• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

7. Легкая промышленность

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 

В годы второй пятилетки решались важнейшие вопросы развития легкой промышленности. Проводилась техническая реконструкция старых и строительство новых предприятий, создавались новые отрасли производства, расширялся ассортимент и повышалось качество продукции.

Учитывая возросший спрос населения на ткани, обувь и другие товары народного потребления, второй пятилетний план развития народного хозяйства СССР намечал значительное увеличение производства этих промышленных изделий — в 2,5 раза.

Одним из необходимых условий успешного выполнения заданий второй пятилетки по развитию легкой промышленности являлось ее обеспечение собственными сырьевыми ресурсами. В результате героического труда советских людей значительно расширилась и укрепилась сырьевая база легкой промышленности. Это позволило, увеличивая производство продукции, сократить закупки сырья за границей. Более того, экспорт хлопка-волокна в 1937 г. на 23,2 тыс. т (на 21,8 млн. руб.) превышал его импорт.

Среднегодовой валовой сбор (закупки) хлопка-сырца в период второй пятилетки достиг 1,84 млн. т против 1,03 млн. т в годы первой пятилетки471. Этому способствовало внедрение египетских и других длинноволокнистых сортов хлопка, а также создание селекционерами страны собственных длинно- и тонковолокнистых сортов хлопка.

Дефицит шерсти удалось устранить лишь отчасти. В предыдущий период шерстяная промышленность работала в основном на импортном сырье, которое составляло около 2/3 всего промышленного потребления шерсти. После 1932 г. импорт шерсти оставался примерно на одинаковом уровне (29,1 тыс. т в 1937 г.), а общие размеры заготовок овечьей шерсти существенно увеличились — с 37,7 тыс. т в 1932 г. до 73,3 тыс. т в 1937 г. Возрастание заготовок шерсти сопровождалось улучшением ее качества. Доля тонкой шерсти в 1937 г. составляла 14,3% против 11,8% в 1932 г., а полугрубой — соответственно 32% и 9,3%. В итоге удельный вес грубой шерсти сократился с 78,9% в 1932 г. до 53,7% в 1937 г.472

Хотя валовой сбор льна-волокна в первой пятилетке составлял в среднем за год 434 тыс. т, а во второй пятилетке сократился до 365 тыс. т, размеры государственных заготовок и закупок увеличились соответственно с 224 тыс. т до 277 тыс. т, или с 51,6% к общему сбору до 75,8%473. Вместе с тем продолжался вывоз льна, который служил важным источником получения валюты для покрытия общих расходов страны по импорту.

Для снабжения шелковой промышленности сырьевыми ресурсами налаживалось шелководство. В Средней Азии и Закавказье было построено 24 гренажных завода. Государственный гренаж способствовал ликвидации домашнего приготовления грены, увеличению урожайности и улучшению качества коконов. Сбор коконов (сырых) увеличился с 10,3 тыс. т в 1932 г. до 21,8 тыс. т в 1937 г.

Наряду со значительным расширением производства сырья осуществлялись коренные технические преобразования в отраслях по его первичной обработке. Шло строительство новых и проводилась перестройка старых хлопкоочистительных заводов, в результате чего увеличилась их пропускная способность. Широкая реконструкция хлопкоочистительных предприятий означала по существу создание заново технически развитой хлопкоочистительной промышленности. Вместо сотен мелких очистительных пунктов возникли заводы, оборудованные современной техникой и в большинстве своем полностью электрифицированные.

Капитальные вложения, направлявшиеся в хлопкоочистительную промышленность, составили за 1933—1937 гг. 238 млн. руб. Новые заводы строились в районах хлопководства — в Узбекистане, Каракалпакии, Киргизии и т.д. Наряду с ростом числа хлопкоочистительных заводов повышался технический уровень производственных мощностей, увеличивалась производительность оборудования. Почти в 2 раза повысилась выработка волокна на 1 пило-час, выход хлопка-волокна из сырца вырос с 31,9% в 1932 г. до 32,8% в 1937 г.474

Значительно поднялось производство хлопка-волокна. Если в конце первой пятилетки было выработано 395,3 тыс. т хлопка-волокна, то в 1937 г. его производство достигло 716,7 тыс. т, т.е. увеличилось более чем в 1,8 раза475. Текстильная промышленность в конце второй пятилетки уже полностью обеспечивалась собственным хлопковым волокном. Однако качество волокна оставалось недостаточно высоким, так как на предприятиях все еще преобладало устарелое оборудование (пильные джины). Более производительные валичные джины имелись только на шести заводах и не справлялись с очисткой даже тонковолокнистых селекционных сортов. Почти отсутствовали агрегаты для очистки хлопка от мусора, силовые установки были маломощными, не хватало оборудованных складских помещений.

Положительное влияние на развитие сырьевой базы шерстяной промышленности оказало создание крупных, современных предприятий горячей мойки шерсти. Были построены Харьковская, Марийская, Семипалатинская, Черниговская фабрики первичной обработки шерсти, значительно расширена Невинномысская фабрика. Уже в 1934 г. горячей мойкой обрабатывались 76% очищенной шерсти, в то время как в 1931 г. только 1/3.

Несмотря на заметные успехи в производстве шерсти, ее ресурсы все еще не покрывали внутренних потребностей страны. На протяжении второй пятилетки импорт шерсти составлял ежегодно от 25 до 30 тыс. т476.

Для улучшения снабжения волокном льняной промышленности были построены сотни льнозаводов. Удельный вес сырья заводской обработки в 1937 г. достиг более половины всего заготовленного льна-волокна. В результате расширения сети предприятий по первичной обработке льна увеличились отходы в виде короткого волокна, которое считалось тогда непрядильным. На основе использования короткого волокна получила развитие котонинная промышленность, создавшая дополнительные, хотя и неполноценные, сырьевые ресурсы для шерстяной и хлопчатобумажной промышленности.

Рост шелководства сопровождался развитием шелкомотальной промышленности. В Средней Азии и Закавказье строились шелкомотальные заводы и весь урожай коконов стал разматываться на местах. С возрастанием сырьевых ресурсов в районах, прилегающих к шелкомотальным фабрикам, последние укрупнялись и достраивались (Маргеланская, Ошская, Бухарская фабрики). Некоторые перерастали в комбинированные коконо-мотально-крутильно-ткацкие и красильно-отделочные предприятия, как, например, комбинаты в Кутаиси и Сталинабаде. В 1937 г. в стране действовали 37 шелкомотальных предприятий, мощностью в 3854 таза.

Много было сделано за годы второй пятилетки для улучшения снабжения сырьем предприятий кожевенно-обувной промышленности. Особенно быстро расширялся выпуск суррогатов кожи, что смягчало острый недостаток кожсырья. Это способствовало сооружению заводов по выпуску кожзаменителей. Делегации специалистов Наркомлегпрома выезжали в ряд стран Европы и в США, знакомились с технологией производства кожзаменителей и производили закупки оборудования477. Усилия работников промышленности направлялись прежде всего на увеличение выпуска тех суррогатных материалов, которые шли на удовлетворение нужд армии и укрепляли внешнеторговую независимость страны478. Была создана фактически новая отрасль промышленности по производству заменителей кожи и других обувных материалов.

Дефицит кожевенного сырья диктовал необходимость проведения жесткой экономии и мобилизации его ресурсов на местах. В 1933 г. были пересмотрены стандарты на кожсырье в крупной государственной промышленности479. Урезывались импортные сырьевые фонды для кустарной промышленности, последовательно проводился курс на сокращение до минимума ввоза сырья на основе мобилизации внутренних источников. Одной из мер смягчения дефицита кожсырья явилось более широкое использование свиных шкур, шкур морского зверя. К 1937 г. заготовки свиных шкур возросли до 13,2 млн. шт.480

В годы первой и второй пятилеток в СССР создавались также совершенно новые источники сырья для легкой промышленности. Среди них нужно прежде всего отметить расширение производства новых лубяных культур — южной конопли и, особенно, кенафа. Кенаф использовался как заменитель джута, ввоз которого из-за границы был прекращен. Посевы новых лубяных культур размещались преимущественно в районах Востока и Юго-Востока СССР, где раньше подобные культуры не выращивались. Это влекло за собой строительство в новых районах предприятий по производству мешочной тары, шпагата, канатов и т.п. изделий, необходимых для сельского хозяйства и раньше завозившихся из центральных районов страны.

Важным источником пополнения сырьевых ресурсов явилось развитие промышленности искусственного волокна, которая была фактически создана в годы первой пятилетки (в 1928 г. производилось всего 200 т искусственного волокна). В 1930—1935 гг. было налажено производство вискозного шелка и началось освоение вискозного штапельного волокна. Объем выпуска искусственного волокна достиг в 1937 г. 8,6 тыс. т против 2,8 тыс. т в 1932 г., т.е. увеличился в 3,1 раза481. Искусственное волокно становилось важной частью сырьевого баланса шелковой и трикотажной промышленности, а также текстильной галантереи, но его доля в общем балансе текстильного сырья оставалась небольшой.

Несмотря на существенные успехи, достигнутые в обеспечении легкой промышленности сырьем, все же ощущался сильный его недостаток. О напряжении, с каким осуществлялось снабжение сырьем текстильных фабрик, свидетельствуют следующие факты. В первой декаде сентября 1933 г. доставка хлопка в Москву производилась по графику, в котором устанавливались сроки поступления сырья каждый день по часам с указанием количества вагонов. В сентябре 1934 г. было выделено 30 воинских эшелонов для ускоренной вывозки хлопка из Средней Азии, назначались специальные бригады диспетчеров. В связи с нехваткой хлопка Наркомлегпрому разрешалось остановить работу ряда фабрик, республикам предлагалось принять срочные меры в целях ускорения развития хлопководства.

Важным условием развития легкой промышленности было создание отечественного производства технологического оборудования для предприятий текстильной, обувной и швейной промышленности.

Легкая промышленность — машиноемкая отрасль. Удельный вес машин в общей стоимости производственных основных фондов текстильной промышленности в 1937 г. составлял 40,9% против 30,4% по всей промышленности. При этом в хлопчатобумажной промышленности этот коэффициент равнялся 45,1%, в льняной — 40,4%, шерстяной — 38,4%. Доля же всего оборудования — рабочих машин, силовых установок, транспортных средств, инструмента составляла в легкой промышленности около 2/3 всех производственных основных фондов.

В годы второй пятилетки легкая промышленность получала все больше машин и оборудования отечественного производства. Строительство заводов первичной обработки текстильного сырья почти полностью обеспечивалось советским оборудованием. На крупнейших новостройках пятилетки — Ташкентском хлопчатобумажном комбинате (первая очередь), Барнаульском меланжевом комбинате, Костромском и Смоленском льняных комбинатах, Бакинском и Полтавском трикотажных комбинатах и ряде других новостроек также устанавливалось советское оборудование. При реконструкции предприятий и замене устаревшего и изношенного оборудования в основном устанавливались отечественные машины. В кожевенно-обувную промышленность стали поступать мездрильные, затяжные машины. Сильно расширился выпуск швейных машин — с 8,8 тыс. шт. в 1932 г. до 23,6 тыс. шт. в 1937 г., или в 2,7 раза482.

Однако в тот период в легкой промышленности все еще ощущалась нехватка оборудования, машин, запасных частей. Особенно остро нуждался в расширении парк машин для прядильных и приготовительных цехов текстильных фабрик. Отечественное машиностроение не могло полностью компенсировать сокращение импорта. Достаточно отметить, что за все годы второй пятилетки было ввезено текстильного оборудования на сумму около 40 млн. руб., т.е. значительно меньше, чем за один 1930 г.483 Этим, наряду с другими причинами, и объясняется относительно небольшой прирост мощностей в традиционных отраслях текстильной промышленности, а отчасти даже их некоторое сокращение. Например, в хлопкопрядении на конец первой пятилетки насчитывалось 8002 тыс. веретен, а на конец второй — 7877 тыс., т.е. на 125 тыс. веретен меньше, хотя вместе с тем часть оборудования подвергалась возобновлению на более высоком техническом уровне. Что же касается новых отраслей — трикотажной, первичной обработки текстильного сырья, то в них происходило быстрое наращивание мощностей. Количество чулочных и круглотрикотажных машин увеличилось за годы пятилетки более чем вдвое.

Для выполнения задач, поставленных страной перед легкой промышленностью во второй пятилетке, требовалась ее коренная техническая перестройка в рамках развертывавшейся реконструкции всего народного хозяйства и освоения новейших технических достижений. Государственные мероприятия по обеспечению легкой промышленности сырьем и оборудованием проводились в тесной связи с ее технической реконструкцией, с механизацией, конвейеризацией и совершенствованием технологии производства, рационализацией и внедрением поточных методов, улучшением культурно-бытовых условий труда.

Применительно к текстильной промышленности курс на широкую реконструкцию затруднялся тем, что на предприятиях отрасли находилось еще большое количество неиспользованного, хотя и устаревшего оборудования. План реконструкции в первой пятилетке текстильная промышленность выполнить не смогла, и к началу второй пятилетки ее техническая база оставалась изношенной и отсталой. В крупнейшей ее отрасли, в хлопчатобумажной промышленности, изношенность прядильного оборудования доходила до 38—40%, при этом малопроизводительные мюльные веретена составляли 30% всех прядильных веретен. Внедрение автоматических станков шло медленно. В 1932 г. удельный вес их составлял 10,7% от общего количества ткацких станков — 198 тыс. шт.484

Реконструкция текстильной промышленности в ходе выполнения второго пятилетнего плана шла как по линии перестройки и усовершенствования действующих мощностей, так и по линии нового строительства на основе повышения уровня механизации и автоматизации процессов производства. Техническое переоборудование прежде всего выражалось в замене старых, тихоходных и трудоемких типов оборудования более производительными, быстроходными и автоматизированными машинами. В хлопчатобумажной промышленности продолжалась замена мюльного оборудования более производительным (на 25%) ватерным; в шерстяной — внедрялись высокопроизводительные ватеры системы Хрущева; в льняной — ватеры советского изобретателя Зворыкина; в канатно-веревочном производстве — электроверетена с автоматическим остановом и самосъемами и т.д. Все новые прядильные машины выпускались с приборами высоких вытяжек. Приборы высокой вытяжки устанавливались и на старых прядильных и ровничных машинах. К концу второй пятилетки в хлопчатобумажной промышленности имелось около 929 тыс. приборов высоких вытяжек против 270 тыс. в 1931 г.485

Наряду с повышением доли ватерных машин в хлопчатобумажной промышленности увеличилось количество автоматических станков, удельный вес которых к концу второй пятилетки повысился с 10,7% в 1932 г. до 18,5%. Проводилось техническое усиление приготовительных отделов прядильных и ткацких фабрик. В прядильном производстве значительно улучшился процесс разрыхления путем расширения числа чесальных машин на аппарат; в ткацком производстве устанавливались быстроходные мотальные и сновальные машины; в отделочных цехах внедрялись способы ускоренной отделки тканей.

В передовую отрасль индустрии превратились кожевенное и обувное производство. На многих предприятиях осуществлялся ввод конвейеров, механизировались трудоемкие работы. Производственный цикл в кожевенном производстве в результате технической реконструкции и специализации предприятий сократился в 2—3 раза.

На предприятиях обувной промышленности внедрялось множество технических новшеств. Прежде всего изменились методы крепления резиновой подошвы, более широкое распространение получили прошивной и рантовой методы крепления. Если в 1931 г. этими способами выпускалось 13,3% всего количества обуви, то в 1934 г. — уже 38,7%. Был освоен метод горячей вулканизации. На передовых предприятиях цепь технологических процессов перестраивалась на научно-технической основе. С этой целью создавались специальные лаборатории. Внедрялись конвейеры с установленным ритмом работы. К концу пятилетки свыше 85% обуви производилось на крупных государственных предприятиях (в 1913 г. на долю крупных обувных фабрик приходилось лишь 5,3% всего выпуска обуви).

Во всей легкой промышленности осуществлялась модернизация оборудования и внедрялись частичные усовершенствования в целях более полного и эффективного использования действующих мощностей. Вместе с тем планы по установке нового оборудования и внедрению новой техники выполнялись не полностью. По плановым разработкам удельный вес автоматических ткацких станков в хлопчатобумажной промышленности в 1937 г. должен был повыситься до 40%, а достиг лишь 18,5%.

Наряду с повышением эффективности использования наличного оборудования развертывалось, хотя и в ограниченных размерах, новое строительство. В текстильной промышленности строились прежде всего прядильные фабрики, так как важным условием дальнейшего ее развития была ликвидация доставшейся в наследство от царской России диспропорции между ткачеством и прядением. Эта задача частично была решена в результате ввода в строй ряда новых прядильных фабрик в центральном районе.

Размещение новых строек планировалось в расчете на максимальное приближение предприятий легкой промышленности к источникам сырья и районам потребления, а также исходя из потребностей индустриализации ранее отсталых национальных окраин. Хлопчатобумажные фабрики и комбинаты были построены в Ленинакане, Фергане, Кировабаде, Баку, Ашхабаде, Ташкенте и Барнауле. К концу второй пятилетки на хлопчатобумажных новостройках национальных республик действовало 396,7 тыс. веретен, в том числе веретен высокой вытяжки — 85,4 тыс. и экстравысокой вытяжки — 129,8 тыс. Ткацкое оборудование этих предприятий, насчитывало 10 526 станков, в том числе 8985 станков-автоматов. Новостройки национальных республик в 1937 г. выпускали 170,5 тыс. метров готовой хлопчатобумажной ткани.

Строительство новых шелкокрутильных и шелкомотальных предприятий также сосредоточивалось в национальных районах: Кутаиси, Нухе, Маргелане, Ходженте, Сталинабаде, Чарджоу и др.

Усиленное внимание уделялось и реконструкции шерстомоек. В ряде районов СССР вступали в строй новые предприятия по первичной обработке шерсти. В Тбилиси начал выпускать продукцию мощный камвольно-суконный комбинат производительностью в 1070 тыс. м в год, была выстроена новая фабрика в Ингушетии и т.д.

Новостройки льняной промышленности размещались в основных льноводческих районах. Льняные комбинаты возводились в Смоленске, Орше и Костроме, чесальные фабрики — в Вязьме, Пскове, Вологде и т.д. В районах производства лубяного волокна уже в 1937 г. давали продукцию 518 заводов первичной обработки льна, 108 заводов первичной обработки пеньки и 63 завода по первичной обработке новых лубяных культур.

В годы второй пятилетки вводились в действие Бакинский и Полтавский трикотажные комбинаты; началось строительство трикотажных комбинатов в Новосибирске и Тбилиси, чулочной фабрики в Коканде (Узбекская ССР).

Строились новые обувные фабрики и коренным образом перестраивались старые предприятия: «Парижская Коммуна» и «Буревестник» в Москве, им. Микояна в Ростове-на-Дону, Сарапульская фабрика в Удмуртской АССР, фабрики в Тбилиси, Ташкенте, Свердловске, Полтаве, Минске и других городах. В Чите вырос овчинно-шубный комбинат. Стали давать продукцию 11 новых предприятий по изготовлению заменителей кожи — завод искусственной кожи в Кирове, комбинат искусственной подошвы в Иванове, московские заводы пласткожи, завод искусственных кождеталей в Александрове, Ленинградская фабрика спецкартона, Таганрогская фабрика обувных деталей и др.

Общая стоимость производственных основных фондов в легкой промышленности — текстильной, швейной, кожевенно-обувной и меховой (в ценах соответствующих лет) возросла весьма значительно — с 2962,4 млн. руб. на конец 1932 г. до 4212 млн. на конец 1936 г., или в 1,4 раза. Рост производственных основных фондов во всей промышленности за тот же период был более интенсивным — он увеличился в 2,56 раза в ценах соответствующих лет и в 2,21 раза в сопоставимых ценах486. Это отражало курс на форсированное развитие тяжелой индустрии. Вместе с тем прогресс индустриализации страны позволил уже в ходе второй пятилетки на основе развития тяжелой промышленности обеспечить почти полностью собственными силами такое расширение производственных основных фондов легкой промышленности, которое намного превышало темпы предшествующего развития. Для интенсивности обновления производственных основных фондов легкой промышленности характерны следующие данные. В текстильной промышленности к началу 1937 г. на долю новых фабрик, построенных за годы первой и второй пятилеток, а также реконструированных предприятий приходилось 39% всей имевшейся стоимости производственных основных фондов. То же соотношение в швейной промышленности, которая за этот период по существу была создана заново, достигло 93,4%, а в кожевенно-меховой и обувной, которая была переведена с кустарной на крупнопромышленную основу, составляло 74,8%487.

Расширение производственных основных фондов легкой промышленности и обновление ее производственных мощностей явилось результатом роста капитальных вложений, ввода в строй новых мощностей в годы второй пятилетки. Годовые капитальные вложения только по Наркомлегпрому возросли с 498 млн. руб. в 1933 г. до 1111 млн. руб. в 1936 г. в ценах соответствующих лет, или номинально — в 2,23 раза, а по физическому объему (в сопоставимых ценах) — примерно в 1,92 раза. Почти такими же быстрыми темпами увеличивались годовые объемы ввода в строй производственных основных фондов — с 414 млн. до 842 млн. руб. в ценах соответствующих лет, или номинально в 2,03 раза, а по физическому объему примерно в 1,75 раза. Отрицательной стороной капитального строительства по Наркомлегпрому явилось увеличение незавершенного строительства с 55% годового объема капитальных вложений в 1933 г. до 64% в 1936 г. Однако в последующие годы осуществлялось сосредоточение капитальных вложений, и доля незавершенного строительства уменьшилась.

В связи с реконструкцией предприятий легкой промышленности и их оснащением новой техникой возникла задача подготовки обученных кадров, способных эффективно использовать новые машины, станки, аппараты. В профессиональной подготовке текстильщиков, обувщиков, швейников происходили существенные сдвиги; возник ряд новых профессий, повышался культурно-технический уровень рабочих, увеличивалось число инженеров и техников. Широко проводились мероприятия по повышению квалификации рабочих: расширялась сеть фабрично-заводского обучения, проводились технический инструктаж, сдача техминимума и т.д.

Значительно возросла общая численность рабочих в легкой промышленности. В крупной текстильной промышленности в 1937 г. она составила 1099,3 тыс. человек против 823,3 тыс. в 1933 г., в кожевенномеховой и обувной промышленности соответственно 341,7 тыс. и 262,8 тыс., в швейной — 392,2 тыс. и 281,7 тыс. человек488.

Весьма важной проблемой в эти годы была проблема стабильности кадров для легкой промышленности. Ни в одной отрасли промышленности не было такой текучести рабочей силы, как среди текстильщиков. В хлопчатобумажной промышленности в 1932 г. число уволившихся с предприятий доходило до 72,2% к общему числу всего производственного персонала. Примерно такое же положение складывалось и в 1937 г., когда с предприятий уходило ежемесячно от 2,5 до 5,5% всех рабочих. Особенно пагубно сказывалась на производстве текучесть рабочей силы в летние месяцы, когда она становилась прямой причиной снижения объемов производства.

Текучесть рабочей силы оказывала влияние на уровень квалификации кадров. Такое положение объяснялось неудовлетворительной организацией труда, невыполнением норм выработки вследствие недостаточного технического ухода за оборудованием и связанными с этим потерями в заработной плате.

Развитию легкой промышленности во многом способствовало широко развернувшееся в годы второй пятилетки стахановское движение, направленное на лучшее освоение и использование новой техники, повышение производительности труда. Инициаторами этого движения в легкой промышленности были ткачихи Вичугской фабрики Евдокия и Мария Виноградовы, перешедшие на обслуживание 114 станков вместо 40 по норме, рабочий-затяжчик Ленинградской фабрики «Скороход» Н. С. Сметанин, который стал перетягивать 1400 пар обуви за смену вместо 680 по норме, а минский рабочий Г. Скабло — 2100 пар вместо 700 по норме.

Стахановцы прядильной фабрики им. Калинина выдвинули идею организации по всем переходам сквозной стахановской бригады. Это была новая форма социалистической организации труда, которая повышала ответственность каждого участка производственного процесса за количество и качество вырабатываемой продукции, устраняла обезличку. Сквозные стахановские бригады получили широкое распространение на текстильных фабриках, где достигались заметные результаты; например на фабрике им. Калинина резко снизился брак (с 2,45% до 0,22%).

Стахановское движение не было движением одиночек. В его поток вливались десятки тысяч рабочих. В 1937 г. в хлопчатобумажной промышленности 20% всех рабочих были стахановцами, в шерстяной — 34%, в шелковой — 32%.

В результате механизации и конвейеризации производства, распространения социалистического соревнования и передовых методов работы резко увеличилась производительность труда. Ее повышение в легкой промышленности обеспечивалось в значительной мере мобилизацией внутренних резервов, имевшихся на промышленных предприятиях. Решающую роль в раскрытии этих резервов и их использовании для дальнейшего увеличения производительности труда сыграли рабочие кадры, повышению уровня квалификации которых в годы второй пятилетки уделялось особое внимание.

Среди факторов повышения производительности труда следует отметить улучшение использования рабочего времени. Резко уменьшилось число неявок на работу по неуважительным причинам (прогулы).

Постановление СНК СССР от 16 сентября 1937 г. об улучшении работы хлопчатобумажной и других отраслей текстильной промышленности было нацелено на дальнейшее совершенствование организации производства и повышение производительности труда. Проводился ряд мероприятий по лучшему использованию оборудования, правильной организации ремонта, установлению единых норм выработки, упорядочению оплаты труда.

В целом производительность труда — выработка на одного рабочего в ценах 1926/27 г. — в хлопчатобумажной и шерстяной промышленности с 1932 по 1937 г. увеличилась соответственно на 42,5 и 51,3%, в кожевенно-обувной — на 24,4%489. Повышение производительности труда приводило к снижению себестоимости продукции в сопоставимых ценах, о чем свидетельствовало сокращение доли заработной платы в себестоимости продукции, например в хлопчатобумажной промышленности с 23,2% в 1932 г. до 16,6% в 1937 г.490

Объем производства легкой промышленности за годы второй пятилетки значительно увеличился. В 1937 г. валовая продукция легкой промышленности в ценах 1926/27 г. увеличилась в 2,6 раза по сравнению с уровнем 1928 г. и в 1,73 раза по сравнению с 1932 г. Это означало, что среднегодовые темпы роста на протяжении почти десятилетия достигали 11,2% (11,6% за 1933—1937 гг.). Столь быстрые темпы расширения производства важнейших предметов потребления в наиболее напряженный период социалистической индустриализации намного превосходили темпы развития капиталистических стран в период их подъема. Валовая продукция крупнейшей отрасли — текстильной промышленности — в ходе второй пятилетки возрастала такими же быстрыми темпами — в 1,78 раза. При этом особенно быстро расширялся выпуск шелковой и трикотажной продукции — соответственно в 2,74 и 2,31 раза. Значительными темпами продолжался рост валовой продукции швейной промышленности, достигшей коэффициента 1,56 в 1937 г. по сравнению с 1932 г., увеличившейся в 3,57 раза в сравнении с 1928 г. Увеличивалась продукция кожевенной, меховой и обувной промышленности — за 1933—1937 гг. в 1,74 раза, а по сравнению с 1928 г. — в 2,9 раза. Таким образом, хотя темпы роста валовой продукции легкой промышленности за исследуемый период уступали темпам тяжелой промышленности (рост в 2,39 раза), они были весьма высокими в абсолютном отношении и намного превышали дореволюционные темпы развития.

Расширение выпуска важнейших изделий по отдельным отраслям шло неодинаково, как это видно из данных табл. 15.

Таблица 15

Производство основных изделий легкой промышленности СССР*

 

1913 г.

1932 г.

1933 г.

1934 г.

1935 г.

1936 г.

1937 г.

1937 г., в % к 1913 г.

1937 г., в % к 1932 г.

Хлопчатобумажная пряжа, тыс. т

271,0

355

367

388

384

477

533

196,7

150,1

Хлопчатобумажные ткани, млн. пог. м

2582

2694

2732

2733

2640

3270

3448

133,5

128,0

Шерстяная пряжа, тыс. т

46,5

71,0

67,5

61,0

65,6

72,2

76,6

164,7

107,9

Шерстяные ткани, млн. пог. м

103,0

88,7

86,1

77,9

84,0

101,5

108,3

105,1

122,1

Льняная пряжа, тыс. т

53,3

54,5

57,6

66,8

83,0

101,6

97,5

182,9

178,9

Льняные ткани, млн. пог. м

120,0

133,6

140,5

162,1

215,6

295,2

285,2

237,6

213,5

Шелковые ткани, » » »

42,6

21,5

26,0

31,4

38,2

51,7

58,9

138,3

274,0

Верхний трикотаж, млн. шт.

11,7

17,2

22,4

26,0

35,9

45,1

385,5

Бельевой » » »

27,3

36,1

53,7

63,2

85,9

111,5

408,4

Чулочно-носочные изделия, млн. пар

208,0

250,9

322,9

340,7

358,7

408,6

196,4

Обувь кожаная, млн. пар

60,0

86,9

90,3

85,4

103,6

143,2

182,9

304,8

210,5

Резиновая обувь, » »

27,9

64,7

62,2

65,0

76,4

82,0

84,6

303,2

130,8

* «Промышленность СССР». М., изд-во «Статистика», 1964, стр. 361, 364, 384, 399.

** В границах СССР до 17 сентября 1939 г.

Выработка хлопчатобумажных и шерстяных тканей вплоть до 1935 г. сравнительно мало превышала уровень начала первой пятилетки, а порой даже была несколько ниже. Замедленное движение ее объяснялось затруднениями в снабжении сырьем, возникавшими в связи с резким сокращением импорта. С 1936 г. на основе расширения собственной сырьевой базы выпуск изделий начал быстро расти, превысив в 1937 г. уровень 1932 г. по хлопчатобумажным тканям на 28%, а по шерстяным — на 22,1%.

Более быстрыми темпами в годы второй пятилетки развивались другие отрасли легкой промышленности. Выпуск льняной пряжи в 1937 г. увеличился по сравнению с 1932 г. в 1,8 раза, а льняных тканей — в 2,14 раза. Производство шелковых тканей к концу пятилетки превышало уровень 1932 г. в 2,7 раза. Верхнего трикотажа в 1937 г. выпускалось в 3,9 раза, бельевого трикотажа — в 4,1, чулочно-носочных изделий в 2 раза больше, чем в 1932 г. Более чем удвоилось производство обуви.

Сокращение импорта сырья и новые запросы быстро развивавшегося народного хозяйства вызвали существенную перестройку в ассортименте продукции легкой промышленности. Индустриализация страны предъявляла значительный спрос на текстильные изделия производственного назначения. Почти заново было организовано и освоено производство всех видов технических тканей, выпуск которых быстро расширялся. Выпускались технические сукна для бумажной, пищевой и других отраслей, асбестовые и фильтровальные ткани для химической промышленности, автокорд, бельтинг для автомобильной и резиновой промышленности, ткани для сельскохозяйственного машиностроения, авиаполотно и парашютная ткань для авиационной промышленности, гранитоль и дерматин для транспорта, башмачная ткань и кирза для обувной промышленности, тканые приводные ремни различных видов для всех отраслей народного хозяйства. За годы первых двух пятилеток была создана собственная сетевязальная промышленность и наше рыболовство перешло на полное обеспечение отечественными сетями и делями. Полностью перешло на снабжение отечественным кордом шинное производство. Прекратился импорт и таких изделий, как дратвенная нитка, шпагат и т.п. Качество технических изделий вполне отвечало требованиям заказчиков.

Для повышения уровня удовлетворения потребностей населения осуществлялись мероприятия по расширению ассортимента и улучшению качества продукции. Повысился удельный вес меланжевых тканей, значительно расширился ассортимент одежных тканей, расцветка шерстяных тканей стала более разнообразной, увеличилась доля трикотажных изделий. Возрастал выпуск модельной обуви, было освоено новое производство заменителей подошвы, расширилась сеть индивидуального пошива в швейной и обувной промышленности и повысилось качество выполняемых работ.

Вместе с тем вопрос о качестве изделий народного потребления приобрел остроту, особенно в первые годы второй пятилетки. В связи с ощущавшимся недостатком сырья снизились требования к его качеству, ухудшалась его сортность и разнообразие ассортимента. В производстве тканей и обуви отменялся ряд операций. К примеру, при производстве тканей и обуви сокращались десятки операций. Ухудшились составы смесок при производстве тканей. Обувная промышленность ощущала недостаток тяжелого подошвенного материала. Все это отразилось на качестве продукции легкой промышленности. Помимо высокой доли брака имелись и другие признаки неудовлетворительного качества продукции. В хлопчатобумажной промышленности с 1930 г. получила широкое распространение выработка грубых разряженных тканей. В ассортименте хлопчатобумажных тканей оставались излишние, повторяющиеся артикулы. Снизился средний номер пряжи, а это вызвало разрыв между приготовительными и выпускными отделами прядения, привело к снижению выработки хлопчатобумажной пряжи и к усилению в первой половине 30-х годов диспропорции между прядением и ткачеством.

Ухудшение качества шерстяных изделий было связано с понижением доли шерсти в смеске и удельного веса камвольных тканей в пользу грубошерстных. Снижение качества и некоторое сужение ассортимента шелковых тканей произошли главным образом вследствие прекращения импорта сырья. По той же причине, как уже отмечалось, восстановление довоенного уровня в производстве шелковых тканей было достигнуто позднее, чем в других отраслях текстильной промышленности. Дальнейшему развитию способствовал тот факт, что в сырьевом балансе шелковой промышленности все большее значение приобретали искусственные волокна.

Изменения в ассортименте и качестве продукции коснулись и льняной промышленности. В 1931—1933 гг. были сняты с производства тонкие полотна, батисты и т.п., а взамен возрос выпуск тканей производственного назначения. В результате снизился средний номер льняной пряжи и средняя плотность льняных тканей.

И в трикотажной промышленности, развивавшейся бурными темпами, ассортимент изделий оставался скромным, в значительной степени преобладали хлопчатобумажные изделия. При выпуске в 1937 г. 23 млн. штук верхнего трикотажа только 0,4 млн. штук приходилось на долю шерстяных изделий и 6,6 млн. штук — на долю полушерстяных. Почти весь выпуск чулочно-носочных изделий — 395,7 млн. пар из общего количества в 419,3 млн. пар вырабатывался из хлопчатобумажной пряжи и только 2,5 млн. пар — из шерстяной и полушерстяной пряжи.

Партия и правительство приняли меры, направленные на повышение качества продукции. XVII съезд ВКП(б) указал на необходимость улучшить качество и ассортимент изделий во всех отраслях народного хозяйства, в том числе в текстильной промышленности, «повысить номерность пряжи, резко улучшить качество хлопчатобумажных и льняных тканей, увеличить удельный вес тонкосуконных и камвольных групп шерстяной промышленности, повысить удельный вес тонкой шерсти в тканях…»491 Постановлением СНК СССР от 17 декабря 1933 г. запрещалась выработка 23 сортов неудовлетворительных, разряженных тканей. В своем решении от 17 декабря 1933 г. Советское правительство выдвинуло задачу повышения качества продукции шерстяной промышленности. В сентябре 1937 г. СНК СССР принял специальное постановление об улучшении ассортимента хлопчатобумажных тканей.

Существенный перелом в сторону улучшения ассортимента и повышения качества изделий легкой промышленности произошел в 1934 г. Снятие с производства разряженных, непрочных и малоходовых тканей, заправка станков высококачественными, улучшенными и дефицитными сортами привели к значительному улучшению ассортимента текстильных изделий. В шерстяной промышленности, например, был увеличен процент вложения шерсти в состав смесей, повышались номера пряжи и плотность суровья, расширялся выпуск камвольных тканей, восстанавливался ряд отмененных до этого технологических операций (удаление узлов после стрижки, многократная стрижка, декатировка и т.п.) и вводился ряд новых процессов (сортировка лоскута по тонине и цвету, карбонизация полушерстяного лоскута и т.д.). В обувной промышленности точно так же восстанавливался ряд ранее отмененных операций и внедрялись новые искусственные кожи и другие заменители. Все это позволяло значительно расширить ассортимент выпускаемой обуви, повысить качество и улучшить ее внешний вид.

Легкая промышленность во второй пятилетке достигла заметных успехов. Значительно возросли объемы производства, повысился уровень техники, были созданы квалифицированные кадры. Однако даже имевшие место быстрые темпы развития легкой промышленности не могли в полной мере удовлетворять потребности страны. Спрос на ткани, обувь и другие изделия народного потребления сильно вырос — особенно в связи с громадным увеличением численности городского населения в процессе индустриализации страны и резким сокращением нетоварного (домашнего) потребления, которое было вызвано общим повышением потребностей и культурного уровня народных масс. Развитие легкой промышленности, хотя и значительное, не поспевало за интенсивным увеличением спроса на ее продукцию.

В годы второй пятилетки решались важнейшие вопросы развития легкой промышленности. Проводилась техническая реконструкция старых и строительство новых предприятий, создавались новые отрасли производства, расширялся ассортимент и повышалось качество продукции.

Учитывая возросший спрос населения на ткани, обувь и другие товары народного потребления, второй пятилетний план развития народного хозяйства СССР намечал значительное увеличение производства этих промышленных изделий — в 2,5 раза.

Одним из необходимых условий успешного выполнения заданий второй пятилетки по развитию легкой промышленности являлось ее обеспечение собственными сырьевыми ресурсами. В результате героического труда советских людей значительно расширилась и укрепилась сырьевая база легкой промышленности. Это позволило, увеличивая производство продукции, сократить закупки сырья за границей. Более того, экспорт хлопка-волокна в 1937 г. на 23,2 тыс. т (на 21,8 млн. руб.) превышал его импорт.

Среднегодовой валовой сбор (закупки) хлопка-сырца в период второй пятилетки достиг 1,84 млн. т против 1,03 млн. т в годы первой пятилетки471. Этому способствовало внедрение египетских и других длинноволокнистых сортов хлопка, а также создание селекционерами страны собственных длинно- и тонковолокнистых сортов хлопка.

Дефицит шерсти удалось устранить лишь отчасти. В предыдущий период шерстяная промышленность работала в основном на импортном сырье, которое составляло около 2/3 всего промышленного потребления шерсти. После 1932 г. импорт шерсти оставался примерно на одинаковом уровне (29,1 тыс. т в 1937 г.), а общие размеры заготовок овечьей шерсти существенно увеличились — с 37,7 тыс. т в 1932 г. до 73,3 тыс. т в 1937 г. Возрастание заготовок шерсти сопровождалось улучшением ее качества. Доля тонкой шерсти в 1937 г. составляла 14,3% против 11,8% в 1932 г., а полугрубой — соответственно 32% и 9,3%. В итоге удельный вес грубой шерсти сократился с 78,9% в 1932 г. до 53,7% в 1937 г.472

Хотя валовой сбор льна-волокна в первой пятилетке составлял в среднем за год 434 тыс. т, а во второй пятилетке сократился до 365 тыс. т, размеры государственных заготовок и закупок увеличились соответственно с 224 тыс. т до 277 тыс. т, или с 51,6% к общему сбору до 75,8%473. Вместе с тем продолжался вывоз льна, который служил важным источником получения валюты для покрытия общих расходов страны по импорту.

Для снабжения шелковой промышленности сырьевыми ресурсами налаживалось шелководство. В Средней Азии и Закавказье было построено 24 гренажных завода. Государственный гренаж способствовал ликвидации домашнего приготовления грены, увеличению урожайности и улучшению качества коконов. Сбор коконов (сырых) увеличился с 10,3 тыс. т в 1932 г. до 21,8 тыс. т в 1937 г.

Наряду со значительным расширением производства сырья осуществлялись коренные технические преобразования в отраслях по его первичной обработке. Шло строительство новых и проводилась перестройка старых хлопкоочистительных заводов, в результате чего увеличилась их пропускная способность. Широкая реконструкция хлопкоочистительных предприятий означала по существу создание заново технически развитой хлопкоочистительной промышленности. Вместо сотен мелких очистительных пунктов возникли заводы, оборудованные современной техникой и в большинстве своем полностью электрифицированные.

Капитальные вложения, направлявшиеся в хлопкоочистительную промышленность, составили за 1933—1937 гг. 238 млн. руб. Новые заводы строились в районах хлопководства — в Узбекистане, Каракалпакии, Киргизии и т.д. Наряду с ростом числа хлопкоочистительных заводов повышался технический уровень производственных мощностей, увеличивалась производительность оборудования. Почти в 2 раза повысилась выработка волокна на 1 пило-час, выход хлопка-волокна из сырца вырос с 31,9% в 1932 г. до 32,8% в 1937 г.474

Значительно поднялось производство хлопка-волокна. Если в конце первой пятилетки было выработано 395,3 тыс. т хлопка-волокна, то в 1937 г. его производство достигло 716,7 тыс. т, т.е. увеличилось более чем в 1,8 раза475. Текстильная промышленность в конце второй пятилетки уже полностью обеспечивалась собственным хлопковым волокном. Однако качество волокна оставалось недостаточно высоким, так как на предприятиях все еще преобладало устарелое оборудование (пильные джины). Более производительные валичные джины имелись только на шести заводах и не справлялись с очисткой даже тонковолокнистых селекционных сортов. Почти отсутствовали агрегаты для очистки хлопка от мусора, силовые установки были маломощными, не хватало оборудованных складских помещений.

Положительное влияние на развитие сырьевой базы шерстяной промышленности оказало создание крупных, современных предприятий горячей мойки шерсти. Были построены Харьковская, Марийская, Семипалатинская, Черниговская фабрики первичной обработки шерсти, значительно расширена Невинномысская фабрика. Уже в 1934 г. горячей мойкой обрабатывались 76% очищенной шерсти, в то время как в 1931 г. только 1/3.

Несмотря на заметные успехи в производстве шерсти, ее ресурсы все еще не покрывали внутренних потребностей страны. На протяжении второй пятилетки импорт шерсти составлял ежегодно от 25 до 30 тыс. т476.

Для улучшения снабжения волокном льняной промышленности были построены сотни льнозаводов. Удельный вес сырья заводской обработки в 1937 г. достиг более половины всего заготовленного льна-волокна. В результате расширения сети предприятий по первичной обработке льна увеличились отходы в виде короткого волокна, которое считалось тогда непрядильным. На основе использования короткого волокна получила развитие котонинная промышленность, создавшая дополнительные, хотя и неполноценные, сырьевые ресурсы для шерстяной и хлопчатобумажной промышленности.

Рост шелководства сопровождался развитием шелкомотальной промышленности. В Средней Азии и Закавказье строились шелкомотальные заводы и весь урожай коконов стал разматываться на местах. С возрастанием сырьевых ресурсов в районах, прилегающих к шелкомотальным фабрикам, последние укрупнялись и достраивались (Маргеланская, Ошская, Бухарская фабрики). Некоторые перерастали в комбинированные коконо-мотально-крутильно-ткацкие и красильно-отделочные предприятия, как, например, комбинаты в Кутаиси и Сталинабаде. В 1937 г. в стране действовали 37 шелкомотальных предприятий, мощностью в 3854 таза.

Много было сделано за годы второй пятилетки для улучшения снабжения сырьем предприятий кожевенно-обувной промышленности. Особенно быстро расширялся выпуск суррогатов кожи, что смягчало острый недостаток кожсырья. Это способствовало сооружению заводов по выпуску кожзаменителей. Делегации специалистов Наркомлегпрома выезжали в ряд стран Европы и в США, знакомились с технологией производства кожзаменителей и производили закупки оборудования477. Усилия работников промышленности направлялись прежде всего на увеличение выпуска тех суррогатных материалов, которые шли на удовлетворение нужд армии и укрепляли внешнеторговую независимость страны478. Была создана фактически новая отрасль промышленности по производству заменителей кожи и других обувных материалов.

Дефицит кожевенного сырья диктовал необходимость проведения жесткой экономии и мобилизации его ресурсов на местах. В 1933 г. были пересмотрены стандарты на кожсырье в крупной государственной промышленности479. Урезывались импортные сырьевые фонды для кустарной промышленности, последовательно проводился курс на сокращение до минимума ввоза сырья на основе мобилизации внутренних источников. Одной из мер смягчения дефицита кожсырья явилось более широкое использование свиных шкур, шкур морского зверя. К 1937 г. заготовки свиных шкур возросли до 13,2 млн. шт.480

В годы первой и второй пятилеток в СССР создавались также совершенно новые источники сырья для легкой промышленности. Среди них нужно прежде всего отметить расширение производства новых лубяных культур — южной конопли и, особенно, кенафа. Кенаф использовался как заменитель джута, ввоз которого из-за границы был прекращен. Посевы новых лубяных культур размещались преимущественно в районах Востока и Юго-Востока СССР, где раньше подобные культуры не выращивались. Это влекло за собой строительство в новых районах предприятий по производству мешочной тары, шпагата, канатов и т.п. изделий, необходимых для сельского хозяйства и раньше завозившихся из центральных районов страны.

Важным источником пополнения сырьевых ресурсов явилось развитие промышленности искусственного волокна, которая была фактически создана в годы первой пятилетки (в 1928 г. производилось всего 200 т искусственного волокна). В 1930—1935 гг. было налажено производство вискозного шелка и началось освоение вискозного штапельного волокна. Объем выпуска искусственного волокна достиг в 1937 г. 8,6 тыс. т против 2,8 тыс. т в 1932 г., т.е. увеличился в 3,1 раза481. Искусственное волокно становилось важной частью сырьевого баланса шелковой и трикотажной промышленности, а также текстильной галантереи, но его доля в общем балансе текстильного сырья оставалась небольшой.

Несмотря на существенные успехи, достигнутые в обеспечении легкой промышленности сырьем, все же ощущался сильный его недостаток. О напряжении, с каким осуществлялось снабжение сырьем текстильных фабрик, свидетельствуют следующие факты. В первой декаде сентября 1933 г. доставка хлопка в Москву производилась по графику, в котором устанавливались сроки поступления сырья каждый день по часам с указанием количества вагонов. В сентябре 1934 г. было выделено 30 воинских эшелонов для ускоренной вывозки хлопка из Средней Азии, назначались специальные бригады диспетчеров. В связи с нехваткой хлопка Наркомлегпрому разрешалось остановить работу ряда фабрик, республикам предлагалось принять срочные меры в целях ускорения развития хлопководства.

Важным условием развития легкой промышленности было создание отечественного производства технологического оборудования для предприятий текстильной, обувной и швейной промышленности.

Легкая промышленность — машиноемкая отрасль. Удельный вес машин в общей стоимости производственных основных фондов текстильной промышленности в 1937 г. составлял 40,9% против 30,4% по всей промышленности. При этом в хлопчатобумажной промышленности этот коэффициент равнялся 45,1%, в льняной — 40,4%, шерстяной — 38,4%. Доля же всего оборудования — рабочих машин, силовых установок, транспортных средств, инструмента составляла в легкой промышленности около 2/3 всех производственных основных фондов.

В годы второй пятилетки легкая промышленность получала все больше машин и оборудования отечественного производства. Строительство заводов первичной обработки текстильного сырья почти полностью обеспечивалось советским оборудованием. На крупнейших новостройках пятилетки — Ташкентском хлопчатобумажном комбинате (первая очередь), Барнаульском меланжевом комбинате, Костромском и Смоленском льняных комбинатах, Бакинском и Полтавском трикотажных комбинатах и ряде других новостроек также устанавливалось советское оборудование. При реконструкции предприятий и замене устаревшего и изношенного оборудования в основном устанавливались отечественные машины. В кожевенно-обувную промышленность стали поступать мездрильные, затяжные машины. Сильно расширился выпуск швейных машин — с 8,8 тыс. шт. в 1932 г. до 23,6 тыс. шт. в 1937 г., или в 2,7 раза482.

Однако в тот период в легкой промышленности все еще ощущалась нехватка оборудования, машин, запасных частей. Особенно остро нуждался в расширении парк машин для прядильных и приготовительных цехов текстильных фабрик. Отечественное машиностроение не могло полностью компенсировать сокращение импорта. Достаточно отметить, что за все годы второй пятилетки было ввезено текстильного оборудования на сумму около 40 млн. руб., т.е. значительно меньше, чем за один 1930 г.483 Этим, наряду с другими причинами, и объясняется относительно небольшой прирост мощностей в традиционных отраслях текстильной промышленности, а отчасти даже их некоторое сокращение. Например, в хлопкопрядении на конец первой пятилетки насчитывалось 8002 тыс. веретен, а на конец второй — 7877 тыс., т.е. на 125 тыс. веретен меньше, хотя вместе с тем часть оборудования подвергалась возобновлению на более высоком техническом уровне. Что же касается новых отраслей — трикотажной, первичной обработки текстильного сырья, то в них происходило быстрое наращивание мощностей. Количество чулочных и круглотрикотажных машин увеличилось за годы пятилетки более чем вдвое.

Для выполнения задач, поставленных страной перед легкой промышленностью во второй пятилетке, требовалась ее коренная техническая перестройка в рамках развертывавшейся реконструкции всего народного хозяйства и освоения новейших технических достижений. Государственные мероприятия по обеспечению легкой промышленности сырьем и оборудованием проводились в тесной связи с ее технической реконструкцией, с механизацией, конвейеризацией и совершенствованием технологии производства, рационализацией и внедрением поточных методов, улучшением культурно-бытовых условий труда.

Применительно к текстильной промышленности курс на широкую реконструкцию затруднялся тем, что на предприятиях отрасли находилось еще большое количество неиспользованного, хотя и устаревшего оборудования. План реконструкции в первой пятилетке текстильная промышленность выполнить не смогла, и к началу второй пятилетки ее техническая база оставалась изношенной и отсталой. В крупнейшей ее отрасли, в хлопчатобумажной промышленности, изношенность прядильного оборудования доходила до 38—40%, при этом малопроизводительные мюльные веретена составляли 30% всех прядильных веретен. Внедрение автоматических станков шло медленно. В 1932 г. удельный вес их составлял 10,7% от общего количества ткацких станков — 198 тыс. шт.484

Реконструкция текстильной промышленности в ходе выполнения второго пятилетнего плана шла как по линии перестройки и усовершенствования действующих мощностей, так и по линии нового строительства на основе повышения уровня механизации и автоматизации процессов производства. Техническое переоборудование прежде всего выражалось в замене старых, тихоходных и трудоемких типов оборудования более производительными, быстроходными и автоматизированными машинами. В хлопчатобумажной промышленности продолжалась замена мюльного оборудования более производительным (на 25%) ватерным; в шерстяной — внедрялись высокопроизводительные ватеры системы Хрущева; в льняной — ватеры советского изобретателя Зворыкина; в канатно-веревочном производстве — электроверетена с автоматическим остановом и самосъемами и т.д. Все новые прядильные машины выпускались с приборами высоких вытяжек. Приборы высокой вытяжки устанавливались и на старых прядильных и ровничных машинах. К концу второй пятилетки в хлопчатобумажной промышленности имелось около 929 тыс. приборов высоких вытяжек против 270 тыс. в 1931 г.485

Наряду с повышением доли ватерных машин в хлопчатобумажной промышленности увеличилось количество автоматических станков, удельный вес которых к концу второй пятилетки повысился с 10,7% в 1932 г. до 18,5%. Проводилось техническое усиление приготовительных отделов прядильных и ткацких фабрик. В прядильном производстве значительно улучшился процесс разрыхления путем расширения числа чесальных машин на аппарат; в ткацком производстве устанавливались быстроходные мотальные и сновальные машины; в отделочных цехах внедрялись способы ускоренной отделки тканей.

В передовую отрасль индустрии превратились кожевенное и обувное производство. На многих предприятиях осуществлялся ввод конвейеров, механизировались трудоемкие работы. Производственный цикл в кожевенном производстве в результате технической реконструкции и специализации предприятий сократился в 2—3 раза.

На предприятиях обувной промышленности внедрялось множество технических новшеств. Прежде всего изменились методы крепления резиновой подошвы, более широкое распространение получили прошивной и рантовой методы крепления. Если в 1931 г. этими способами выпускалось 13,3% всего количества обуви, то в 1934 г. — уже 38,7%. Был освоен метод горячей вулканизации. На передовых предприятиях цепь технологических процессов перестраивалась на научно-технической основе. С этой целью создавались специальные лаборатории. Внедрялись конвейеры с установленным ритмом работы. К концу пятилетки свыше 85% обуви производилось на крупных государственных предприятиях (в 1913 г. на долю крупных обувных фабрик приходилось лишь 5,3% всего выпуска обуви).

Во всей легкой промышленности осуществлялась модернизация оборудования и внедрялись частичные усовершенствования в целях более полного и эффективного использования действующих мощностей. Вместе с тем планы по установке нового оборудования и внедрению новой техники выполнялись не полностью. По плановым разработкам удельный вес автоматических ткацких станков в хлопчатобумажной промышленности в 1937 г. должен был повыситься до 40%, а достиг лишь 18,5%.

Наряду с повышением эффективности использования наличного оборудования развертывалось, хотя и в ограниченных размерах, новое строительство. В текстильной промышленности строились прежде всего прядильные фабрики, так как важным условием дальнейшего ее развития была ликвидация доставшейся в наследство от царской России диспропорции между ткачеством и прядением. Эта задача частично была решена в результате ввода в строй ряда новых прядильных фабрик в центральном районе.

Размещение новых строек планировалось в расчете на максимальное приближение предприятий легкой промышленности к источникам сырья и районам потребления, а также исходя из потребностей индустриализации ранее отсталых национальных окраин. Хлопчатобумажные фабрики и комбинаты были построены в Ленинакане, Фергане, Кировабаде, Баку, Ашхабаде, Ташкенте и Барнауле. К концу второй пятилетки на хлопчатобумажных новостройках национальных республик действовало 396,7 тыс. веретен, в том числе веретен высокой вытяжки — 85,4 тыс. и экстравысокой вытяжки — 129,8 тыс. Ткацкое оборудование этих предприятий, насчитывало 10 526 станков, в том числе 8985 станков-автоматов. Новостройки национальных республик в 1937 г. выпускали 170,5 тыс. метров готовой хлопчатобумажной ткани.

Строительство новых шелкокрутильных и шелкомотальных предприятий также сосредоточивалось в национальных районах: Кутаиси, Нухе, Маргелане, Ходженте, Сталинабаде, Чарджоу и др.

Усиленное внимание уделялось и реконструкции шерстомоек. В ряде районов СССР вступали в строй новые предприятия по первичной обработке шерсти. В Тбилиси начал выпускать продукцию мощный камвольно-суконный комбинат производительностью в 1070 тыс. м в год, была выстроена новая фабрика в Ингушетии и т.д.

Новостройки льняной промышленности размещались в основных льноводческих районах. Льняные комбинаты возводились в Смоленске, Орше и Костроме, чесальные фабрики — в Вязьме, Пскове, Вологде и т.д. В районах производства лубяного волокна уже в 1937 г. давали продукцию 518 заводов первичной обработки льна, 108 заводов первичной обработки пеньки и 63 завода по первичной обработке новых лубяных культур.

В годы второй пятилетки вводились в действие Бакинский и Полтавский трикотажные комбинаты; началось строительство трикотажных комбинатов в Новосибирске и Тбилиси, чулочной фабрики в Коканде (Узбекская ССР).

Строились новые обувные фабрики и коренным образом перестраивались старые предприятия: «Парижская Коммуна» и «Буревестник» в Москве, им. Микояна в Ростове-на-Дону, Сарапульская фабрика в Удмуртской АССР, фабрики в Тбилиси, Ташкенте, Свердловске, Полтаве, Минске и других городах. В Чите вырос овчинно-шубный комбинат. Стали давать продукцию 11 новых предприятий по изготовлению заменителей кожи — завод искусственной кожи в Кирове, комбинат искусственной подошвы в Иванове, московские заводы пласткожи, завод искусственных кождеталей в Александрове, Ленинградская фабрика спецкартона, Таганрогская фабрика обувных деталей и др.

Общая стоимость производственных основных фондов в легкой промышленности — текстильной, швейной, кожевенно-обувной и меховой (в ценах соответствующих лет) возросла весьма значительно — с 2962,4 млн. руб. на конец 1932 г. до 4212 млн. на конец 1936 г., или в 1,4 раза. Рост производственных основных фондов во всей промышленности за тот же период был более интенсивным — он увеличился в 2,56 раза в ценах соответствующих лет и в 2,21 раза в сопоставимых ценах486. Это отражало курс на форсированное развитие тяжелой индустрии. Вместе с тем прогресс индустриализации страны позволил уже в ходе второй пятилетки на основе развития тяжелой промышленности обеспечить почти полностью собственными силами такое расширение производственных основных фондов легкой промышленности, которое намного превышало темпы предшествующего развития. Для интенсивности обновления производственных основных фондов легкой промышленности характерны следующие данные. В текстильной промышленности к началу 1937 г. на долю новых фабрик, построенных за годы первой и второй пятилеток, а также реконструированных предприятий приходилось 39% всей имевшейся стоимости производственных основных фондов. То же соотношение в швейной промышленности, которая за этот период по существу была создана заново, достигло 93,4%, а в кожевенно-меховой и обувной, которая была переведена с кустарной на крупнопромышленную основу, составляло 74,8%487.

Расширение производственных основных фондов легкой промышленности и обновление ее производственных мощностей явилось результатом роста капитальных вложений, ввода в строй новых мощностей в годы второй пятилетки. Годовые капитальные вложения только по Наркомлегпрому возросли с 498 млн. руб. в 1933 г. до 1111 млн. руб. в 1936 г. в ценах соответствующих лет, или номинально — в 2,23 раза, а по физическому объему (в сопоставимых ценах) — примерно в 1,92 раза. Почти такими же быстрыми темпами увеличивались годовые объемы ввода в строй производственных основных фондов — с 414 млн. до 842 млн. руб. в ценах соответствующих лет, или номинально в 2,03 раза, а по физическому объему примерно в 1,75 раза. Отрицательной стороной капитального строительства по Наркомлегпрому явилось увеличение незавершенного строительства с 55% годового объема капитальных вложений в 1933 г. до 64% в 1936 г. Однако в последующие годы осуществлялось сосредоточение капитальных вложений, и доля незавершенного строительства уменьшилась.

В связи с реконструкцией предприятий легкой промышленности и их оснащением новой техникой возникла задача подготовки обученных кадров, способных эффективно использовать новые машины, станки, аппараты. В профессиональной подготовке текстильщиков, обувщиков, швейников происходили существенные сдвиги; возник ряд новых профессий, повышался культурно-технический уровень рабочих, увеличивалось число инженеров и техников. Широко проводились мероприятия по повышению квалификации рабочих: расширялась сеть фабрично-заводского обучения, проводились технический инструктаж, сдача техминимума и т.д.

Значительно возросла общая численность рабочих в легкой промышленности. В крупной текстильной промышленности в 1937 г. она составила 1099,3 тыс. человек против 823,3 тыс. в 1933 г., в кожевенномеховой и обувной промышленности соответственно 341,7 тыс. и 262,8 тыс., в швейной — 392,2 тыс. и 281,7 тыс. человек488.

Весьма важной проблемой в эти годы была проблема стабильности кадров для легкой промышленности. Ни в одной отрасли промышленности не было такой текучести рабочей силы, как среди текстильщиков. В хлопчатобумажной промышленности в 1932 г. число уволившихся с предприятий доходило до 72,2% к общему числу всего производственного персонала. Примерно такое же положение складывалось и в 1937 г., когда с предприятий уходило ежемесячно от 2,5 до 5,5% всех рабочих. Особенно пагубно сказывалась на производстве текучесть рабочей силы в летние месяцы, когда она становилась прямой причиной снижения объемов производства.

Текучесть рабочей силы оказывала влияние на уровень квалификации кадров. Такое положение объяснялось неудовлетворительной организацией труда, невыполнением норм выработки вследствие недостаточного технического ухода за оборудованием и связанными с этим потерями в заработной плате.

Развитию легкой промышленности во многом способствовало широко развернувшееся в годы второй пятилетки стахановское движение, направленное на лучшее освоение и использование новой техники, повышение производительности труда. Инициаторами этого движения в легкой промышленности были ткачихи Вичугской фабрики Евдокия и Мария Виноградовы, перешедшие на обслуживание 114 станков вместо 40 по норме, рабочий-затяжчик Ленинградской фабрики «Скороход» Н. С. Сметанин, который стал перетягивать 1400 пар обуви за смену вместо 680 по норме, а минский рабочий Г. Скабло — 2100 пар вместо 700 по норме.

Стахановцы прядильной фабрики им. Калинина выдвинули идею организации по всем переходам сквозной стахановской бригады. Это была новая форма социалистической организации труда, которая повышала ответственность каждого участка производственного процесса за количество и качество вырабатываемой продукции, устраняла обезличку. Сквозные стахановские бригады получили широкое распространение на текстильных фабриках, где достигались заметные результаты; например на фабрике им. Калинина резко снизился брак (с 2,45% до 0,22%).

Стахановское движение не было движением одиночек. В его поток вливались десятки тысяч рабочих. В 1937 г. в хлопчатобумажной промышленности 20% всех рабочих были стахановцами, в шерстяной — 34%, в шелковой — 32%.

В результате механизации и конвейеризации производства, распространения социалистического соревнования и передовых методов работы резко увеличилась производительность труда. Ее повышение в легкой промышленности обеспечивалось в значительной мере мобилизацией внутренних резервов, имевшихся на промышленных предприятиях. Решающую роль в раскрытии этих резервов и их использовании для дальнейшего увеличения производительности труда сыграли рабочие кадры, повышению уровня квалификации которых в годы второй пятилетки уделялось особое внимание.

Среди факторов повышения производительности труда следует отметить улучшение использования рабочего времени. Резко уменьшилось число неявок на работу по неуважительным причинам (прогулы).

Постановление СНК СССР от 16 сентября 1937 г. об улучшении работы хлопчатобумажной и других отраслей текстильной промышленности было нацелено на дальнейшее совершенствование организации производства и повышение производительности труда. Проводился ряд мероприятий по лучшему использованию оборудования, правильной организации ремонта, установлению единых норм выработки, упорядочению оплаты труда.

В целом производительность труда — выработка на одного рабочего в ценах 1926/27 г. — в хлопчатобумажной и шерстяной промышленности с 1932 по 1937 г. увеличилась соответственно на 42,5 и 51,3%, в кожевенно-обувной — на 24,4%489. Повышение производительности труда приводило к снижению себестоимости продукции в сопоставимых ценах, о чем свидетельствовало сокращение доли заработной платы в себестоимости продукции, например в хлопчатобумажной промышленности с 23,2% в 1932 г. до 16,6% в 1937 г.490

Объем производства легкой промышленности за годы второй пятилетки значительно увеличился. В 1937 г. валовая продукция легкой промышленности в ценах 1926/27 г. увеличилась в 2,6 раза по сравнению с уровнем 1928 г. и в 1,73 раза по сравнению с 1932 г. Это означало, что среднегодовые темпы роста на протяжении почти десятилетия достигали 11,2% (11,6% за 1933—1937 гг.). Столь быстрые темпы расширения производства важнейших предметов потребления в наиболее напряженный период социалистической индустриализации намного превосходили темпы развития капиталистических стран в период их подъема. Валовая продукция крупнейшей отрасли — текстильной промышленности — в ходе второй пятилетки возрастала такими же быстрыми темпами — в 1,78 раза. При этом особенно быстро расширялся выпуск шелковой и трикотажной продукции — соответственно в 2,74 и 2,31 раза. Значительными темпами продолжался рост валовой продукции швейной промышленности, достигшей коэффициента 1,56 в 1937 г. по сравнению с 1932 г., увеличившейся в 3,57 раза в сравнении с 1928 г. Увеличивалась продукция кожевенной, меховой и обувной промышленности — за 1933—1937 гг. в 1,74 раза, а по сравнению с 1928 г. — в 2,9 раза. Таким образом, хотя темпы роста валовой продукции легкой промышленности за исследуемый период уступали темпам тяжелой промышленности (рост в 2,39 раза), они были весьма высокими в абсолютном отношении и намного превышали дореволюционные темпы развития.

Расширение выпуска важнейших изделий по отдельным отраслям шло неодинаково, как это видно из данных табл. 15.

Таблица 15

Производство основных изделий легкой промышленности СССР*

 

1913 г.

1932 г.

1933 г.

1934 г.

1935 г.

1936 г.

1937 г.

1937 г., в % к 1913 г.

1937 г., в % к 1932 г.

Хлопчатобумажная пряжа, тыс. т

271,0

355

367

388

384

477

533

196,7

150,1

Хлопчатобумажные ткани, млн. пог. м

2582

2694

2732

2733

2640

3270

3448

133,5

128,0

Шерстяная пряжа, тыс. т

46,5

71,0

67,5

61,0

65,6

72,2

76,6

164,7

107,9

Шерстяные ткани, млн. пог. м

103,0

88,7

86,1

77,9

84,0

101,5

108,3

105,1

122,1

Льняная пряжа, тыс. т

53,3

54,5

57,6

66,8

83,0

101,6

97,5

182,9

178,9

Льняные ткани, млн. пог. м

120,0

133,6

140,5

162,1

215,6

295,2

285,2

237,6

213,5

Шелковые ткани, » » »

42,6

21,5

26,0

31,4

38,2

51,7

58,9

138,3

274,0

Верхний трикотаж, млн. шт.

11,7

17,2

22,4

26,0

35,9

45,1

385,5

Бельевой » » »

27,3

36,1

53,7

63,2

85,9

111,5

408,4

Чулочно-носочные изделия, млн. пар

208,0

250,9

322,9

340,7

358,7

408,6

196,4

Обувь кожаная, млн. пар

60,0

86,9

90,3

85,4

103,6

143,2

182,9

304,8

210,5

Резиновая обувь, » »

27,9

64,7

62,2

65,0

76,4

82,0

84,6

303,2

130,8

* «Промышленность СССР». М., изд-во «Статистика», 1964, стр. 361, 364, 384, 399.

** В границах СССР до 17 сентября 1939 г.

Выработка хлопчатобумажных и шерстяных тканей вплоть до 1935 г. сравнительно мало превышала уровень начала первой пятилетки, а порой даже была несколько ниже. Замедленное движение ее объяснялось затруднениями в снабжении сырьем, возникавшими в связи с резким сокращением импорта. С 1936 г. на основе расширения собственной сырьевой базы выпуск изделий начал быстро расти, превысив в 1937 г. уровень 1932 г. по хлопчатобумажным тканям на 28%, а по шерстяным — на 22,1%.

Более быстрыми темпами в годы второй пятилетки развивались другие отрасли легкой промышленности. Выпуск льняной пряжи в 1937 г. увеличился по сравнению с 1932 г. в 1,8 раза, а льняных тканей — в 2,14 раза. Производство шелковых тканей к концу пятилетки превышало уровень 1932 г. в 2,7 раза. Верхнего трикотажа в 1937 г. выпускалось в 3,9 раза, бельевого трикотажа — в 4,1, чулочно-носочных изделий в 2 раза больше, чем в 1932 г. Более чем удвоилось производство обуви.

Сокращение импорта сырья и новые запросы быстро развивавшегося народного хозяйства вызвали существенную перестройку в ассортименте продукции легкой промышленности. Индустриализация страны предъявляла значительный спрос на текстильные изделия производственного назначения. Почти заново было организовано и освоено производство всех видов технических тканей, выпуск которых быстро расширялся. Выпускались технические сукна для бумажной, пищевой и других отраслей, асбестовые и фильтровальные ткани для химической промышленности, автокорд, бельтинг для автомобильной и резиновой промышленности, ткани для сельскохозяйственного машиностроения, авиаполотно и парашютная ткань для авиационной промышленности, гранитоль и дерматин для транспорта, башмачная ткань и кирза для обувной промышленности, тканые приводные ремни различных видов для всех отраслей народного хозяйства. За годы первых двух пятилеток была создана собственная сетевязальная промышленность и наше рыболовство перешло на полное обеспечение отечественными сетями и делями. Полностью перешло на снабжение отечественным кордом шинное производство. Прекратился импорт и таких изделий, как дратвенная нитка, шпагат и т.п. Качество технических изделий вполне отвечало требованиям заказчиков.

Для повышения уровня удовлетворения потребностей населения осуществлялись мероприятия по расширению ассортимента и улучшению качества продукции. Повысился удельный вес меланжевых тканей, значительно расширился ассортимент одежных тканей, расцветка шерстяных тканей стала более разнообразной, увеличилась доля трикотажных изделий. Возрастал выпуск модельной обуви, было освоено новое производство заменителей подошвы, расширилась сеть индивидуального пошива в швейной и обувной промышленности и повысилось качество выполняемых работ.

Вместе с тем вопрос о качестве изделий народного потребления приобрел остроту, особенно в первые годы второй пятилетки. В связи с ощущавшимся недостатком сырья снизились требования к его качеству, ухудшалась его сортность и разнообразие ассортимента. В производстве тканей и обуви отменялся ряд операций. К примеру, при производстве тканей и обуви сокращались десятки операций. Ухудшились составы смесок при производстве тканей. Обувная промышленность ощущала недостаток тяжелого подошвенного материала. Все это отразилось на качестве продукции легкой промышленности. Помимо высокой доли брака имелись и другие признаки неудовлетворительного качества продукции. В хлопчатобумажной промышленности с 1930 г. получила широкое распространение выработка грубых разряженных тканей. В ассортименте хлопчатобумажных тканей оставались излишние, повторяющиеся артикулы. Снизился средний номер пряжи, а это вызвало разрыв между приготовительными и выпускными отделами прядения, привело к снижению выработки хлопчатобумажной пряжи и к усилению в первой половине 30-х годов диспропорции между прядением и ткачеством.

Ухудшение качества шерстяных изделий было связано с понижением доли шерсти в смеске и удельного веса камвольных тканей в пользу грубошерстных. Снижение качества и некоторое сужение ассортимента шелковых тканей произошли главным образом вследствие прекращения импорта сырья. По той же причине, как уже отмечалось, восстановление довоенного уровня в производстве шелковых тканей было достигнуто позднее, чем в других отраслях текстильной промышленности. Дальнейшему развитию способствовал тот факт, что в сырьевом балансе шелковой промышленности все большее значение приобретали искусственные волокна.

Изменения в ассортименте и качестве продукции коснулись и льняной промышленности. В 1931—1933 гг. были сняты с производства тонкие полотна, батисты и т.п., а взамен возрос выпуск тканей производственного назначения. В результате снизился средний номер льняной пряжи и средняя плотность льняных тканей.

И в трикотажной промышленности, развивавшейся бурными темпами, ассортимент изделий оставался скромным, в значительной степени преобладали хлопчатобумажные изделия. При выпуске в 1937 г. 23 млн. штук верхнего трикотажа только 0,4 млн. штук приходилось на долю шерстяных изделий и 6,6 млн. штук — на долю полушерстяных. Почти весь выпуск чулочно-носочных изделий — 395,7 млн. пар из общего количества в 419,3 млн. пар вырабатывался из хлопчатобумажной пряжи и только 2,5 млн. пар — из шерстяной и полушерстяной пряжи.

Партия и правительство приняли меры, направленные на повышение качества продукции. XVII съезд ВКП(б) указал на необходимость улучшить качество и ассортимент изделий во всех отраслях народного хозяйства, в том числе в текстильной промышленности, «повысить номерность пряжи, резко улучшить качество хлопчатобумажных и льняных тканей, увеличить удельный вес тонкосуконных и камвольных групп шерстяной промышленности, повысить удельный вес тонкой шерсти в тканях…»491 Постановлением СНК СССР от 17 декабря 1933 г. запрещалась выработка 23 сортов неудовлетворительных, разряженных тканей. В своем решении от 17 декабря 1933 г. Советское правительство выдвинуло задачу повышения качества продукции шерстяной промышленности. В сентябре 1937 г. СНК СССР принял специальное постановление об улучшении ассортимента хлопчатобумажных тканей.

Существенный перелом в сторону улучшения ассортимента и повышения качества изделий легкой промышленности произошел в 1934 г. Снятие с производства разряженных, непрочных и малоходовых тканей, заправка станков высококачественными, улучшенными и дефицитными сортами привели к значительному улучшению ассортимента текстильных изделий. В шерстяной промышленности, например, был увеличен процент вложения шерсти в состав смесей, повышались номера пряжи и плотность суровья, расширялся выпуск камвольных тканей, восстанавливался ряд отмененных до этого технологических операций (удаление узлов после стрижки, многократная стрижка, декатировка и т.п.) и вводился ряд новых процессов (сортировка лоскута по тонине и цвету, карбонизация полушерстяного лоскута и т.д.). В обувной промышленности точно так же восстанавливался ряд ранее отмененных операций и внедрялись новые искусственные кожи и другие заменители. Все это позволяло значительно расширить ассортимент выпускаемой обуви, повысить качество и улучшить ее внешний вид.

Легкая промышленность во второй пятилетке достигла заметных успехов. Значительно возросли объемы производства, повысился уровень техники, были созданы квалифицированные кадры. Однако даже имевшие место быстрые темпы развития легкой промышленности не могли в полной мере удовлетворять потребности страны. Спрос на ткани, обувь и другие изделия народного потребления сильно вырос — особенно в связи с громадным увеличением численности городского населения в процессе индустриализации страны и резким сокращением нетоварного (домашнего) потребления, которое было вызвано общим повышением потребностей и культурного уровня народных масс. Развитие легкой промышленности, хотя и значительное, не поспевало за интенсивным увеличением спроса на ее продукцию.