввозились из-за границы. В марте 1934 г. на заводе состоялась конференция бригады Академии наук с участием академиков А. Ф. Иоффе, А. А. Байкова, П. С. Курнакова, И. В. Гребенщикова, Э. В. Брицке, представителей ряда других московских заводов и «Запорожстали», некоторых ведомств. Конференция выдвинула ряд научно-производственных проблем по освоению новых марок сталей694. Ученые приняли активное участие в их разрешении.

АН СССР и ее институты проводили многочисленные консультации, совещания и конференции: по организации производства цветных металлов и алюминия, ферросплавов, качественных сталей, в области гидромашиностроения. Большинство этих проблем так или иначе было направлено на увеличение производства дефицитных металлов и материалов.

Советские ученые многое сделали в разработке теории машин, в практике их конструирования.

Большое народнохозяйственное значение имела деятельность Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ), коллектив которого активно участвовал в создании отечественной науки о самолетостроении. Основоположником металлического самолетостроения в СССР выступил А. Н. Туполев, под руководством которого было спроектировано и построено много новых типов самолетов. В ЦАГИ конструировались авиадвигатели, создавались приборы для управления самолетами и наблюдения за ними. Институт имел большие заслуги в развитии отечественной авиатехники, выдвинувшись еще до войны на одно из первых мест в мире.

Плодотворная работа проводилась Всесоюзным электротехническим институтом (ВЭИ), созданным еще при В. И. Ленине. Институт вел исследования в области теории электромашин и материалов, конструировал многочисленные электроприборы и аппараты. Работники ВЭИ участвовали в испытании импортного электрооборудования и не раз по их настоянию зарубежные фирмы переделывали схемы машин695. В тесной связи с промышленностью действовал Ленинградский физико-технический институт. В лабораториях института проводились исследования в области полупроводников, электропроводности изоляторов, теплового и электрического пробоя, передачи электроэнергии на большие расстояния696.

Важнейшей явилась проблема создания специальных видов металла и сплавов, которые машиностроение и авиационная промышленность вынуждены были импортировать. Научно-исследовательские институты были особенно тесно связаны с производством. Ученые и научные сотрудники — металлурги не только вырабатывали рецептуру необходимых металлов и сплавов, технологию их производства, но и оказывали практическую помощь заводам по применению научных достижений. Немало конкретных производственно-технических вопросов решили коллективы Центрального института металлов (ЦИМ) и Уральского института металлов (УИМ). Только в 1934 г. коллектив выполнял договорные задания 95 промышленных объединений и предприятий. Выполняя директивы XVII съезда ВКП(б) о подъеме черной металлургии и развитии качественной металлургии, коллектив Центрального института металлов совместно с уральскими металлургами и учеными выработали рецепты и технологию плавки хромоуглеродистой стали, нужной для изготовления подшипников. В качестве заменителя импортных сталей и некоторых цветных металлов был создан специальный сорт чугуна. Коллектив ЦИМа участвовал в разработке способов получения ферросплавов (ферромарганца, ферросилиция, феррованадия, ферротитана и других). В результате этого был сокращен импорт этих сплавов и сэкономлено 5—6 млн. валютных руб.697

Коллектив Института легких металлов активно участвовал в разработке технологических процессов Тихвинского и Уральского алюминиевых заводов, Днепровского глиноземного завода. Большим достижением института явилось решение проблемы получения магния698, за техническую консультацию в организации производства которого немецкие капиталисты в свое время запрашивали огромные деньги.

Важные исследования по созданию технологии переработки кобальтовых руд, заменителей олова, новых методов электролиза редких металлов, определению состава импортных сплавов проводил коллектив Государственного научно-исследовательского института редких металлов (ГИРЕДМЕТ) и Центрального научно-исследовательского института цветных металлов (ЦГИНЦВЕТМЕТ). Они оказывали большую техническую помощь заводам при освоении технологии этих сплавов.

Усилиями ученых Института легких металлов и Института редких металлов был изобретен способ и разработана технология получения ванадия из шлаков Керченского металлургического комбината. Экономический эффект этого изобретения выражался в 200 тыс. руб. золотом. Ванадий использовался преимущественно в оборонной промышленности, а концентраты его ранее полностью ввозились из-за рубежа; поэтому разгадка секрета получения этого металла имела особую государственную значимость. В конце первой пятилетки уже вступил в строй единственный тогда в СССР ванадиевый завод. А спустя пять лет был прекращен импорт феррованадия699.

В содружестве с рабочими и инженерами завода «Красный выборжец» и Кольчугинского завода Институт легких металлов разработал технологию производства биметаллов, выплавка которых промышленным способом началась в СССР с 1933 г.

Коллективы ряда институтов Академии наук и НКТП СССР активизировали свои исследования в области разработки новых технологических процессов получения цветных металлов, позволявших увеличить их производство. Изыскивались возможности комплексной переработки полиметаллических руд с пониженным содержанием цветных и редких металлов.

В металлургии важным вопросом являлось определение оптимальных размеров доменных и мартеновских печей. Естественно, что советские металлурги, вследствие нехватки металла в стране, старались строить крупные печи. Против строительства крупных агрегатов выступали в печати некоторые иностранные ученые. В 1934—1936 гг. академик М. А. Павлов произвел детальные исследования на крупных домнах Магнитогорского, Кузнецкого, Макеевского металлургических заводов. Он опроверг «доказательства» немецких металлургов о невыгодности строительства мощных печей. «Помимо практических целей изучения, — писал М. А. Павлов, — это представляло большой теоретический интерес, так как оно могло установить неизвестные металлургам данные о работе доменных печей неиспытанных в Европе размеров; несколько таких печей работало в Соединенных Штатах Америки, но там они не подвергались такого рода исследованиям, какие могли быть произведены в СССР»700.

Научно-исследовательская работа в области машиностроения и металлургии являлась важным фактором, способствовавшим созданию современных высокопроизводительных машин и оборудования, совершенствованию технологии производства, выплавки необходимых сортов металла и сплавов. Оказывая действенное влияние на развитие этих отраслей тяжелой индустрии, ученые выступали активными борцами за технико-экономическую независимость СССР.

Ввиду того, что промышленность широко применяла металлические сплавы, содержащие никель, молибден, вольфрам и олово, бывшие тогда дефицитными, Академия наук развернула работы по замене их другими, менее дефицитными металлами. Результативно работал в этом направлении коллектив Института общей и неорганической химии: он решал проблемы создания новых легких сплавов, изыскивал новые составы специальных и конструкционных сталей, разрабатывал способы получения безоловянистых антифрикционных и типографских сплавов, продолжал поиски создания сплавов благородных и редких металлов, исследовал вопросы пластической деформации твердого вещества, химии редких элементов. Эти исследования химиков проводились в тесном сотрудничестве с металлургами, работниками заводских лабораторий.

По заданиям проектных организаций и промышленных предприятий многие проблемы прикладного характера решались коллективом физико-химического института им. Л. Я. Карпова. Институт превратился в опорную научную базу химической индустрии, решая для нее многие вопросы, связанные с организацией новых и совершенствованием старых производств, а также в связи с созданием методов переработки новых видов химического сырья.

Большие средства выделялись на научные поиски синтетических каучуков, несколько видов которого советские химики во второй пятилетке передали производству. На основе достижений советской химической науки развивалось производство синтетического каучука не только в СССР, айв других странах мира.

Научно-исследовательский институт искусственного волокна изыскивал сырье для промышленности искусственного волокна, разрабатывал для нее машины совершенных конструкций. Широкое применение нашли исследования института по изготовлению штапельного волокна (в стране тогда ощущался дефицит мериносовых и полугрубых шерстей). В 1933 г. вступила в строй первая в СССР фабрика штапельного волокна. Работники института вели исследования по производству искусственного шелка.

Особая роль в достижении сырьевой независимости промышленности СССР принадлежала геологии. Промышленные руды, золото, редкие металлы, нефть, алмазы, сырье для алюминиевой промышленности и для производства удобрений — обеспеченность ими народного хозяйства страны во многом зависела от геологии.

Начиная с 1936 г., все геологоразведочные работы включались в общий народнохозяйственный план, что положительно сказалось на их организации и эффективности. В следующем году правительство приняло постановление «Об организации геологоразведочных и поисковых работ в СССР», которым устанавливалось, что геологоисследовательские (съемки) и изыскательские и поисковые (геологоразведка) работы сосредоточивались в Главном геологическом управлении Наркомтяжпрома. Наркомату подчинялась также Центральная комиссия по запасам полезных ископаемых. В Академии наук СССР сосредоточивалась вся научно-теоретическая разработка вопросов геологии СССР701.

К концу второй пятилетки геологической съемкой было охвачено около 45,6% всей территории страны702. До революции геологическое исследование страны зачастую было оторвано от промышленности. Теперь оно стало неотъемлемой частью горно-разведочных работ. Геологическая съемка производилась прежде всего в Казахстане, Сибири, Средней Азии, на Дальнем Востоке.

Для решения больших научно-производственных проблем, особенно в связи с расширением сырьевой базы промышленности, Президиумом АН СССР создавались комиссии, направлялись экспедиции, организовывались съезды и конференции ученых. Большое значение имели Таджикско-Памирская, Дагестанская, Дальневосточная, Карело-Мурманская, Северо-Двинская экспедиции, конференция по изучению производительных сил Средней Азии, Закавказья, Бурят-Монголии703.

Практическим результатом работ советских геологов явилось то, что накануне войны СССР занимал первое место по разведанным запасам нефти, гидроэнергии, торфа, железной и марганцевой руды, цинка, свинца, апатитов, калийных солей. Запасы угля нашей страны составляли значительную часть всех мировых ресурсов. В результате проведенных разведочных работ во многих районах страны были открыты месторождения железной руды, марганца и хрома.

Немалые достижения геологическая наука и разведка имели в изыскании новых месторождений цветных и редких металлов, алмазов. В целях форсирования добычи редких металлов в 1934 г. трестам «Рудметразведка» и «Рудмет» были созданы более благоприятные условия. Наряду с приростом запасов меди, свинца, цинка, никеля, вскоре были выявлены новые месторождения золота, олова, вольфрама, молибдена, сурьмы и ртути. СССР превратился в страну, богатую разведанными сырьевыми ресурсами цветной и редкой металлургии.

Решающую роль в создании и развитии алюминиевой промышленности сыграло открытие, а затем эксплуатация месторождений бокситов — сырья, идущего на производство алюминия, абразивов и огнеупоров. В дореволюционной России месторождения бокситов не были известны.

Во второй пятилетке большая часть олова еще ввозилась из-за границы. Поэтому во многих восточных районах страны были активизированы оловорудные поиски.

Таким образом, в годы довоенных пятилеток СССР сделал крупный шаг вперед по разведке новых полезных ископаемых и расширению минерально-сырьевой базы для народного хозяйства. Благодаря этому импорт ряда видов сырья был прекращен или сильно сократился; увеличилось производство металла; вырос экспорт минералов и руд. Все это являлось важным вкладом в дело достижения полной технико-экономической независимости страны.

В годы довоенных пятилеток неотложные задачи индустриализации, достижения полной экономической независимости и укрепления обороноспособности СССР требовали от ученых скорейшей прикладной отдачи. Большинство научных сил и было сосредоточено на решении этих задач. Вместе с тем партия и правительство решительно выступали против недооценки развития теоретических наук, в большинстве своем связанных с производством не непосредственно, а через прикладные науки. «Практическая отдача» их достижений происходит значительно позднее. В стране эффективно развивались в тесной взаимосвязи и фундаментальные и прикладные науки.

Одним из примеров огромного научного, политического и оборонного значения теоретических исследований может служить история развития ядерной физики. Уже за 1932—1935 гг. советские физики опубликовали около 100 работ по ядерным исследованиям704. Эти успехи стали возможными благодаря развитию отечественной индустрии, ее техники. Необходимая аппаратура, приборы изготовлялись на советских заводах. В конце 1933 г. Президиум АН, отметив успехи физиков-атомщиков, определил исследования атомного ядра и космических лучей центральными задачами физической науки.

В СССР раньше, чем за границей, развернулись работы по изучению полупроводников. Советские ученые обогатили мировую физику рядом других открытий.

Достижения науки 30-х годов стали базой выдающихся научных открытий в послевоенный период. Зарубежные «критики» тогда недооценивали успехи советских ученых, в ошибочности этого они вскоре убедились.

Само собой разумеется, советская наука и техника не развивались изолированно от мировой науки и техники. Наши ученые находились в курсе научно-теоретических достижений других стран. Как и любая другая страна, СССР использовал новейшие достижения мировой науки в интересах ускорения темпов социалистического строительства.

Руководствуясь интересами конкурентной борьбы, капиталистические фирмы засекречивали технико-производственные открытия своих ученых. Многие государства и монополии по политическим и коммерческим соображениям скрывали от СССР новые образцы машин, оборудования и технологические процессы. Советским ученым в большинстве случаев приходилось идти своим оригинальным путем при переводе промышленного производства на современную научно-техническую основу. Они уже тогда внесли существенный вклад в сокровищницу мировой науки и техники, подготовили условия для невиданного развития отечественной науки и техники в последующие годы.

Благодаря неустанной заботе Коммунистической партии и Советского государства ученые, инженеры и конструкторы СССР выдвинулись на передовые рубежи в развитии индустриальной, оборонной и научно-экспериментальной техники. Участие ученых в борьбе за технико-экономическую независимость СССР выдвигало перед наукой новые проблемы, оснащало их новыми средствами и прокладывало новые пути исследования. Опираясь на достижения науки, Советское государство смогло решить многие проблемы развития и снабжения сырьем ряда отраслей народного хозяйства. Это способствовало укреплению экономической мощи и технико-экономической независимости СССР.